авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«Всемирный фонд природы УДК 502.4 УТВЕРЖДАЮ Директор Всемирного фонда природы ...»

-- [ Страница 6 ] --

2. Можжевеловые леса и редколесья из трех видов можжевельника: Juniperus excelsa, J. foetidissima, J. oxycedrus, характерны для приморских склонов нижнего пояса средиземноморской растительности. Они имеют наиболее высокую природоохранную значимость, т.к. в них сосредоточено максимальное число редких, охраняемых и уязвимых видов растений. В шибляках и фисташково-можжевеловых лесах приморских склонов встречается наибольшее количество средиземноморских видов и эндемиков (Juniperus foetidissima, J. excelsa, J. oxycedrus, Ephedra distachya, Pistacia mutica, Lonicera etrusca, Anacamptis piramidalis, Veronica filifolia, Asphodeline taurica, Campanula komarovii, Seseli ponticum, Salvia ringens, Fumana procumbens, Hypericum ponticum, Convolvulus cantabrica, Sideritis taurica, Fibigia eriocarpa, Teucrium polium, Erysimum callicarpum, Alyssum obtusifolium), многие из которых внесены в Красную книгу России и Краснодарского края.

3. Места произрастания тиса ягодного (Taxus baccata), зарегистрированы в Лобановой щели и на хребте Маркотх.

Реликтовые сообщества.

1. Первичный шибляк с доминированием дуба пушистого (Quercus pubescens) – деривата третичной флоры – зафиксированы в нижнем поясе лесов средиземноморского типа.

2. Сообщества фисташки туполистной (Pistacia mutica), ценоареал которой простирается от г. Анапы до г. Новороссийска и общая площадь его в этой части ареала составляет всего 232 га.

3. Широколиственные леса с участием тиса ягодного и др. реликтовых видов в средней и верхней частях пояса широколиственных лесов Западного Кавказа.

4. Сообщества шибляка с участием сосны Коха (Pinus kochiana). Характерны для северного макросклона хребта Навагир.

Критические места обитания – рефугиумы редких, эндемичных и охраняемых видов.

1. Береговые черноморские обрывы с уникальной эндемичной флорой петрофильных видов.

2. Нагорно-ксерофитные группировки с эндемичной средиземноморской флорой. Сюда относятся: а) участки нагорных степей с большим количеством редких и краснокнижных видов на хребте Навагир (в районе Сухого лимана), на склонах в бассейне р. Сукко;

б) участки реликтовых горных степей с преобладанием асфоделиново-ковыльных и ковыльно-жасминово-кринитариевых сообществ с узко эндемичной флорой на хребте Маркотх.

Экосистемы Западного Кавказа подвержены весьма существенной антропогенной нагрузке. Отсутствие современных технологий рационального природопользования в горах, не работающая на местах законодательная база, бытующее мнение о неисчерпаемости природных ресурсов, крайне низкая экологическая культура взаимоотношений человека с природой ощутимо отразились на природных комплексах региона. Антропогенный пресс на природную среду горных районов за последнее время вызвал ряд отрицательных экологических последствий: изменился водный баланс и химический состав многих рек Западного Кавказа, снизилась и продолжает уменьшаться численность фоновых видов животных, являющихся объектами элитных охот, идет интенсивная деградация лесных площадей из-за неумеренного пользования лесными ресурсами – вырубок, воздействия неуправляемых пожаров, неограниченного в прошлом выпаса скота на лесных площадях (Онищенко, Салпагаров, 2001).

4.2 Оценка историко-культурного наследия территории Первые материальные свидетельства появления человека в прибрежной зоне полуострова относятся к энеолиту. В III тысячелетие до н. э. здесь обитали племена майкопской культуры, а в эпоху бронзы (II – начало I тыс. до н. э.) имеются литературные свидетельства жизни племен дольменной культуры (в долине р. Дюрсо). Эти племена вели преимущественно кочевой образ жизни.

В районе полуострова Абрау дольмены были обнаружены в прошлом веке в верховьях рек Дюрсо, Озереевки и долине Сукко. Однако в 1960-х гг. в верховьях реки Дюрсо сохранившиеся дольмены были разбиты на камень при плантаже виноградников, и в долине Сукко они также были разрушены. Их остатки сохранились лишь в верховьях реки Озереевки.

VI веком до н. э. датируется начало древнегреческой колонизации северного Причерноморья. В это время здесь был основан ряд городов-колоний, а местные племена постепенно становились оседлыми, что существенно меняло характер их воздействия на природные экосистемы полуострова Абрау. Обнаруженные остатки строений, каменоломни, амфоры для хранения вина, свидетельствуют о наличие относительно больших каменных зданий, о развитии вокруг городов виноградарства, то есть преобразование части природных экосистем в сельскохозяйственные. Летом 2007 года студентами географического факультета МГУ среди прибрежных захоронений между поселком Малый Утриш и Лобановой щелью была найдена целая амфора предположительно этого времени. Однако освоение ландшафтов в то время, скорее всего, имело лишь очаговый характер и охватывало лишь самые удобные для сельского хозяйства участки вокруг боспорских городов.

В устье Лобановой щели в 1982 г. был обнаружен могильник VI-II вв. до н. э. На этом памятнике довольно полно представлены почти все основные периоды существования местного населения, жившего в то время на Черноморском побережье. К настоящему времени здесь выявлено 15 каменных гробниц со скелетными останками и многочисленными предметами быта. Расположение гробниц на морском побережье, а также некоторые находки из могильника (грузила, кости рыб и дельфинов) позволяют утверждать, что хозяйство этого населения было тесно связано с морем. Находки серповидных ножей, обломки зернотерки, возможно, указывают на занятие местного населения земледелием.

Также в долине реки Дюрсо был найден и исследован обширный могильник конца V IX вв. – эпохи великого переселения народов. Вероятно, захоронения были оставлены готами тетракситами и их потомками. Всего в Дюрсо исследовано 525 захоронений, получено более 5000 предметов, что ставит могильник в ряд с лучшими памятниками Великого переселения народов в Европе. В могильнике найдено много посуды, украшений, деталей одежды, оружия и орудий труда. Рядом с воинами были захоронены боевые кони. Редким является и захоронения раннесредневекового ювелира с инструментами, сырьем и образцами продукции.

Пока во всей Европе известно только пять подобных комплексов. Ряд захоронений можно связать с аварами, хазарами и уграми. Многочисленные привозные предметы говорят о торговых контактах с Византией.

В местности около поселка Сукко одной из небольших речных долин находятся древние захоронения, о которых практически ничего неизвестно. Судя по тому, что большинство захоронений вскрыто «черными» копателями, захоронения относятся к достаточно раннему периоду. Позднесредневековые захоронения обычно не вызывают такого «интереса» и не грабятся так системно. Из отличительных особенностей отмечается достаточно маленькая ширина могил, которая составляет иногда 30 см. Стенки захоронений сделаны из тонких плит местного камня - мергеля. О том, накрывались ли могилы камнями, либо плитами ничего определенного сказать нельзя. Также отмечается своеобразность в расположении могил: некоторые могилы располагаются квадратом. В середине такого квадрата, возможно, также было некоторое захоронения (или просто углубление, куда помещали что-то или чьи-то останки).

Стоит отметить и тот факт, что район к востоку и юго-востоку от Большого Утриша мало исследован в археологическом плане: лишь на Малом Утрише в 1986-1988 гг.

экспедиция археологической лаборатории Кубанского государственного университета проводила под руководством к.и.н. Ждановского А.М. раскопки крепости, относящейся к раннему средневековью. Раскопки здесь проводили также А.В. Дмитриев в 1984 г. и экспедиция Кубанского университета во главе с И.И. Марченко в 1989 г., которые подтвердили существование в XIII веке в прибрежной зоне полуострова средневековых земледельческих поселков, связанных, скорее всего с Трапезундской империей, наследницей Византии, пытавшейся закрепиться в этом регионе. Но после кратковременного существования они оказались брошенными, как и крепость в поселке Малый Утриш.

Археологи под руководством известного историка А.В. Дмитриева много лет вели здесь раскопки, подтвердившие огромную ценность этого региона. Однако древние могильники этих мест до сих пор ежегодно варварски разоряются и уничтожаются как так называемыми «черными археологами», так и обыкновенными туристами. Сохранение культурного наследия в современных условиях возможно только при условии обеспечения эффективной охраны этих памятников, которое может быть достигнуто путем придания данной территории статуса государственного природного заповедника. В устье Лобановой в обращенном к морю обрыве левого склона в 1982 г. А.В. Дмитриевым были обнаружены остатки каменных сооружений могильника античного времени. Памятник исследовался два полевых сезона: в 1984 г. раскопано 7 (Дмитриев, 1984), в 1990 г. – 8 каменных гробниц (Малышев, 1990). Сооружения могильника перекрывали мощные естественные отложения осадочного (продукты ежегодного смыва грунта по склону – суглинок с мелкой щебенкой) и оползневого происхождения (в основном, крупный щебень – результат сползания к морю скального выступа) общей толщиной около 2 м, а также культурный слой эпохи средневековья. Погребальные сооружения располагались довольно плотно на площади могильника, расстояние между могилами составляло в среднем 1м. Они были сориентированы по оси Запад-Восток. Разница уровней дна в гробницах соседних рядов составляла 0,5-1 м (рисунки 4.2.1-4.2.3).

Рис. 4.2.1 – План расположения гробниц на могильнике «Лобанова щель»

(раскопки 1984 и 1990 гг.) и рисунок одного из захоронений (по Дмитриев, 1984) Конструктивные особенности гробниц позволяют выделить три группы погребальных сооружений. Наиболее многочисленны каменные ящики – 80%. Основная масса этих гробниц представляла собой каменные ящики, сложенные из отесанных песчаника и расположенные внутри кольцевых обкладок. Судя по сохранившимся обкладкам двух погребений высотой около 0,5 м., кольцевая каменная обкладка имела два уровня: нижний (как правило, один ряд), состоящий из массивных камней, который препятствовал деформациям, складыванию вовнутрь стенок ящика, и верхний уровень, который сооружался над плитами ящика.

