авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |

«АННОТАЦИИ ЗАВЕРШЕННЫХ В 2010 ГОДУ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ ПРОЕКТОВ ПО ИСТОРИИ, АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ Аннотации публикуются в соответствии с решением Правительственной комиссии по высоким ...»

-- [ Страница 9 ] --

1719,) он приведен с заглавием, которое совпадает с заглавием, напечатаным Ф. Лаббе из кодекса F. В Берлинской рукописи XVI в. (Berol. gr. 235) находятся заглавие к Переченю византийских императоров, которое Ф. Лаббе напечтал из кодекса C, и сам Перечень, который совпадает с Перечнем, напечатанным Ф.Лаббе, Как мы полагаем Берлинская рукопись, имевшая ранее шифр 234 Claromontanus, вероятно, является той,Кларомонтанской рукописью, которую использовал Ф. Лаббе и.о которой он писал во Введении. По нашим наблюдениям, находящиеся в Берлинской рукописи Перечень и заглавие, а также тексты 1-го, 2-го и 3-го смысловых дополнительных фрагментов, совпадающие с напечатанным Ф. Лаббе текстами из кодекса С, вероятнее всего были напечатаны из кодекса Berol. gr. 235. В Вольфенбюттельском кодексе XV в. (Guelf. Gudian gr. 54) находятся Перечень с заглавием, тексты 1-го, 2-го и 3-го смысловых дополнительных фрагментов, которые за исключением незначительных разночтений совпадают с аналогичными текстами Берлинской рукописи (Написана статья «К изучению предполагаемых источников первого издания греческого текста Хроники Михаила Глики. Берлинский кодекс – Berolinensis gr. 235 // ВИД. T. XXXII. – в печати). Тексты 4-го и 5-го смысловых дополнитеьных фрагментов, напечатанные Ф. Лаббе из кодекса F, присутствуют в одной рукописи XIII в. (Marc, gr. 402) и в 5-ти списках XVI в. (Paris gr. 1719;

Strahov. D.G. III. 6;

Monac. gr. 152, 434;

Vind.

hist. gr. 28), В 3 рукописях (Coisl. 312, XV в;

Vind. hist. gr. 79 в., XV;

Q 7, XVI в.) находится лишь текст 4-го смыслового дополнительного фрагмента. Только в 2 рукописях (Berol. gr. 235, XVI в.;

Guelf. Gud. gr. 54, XV в.,).присутствуют тексты всех 5-ти смысловых дополнительных фрагментов, которые Ф. Лаббе напечатал из разных кодексов (1-й, 2-й, 3-й – из кодекса C, 4-й, 5-й – из кодекса F).. В Петербургском кодексе (Q gr. 7, XVI в.) выявлены 12 дополнительных фрагментов, которые отсутствуют в остальных 10 доступных автору проекта рукописях. Тексты для и восполнения лакун, приведенные Ф. Лаббе из кодексов V и F, присутствуют в 9 рукописях и отсутствуют, а в 2 кодексах (Berol. gr.

235, XVI в.;

Guelf.Gudian gr. 54, XV в.) Они отсутствуют. Проведенное сравнительные изучение, 11 доступных автору проекта рукописей, показывает, что Хроника Михаила Глики имеет разветвленную рукописную традицию, а ее текст активно переписывался в XV и XVI вв.

Номер проекта: 09-01-00208а.

Название проекта: Подготовка к изданию Дневников Императора Николая II (1896-1903).

Руководитель: Перегудова З.И.

Организация: Государственный архив Российской Федерации.

Краткая аннотация полученных результатов: Рабочая группа сотрудников ГА РФ подготовила к публикации первый том Дневников Императора Николая II за 1894-1904 гг., хранящихся в Государственном архиве Российской Федерации в личном фонде императора (ф. 601). К дневниковым записям подготовлены комментарии, соответствующие тексту дневников, которые способствуют более глубокому пониманию ежедневных записей императора, содержащихся терминов, географических названий и т.д. В результате из Дневников и комментариев читателю становится более ясным специфический характер дневниковых записей, повседневная жизнь императора и его семьи, а также взаимоотношения императора с его окружением и подчиненными. Таким образом, часть комментариев с привлечением других источников помогает реконструировать принятие решений на высшем уровне российской Империи. При работе над текстом было решено включить в подстрочные примечания, включенные в основной текст Дневника записи невесты цесаревича Аликс, а впоследствии его жены Александры Федоровны. Подобного рода фрагменты особенно часто встречаются с лета 1894, затем реже, но включены практически и за 1895-1897 гг. В результате исследования этих записей были произведены исправления в ранних переводах и текстах, переведены на Российский гуманитарный научный фонд русский язык ранее не издававшиеся отрывки. Анализ текста имел целью выяснить авторство ряда текстов, написанных рукой принцессой Аликс. (они часто были заимствованы из других книг). Задача рабочей группы состояла и в том, чтобы интерпретировать эти тексты, которые объясняли взаимоотношения между женихом и невестой и глубину их чувств. Рабочей группой была разработана система указателей, которые содержали разного рода информацию, начиная от именного развернутого указателя до старинных мер и весов, военной и религиозной терминологии и т.д. Предисловие к тому призвано разъяснить роль дневников в изучении русской политической истории конца 19 – нач. 20 вв. Это исследование будет продолжено при подготовке следующего ряда Дневников, относящихся к периоду 1905-1918 гг.

Номер проекта: 09-01-00210а.

Название проекта: Заграничные походы российской армии 1813–1815 гг. Энциклопедия.

Руководитель: Безотосный В.М.

Организация: Издательство "Российская политическая энциклопедия" РОССПЭН (АНО).

Краткая аннотация полученных результатов: За отчетный период 2009–2010 гг. в соответствии с уточненным словником энциклопедии в ходе исследовательской и научно-редакционной работы в целом поступило и было отредактировано в электронном виде к 15 декабря 2010 г. свыше 3000 статей общим объемом 218 печатных листов.

Большая часть статей передавалась на дискетах или по электронной почте. Представленные рукописные и машинописные тексты были набраны в электронном виде и введены в компьютерную базу данных. После первичной экспертизы и первоначального редактирования статьи (написанные как в 2009 г., так и в 2010 г.) возвращались авторам для окончательной доработки. Затем, после подписания авторами, производилось сквозное редактирование поступивших текстов для наиболее полной и адекватной реализации концепции энциклопедии.

Подготовленные статьи в соответствии с представленным планом работы на 2009–2010 гг. охватывают и обобщают основные данные и результаты исследований по проблематике кампаний 1813–1815 гг. с учетом последних научных достижений в этой области.

Достигнута главная цель проекта – создать энциклопедию, которая предоставит читателям возможность получить самые разнообразные сведения по теме и представит это важное явление в отечественной истории в комплексе всех его характеристик: исторической, историографической, источниковой, социальной, экономической, культурологической, бытовой, речевой и т. п. Выполненный текстовой объем соответствует запланированному в заявке на грант, поданной в 2008 г. За отчетный период сверх того членами авторского коллектива было подобрано около 500 иллюстраций для будущей энциклопедии.

