авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 |

«АННОТАЦИИ ЗАВЕРШЕННЫХ В 2010 ГОДУ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ ПРОЕКТОВ ПО ИСТОРИИ, АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ Аннотации публикуются в соответствии с решением Правительственной комиссии по высоким ...»

-- [ Страница 10 ] --

Краткая аннотация полученных результатов: Цель проекта заключалась в выявление символических аспектов этнонациональных дискурсов 1990–2000-х гг. в Сибири и в оценке его роли в формировании и распространении этничности. Основой выполнения программы стали полевые этнографические, архивные и этносоциологические исследования. Ряд материалов были впервые введены в научный оборот, в том числе были впервые описаны культовые объекты коренного населения ХМАО-ЮГРЫ. В ходе выполнения проекта на примере этнических сообществ севера и юга Западной Сибири была прослежена трансформация традиционных ценностных установок в контексте социо-культурных и политических преобразований российского общества ХIХ – ХХ в. Содержание проекта определял сравнительный анализ ситуации в среде тюркских и финно-угорских народов. По итогам проекта был сделан вывод о переориентации процессов этнизации тюркских и финно-угорских народов Западной Сибири на практики сохранения и популяризации культурного наследия. Туризм и музейное строительство стали формами презентации традиционных культур. Отличие Севера и Юга заключалось в различной степени выраженности региональной идентичности, которая на юге развивается на основе синтеза культур и традиций. Результаты исследований были введены в научный оборот в серии публикаций, включая монографии, а также в выступлениях на конференциях различного уровня.

Номер проекта: 09-01-00397а.

Название проекта: Православная Церковь и императорская власть России эпохи императора Николая I.

Руководитель: Фирсов С.Л.

Организация: Санкт-Петербургский государственный университет.

Краткая аннотация полученных результатов: Император Николай I рассматривал свою власть в качестве религиозной санкции, полученной свыше. Без этого обстоятельства любые рассуждения на тему о православном мировосприятии монарха окажутся лишенными оснований. Тягостные дни междуцарствия и восстание декабристов навсегда остались скорбным воспоминанием для Николая I, получившим корону в совершенно ненормальной ситуации. С тех пор и до гробовой доски император не уставал подчеркивать свою веру в Провидение.

В проведенном исследовании поставлен вопрос: почему отношение к Николаю I традиционно определяется через призму его абсолютной власти. При его разрешении сделан вывод о том, что личные переживания и взгляды императора всегда оказывались заслонены его «высочайшим мнением», безусловной уверенностью в себе как в Помазаннике, который может в силу этого помазанничества решить любые проблемы, найти единственно необходимые решения.

Российский гуманитарный научный фонд Повиновение себе Николай I рассматривал как религиозный долг любого, кто жил под его скипетром. Для подданных, таким образом, эта была религиозная обязанность.

В результате двухлетнего исследовательского проекта, мы пришли к выводу о невозможности игнорировать вопрос о религиозности монарха. Было доказано, что Николай I – это прежде всего религиозно ориентированный самодержец, для которого идея власти, олицетворением которой он себя осознавал, существовала неразрывно с идеей Бога.

Насколько одно вытекало из другого, и каким образом сказывалось на церковной политике его времени оказалось возможным понять, разобравшись в вопросе о Николае I как православном государе.

Установлено, что николаевская система борьбы с «расколом», в которой политическая ангажированность властей взяла верх над пониманием религиозно-народной стороны русского старообрядчества, потерпела полное поражение. Проблема заключалась в том, что к расколу старообрядчества император относился не как к религиозному явлению, а как к явлению политическому. В староверах император видел скрытых «революционеров», с которыми необходимо бороться всеми силами государственной машины.

Исследованию работы этой машины по управлению ведомством православного исповедания посвящен материал «Обер - прокуроры Святейшего Синода в царствование Николая I. (к вопросу о развитии синодальной прокуратуры в николаевское время)». В нем рассматривается развитие и усиление власти обер - прокурора Святейшего Синода во второй четверти XIX века. На конкретных примерах показывается, что церковно-государственные отношения в николаевское время окончательно оформились как доминирование государства в области управления Российской Православной Церковью.

В 1836-1839 гг. в синодальном ведомстве произошли структурные изменения, в результате которых верховная власть окончательно присвоила себе инициативу управления церковной жизнью и влияния на развитие системы духовного управления. Данному обстоятельству содействовали: создание Особой Канцелярии обер-прокурора, Хозяйственного и Духовно-учебного управления со светскими чиновниками во главе;

подчинение Канцелярии непосредственно обер прокурору, принятие в 1841 г. нового «антиепископского» Устава духовных консисторий, передававшего властную инициативу подчинённому обер-прокурору епархиальному обер-секретарю. Кроме того, Св. Синод окончательно утратил свое прошлое значение и подчинился во всем влиянию обер-прокурора, который, в лице обер-прокурора Н.А.

Протасова был только представителем государственной власти в церковном управлении. Преобразования были произведены последовательно в соответствии с предначертаниями верховной власти. А обер-прокуратура при управлении представителя государя в духовном ведомстве – Н. А. Протасова явилась заключительным этапом в борьбе иерархического начала с бюрократическим.

Помимо проведенных исследований, были собраны материалы для написания работы по истории униатского вопроса в царствование Николая I, а также началась работа по объединению подготовленных ранее и завершенных в течение 2010 г. отдельных статей в монографическое исследование, название которого совпадает с названием настоящего проекта: «Православная Церковь и императорская власть в России эпохи императора Николая I».

Номер проекта: 09-01-00398а.

Название проекта: Специализация поселений лесостепной зоны Западной Сибири на рубеже бронзового и раннего железного веков: опыт сравнительного анализа.

Руководитель: Мыльникова Л.Н.

Организация: Институт археологии и этнографии СО РАН (НИУ).

Краткая аннотация полученных результатов: Понятие «специализация» находится в стадии разработки. Можно говорить о трех уровнях специализации в древности:

- индивидуальной;

- общественной (коллективной);

- региональной (территориальной).

Изучение хозяйства и отдельных направлений специализации базируется на нескольких методах, чаще всего, применяемых как самостоятельные подходы: статистические, статистико-планиграфический, морфологический, трасологический.

Для объективного анализа корректно использовать памятники с большой площадью вскрытия. Таковыми для изучаемого региона являются поселение Линево-1 *2954 кв.м.+, городища Чича-1 *+ и Завьялово-5 *1000 кв.м.+.

Хозяйство поселения Линёво-1 является многоотраслевым.

Российский гуманитарный научный фонд Морфологический, трасологический, статистико-планиграфический методы анализа материалов памятника позволили выделить производственные площадки по обработке шкур (кожи и меха), а их количество на территории памятника – поставить вопрос о специализации всего поселения. Так как масштабы и интенсивность данного производства, судя по прослеживаемым остаткам, явно превышали потребности населения посёлка в коже и шкурах, то излишняя часть продукции предназначалась, очевидно, для вывоза за его пределы.

Все другие производства (обработка камня, рога, металла) были подчинены первому до такой степени, что есть основания предполагать импорт каменных орудий, изготовление которых производилось на месте выходов сырья.

Дисбаланс в отраслях производственной деятельности прослеживается также на городище Завьялово-5.

Анализ материалов по каждой из основных областей его хозяйства позволяет усомниться в многоотраслевом характере его экономики. Скотоводство прослеживается только по остеологическим материалам и, судя по их количеству (274 фрагмента на 1000 кв. м), значительной роли в жизнеобеспечении посёлка не играло. Стойловое содержание скота в Завялово-5 следует признать невозможным исходя из особенностей планировки городища. Охота также явно не играла значительной роли в экономике городища. При этом значительную роль в экономике городища играло рыболовство. Оно документируется остатками ихтиофауны и большим количеством разнообразных грузил. В материалах городища их насчитывается более 100 экземпляров. Таким образом, Завьялово-5 – посёлок рыболовов со слабым развитием остальных отраслей жизнеобеспечивающего производства, что, несомненно, предполагает приток извне какой - то части необходимой продукции.

Хозяйство городища Чича-1 определено исследователями как комплексное и многоотраслевое. Отмечена специализация по различной хозяйственной направленности населения отдельных зон городища. Статистико планиграфическое изучение орудийного комплекса городища позволило проследить подобные процессы и в других отраслях хозяйства: металлообработки, скорняжном производстве и рыболовстве.

Согласно данным анализа стабильных изотопов азота в костях жителей посёлка рыбная пища занимала существенную часть их рациона. Этот вид хозяйственной деятельности прослеживается по скоплениям рыбьих костей и находкам керамических и каменных грузил для сетей, металлического рыболовного крючка.

Значимой отраслью хозяйственной деятельности населения городища являлась также металлообработка. На его территории зафиксировано не менее 8 бронзолитейных производственных участка. Прослеженная на них концентрация находок, связанная с литейным производством, превосходит все известные памятники равнинной части Западной Сибири. Выявлена тенденция к специализации бронзолитейного дела, рост и развитие которого в пределах городища явно сознательно контролировался.