Аналогичные конструкции засвидетельствованы на могильниках в Широкой балке, у хутора Рассвет, на поле ОПХ «Анапа», у соленого озера и др.

Погребальный обряд. Гробницы, судя по захоронению в них двух либо большего числа умерших разной половозрастной принадлежности, являлись семейными или родовыми усыпальницами. Одиночные захоронения редки и были, по-видимому, какими-то экстраординарными событиями в истории этого коллектива.

Рис. 4.2.2 – Вид могильника «Лобанова щель» в античное время (реконструкция) (по Дмитриев, 1984).

Умерших укладывали, как правило, на спину одного подле другого, головой на восток, что довольно типично для погребального обряда этого населения в целом. При подзахоранивании, если недоставало места, умершего укладывали поверх костяков.

Перекрывающий нижний костяк грунт, проникавший сюда с грунтовыми водами, свидетельствует о значительном промежутке времени, разделяющем эти захоронения.

Практиковалось также сдвигание останков к северной стенке ящика. Создается впечатление, что захоронения более двух умерших в одной гробнице в могильниках в окрестностях Горгиппии (Анапы) встречаются реже, чем на более южных памятниках, в окрестностях современного Новороссийска, где эта традиция известна и в раннескифскую эпоху (могильник Большие Хутора: Дмитриев А.В., 1976, с.20).

Рис. 4.2.3 – Распространение памятников типа «могильника Лобанова щель» (по Дмитриев, 1984): 1 – Лобанова щель;

2 – Соленое озеро;

3 – Большие Хутора;

4 – Широкая Балка (раскопки Н.А. Онайко);

5 – Широкая Балка (раскопки А.В.Дмитриева);

б – Цемдолинский могильник;

7 – Владимировский могильник;

8 – Шесхарис;

9 – могильник в Новороссийске;

10 – у хутора Рассвет;

11 – Алексеевка;

12 – Красная Скала;

13 – Красный Курган;

14 – Воскресенский;

15 – ОПХ «Анапа».

В раннем средневековье происходит формирование народности адыгов (черкесов), которые заселяли черноморское побережье Северо-Западного Кавказа вплоть до XIX века.

Известно, что в районе исследований на территории поселка Малый Утриш в XIII в.

существовало средневековое поселение, о чем свидетельствует большое число адыгских захоронений в районе поселка, а также в Лобановой щели. Основными занятиями адыгов были скотоводство, земледелие, охота, велась обширная торговля со странами Востока и Запада. Вместе с тем территориальный характер природопользования в то время изучен недостаточно. Имеются данные о том, что распределение лесной растительности значительно отличалось от современного. В частности, в горах имелись большие безлесные пространства, занятые сенокосами, пастбищами и полями. По данным А.В. Верещагина (1971) на таких безлесных пространствах, однако, сохранялись отдельные деревья, рощицы, кустарники.

Некоторые сообщества в труднодоступных и неблагоприятных для использования в сельском хозяйстве местах также не были уничтожены.

После окончания Кавказской войны и заселения этой территории казаками структура землепользования существенно изменилась. Как отмечает В.П. Малеев (1940), казаки заняли места по предгорьям Главного Кавказского хребта, где первоначально площади пастбищ, пахотных земель и леса соотносились как девять к одному, теперь же это соотношение стало обратным, леса стало в девять раз больше, чем безлесных пространств. Благоприятный климат и низкая плотность населения способствовали быстрому восстановлению лесов – за 20-30 лет после прекращения антропогенного воздействия. Обращает на себя внимание поразительная одновозрастность дубняков в междуречьях рек Белой и Псекупса (V класс возраста), причем максимальный возраст дубрав практически соответствует времени выселения адыгов.

В 1870 году на территории полуострова Абрау было организовано имение Абрау Дюрсо, а с 1872 года начато разведение винограда. Непосредственно Лобанова щель получила свое название благодаря располагавшемуся здесь до 1917 года имению князей Лобановых Ростовских.

Во время Великой Отечественной войны на территории полуострова действовали антифашистские партизанские отряды, о чем свидетельствует памятник юному партизану – Анатолию Алехину – находящийся в самом верховье III Топольной щели.

В настоящий момент в границах Абрауского участка планируемого заповедника «Утриш» имеются два объекта, числящихся в Государственном списке объектов культурного наследия Краснодарского края под номерами соответственно 372 и 373:

– «Курганная группа. Село Сукко. 5 км к востоку от села, у молочно-товарной фермы совхоза «Кавказ», на левом берегу р. Сукко»;

– «Курганная группа (свыше 100 насыпей). Тополиная щель, 1 км от берега Черного моря, на правом берегу горной речки».

Оба объекта, являющихся памятниками археологии, поставлены на государственную охрану Решением Исполнительного комитета Краснодарского краевого Совета депутатов трудящихся № 63 от 29 января 1975 года и имеют региональную (ранее – местную) категорию охраны. Приблизительность ориентировок расположения памятников и обобщенность формулировок названий свидетельствуют о том, что эти объекты слабо введены в научный и хозяйственный оборот. Между тем, подъемный материал, обнаруженный в разное время в указанном районе (урочище Кедровый бугор, щели Калинова, Водопадная и др.), свидетельствует, что реальное число археологических объектов в районе Утриш – хребет Навагир – р. Сукко явно больше внесенных в государственный список объектов культурного наследия.

Участок акватории создаваемого заповедника «Утриш» в плане наличия объектов культурного наследия не исследован. Имеются свидетельства нахождения на дне моря, к юго востоку от мыса Утриш, остатков советского штурмовика Ил-2, сбитого в воздушном бою весной-летом 1943 г., во время Великой отечественной войны (устное сообщение Кондрашева А.В. – старшего научного сотрудника лаборатории полевых исследований Краснодарского государственного историко-археологического музея-заповедника им. Е.Д.

Фелицына).

По состоянию на 1 июля 2008 г. на территории Шесхарисского кластера заповедника «Утриш» находится восемь объектов историко-культурного наследия, в том числе:

Курганная группа, состоящая из 6 насыпей, в Красной щели. Объект поставлен 1.

на государственную охрану Решением Исполнительного комитета Краснодарского краевого Совета депутатов трудящихся № 540 от 26 августа 1981 г., в Государственном списке объектов культурного наследия Краснодарского края числится под номером 913;

Курганная группа «Красная щель 1» (24 насыпи) низовья Красной щели;

2.

3. Курганная группа (4 насыпи) Красная щель, левый берег ручья в 500 м от моря;

4. Курганная группа (26 насыпей) Красная щель, левый берег ручья ниже слияния с ручьём Сосновой щели;

5. Курганная группа (46 насыпей) и грунтовый могильник (10 погребений) Красная щель, левый берег ручья в месте слияния с ручьём Сосновой щели (правый берег);

6. Курганная группа (3 насыпи) Сосновая щель (в Красной щели), левый берег;

7. Курган, Сосновая щель (в Красной щели) в 150 м ниже спуска тропы с г.

Иваненкова в Сосновую щель;

8. Курганная группа (75 насыпей) Красная щель, левый берег ручья выше впадения ручья Сосновой щели.

Все названные объекты являются памятниками археологии и относятся к региональной категории государственной охраны. Объекты 2-7 имеют статус вновь выявленных по Приказу Комитета по охране, реставрации и эксплуатации историко-культурных ценностей (наследия) Краснодарского края № 1-р от 8 января 2002 г. Паспорт памятника по форме Минкультуры РФ имеет лишь объект под № 1.

К настоящему времени район относится к числу слабо исследованных в плане наличия объектов археологического наследия. С момента выявления памятников археологии и постановки их на государственный учет и охрану мониторинг их состояния не проводился, не было сделано никаких, даже предварительных, оценок их транспортной/пешеходной доступности и возможности хозяйственного (рекреационного) использования. Перечисленные памятники археологии практически не введены в научный оборот. Необходимо также отметить, что древние могильники этих мест до сих пор ежегодно варварски разоряются и уничтожаются как так называемыми «черными археологами», так и обыкновенными туристами. Необходимо уже сейчас срочно оградить памятники истории от доступа туристов.

Таким образом, история освоения человеком этой территории весьма своеобразна. С одной стороны, она насчитывает несколько тысячелетий, в течение которых здесь неоднократно менялись этносы и виды их воздействия на экосистемы полуострова Абрау. С другой стороны, специфика природных условий позволила сохраниться в ряде мест на побережье и в труднодоступных щелях уникальным субсредиземноморским экосистемам, которые в естественном состоянии в других местах Черноморского побережья практически не встречаются.

Очевидно, что после создания ГПЗ «Утриш» одним из направлений деятельности научного отдела должна быть археологическая разведка и мониторинг состояния состоящих на государственной охране объектов историко-культурного наследия. Перспектива придания рассматриваемой территории статуса заповедника будет способствовать как сохранению объектов культурного наследия, так и приданию им дополнительных (на настоящий момент не актуализированных) социальных функций.

4.3 Социально-экономическая оценка, традиционное природопользование Традиционные виды природопользования продолжают играть значительную роль в жизни местного населения, оказывая большое влияние на природные комплексы и растительный покров территории. Многие из них получили дополнительный стимул в связи с увеличением численности отдыхающих и развитием мелкого бизнеса. Это касается, прежде всего, сбора растительного сырья для производства различных поделок, продуктов, которые поступают на рынок городов Анапа, Новороссийск, Геленджик в огромном количестве.

Среди них наибольший ущерб наносится можжевельникам (всем трем видам), так как древесина их идет на изготовление стружки для матрасиков и подушек, для деревянных поделок, шишкоягоды используются для получения ароматизированных препаратов и лечебного сырья. Заготовка древесины можжевельников производится, в основном, в зимнее время и практически не подлежит контролю со стороны лесников. Сбор лекарственных трав получил дальнейшее развитие для продажи в сухом виде, в виде настоек и порошков, растительных масел. Сбор их ведется частными лицами и специализированными конторами, однако, учета выбираемых популяций видов растений и места сбора никем не контролируются.

