авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 11 |

«АННОТАЦИИ ЗАВЕРШЕННЫХ В 2010 ГОДУ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ ПРОЕКТОВ ПО ИСТОРИИ, АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ Аннотации публикуются в соответствии с решением Правительственной комиссии по высоким ...»

-- [ Страница 8 ] --

Название проекта: «Путешествие в Китай через Монголию в 1820 и 1821 гг.» Е.Ф. Тимковского. Исследование.

Комментарий. Публикация.

Руководитель: Васильев Д.Д.

Организация: Институт востоковедения РАН.

Краткая аннотация полученных результатов: Проведенные в рамках проекта исследования позволили установить, что «Путешествие в Китай через Монголию в 1820 и 1821 гг.» Е.Ф. Тимковского – ценный малоизученный источник по истории монгольских, тюркских, маньчжурских и китайского народов Центральной Азии и Цинской империи. Особый научный интерес представляют сведения о повседневной жизни буддистов региона в перовой половине Х1Х века, местных культах и религиозной культуре, представляющей собой сочетание тенгрийских и буддийских традиций.

Исследование текста позволило выявить практическую картину работы маньчжурских правительственных и региональных институтов власти, взаимодействие их с представителями иностранных государств, представить картину практической дипломатической практики наших соотечественников на Дальнем Востоке. Путешественник стал очевидцем важных исторических событий и взаимоотношений китайской администрации и коренного населения на всем пути следования. Три тома описаний Е.Ф. Тимковского подготовлены к изданию, снабжены комментариями, развернутыми пояснениями в отношении исторических событий, политических и религиозных деятелей того времени. Ранее эти материалы оставались практически неизвестными даже специалистам. В ходе архивных изысканий удалось найти значительное количество важных и интересных для современного исследователя и читателя документов по истории деятельности русской православной миссии в Пекине, о русских паломниках в странах Востока и посещаемых ими святынях, являвшихся очагами русской культуры и просвещения на Востоке.

Архивные изыскания руководителя проекта Д. Д. Васильева позволили обнаружить и подготовить к публикации ряд интереснейших иллюстративных материалов, отражающих визуально многие аспекты повседневной и государственной жизни монгол, китайцев, маньчжур по пути следования миссии, сопровождаемой Тимковским.

Отдельной задачей была проделанная Д. Н. Лелюхиным унификация орфографии, номенклатуры и топонимики текста с учетом «первопроходческого» характера многих данных, зафиксированных Тимковским. Отдельную ценность представляют документы, выявленные В. Г. Дацышеном, показывающие, что при составлении своего труда Тимковский пользовался наработками других членов миссии. Д. В. Дубровская произвела сведение данных, предоставленных Тимковским, с имеющимися представлениями о Российской Православной миссии в Пекине, сопроводив текст китаеведческим комментарием.

Коллективом авторов написана вводная часть, завершено научное комментирование, составлены индексы.

Исполнителями проекта подготовлен электронный вариант этого письменного памятника для последующего издания.

Подготовленная рукопись с вводной частью, комментариями и иллюстрациями подана на издательский грант РГНФ.

Номер проекта: 09-01-00121а.

Название проекта: Древнерусские кресты-энколпионы в социокультурном контексте христианской традиции (из собрания Государственного исторического музея).

Руководитель: Асташова Н.И.

Организация: Государственный Исторический музей МК РФ.

Краткая аннотация полученных результатов: Нагрудные кресты-энколпионы являются одной из ярчайших категорий медного художественного литья Древней Руси и России. Самые ранние мощевики, обнаруженные на территории Древней Руси, связаны с памятниками дружинной культуры X в. – периода утверждения христианства. Они были привезены из Византии или ее провинций. Византийские кресты делятся на литые с рельефными фигурами и литые с гравировкой и чернью. Они имеют отчетливые контуры створок, глубокую емкость с внутренней стороны створки, прямые концы ветвей. Набор иконографических сюжетов: для первых – Распятие на лицевой стороне и Богоматерью на оборотной. На некоторых экземплярах на концах ветвей расположены медальоны с погрудными изображениями святых. Для вторых – святой в позе Оранты на лицевой и Богоматерь Знамение на оборотной. Преобладают литые кресты. Уникальным является единственный штампованный из серебра энколпион с внутренним серебряным вкладышем. Он отличается тщательностью исполнения, демонстрирующей высококлассную работу столичных мастеров. Остальные кресты получены из многокомпонентных сплавов и оловянно-свинцовой бронзы. Характерной чертой металла византийских энколпионов является высокое содержание лигатуры, особенно свинца. Для энколпионов с литыми изображениями использовали все типы сплавов, в то время как кресты с гравированными изображениями получены преимущественно из универсальных с технологической точки зрения многокомпонентных сплавов.

Российский гуманитарный научный фонд Довольно быстро на Руси налаживают собственное производство крестов-реликвариев, период расцвета которого приходится на XII – первую половину XIII в. Древнерусские энколпионы отличаются, прежде всего, формой окончания ветвей, чаще всего округлой с боковыми выступами-«слезками», фиксирующими границы медальонов, обычно присутствующих на них. Сюжеты изображений на них группируются следующим образом: Распятие-Богоматерь Одигитрия, Распятие-св. Николай, Богоматерь с руками перед грудью-Распятие, свмч. Глеб-Борис, Распятие-свмч.

Глеб. Кроме этих сюжетов присутствуют также изображения крестов в сиянии.

Изучение технологии изготовления древнерусских крестов свидетельствует о том, что основные производственные приемы были заимствованы из Византии. Большинство энколпионов получено литьем. Чаще всего их отливали уже с изображениями, декором и надписями. Такие образцы требовали минимальной послелитейной доработки. Новым типом энколпионов, появившимся на Руси, можно считать кресты, на которых сочетаются литое рельефное изображение с углубленными гравированными или гравировано-черневыми фигурами. Для древнерусской производственной школы характерно большое разнообразие технологических схем изготовления крестов.

Множество энколпионов получено в формах, изготовленных по оттиску бывших в употреблении энколпионов.

Широко использовалось литье по оттиску многократных моделей. Мастера стремились к экономии металла, делая створки энколпионов тонкими и с углублениями с внутренней стороны. Все это свидетельствует о налаженном массовом производстве крестов-реликвариев на Руси. Находки каменных литейных форм, бракованных отливок свидетельствуют о том, что кресты производились в мастерских разного профессионального уровня.

Выявлены отличия и в наборе сплавов, употреблявшихся древнерусскими мастерами для производства энколпионов.

Многокомпонентные сплавы характерны преимущественно для ранних крестов. Начиная с XII в., энколпионы предпочитали делать из оловянно-свинцовой бронзы, обладающей, прежде всего высокими литейными качествами.

Энколпионы позднего средневековья отличаются большим разнообразием формы створок. Появляются новые иконографические композиции в соответствии с изменениями в духовной жизни общества. Широко распространяются кресты с пятичасной композицией створок, с изображением в центре Распятия с одной стороны и архангела Сихаила в рост с другой. На ветвях представлены фигуры святых и архангелов. Вместо архангела Сихаила на некоторых экземплярах представлен Никита-Бесогон. К поздним типам относятся энколпионы с выделенным квадратным средокрестием, на одной створке которых изображаются св. Борис и Глеб, а на другой – святой воин.

Позднесредневековые кресты отличаются универсальностью в отношении технологии изготовления. Как правило, они отливались сразу с изображениями и надписями. Среди них отсутствуют гравированные и черневые изображения. Широко применялось литье по оттиску готового изделия. Выделена своеобразная группа крестов с изображением св. Ильи и Распятия, створки которых отлиты по оттиску целых энколпионов с оглавием. В результате оглавие на новых образцах становилось неподвижным. Для декоративной отделки энколпионов используют разноцветную выемчатую эмаль. В целом, энколпионы этого периода демонстрируют преемственность древнерусских традиций.

Продолжая широко использовать оловянно-свинцовую бронзу, мастера употребляли более широкий спектр сплавов.

Несколько крестов получены из довольно чистого металла, характерного для эпохи промышленного производства.

Таким образом, изучение большой выборки энколпионов из собрания Государственного исторического музея позволило выявить общее и особенное в иконографии, морфологии и производственной традиции византийских, древнерусских и позднесредневековых крестов-реликвариев.

Номер проекта: 09-01-00124а.

Название проекта: Средневековые кочевники Урало-Поволжья и их роль в этнической истории степей Восточной Европы.

Руководитель: Иванов В.А.

Организация: Башкирский государственный педагогический университет.

Краткая аннотация полученных результатов: Актуальность данной темы и ее формулировка определяются следующими факторами. Географически степи Урало-Волжского региона представляют собой географический центр Великого пояса степей Евразии и как бы соединяют на своей территории азиатские степи с их суровым климатом и более мягкие в климатическом отношении степи юга Восточной Европы (так называемые «Южнорусские степи»). В физико-географическом отношении они представляют собой довольно узкий «коридор» между лесостепными районами Южного Приуралья и полупустынями и пустынями Северного Приаралья и Прикаспийской низменности. То есть, в плане этногенеза кочевых народов Евразии этот район никогда не был «колыбелью», но всегда – местом, через которое этнические импульсы Центральной Азии выплескивались в Восточную Европу. А это, в свою очередь, Российский гуманитарный научный фонд предопределяет тот исторический факт, что все азиатские кочевники, начиная с Эпохи Великого переселения народов, проходили через Урало-Поволжские степи. Что и зафиксировано в средневековых письменных источниках.