Одним из основных видов хозяйственной деятельности городища являлись транзитные перевозки в направлении запад-восток и север-юг. Расположение на удобных путях сообщения – одна из предпосылок возникновения и успешного развития протогородских центров. Свидетельства торговой деятельности довольно сложно уловить на археологическом материале. Выводы приходится делать на основании анализа комплекса косвенных признаков.

1) В керамическом материале прослеживаются обширные юго-западные и западные связи, позволяющие выявить керамику западного облика. 2) Источник поступления каменного сырья на городище исследователи видят в Среднем Прииртышье (Северный Казахстан). 3) Южные контакты оставили свидетельство в остеологическом материале. 4) На городище фиксируется масштабное бронзолитейное производство. Найден обломок кассетной формы для отливки слитков для хранения и транспортировки черновой меди. Спектральный анализ бронзового инвентаря зафиксировал преобладание изделий из чистой меди. Такой состав не характерен для данной эпохи и не встречается на сопредельных территориях. Очистка меди от примесей, видимо, производилась непосредственно на городище путем многократных переплавок. На данное предположение наталкивает явное количественное преобладание тиглей и ошлакованной керамики над формами.

Таким образом, Чича – транзитный центр, коммуникационный узел, центр обменных операций и металлообработки, судя по масштабам, направленной не только на обслуживание городища, но и территорию вне его.

Культура населения переходного периода представляется синкретической со значительными инокультурными включениями, вызванными обширными внешними культурно-хозяйственными связями Комплексный анализ материалов памятников позволяет поставить вопрос о производственной специализации отдельных поселений на определенном виде деятельности, выражающемся в получении отдельного вида продукта в количестве, превышающем потребности населения поселка. Причём значительное смешение культурных традиций отмечается в наиболее специализированных поселениях.

Номер проекта: 09-01-00404а.

Российский гуманитарный научный фонд Название проекта: Римский Кавказ.

Руководитель: Перевалов С.М.

Организация: Северо-Осетинский институт гуманитарных и социальных исследований им. В.И. Абаева Владикавказского НЦ РАН и Правительства Республики Северная Осетия-Алания.

Краткая аннотация полученных результатов: Проведенное исследование позволило выявить основные этапы римской экспансии в Кавказком регионе. К ним относятся: 1) создание системы клиентских (вассальных по отношению к Риму) государств Помпеем в 60-е гг. I вв. до н.э., 2) создание Каппадокийской провинции и формирование Кавказского лимеса с двумя легионами Веспасианом в 70-е гг. I в. н.э., 3) эпоха Элиев-Антонинов (II в.

н.э.) и расцвет античного Кавказа, 4) преобразования Диоклетиана и Константина и переход к системе «глубинной обороны» периода домината, 5) раздел Армении между Римом и Ираном и переход к византийскому периоду в истории Кавказа. Римское влияние на Кавказе было особенно сильным в зпадной его части: причерноморской области (Колхида), и в Иберии (Восточная Грузия). Позиция Армении и Албании была менее устойчивой, и во многом определялась внешнеполитической ситуацией на римско-парфянской (с 224 г. - римско-персидской) границе. I-II века н.э. в римско-парфянском/иранском противостоянии проходили с перевесом Рима, в дальнейшем борьба велась с переменным успехом.

Военной опорой римского владычества на Кавказе была система кавказского лимеса, состоящая первоначально из двух легионных стоянок (Мелитена, Сатала), к которым в конце III в. добавилась третья (Трапезунт) и 20-25 кастеллей (фортов) с гарнизонами из вспомогательных ^яГшгтей. Основной задачей римской армии на Кавказе и в прикавказских провинциях был контроль за населением и защита границ империи - сухопутных в Армении, морских на Черном море.

Римляне на Кавказе установили систему непрямого правления через вассальных («клиентских») правителей, получавших власть от римского императора, и обязанных проводить проримскую политику на своей территории, следить за исполнением императорского культа, платить налоги (не всегда), поставлять, в случае необходимости, отряды в римскую армию, служить интересам римской дипломатии, и т.д.

Взаимоотношения Рима и кавказских государств (Иберии, Армении, Албании, Колхиды) нельзя рассатривать с точки зрения концепции «национально-освободительной борьбы кавказских народов» с римской агрессией. Рим в своей политике на Кавказе во многом продолжал традиции эллинизма, вовлекая в процессы романизации влиятельные слои элиты кавказских обществ. Царские династии в государствах Кавказа были заинтересованы в том, чтобы интегрироваться в Греко-римскую цивилизацию поздней античности, и проводили соотвествующую политику.

Начальная стадия формирования национальных государств с местными национальными интересами падает уже на конец римского периода и связано с развитием собственной письменности и литературы на языках кавказских народов.

Контакты Рима и народов, племен и государств Кавказа в античный период следует расценивать как плодотворный обмен достижениями при активной роли Рима. Именно римский период подготовил почву для складывания в раннем средневековье особой кавказской цивилизации.

Номер проекта: 09-01-00408а.

Название проекта: Сепаратизм на постсоветском пространстве: кросс-культурный анализ.

Руководитель: Скоробогатая А.А.

Организация: Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН (ГУ).

Краткая аннотация полученных результатов: 1. Нами был разработан специальный опросник, в который вошли следующие методики: 1. Уровень и радиус доверия (вопросы шкалы на измерение доверия в Мировом опроснике ценностей (Inglehart, 1999);

2. Этническая и гражданская идентичность. В исследовании изучаются такие характеристики этнической и гражданской идентичности, как ясность (четкость-амбивалентность) и валентность (позитивность-негативность);

3. Шкала культурного соответствия (Cozzrelly &Kafara,1998);

4. Шкала установок на мультикультурализм (Berry&Kalin, 1995);

5. Изучение субъективной оценки качества жизни производятся с помощью адаптированных шкал «Шкала субъективной оценки качества жизни» К. Риф (Ryff Well-Being Scale) (Ryff, 1995);

6.

Установки на межэтническое взаимодействие и толерантность оцениваются с помощью вопросов из анкет Н.М.

Лебедевой (Этническая толерантность в поликультурных регионах России, 2002);

7.Этнические стереотипы (D. Katz, K.

Braly, 1933);

8. Шкала социально-психологической близости (или шкала социальной дистанции Богардуса) (Bogardus, 1956;

Кольцов, 1989);

9.«Шкала сепаратизма» - методика была разработана нами в рамках данного проекта, вопросы Российский гуманитарный научный фонд данной шкалы нацелены на измерение установок на культурный и политический сепаратизм. Вопросы в методиках построены по типу пятибалльных шкал, что позволило осуществить математико-статистическую обработку данных (описательная статистика, корреляционный анализ, факторный анализ).

2. В ходе основного исследования, проходившего летом-осенью 2009-2010 гг. был произведен опрос, в котором приняли участие представители следующих этнических групп: в Крыму – украинское, русское и крымско-татарское население, в Абхазии – абхазское население. Всего было опрошено 452 человек, из них украинцев – 102 человек, русских – 100 человек, крымских татар – 100 человек, абхазов – 150 человек. Распределение респондентов по возрасту: украинцы – от 14 до 60 лет, русские – от 14 до 72 лет, крымские татары – от 15 до 86 лет, абхазы – от 15 до 74 лет. Образование респондентов – среднее, среднее специальное и высшее.

3. Была осуществлена математико-статистическая обработка данных (описательная статистика, корреляционный анализ, факторный анализ).

4. Был произведен анализ взаимосвязей универсальных и специфических этнокультурных и социально психологических факторов, с установками на сепаратизм в таких регионах как Абхазия, Крым (Украина).

5. Результаты исследования взаимосвязи характеристик этнической идентичности и установок межкультурного взаимодействия с установками на сепаратизм представителей украинского, крымско-татарского и русского населения Крыма, а также абхазов проживающих в Абхазии, позволяют прийти к следующим выводам:

1. Выявлен высокий уровень значимости этнической идентичности у представителей всех обследованных групп. Это свидетельствует о том, что респонденты воспринимают эту сферу как содержащую потенциал проблемности. Этот факт является, вероятно, косвенной иллюстрацией неблагоприятной обстановки межэтнического взаимодействия в исследуемых регионах.

2. Результаты анализа этнополитических категории в групповых самохарактеристиках показали, что у абхазов и крымских татар этническая компонента выражена более чем у половины респондентов, так же как этническая идентичность более актуальна, чем гражданская, у всех исследуемых нами групп.

3. Позитивная этническая идентичность (позитивные автостереотипы) в целом по выборке взаимосвязана с этнической толерантностью, но не во всех группах обнаружена такая взаимосвязь. У крымско-татарских респондентов по отношению к русскому населению Крыма сохраняется интолерантность при позитивной этнической идентичности (позитивных автостереотипах).