Традиционными считаются сборы ягод (земляника, кизил, ежевика), плодов (шиповника, дикорастущих плодовых) и грибов. Учет их урожайности и объем заготовок определить в настоящее время не представляется возможным.

В последнее время большое развитие получил промысел красивоцветущих видов растений в разное время года от раннецветущих эфемероидов до орхидей. Если раньше преобладали сборы красивоцветущих растений на срезку, то в последнее время определилась тенденция сбора, например диких пиона кавказского, видов орхидей и других многолетних растений для частных садов и коллекций. Этот дорогостоящий бизнес подрывает популяции дикорастущих редких растений, и так нуждающихся в охране.

В последнее время возник новый тип промысла – сбор гальки, красивых валунов и замысловатых коряг (в том числе и из живых деревьев) в коммерческих целях для оформления приусадебных участков, террариумов и др. Следы спилов на стволах можжевельников причудливой формы особенно многочисленны в окрестностях курортных поселков Большой Утриш, Сукко, Голубая Долина.

Пчеловодство. На полуострове традиционно развито бортничество, благодаря большому количеству произрастающих здесь медоносных растений. Частные лица и официальные организации в летний сезон во многих местах полуострова устанавливают передвижные пасеки, вокруг которых организуют временные несанкционированные поселения.

Охота. На Абрауском полуострове проводится официальная и браконьерская ружейная охота на разные виды животных (куница, кабан, заяц, лесной кот, олень и др.). Одновременно с этим ведется отлов птиц и животных с помощью капканов и петель. В целях привлечения кабанов устраиваются загоны со свиньями, при совместном содержании которых могут происходить непредсказуемые мутации в популяциях диких животных.

Выпас скота. За поселение десятилетия в связи с распадом коллективных хозяйств, скотоводство претерпело значительные изменения. Животные (коровы и козы) остались только в частных хозяйствах, но и они оказывают значительное влияние на природные экосистемы. Коровы находятся на свободном выпасе. Они поедают разнообразные травянистые, кустарниковые и древесные растения, в том числе и редких видов, вытаптывают напочвенный покров, прокладывая постоянные тропы на горных склонах, способствуя усилению эрозионных процессов. Выпас коз осуществляется также в окрестных лесах. Козы способны подниматься по особенно крутым склонам и забираться на деревья и кустарники, повреждая их от нижних до верхних частей крон. Несмотря на то, что с введением нового Лесного кодекса в лесах РФ (2006), Правил использования лесов для ведения сельского хозяйства (раздел III пункт 13) (Об утверждении…, 2007), Правил санитарной безопасности в лесах (Об отверждении…, 2007), выпас скота в лесах на неогороженных участках лесного фонда запрещен, на деле он совершенно не контролируется работниками лесного хозяйства, даже на особо охраняемых природных территориях между поселками Сукко и Дюрсо.

По всей территории проводится несанкционированный отлов диких животных для коммерческих целей (например, в массе идет отлов черепахи средиземноморской) и домашнего содержания (змеи, ящерицы, черепаха, земноводные), при этом особенный интерес представляют редкие виды, практически все включенные в Красную книгу РФ (1997/2001) и Красную книгу Краснодарского края (2006/2007). Специально обученные ловцы нанимаются для поимки ядовитых змей для получения яда.

Домашние животные. Собаки и особенно кошки обследуют близлежащие к населенным пунктам биотопы и охотятся на многих беспозвоночных и позвоночных (земноводных, пресмыкающихся, птиц и млекопитающих, повреждая их яйца и детенышей) животных. Кошки наносят большой урон птичьему населению, разоряя гнезда и охотясь на взрослых особей.

Несмотря на ослабление роли лесного хозяйства, некоторые мероприятия, связанные с его деятельностью продолжают проводиться. Например, в годы инвазии листогрызущих насекомых проводилось опрыскивание специальными инсектицидами биологического класса больших площадей лесонасаждений (рис. K.3), что приводило к гибели других беспозвоночных животных и вызывало загрязнение окружающей среды. В то же время, ужесточение лесного законодательства в отношении охраны лесов и угрожаемых видов растений и животных, формально наступившее с введением в силу подзаконных актов Лесного кодекса РФ (Об утверждении…, 2007 и мн. др.), фактически осталось чисто декларативным. Основной причиной этого является реформа организации и структуры управления лесным фондом РФ на территории Краснодарского края, приведшая к увольнению десятков рядовых работник лесного хозяйства, реально контролировавших соблюдение нормативов лесного хозяйства непосредственно на местах. Все упомянутое выше потворствуют прогрессирующей деградации лесных экосистем на территориях административных образований-городов Анапа, Новороссийск и Геленджик, предлагаемых для включения в заповедник «Утриш».

4.4 Оценка антропогенных факторов и современного состояния территории 4.4.1 Основные факторы антропогенных нарушений растительного покрова полуострова Абрау В течение XX века интенсивность антропогенного преобразования ландшафтов Северо-Западного Кавказа постоянно усиливалась. В лесных поясах Навагирского хребта большое влияние на структуру ландшафтов оказали сплошные и выборочные рубки леса на пологих склонах хребта, проводившиеся в 50-60 гг., а также создание рекреационной инфраструктуры на побережье (рисунки Б.4, Б.5, Б.15, И.2, И.5, К.2) Среди основных антропогенных факторов, определяющих современный облик лесной растительности полуострова Абрау. следует выделить:

1) строительство турбаз и домов отдыха;

2) террасирование и очаговая распашка склонов под поля, сады, виноградники (рисунки Б.2, Б.3);

3) рубки лесов;

лесопользование;

4) лесные палы и пожары в период засухи;

5) рекреация, неорганизованный туризм (рис. И.3);

6) нерегулируемый круглогодичный выпас скота (коровы, козы, овцы).

Особо следует рассмотреть традиционные для населения виды природопользования.

Большая часть антропогенной нагрузки сосредоточена в довольно узкой прибрежной зоне, а также в долинах крупных рек (Сукко и Дюрсо). Значительные площади в 50-ые годы прошлого века были расчищены под поля, сады и виноградники в нижней части северного макросклона хребта, где были приурочены к населенным пунктам и долине реки Сукко (рис.

В.4).

Значительная по площади часть низкогорных ландшафтов с пересеченным рельефом в центральной части полуострова, удаленная от побережья и от основных дорог, также испытала существенное антропогенное влияние, что было связано с массовыми рубками леса в привершинных частях Навагирского хребта с более пологими склонами и наличием дорог для вывоза леса. К настоящему времени эти нарушения хорошо прослеживаются в растительном покрове по порослевым вторичным лесам и не восстановившимся вырубкам.

Таким образом, история освоения человеком этой территории весьма своеобразна. С одной стороны, она насчитывает несколько тысячелетий, в течение которых здесь неоднократно менялись этносы и виды их воздействия на ландшафты. С другой стороны, специфика природных условий позволила сохраниться в ряде мест на побережье и в труднодоступных щелях уникальным субсредиземноморским ландшафтам, которые в естественном состоянии в других местах Черноморского побережья практически уже не встречаются (рисунки Б.8, Б.9, Б.10).

Вырубки. Активные вырубки древостоев, преимущественно дубовых и дубово грабовых лесов, проводились в годы Великой Отечественной войны и в послевоенные годы.

Анализ аэрофотоснимков 1948 г. (Кузнецова, 2002) позволил установить, что основные рубки того времени приурочены к главному водоразделу Навагирского хребта. На южном макросклоне хребта к 1948 г. вырубки составили около 10-15% территории, на северном макросклоне – до 20%. На большей части вырубок (30-40%) производились условно сплошные рубки древостоя. При этом оставлялись семенники для дальнейшего естественного возобновления леса. Леса южного макросклона хребта антропогенному влиянию были подвержены в значительной меньшей степени благодаря большей крутизне склонов (30-500), покрытых ксерофильными лесами, редколесьями и древесно-кустарниковыми сообществами.

Анализ аэрофотоснимков показал, что можжевеловые леса и редколесья в 1948 г. занимали большие площади по сравнению с настоящим временем. Сохранившиеся можжевеловые сообщества имеют возраст не менее 120-150 лет. Уцелели и совершено уникальные массивы можжевельников, пережившие даже период османского правления. Так, по материалам лесоустройства 1997 года, в выделах №№ 9, 10, 11, 12 квартала 72 Анапского лесничества возраст можжевельников составляет 220 лет, в выделе 12 квартала 71 и выделе 5 квартала произрастают можжевельники возрастом 270 лет, а в выделе 4 квартала 79 сохранился массив можжевельника высокого площадью 25 га возрастом 310 лет!

По данным анализа снимков 1986 года, отмечается значительное количество новых вырубок не только в районе главного водораздела Навагирского хребта, но и рассредоточены по вершинам его отрогов. Многие вырубки заросли вторичными грабинниковыми лесами с многоствольными липой, ясенем или порослевыми ясеневыми древостоями, высота которых в этих лесах не превышает 6-7 м. Намечается следующий сукцессионный ряд восстановления растительного покрова на месте вырубок дубовых и дубово-грабовых лесов: а) луговые и лугово-кустарниковые сообщества на месте молодых вырубок;

б) заросли грабинника с участием подроста древесных пород (10-15 лет) – восстановительные стадии;

в) молодые ясеневые, грабинниковые, грабовые леса. Многие вырубки не имеют естественного возобновления и заняты кустарниковыми и низкоствольными древесно-кустарниковыми сообществами.

В 1986 г на северном макросклоне Навагирского хребта на месте виноградников были произведены посадки сосны крымской, которые сохранились к настоящему времени лишь на 2/3 площади первоначальных насаждений. Большая их часть имеет удовлетворительное состояние: высота древостоя достигает 10-12 м, сомкнутость крон до 50%. Травяной покров состоит преимущественно из сорных видов. Часто наблюдается плохой рост и усыхание сосны крымской, многие места представляют собой пожароопасные участки.