Номер проекта: 09-01-00212а.

Название проекта: Российские архивисты ХIХ – нач. ХХ в.: социальный облик, профессиональная карьера.

Руководитель: Раскин Д.И.

Организация: Санкт-Петербургский государственный университет.

Краткая аннотация полученных результатов: Впервые в литературе проанализированы данные о сословном происхождении, положении в системе чинов и государственной службе и образовательный уровень сотрудников как ведущих российских «исторических» архивов, так и ведомственных архивов центральных и местных учреждений Российской империи в дореформенный (ХVIII – 1-я пол ХIХ в.) и пореформенный (2-я пол. ХIХ – нач. ХХ в.), а также деятелей губернских ученых архивных комиссий, рассмотрены закономерности формирования архивистов как социально- профессиональной группы и положения этой группы в российском обществе.

Показано, что основные предпосылки складывания профессиональной группы архивистов возникли в ХVIII в., причем первые профессиональные архивисты появляются в результате деятельности Г.Ф. Миллера и его учеников в Московском архиве Коллегии иностранных дел. В дальнейшем важным центром формирования профессионального корпуса архивистов становится Московский архив Министерства юстиции. В то же время большинство архивов высших и центральных учреждений Российской империи кон. ХVIII - 1-й пол. ХIХ в., не говоря уже об архивах местных учреждений, не создавали условий для профессионализации архивных служащих. В целом большинство служащих российских ведомственных архивов не выделялись из основной массы чиновничества. По сословному происхождению большинство из них принадлежали к разночинцам и служилым дворянам, т.е. потомственному чиновничеству. В этом качестве их воспринимало и современное им общество. В начале ХIХ в. лишь в Московском архиве Коллегии иностранных дел произошло некоторое «облагораживание» архивной службы. В пореформенное Российский гуманитарный научный фонд время усиливается внимание общества к проблеме благоустройства архивов и, соответственно, архивным кадрам. В это время вокруг Н.В. Калачова складывается коллектив образованных молодых специалистов, посвятивших свою жизнь архивной деятельности. Наблюдается сближение «исторических» и ведомственных архивов высших и центральных учреждений, возрастает образовательный и профессиональный уровень служащих этих архивов.

Появляется и первое в России специальное учебное заведение для подготовки архивистов – Петербургский археологический институт. Вопреки установившемуся мнению, этот институт, при всех его недостатках, сыграл заметную роль в повышении профессиональной квалификации работником многих архивов центральных учреждений. Причем некоторые из них заканчивали этот институт без отрыва от службы. Возрастает и общественный престиж архивистов в Москве и Петербурге. Но положение архивов и, соответственно, архивистов на местах не претерпело принципиальных изменений. По-прежнему там преобладали случайные люди, а большинство архивных служащих не выделялось из массы окружавшего их чиновничества. Для этого времени характерно также появление общественной инициативы в области архивной деятельности, выразившееся в создании губернских ученых архивных комиссий. Среди членов ГУАК преобладали дилетанты, а профессиональные историки составляли меньшинство. Тем не менее роль ГУАК в сохранении документального исторического наследия, привлечении местных общественных сил к этой работе, в развитии отечественного архивного дела была весьма велика. Деятели губернских ученых архивных комиссий составляли заметный отряд местной интеллигенции, что наложило свой отпечаток и на формирование профессионально-социальной группы архивистов. Окончательно этот процесс завершался после 1917 г.

Номер проекта: 09-01-00227а.

Название проекта: Археологическая литература стран СНГ 1992–1994. Библиографический указатель.

Руководитель: Всевиов Л.М.

Организация: Библиотека РАН (У).

Краткая аннотация полученных результатов: Создана рукопись Библиографического указателя «Археологическая литература стран СНГ. В библиографическом указателе учтена литература стран СНГ по археологии за 1992–1994 гг., а также труды по древней истории и истории средних веков, науки и технике, основанные на археологических материалах, работы по истории искусства и архитектуры и по смежным дисциплинам — эпиграфике, нумизматике, сфрагистике, геральдике, исторической географии. Включены основные работы по четвертичной геологии, палеографии, палеозоологии, палеоботанике, палеоантропологии, палеодемографии, а также по этнографии и языкознанию, содержание которых связано с проблемами археологии.

Всего в рукописи 11914 описаний. Рукопись сопровождается трем вспомогательными указателями.

Номер проекта: 09-01-00228а.

Название проекта: Подготовка к изданию переписных книг вологодских монастырей ХVI- ХVIII вв.

Руководитель: Черкасова М.С.

Организация: Вологодский государственный педагогический университет (ГОУ ВПО).

Краткая аннотация полученных результатов: В ходе выполнения проекта были обследованы фонды центральных и региональных архивохранилищ. В результате удалось выявить 16 переписных книг по 8 вологодским монастырям ХVI ХVIII вв. Это прежде всего наиболее значительные духовные корпорации края – Спасо-Каменный, Спасо-Прилуцкий, Павлово-Обнорский, Корнильево-Комельский, Дионисьево-Глушицкий монастыри. В ходе работы были также выявлены описные книги более скромных корпораций: из Заозерской половины Вологодского уезда - Лопотова Пельшемского и Сямженского Евфимьева, а из Первой - Спасо-Нуромского монастырей, по которым даже краеведческих разработок практически не существует (за исключением небольшой брошюры по Лопотовому). В результате получилась внушительная совокупность из 16-ти ранее не печатавшихся описей в широком хронологическом диапазоне – от 1550-х годов до 1775 г., от реформ Ивана IV до «просвещённого абсолютизма»

Екатерины Великой. Полагаем, что с точки зрения принципа историзма и новизны предпринятый нами опыт оправдан, он включает как сравнительно ранние (1550-х годов) описания монастырей, которые важно учитывать в становлении этой разновидности источников, так и описи «постсекуляризационного» периода, вовсе ещё не введённые в научный оборот, показывающие поздние формы её эволюции.

При подготовке их к изданию составители ориентировались на «Правила издания исторических документов в СССР» (М, 1990), а из более близких по содержанию изданий - на высокие научно-археографические образцы петербургских коллег - комплекс соловецких описей ХVI в. и опись строений и имущества Кирилло-Белозерского монастыря 1601 г. Важное значение для нас имеет также программная книга С.М.Каштанова «Актовая археография» (М., 1998), хотя не все предложенные и Российский гуманитарный научный фонд обоснованные в ней принципы актовой археографии (обращённой главным образом к грамотам ХI-ХVI вв.) применимы к нашим источникам. Текстологические примечания, касающиеся издаваемых рукописей, приводятся под арабскими цифрами. При составлении заголовков описных книг составители ориентировались на их самоназвания, содержащиеся обычно в преамбулах.