4. Установки на сепаратизм взаимосвязаны с установками на внутриэтническую консолидацию (у русских и абхазов), с позитивными чувствами, связанными с этнической идентичностью (у крымских татар и у русских), с общим уровнем удовлетворенности жизнью и с субъективным ощущением счастья.

5. Представители всех четырех этнических групп признают дифференцирующую (разделительную) роль этничности и при этом сохраняют толерантное отношение друг к другу, о чем свидетельствуют преобладание позитивных гетеростереотипов и близкая социальная дистанция между представителями групп в Крыму.

6. Факторный анализ ответов всего массива показывает, что в сознании респондентов присутствуютдве разнонаправленные тенденции. С одной стороны, надо бороться за сохранение своей культуры и этничности: если представители этнических или культурных групп желают сохранять свою культуру, они должны за это бороться, но это должна быть борьба цивилизованными методами политического урегулирования, дабы сохранить государственную целостность. С другой стороны, единство государства не должно нарушаться действиями разных этнических и культурных групп, живущих по своим традициям и стремящихся к самостоятельности, даже в случае нарушения религиозных прав и свобод лучше отказаться от борьбы за суверенитет, потому что это влечет за собой вооруженные конфликты, гибель мирных людей. При этом нашими респонденты признают независимость Косово, Абхазии и Южной Осетии и поддерживают тезис об этническом многообразии.

6.. По результатам исследования была подготовлена рукопись коллективной монографии «Кросскультурное исследование межэтнического взаимодействия на примере Крыма и Абхазии» (12 а.л.) В монографии представлены результаты кросскультурного исследования взаимосвязи установок на сепаратизм с основными показателями этнической идентичности и межкультурного взаимодействия у представителей наиболее многочисленных этнических групп населяющих Крым и Абхазию. Рассматриваются особенности конфессиональной ситуации и этнополитический статус народов в современной Абхазии. А также содержит подробный анализ политического поведения крымскотатарских репатриантов и мониторинга прессы в Крыму.

Номер проекта: 09-01-00412а.

Название проекта: Антропоморфная пластика древних культур Сибири и тихоокеанского бассейна.

Российский гуманитарный научный фонд Руководитель: Соловьева Е.А.

Организация: Институт археологии и этнографии СО РАН (НИУ).

Краткая аннотация полученных результатов: Настоящий проект является одним из первых результатов серии проектов, посвященных изучению различных аспектов возникновения и эволюции ритуально-обрядовой практики и сопровождающих их разнообразных форм мобильного и монументального искусства в древнейших культурах тихоокеанского бассейна.

В ходе работы по проекту установлены исключительно важные контакты с зарубежными научными центрами и организациями: Университетом Метрополитен (Токио, Япония), Университетом Кокугакуин (Токио, Япония), Университетом Мэйдзи (Токио, Япония), музеем Михо (г. Киото, Япония), Университетом Тохоку (Сендай. Япония), Институтом изучения японского искусства и культуры (г. Сэнсбери, Англия), Международной группой по изучению керамической пластики (Калифорния, США), Университетами Валье и Каука (г. Кали и Манисалес, Колумбия), Центром по изучению культурного наследия (г. Манта, Эквадор). Все это позволило использовать в исследовании богатейшие материалы по различным регионам тихоокеанского бассейна – Дальний Восток (континентальная часть России и Японский архипелаг), Северная Америка (остров Кадьяк, прибрежные районы штатов Вашингтон, Орегон и Калифорния), Мезоамерика (перешеек Теуантепек) и Южная Америка (территория Колумбии, Эквадора и Перу).

Подавляющая часть информации и иллюстративного материала, собранного в ходе работ, представлены в отечественной археологической литературе впервые. Центральной и отправной точкой исследований по проекту стали обширные коллекции догу – своеобразного вида антропоморфной пластики, характеризующей период дземона (13-2,5 тыс.л.н.) на Японских островах. Определено 6 основных линий сравнения статуэток, позволяющих формировать достаточно полную характеристику любого изображения данного типа:

1. Разделение статуэток на полые и цельные.

2. Возможность обзора (восприятия) изображения (реалистичные фигурки, рассчитанные на круговое (панорамное) восприятие, и фигурки, где вся информация для зрителя выводится на одну плоскость).

3. Третья линия сравнения – наличие или отсутствие орнамента.

4. Размещение «вертикально» и «горизонтально».

5. Половая принадлежность статуэток.

6. Детальность (реалистичность) изображения.

Таким образом, любую статуэтку становится возможным описать при помощи данных линий сравнения, информации о времени и месте существования.

Многообразие форм, размеров, орнаментальных мотивов, приёмов исполнения догу в собраниях японских музеев, университетов и центров позволяет находить для всестороннего анализа и семантической интерпретации самые широкие параллели среди предметов искусства Дальнего Востока и всего тихоокеанского бассейна, включая прибрежные районы Северной Америки, Мезоамерики и Южной Америки.Феномен догу прежде всего в том, что данный вид пластики не связан с раннеземледельческими культурами, он появляется и около 10 тыс. лет развивается в обществе охотников-собирателей и рыболовов. В данном случае, речь идет об экономике присваивающего типа, и привязка фигурок к культу «плодородия» не столь очевидна, как в Передней Азии, на Балканах или в Мезоамерике.

Как элемент декоративного творчества и как атрибут церемониально-обрядовой практики догу логично вписываются в ансамбль антропоморфных изображений, известных в неолите Евразии и в тихоокеанском бассейне (формативный период в Мезоамерике, Колумбии, Эквадоре, Перу). Как и в упомянутых регионах японские догу встречаются в жилищах, в погребениях, в виде отдельных находок, а также в пределах ритуальных комплексов и кладов.

Антропоморфная пластика – исключительно важный археологический источник, дверь в сложнейший мир древних церемоний и ритуалов, а также своеобразная энциклопедия древних культур.

Результаты работы по проекту освещены в 9 публикациях на русскоми английском языках, а также представлены на российских и международных конференциях (Нидерланды) и семинарах (Япония).

Номер проекта: 09-01-00413а.

Название проекта: Государство, общественная жизнь и народные массы на востоке России при антибольшевистских правительствах (1918–1922 гг.).

Руководитель: Рынков В.М.

Российский гуманитарный научный фонд Организация: Институт истории Объединенного института истории, филологии и философии СО РАН.

Краткая аннотация полученных результатов: Целью проекта являлось исследование ключевых проблем и выявление важнейших тенденций взаимодействия государства и общества на востоке России в антибольшевистский период Гражданской войны. Он выполнен в широких территориальных (Поволжье, Прикамье, Урал, Сибирь, Дальний Восток) и хронологических рамках.

В ходе выполнения проекта были сделаны доклады на 4 международных и 3 всероссийских научных конференциях, опубликовано 5 статей и 5 тезисов докладов, представлены доклады на международную и всероссийскую научные конференции, подготовлены к публикации 2 статьи и 2 тезисов докладов. Общий объем опубликованных в ходе выполнения проекта текстов составил 6,95 п.л. Главным итогом является подготовка рукописи монографии объемом 12 а.л., которая снабжена графическими и табличными приложениями на 3 а.л. Она отразила основное содержание и результаты проекта. В частности, составлен справочно-аналитический обзор истории возникновения и взаимодействия друг с другом антибольшевистских государственно-политических образований на востоке России в годы Гражданской войны;

осуществлен детальный анализ опыта государственного строительства и показано развитие институтов государственной власти в лагере восточной контрреволюции в их континууме от зарождения в начале 1918 г. до ликвидации осенью 1922 г.;

изучены характер деятельности органов местного самоуправления и их взаимодействия с государством и основными общественными силами;

представлен обобщающий обзор и анализ истории общественных организаций на востоке России;

исследована история организационного строительства кооперации и предпринимательских объединений на востоке России, особенности их взаимодействия с обществом;

проанализированы положение периодической печати и особенности взаимодействия государства и различных общественных сил на информационном пространстве;

исследовано влияние Гражданской войны на практику повседневного поведения населения, стратегии его адаптации к условиям социально-политического и экономического кризиса.

Для дальнейшего осмысления истории революции и Гражданской войны имеют значение следующие, доказанные в проекте положения:

1) В ходе Гражданской войны произошел распад единого российского государства. Большинство возникших в восточных регионах России антибольшевистских правительств являлось органами государственной власти. Ими был воссоздан государственный аппарат, они отчасти осуществляли суверенные права на определенной территории. В то же время они являлись не полноценными государствами, а временными и переходными государственно политическими образованиями.

2) В период революции и Гражданской войны наблюдался всплеск общественной активности, которая затронула небольшую часть населения. Выступавшие от имени широких слоев населения лидеры в действительности не представляли те группы общества, от имени которых говорили. Чрезвычайно разветвленное, многообразное и сложноорганизованное общественное движение на востоке России в 1918 – 1922 гг. нельзя охарактеризовать как гражданское общество. По форме протекавших в нем процессов оно напоминало институты гражданского общества на стадии становления, но по сущности его свободное функционирование вело к разрушению гражданского мира и взаимопонимания, ослаблению или даже слому государства.