Рекреация. Рекреация и туризм в пределах полуострова Абрау получили широкое развитие с конца 80-х годов. Этому влиянию в основном подвержены прибрежная полоса и нижняя часть макросклона хребта Навагир, где сосредоточена основная часть домов отдыха, санаториев и турбаз, построенных на месте сведенных можжевелово-фисташковых реликтовых сообществ. В частности, за последние 20 лет в Новороссийском мехлесхозе было вырублено 538 га уникальных для Российской Федерации можжевеловых редколесий с целью обустройства зон отдыха (рис. Б.15). Рекреации подвержены преимущественно нижние можжевеловые, можжевелово-фисташковых и пушистодубовых леса. В этой полосе повсеместно отмечается уменьшение сомкнутости древесного яруса, ухудшение жизненности деревьев и кустарников, увеличение в травяном покрове процента сорных видов и, в общем, сокращение площади реликтовых можжевеловых лесов, местами до полного их истребления (рис. И.3, И.10, К.1). Если в начале 60-х годов по лесотаксационным данным эти сообщества занимали на территории от Анапы до Геленджика более 4,5 тыс. га, то к настоящему времени их осталось всего около 2 тыс. га, из которых 1,5 тыс. га относится к Новороссийскому лесхозу.

Необходимо отметить все возрастающую роль неорганизованного туризма, особенно сильно влияющие на экосистемы полуострова. Повреждается почвенно-растительный покров, ломаются деревья и кустарники, разводятся костры, в сообществах появляется большой процент сорных видов, исчезают эндемичные и реликтовые виды, ухудшается состояние сообществ в целом. Стихийное возникновение палаточных городков и стоянок автотранспорта по всему побережью полуострова усугубляет состояние прибрежной территории и нижней полосы горных лесов (рис. Б.14). Стихийная рекреация очень часто является причиной возникновения пожаров в лесах на горных склонах (рис. И.4, И.7). Разжигание костров приводит к ежегодным пожарам. В 1993 году сгорело 1,5 га можжевелового леса, в 2000 г. в Лобановой щели под огнем погибло 3 га фисташково-можжевеловых лесов, в 2005 г.

зафиксирован пожар в можжевеловых лесах в районе Сухой и Мокрой щели. В связи с увеличивающейся рекреационной нагрузкой на прибрежные экосистемы (нагрузка в летнее время на прибрежную полосу в районе поселка Сукко составляет 13,5 тыс. человек на гектар) процесс этот продолжает набирать силу.

За последние 50-60 лет разрослась сеть дорог, особенно в прибрежной части полуострова, построено много баз отдыха, расширились границы населенных пунктов, появились новые поселения, увеличилась посещаемость лесов прибрежной зоны (рис. И.1).

Этот процесс продолжается, что способствует развитию всего комплекса воздействий, связанных с рекреацией: вытаптывание, сбор растений и животных, повреждение кустарников и деревьев, спонтанные пожары, фактор беспокойства наземных животных и птиц, фрагментация популяций некоторых животных (например, черепахи средиземноморской).

С введением заповедного режима необходимо в первую очередь решить проблему инфраструктуры туризма в прилегающих к его границам заповедника территориях, определить их экологическую емкость и возможную рекреационную нагрузку. Кроме того, необходимо осуществить реабилитацию нарушенных реликтовых сообществ, таких как, например, леса из пицундской сосны, восстановление на вырубках и гарях коренных широколиственных лесов.

4.4.2 Основные факторы антропогенных нарушений растительного покрова хребта Маркотх На основе анализа карты растительности было рассчитано соотношение площадей выделов: 78% территории хребта покрыты естественной растительностью, из них 75% приходится на леса, 5% площади занимают культуры сосен на искусственно трассированных склонах, 11% – города и поселки, 5% – виноградники, 1% – участки, лишенные растительности.

В настоящее время основными факторами, воздействующими на растительность и приводящими к ее изменению, являются: пожары, вырубка лесов, выпас, рекреационная нагрузка и сбор красивоцветущих растений – эфемероидов, добыча полезных ископаемых, прокладка дорог и трубопроводов.

Пожары. Средиземноморский тип климата с продолжительным засушливым летом создает условия для широкого распространения пожаров, особенно в сосновых лесах, богатых растениями, выделяющими эфирные масла и другие, легко воспламеняющиеся выделения.

Кроме того, опад хвои, который медленно разлагается и покрывает всю поверхность почвы в сосновых лесах, представляет собой прекрасный горючий материал. Однако, сосна пицундская достаточно устойчива к низовым пожарам;

страдает в большей степени подрост, особенно можжевельник красный, подлесок и травяной ярус. При низкой частоте пожаров сообщества вполне успешно восстанавливаются, что можно проследить в щелях массива Туапхат. В культурах, если они были высажены в местах, не свойственных сосне пицундской, как например, в средней и верхней части хребта Маркотх, подрост сосны отсутствует.

Поэтому, пожары постепенно приводят к уничтожению подобных декоративных сосновых рощ, на месте которых восстанавливаются через стадию шибляков исходные можжевеловые или дубовые леса.

Можжевеловые леса и редколесья, при всей их сухости, подвержены пожарам меньше.

Однако, сами можжевельники тяжелее переносят ожег и восстанавливаются медленнее. Из всех типов можжевеловых лесов и редколесий наиболее уязвимы лишайниковые типы.

Леса из дуба пушистого страдают от пожаров меньше. Обычно прокатывается низовой пожар, сжигающий опад сухой листвы, но не наносящий серьезного урона деревьям.

На степных участках травяной покров во время летних пожаров сгорает полностью.

Сильно страдают кустарники (терновник, шиповник, миндаль). Обнаженная почва активно смывается вместе с мелким мергелевым щебнем на южных макросклонах. Поэтому, при восстановлении сообществ после пожаров увеличивается доля петрофитов в производных сообществах.

Леса из дуба скального, бука, граба, липы и клена произрастают в более влажных местообитаниях. Пожары в них крайне редки. Даже в верхней части хребта, где наблюдаются частые следы попадания молний в деревья, следов пожаров при этом не отмечается. Еще более влажными являются ольховые и ивовые леса, которые практически не затрагиваются пожарами.

Говоря о частоте пожаров, следует учитывать не только возможную горимость самого сообщества, но и расположенность его по отношению к населенным пунктам, автодорогам, а также направление господствующих ветров. Так, обычно, при отсутствии ветра огонь активнее распространяется вверх по склону, но под воздействием норд-остов, он продвигается в направлении на юго-запад, что обычно совпадает с направлением вниз. В период норд-остов пожары в сосновых лесах переходят в верховые и начинают представлять серьезную опасность для жизни людей.

По степени тяжести влияния пожаров на растительный покров можно выделить три градации: а) территории, сильно страдающие от пожаров, на которых пожары возникают часто, раз в два-пять лет, переходят из низовых в верховые;

б) территории подверженные пожарам в средней степени – пожары случаются реже, раз в шесть – десять лет, всегда низовые;

в) территории со слабо выраженной пожароопасностью, где пожары случаются изредка. К первому типу относятся посадки сосны и сосновые леса в непосредственной близости от городов (2%), ко второму – сосновые леса, расположенные вдоль дорог, а также широколиственные леса, примыкающие к городам (6%), к третьей – леса южных склонов горных хребтов вблизи поселков, а также вдоль дорог и туристических троп (15%). Остальная часть территории находится вдали от населенных пунктов и дорог и почти не испытывает пирогенного воздействия. Характерно то, что контуры участков, наиболее сильно страдающих от пожаров, совпадают с местами, излюбленными местными жителями для проведения выходных и праздничных дней.

Вырубки в настоящее время проводятся не только лесхозами, но и увеличивается количество браконьерских рубок, особенно ценных пород. Наиболее страдают дуб скальный, бук и сосна Коха, если она произрастает в доступных для рубок местах, как правило, на северном макросклоне. Так же приходится учитывать самозахват участков под дачные застройки вблизи города и поселков. Если сравнивать топографическую карту масштаба 1: 000, 1942 года и космический снимок 2002г., то площадь населенных пунктов увеличилась на 20-30%, в то время как площадь виноградников не изменилась.

Выпас в настоящее время является одним из наименее тяжелых факторов антропогенного воздействия, т.к. крупных ферм в прилегающих к хребту Маркотх городах и поселках нет. Обычно выпас производится на послелесных лугах в долинах рек на месте ольховых, ивовых, а так же грабовых, буковых и дубовых лесов на прилежащих к долинам пологим склонам. На южном макросклоне хребта Маркотх подходящих условий для выпаса крупного рогатого скота в летнее время нет. Там выпасают коз и овец, преимущественно в шибляках и арчевниках, при этом поголовье достаточно низкое. В то же время выпас скота и покосы сена являются факторами, препятствующими восстановлению близкой к коренной растительности за все время использования.

Рекреационная нагрузка может быть разделена на три категории. К первой группе с наиболее нарушенными экосистемами относятся места проведения уикендов, а также вдоль пляжей вблизи пансионатов и на крупных туристических маршрутах, вблизи стоянок.

Количество кострищ на них может достигать до 12 на 1 кв. км (массив Туапхат, Третья щель).

Учитывалась степень замусоренности территории, вытоптанность, количество кострищ и стоянок, повреждения, нанесенные деревьям. Кроме того, вдоль маршрутов проводится активный сбор красивоцветущих растений. Ко второй группе относятся участки вдоль популярных туристических троп. К третьей группе – территории, мало посещаемые туристами, с небольшим количеством мусора и почти без стоянок. Так как большая часть территории лишена дорог и труднодоступна, то она не подвергается рекреационной нагрузке, несмотря на свою живописность.