Вместе с тем авторы посчитали возможным внести шрифтовые выделения в тексте, когда речь заходит о разделах (или подразделах) внутри описания (это практикуется, например, и в издании Соловецких описей). Также выделены полужирным шрифтом названия сёл и деревень, чтобы читатель мог лучше ориентироваться в весьма обширных вотчинных частях описных книг. В них же указания на повторяющееся выражение «во дворе» дано не монограммой (поскольку единообразия в его передаче в книгах нет), а всюду словами.

На завершающем этапе работы над проектом был написан раздел От ответственного редактора, обширное Историко археографическое введение и три исследовательских статьи. В Историко-археографическом введении в соответствии с последовательностью публикуемых описных книг даны общие исторические и историографические очерки монастырей, рассмотрены даты их возникновения и важные моменты истории, документальный состав их архивов, вопросы происхождения в делопроизводстве каждой корпорации описных книг, по возможности раскрыт конкретно исторический контекст их составления, приведены сведения о лицах, имевших к этому отношение (из государственных, церковных или монастырских учреждений), прослежено бытование более ранних книг в монастырских архивах и их последующее использование в текущем управлении, даны их палеографические и археографические характеристики (формат рукописных книг, количество и нумерация тетрадей, филиграни, почерки, нумерация листов, степень сохранности, чернила, характер переплётов, если они есть, и пр.). В статьях описи рассматривались как источники по аграрной истории, книжной культуры и как памятники русского языка. В Приложении к изданию был дан большой по объёму Перечень переписной документации всех вологодских монастырей и церквей (числом до 40). Была также выполнена карта-схема расположения вологодских монастырей и четыре указателя – именной, географический, иконографический, книжный и государственных учреждений (центральных и местных). Научно-справочный аппарат издания был дополнен предметно-терминологическим словарём, библиографическим списком, списками использованных архивных фондов, принятых сокращений и иллюстраций. За 2009-2010 гг. авторами было опубликовано 11 работ и подготовлено к печати ещё 6. Состоялись выступления на нескольких межрегиональных и международных научных конференциях. К работе над книгой, помимо руководителя и двух основных исполнителей, были ещё привлечены были привлечены аспиранты, вузовские преподаватели, архивные и музейные работники Вологды и Череповца. Работа велась в рамках продолжающейся деятельности Северного Отделения Археографической комиссии РАН с центром в г.Вологде.

Важным импульском для подобной работы стало также регулярное проведение научно-0практических совещаний по вопросам изучения и издания писцовых книг и других историко-географических источников. В рамках таких совещаний вопросам источниковедения и археографии монастырских описных книг уделялось всё большее внимание, а Вологда не раз становилась местом проведения этих совещаний.

Номер проекта: 09-01-00231а.

Название проекта: Население Калининградской области (вторая половина 1940-х – 2000-е гг.): историко демографическое исследование.

Руководитель: Манкевич Д.В.

Организация: Российский государственный университет имени Иммануила Канта (ФГОУ ВПО).

Краткая аннотация полученных результатов: Итогом реализации проекта являются электронная база данных по демографической истории Калининградской области (1945-2009 гг., будет размещена на сайте кафедры истории России РГУ им. И. Канта в 2011 г.), а также 7 опубликованных работ (статей), 4 завершённых в рукописи и подготовленных к печати статьи, 1 рукопись книги. Выступил с докладами на 5 научных конференциях: в феврале 2009 г. – на конференции «Проблемы изучения и преподавания отечественной истории в высшей школе» (РГУ им. И.

Канта), в мае 2009 г. – на конференции «Вторая мировая война: стереотипы, факты, оценки» (РГУ им. И. Канта), в июне 2009 г. – на международной конференции «Завершение Второй мировой войны и исторические судьбы Балтии. 1944 1946 гг.» (Клайпедский университет, Литва);

в мае 2010 г. – на конференции «Тенденции и перспективы развития Янтарного края (Калининградский институт экономики), в сентябре 2010 г. – на конференции «Проблемы общественного здоровья в Калининградской области» (Калининградская областная клиническая больница).

В рамках реализации исследовательского проекта опубликованы 7 статей: Манкевич Д.В. Некоторые архивные материалы по истории сельского населения Калининградской области в 1950-е гг. // Проблемы источниковедения и историографии: Сборник научных трудов. Вып. 5 / Отв. ред. В.И. Гальцов. – Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта, 2009. С. 34-41. – на рус. яз.;

«На Западе нет больше Восточной Пруссии…». Проблемы становления Калининградской области в работе первых партийных конференций (1947-1950 гг.) //Балтийские исследования. Актуальные проблемы истории Юго-Восточной Прибалтики в XX веке: сборник научных трудов. – Калининград: Изд-во «НЭТ», 2009. – Вып. 4.

Российский гуманитарный научный фонд С. 29-37. – на рус. яз.;

Манкевич Д.В. Голоса из прошлого. «Информации» райкомов и горкомов ВКП(б)-КПСС о «настроениях трудящихся» Калининградской области (вторая половина 1940-х – начало 1950-х годов) // Ретроспектива. Всемирная история глазами молодых исследователей: Сборник научных статей. Вып. 4. – Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта, 2009. С. 45-52. – на рус. яз.;

Манкевич Д.В. «Немецкий контингент»

Кёнигсбергской области в 1945 – первой половине 1946 года: штрихи к портрету // Балтийские исследования.

Актуальные проблемы истории Юго-Восточной Прибалтики в XX веке: сборник научных трудов. – Калининград: Изд-во «НЭТ», 2009. – Вып. 5. С. 43-55. – на рус. яз.;

Манкевич Д.В., Манкевич М.А. Некоторые демографические аспекты жизни гражданского населения Восточной Пруссии / Калининградской области (апрель 1945-1947 гг.) // Acta Historica Universitatis Klaipedensis XVIII: Antrojo pasaulinio karo pabaiga Ryt Prsijoje: faktai ir istorins valgos. – Klaipda:

Klaipdos universiteto leidykla, 2009. P. 189-206. – на рус., англ. и лит. яз.;

Манкевич Д.В. Калининградское село в условиях «демографической революции» (вторая половина 1940-х – 1950-е гг.): трансформация рождаемости //Северо-Запад в аграрной истории России. Межвуз. темат. сб. научн. тр. – Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта, 2009. – вышла в 2010;

С. 226-233. - на рус. яз. ;

Манкевич Д.В. О некоторых проблемах развития советского здравоохранения Калининградской области в конце 1940-х – середине 1950-х годов (по материалам областных архивов) // Ретроспектива. Всемирная история глазами молодых исследователей: Сборник научных статей. Вып. 5. – Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта, 2010. С. 62-71. – на рус. яз. Кроме того, были завершены в рукописи следующие статьи: Младенческая и детская смертность в Калининградской области (вторая половина 1940-х – 1950-е гг.) //Балтийские исследования. Актуальные проблемы истории Юго-Восточной Прибалтики в XX веке: сборник научных трудов. – Калининград: Изд-во «НЭТ», 2010. – Вып. 6, на рус. яз.;

О проведении и некоторых итогах всесоюзной переписи населения 1959 года в Калининградской области //Калининградские архивы. Сборник научных трудов. – Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта, 2010. Вып. 9, на рус. яз.;

К вопросу о заселении сельских районов Калининградской области // Калининградские архивы. Сборник научных трудов. – Калининград: Изд-во РГУ им. И.