Второй фактор состоит в том, что многолетние археологические исследования в степях рассматриваемого региона выявили многочисленные памятники (курганы и курганные могильники), свидетельствующие о том, что здесь проходили практически все кочевые народы, в той или иной степени оставившие свой след в этнической и политической истории Европы. А данные исторической этнографии урало-волжских народов, прежде всего – тюркоязычных, говорят о том, что их генезис происходил при непосредственном участии степных кочевых племен.

Вместе с тем, не смотря на вполне представительную базу археологических источников и повышенное внимание исследователей к ее изучению и интерпретации, до сих пор не создано ни одной работы, рассматривающей указанную территорию, как одно этногеографическое целое. Появившиеся в последнее десятилетие XX века исследования (в первую очередь – диссертации) рассматривают средневековые кочевнические памятники Урало Поволжья в локальном контексте: отдельно – курганы Нижнего Поволжья, отдельно – Южного Приуралья. Это затрудняет восприятие материала в целом и создает излишние трудности для этноисторических реконструкций и построений.

Данный проект преследует цель дать сравнительно-типологический анализ и этноисторическую интерпретацию кочевнических памятников всего указанного региона без разделения их по условно-географическому и, тем более, современному административному признакам. По единой стандартной компьютерной программе на основе Excel и по единой номенклатуре учитываемых признаков, давно разработанной (Иванов, Кригер, 1988) и неоднократно апробированной другими исследователями.

Номенклатура признаков состоит из 165 признаков, сгруппированных в категории, последовательно отражающие процесс (фазы) получения информации о компонентах погребального обряда, присущих той или иной группе населения и объективно фиксируемых в процессе раскопок памятника.

Полученные результаты позволили выявить и обосновать ряд основополагающих этапов в этнической истории кочевников Урало-Поволжья, начиная с X и до XIV вв. включительно. Во-первых, установлено, что сведения средневековых авторов (ибн-Фадлан, ал-Масуди, Константин Багрянородный) о пребывании в степях Заволжья и Южного Приуралья в X веке огузов и печенегов соответствуют разделению выявленных в регионе курганов X-XI вв. на две типологические группы, различающиеся набором альтернативных морфологических признаков обряда. Среди этих признаков определяющими являются характер конских захоронений (шкура коня рядом с человеком – у печенегов или над человеком – у огузов) и наличие некоторых типов вещей, имеющих выраженную этнографическую семантику. Статистическая корреляция этих признаков позволила установить историческую географию расселения огузов и печенегов в степях Урало-Поволжья. Сравнительно-типологический анализ курганов X-XI вв.

рассматриваемого региона с синхронными памятниками степей Восточной Европы показал, что до середины XI в.

(дата, установленная по письменным источникам) этническая карта степей Восточной Европы определялась огузской этнокультурной доминантой в Заволжье и Южном Приуралье и печенежской – в степях между Доном и Днестром.

Этнополитическое равновесие между «Дешт-и-Огуз», расположенной к востоку от Волги, и «Европейской Печенегией» было разрушено в середине XI века вторжением с востока кочевников кыпчакского/половецкого этнополитического объединения. Это была экспансия, вызванная распадом Кимакского каганата, в котором сары кыпчаки (половцы) занимали подчиненное положение в качестве крайней западной периферии. Как показывают результаты геоморфологического анализа подкурганных почв, это было время постепенного усиления гумидизации климата Урало-Поволжских степей, достигшего своего пика в XIII веке. Поэтому в начале движения сары кыпчаков/половцев на запад эти территории из-за своего пониженного экологического потенциала не представляли для них интереса. Немногочисленные и редко разбросанные по региону курганы кыпчаков на фоне плотного заселения ими «Южнорусских степей» указывает на то, что в период, предшествующий монгольскому нашествию (XII начало XIII вв.), рассматриваемый регион представлял собой восточную периферию «Дешт-и-Кыпчак»/ «Половецкого Поля» и его немногочисленное кочевое население не играло заметной роли в этнополитических процессах более западных территорий Евразийских степей.

Монгольское завоевание Восточной Европы и превращение Нижнего Поволжья в административный и городской центр Золотой Орды объективно привело к тому, что степное Заволжье и Южное Приуралье стали пограничной территорией между двумя монгольскими улусами – Бату и Шибана. Граница между ними проходила по реке Яик (Урал). Если население первого составляли покоренные монголами кыпчаки/половцы, которых ханы массово переселяли на восток, в Поволжье и Приуралье, то население Улуса Шибана состояло в основном из кочевых племен, пришедших вместе с монголами из Центральной Азии, с Алтая и из Южной Сибири. И это четко прослеживается по типам курганов XIII-XIV вв., известных сейчас на территории региона.

Номер проекта: 09-01-00143а.

Российский гуманитарный научный фонд Название проекта: Петр Петрей и его «Описание Московского царства».

Руководитель: Толстиков А.В.

Организация: Петрозаводский государственный университет.

Краткая аннотация полученных результатов: Впервые подготовлен полный комментированный русский перевод шведского текста «Описания Московского государства» («Regni Muscovitici sciographia», 1615), принадлежащего перу известного шведского «эксперта по России» Петра Петрея (1570-1622). Ранее этот текст никогда не переиздавался и на другие языки не переводился. Имеется перевод немецкой версии сочинения («Historien und Bericht von dem Grossfurstenthumb Muschkow», Лейпциг, 1620), но, во-первых, он был выполнен в 1867 г. и не соответствует современным критериям (в частности, переводчик А.Н. Шемякин весьма вольно выбирал русские эквиваленты употребленных Петреем социальных терминов). Во-вторых, немецкое издание вышло уже в новых политических условиях (в 1617 г. Столбовским миром завершилась шведско-русская война), и некоторые политически актуальные в 1615 г. моменты (например, неблагоприятный прогноз в отношении царствования Михаила Федоровича) из немецкой версии исчезли и тем самым остались неизвестными тем исследователям, которые не владеют шведским (точнее - ранненовошведским) языком. Кроме того, как показало сравнение шведской и немецкой версий сочинения, Петрея применял различные стратегии для указания на русские социально-политические реалии. В представленном переводе особенности словоупотребления автора сохранены в максимальной степени, и особое внимание при этом уделено социально-политическим терминам - «боярин», «князь», «царь», «совет» и т.п. За этими словами для Петрея и его шведского читателя часто стояло отнюдь не то же самое, что для русского начала XVII в.

В результате сопоставления различных экземпляров шведского издания текста установлено наличие двух наборов текста, имеющих минимальные, чисто технические, расхождения. Насколько известно, факт существования двух наборов шведского текста «Описания Московского государства» ранее никогда в литературе не отмечался. Это дополнительно усложняет и так непростую историю создания текста.

Также сделана попытка уточнить последовательность работы Петрея над текстом. Опровергнуто господствующее в специальной литературе мнение о том, что до публикации полного текста сочинения в 1615 г. отдельно годом ранее была напечатана вторая книга «Описания Московского государства». Показано, что если такое отдельное издание и существовало, то оно не могло включать в себя окончание книги второй в издании 1615 г.

Высказано предположение о том, что изначально текст создавался в рамках кампании по обеспечению идеологической и исторической поддержки Карла Филиппа как кандидата на российский престол. Это позволяет объяснить, почему Петрей занялся расширением своей первоначальной «Русской хроники» в настоящую энциклопедию России.

Очерчен круг использованных Петреем источников. Подтверждается давно высказывавшееся предположение о том, что главным источником для Петрея послужил текст Конрада Буссова в его Беровской редакции.

В то же время установлено тождество рукописной «Реляции о Густаве сыне короля Эрика», автором которой считают Петрея (рукопись явно написана им), с анонимной реляцией из Королевской библиотеки в Дрездене. Учитывая вольность, с которой Петрей обращался с чужими текстами для создания своих собственных, нельзя исключить, что автором реляции о принце Густаве был другой человек. Например, тот же Мартин Бер, который, по словам Петрея, погребал тело принца - тем более, что хроника Буссова в Беровской редакции тоже была обнаружена в Дрездене. В приложении к переводу помещены несколько документов из Государственного архива Швеции и Российского государственного архива древних актов (оригинальные тексты, русский перевод, комментарий). В том числе — ранее не известное письмо Петрея из Стокгольма лейтенанту Себастьяну Хитфельдту, который служил в войсках Делагарди.

Письмо, датированное 10 августа 1615 г., было перехвачено под Псковом и в настоящее время хранится в Российском государственном архиве древних актов (Ф. 96. Оп. 1. 1615. N 5).

Номер проекта: 09-01-00148а.

Название проекта: Подготовка справочника «Писцовые книги юго-западной России» (Каталог писцовых книг Русского государства ( Вып. 5).

Руководитель: Зенченко М.Ю.

Организация: Российский государственный архив древних актов Федеральной архивной службы России (ГУ).