3) В антибольшевистском лагере сохранялась более широкая, чем в Советской России, возможность самоорганизации общества. В условиях жесточайшего гражданского конфликта это лишь отчасти канализировало социальную энергию общественности в русло конструктивного социального взаимодействия. В значительной степени потенциал общественности направлялся на отстаивание социально-эгоистических интересов, противостоял задаче государства консолидировать общество на борьбу с военно-политическим противником.

4) В повседневной жизни общества доминировало влияние комбатантов, носителей военизированного типа поведения и взаимодействия с окружающими.

5) Возможность относительно свободного вступления людей в первичные ассоциации и их крупные союзы по профессиональному, национальному, культурному, политико-идеологическому принципу явилась важным социальным амортизатором, облегчавшим выживание в кризисных условиях, что отличало антибольшевистские режимы от советского строя. Антибольшевистские режимы предоставляли больше возможностей для адаптации населения к сложным условиям Гражданской войны, чем советская власть, но оказались плохо приспособлены для концентрации в своем распоряжении ресурсов, необходимых для достижения победы над своим военно политическим противником.

Номер проекта: 09-01-00422 а.

Название проекта: Демографические процессы в подстоличных уездах в первой половине XVIII в. (Опыт анализа массовых источников по церковному и ревизскому учету населения).

Российский гуманитарный научный фонд Руководитель: Кащенко С.Г.

Организация: Санкт-Петербургский государственный университет.

Краткая аннотация полученных результатов: В 2009- 2010 году была завершена поисковая работа в федеральных и региональных архивах. Обследованы фонды федеральных и ряда региональных архивов на предмет детального выявления источников по исторической демографии подстоличных уездов Санкт-Петербургской губернии (первая половина XVIII века). Работа является уникальной в силу плохой сохранности документов первой половины XVIII в. в других регионах страны. Установлено, что столичная губерния выгодно отличается от ряда других регионов России высоким уровнем сохранности документов XVIII в. Источниковедческий анализ показал, что источники 2-й трети XVIII в. являются репрезентативными не только при изучении демографической ситуации на локальном уровне (в отдельных приходах), но и при изучении демографических процессов в масштабах Санкт-Петербурга, и отдельных уездов.

Выполнен комплексный источниковедческий анализ основного массива метрических книг, исповедных росписей, ревизских сказок, сводных документов по ряду сельских и городских приходов Санкт-Петербургской губернии.

Изучены делопроизводственные материалы Санкт – Петербургского духовного правления. Рабочая группа разработала и апробировала в различных комбинациях методы демографического анализа ранних источников по истории народонаселения с учетом их характерных особенностей (сохранности и качества заполнения).

Выявленные массовые источники являются высокоструктурированными документами, что позволило эффективно применять при их обработке компьютерные технологии. Завершена работа по созданию и обработке с помощью методов статистики реляционных компьютерных баз данных по материалам метрических книг, исповедных росписей и ревизских сказок сельских и городских приходов за 1736 – 1748 гг.

Произведены расчеты основных показателей, характеризующих рождаемость, брачность, смертность, структуру и численность населения, состав семьи в различных уездах Санкт-Петербургской губернии в первой половине XVIII в., измерена возрастная аккумуляция и другие показатели. Результаты исследования изложены в научных статьях и монографии «Демографические процессы в подстоличных уездах в первой половине XVIII в. (Опыт анализа массовых источников церковного учета населения)», выступлениях на российских и международных конференциях.

Номер проекта: 09-01-00430а.

Название проекта: Памятники писцовых описаний дворцовых вотчин Тверского края второй половины XVII века.

Руководитель: Комиссаренко А.И.

Организация: Российский государственный архив древних актов Федеральной архивной службы России (ГУ).

Краткая аннотация полученных результатов: Подготовлена публикация «Памятники писцовых описаний дворцовых вотчин Тверского края второй половины XVII века». В нее войдут тексты «Дозорных и переписных книг карельских дворцовых вотчин Бежецкого, Новоторжского, Ярославского и Угличского уездов» дворянина московского Д.Г.

Тютчева и подьячего В. Второво 1668-1669 гг. Карельские дворцовые вотчины Бежецкого Верха (существенной части Тверского края), включавшие земли Бежецкого, Новоторжского, Ярославского уездов и возникшие в конце 1650-х начале 1660-х гг. в итоге массового переселения карел в пределы Русского государства после русско-шведской войны 1656-1658 гг, относились к числу крупнейших дворцовых владений II половины XVII в. Подлинных «Дозорных и переписных книг» (именно так называли их сами писцы Д.Г. Тютчев и подьячий В. Второв) не сохранилось. Дошедшие до нас списки показывают, что их было две. Текст книг дошел до нас в двух списках. Первый список был составлен еще до пожара 1737 г. с подлинника книги, скрепленной дьяком Ф. Тютчевым и справленной С.Савлуковым. Ныне он хранится в фонде Оружейной палаты РГАДА. Этот список был введен в научный оборот Ю.В. Готье, использован А.С.

Жербиным. Второй вписок был составлен с книги, заверенной подписью дьяка С. Кудрявцева. При этом была использована ее копия, хранившаяся у ярославского дворцового управителя И. Сапеги и затребованная в 1740 г. в связи с восстановлением документов Московского дворцового архива после пожара 1737 г. Эта копия была обнаружена авторами настоящей статьи в дворцовом отделе РГАДА. Взятые вместе оба списка полностью передают содержание дозорных и переписных книг Д.Г. Тютчева и переписных книг Д.Г. Тютчева и В. Второво 1668-1669 гг.

Подобно писцам Поместного приказа Тютчев и Фторов фиксировали мужское население крестьянских (бобыльских) дворов. Вместе с тем в отличие от первых они указывали также были ли женаты взрослые родственники дворохозяина (дети, братья, племянники) Они указывали также возраст несовершеннолетних детей и неженатого мужского населения. В связи с этим дозорная книга 1669-1670-гг. дает возможность изучения как населенности крестьянского (бобыльского) двора, так и структуры проживавшей в нем семьи.

Формуляр книги включает сведения о поголовье скота в крестьянских дворах. Особого внимания заслуживают сведения о коровьем поголовье. В книге зафиксированы сведения о коровах, «бычках» и «подтелках» каждого Российский гуманитарный научный фонд крестьянского (бобыльского) двора. При этом указан возраст молодняка. Такие же данные о молодняке присутствуют и в описании рабочего скота. Описание овец и свиней в книге включает данные об их количестве. Книга имеет подробные итоговые записи, где указано общее количество всех видов скота в каждом поселении и отдельно взятой вотчине. Как видно, сведения дозорной книги 1669-1670 гг. о крестьянском животноводстве отличаются полнотой.

Так, дворы крестьян О. Петрова и В.Андреева из села Никольского Новоторжсккого уезда имеют описание: «(в) Овдокимка Петров, у него сын Федотко году да племянник Васка Петоров женат, да животины две лошади, шесть коров, бык году, два бычка по два года, два подтелка погоду, овца, свинья»;

…(в) Васка Андреев, у него два сына Илюшка пятнатцати лет, Фетка семи лет да пасынок Гаврилко Артемьев женат, да животины две лошади, шесть коров, бык году, три овцы, девять свиней» Таким образом описано более 2756 дворов.

Данные публикуемых источников пополняют корпус сведений, выявленных в результате углубленного изучения крестьянского хозяйства и крестьянского двора как его части в отечественной историографии в последние 40 лет.

Материал книг подтверждает вывод о взаимосвязанности численности и структуры крестьянской семьи с производственными возможностями сельского двора. Публикуемые источники обеспечивают также возможность дальнейшего изучения бобыльства как категории сельского населения.

Номер проекта: 09-01-00433а.

Название проекта: Дневник М.А. Корфа за 1844-1845 гг.

Руководитель: Ружицкая И.В.

Организация: Институт российской истории РАН (ГН НИУ).

Краткая аннотация полученных результатов: Подготовка к публикации такого источника, как Дневник М.А. Корфа за 1844-1845 гг., несомненно, должна стать событием в отечественной историографии. Издание полного и не цензурированного текста Дневника позволит не только конкретизировать многие эпизоды российской жизни 1830 1840-х гг., но по-новому осветит ряд страниц отечественной истории того времени.