Канта, 2011. Вып. 10, на рус. яз.;

Численность, состав и движение населения Калининградской области в постсоветский период //Калининградский регион: социальное измерение. Сборник научных трудов. – Калининград: Изд-во «НЭТ», 2010, на рус. яз. Была подготовлена и рукопись монографии: Манкевич Д.В. «Население Калининградской области.

Историко-демографические очерки». Публикации подготовлены на основе как архивных, так и опубликованных источников. Широко привлекались документы центральных (ГАРФ, РГАСПИ, РГАЭ) и областных (ГАКО, ГАНИКО) архивов. Значительная часть использованных источников впервые вводилась в научный оборот. В статьях и в очерках, составивших основу книги, дана периодизация демографической истории региона, анализируются численность, структура и основные демографические процессы, явления (рождаемость, смертность, брачность, разводимость, заболеваемость и др.) населения Калининградской области, начиная со второй половины 1940-х гг. по 2000-е годы.

Основное внимание уделено 1945-1959 гг., как периоду численного и структурного формирования народонаселения области, наиболее активной социально-демографической динамики. Основная научная проблема проекта – демографическая модернизация Калининградской области – рассматривается на широком конкретно-историческом фоне, активно используется компаративный анализ, междисциплинарные связи. В результате проведённого исследования было установлено, что демографическое развитие Калининградской области в послевоенные десятилетия, в целом, подчинялось общим для РСФСР закономерностям. Наиболее «самобытным», интересным являлся начальный период (вторая половина 1940-х – 1950-е гг.), на протяжении которого происходил достаточно быстрое «встраивание» переселенческого региона в социально-демографическую динамику и структуру РСФСР.

Выполненное в рамках проекта исследование представляет собой первую в отечественной историографии попытку комплексной реконструкции демографической истории Калининградской области, вместе с тем, намечая направления дальнейших исследований.

Номер проекта: 09-01-00248а.

Название проекта: Этнологический мониторинг организации и проведения Всероссийской переписи 2010 года.

Руководитель: Тишков В.А.

Организация: Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН (ГУ).

Краткая аннотация полученных результатов: В реализации проекта на завершающем этапе принимало участие научных работников из Москвы и регионов проекта и один технический специалист. Написаны завершающие разделы коллективной монографии «Этнологический мониторинг переписи» (финальная рукопись прилагается, объем 22 п.л.).

Осуществлены подготовка инструментария социологических опросов населения и экспертов в регионах РФ об организации Всероссийской переписи населения и ее проведения. Разработаны методы мониторинга процедуры переписи. Изучено мнение работников переписи (переписчиков, инструкторов, заведующих переписными участками, уполномоченных по переписи) о качестве проведения переписи и масштабах участия в ней населения. Массовые социологические опросы населения после переписи удалось провести благодаря дополнительному финансированию РГНФ. За несколько месяцев до начала переписи осуществлялся ежедневный мониторинг общественно-политической Российский гуманитарный научный фонд ситуации. Выявленные проблемы были изложены в специальных материалах и направлены в Правительственную комиссию по Всероссийской переписи населения 2010 г.

Номер проекта: 09-01-00251а.

Название проекта: Центральноазиатские диаспоры в России.

Руководитель: Абашин С.Н.

Организация: Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН (ГУ).

Краткая аннотация полученных результатов: Центральноазиатские диаспоры и мигрантов, даже выходцев из одной страны, нельзя рассматривать как единое целое. Они состоят из разных этнических и социальных групп с различным культурным багажом, опытом взаимодействия с российским обществом, интересами и стратегиями поведения.

В последнее десятилетие вес и значение центральноазиатских диаспор растёт, что связано с процессом интенсивной трудовой миграции из Центральной Азии в Россию. В основном мигранты приезжают в Россию временно, их цель – заработать деньги и вернуться домой. Гораздо меньшее число выходцев из Центральной Азии стремится закрепиться, интегрироваться в принимающее общество и остаться здесь на постоянное проживание. Эти люди более ориентированы на ценности, связанные с их личным и семейным благополучием, ради достижения которых они готовы полностью или частично отказаться от поддержки оставшегося на родине окружения и перенять модели поведения, свойственные принимающему обществу. Их решение окончательно сменить место жительства и закрепиться в России во многом определяется их личным выбором и комплексом индивидуальных причин. Стратегии временных и постоянных мигрантов принципиально различаются, однако между теми и другими нет чётких границ, поскольку небольшая доля временных мигрантов колеблется в своём выборе относительно страны дальнейшего проживания.

Из различных категорий временных мигрантов и постоянно проживающих в России граждан формируются диаспоры.

Наличие таких диаспор служит толчком для развития структурных изменений в российском обществе;

способствует признанию явления широкомасштабной миграции на самых разных уровнях. Диаспоры служат медиаторами, посредниками между государственными органами, с одной стороны, и массой мигрантов, с другой. Они служат средством коммуникации между властью и приезжими, ставя органы власти в известность о существующих проблемах и пытаясь их решить в той мере, в которой это удается. Вдобавок, национальные объединения оказывают реальную помощь своим соотечественникам в решении их повседневных проблем — т.е. частично берут на себя функции, которые необходимо осуществлять принимающему государству.

Результаты проведённого исследования подтверждают, что в настоящее время идёт активный процесс формирования центральноазиатских диаспор в России - растёт их численность и расширяется сфера деятельности, складываются региональные и общефедеральные национально-культурные сообщества, становится более тесным их взаимодействие с органами власти, государством и обществом в целом. Этом процесс имеет многие негативные стороны (вопросы легализации, бытовые конфликты и ксенофобия, трудовая эксплуатация и т.д.), однако мы делаем вывод, что выходцы из Центральной Азии, тем не менее, постепенно интегрируются в российском обществе, осваивают новые социальные ниши и пространства, взаимодействуют с местным населением, обретают российскую идентичность.

Номер проекта: 09-01-00254а.

Название проекта: Актуальное прошлое: исторические знания в современном обществе.

Руководитель: Петров А.Е.

Организация: Институт славяноведения РАН.

Краткая аннотация полученных результатов: Исследована историческая культура современного российского общества, функционирования и генетических изменений, наиболее актуальных для общества мифологем, связанных своим происхождением с основными событиями российской истории.