Краткая аннотация полученных результатов: В ходе работ над подготовкой справочника «Писцовые книги юго западной России» были выявлены, описаны и исследованы сохранившиеся в фонде-коллекции РГАДА «Писцовые и переписные книги» (РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1.) документы писцового делопроизводства XVI–XVII вв. юго-западного пограничья России по Белевскому, Белгородскому, Богородицкому, Болховскому, Веневскому, Дедиловскому, Российский гуманитарный научный фонд Данковскому, Елецкому, Епифанскому, Ефремовскому, Землянскому, Корочевскому, Кромскому, Курскому (с городами Валуйки и Суджа), Ливенскому, Лихвинскому, Мценскому, Новосильскому, Обоянскому, Одоевскому, Орловскому, Перемышльскому, Соловскому (с городами Плавск и Крапивна), Старооскольскому, Тульскому, Черньскому и Яблоновскому уездам.

Уезды юго-запада являются одним из самых малоизученных регионов России. В ходе проведенных работ была уточнена история формирования трех самостоятельных и значительных по размеру регионов Российского государства XVI–XVII в. Относительно раздела «Верхнеоцкие города» такая работа была выполнена впервые, так как даже М.Н.

Тихомиров в исследовании о России XVI в. смог привести лишь их названия, сообщив, что более глубокое их обозрение оставляет «на долю более счастливого исследователя» (Тихомиров М.Н. Россия в XVI столетии М., 1962. С.

376). Тоже самое можно сказать относительно раздела «Города на Поле». В ходе работ обнаружено самостоятельное существование целого ряда уездов, до сих пор не учитывавшихся в российском историческом районировании (Землянский, Корочевский, Обоянский и Яблоновский уезды). Обнаружение этих уездов и материалов их описаний является существенным вкладом в развитие научных представлений об организации местного управления в регионе.

Наблюдения над изменением статуса «малых городов» юга России легли в основу доклада «Города России XVI – XVII в.: историко-географический аспект изучения», сделанного М.Ю. Зенченко на международной конференции «Город в античности и средневековье: общеевропейский контекст» (Ярославль, 25-29 мая 2009 г.).

В ходе работы над корпусом справочника были получены и систематизированы данные по историческому районированию и административно-территориальному делению России XVII в., в частности, уточнено время выделения уездов (так, например, работы по выделению Богородицкого у. в самостоятельный административный округ начались 17 июля 1670 г. (Кн. 121) и время образования их границ (Болховского, Лихвинского, Новосильского, Перемышльского, Черньского и др. уездов).

По каждой группе уездов был проведен учет проводившихся писцовых и переписных работ, как сохранившихся в документах, так и известных только по упоминаниям. Это позволяет избавиться от целого ряда накопившихся в историографии ошибок и дает более ясную картину задач, стоявших перед правительством в очень непростом по географическому положению и стратегическому значению регионе.

В ходе описания был сделан ряд находок, имеющих самостоятельное научное значение. Так, впервые введен в научный оборот комплекс дозорных и платежных книг, составленных после завершения Смуты (в 1614/15 и 1619/ гг.). Две уникальные книги (платежные с дозорных книг Елецкого у. 1615 и 1620 гг.) подготовлены к изданию (в рамках исследовательского проекта РГНФ № 06-01-00057а издательского проекта РГНФ № 10-01-16169д) Неожиданной находкой стало открытие двух полностью сохранившихся дозорных книг, зафиксировавших последствия набега «крымских людей» 1632 г. и похода крымского царевича Сафа-Гирея в 1637 г. (РГАДА. Ф. 1209.

Оп. 1. Кн. 317. Л. 1- Ценной находкой оказалось обнаружение нескольких сборников документов, сохранившихся от массовой раздачи земель в уездах в 1674–1680 гг. Книги сохранились как в подлинниках, так и в составе документальных сборников XVIII в., подготовленных для нужд Генерального межевания, что подтверждает их достоверность.

Существенные результаты дало впервые проведенное сплошное изучение документов так называемого «второго валового письма» 1680–1688 гг., которое до сего времени считалось незавершенным, а его материалы – несохранившимися. В действительности работа велась восемь лет без всяких перерывов, что подверждается значительным объемом документов за указанные годы. Полученные результаты были сообщены автором на XVI Всероссийском научно-практическом совещании по вопросам изучения и издания писцовых книг и других историко географических источников (Белозерск 10–12 сентября 2009 г.).

Впервые в рамках одной работы собраны и проанализированы основные кадастровые источники, сохранившиеся в самой большой стране коллекции. Оказалось, что писцовые и переписные книги уездов юга России сохранилось гораздо полнее, чем представлялось ранее. Выявление документов, сохранившихся от ряда промежуточных работ помогает закрывать лакуны, образовавшиеся от утраты основных источников – писцовых и переписных книг.

Номер проекта: 09-01-00154а.

Название проекта: Глиняная антропоморфная и зооморфная пластика скифского времени Днепро-Донской лесостепи.

Руководитель: Шевченко А.А.

Организация: Институт археологии РАН.

Российский гуманитарный научный фонд Краткая аннотация полученных результатов: Глиняная пластика – элемент культовой практики, который был распространен на лесостепных городищах и поселениях междуречья Днепра и Дона. Интерес к данному явлению возник у исследователей давно, но до сих пор не проводилось комплексного исследования, позволяющего всесторонне охарактеризовать данное явление. В каталоге «Глиняная пластика скифского времени Днепро-Донской лесостепи» впервые удалось собрать, и формализовано описать все имеющиеся глиняные статуэтки. В Приложении к Каталогу предложена классификация подобных изображений. Для предметов глиняной пластики был выделен ряд универсальных критериев, с помощью которых может быть описана любая скульптура, а их сочетание дает возможность выделения типов предметов глиняной пластики и основных художественных образов. Для морфологической характеристики и классификации антропоморфных статуэток используются следующие критерии:

форма туловища;

наличие / отсутствие конечностей;

форма головы;

способ изображения черт лица;

наличие / отсутствие половых признаков.

Всего было учтено 164 экземпляра предметов глиняной пластики, относящихся к группе «антропоморфные».

Группа «антропоморфные» включает в себя три типа изображений, выделенных по типу туловища, подразделение на подтипы происходит по принципу наличия-отсутствия нижних конечностей, по форме головы подтипы делятся на виды, по способу оформления лица виды делятся на варианты.

Следует отметить, что антропоморфные статуэтки получают распространение с V в. до н.э., за исключением статуэток 3 типа, которые известны с VI в. до н. э.

Среди них выделяются фигурки женские, мужские и без половых признаков. Выявляется зависимость типов статуэток и их половой принадлежности.

Зооморфные глиняные фигурки отличаются крайней схематичностью. Лишь некоторые экземпляры выполнены особенно реалистично, с проработкой отдельных деталей, дающих возможность определить биологический вид изображаемого животного. В основном же, фигурки вылеплены, как правило, из цельного куска глины, которому придавалась некоторая достаточно условная и упрощенная форма. Тем не менее, ряд морфологических особенностей позволяет выделить общие критерии, которые помогают классифицировать данные изображения и соотнести выделяемые типы изображений с конкретным биологическим видом животного.

Всего было учтено 245 экземпляра глиняных статуэток, относящихся к группе «зооморфные».

Выделяется три типа по форме туловища и пропорциям, по критерию «линия спины» выделяются подтипы, по форме шеи выделяются варианты.

Для определения видового состава животных, скульптурные изображения которых были рассмотрены выше, параллельно применялись два метода: визуального и морфологического определения, что позволило сравнить и проверить полученные в результате классификации выводы.

Выявление особенностей распрделения находок на площади памятника позволило сделать следующие выводы. К кругу памятников общинной культовой практики относятся святилища, специальные помещения с жертвенниками, это помещение из зольника № 28 Западного Бельского городища и вымостка Кнышовского городища, а также тарелкообразные жертвенники городищ Кировское и Караван. Для подобных культовых памятников использование предметов глиняной пластики являлось скорее исключением, находки глиняных статуэток единичны и на большинстве аналогичных памятников рассматриваемой территории не встречаются.

Гораздо шире предметы глиняной пластики применялись для отправления семейных культов. Многократными культовыми комплексами семейного типа мы считаем глиняные цилиндрические побеленные жертвенники и связанные с ними ямы для сброса использованных предметов жертвоприношения.

Типичны для лесостепных городищ и поселений также однократные культовые комплексы с предметами глиняной пластики, к ним относятся жертвенные ямы, а также случаи вторичного использования хозяйственных ям. Таким образом, глиняная пластика применялась преимущественно для отправления семейных ритуалов.

В пределах Днепро-Донской лесостепи в скифское время выделяется несколько микрорегионов памятников, имеющих ряд локальных особенностей Посульско-Донецкая, Поворсклинская, Северодонецкая, Сейминская группы памятников, а также памятники лесостепного Подонья.

В VI в. до н. э. в междуречье Днепра и Дона складывается единая этническая общность, возникло некое социально экономическое единство двух различных хозяйственно-экономических укладов - степного полукочевого номадов иранцев и оседло-земледельческого лесостепного. Скифская зооморфная глиняная пластика - явление, возникшее на базе предшествующих культур эпохи бронзы. Состав глиняных скульптур наиболее близок памятникам белогрудовско-чернолесского круга, в культовой практике которых, так же, как и на поселенческих памятниках скифского времени, распространены зольники, имеющие ту же структуру и состав находок. С появлением в Левобережье населения, несущего чернолесские традиции, окончательно формируется характер культового Российский гуманитарный научный фонд комплекса, связанного с определенным типом жертвенников и глиняной пластикой.