Сбор красивоцветущих весенних эфемероидных растений может иметь две цели: 1) для продажи, главным объектом сбора являются тюльпаны Шренка, в меньшей степени – подснежники и ландыши;

2) для букетов во время прогулок – при этом страдают все красивоцветущие растения, в том числе и занесенные в Красные Книги Российской Федерации и Краснодарского края. Первый тип сбора охватывает участки луговых степей от Новороссийска до Геленджика и относится к среднему типу нарушений. Второй – охватывает практически всю территорию, посещаемую туристами.

Дороги и трубопроводы представляют собой линейные сооружения, поэтому, оценивая степень нарушенности территории, приходится говорить не о площади, а о протяженности дорог. Длина дорог с асфальтовым покрытием, пересекающих хребет или протянувшихся вдоль него составляет 111,8 км, грунтовых – 348,7, железных – 3,4. Первые могут быть отнесены к тяжелым антропогенным нарушениям растительности, вторые – к средним, железные – к тяжелым (рис. Б.20). Густая дорожная сеть послевоенного времени сейчас заброшена и почти полностью заросла.

Если интегрировать факторы антропогенных нарушений, то наиболее нарушенными оказываются участки городской застройки, карьеры, посадки сосны на террасированных склонах, виноградники, водохранилища, дороги с асфальтовым покрытием (рис. Б.5, Б.16, Б.17, Б.18). К следующей категории относятся сады, пастбища, вырубки, а также территории, страдающие от пожаров антропогенного происхождения и рекреационной нагрузки (рисунки Б.2, Б.3). Они широким кольцом охватывают города, а так же тянутся вдоль трассы Анапа Сочи. К третьей категории относятся участки, подвергающиеся в слабой степени факторам антропогенной нагрузки. Наконец, к четвертой категории относятся территории, почти не испытывающие антропогенного воздействия. Более 40% территории хребта Маркотх из-за малой посещаемости и труднодоступности в настоящее время почти не подвергается антропогенному воздействию.

Виноградарство. Благоприятные для виноградарства климатические условия были оценены еще в XIX веке. Первые виноградники были заложены вблизи Новороссийска в г. (Мысхако), в 1874 г. – первые плантации появились в поместье Абрау. В конце XIX – начале XX веков занесенная филлоксера погубила большую часть виноградников. Тем не менее, в 30-х гг. виноградарство восстановилось, и были освоены все территории, подходящие по своим природным характеристикам для возделывания винограда.

Современное состояние растительности хребта Маркотх На основе анализа карты растительности хр. Маркотх было рассчитано соотношение площадей природных и антропогенных выделов: 78% территории хребта покрыты естественной растительностью, из них 75% приходится на леса, 5% площади занимают культуры сосен на искусственно террасированных склонах, 11% – города и поселки, 5% – виноградники, 1% – участки, лишенные растительного покрова.

Добыча полезных ископаемых. Из полезных ископаемых на хребте Маркотх ведется добыча мергеля для поставки на цементные заводы в город Новороссийск. Общая площадь котлованов на хребте Маркотх составляет 4,1 км, и еще 0,4 км на хребте Нексис. Данный вид нарушений является одним из наиболее тяжелых, т.к. уничтожается не только растительность, но и почва вместе с материнской горной породой, меняется характер местообитаний. Даже при самых благоприятных условиях сообщества, близкие к коренным, в обозримом будущем восстановиться не смогут.

Дороги, линии электропередач и трубопроводы представляют собой линейные сооружения, поэтому, оценивая степень нарушенности территории, приходится говорить не о площади, а о протяженности дорог. Длина дорог с асфальтовым покрытием, пересекающих хребет Маркотх или протянувшихся вдоль него составляет 111,8 км, грунтовых – 348,7, железных – 3,4. Первые могут быть отнесены к тяжелым антропогенным нарушениям растительности, вторые – к средним, железные – к тяжелым. Густая дорожная сеть послевоенного времени сейчас заброшена и почти полностью заросла. На Навагирском хребте дорого практически нет. Линии электропередач пересекают его в нескольких местах.

Растительный покров является интегральным показателем современного состояния природных комплексов территории. Выделены 5 категорий растительных сообществ по степени нарушенности: ненарушенные;

слабонарушенные в результате антропогенной деятельности;

средненарушенные – в результате, пастбищного использования, вырубок, гарей;

сильнонарушенные и выведенные из естественного режима – участки городской застройки, карьеры, посадки сосны на террасированных склонах, виноградники, водохранилища, дороги.

Детальное обследование проведено для растительного покрова хребта Маркотх. На основе имеющейся карты растительности проведена оценка современного состояния сообществ основных формаций (табл. 4.4.2.1).

Таблица 4.4.2.1 – Степень нарушенности растительных сообществ формаций Не Слабо Средне Сильно Всего, Формации нарушено, нарушено, нарушено, нарушено, км км км км км сосны пицундской 0,1 4,4 2,1 3,8 10, можжевельника 0,7 4,8 16,0 6,5 28, высокого тисса ягодного 0,1 0 0 0 0, дуба пушистого 30,5 13,3 25,2 5,0 74, дуба скального 76,0 5,7 8,7 1,7 92, граба обыкновенного 85,3 5,4 4,8 0 95, бука восточного 45,4 0,9 0 0,1 46, ясеня высокого 7,5 0,9 0 0 8, клена светлого 0,5 0 0 0 0, липы сердцелистной 4,3 0,1 0,1 0 4, ольхи бородатой 10,3 2,3 2,2 5,0 19, ивы пятитычинковой 0 0,1 0 0,8 0, ковыльных степей 2,8 1,4 1,3 0 5, разнотравных степей 3,5 3,4 0,2 0,2 7, остепненных лугов 2,1 1,1 0 0 3, петрофитов 1,1 0 0 0 1, В наибольшей степени подверглись нарушениям сосновые и можжевеловые леса и редколесья, наиболее богатые флористически и ценотически. У пушистодубовых лесов сумма нарушенных площадей больше, чем ненарушенных. Для большинства широколиственных лесов основная часть их площадей остается мало затронутой антропогенным воздействиям.

Примерно аналогичную картину можно наблюдать в растительном покрове хребта Навагир. Фисташково-можжевеловые и дубово-можжевеловые леса и редколесья крутых склонов посещаются мало и функционируют в природном режиме. Максимальную нагрузку испытывают можжевеловые и дубово- можжевеловые с ясенем и фисташкой сообщества, формирующиеся на нижних оползневых террасах нижнего пояса. Они в наибольшей степени затронутых рекреационной нагрузкой и соответственно имеют значительные нарушения в флористическом составе и структуре сообществ. Здесь происходит деградация местообитаний, приводящая к выпадению можжевельников и фисташки туполистной и увеличение роли грабинника. Вытаптывание приводит к тому, что травяной покров сильно изреживается, для него характерно обилие синантропных видов. Можжевеловые и ясеново- можжевеловые сообщества верхних террас страдают меньше в связи с их большей удаленностью от моря.

Фисташковые леса и редколесья с подлеском из держи-дерева также испытывают меньшую нагрузку из-за их непроходимости и малой привлекательности для туристов.

Однако, эти сообщества в большей степени, чем другие, страдают от пожаров и палов, происходящих в засушливый период и зачастую по вине человека. Восстановление идет очень медленно и происходит замена можжевельников и фисташки грабинником в более увлажненных и держидеревом в более ксерофитных экотопах. Восстановление можжевельников затруднено в связи с его медленным ростом (4-6 м. за 100 лет), а фисташки туполистной – в связи с её реликтовостью как вида.

Широколиственные леса щелей, крутых склонов верхнего пояса мезофильных скальнодубовых лесов с участием граба и бука во многих местах имеют хорошее состояние, большой возраст основных лесообразующих пород. В условиях более пологих и доступных склонов леса неоднократно прошли стадии вырубок. Значительные площади вырубок имеются в скальнодубовых и широколиственных лесах верхнего пояса хребта. Участки вырубок находятся на разной стадии зарастания от полян с отдельными молодыми можжевельниками возрастом 15-20 лет, особями держи-дерева через грабинниковые сообщества с молодыми дубами возрастом 30 лет до молодого ясенево-липово- дубового леса, возрастом 40-50 лет.

Леса дубовых формаций (Querceta petraea и Querceta pubescaea) на крутых склонах и реликтовые леса с участием бука в ущельях и на прилегающих крутых склонах не вырубались в связи с плохими условиями для проведения рубки и последующего вывоза древесины.

Луговые степи во многих местах в значительной степени затронуты рекреационной и хозяйственной деятельностью. В результате интенсивного использования горных лугов и лесных полян сократилось видовое разнообразие их травостоя и запасы фитомассы. Несмотря на существенное снижение нагрузки на них в последнее время, для их восстановления необходим целый комплекс взаимоувязанных хозяйственных мероприятий, таких, как внесение удобрений, регулирование выпаса, пастбищеоборот, подсев трав и др.

Богатая флора, включающая значительное количество редких, реликтовых и эндемичных видов, уникальная разнообразная растительность нуждаются в охране. В настоящее время ни одной особо охраняемой природной территории федерального подчинения в Геленджике и Новороссийске нет (Сводный список особо охраняемых природных территорий…, 2001), в то время как на самом хребте Маркотх и в его ближайших окрестностях находится немало интересных и уникальных природных и археологических объектов (Алтухов, Литвинская, 1989, Полежай и др., 2001), а биота этих местностей включает десятки видов, охраняемых государством, в том числе представляющих уникальный генофонд Российской Федерации (локальные эндемики). Хороший восстановительный потенциал в случае введения заповедного режима, позволит естественным сообществам вернуться к состоянию, близкому к исходному.