Необходимость такого анализа обусловлена аксиоматичностью и безусловностью бытования в искусстве, учебной литературе, обыденных представлениях, политологических и журналистских штампах мифологизированных концептов прошлого России. Сегодня эти представления стали частью современного культурного пространства и требуют пристального изучения. Необходимо знать, как функционируют исторические образы в современном Российский гуманитарный научный фонд российском обществе, как ими манипулируют и почему гуманитарные по своей природе представления часто используются для разжигания конфликтов, подпитки идеологии этновеличия и столкновений политических элит.

В рамках данного исследования проанализированы следующие «очаги исторического знания»:

Коммеморации (национальные, региональные и муниципальные) - праздники и юбилеи последнего двадцатилетия.

Кинематографические образы истории Исторические сюжеты в искусстве и литературе Исторические представления в СМИ и Интернете Учебная литература по истории История и память в международных конфликтах современности Историческая мифология и современные этнократические идеологии.

В исследовании ставится задача от анализа конкретных исторических стереотипов, связанных с историей важнейших событий и процессов российской истории, подойти к пониманию механизмов функционирования исторического сознания современного общества.

Были подготовлены очередные разделы итоговой монографии.

Для всестороннего обсуждения обозначенных проблем был проведен международный круглый стол с участием ведущих российских и зарубежных (Франция, Германия, Канада) историков.

В рамках Года Россия-Франция Отделение историко-филологических наук РАН, Франко-российский центр гуманитарных и общественных наук (CeFR) и Центр изучения России, Кавказа и Центральной Европы (CERCEC) при Высшей школе социальных исследований (EHESS) и Национальном центре научных исследований (CNRS) при поддержке Посольства Франции в России и Германского исторического института (DHI) провели круглый стол «История, историки и власть». Мероприятие имело широкий общественный резонанс и большой отклик в СМИ.

Издан том «Материалов к дискуссии».

Опубликован специальный раздел со статьями участников круглого стола, написанными по итогам обсуждения в издании ОИФН РАН «Исторические записки» (6 печ.л.).

Основами для дискуссии послужили следующие соображения Человеческие общества всегда с особым вниманием вглядывались в собственную историю, и обращение к ней позволяло ответить на часть экзистенциальных вопросов, которые они ставят перед самими собой. И если со времени появления истории как особой профессии наши неизменно обновляющиеся представления о прошлом формируются и направляются работами историков-профессионалов, существуют и другие социальные актеры, которые высказывают свои взгляды на прошлое: писатели и художники, журналисты и средства массовой информации, политики и др.

Историческое прошлое, драмы и свершения, исторические памятники и даты, пантеон героев составляют важные компоненты национальной идентичности государств и проживающих в них народов. С интерпретацией прошлого связаны процессы нациестроительства (Nation-building) в новых государствах, возникших после распада СССР. Каждое новое поколение людей ищет в прошлом ответы на вопросы, которые его волнуют сегодня, и тем самым идет процесс неизбежных пересмотров и смены ракурсов в рассмотрении прошлого. Одновременно с этим почти всегда, наряду с профессиональными историками, существуют паранаучные конструкции, а также интерпретации, не основанные на научных подходах, которые делаются в политико-идеологических или даже коммерческих целях.

Историки на основе критериев знания и стандартов своей профессии, отстаивают и сохраняют климат свободы научного творчества и разнообразие мнений и подходов в историографии.

Даже если не брать случай официальной истории, которая содержится в школьных и университетских учебниках, может навязываться политиками и прессой, а также другими формами общественного дискурса, в XX в. во многих странах политическая власть испытала сильное искушение прямо или косвенно регулировать основные направления исторического дискурса, вплоть до законодательных мер.

В начале третьего тысячелетия споры об этом разгорелись с новой силой. Как во Франции и России, так и в других европейских странах поднимаются голоса, предлагающие законодательно регламентировать тот или иной аспект исторического исследования, будь то проблемы колониальной истории Франции, интерпретация Второй мировой Российский гуманитарный научный фонд войны, актов геноцида или каких-либо других вопросов. Во всех странах подобные предложения провоцируют активные споры и вызывают горячие и противоречивые реакции даже внутри самого сообщества историков.

Мероприятие имело большой общественный резонанс. В течение всей работы круглого стола в Президентском зале РАН постоянно находилось около 200 участников и слушателей. Всего было зарегистрировано около 400 участников и слушателей. Большое внимание мероприятию уделили СМИ. В ходе работы была организована пресс-конференция.

Работа данного круглого стола была освещена в ряде научных и общественно-политических изданиях и интернет ресурсах (см. приложение). Тираж изданного к круглому столу тома «Материалов к дискуссии» разошелся в первые полчаса работы.

По итогам круглого стола готовятся два издания на русском и французском языках.

Номер проекта: 09-01-00256а.

Название проекта: Экономика принудительного труда: ГУЛАГ на «Великих стройках коммунизма».

Руководитель: Бородкин Л.И.

Организация: Московский государственный университет им.М.В.Ломоносова (ГОУ).

Краткая аннотация полученных результатов: Основные задачи проекта выполнены полностью. Введен в научный оборот обширный архивный материал по производственной деятельности и использованию труда заключенных четырех крупных ИТЛ системы ГУЛАГа (дислоцированных в Заполярье, на Дальнем Востоке, на Урале и на Волге) в 1930-х - 1950-х гг. Рассматриваемые ИТЛ принадлежали четырем крупным производственным главкам НКВД-МВД (Главпромстрой, ГУЛГМП, Главгидрострой, Дальстрой). Поиск источников по теме проекта не ограничивался делопроизводственной документацией аппарата ГУЛАГа и лагерной администрации, привлечены также источники личного происхождения, характеризующие принудительный труд на объектах ГУЛАГа.

Проведен анализ собранных материалов по организации и эффективности принудительного труда в ГУЛАГе на изучаемых объектах промышленного строительства. Апробированы подходы к сравнительному анализу результатов производственной деятельности на объектах промышленного строительства в системе ГУЛАГа с результатами аналогичных гражданских секторов экономики. Рассмотрены основные методы стимулирования принудительного труда на объектах промышленного строительства в системе ГУЛАГа (выплата зарплаты заключенным, зачеты рабочих дней и т.д.).

Выявлен определенный конфликт интересов между руководством системы ГУЛАГа и администрацией лагерных комплексов (особенно низовой администрации). Руководящий состав ГУЛАГа проявлял озабоченность по поводу состояния рабочей силы в лагерях (исходя из необходимости решать поставленные производственные задачи, в то время как низовая администрация зачастую проявляла равнодушие по отношению к заключенным, а нередко и создавала невыносимые условия для их жизни и работы.