При этом, круг изображаемых животных традиционен для скифских культовых памятников: преобладает лошадь и собака, бык, в отдельных микрорегионах распространены фигурки свиньи/кабана. Влияние античного мира выразилось в появлении антропоморфного воплощения богов скифского пантеона. С этим же процессом связано распространение антропоморфных образов среди предметов глиняной пластики. Глиняные фигурки являлись воплощением парциальной магии, часть или изображение могла заменять целое, прослеживается мотив разламывания фигурки – умерщвления жертвы. Культы, для отправления которых использовалась глиняная пластика, связаны с плодородием, где умерщвление божества предполагает начало нового цикла возрождения.

Номер проекта: 09-01-00158а.

Название проекта: Поздневизантийский церемониал как форма трансляции идеи могущества империи в условиях ее кризиса.

Руководитель: Поляковская М.А.

Организация: Уральский государственный университет им.А.М.Горького (ГОУ ВПО).

Краткая аннотация полученных результатов: Стержнем проекта является изыскание в области поздневизантийской политической идеологии в ее церемониальном воплощении. Историческим фоном исследования явились реалии состояния общества и власти, проявлявшиеся во внутриполитических конфликтах, борьбе за власть внутри императорской семьи, экономической несостоятельности государства. Византийская империя эпохи Палеологов находилась в ситуации, которую можно определить как глубокий системный кризис. Страна по сути дела не имела перспектив на выживание. Однако власть использовала все ресурсы политической идеологии, чтобы уравновесить нестабильность в стране и создать хотя бы иллюзию прежнего могущества империи. Изыскание проблемы церемониала в контексте официальной идеологии позволяет глубже осознать – в условиях кризиса страны – корректирующую роль создаваемого придворным церемониалом мифа о благополучии и гармонии общества.

Актуальность проблемы в рамках современного византиноведения определяется тем, что исследование воплощенной в церемониале политической идеологии эпохи Палеологов дает основание для последующего анализа внутренних причин гибели «второго Рима». Неадекватное восприятие представителями власти ситуации в стране и попытка скрыть свою несостоятельность в условиях кризиса пропагандируемым мифом о могуществе империи позволяет аналитически изучить на примере Поздней Византии сущность автократической формы власти с присущим ей дефицитом реальной самооценки. Изучение воплощённой в поздневизантийском церемониале идеологии как способа воздействия на общественное мнение в условиях кризисного состояния страны, а также формы трансляции через ритуал идеи незыблемости и могущества страны дают возможность для моделирования исторических ситуаций в других пространственно-временных рамках.

Номер проекта: 09-01-00171а.

Название проекта: Всероссийский рынок и железные дороги во 2-й половине XIX - начале XX вв.

Руководитель: Давыдов М.А.

Организация: Российский государственный гуманитарный университет.

Краткая аннотация полученных результатов: В проекте разрабатывались проблемы, связанные с переходом железных дорог Российской Империи от работы в мирное время к режиму военного времени в годы Первой Мировой войны. Были определены размеры железнодорожного коммерческого грузооборота по каждой губернии страны в 1913 и 1914 гг. Изменения, происшедшие в 1914 г. в перевозках гражданских грузов, не столь значительны, как можно было бы предположить. Существенное падение их происходит на «дорогах фронта», что естественно, а на «дорогах тыла» оно не столь заметно. Вместе с тем фиксируется громадный рост воинских перевозок.

Реализация проекта сделала понятнее сложнейший процесс мобилизации российской армии летом 1914 г., в котором железные дороги сыграли ключевую роль. Исследована роль каждой железной дороги в создании своего рода нового динамического центра страны, насколько это понятие применимо к линии фронта, протяженностью свыше 1000 км, и прифронтовой полосе площадью в сотни тысяч кв км.

При этом следует иметь в виду, что в 1914 г. общий оборот внешней торговли России сократился почти на 40% в сравнении с 1913 г., а в 1915 г. - на 83,9%. До войны большое место в работе железных дорог занимала транспортировка грузов, которые шли на вывоз (экспорт) или, наоборот, ввозились в страну. Теперь им приходилось снабжать всем необходимым военную (прежде всего) промышленность района Петербурга и Прибалтики, до 1914 г. в преобладающей степени работавшую на привозном сырье и топливе, и др Российский гуманитарный научный фонд Проект требует дальнейшего развития, однако и сейчас понятно, что Первую Мировую войну Россия в аспекте мобилизации встретила готовой, и это позволяет несколько иначе оценить устойчивое мнение историографии о начале кризиса транспорта в 1914г.

Номер проекта: 09-01-00172а.

Название проекта: Этничность и федерализм в Африке: опыт Эфиопии.

Руководитель: Исмагилова Р.Н.

Организация: Институт Африки РАН.

Краткая аннотация полученных результатов: Этнополитическая ситуация в Эфиопии как в прошлом, так и ныне, является очень сложной.

Амхаризация в прошлом, в период Хайле Селассие, была серьезной причиной неудовлетворенности, этнической напряженности и конфликтов. До сегодняшнего дня в стране существует этническая стратификация. Самое высокое положение в оществе всегда занимали амхара. Ниже них на иерархической лестнице располагались не-амхарские народы: тыграй, оромо, гураге и другие. Ещё ниже – омотские и нилотские народы. На самой нижней ступени находились шанкелла, барейя, агау. Именно эти народы были источником рабов, начиная с XV в., и названия находились "шанкелла", "барейя" стали синонимом слова "раб". Эти группы населения традиционно рассматривались как парии, Господство тыграй после падения режима Менгисту является причиной недовольства многих этнических групп, и в первую очередь амхара, потерявших свое доминирующее положение, а также оромо, афар и др. В последние годы некоторые политики выдвигают идею создания большого штата Тыграй путем присоединения к существующему штату тыграй, живущих в соседней Эритрее.

На межэтнические отношения также воздействуют этнические стереотипы, такие социальные структуры и институты, как профессиональные касты, домашнее рабство, иерархия кланов, которые продолжают существовать в Эфиопии, как и во многих странах Африки. До сих пор физический труд и ремесло (кузнечество, ткачество, крашение, обработка дерева и др.) считаются у некоторых народов унизительным занятием.

По Конституции 1994 г. Федеративная Демократическая Республика Эфиопия (ФДРЭ) состоит из 9 штатов, которые являются субъектами федерации: Тыграй, Афар, Амхара, Оромия, Сомали, Бенишангул/Гумуз, Южные нации, национальности и народы, Народы Гамбелы, Народ Харари (The Constitution 1995, art.47).

В Конституции Эфиопии есть специальная статья, посвященная принципам решения этнических проблем: "права наций, национальностей и народов" (ст.39).

В отличие от конституций других африканских стран, а большинство из них, насколько мне известно, вообще не употребляет этот термин, в Конституции Эфиопии имеется специальный раздел, в котором говорится не только о праве на самоопределение, но подчеркивается " включая отделение" и прописана процедура достижения этого.

Корни межэтнической напряженности в современной Эфиопии коренятся в национальной политике Хайле Селассие и в особенности режима Менгисту Хайле Мариама. Требуется немало времени для изживания подобного тяжелого наследия прошлого.

Отсутствие общеразделяемой гражданской идентичности эфиопов, усиление сепаратистских и изоляционистских тенденций в некоторых регионах страны, и как следствие – рост этнического национализма и дезинтеграционных этнокультурных процессов затрудняют в большой мере процесс федерализации. В перспективе главными представляются усилия по поддержке культурного многообразия населения страны и одновременно поощрение интеграционных процессов по созданию общеэфиопской общности.

Огромным тормозом в осуществлении подобных программ является экономическая отсталость страны, отсутствие необходимых финансовых средств, политическая нестабильность, отчужденность этнической периферии от остального государства и основного населения страны.

Важным направлением, по-видимому, могла бы стать большая инкорпорация разных этнических групп с тем, чтобы придать центральной федеральной власти многокультурного облика. Такая политика проводится, но вероятно, недостаточно активно.

Существование штатов в составе Эфиопии является важнейшей формой этнотерриториального самоопределения, и дальнейшее развитие федерализма, разнообразных и разностатусных взаимоотношений с федеральным центром и Российский гуманитарный научный фонд другими субъектами федерации, по-видимому, должны не только формулироваться, как одна из приоритетных задач государственной этнической политики федерального уровня и штатов, но и претворяться в жизнь.

Вместе с тем, в условиях этнического многообразия, когда, естественно, не все народы могут иметь свои штаты, важное значение приобретает экстерриториальная этнокультурная автономия. Это – важная форма самоопределения.

Субъектом этнокультурной автономии могут быть любые этнические сообщества независимо от территории расселения, статуса и численности. Этнокультурная автономия – это не только право на сохранение этнокультурных особенностей того или иного народа и право общинной собственности, но, что очень важно – право на особые формы политического представительства и на законодательную инициативу. Это право на участие, включая управление государством.