В наше время интерес исследователей к истории политических институтов Российского государства, а также к тем, кто непосредственно участвовал в их функционировании, постоянно возрастает. Роль верховной власти в авторитарных политических системах всегда была значительной, и без учета этой роли невозможно понять многие кардинальные повороты нашей истории. Подобное положение вещей побуждает современных ученых уделять специальное исследовательское внимание российским самодержцам и непосредственно окружавшей их придворно бюрократической среде. Вопрос об ориентации верховной власти в сложной системе принятия решений является и вопросом о воздействии на представителя такой власти лиц из его ближайшего окружения. В этой связи весьма важен вопрос о характере политического компромисса, консенсуса между различными группировками внутри правительственного лагеря, между правительством и обществом. Все эти проблемы с достаточной полнотой освещены в Дневнике М.А. Корфа.С публикацией его полной и первозданной версии исследователи получат богатый фактический материал для изучения внутриполитических процессов в России в годы правления императора Николая I. Это, в свою очередь, позволит в свете происходящей в последнее время переоценки деятельности этого императора взглянуть на его царствования как на период, не просто предшествовавший, но в какой-то степени подготовивший Великие реформы его преемника. Введение в научный оборот источника такого масштаба, каковым является Дневник статс-секретаря М.А. Корфа, прояснит многие страницы, связанные с законодательной деятельностью Николая I, приоткроет завесу тайны над причинами принятия и «непринятия» ряда законодательных актов, рассекретит мотивы поведения многих высших сановников при обсуждении документов подобного рода.

Полного, не фрагментарного издания Дневника не предпринималось. После смерти Корфа в «Русской старине» были опубликованы отдельные части Дневника (Из записок барона (впоследствии графа) М.А. Корфа // Русская старина.

1899. N 5–12;

1900. N 1–7;

Из дневника барона (впоследствии графа) М.А. Корфа. Там же. 1904. N 1–2, 5–6;

Переиздано: Барон Модест Корф. Записки. М., 2003). Это была «выборка», сделанная самим автором и хранившаяся в Комиссии по сбору материалов к полной биографии и истории царствования императора Николая I (Корф был первым председателем этой Комиссии). Однако эти «отрывки», по словам Корфа, не вполне передают содержания Дневника, поскольку тогда «для многого не наступило еще время гласности». Помимо авторской цензуры, эти записи подверглись проверке со стороны императора Александра II. После такой двойной цензуры трудно относиться к этим фрагментам как к непосредственному впечатлению, записанному «почти в самую минуту событий, их очевидцем и участником» (Корф). Не говоря уже о том, что опубликованное составляет лишь незначительную часть Дневника.

Дневниковые записи были использованы Корфом и при создании книги «Император Николай I в совещательных собраниях» (1843). Вместе с другими материалами Комиссии по сбору материалов к полной биографии и истории царствования императора Николая I она была опубликована в одном из сборников Русского исторического общества (СРИО. Т. 98. 1896).

Российский гуманитарный научный фонд Таким образом, непосредственно сам Дневник в его оригинальном виде не издавался. Между тем, знакомство с этим источникам дает историкам не только дополнительный материал по изучению внутренней политики России второй четверти XIX в., но также сможет способствовать выявлению типа политического сознания и модели поведения целого слоя высших чиновников, сформировавшихся при Александре I, занявших высокие посты в николаевское царствование и активно включившихся в процесс переустройства страны середины столетия.

Номер проекта: 09-01-00444а.

Название проекта: Переписка великого князя Константина Николаевича с императорами Николаем I и Александром II. 1833 – 1861.

Руководитель: Захарова Л.Г.

Организация: Московский государственный университет им.М.В.Ломоносова (ГОУ).

Краткая аннотация полученных результатов: Впервые полностью подготовлен к публикации текст переписки великого князя Константина Николаевича (1827 – 1892) с отцом, императором Николаем I и братом, цесаревичем Александром Николаевичем, с 1855 – императором Александром II. Переписка одного из наиболее значительных государственных деятелей России XIX в. с двумя российскими императорами за период длиной в четверть века – это исключительно важный исторический источник сведений о внутренней и внешней политике России 1840-х – начала 1860-х гг., то есть сразу двух важнейших эпох отечественной истории, Николаевского царствования и начального периода царствования Александра II. Письма великого князя Константина уникальны тем, что показывают нам жизнь императорской семьи, дворов иностранных государств, целую панораму жизни Европы, ряд ключевых событий российской и мировой истории (от Венгерского похода 1849 до подготовки Крестьянской реформы 1861), увиденные глазами современника и непосредственного участника событий, притом обладающего тонким умом, прекрасно образованного, имеющего свои политические взгляды. Диалог его с отцом и братом раскрывает особенности отношений внутри императорской фамилии, имевшие прямое воздействие на политику. Письма каждого из участников переписки позволяют понять индивидуальность каждого из них, приоткрывают механизм принятия судьбоносных решений, особенности подхода к государственному управлению каждого из императоров, что должно помочь современному исследователю приблизиться к адекватному пониманию политической истории России и Европы второй половины XIX в. Со страниц «Переписки» перед читателем возникает Россия, воспринимаемая великим князем Константином Николаевичем, императорами Николаем I и Александром II в развитии ее внутренних процессов (экономических, общественно-политических, культурных), и одновременно в ее внешних связях и ее положении в мире.

Все документы печатаются без каких-либо сокращений и в подавляющем большинстве впервые. Публикация снабжена содержательными комментариями, в которых использованы архивные материалы. (особенно дневник великого князя Константина Николаевича, его обширная переписка с государственными и общественными деятелями, «Материалы к жизнеописанию великого князя Константина Николаевича», собранны его секретарем и сподвижником А.В. Головниным и др.). Помимо комментариев имеются Указатель имен (аннотированный) и Указатель географических названий. Публикация предваряется «Предисловием», в котором раскрывается все богатство «Переписки», многообразие отразившихся в ней сюжетов, а также статьей «От редактора» об археографических принципах издания.

Номер проекта: 09-01-00445a.

Название проекта: Происхождение тунгусоязычных народов, их адаптация к экстремальным условиям Северной Азии. Проблема сохранения генофонда малочисленных народов.

Руководитель: Спицын В.А.

Организация: Медико-генетический научный центр РАМН (ГУ).

Краткая аннотация полученных результатов: Тунгусоязычные народы являются уникальными том отношении, что они распространены на огромной территории, от Енисея на западе Сибири до Тихого океана на востоке и от прибрежных регионов Северного ледовитого океана до бассейна р. Амур. Различия в образе жизни северо-тунгусских и южно-тунгусских народов представляют интерес в связи сжидаемыми демографическими различиями.

Сформирована база данных о распределении иммуно-гематологических и генетико-биохимических маркерах.

Российский гуманитарный научный фонд Предпринят био-демографический анализ среди ряда популяций эвенков и эвенов для идентификации показателей уровня здоровья.

Из биологического материала, полученного от группы эвенков северо-восточной Сибири были выделены образцы ДНК Произведен анализ полной последовательности (сиквенирование) митохондриального генома в выборках из популяций ненцев полуострова Ямал и тофаларов Восточных Саян. С применением методов математико статистического анализа выполнены попарные сравнения частот встречаемости гаплогрупп митохондриальной ДНК в изучаемых выборках с соотнесением их с географическим положением.

Номер проекта: 09-01-00447а.

Название проекта: Происхождение и развитие звериного стиля в зонах контактов кочевых культур раннего железного века.

Руководитель: Рукавишникова И.В.

Организация: Учреждение Российской академии наук Институт археологии РАН.

Краткая аннотация полученных результатов: В результате исследования различных декорированных в зверином стиле предметов Нижнего Поволжья, Казахстана, Южного Урала, Приуралья, Тувы, Хакассии, Алтайского края, Кавказа были собраны выборки изображений (их рисунков, фотографий), проанализированы, как стилистически, так и хронологически. Все собранные изображения включены в общую систему базы данных (созданной на основе изображений Южного Урала), где каждое изображение разобрано по одиннадцати категориям - признакам. В результате этой работы проведено уточнение системы в содержательной основе набора признаков. Добавлена хронологическая характеристика и важная для звериного стиля – иконографическая - поза. Это позволило создать разветвленную базу данных для геоинформационной системы, используя фотографии изображений, рисунки. Работа системы подтверждалась исследованиями соотношений разных признаков. Один из аспектов сложного разветвленного анализа – композиционный подход рассматривается в работе «Композиции зооморфных изображений Южного Приуралья как важнейший аспект в изучении звериного стиля Евразии раннего железного века». Сделан доклад в Китае, в Пекинском институте социальных исследований» во время визита в Пекин на конференции-семинаре. Доклад посвящен методике подхода этой работы: «Развитие звериного стиля в зонах контактов кочевых культур раннего железного века. Изображения Южного Приуралья Филипповского могильника, как выдающейся выборки звериного стиля раннего железного века». Другой из аспектов сложного разветвленного анализа – технология производства предметов, декорированных звериным стилем, и ее сочетание с разной стилистикой изображений, рассматривается в работе «Изучение стилистических черт изображений в зверином стиле и анализ металла этих предметов. Происхождение предметов с изображениями в зверином стиле из Южного Приуралья». Это исследование иллюстрирует действительную работу систематизационного подхода изучения различных признаков предметов с изображениями для выводов по происхождению тех или иных стилистических особенностей звериного стиля. Работа проведена с применением естественно-научных методов: спектрального анализа бронз, для изучения предметов искусства. Были изучены ряд сложных, семантически значимых изображений при помощи анализа по выделенным признакам изделия и изображения. Этот подход позволяет найти простые стилистические аналогии, что предоставляет судить о происхождении и мировоззренческом контексте.