Анализ собранных архивных материалов показывает чрезвычайно высокий разброс показателей заболеваемости и смертности заключенных в четырех рассматриваемых лагерных комплексах. Так, если в 1942 году смертность среди заключенных ГУЛАГа в целом достигла 25%, в отдельных ИТЛ она колебалась в разы: от 7% в Норильлаге до 40,7% в Рыбинском ИТЛ. Что касается анализа производительности труда, то полученные из делопроизводственной документации ГУЛАГа данные содержат целый ряд высказываний и оценок, в соответствии с которыми производительность труда заключенных заметно ниже, чем у вольнонаемных работников на аналогичных работах. Это подтверждается конкретными данными по дневной выработке рабочих этих двух категорий. Проведенный анализ позволяет оценить уровень рентабельности (скорее, нерентабельности) лагерной экономики при сравнении рассматриваемых четырех главков.

По этим данным можно судить о том, в какой степени расходы на содержание того или иного ИТЛ превышали доходы от его производственной деятельности.

Особая роль принудительному труду заключенных отводилась в промышленном освоении удаленных районов Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока. Эти задачи решались в основном силами Главпромстроя и Дальстроя (для объектов северо-востока СССР). Получен значительный объем информации по функциям особых лагерей и условиях жизни и работы заключенных в этих лагерях. Детальному анализу подверглась документация по Берлагу (Береговой лагерь - особый лагерь в системе Дальстроя). Интерес представляют и другие аспекты экономической деятельности ИТЛ. В связи с плохой организацией работ чрезвычайно высоким был уровень производственного травматизма. Так, выявлено немало архивных дел, в которых наряду со статистикой производственного травматизма среди заключенных содержатся материалы комиссий, разбиравших каждый такой случай.

Российский гуманитарный научный фонд Источниковая база исследования дополнилась в результате проведенного архивного поиска материалами периодической печати, активно внедрявшейся на крупных индустриальных объектах, строившихся в послевоенные годы с участием контингента ИТЛ. Газеты, выпускавшиеся на таких объектах, существенно отличались от привычных органов печати, ориентированных на работников «гражданских» объектов. Материалы выявленных газет представляют интерес для источниковедческого анализа. Публикации в этих изданиях не содержат какой-либо информации о географическом положении или отраслевой принадлежности соответствующего промышленного объекта.

Для рассматриваемых производственных главков и лагерных комплексов собрана информация о: причинах создания лагеря;

его назначении;

организации труда заключенных;

методах стимулирования их труда;

результатах экономической деятельности лагеря;

составе контингента и лагерных служб;

условиях существования и работы заключенных;

причинах ликвидации лагеря.

Открыта веб-страница проекта на сайте Исторического факультета МГУ, где размещена информация о проекте и собранных материалах по тематике проекта, а также электронные версии публикаций участников.

По результатам проекта подготовлена рукопись коллективной монографии «Экономика принудительного труда:

ГУЛАГ на «Великих стройках коммунизма»».

Номер проекта: 09-01-00259а.

Название проекта: Политическая система Италии: история и современность.

Руководитель: Любин В.П.

Организация: Институт научной информации по общественным наукам РАН.

Краткая аннотация полученных результатов: В работе дана характеристика развития политической системы страны в период от объединения до современности. Проанализированы особенности политической системы Италии и перспективы ее возможного реформирования.

Итальянская политическая система послевоенного времени обладала определенной «аномалией» в сравнении с системами других западных стран. Авторы концепций, объяснявших «итальянскую аномалию», создавали в своих фундаментальных трудах различные концепции. В 60-е годы ХХ в. Дж.Галли выдвинул концепцию «несовершенной двухпартийности», Дж.Сартори ответил на нее концепцией «поляризованного плюрализма». П.Фарнети и Дж.Грациано попытались примирить эти противоположные подходы. В 80-е, 90-е, 2000-е годы Дж.Паскуино, А.Панебьянко, С.Коларици и др. развили концепции предшественников и дали собственные интерпретации.

Политическую систему Италии исследовали американские ученые С.А.Саломоне, Дж.Паломбара, С.Ди Скала, Р.Патнэм, ученые Англии, Франции, Германии и других западноевропейских стран: Ст.Вульф, Дж.Гинзборг, П.Мильца, К. фон Байме, С.Кёпль и др. В отечественной научной литературе после труда В.И.Гантмана «Государственный строй Италии» 1961 г. политическая система страны анализировалась лишь в отдельных статьях или главах книг и сборников по Италии. С 90-х годов ХХ в. издательство Мулино издает ежегодники на двух языках: итальянском и английском (“Politica in Italia”, “Italian Politics”) с участием итальянских и зарубежных авторов. В них анализируются изменения современной итальянской политической системы, важнейшие политические события каждого года.

Автор использовал источники и литературу на доступных ему европейских языках, в том числе последние выпуски известного ежегодника «Политика в Италии». Анализируется дискуссия о переходе от Первой ко Второй Республике, контуры которого прослеживаются с начала 1990-х годов, когда рухнула прежняя устойчивая партийная система. Ее постепенно заменяла новая конфигурация партий и коалиций. Некоторые ученые считают, что Вторая республика стала фактом, другие утверждают, что это лишь модификация Первой республики, и сути государственного устройства не изменилась.

Предложена периодизация развития политической системы Италии. Первый период связан с историей ее развития в условиях Итальянского королевства 1861-1922 гг., с его тенденциями предоставления определенных свобод в условиях доминирования либерально-демократических подходов. Второй – с господством фашизма в 1922-1943 гг.

Третий – с периодом вооруженной борьбы антифашистов в движении Сопротивления и послевоенным строительством основ Первой республики, просуществовавшей до начала 1990-х годов. Четвертый – с образованием новых структур и глубокой трансформацией итальянского государства и общества рубежа ХХ-ХХI вв.в период так называемой Второй республики, 1993-2010 гг.

Номер проекта: 09-01-00266а.

Российский гуманитарный научный фонд Название проекта: Банкирские заведения Петербурга: их операции и владельцы (XIX – начало ХХ в.).

Руководитель: Лизунов П.В.

Организация: Северодвинский филиал Поморского государственного университета им. М.В. Ломоносова.

Краткая аннотация полученных результатов: В ходе исследования была изучена деятельность банкирских заведений Петербурга на протяжении XIX – начала ХХ в. При этом основное внимание в исследовании было уделено средним и мелким банкирским конторам и меняльным лавкам, составлявшим большинство банкирских заведений в России и наименее изученным в отечественной историографии. Банкирские заведения или частные кредитные учреждения в дореволюционной России подразделялись на три вида – банкирские дома, банкирские конторы и меняльные лавки.

Четкого различия в российском законодательстве между понятиями банкирский дом и банкирская контора не существовало, нередко их применяли к одному и тому же заведению. Отличия, как правило, связывали с величиной капитала и солидностью заведения, хотя это не всегда соответствовало действительному положению дел. Что касается меняльных лавок, то к ним действительно применимо понятие мелкого кредитного заведения. Банкирские заведения образовывались в России, как правило, из торговых домов, занимавшихся банкирскими операциями одновременно с торговлей. Постепенно для некоторых из них банкирский промысел становился основным делом.