Этнический национализм, нередко приобретающий агрессивные формы, служит средством политической мобилизации, обеспечения приоритетного доступа лиц так называемой титульной национальности к власти и ресурсам. Насколько это серьезный фактор показывают события в бывшем Советском Союзе: именно этнический национализм стал одной из важных причин распада СССР. Он сохраняет сильные позиции и в постсоветских государствах.

Хотя опыт Эфиопии показывает, что этнофедерализм пока не привел к существенному улучшению этнополитической ситуации и смягчению напряженности в межэтнических отношениях, имеются некоторые позитивные и важные достижения.

Излишний централизм, бедность, отсутствие способностей и человеческих ресурсов для управления такими сложными в этническом отношении регионами, как Южный штат, Бенишангул, Гамбела, Сомали, продолжающиеся этнические конфликты вместе с всё возрастающей этнической мобилизацией и политизацией этничности значительно затрудняют процесс федерализации.

Федерализм нужен прежде всего для того, чтобы приблизить институты власти к интересам и нуждам различных этнокультурных общностей, живущих в одном государстве, обеспечить условия для сохранения и развития культур народов, способствовать изживанию межэтнической напряженности и конфликтов.

Насколько федерализм в Эфиопии отвечает этой цели? При всех его недостатках, иногда с большими оговорками, имея в виду лишь тенденции, можно назвать некоторые позитивные моменты утверждения этнического федерализма в Эфиопии на данном этапе исторического развития: законодательное закрепление и передача властных полномочий штатам;

создание местных органов самоуправления, что дает возможность (при всех имеющися недостатках) решать значительную часть проблем, как в области сохранения этнокультурного многообразия, так и в сфере налаживания межэтнических отношений;

придание федеральному центру мультикультурного характера;

предоставление гражданам возможности изучения и использования в обучении родных языков;

законодательное закрепление основ этнокультурной автономии путем создания в некоторых штатах зон и веред на узкоэтнической основе.

Вместе с тем, события в Эфиопии показывают, что этнофедерализм пока не привел к существенному улучшению межэтнических отношений. Более того, после парламентских выборов в мае 2005 г. этнополитическая ситуация в стране крайне обострилась. Открытое недовольство ряда этнических групп политикой правительства вызвало массовые репрессии со стороны официальных властей. В апреле 2006 г. были арестованы и преданы суду по обвинению в государственной измене 130 руководителей Коалиции альтернативных сил за мир и демократию в Эфиопии.

Хотя выборы в парламент в мае 2010 г. не сопровождались массовыми беспорядками, победа правящей партии, представителям которой принадлежат почти все места, вызывает большое недовольство оппозиции и чревато возникновением конфликтной ситуации.

Будущее Эфиопии как федерации, её политическая стабильность во многом зависит от того, как сложатся отношения не только между амхара, тыграй и оромо, но и от того, насколько успешно правительству удастся вовлечь в процесс федерализации многочисленные этнические меньшинства, воплотить в жизнь принципы равенства всех народов, заложенные в Конституции.

Опыт Эфиопии с её мультикультурализмом является очень важным для многих государств со сложным этническим составом.

Номер проекта: 09-01-00173а.

Название проекта: «Очерки русской культуры. Конец XIX - начало XX вв.». Т. 2.Власть. Общество. Культура.

Российский гуманитарный научный фонд Руководитель: Кошман Л.В.

Организация: Московский государственный университет им.М.В.Ломоносова (ГОУ).

Краткая аннотация полученных результатов: В основу проблематики 2-го тома «Очерков русской культуры»

положены комплексность и системно-исторический метод исследования. Современное изучение истории культуры исходит из понимания этой важнейшей области общественной жизни как целостной системы, включающей, помимо классических компонентов (литература, музыка, искусство и пр.), такие сферы общественной, духовно-нравственной жизни как правовая и политическая культура, религия и наука, взаимоотношение власти и культуры, роль общественности в культурном движении и формы ее участия в этом процессе. Такое новационное понимание историко-культурного процесса положено в основу концепции и структуры данного тома «Очерков...». Исходя из этого в томе рассмотрены во взаимосвязи и взаимовлиянии власть, общество и культура как составляющие общественно-культурной и политико-правовой жизни России на рубеже XIX-XX вв. Одним из важнейших положений концепции 2-го тома «Очерков.» является связь общественно-культурной жизни с общеисторическими процессами, происходившими в стране в это время. Научной задачей, объединяющей отдельные очерки в томе, было рассмотрение условий и возможности становления гражданского общества в России на рубеже XIX- XX вв., эволюция государственного строя, судьбы местного самоуправления.

Формирование гражданского общества - процесс длительный, степень его развития зависит от многих факторов, определявших развитие буржуазного общества, прежде всего, формы собственности, уровень образованности, состояние правовой и политической культуры, не в последнюю очередь, отношение власти к этой сфере жизни общества.

Комплексное изучение истории культуры этого времени включает развитие церковно-общественной, научно просветительской деятельности, меценатства и благотворительности как важнейших сфер участия общественности в культурной жизни. Предметом исследования в специальном очерке является положение женщины, ее воспитание и образование, место и роль в семье и общественно-культурной жизни.

Номер проекта: 09-01-00177а.

Название проекта: Становление и развитие скотоводства на Алтае в эпоху бронзы.

Руководитель: Кирюшин Ю.Ф.

Организация: Алтайский государственный университет (ГОУ ВПО).

Краткая аннотация полученных результатов: В рамках проекта были собраны и систематизированы все опубликованные материалы по экономике афанасьевцев Южной Сибири (Тюрина, 2010), которые стали основой для реконструкции хозяйства. Афанасьевцы это «первые скотоводы Южной Сибири, разводившие коров, лошадей, овец и коз, большая роль в хозяйстве принадлежала рыболовству и охоте. Для «минусинской модели скотоводческого хозяйства» характерны следующие черты: преобладание в стаде крупного рогатого скота, большая роль охоты, подвижный образ жизни. По мнению авторов, основной отраслью экономики «афанасьевцев» являлось скотоводство с вертикальными перекочевками, и имело мясо-шерстную специализацию.

В рамках проекта собраны и систематизированы данные по хозяйству населения Алтая в эпоху ранней бронзы, выделаны различные хозяйственно-культурные типы населения в зависимости от определенных природно ландшафтных условий проживания (Грушин, 2009;

2010;

Grushin, 2010). В рамках проекта был обработан большой массив остеологического материала из раскопок поселений Березовая Лука и Колыванское-I (Косинцев, Явшева, Девяшин, 2009;

2010). Анализ археологических материалов с поселенческих памятников позволил говорить о существовании трех хозяйственно-культурных моделей в эпоху ранней бронзы на территории лесостепного Алтая:

лесной, комплексный, многоотраслевой тип хозяйства с преобладанием охоты и рыболовства, скотоводство имело второстепенное значение, данный тип был распространен в правобережной лесной зоне Верхней Оби;

лесостепной, скотоводческий тип хозяйства, с незначительной ролью охоты и рыболовства получил широкое распространение на левобережье Оби и занимал степные, лесостепные предгорные ландшафты Обь–Иртышья;

предгорный, металлургический тип хозяйства с элементами скотоводства, охоты и рыболовства. Продукция горно-рудного дела (рудное сырье) и металлургии (металл) обменивалась на скот.

Следующий этап развития скотоводства связан с племенами андроновской культуры (Кирюшин, Грушин, 2010).

Хозяйство андроновцев Верхней Оби, судя по палеозоологическим определениям, имело выраженный скотоводческий характер, однако различные поселения дают не одинаковое количество его составляющих частей.

Важно отметить неоднородность состава стада, фиксируемая по костным остаткам из поселений различных регионов распространения андроновской общности. Вспомогательную роль играла охота на мясных и пушных животных и птиц.

Российский гуманитарный научный фонд В результате изучения поселений эпохи поздней бронзы – переходного времени от бронзового к железному векам можно сделать вывод о том, что на всех поселениях преобладают костные остатки домашних животных: крупного рогатого скота, мелкого рогатого скота (в основном козы и овцы, а на памятниках бурлинского типа только овцы), лошади и собаки, зафиксированы кости верблюда. Остатки диких животных очень немногочисленны. У населения степного Обь-Иртышья сложилась скотоводческая направленность хозяйства с преобладанием мясо-молочного направления. По сравнению с андроновским периодом в эпоху поздней бронзы происходит увеличение удельного веса МРС и лошади в стаде. Очевидно, происходит дальнейшее развитие андроновских традиций скотоводства и приближение состава стада к кочевому. Животноводство этого направления, видимо, имело отгонный характер, что давало дополнительные возможности в увеличении поголовья стада и одновременно сохраняло корма в районе постоянных поселков, где скот пасли в холодное время года. В рамках разработки этого направления было выявлено два основных традиции развития скотоводства на территории степного Алтая:

продолжение андроновских традиций скотоводства;

появление предпосылок к переходу к кочевому скотоводству.

Для поселений ирменской и корчажкинской культур лесостепного Алтая по соотношению остатков домашних копытных, диких копытных и «прочих» диких можно выделить 2 группы поселений: в одной из них дикие виды в целом составляют более 15%;


в другой — менее 10%. Соотношение диких копытных и «прочих» диких, куда попали главным образом пушные виды, показывает, что везде доминируют копытные. Безусловно, охота у населения лесостепного Приобья в эпоху бронзы имела небольшое значение в экономике и была «мясной» направленности.