4.4.3 Оценка характера и уровня антропогенного воздействия на популяции охраняемых насекомых Все участки суши, включаемые в состав ГПЗ «Утриш», входят в состав лесного фондаа Российской Федерации, поэтому долгие годы основным антропическим фактором, определявшим состояние популяций охраняемых видов насекомых, оставалось ведение лесного хозяйства. Поскольку последние годы эти леса относились к первой группе, интенсивность рубок и их виды были относительно щадящими. Этому способствовали также малая продуктивность древостоев и большая доля лесов на крутых склонах, существенно понижающие экономическую мотивацию лесозаготовок. Однако до перевода этих лесов в первую группу довольно интенсивные лесозаготовки велись на северном склоне хребта Навагир и северных отрогах хребта Маркотх. Вторичная сукцессия оказала существенно влияние на виды насекомых, топически приуроченных к климаксовым сообществам, преимущественно ксилобионтных, развивающихся в старых деревьях, таких как: Lucanus cervus (рис. Е.11), Cetonischema speciosa, Elater ferrugineus, Capnodis cariosa, Ergates faber, Cerambyx cerdo, Rosalia alpina, Orussus abietinus, Milesia crabroniformis. Омоложение мезофитных древостоев привело к существенному сокращению пригодных стаций и для Parnassius mnemosyne, развивающегося на весенних эфемероидах травянистого яруса высоковозрастных лесов.

Другим негативным следствием необдуманного ведения лесного хозяйства стало существенное сокращение площади степных, фриганоидных и кустарниковых формаций, характерных для многих гемиксерофитных видов насекомых, которое произошло (и происходит до сих пор) в процессе искусственного облесения таких биотопов. Создание лесных культур как из аборигенных для Краснодарского края (пицундская, крымская), так и из интродуцированных видов сосны (обыкновенная, эльдарская), получило распространение с середины 70-х годов XX века. Особенно крупные площади азональных культур были созданы на хребте Маркотх, склоны которого предварительно террасировались тяжелой техникой (Щуров, Замотайлов, 2006). Общая площадь лесных культур сосны, созданных на месте гемитермных средиземноморских степей, полидоминантных шибляков, томилляров и гемиксерофитных дубрав только на хребте Маркотх составляла (на пике этой акции) около тысяч гектаров. Облесение закустаренных склонов и локальных фрагментов степей привело к значительному сокращению площади мест обитания прежде всего хортофильных чешуекрылых: Parahypopta caestrum, Jordanita graeca, J. chloros, Zygaena laeta, Muschampia tessellum, Pyrgus sidae (рис. Е.13), Zegris eupheme, Proterebia afra (рис. Е.16), Arethusana arethusa, Tomares callimachus (рис. Е.14), Plebejides sephirus kubanensis, Periphanes delphinii.

Уменьшение площади лугово-степных ценозов отрицательно сказалось и на некоторых видах жесткокрылых, развивающихся на представителя степной флоры (Cortodera villosa circassica, Brachyta caucasica kubanica), а также на всех охраняемых богомоловых (рис. Е.7), предпочитающих кустарниковые сообщества и томилляры (Bolivaria brachyptera, Empusa fasciata). Зарастание степей хвойным лесом привело к сокращение экологического ареала хищного кузнечика Saga pedo (рис. Е.8). В целом облесение склонов хребтов Навагир и Маркотх, а также западного борта долины реки Сукко привело не только к прямой гибели популяций редких, уязвимых, реликтовых видов насекомых (Полтавский и др., 2007), но и существенно сократило площадь доступных для них субсредиземноморских стаций в России.

Следует упомянуть, что лесные культуры, созданные без учета экологической специфики культивируемых растений и эдафических особенностей местности, в наиболее неблагоприятных стациях погибли или оказались вытеснены коренной растительностью.

Вторым типом негативного воздействия, не связанным непосредственно с ведением лесного хозяйства, но действующим особенно активно последние 70 лет, была и остается рекреационная эксплуатация приморских экосистем. Ее последствия многообразны по характеру проявления, продолжительности действия и его фатальности для угрожаемых видов насекомых. Максимальная интенсивность рекреации проявляется в узкой приморской полосе вдоль пляжей и лесных дорог к ним ведущих, а также в насаждениях, непосредственно примыкающих к зонам отдыха. Сезонный наплыв отдыхающих с мая по октябрь приводит к вытаптыванию травянистого яруса, уничтожению кустарникового, незаконной рубке деревьев на дрова, загрязнению лесов бытовым мусором. В местах скопления людей часто возникают локальные и масштабные лесные пожары, следы которых хорошо распознаются в течение десятилетий по выбеленным остовам погибших можжевельников (рис. И.14). Однако, несмотря на гибель в пожарах массы животных и растений, средиземноморские ценозы относительно устойчивы к беглому огню и быстро восстанавливаются. Для некоторых видов насекомых зарастающие горельники являются излюбленными местами обитания, например, для Empusa fasciata, Bolivaria brachyptera, Saga pedo, Xylocopa valga, Thymelicus hyrax (рис.

Е.12), поскольку компенсируют площадь биотопов, занятых культурами сосны, предоставляют оптимальные условия для кормовых растений (травянистые синузии), новые охотничьи угодия (эффект экотона) или места обустройства гнезд (сухая древесина).

Наиболее фатальными факторами, приводящими к необратимому изменению энтомосообществ, являются сельскохозяйственное освоение территории и застройка лесных массивов. Первый тип воздействия остро проявляется в долинах рек Сукко и Дюрсо (рисунки Б.2, Б.3, Б.16, Б.18), на участках, удаленных от берега моря. Застройка, напротив, интенсивно ведется в непосредственной близости к побережью, в устьевых участках этих же долин и многих щелей, к которым ведут лесные дороги (рисунки Б.4, Б.15). Фактически единственным пока недоступным для застройки отрезком побережья, на котором естественные экосистемы выходят непосредственно к берегу моря, остается район между Водопадной и Базовой щелями в Анапском лесничестве (рисунки Б.8-Б.11). Однако именно такие участки, труднодоступные для большинства граждан, пользуются особой популярностью у представителей неформальных организаций (скауты) и приверженцев различных экстремальных видов отдыха (нудисты, натуралы, растаманы, псевдоэкологи). Эти люди создают временные поселения под пологом леса, вытаптывают многочисленные тропы и вырубают подлесок, расчищая места под палатки и шатры. После окончания купального сезона (в октябре) большая часть их уезжает, оставляя в лесу горы мусора, консервных банок, емкостей из под воды и различного хлама, собранного в прибойной зоне, который они используют для временного обустройства своих лагерей.

Существует и зимнее население приморских участков полуострова Абрау, оно состоит из деклассированных элементов, которые концентрируются в наиболее теплых участках приморской зоны в полосе адвективной температурной инверсии (Ефремов и др., 2001). Эти люди обустраивают временные жилища, для чего роют землянки и собирают на побережье различный хлам, остающийся от летней волны рекреантов. Наиболее крупные стоянки людей без определенного места жительства в зимний период формируются между Базовой щелью и лиманчиком в выделе 23 квартала 79 Анапского лесничества. Людей сюда привлекает максимальная удаленность от вероятных подъездов сотрудников МВД, относительная близость постоянного источника пресной воды в Водопадной (рис. В.5) и Базовой щелях, возможность кустарного промысла креветок в приморских лиманчиках (рисунки В.2, В.3). Эти «жители» побережья активно используют схроны летних посетителей, которые оставляют зарытыми посуду, инструменты и одеяла. Таким образом, даже отсутствие дорог не спасает указанный участок побережья от посещения людьми на протяжении всего года, его пик приходится на июнь-сентябрь.

На территории Абрауского лесничества, где вдоль побережья проходят лесная дрога и трасса ЛЭП (рис. Б.12, Б.13, Б.15), интенсивность указанных воздействий значительно выше.

К уже описанным воздействиям добавляется выпас мелкого и крупного рогатого скота населением поселка Малый Утриш и Лобановой щели. Наличие дороги и доступной электроэнергии обеспечивает постоянный приток отдыхающих, в том числе в многочисленные учреждения отдыха, располагающиеся между дорогой и берегом моря.

Застройка этого участка побережья была начата в 80-е гг. XX века, приостановилась с середины 90-х гг. и вновь возобновилась в начале текущего столетия. Современные тенденции курортного строительства в Краснодарском крае не оставляют сомнения в том, что темпы освоения приморской зоны на участке долина Дюрсо – Широкая щель будут неуклонно возрастать и вскоре превзойдут темпы освоения побережья советского периода. Постоянный рост притока рекреантов, все возрастающая мобильность населения приводят к увеличению антропического пресса на все экосистемы полуострова Абрау и их энтомофауну.

Хозяйственное освоение Шесхарисского участка имеет свои особенности. Лесное хозяйство здесь сведено к минимуму. Если на северном склоне хребта в зоне неморальных скальнодубовых и буково-грабовых лесов (рис. Б.19) осуществлялась заготовка древесины, то на южном склоне на ограниченной площади велись работы по искусственному облесению полян и прогалин (рис. И.7). На рассматриваемом участке хребта эти работы затронули преимущественно безлесный водораздел. Облесению южных отрогов существенно мешали крутизна склонов и исконное развитие можжевеловых лесов. Как и везде, на этом участке российского Причерноморья появление лесных культур сосны на месте средиземноморских горных степей существенно повысило горимость насаждений. Близость крупных городов (Новороссийск и Геленджик), федеральной автодороги и наличие сети противопожарных лесных дорог на водоразделе хребта способствуют регулярному возникновению локальных и масштабных пожаров. Именно создание азональных лесных культур, вкупе с его локальных мест обитания, трансформация неизбежными атрибутами (уничтожение реликтовых экосистем, инсуляризация ареалов угрожаемых видов, пожары, последствия ликвидация или предупреждения пожаров) являются главными причинами ухудшения положения аборигенных популяций охраняемых видов насекомых на хребте Маркотх.