Происходило это по сравнению со странами Западной Европы очень поздно – лишь в конце XVIII – начале XIX вв. В первой половине XIX в. банкирские дома и конторы, меняльные лавки имелись в Бердичеве, Варшаве, Вильно, Москве, Одессе, Ревеле, Риге и др. Широкое распространение в России банкирские заведения получили в 1860-е гг.

Наибольшее их количество было в Петербурге, где в разные годы функционировало более 150 банкирских домов, контор и меняльных лавок. Наряду с коммерческими банками они занимали активную позицию на российском рынке ценных бумаг, имели значительное влияние не только в столице, но и в провинции. В рамках данного проекта удалось изучить механизм функционирования частных банкирских предприятий, показать их основные операции, дать портреты хозяев. Также были рассмотрены и уточнены взаимоотношения банкирских учреждений с Министерством финансов, Государственным банком, коммерческими банками, биржей, фондовыми маклерами и клиентами.

Собранный в ходе исследования материал позволяет определить основные виды операций банкирских заведений, механизм их работы с клиентами, взаимодействия с фондовой биржей и маклерами, крупными коммерческими банками, Министерством финансов и Государственным банком. Собранные материалы позволили выявить общие черты и характерные особенности деятельности банкирских заведений Петербурга в сравнении с банкирскими заведениями Москвы, российских провинциальных городов, а также аналогичными учреждениями в Западной Европе.

Банкирский промысел всегда и везде сопровождался особым риском, существовала постоянная опасность краха для владельцев и разорения для клиентов и вкладчиков. Случаи несостоятельности банкирских заведений в Петербурге известны на протяжении всего ХIХ в. (Ф.П. Баймаков, И.К. Лури, «Шаскольский и Кан», Ф.А. Клима, Р.Х. Мантке, А.А.

Зингер и др.). Однако массовый характер банкротства банкирских учреждений приобретают в конце XIX – начале ХХ в.

Многочисленность банкирских заведений, разнообразие их банковских операций и величина денежных оборотов, постоянные жалобы клиентов на денежные потери от неудачных сделок вынуждала Министерство финансов пристально следить за деятельностью банкирских заведений. Финансовое ведомство, начиная с А.И. Вышнеградского, а затем С.Ю. Витте, В.Н. Коковцова и П.Л. Барка пыталось поставить банкирские заведения под государственный контроль. Однако это удалось лишь частично.

Номер проекта: 09-01-00316а.

Название проекта: Раннестюартовская монархия: институты, политическая культура и церемониал.

Руководитель: Федоров С.Е.

Организация: Санкт-Петербургский государственный университет.

Краткая аннотация полученных результатов: Под влиянием новой политической истории в современной исторической науке наблюдается возрастание интереса к механизмам, формам организации власти, а также к их культурно-смысловой интерпретации современниками при переходе от средневекового типа государственности к государству раннего нового времени.

Сочетание этих элементов в исследовательском подходе в рамках выполненного проекта позволило авторскому коллективу получить необходимые сведения для объяснения основных векторов формирования и дальнейшего развития раннестюартовской монархии и определить ее специфику в контексте развития западноевропейской государственности современного типа. При этом результаты, полученные в ходе исследования, определились благодаря поиску адекватных изучаемому периоду ракурсов изучения самого феномена политической культуры и институтов. В этом смысле была реализована положенная в основу проекта цель - соединены в рамках единой Российский гуманитарный научный фонд работы два исследовательских поля, одно из которых связано с определением потенциального ресурса традиционных властных отношений, унаследованного Стюартами от своих предшественников, а другое – с инициированной Яковом I программой имперского преобразования унитарной государственности в композитарную, открывает перспективы для создания более объективной и динамической картины происходившего.

В таком прочтении отмечаемый в новейших исследованиях переход от типично средневековой – культурно нормативной модели к – этакратической обретает характерные черты и становится очевидным на конкретном примере британского государственного строительства в раннестюартовскою эпоху.

Номер проекта: 09-01-00332а.

Название проекта: Русские и западноевропейские карты XVI-XIX веков как источник по истории освоения Алтая Российским государством.

Руководитель: Контев А.В.

Организация: Барнаульский государственный педагогический университет.

Краткая аннотация полученных результатов: Выполненный проект основан на изучении значительного массива чертежей и карт XVI–XIX вв., созданных по мере знакомства западноевропейских и российских картографов с Алтайской горной страной и ее обитателями.

Опираясь на собранные архивные материалы, авторы проанализировали выявленные картографические источники и воссоздали на их основе процесс освоения Алтая Российским государством. В ходе работы над проектом были изучены актуальные вопросы российской истории:

«Открытие» Алтая российской и западноевропейской наукой в XVI–XIX веках – процесс накопления знаний о ранее неизвестных территориях Центральной Азии.


Собранный материал позволяет выделить следующие этапы картографического изучения региона:

XVI – первая половина XVII в. – полулегендарные представления западноевропейских картографов о реках Обь, Иртыш и их верховьях. Изображенные на картах реалии имели в своей основе как относительно достоверные сведения, заимствованные из русских источников, так и совершенно легендарные представления, восходящие к картине мира К. Птолемея. Алтайские горы на картах того времени не были связаны с истоками Оби, «Alchai mons»

располагали в Восточной Сибири.

Вторая половина XVII – 1710-е гг. – начало русской сибирской картографии. К этому времени относятся наиболее ранние российские чертежи Сибири, сохранившиеся до нашего времени в составе трех атласов тобольского картографа С. У. Ремезова. На этих картах уже изображен «Камень великий Алтай», который, по представлениям сибиряков, находился «в основании главою всех великих рек: Иртыша, Оби, Енисею, Селенги, китайской Корги, индейской Ганга и калмыцких в наличии многих рек».

1719–1746 гг. – начало инструментальных астрономических съемок и составления географических карт в градусной сетке. К 1746 г. геодезистами-профессионалами были созданы ландкарты Кузнецкого уезда с обозначением южных границ России в Саяно-Алтае.

1747–1760 гг. – возникновение горнозаводского ведомства императорского Кабинета, картографическое обеспечение его деятельности местными специалистами. Велось изучение Рудного Алтая в Чарышско-Иртышском междуречье, районы к юго-востоку от Чарыша оставались недоступными для российских картографов.

1760–1790-е гг. – активное географическое изучение Верхнего Обь-Иртышья для разработки проектов проведения новой линии военных укреплений, а также для нужд горнозаводского производства. Военные топографы создали достаточно подробные карты Бухтармы и среднего течения Катуни.

1800 – середина 1830-х гг. – составление детальных топографических карт территории Колывано-Воскресенского горного ведомства, географическое открытие вершины Оби (истоков р. Катунь).

Середина 1830-х – конец 1860-х гг. – работы Межевой экспедиции, завершившиеся созданием общей 10-верстной карты Алтайского горного округа. Заканчивается данный период работами по картографированию российско китайской границы на Алтае, утвержденной Чугучакским договором 1864 г.