Номер проекта: 09-01-00178а.

Название проекта: Горный Алтай в эпоху палеометалла: социокультурный и палеоэкономический аспекты.

Руководитель: Грушин С.П.

Организация: Алтайский государственный университет (ГОУ ВПО).

Краткая аннотация полученных результатов: За подотчетный период нами был осуществлен сбор материалов эпохи энеолита, бронзового века Горного Алтая. Энеолит. Полученные материалы послужили основой для создания базы данных по афанасьевскому погребальному обряду. Ее разработка позволила провести дескриптивный статистический анализ признаков захоронений афанасьевской археологической культуры (Тюрина Е.А., 2009). Нами выделены типа сооружений афанасьевской культуры Саяно-Алтая, прослежена специфика территориального и планиграфического распространения каждого из них.

Создана база данных по ритуальным объектам афанасьевской культуры. Подобная систематизация материала позволила дополнить характеристику региональной специфики афанасьевских памятников Алтая (Тюрина, 2010а,б).

Проведен анализ особенностей инвентаря у различных половозрастных групп «афанасьевцев» Алтая. Прослежено, что состав вещевого комплекса мог меняться в зависимости от возраста, обрисована специфика инвентаря по гендерному признаку.

Были выявлены традиции размещения керамического инвентаря в погребальной камере, установлены особенности расположения металлических изделий в могиле.

Рассмотрена история археологического изучения афанасьевских комплексов на Средней Катуни;

введение в научный оборот новых археологических материалов, полученных в ходе аварийных раскопок на Средней Катуни в 2006– гг.;

осуществлена характеристика и реконструкция основных элементов погребального обряда;

проведен анализ обнаруженного предметного комплекса;

определены хронология и культурная специфика выявленных комплексов;

раскрыты особенности изучения афанасьевских погребальных конструкций и основных подходов к классификации погребальных конструкций (Кирюшин, Грушин, Семибратов, Тюрина, 2009).

Осуществлен сбор всех имеющихся радиоуглеродных дат по афанасьевским комплексам Горного Алтая. Проведена калибровка дат по программе Calib Rev 5.0.1. Общая радиоуглеродная хронология памятников афанасьевской культуры Горного Алтая определяется в рамках 38–27 вв. до н.э. по 1 сигме и 40–26 вв. до н.э. по 2 сигме. В ходе исследования были намечены три хронологические группы памятников (Грушин, 2009;

Кирюшин, Семибратов, Матренин, Грушин, 2009).

В ходе рассмотрения типологии, эволюции афанасьевского металлокомплекса, определено его место среди древнеямных древностей Восточной Европы, выявлены особенности характерные для афанасьвской металлургии Горного Алтая и Минусинской котловины (Грушин, 2009).

Эпоха бронзы. Написана историография изучения эпохи бронзы Алтая. В ходе исследований нами был собран и систематизирован материал по погребальным комплексам каракольской культуры и арагольскому типу памятников Российский гуманитарный научный фонд эпохи бронзы (Степанова, 2010). Проведена попытка установить культурно-хронологические соответствия между вышеперечисленными комплексами и памятниками афанасьевской культуры.

Проведена обработка археологического комплекса бронзового века поселения Тыткескень-VI. Анализ керамического материала позволили определить преобладающие орнаментальные мотивы, найти аналогии им в комплексах культур бронзового века юга Западной Сибири. Осуществлен анализ каменного инвентаря с этого же поселения, особое внимание уделялось орнаментированным галькам, ближайшие аналогии которым встречены на поселении Торгажак в Туве (Савинов, 1996). В ходе полевых исследований были произведены раскопки могильника Усть Каменка-II, поселения Подсинюшка и могильника Сигнал–I в Северо-Западных предгорьях Алтая.

В итоге раскопок на поселении Подсинюшка получен новый археологический материал, обработка которого осуществляется в настоящее время (Грушин, Лыжникова, 2009;

Грушин, 2009). Керамика с поселения Подсинюшка была подвергнута анализу технологии орнамента по отпечаткам и технико-технологическому исследованию.

Образцы, руды, шлака и металла с поселения Подсинюшка были исследованы рентгено–флуоресцентным спектрометром ALPHA SERIES™ (модель Альфа 2000).

Номер проекта: 09-01-00184а.

Название проекта: Изменчивость внешнего облика на разных этапах эволюции человека.

Руководитель: Балуева Т.С.

Организация: Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН (ГУ).

Краткая аннотация полученных результатов: Представлена в окончательном виде программа краниофациального соответствия дифференцированная в отношении монголоидных и европеоидных популяций. В этой программе, на базе изученной в рамках настоящего проекта изменчивости морфологических комплексов, характеризующих горизонтальную и вертикальную профилировку лица на разных его уровнях, разработан алгоритм перехода от признаков профилировки лицевого черепа к деталям профилировки живого лица. В процессе работы дополнены и объективизированы разделы программы, связанные с наиболее значимыми для восприятия индивидуальности областями лица. Предложены новые уравнения регрессии и индексы для расчета по параметрам черепа таких важных физиономических признаков, как длина и ширина глазной щели, положение глазного яблока в плоскости орбиты и степень развития складки верхнего века, ширина спинки носа, ширина переносья. С использованием специальных технических методов, получены изображения лицевых и черепных структур одного и того же лица (томограммы и прорисовка костных структур на живом лице). Рассчитаны градации антропологических признаков и индексов с целью перевода количественных физиономически значимых признаков в качественные категории у представителей различных антропологических типов. Программа существенно уточняет процесс реконструкции внешнего облика конкретного индивидуума, благодаря словесному портрету, характеризует его и как представителя определенного антропологического типа, и как индивидуальность с её физиономической неповторимостью.Таким образом, метод восстановления лица по черепу претерпел значительное усовершенствование в отношении специализации при подходе к реконструкции различных этапов эволюции человека. Применение вышеназванных методов в комплексе позволило получить наиболее полное и достоверное представление об изменчивости внешнего антропологического облика человека в пространстве и во времени.

В контакте с зарубежными университетами (Англия, Мексика, Чехия) была разработана обобщающая методика реконструкции и краниофациальной идентификации на базе коннексии различных школ антропологической реконструкции.

В результате работы над проектом на основе системы оценки отдельных элементов внешности по конкретным деталям строения черепа создана галерея скульптурных и графических реконструкций сопровождаемых антропологической характеристикой восстановленного лица (словесный портрет), общим объемом 38 реконструкций (10 скульптурных, 28-графических). Эта система оценки опирается на разработанную коллективом авторов настоящего проекта программу краниофациального соответствия. Данная программа существенно уточняет процесс реконструкции внешнего облика конкретного индивидуума, а также благодаря словесному портрету, характеризует его и как представителя определенного антропологического типа, и как индивидуальность с присущей ей физиономической неповторимостью. По представленным реконструкциям дана полная характеристика антропологического облика представителей основных стадий эволюции человека. В результате полученный ряд графических и скульптурных портретов от австралопитековых до представителей современного человека, демонстрирует картину смены антропологических типов в пространстве и во времени. Это нашло и практическое применение: значительно пополнился музейные фонды Лаборатории антропологической реконструкции и ряда других музеев. Новые реконструкции широко используются в качестве наглядных учебно-методических пособий. На основе анализа физиономической изменчивости человека на различных этапах его эволюции и сложения Российский гуманитарный научный фонд современного этнического разнообразия, опубликовано 8 статей, проиллюстрированных выполненными реконструкциями, 2 сданы в печать.

Номер проекта: 09-01-00185а.

Название проекта: “Архив стольника А.И. Безобразова”. Ч.I. Подготовка публикации. 20 а.л.

Руководитель: Рогожин Н.М.

Организация: Институт российской истории РАН (ГН НИУ).

Краткая аннотация полученных результатов: За 2009-2010 годы подготовлен к сдаче в издательство первый том академической публикации редкого комплекса документов – архива стольника А.И. Безобразова (объемом 50 а.л.), характеризующего общественно-политическую, социальную и экономическую действительность России во второй половине XVII столетия, в сопровождении вступительной статьи.

В первую часть тома, объемом 30 а.л., помещены документы, касающиеся жизни и хозяйства московского двора А.И.

Безобразова и его подмосковных вотчин. Хронологические рамки этой части публикации определяются, в основном, годами от 1669, когда А.И. Безобразов, за год до смерти отца, фактически вступил в полновластное владение вотчинами, до 1689, года смерти стольника. Общее число подготовленных документов – 448 (425 “московских”, “подмосковных”). “Московский” раздел включает в себя хозяйственные документы и корреспонденцию. Первые представляют собой записи, связанные с обеспечением продовольствием, предметами обихода московского двора А.И. Безобразова, на котором жили его семья и многолюдная дворня. Переписка представлена по большей части грамотками московских приказчиков А.И. Безобразову, находившемуся в вотчинах или в местах службы, а также перепиской А.И. Безобразова с женой и другими корреспондентами.


Материалы, относящиеся к подмосковным вотчинам А.И. Безобразова, представляют собой исключительно хозяйственные записи о высылке и приеме запасов из вотчин центральных и южных уездов и о пересылке этих запасов в Москву.