Результаты исследования представлены на двух конференциях и в докладе на конференции-семинаре в Пекине:

Участие с докладом на конференции: «Пятые кубанские чтения». Издание тезисов: «Композиции зооморфных изображений Южного Приуралья как важнейший аспект в изучении звериного стиля Евразии раннего железного века».

Участие в конференции «Торевтика в древних и средневековых культурах Евразии», проведенную Алтайским Государственным университетом, кафедрой археологии, с докладом: «Изучение стилистических черт изображений в зверином стиле и анализ металла этих предметов. Происхождение предметов с изображениями в зверином стиле из Южного Приуралья».


Участие по приглашению с докладом во время визита на конференции-семинаре в Пекинском археологическом институте: «Звериный стиль кочевых культур раннего железного века. Изображения Южного Приуралья Филипповского могильника, как выдающейся выборки звериного стиля».

Подготовлен итоговый доклад по исследованию: «Развитие звериного стиля в зонах контактов кочевых культур раннего железного века (система признаков для анализа изображений звериного стиля)» (Для сарматского Российский гуманитарный научный фонд семинара). Также подготовлены в рамках этой методики: статья «Композиционные схемы звериного стиля Среднего Дона», и глава в коллективной монографии «Звериный стиль из могильника Кривая Лука VIII».

Написана предварительная рукопись по теме исследования, содержащая базу данных по изображениям.

Дальнейшая работа с базой данных позволит выявить некие территориально-хронологические тенденции, которые позволят судить о распределении во времени тех или иных типов изображений. Соотнесение этих данных по разным регионам последовательно и по всей территории, по последовательным хронологическим периодам (относительным, выявленным в ходе хронологического распределения изображений, привлечение аналогий) позволит обнаружить сложную картину распределения по времени и по территории отдельных типов изображений.

Анализ этих сложных «цепочек», осмысление результатов в зонах контактов кочевых культур дадут возможность судить о происхождении и развитии тех или иных изображений, групп изображений, варианта стиля. Это, в итоге, и приближает к решению проблемы происхождения «звериного стиля».

За последние 20 лет в отечественной археологии были раскопаны яркие памятники, содержащие предметы с изображениями в «зверином» стиле, такие как: Филипповский могильник, Аржан 2, Новозаведено 2, могильник Ак Алаха. Эти памятники представляют различные регионы.

Многие исследователи обращают и обращали внимание на стилистические различия и сходства изображений из столь отдаленных друг от друга памятников (Е.В.Переводчикова, Е.Ф.Королькова, А.Р.Канторович, Е.С.Килуновская, исследователи «звериного стиля», а также исследователи самих памятников, как, например, С.И.Руденко, К.В.Чугунов). Вслед за М.И.Ростовцевым и за Г.Боровкой исследователям предоставляется возможность после анализа изображений из новых раскопок искать истоки в Китае (Е.Богданов), на Алтае и в Туве (Н.Л.Членова), вслед за В. Киселем в Средней Азии. Не отвергается основная теория происхождения «звериного стиля» из иранских древностей (М.П.Артамонов, Е.А. Кузьмина). Помня о глобальной теории каждый исследователь «звериного стиля»

конкретного региона ищет более ранние аналогии, чтобы понять происхождение того или иного образа, тем самым, добавляя знания к изучению общей проблемы.

В пространстве выборок изображений удобно применять базы данных и ГИСы, так как материал неоднородный, систематизируется по различным признакам и имеет пути распространения.

Эта база данных показывает, что в территориальном пространстве распространения вариантов звериного стиля от Южного Урала до Тувы и Минусинской котловины существовало некое единство, формируемое широко распространенными образами и некоторыми приемами изображений при безусловной особенности в рамках ареалов вариантов стиля.

При композиционных сходствах сложных композиций можно судить о сходствах в мифологических импульсах.

Широко представлены два периода развития звериного стиля в этих ареалах. Первый связан с такими образцами как коллекции Аржана 2 и Чиликты. Второй – Филипповский, Башадар, Иссык, Кара-оба. Более ранний период представлен для восточных вариантов аржано-майемирским периодом и связан происхождением с наскальным искусством центральной Азии и аньянским Китаем в отношении разработки образа хищника (Боталов Е., 2005). А также и импульсом, связанным с искусством Древнего Ирана (луристанских бронз и торевтики Зивиее), который отразился в искусстве камнерезов пос. Тоголок (Афганистан).

Он же отразился и, возможно, восточнее чуть позже:

Не исключено, что в раннескифское время существовал не исследованный до сих пор центр кочевой культуры, расположенный в горно-степных областях Северной Индии и Пакистана, где известны большие курганные могильники.

Этот же импульс через Кавказ достиг в раннескифское время и Предкавказья и Причерноморье – Родину скифов.

Таким образом, изучая системно варианты звериного стиля, можно прийти к выводу о полицентричности происхождения этого явления, существования его вариантов и образов в сложных взаимосвязях и влияниях.

Номер проекта: 09-01-00451а.

Название проекта: Раннеаланское население Центрального Кавказа первой половины I тысячелетия н.э. по данным палеоантропологии и археологии: антропологический состав, происхождение и этническая история.

Руководитель: Герасимова М.М.

Организация: Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН (ГУ).

Российский гуманитарный научный фонд Краткая аннотация полученных результатов: За время работы над проектом были исследованы археологические и палеоантропологические материалы из 10 могильников Северной Остетии, Дагестана и Южного Казахстана.

Полученные археологические, краниологические, остеологические и одонтологические материалы позволяют уточнить данные по культурогензу народов Центрального Кавказа рубежа эр. К настоящему времени тезис о смешанном происхождении населения сарматского времени Центрального Предкавказья представляется бесспорным. Огромное морфологическое разнообразие, которое мы фиксируем на территории Северного Кавказа и Предкавказья, является свидетельством проживания здесь различных этнических групп неконсолидированного населения, разнящихся физическими особенностями, особенностями культуры и образом жизни и не сложившихся еще в единую этническую общность. Грунтовые катакомбные могильники и более поздние катакомбы в курганах оставлены различными группами населения. К сожалению, материал, имеющийся в нашем распоряжении не позволяют окончательно ответить на вопрос о преемственности групп населения, хоронивших своих умерших в катакомбах грунтовых могильников, с более ранним населением, хоронившим в катакомбах курганов-кладбищ.

Изученные материалы Средней Азии также крайне скудны. Установившееся представление о сопряженности этнонима «аланы» с катакомбным обрядом погребения и антропологическими особенностями погребенных (долихокрания, узкий лицевой скелет) (Алексеев, 1974, Алексеев, Гохман, 1984) в настоящее время не представляется столь бесспорным, как раньше (Герасимова, Суворова, Фризен, 2008)..Анализируя антропологические материалы из катакомбных погребений с территории Средней Азии (Гинзбург, Трофимова, 1972, Кияткина, 1964, 1976, Ходжайов,1980, 2008) эпохи раннего средневековья, приходим к выводу об огромном разнообразии антропологических вариантов, свойственных погребенным в катакомбах. Во многом, оно объясняется как наличием значительного числа типов устройства этого погребального сооружения и растянутостью во времени, так и малочисленностью палеоантропологических материалов, затрудняющей проведение анализа из-за индивидуальной изменчивости. Поэтому имеющиеся материалы не позволяют утвердительно и однозначно ответить на вопрос о происхождении групп населения, оставивших и в Центральном Предкавказье и в Средней Азии катакомбы рубежа эр.

Номер проекта: 09-01-00459а.

Название проекта: Гражданская ответственность и культура в изменяющемся социуме (Россия и Испания в ХХ в.

Сравнительный анализ).

Руководитель: Гранцева Е.О.

Организация: Институт всеобщей истории РАН (ГУ).

Краткая аннотация полученных результатов: По итогам проведенного исследования подготовлена к публикации коллективная монография «Гражданская ответственность и культура в изменяющемся социуме»., представляющая собой сравнительное исследование истории России и Испании ХХ - начала ХХI вв., цель которого - проследить специфику механизмов формирования и особенностей развития гражданского общества в этих странах, во взаимосвязи с культурными процессами, а также ввести в научный оборот новые документальные источники, связанные с историей нашей страны. Монография состоит из трех частей, каждая из которых связана с переходным этапом в истории России и Испании, обусловившим характеристику состояния современного ему общества как «изменяющегося социума». Первая часть «Раскол: Русский бунт и Две Испании», посвящена периоду революций, гражданских войн и зарождения тоталитаризма в России и Испании. Во второй части «Оттепель: Климатические особенности» рассматриваются пределы тоталитаризма в СССР, дается обзор идейных течений и борьбы журналов в период оттепели, выделяются элементы гражданского общества, сохранявшиеся под давлением «застоя». Особое внимание уделяется приходу «оттепели» в советский кинематограф. Анализируется «время перемен» в Испании и определяется значение интеллектуальной оппозиции франкизму на данном этапе.