Нижняя часть рассматриваемого участка, у подножья южного склона хребта Маркотх, ограничена широкой просекой линейного сооружения (водовод и др.), ниже которой проходит шоссе Новороссийск – Кабардинка (рис. Б.20). На большей части эта просека лишена древесно-кустарниковой растительности, а местами и травянистой, что делает из нее хороший барьер для беглого низового огня. На части упомянутого шоссе проведены работы по его спрямлению, что привело к уничтожению нескольких гектаров можжевеловых ценозов. Петли на спрямленных участках дороги долгое время служили стихийно формировавшимися полигонами по складированию дорожного и строительного мусора (рис. Б.22, И.9). В некоторых петлях имеются грунтовые дороги, ведущие от шоссе к трассе водовода, которые используются для его обслуживания, а в последнее время для замены старых труб (рис. Б.22).

Таким образом, узкая полоса лесного фонда между просекой водовода и шоссе испытывает гораздо большее негативное воздействие, нежели участок южного склона выше просеки водовода. Сама просека, периодически обновляемая, является четкой границей между участками с сильным и слабым антропогенным воздействием на естественные экосистемы.

Особенно велико ее значение в пресечении распространения огня вверх по склону от источников возгорания у шоссе.

В отличие от участка заповедника на полуострове Абрау, кластер на склонах хребта Маркотх практически не испытывает влияния рекреации, поскольку отделен от побережья шоссейной дорогой, двумя полосами относительно хорошо сохранившихся участков труднопроходимого леса и просекой линейного сооружения. К тому же данный участок Черноморского побережья не пользуется популярностью у отдыхающих из-за труднодоступности пляжей и близости к нефтяному терминалу Шесхарис. Однако, рассматривая возможные перспективы расширения города Новороссийск, в том числе планы строительства новых портовых сооружений и прокладки различных коммуникаций, а также расширения шоссе с обустройством прилегающей к нему части лесных экосистем, можно ожидать значительного роста негативного антропического влияния на нижний участок южного склона хребта Маркотх.

Как показал анализ факторов, вызывающих деградацию популяций угрожаемых видов насекомых (табл. Д.2), в данный момент наиболее важным их них остается потеря мест обитания из-за землепользования в несельскохозяйственных районах, а именно – ведение лесного хозяйства и использование участков лесного фонда в качестве сельскохозяйственных угодий. На втором месте – уничтожение мест обитания в результате непосредственного ведения сельского хозяйства, на третьем – пожары, лимитирующие состояние популяций видов охраняемых насекомых. Существенное значение в жизни популяций 22 видов имеют факторы естественной природы, в первую очередь, их ограниченное распространение на рассматриваемых территориях. Участки, занятые популяциями таких видов, хорошо прослеживаются на картах ареалов (рис. Ж.1-Ж.16), в особенности при сопоставлении их с региональными ареалами, отображенными в Красной книге Краснодарского края и национальными ареалами, опубликованными в Красной книге РФ (2001).

Оценка современного состояния местообитаний охраняемых таксонов насекомых Современное состояние популяций охраняемых насекомых всецело зависит от их близости к населенным пунктам, зонам рекреации, транспортным артериям или интенсивно эксплуатируемым агроценозам. Интегральной оценкой вероятности вымирания региональных популяций видов, включенных в Красную книгу Краснодарского края, является степень угрозы исчезновения, установленная согласно Категориям и Критериям Красного Списка Угрожаемых Видов МСОП (IUCN 2001) на региональном уровне (IUCN 2003). Процедура ее определения описана в упомянутых руководствах МСОП, результаты ее применения к региональным популяциям охраняемых видов опубликованы в Красной книге Краснодарского края (2007). Категории Красного Списка МСОП цитируются согласно форме, закрепленной МСОП (IUCN 2001 и др.). Их русский перевод был опубликован в работе, не являющейся официальной версией документации МСОП, однако согласован с МСОП (Категории…, 2002).

Для удобства здесь русское название категории используется первым до официального из версии МСОП 3.1 (IUCN 2001):

«Исчезнувшие» – Extinct, EX;

«Исчезнувшие в дикой природе» – Extinct in the Wild, EW;

«Исчезнувшие в регионе» – Regionally Extinct, RE;

«Находящиеся в критическом состоянии» – Critically Endangered, CR;

«Находящиеся в опасном состоянии» – Endangered, EN;

«Уязвимые» – Vulnerable, VU;

«Недостаток данных» – Data Deficient, DD;

«Вызывающие наименьшие опасения» – Least Concern, LC;

«Находящиеся в состоянии близком к угрожаемому» – Near Threatened, NT;

«Неоцененные» – Not Evaluated, NE;

«Не подлежащие оценке» – Not Applicable, NA.

В таблице 4.4.3.1 охраняемые в Краснодарском крае виды насекомых сгруппированы согласно уменьшению вероятности вымирания их региональных популяций. Отнесение вида к категории DD не означает, что состояние его популяции не вызывает опасения. Для 31 таксона весь региональный ареал, либо большая его часть, целиком располагаются в рассматриваемых кластерах заповедника «Утриш»: Bradyporus multituberculatus, Synclisis baetica, Dilar turcicus, Platypteronyx auritus, Zygaena laeta, Zegris eupheme, Kretania zamotajlovi, Divaena haywardi, Poecilimon bifenestratus, Cardiophorus juniperinus, Lixus canescens, Jordanita graeca, Pyrgus sidae, Thymelicus hyrax, Lemonia ballioni, Empusa fasciata, Capnodis cariosa, Cortodera villosa circassica, Cerambyx nodulosus, Minyops carinatus, Muschampia tessellum, Proterebia afra, Tomares callimachus, Pseudophilotes vicrama, Plebejides sephirus kubanensis, Bolivaria brachyptera, Alloscelis vittifrons, Liguropia juniperi, Bubastia taurica, Fieberiella lugubris, Hyphoraia aulica. По этой причине региональная оценка вероятности угрозы их вымирания может быть корректно экстраполирована на интересующие нас территории. Поскольку эти оценки были проведены специалистами по отдельным группам беспозвоночных, достоверность их не вызывает сомнения, по меньшей мере у Администрации Краснодарского края (Красная книга…, 2007).

Таблица 4.4.3.1 – Оценка состояния региональных популяций видов насекомых, охраняемых в Краснодарском крае (обитающих на землях ГПЗ «Утриш») Категория угрозы вымирания № Охраняемые таксоны Insecta региональной популяции таксона 1 2 1 RE Bradyporus multituberculatus* 2 CR B1ab(ii,iii,iv)c(iv)+2ab(iii)c(iv);

C2a(ii)b Synclisis baetica 3 CR B1ab(iv) Dilar turcicus 4 CR A3de;

B2ab(ii,iii,iv,v)с(ii,iii,iv) Scarabaeus sacer 5 CR B1ab(i,ii,iii,iv) Platypteronyx auritus 6 CR B1ab(i,ii,iii,iv)c(iii,iv);

C2a(ii) Zygaena laeta 7 CR B1ab(i,ii,iii,iv,v);

C2a(i) Zegris eupheme 8 CR A4aсd;

B1ab(ii,v)+2ab(iii,v) Kretania zamotajlovi 9 CR B1ab(iii) Divaena haywardi 10 EN B2ab(ii,iii) Poecilimon bifenestratus 11 EN A4a Libelloides hispanicus 12 EN B1ab(ii,iii) Cardiophorus juniperinus 13 EN B1ab(ii,iii) Elater ferrugineus 14 Lixus canescens EN B2ab(i,ii,iii,iv) 15 EN A3ce;

B1ab(ii,iii,v) Milesia crabroniformis 16 EN B2ab(ii,iii,iv,v);

C2a(ii);

D Jordanita graeca 17 EN B1ab(ii,iii,iv)с(ii)+2ab(iii,iv);

C2a(i) Jordanita chloros 18 EN A3d;

B1ab(ii,iii,iv)+2ab(ii,iii,iv) Pyrgus sidae 19 EN A3cd;

B1ab(ii,iii,iv)+2ab(ii,iii) Thymelicus hyrax 20 EN B2ab(i,ii,iii);

C2a(i) Lemonia ballioni 1 2 21 EN B1ab(i,ii,iii) Periphanes delphinii 22 VU B2ab(ii,iii) Empusa fasciata 23 VU B1ab(ii)+2ab(ii,iii) Saga pedo 24 VU A2ab;

B2ab(i,ii,iii,iv) Carabus caucasicus 25 VU A3acd;

B1ab(iii) Cetonischema speciosa 26 VU B1b(iii)c(iii)+2ab(iii)c(iv) Capnodis cariosa 27 VU B1b(iii)с(iii) Brachyta caucasica kubanica 28 VU B1b(iii)с(iii)+2ab(iii)c(iv) Cortodera villosa circassica 29 VU B1b(iii)с(iii)+2ab(iii) Cerambyx nodulosus 30 VU B1b(iii)с(iii) Rosalia alpina 31 VU B1ab(iv) Minyops carinatus 32 VU B2ab(ii,iii) Parahypopta caestrum 33 VU A3cd;

B1ab(ii,iii) Muschampia tessellum 34 VU A3cde;

2b(ii,iii,iv,v)с(iii,iv) Zerynthia polyxena 35 VU А3acd;

В1ab(ii,iii)+2ab(ii,iii) Proterebia afra 36 VU А3cd;

B1ab(iii)c(iv)+2ab(iii)c(iv) Arethusana arethusa 37 VU A3cd;

B1ab(ii,iii,iv,iv,v)+2ab(ii,iii,iv,v);

C2a(i) Tomares callimachus 38 VU B2ab(ii,iii,iv);

C2a(i) Pseudophilotes vicrama 39 VU B1ab(iii,iv,v)c(iii,v) Maculinea arion 40 VU A3c;

B1ab(iii,iv)+2ab(iii,iv) Plebejides sephirus kubanensis 41 LC Anax imperator 42 LC Calosoma sycophanta 43 LC Cerambyx cerdo 44 LC Xylocopa valga 45 LC Scolia hirta 46 LC Scolia maculata 47 LC Parnassius mnemosyne 48 NT Bolivaria brachyptera 49 NT Alloscelis vittifrons 50 NT Liguropia juniperi 51 NT Bubastia taurica 52 NT Fieberiella lugubris 53 NT Lucanus cervus 1 2 54 NT Ergates faber 55 NT Necydalis ulmi 56 NT Clytus stepanovi 57 NT Pseudosphegesthes brunnescens 58 NT Chrysochares asiaticus 59 NT Adoxomyia obscuripennis 60 NT Spiris striata 61 NT Rhyparia purpurata 62 NT Aegle kaekeritziana 63 DD Orussus abietinus 64 DD Acherontia atropos 65 DD Hyphoraia aulica Примечание: * – жирным выделены виды, включенные в Красную книгу РФ (1997/2001);

Как видно из данных таблицы 4.4.3.1, подавляющее большинство (60%) охраняемых видов насекомых (категории CR, EN, VU) испытывает реальную угрозу исчезновения с территории Краснодарского края в обозримом будущем при сохранении современных тенденций освоения природных экосистем. В числе таковых 5 федерально охраняемых таксонов и 13 таксонов, обитающих в России только на территории Краснодарского края, преимущественно на хребтах Навагир и Маркотх. К последним относятся: Dilar turcicus, Platypteronyx auritus, Kretania zamotajlovi (рис. Е.15), Divaena haywardi, Poecilimon bifenestratus, Cardiophorus juniperinus, Lixus canescens, Thymelicus hyrax, Lemonia ballioni, Empusa fasciata (рис. Е.7), Brachyta caucasica kubanica, Cortodera villosa circassica, Plebejides sephirus kubanensis.