Вторая часть первого тома издания “Архив стольника А.И. Безобразова”, объемом 20 а.л., содержит документы, касающиеся жизни и хозяйства вотчин А.И. Безобразова, располагавшихся в центральных уездах. Хронологические рамки этой части публикации определяются последними годами жизни И.А. Безобразова, отца фондообразователя (1660-е годы);

конечная временная граница остается прежней (1689 г.). Общее число документов второй части – (9 “владимирских”, 78 “вологодских”, 18 “дмитровских”, 51 “кашинский”, 26 “костромских”, 22 “нижегородских”, “ржевских” и 16 “суздальских”). Материалы, относящиеся к владимирским, вологодским, дмитровским, кашинским, костромским, нижегородским, ржевским и суздальским вотчинам А.И. Безобразова, представляют собой хозяйственные записи о высылке запасов из вотчин указанных уездов и о пересылке этих запасов в Москву, а также инструкции вотчинника приказчикам и старостам и прошения крестьян.

Материалы по центральным уездам по характеру и составу корреспондентов в целом близки “подмосковным”.

Содержание их отличается от последних тем, что вотчины центральных уездов были поставщиками различных продуктов и рабочей силы для московского двора А.И. Безобразова и, отчасти, для подмосковных вотчин. Кроме того, корреспондентами А.И. Безобразова в переписке с вотчинами центральных уездов чаще, чем в переписке с подмосковными вотчинами, были сельские старосты и выборные крестьяне. Также в большей степени в этом разделе публикации представлены коллективные крестьянские челобитные А.И. Безобразову, по формуляру весьма близкие челобитным на имя царя, и сказки крестьян. Особый интерес хозяйственной переписки с вотчинами центральных уездов представляют памяти стольника приказчикам и старостам, заключающие в себе инструкции по ведению хозяйства и устанавливающие правовые нормы служебной деятельности приказчика или старосты и их взаимоотношений с крестьянами.

Общее число подготовленных документов – 698 (425 “московских”, 23 “подмосковных” и 250 по центральным уездам). После компьютерного набора все документы были сверены с подлинниками в Российском государственном архиве древних актов и Отделе рукописей Российской государственной библиотеки. Каждый документ снабжен легендой, в которую, при необходимости, включены данные об имеющихся публикациях документа. Идет составление глоссария и комментариев ко всей публикации (в том числе, частично к следующему тому). К тексту прилагается карта главной вотчины А.И. Безобразова с. Спасское-Курилово на начало XVIII в. из фондов РГАДА и иллюстративный материал.

Специфика источника – уникального по полноте собрания образцов обиходной русской речи XVII в. разных регионов – обусловила присутствие значительной лингвистической компоненты в способах передачи текста документов.

С публикацией этих документов в научный оборот будут введены новые материалы, которые позволят восстановить структуру управления хозяйством, взаимозависимость отдельных ее частей, рычаги управления вотчиной.

Российский гуманитарный научный фонд Принадлежность хозяйства фондообразователя к группе средних хозяйств русского служилого сословия дает возможность считать его типичным явлением и распространять выводы о происходивших в нем процессах, сделанные на основании публикуемых материалов, на широкий круг вотчинных хозяйств второй половины XVII в.

Номер проекта: 09-01-00186а.

Название проекта: Джаноццо Манетти.О достоинстве и превосходстве человека. Рус. пер. со Вступительной статьей, Комментариями, Приложением.

Руководитель: Ревякина Н.В.

Организация: Ивановский государственный университет.

Краткая аннотация полученных результатов: В ходе реализации проекта впервые дан полный перевод трактата итальянского гуманиста Джаноццо Манетти «О достоинстве и превосходстве человека» - сочинения целиком посвященного человеку.

Перевод трактата, снабженного комментариями, вводит в научный оборот новый источник по культуре и гуманистической антропологии Возрождения. К переводу дана Вступительная статья, в ней представлено учение Манетти о человеке, в центре которого находится проблема достоинства, оно понимается Манетти как высокое место в иерархии, творений, связанное с осуществлением особого, только людям свойственного предназначения, или долга человека на земле - действовать и познавать. Во Вступительной статье дается также история жизни Манетти, человека, выступающего в трех ипостасях – гуманиста, государственного деятеля и купца. Его активная жизнь, как и сама деятельная эпоха Возрождения оказали несомненное влияние на идеи его трактата «О достоинстве».

В Приложении к переведенному трактату даны фрагменты переводов из жизнеописаний Манетти, написанных Веспасиано да Бистиччи и Нальдо Нальди, а также перевод части диалога Манетти «О смерти сына».

Издание трактата Манетти могло бы представить интерес для историков и философов, изучающих человека в культуре Возрождения, а также проблемы антропологии в другие исторические периоды. Оно было бы полезно и в педагогической работе, давая возможность использовать новый источник при написании квалификационных работ разного уровня.

Номер проекта: 09-01-00195а.

Название проекта: Шляхта и воинские формирования великого княжества Литовского в 1654 – 1667 гг.

Руководитель: Курбатов О.А.

Организация: Российский государственный архив древних актов Федеральной архивной службы России (ГУ).

Краткая аннотация полученных результатов: Во-первых, обработана историография темы «присяжных»

подразделений литовского войска, выявлены основные публикации по теме. Обзор публикаций позволил сделать вывод о том, что в целом история «присяжных» подразделений, их численности, вооружения и снаряжения, снабжения, участия в боевых действиях и идеологии, мотивации службы не были предметом комплексного исследования. Во-вторых, просмотрены основные публикации по указанной теме. В силу целенаправленной деятельности научного коллектива по выявлению и введению в научный оборот источников РГАДА, наиболее ценными являются публикации документов из других архивохранилищ – в первую очередь, зарубежных. Публикации же отечественных документов, включая такой комплекс, как «Акты Московского государства», имеют вторичный характер, поскольку документы сборника публиковались выборочно, и подборка эта носила довольно случайный характер. В третьих, систематически обработаны основные коллекции документов РГАДА по указанной тематике:

фонды Разрядного приказа, приказов великого княжества Литовского и княжества Смоленского, Посольского приказа (по сношениям с Польшей). В результате проделанной работы предпринято создание сводного справочника под названием «Шляхта и воинские подразделения Великого княжества Литовского на царской службе в 1654 – 1667 гг.:

Справочник по подразделениям», работа над которым в основном завершена. Объем справочника составил печатных листов. Обобщающие наблюдения за характером и боевой историей «присяжных» подразделений изложены руководителем проекта на конференции, посвященной 600-летию Грюнвальдской битвы 1410 г., и опубликованы в виде тезисов. Кроме того, частные вопросы, связанные с историей «присяжной» шляхты на царской службе, освящены в ряде публикаций научного коллектива, общим объемом до 3 печатных листов.

Номер проекта: 09-01-00196а.

Российский гуманитарный научный фонд Название проекта: Ювелирные изделия из кургана Куль-Оба в собрании Государственного Исторического музея:

историко-технологическое исследование.

Руководитель: Новикова Е.Ю.

Организация: Государственный Исторический музей МК РФ.

Краткая аннотация полученных результатов: Предмет нашего исследования - коллекция золотых изделий с паспортом «Куль-Оба», большинство из которых представлено золотыми бляшками различных типов, уже более ста лет хранящимися в Историческом музее. Однако, за всё это время, после краткой публикации П.Сабатье в 1851 году, за редким исключением, эти предметы еще не были объектом специального исследования. Мало кто из наших коллег – учёных представлял себе до сих пор в полном объёме содержание этих коллекций. Лишь в 2002 г. некоторые из них были изданы в каталоге московской выставки «На краю ойкумены», а впоследствии представлены на выставках в Германии и Венгрии. Только теперь, в рамках проекта Российского гуманитарного научного фонда, эта коллекция подготовлена нами к монографической публикации.

Несмотря на очевидные трудности в работе с этими коллекциями, изучение и незамедлительная публикация материалов, хранящихся в ГИМ, позволят не только ввести их в научный оборот, но и рассмотреть вопросы технологии производства золотых бляшек из классического царского скифского кургана.

Необходимо отметить, что в собрании Исторического музея присутствует большинство типов бляшек, хранящихся в Эрмитаже и происходящих из документированной части куль-обских материалов, а именно – раскопок П. Дюбрюкса, что делает нашу коллекцию весьма репрезентативной.

Основная часть предметов с паспортом «Куль-Оба», оказавшихся в Историческом музее, представлена бляшками, которыми были расшиты одежды погребенных. Все они штампованные, изготовлены из тонкой золотой фольги, и имеют небольшие дырочки для пришивания. При этом коллекция Исторического музея имеет одну особенность – бляшки из куль-обского кургана представлены здесь или единичными экземплярами, или маленькими сериями (3- штук), что обусловлено происхождением данных материалов из частных коллекций.

Материалы из Куль-Обы, хранящиеся в Историческом музее, происходят из нескольких собраний. Прежде всего, это собрание П.П. Сабатье (впоследствии - часть собрания А.С. Уварова), в составе которого, в частности, находится такая уникальная вещь, как фрагментированная накладка от горита с изображением Скиллы (Кат. 1) и другие, не менее ценные экземпляры, часть из которых П.П. Сабатье приобрёл в Керчи непосредственно после известных событий (разграбления части погребальных сооружений Куль-Обы).