Третья часть «Транзит: «Евроремонт» и Перестройка, посвящена анализу явлений сопровождавших переход от авторитаризма к демократии в Испании и СССР. История России ХХ в. дала существенную почву для ее анализа сквозь призму концептуального понятия «изменяющийся социум». Схожий с Россией исторический путь в ХХ в. прошла и Испания – годы гражданской войны, десятилетия авторитарного режима, массовая эмиграция населения, фактически ознаменовавшая тотальную смену духовной элиты страны, демократический «транзит» и трудный путь примирения с собственным прошлым. История поднесла нам зеркало, чтобы мы увидели отражения друг друга, но зеркало обладало существенной кривизной. Две пограничные культуры, две империи с претензией на «мессианство», но позади каждой стояло собственное историческое прошлое, менталитет, экономическая база, специфика формирования гражданского общества. Первая русская революция стала периодом, начиная с которого существование гражданского общества в России не подлежит сомнению, причем не только в элитарных и политических формах, но и в виде разветвленной системы социальных организаций, включая профсоюзы.


Моментом расцвета российского гражданского общества стал 1917 г., но срыв революции в гражданскую войну, переход к жестким авторитарным режимам привели к постепенному разрушению его структур.

Российский гуманитарный научный фонд Аналогичным образом развивалось и гражданское общество в Испании. В условиях острого социально экономического кризиса Великой депрессии оно не смогло сохранить целостность и ситуацию диалога. В результате произошел раскол, страна сорвалась в гражданскую войну.

Российская и Испанская революция начинали развиваться похожими путями. Но испанский большевизм вызревал медленнее, и это дало дорогу той социальной альтернативе, связанной с самоуправлением, которую большевизм задушил в России. Само появление некапиталистической системы, которая была основана на принципах самоуправления, а не государственного управления, стало результатом Испанской революции мирового значения.

Оно показывает, что в словосочетании “социальное государство” ключевым является первое слово. Социальные преобразования, порожденные коллапсом стихийного капитализма, могли проводиться с помощью усиления государства — по-американски, немецки, итальянски и советски. А могли — путем усиления структур саморегулирования общества, таких как профсоюзы, органы территориального самоуправления, демократические общественные движения. Одним словом, по-испански.

Сначала во франкистской зоне, а затем, хотя и не с такой полнотой – на территории Республики гражданское общество стало подавляться, а после победы Франко основные структуры прежнего гражданского общества были уничтожены. Однако, тоталитаризм имеет свои пределы развития, и в условиях европейской культуры не может продолжаться долго в мирных условиях. Это подтвердил опыт как СССР, так и Испании, которые почти синхронно осуществили переход от тоталитаризма к авторитаризму в 1950-е гг. Это позволило формироваться элементам гражданского общества, идейному плюрализму, инфраструктуре гражданских движений, которые в годы транзита (в Испании в 1975-1982 гг., в СССР в 1985-1993 гг.) привели к формированию полноценного гражданского общества и своего рода гражданской революции. Последующая стабилизация социально-политической системы привела к падению роли гражданского общества, но, хоть и в разной степени, оно продолжает оставаться важным элементом социума двух стран.

Номер проекта: 09-01-00463а.

Название проекта: Общность вне нации: Вандея в исторической памяти Франции XIX в.

Руководитель: Мягкова Е.М.

Организация: Институт всеобщей истории РАН (ГУ).

Краткая аннотация полученных результатов: Вандея является одной из самых драматичных страниц Французской революции. Однако среди целого ряда поворотных событий лишь очень немногим было суждено пережить свою эпоху и остаться в памяти поколений в качестве знаковых понятий. Представляется, что подобное «отделение»

лексики от своего конкретного историко-географического содержания стало возможным лишь на пересечении объективных и субъективных факторов Действительно, ни одна из закономерностей, выявленных исследователями для вандейского региона (социальные конфликты, экономическое развитие региона, культурный изоляционизм), не вела с неизбежностью к кровавой развязке. В совокупности они создали лишь контекст, благоприятствовавший росту недовольства. Но вмешательство субъективного начала и даже случайных обстоятельств обратили обычное крестьянское восстание в символ «врага революции». Первоначально Вандея являлась лишь частью якобинской политической мифологии.

С начала XIX в. термин «Вандея» в его образном аспекте проникает на страницы республиканских и роялистских изданий и начинает восприниматься в обществе уже исключительно в качестве знакового понятия, обозначающего контрреволюцию. Объединенные силой художественного воображения, свидетельства современников создали стройный эпически, но научно ложный образ гигантского, слаженного восстания.

В середине XIX в. функция удержания и распространения мифологемы перешла к литературе и изобразительному искусству. Яркая эмоциональность исторических и художественных произведений XIX в. (особо тяготевших в русле романтической эстетики к величественным трагическим событиям) почти полностью лишили Вандейскую войну научного осмысления. XIX в. обратился в политическую «войну» между левыми («синими», республиканцами) и правыми («белыми», монархистами) за право истолкования мятежей. Оказавшись общностью вне нации, регион встал перед проблемой «достоверного обоснования» своей исключительности. Началось сознательное конструирование прошлого и намеренное моделирование исторической памяти.

На протяжении всего XIX в. французская история фокусировалась вокруг идеи единства, где родной край (pays) и отечество неизбежно противопоставлялись друг другу. Роман В. Гюго «Девяносто третий год» завершал собой традицию «очистительного» патриотизма (помещавшего мятежников «вне» общества и государства), но одновременно открывал новую страницу: исключение сменялось примирением, унификацией.

Российский гуманитарный научный фонд Номер проекта: 09-01-00465а.

Название проекта: Военные и государственные деятели третьего рейха в советском плену: по материалам Центрального архива ФСБ России.

Руководитель: Макаров В.Г.

Организация: Институт общественной мысли (АНО).

Краткая аннотация полученных результатов: В 2009 – 2010 гг. в ходе работы по проекту был подготовлен и опубликован один сборник документов, объемом 576 страниц и 2 научные статьи (еще одна статья находится в печати).

На основе новых источников из ЦА ФСБ России (протоколов контрразведки Красной Армии "СМЕРШ", собственноручных показаний, обвинительных заключений, анкет, писем и других документов) была осуществлена подготовка публикации источников по истории международных отношений в интерпретации находившихся в плену высших чинов германских вооруженных сил и спецслужб времен Второй мировой войны. До недавнего времени такие ценные исторические источники как собственноручные показания и протоколы допросов военной элиты вермахта, оказавшихся в советском плену, были неизвестны специалистам;

российской и международной общественности.

Благодаря работе по проекту достигнута цель: введение в научный оборот документальных материалов из архивных следственных дел представителей генералитета Германии, находившихся в советском плену в 1944–1955 гг.

Центральное место уделено документальным германской армии, оказавшихся в советском плену – командующего группы армий "А" Эвольда фон Клейста, командующего группой армий "Центр" Фердинанда Шёрнера. Кроме того, были подготовлены и снабжены Научными комментариями материалы из следственных дел других генералов вермахта и СС, в том числе: командующего 2-й танковой армии, генерал-полковника Рудольфа Шмидта;

начальника штаба 2-й танковой армии, генерал-лейтенанта Эбергарда фон Куровски;

адмирала Гюнтера Гузе;

адмирала Вернера Тилиссена;

представителя ВМС в ставке А. Гитлера вице-адмирала Эриха Фосса;

контр-адмирал Х. фон Бредов и др.

Номер проекта: 09-01-00502а.

Название проекта: Локальные группы русского народа западного пограничья.

Руководитель: Липинская В.А.

Организация: Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН (ГУ).

Краткая аннотация полученных результатов: В проекте впервые был проведен анализ традиционной культуры уникальных локальных групп русского крестьянства, сформировавшихся на западе страны по обе стороны границы после кризисной церковной реформы. Имея единое происхождение и общую историю формирования, русская диаспора, так называемые липоване, была разделена на части государственными границами. В проекте было проведено сравнение культуры трех групп: на территории Румынии в Добрудже и Буковине, на территории Украины – в Измайловском районе ( в прошлом – территория СССР). Исследование показало, что за три века существования все три группы устойчиво сохраняли традиционную русскую культуру, самосознание и конфессиональную приверженность. Изменения, наблюдавшиеся в течение этого периода в народной культуре, в общих чертах соответствовали развитию традиции на основной территории расселения народа. При этом в каждой группе имело место автохтонное развитие, приводившее к вариативности традиции и появлению местных знаковых элементов, более ярко выраженных в одежде.

Социально-экономические потрясения, охватившие многие страны мира, отрицательно отразились на сбалансированном в течение веков быте липован и могут угрожать разрушением традиционализма их культуры.

Номер проекта: 09-01-00510а.

Название проекта: А.М. Тальгрен и российская археология.

Руководитель: Кузьминых С.В.

Организация: Учреждение Российской академии наук Институт археологии РАН.