Один вид – Bradyporus multituberculatus, вероятно, уже исчез с рассматриваемой территории. Для региональных популяций трех видов категории DD не имеется достоверных сведений о причинах ухудшения их состояния. Остальные 22 вида (34%) не подвержены риску быстрого вымирания на территории Краснодарского края. В их числе 5 видов, включенных в Красную книгу РФ (1997/2001). В целом, такой состав фауны угрожаемых видов насекомых рассматриваемых территорий Краснодарского края не оставляет сомнения в высочайшем природоохранном статусе этих земель. По данному параметру они вполне достойны заповедования, даже на международном уровне.

4.4.4 Оценка характера и уровеня антропогенного воздействия на популяции рыб, обитающих в водоемах и реках территории ГПЗ «Утриш»

Это воздействие зависит от конкретного водного объекта, в целом же оно оценивается как интенсивное. Согласно 6-бальной шкале антропогенной деградации водных объектов (Горюнова, 2006), экосистемы описываемых рек и озёр находятся в следующем состоянии:

1) р. Дюрсо, оз. Сухой Лиман, оз. Безымянное № 1 – 3 балла, кризисная фаза;

2) р. Сукко, оз. Безымянное № 2 – 4 балла, катастрофическая фаза.

Основные лимитирующие факторы, оказывающее негативное влияние на популяции рыб таковы. В р. Дюрсо: замусоривание пойменной и русловой зоны, сброс коммунально бытовых стоков, смыв с суши нефтепродуктов и других поллютантов, застройка пойменных участков, незаконный промысел. В р. Сукко: обмеление и термофикация, интенсивная застройка в нижнем и среднем течении, замусоривание пойменной и русловой зоны, сброс коммунально-бытовых стоков, смыв с суши нефтепродуктов и других поллютантов, обработка расположенных в среднем течении реки виноградников, садов и посевов зерновых пестицидами. В озере Сухой Лиман: обмеление, любительское рыболовство, попадание в водоём твёрдых бытовых отходов и токсических продуктов их деструкции. В озере Безымянное № 1: замусоривание прибрежной зоны и дна, термофикация, добыча в качестве прилова при ловле креветок. В озере Безымянное № 2: замусоривание прибрежной зоны и дна, термофикация, обмеление, добыча в качестве прилова при ловле креветок.

Оценка современного состояния местообитаний рыб Озеро Сухой Лиман. Это небольшой (чуть более 3 га) бессточный водоём, расположенный в горной долине между горами Шахан (363 м н.у.м.) и Кобыла (531 м н.у.м.) на расстоянии около 4 км от побережья Чёрного моря. Около 60 % площади водного зеркала озера заросло полупогружённой водной растительностью, в составе которой доминирует камыш (Scirpus sp.). На дне имеются куртины погружённой водной растительности, представленной в основном рдестом (Potamogeton sp.) и стрелолистом (Sagittaria sp.). Для фауны беспозвоночных характерно наличие типичных пресноводных лимнофильных форм – ветвистоусых (Cladocera sp.), веслоногих (Copepoda sp.) и жаброногих (Anostraca) ракообразных, жуков (Coleoptera), личинок стрекоз (Odonata) и др. Озеро находится в относительно экологически благополучном районе и удалено от основных источников загрязнения. На расстоянии около 50 м от берега проходит грунтовая дорога с незначительной интенсивностью движения транспорта (2 автомобиля/час в светлое время суток летом).

Вблизи прибрежной полосы местами имеются кострища с остатками твёрдых бытовых отходов.

Озеро Безымянное № 1. Небольшой прибрежный водоём С-образной формы, располагающийся на расстоянии около 25 м от уреза Чёрного моря. Его длина составляет около 200 м, ширина – от 20 до 80 м. Грунт в приморской части представлен галькой и валунником. Остальная часть дна водоёма сильно заилена. Местами имеются незначительные участки ракушечника и щебня. Прибрежные участки озера (кроме приморской части), на расстояние 0,5–1,0 м от берега заросли полупогружённой водной растительностью. Большая часть дна густо покрыта макрофитами, образующими почти сплошной ковёр. Для фауны беспозвоночных характерно наличие типичных черноморских форм – креветок (Palaemon adspersus), равноногих ракообразных (Sphaeroma sp.), двустворчатых моллюсков (Donax trunculus, Cerastoderma glaucum), многощетинковых червей (Nereidae). Из-за интенсивного использования в рекреационных целях участков, прилегающих к описываемому водоёму, большая часть его прибрежной зоны захламлена бытовым мусором. На дне озера находится большое количество пластика. Дополнительный источник негативного влияния – промысел креветок, осуществляемый с помощью мелкоячеистых сачков или волокуш. Вместе с ними отлавливается молодь рыб.

Озеро Безымянное № 2. Имеет сердцевидную форму, вытянуто вдоль берега. Его длина составляет около 100 м, максимальная ширина – около 30 м. Водоём находится в процессе интенсивного зарастания. От моря озеро отделено высоким галечно-валуниковым баром, что практически исключает возможность попадания в него морской воды. Возможно, это является основной причиной высыхания озера. Часть озера, обращённая к морю, – приглублая, противоположная – более мелкая. Максимальная глубина составляет 1,2 м. Для фауны беспозвоночных характерно наличие тех же таксонов, что и в озере Безымянное № 1. Из-за интенсивного использования участков, прилегающих к озеру, в рекреационных целях, большая часть прибрежной зоны захламлена бытовым мусором. В самом водоёме находится влияния – большое количество пластика. Дополнительный источник негативного осуществляемый в летний период промысел креветок, вместе с которыми может вылавливаться молодь рыб.

Река Сукко. Берёт своё начало в щели Сукко севернее хребта Навагир, после чего направляется в северо-западном направлении в сторону черноморского побережья и впадает в Чёрное море в районе пос. Голубая Долина между горами Экономическая и Солдатская. По территории планируемого заповедника река протекает в виде неширокого (2-10 м) водотока с незначительным течением. Грунт представлен преимущественно щебнем и галькой. В летний период водность реки значительно снижется, поэтому в среднем и верхнем течении она разбивается на ряд небольших мелководных водоёмов с обширными застойными зонами и практически полным отсутствием течения. Местами русло полностью пересыхает. В таких случаях большая часть рыбы в этой части реки гибнет.

Состояние сообществ морской литорали на участке, предлагаемом для включений в заповедник «Утриш», относительно благополучное, благодаря сохранности донных ландшафтов и отсутствию мощных источников загрязнения. Основной источник негативного воздействия – промысел рыбы (браконьерский, любительский, промышленный). В этой связи, прежде всего, необходимо рассмотреть целесообразность размещения ставного невода в северной части мыса Большой Утриш.

4.4.5 Оценка характера и уровня антропогенного воздействия на популяции амфибий и рептилий Основным негативным фактором, влияющим на состояние популяций амфибий и рептилий, является разрушение местообитаний, в описываемом районе связанное с расширением дорожно-транспортной сети и увеличением рекреационной нагрузки.

Прибрежная полоса западного участка в значительной мере освоена и только между мысами Большой Утриш и Малый Утриш, ввиду обрывистости берега отсутствуют базы отдыха.

и имеются следы Однако здесь активно развивается неорганизованный туризм многочисленных стихийных стоянок отдыхающих. В окрестностях таких стоянок почва сильно уплотнена, территория замусорена, растительность в значительной мере нарушена, а амфибии и рептилии встречаются крайне редко.

Наибольшему антропогенному прессу земноводные подвергаются вблизи населённых пунктов (пос. Малый Утриш и Шесхарис), а также в местах летнего отдыха. Известны неоднократные случаи прямого истребления здесь представителей герпетофауны, особенно змей и безногих ящериц. На трассе Дюрсо – М. Утриш и Новороссийск – Геленджик отмечены неоднократные случаи гибели почти всех видов пресмыкающихся (за исключением настоящих ящериц) и на 1 км этих автодорог отмечали до 5 погибших экземпляров рептилий. От периодических пожаров в наибольшей степени страдает черепаха Никольского (рис. Е.17).

Останки погибших в огне черепах и особи со следами ожогов на панцире неоднократно находили на склонах г. Орёл и на склонах Маркотхского хребта в окрестностях Геленджика.

Данный вид рептилий также является объектом незаконного изъятия из природы местными жителями и отдыхающими. Известны случаи продажи черепах в зоомагазинах и на зоорынке города Новороссийска.

Оценка современного состояния местообитаний амфибий и рептилий Наиболее критично состояние таких местообитаний амфибий и рептилий, как немногочисленные в описываемом районе водотоки и небольшие постоянные водоёмы.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.