Но этим собрание ГИМ не ограничивается. Здесь хранятся еще несколько коллекций ювелирных золотых изделий с паспортом «Куль-Оба».

Первая принадлежала А.М.Раевской. Эта коллекция содержит целый набор бляшек, идентичных куль-обским из эрмитажного собрания, а также из собрания Сабатье, хранящихся в Историческом музее. Здесь присутствуют и другие ювелирные изделия, датировка которых в целом укладывается в IV в. до н.э. Из собрания А.М.Раевской также происходит лягушка, изготовленная из горного хрусталя, но явно относящаяся к более позднему времени.

Вторая коллекция поступила в Исторический музей из собрания Румянцевского музея в 1922 г., после ликвидации последнего. Здесь также можно видеть экземпляры, идентичные куль-обским бляшкам как из Эрмитажного собрания, так и из коллекции П.Сабатье.

В Историческом музее также хранятся несколько бляшек с паспортом «Куль-Оба», происходящих из собрания кабинета изящных искусств Московского Университета. В примечании к их описаниям в «Указателе 1893 г.» о них говорится лишь то, что они «…совершенно схожи с найденными в Куль-Обе, и, может быть, происходят из этой гробницы…». И далее: «…впрочем, подобные бляшки… были находимы и в других керченских гробницах».

И наконец, последний небольшой массив бляшек и мелких обломков ювелирных изделий с паспортом «Куль-Оба»

хранится в Историческом музее и числится происходящим из неизвестного собрания. Среди этих бляшек есть экземпляры, находящие полные аналогии в материалах Куль-Обы в собрании Государственного Эрмитажа. Эти предметы также описаны в Указателе 1893 года, где источник поступления в Исторический музей для них не указан.

Нами был подготовлен каталог всех ювелирных изделий, имеющих в Историческом музее паспорт «Куль-Оба», структура предлагаемого каталога такова: Часть 1 представляет собой вещи с паспортом «Куль-Оба» которые имеют параллели среди находок в кургане, или о которых достоверно известно, что они происходят из кургана. Часть включает в себя ряд разновременных предметов из тех же коллекций, как имеющих паспорт «Куль-Оба» в инвентарных книгах музея, так и его не имеющие. С большой вероятностью они происходят из других курганов Керченского полуострова.

Российский гуманитарный научный фонд Сравнительно небольшая коллекция куль-обских нашивных бляшек и других ювелирных изделий позволила рассмотреть ряд важных вопросов, связанных с греческой и скифской мифологией, технологией производства бляшек и их хронологией.

Введение в научный оборот коллекций предметов из Куль-Обы, хранящихся в Историческом музее, исследование технико-технологических аспектов производства ювелирных изделий и предметов античной торевтики из этого собрания, решение вопросов, связанных с иконографией изображений и происхождением некоторых типов вещей делает работу весьма актуальной.

Номер проекта: 09-01-00199а.

Название проекта: Каталог личных архивных фондов отечественных историков. Вып. 3: Вторая половина XIX - начало XX века. Ч. 1: А-В.

Руководитель: Мироненко М.П.

Организация: Институт славяноведения РАН.

Краткая аннотация полученных результатов: Каталог личных архивных фондов отечественных историков второй половины XIX века – начала XX в. – третий выпуск научно-справочного издания, включающего подробное описание личных архивов российских ученых (историков, археологов, востоковедов, славяноведов, архивистов, краеведов).

Впервые в отечественной историографии предпринята попытка создать всеобъемлющий справочник, описывающий личные фонды российских историков XVIII-XX вв. Первых два выпуска посвящены историкам XVIII и первой половины XIX в. (2001 и 2007 гг., объем 22 и 45 а. л.). Третий выпуск продолжает эту работу и охватывает вторую половину XIX и начало XX в. В него включены описания архивов 144 историков, этнографов, археологов, краеведов, археографов.

Особое внимание в Каталоге уделяется историческим трудам и подготовительным материалам к ним, мемуарам и дневникам, переписке ученых, биографическим и служебным документам. В 2010 г. составителями было продолжено описание архивных фондов в хранилищах Москвы и Санкт-Петербурга и описано 47 фондов. Каталог содержит также биографическую справку и раздел «Библиография», включающий литературу об архиве (собрании) ученого: обзоры фонда, работы, отражающие историю складывания и дальнейшей судьбы архива, а также описывающие различные части архива и входящие в него документы;

развернутые описания коллекций и собраний. В Каталоге учтены сведения о наличии у ученых личных библиотек и коллекций и о месте их хранения, в том случае, если они дошли до наших дней, в противном случае – о их дальнейшей судьбе.

Научным результатом работы является выявление и введение в научный оборот информации о неопубликованном творческом наследии отечественных историков второй половины XIX – начала XX в. Впервые осуществляется комплексное научно-справочное издание, содержащее подробное описание архивных фондов российских историков, археологов, этнографов, востоковедов, архивистов, а также биобиблиографическую информацию о них. В связи с большим интересом в науке и обществе к трудам отечественных историков весьма актуальной представляется задача дать подробную информацию о хранящихся в архивах работах ученых, подготовительных материалах к ним, представляющих лабораторию ученого, их переписке, дневниках и воспоминаниях. Это позволяет исследователям составить представление о содержании личного архива историка еще до того, как они придут изучать его в государственное архивохранилище (часто находящееся в другом городе);

дает систематизированную информацию о трудах ученых, работавших над близкими проблемами, в смежных областях;

помогает преподавателям в высшей школе, студентам и аспирантам в изучении российской историографии и источниковедения исторической науки на конкретном архивном материале.

Номер проекта: 09-01-00205а.

Название проекта: Рукописная традиция византийской Хроники Михаила Глики (XII в.).

Руководитель: Авилушкина Л.Т.

Организация: Санкт-Петербургский государственный университет.

Краткая аннотация полученных результатов: Хроника византийского писателя Михаила Глики была создана во второй половине XII в.Она состоит из 4 частей (1-я содержит подробное описание 6 дней Творения и обширные богословские рассуждения автора;

2-я – ветхозаветную историю;

3-я – историю Римской империи и новозаветную;

4-я – историю Византийской империи до 1118 г.). Ее текст сохранился полностью или во фрагментах в 60 списках, созданных в период с XIII по XVIII вв. По нашим наблюдениям, изучение 20 списков (XIII-XVI в.), содержащих полный или почти полный текст Хроник, имеют важное значение для изучения истории ее текста. Хроника Михаила Глики не имеет критического издания. Изучены существующие издания греческого текста Хроники Глики, в которых были Российский гуманитарный научный фонд использованы тексты нескольких рукописей. (Написана статья «Особенности и характер изданий Хроники Михаила Глики»Античная древность и средние века. Вып. 39. 2009. С. 389-397). Впервые в 1660 г. Ф. Лаббе (1660 г.) напечатал греческий текст Хроники Михаила Глики по одной рукописи, имеющей лакуны, и дополнительные материалы из других кодексов (F – Fontissebraldensis, C – Claromontanum nostrum, V – Vallicellianum), которые разместил следующим образом: текст Пинакса из кодекса F перед текстом Хроники, а остальные материалы после текста Хроник в Примечания, с указанием, какие, к какой относятся (к 1-й – варианты прозаического и стихотворного заглавий из кодексов V, F, C, 10 текстов для восполнения лакун из кодексов V, F;

ко 2-й – 1-й, 2-й и 3-й смысловые дополнительные фрагменты из кодекса C, 2 текста для восполнения лакун из кодексов V F;

к 3-й – 4-й и 5-й смысловые дополнительные фрагменты из кодекса F, 3 текста для восполнения лакун из кодексов V, F, варианты заглавий к Перечню византийских императоров из трех кодексов V, F, C и текст Перечня. Дополнительные Материалы, приведенные Ф. Лаббе из разных кодексов, позволяют на первом этапе изучения рукописной традиции классифицировать списки. Проведено изучение 11 рукописей (Marc. gr. 402, XIII в.;

Coisl. 312, XV в.;

, Guelf. Gudian gr.

54, XV в.;

Vind. hist. gr. 79, XV в. и 28, XVI в.;

Berol. gr. 235, XVI в.;

Strahov. III. D.G. 6, XVI в.;

Monac. gr. 152, XVI в. и 434, XVI в.;

Paris gr. 1719, XVI в.;

Q gr. 7, XVI в.), которые содержат полный или почти полный текст Хроники Глики. Для пяти кодексов XVI в. (Strahov. D.G. III. 6;

Monac. gr. 152 и 434;

Vind. hist gr. 28;

Paris gr. 1719) характерна одна общая черта – наличие большой смысловой лакуны достаточно значительного объема (Bonn 106,8-115,5). Еще одной особенностью этих пяти кодексов является наличие в них Пинаксов, которые по нашим наблюдениям, отличаются от Пинакса, напечатанного Ф. Лаббе. Перечень византийких императоров присутствует в 7 списках. В 2 списках XVI в. (Strahov. D.G.

III. 6,;

Monac. gr. 152,) Перечень приведен без заглавия, а в 3 других XVI в. (Monac. gr. 434, Vind. hist. gr. 28, Paris gr.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.