Российский гуманитарный научный фонд Краткая аннотация полученных результатов: В результате многолетних предшествующих архивных разысканий в России, на Украине, в Финляндии и Германии, а также изучения опубликованных трудов А.М. Тальгрена участниками проекта собран огромный корпус источников, который еще предстоит в полной мере осмыслить и реализовать.

Основным достижением данного проекта явилась подготовка к изданию рукописи монографии "А.М. Тальгрен и В.А.

Городцов: диалог в переписке". В ней будет опубликована не только сама переписка крупнейших европейских ученых начала XX века, но и дается обзор проблематики российской археологии, которая обсуждалась Тальгреном и Городцовым, и вскрыты причины, приведшие к охлаждению во взаимоотношениях между ними. Ряд опубликованных и сданных в печать статей посвящены переписке и взаимоотношениями А.М. Тальгрена с российскими коллегами и Г.

фон Мергартом. Эти же вопросы вынесены на обсуждение ряда конференций.

Номер проекта: 09-01-00511а.

Название проекта: Контакты и взаимодействия населения лесной и лесостепной зон Восточной Европы в позднеримское время и эпоху Великого переселения народов (по материалам женского убора).

Руководитель: Родинкова В.Е.

Организация: Учреждение Российской академии наук Институт археологии РАН.

Краткая аннотация полученных результатов: Проект в целом направлен на изучение процессов и явлений, происходивших в лесной и лесостепной зонах Восточной Европы в конце периода римского влияния и начале раннего Средневековья, по археологическим данным. Его непосредственной задачей было исследование направлений, механизмов, динамики развития и характера взаимоотношений племен Восточной Европы, нашедших отражение в комплексе женских украшений и аксессуаров костюма. Работа проводилась по нескольким направлениям: 1) анализ древностей территорий, занимавших узловые позиции в восточноевропейской схеме контактов и связей (Юго Восточная Прибалтика в целом и Янтарный берег в частности;

Поднепровье;

Среднее Поволжье и Поочье);

2) анализ отдельных категорий вещей, игравших особую роль в женском уборе или широко распространенных, связывавших воедино материальную культуру различных групп населения;

3) изучение химического состава металла и техники изготовления украшений;

4) изучение женского костюма как самостоятельного источника исторических реконструкций.

Значительные усилия участников проекта были направлены на расширение источниковой базы исследования.

Проанализированы архивные данные, обработан значительный массив находок, характеризующих женский убор, в музейных собраниях России, Украины, Белоруссии, Литвы, Германии, Польши, Сербии. Изучены неопубликованные материалы современных раскопок (преимущественно на территории Самбии и Натангии в Юго-Восточной Прибалтике). Составлены своды ряда категорий женских украшений, созданы электронные тематические каталоги и базы данных, получены высококачественные цифровые изображения большого количества предметов. Некоторые новые материалы подготовлены к публикации и опубликованы.

Проведено типологическое, хронологическое, сравнительно-аналитическое исследование ряда разновидностей фибул, браслетов, бус, пластинчатых головных венчиков. Рассмотрены вопросы генезиса этих украшений, определена их хронология, выявлены особенности локализации. Получены новые данные о направлениях и характере контактов балтов – носителей самбийско-натангийской культуры, раннесредневековых славян Поднепровья, финских племен Поволжья и Поочья. Изучение наборов бус как элемента костюма на широком фоне материалов лесной зоны России, Северного Кавказа, Поднепровья и дунайского региона показало, что импортные изделия, присутствие которых на тех или иных территориях обусловлено возможностями рынка, могут на протяжении столетий быть одним из наиболее устойчивых элементов этнографического женского костюма. Важным в плане историко-культурных реконструкций является сделанный на базе изучения браслетов и головных венчиков вывод о единстве исторических процессов, охватывавших в римское время и позднее западную часть лесной и лесостепной зон Восточной Европы. Не исключено, что в данной ситуации мы имеем дело с археологическим отражением балто-славянского единства, фиксируемого, в частности, по лингвистическим данным. Анализируемый материал позволяет также поставить вопрос о принципах и механизмах наследования и распространения традиций бытовой культуры в древних обществах.

Новацией в методологическом плане является комплексное химико-технологическое изучение набора женских украшений, характерных для населения Поднепровья в раннем Средневековье, происходящих из Куриловского клада «древностей антов». До настоящего времени подобному изучению подвергались только наиболее яркие и значимые элементы указанного набора – пальчатые фибулы. Реконструированы технические приемы и операции, применявшиеся в процессе изготовления вещей (литье в составные формы и по выплавляемой модели, ковка, чеканка, гибка на оправе и др.), охарактеризованы инструменты, использовавшиеся ювелирами Поднепровья в раннесредневековое время.

Российский гуманитарный научный фонд Применение к одному и тому же материалу различных методов анализа (оптико-эмиссионной спектрографии и безэталонного РФА) позволило провести взаимную проверку результатов и достичь большей объективности выводов о составе металла раннесредневековых ювелирных украшений Поднепровья. Выяснено, что основную часть анализируемой выборки образуют ювелирные изделия, изготовленные из многокомпонентного сплава, который мог быть получен в результате использования в качестве сырья лома цветного металла, прошедшего многократную переплавку. Полученные данные рассмотрены в контексте результатов исследований других днепровских раннесредневековых кладов, показано, что металл украшений из Куриловки предварительно сопоставим с металлом клада из Козиевки-Новой Одессы, также происходящего с левобережья Днепра.

Изменению современных представлений о направлениях торгово-экономических связей населения днепровского региона в конце эпохи Великого переселения народов способствуют результаты исследования остатков текстиля из Куриловского клада. Одна из выявленных тканей была выработана из смеси льна и хлопка. Аналогичное сочетание льняных и хлопковых волокон характерно для среднеазиатского (самаркандского) центра производства текстиля.

Рассматриваемые органические остатки в настоящее время являются самой ранней находкой хлопковых тканей на территории Восточной Европы.

Достижением в области изучения древнего производства стало выделение боспорской, западноевропейской и днепровской технологических схем изготовления пальчатых фибул. Выявлен комплекс ювелирных приемов и операций, характерных только для Поднепровья. Среди боспорских фибул выделены связанные одним исполнительским почерком, т.е. изготовленные одним человеком экземпляры.

В контексте изучения традиционного женского убора как исторического источника, предоставляющего возможности реконструкции социальной и политической организации древних обществ, рассмотрен вещевой комплекс раннесредневекового населения Поднепровья. Проанализированы его структура и характер, определены источники формирования, выявлено системное сходство с убором круга восточноевропейских выемчатых эмалей. Предпринята попытка обосновать его принадлежность к элитарной культуре. Высказана идея о возможности целенаправленного конструирования данного комплекса «на заказ», в качестве атрибута новой властной структуры, имеющей политический характер и сложившейся на левобережье Днепра в конце эпохи Великого переселения народов.

Реконструируемое образование может быть аналогично «малым варварским королевствам» Западной Европы гуннского и постгуннского времени. Иными словами, на рассматриваемом материале можно поставить вопрос о формировании традиций государственности в восточнославянской среде за несколько столетий до образования Древнерусского государства.

Специальное внимание было уделено также серии днепровских раннесредневековых кладов и богатых погребений «княжеского» ранга рубежа IV-V вв., сконцентрированных на левобережье Днепра, в поречье Суджи. Такое скопление памятников может быть свидетельством того, что именно в суджанском регионе находились центры власти, «столицы» военно-политических объединений днепровских племен эпохи Великого переселения народов.

В целом полученные в ходе реализации проекта результаты важны для понимания социально-экономических, политических и этнокультурных реалий существования и развития древних сообществ. Они значительно расширяют современные научные представления о позднеантичном и раннесредневековом периодах истории Восточной Европы.

Номер проекта: 09-01-00527а.

Название проекта: Исследование и подготовка к изданию списков государевых грамот первой четверти XVII века в города Устюжской четверти.

Руководитель: Пугач И.В.

Организация: Волгоградский государственный педагогический университет (ГОУ ВПО).

Краткая аннотация полученных результатов: Подготовлена рукопись «Указные грамоты Устюжской четверти 1613 – 1626 гг.», которая содержит вступительную статью, тексты 774 актов и научно-справочный аппарат – хронологический перечень актов, именной, географический указатели и указатель центральных учреждений.

Номер проекта: 09-01-00528а.

Название проекта: Урбанизм греческих колоний Понта в архаический период (на примере Фанагории).

Российский гуманитарный научный фонд Руководитель: Кузнецов В.Д.

Организация: Институт археологии РАН.

Краткая аннотация полученных результатов: В течение отчетного периода был сделан анализ письменных источников, относящихся к проблеме основания Фанагории. В литературе существует убеждение, что Фанагория была основана напрямую из Теоса. Однако отсутствие ее в сообщении Геродота и Страбона о жителях Теоса, покинувших свой город и переселившихся в Абдеру, заставляет полагать, что Фанагория была основана не из Теоса, а из Абдеры.

Этот вывод имеет большое значение прежде всего для уточнения датировки вывода апойкии и определения размеров древнейшего города.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.