Изучено поэтапное формирование российской государственной границы на юге Западной Сибири в конце XVII – середине XIX в. – от «телеуцкой межи» по рекам Иня и Бердь, до линии, утвержденной российско-китайским протоколом 1864 года.

Российский гуманитарный научный фонд По картографическим источникам удалось проследить динамику административно-территориальных преобразований в регионе XVIII –первой половины XIX века: в составе Енисейской и Тобольской провинций Сибирской губернии, Колыванской области (губернии), Томской губернии 1804 и 1822 гг.

Рассмотрены вопросы социально-экономического развития региона – процесс заселения Верхнего Обь-Иртышья и изменения сети населенных пунктов;

складывание и функционирование транспортной инфраструктуры;

создание крупного российского центра горно-металлургической промышленности в Рудном Алтае.

Выявлена специфика этнодемографических процессов – изменение территории расселения коренных и пришлых народов, динамика включения тюркских народов Алтая в орбиту российской государственности. Собрана подборка картографических материалов, фиксирующих границы расселения коренных народов Южной Сибири.

Результатом проведенного исследования стала серия историко-картографических очерков общим объемом22 п. л., издание наиболее значимых картографических источников, создание исторических карт и топонимических указателей.

Номер проекта: 09-01-00362а.

Название проекта: Комплексное изучение Псковского некрополя X-XI вв.

Руководитель: Яковлева Е.А.

Организация: Псковский археологический центр (АНО).

Краткая аннотация полученных результатов: Проект «Комплексное изучение Псковского некрополя Х-XIвв.»

выполнялся в течении 2-х лет (209 — 2010 гг.). Целью проекта было всестороннее исследование двух крупных, территориально обособленных, синхронных друг другу погребальных комплексов, связанных с древним Псковом.

Могильник городского населения конца I тыс. н.э. изучался археологически в пределах комплекса охранных раскопов (на ул. Ленина) в ХХ века.

Проект является итоговой работой значительного этапа (1976 — 2010гг.) исследований погребальных древностей раннего Пскова. Основным результатом деятельности научно-исследовательского коллектива, объединенного темой проекта, является рукопись двух томного, планируемого издания «Некрополь Древнего Пскова Хв.».

На данном этапе археологической изученности территории города, псковский исторический некрополь Хв.

представлен двумя значительными участками синхронных могильников, расположенными на расстоянии более 1 км друг от друга.

Один из них открыт в массиве раскопов (на ул. Ленина) на территории Старого застенья, в непосредственной близости от Кремля, в процессе масштабных работ 70-90-х гг. ХХ в. совместной экспедицией ИА СССР и Псковского музея заповедника под руководством И.К.Лабутиной и В.В.Седова. И его состава, на сегодняшний день исследовано подгураганных захоронений, на территории могильника открыто языческое святилище. Отдельные наблюдения авторов раскопок по по поводу выявленных захоронений были обобщены в тематическом исследовании Н. Н.

Малышевой. Автор комплексного исследования некрополя на территории Среднего города, считает открытый могильник кладбищем и культовым центром городского, в основном, славянского, по этнической принадлежности, населения Пскова 2-ой пол. Х – нач. ХI вв. Большая часть погребений совершено по обряду кремации, с сожжением на стороне. Из состава, в основном, рядовых, по облику захоронений, выделяются три камерных погребения с небогатым инвентарем. Определено 5 захоронений, содержащих предметы, связанные со скандинавской культурной традицией (№4, 1976;

15, 1976;

20, 1978;

46, 1985;

57, 1988).

Результаты синтетического анализа этого погребального памятника, дополненные новыми данными о новых захоронениях некрополя (1998г.) приведены в I томе, издания, планируемого по результатам реализации проекта.

Второй том будет посвящен комплексному изучению, открытого в первое десятилетие ХХв. при раскопках у Старовознесенского монастыря, неизвестного ранее могильника, из состава которого, на данный момент, выявлено захоронений. Особенность кладбища, расположенного на пригородной, по отношению к границам поселения Хв., местности, в том, что все погребения относятся к группе так называемых, камерных захоронений. Несмотря на количественную непредставительность погребального комплекса, получены значительные информационные и предметные данные об особенностях этого своеобразного погребального обряда.

Захоронения с богатым инвентарем в подземных деревянных склепах эпохи викингов хорошо известны на территории Северной и Восточной Европы. В исторических пределах Древней Руси камерные погребения Российский гуманитарный научный фонд обнаружены в составе больших могильников крупных торгово-ремесленных центров и значительных раннегородских образований: Киева, Чернигова, Гнездова, Шестовиц, Тимерево, Пскова, в урочище Плакун под Старой Ладогой.

Размеры самых крупных камерных погребальных сооружений Пскова, а также состав находок, позволяют отнести их к группе наиболее представительных памятников своего круга на территории Древней Руси.

В ходе реализации проекта проведены комплексные исследования топографии могильника, особенностей погребальных сооружений, вещевых коллекций. Материалы из захоронений прошли ряд естественно-научных анализов, датирован полученный дендрохронологический материал. Специальные антропологические изыскания позволили определить особенности людей, похороненных в камерных гробницах.

Одним из основных общих результатов исследований, наряду с оригинальными разработками по отдельным темам, является уточнение датировки погребального памятника, сузившаяся до Хв.

Основной целью II тома, представленного коллективной монографией о камерных захоронениях древнего Пскова, открытых в первое десятилетие XXI века является публикация материалов раскопок и результатов тематических изысканий, в целях оперативного введения полученных данных в научный оборот. Важной задачей всего исследования было выявление общих черт, определение места и особенностей псковского камерного некрополя в ряду известных памятников этого круга на территории России, Украины, стран Северной Европы. Публикуемый материал, также, привнесет новую археологическую информацию о Пскове Хв.

Номер проекта: 09-01-00368а.

Название проекта: Археология, палеоантропология и палеогенетика Фофановского могильника (неолит – бронзовый век, Восточное Прибайкалье).

Руководитель: Жамбалтарова Е.Д.

Организация: Бурятский научный центр СО РАН.

Краткая аннотация полученных результатов: Археологические исследования. Опубликованы ранненеолитические материалы (2007-2008 гг.) Фофоновского могильника: 3 погребения и 2 объекта. Представлены результаты комплексного изучения ранненеолитического объекта с черепом медведя (материалы 2008 г.). Статистический анализ фаунистических материалов поселений и могильников раннего неолита – бронзового века Байкальского региона позволил сделать вывод, что медведи не имели существенного промыслового значения, а играли важную роль в мировоззренческой системе древнего населения.

Проведен экспериментально-трасологический анализ материалов археологической коллекции могильника Фофоново (ГИМ, Эрмитаж, фонды Музея истории Бурятии, Музея БНЦ СО РАН). Выделены серии орудий отображающих специфику инструментария (охота и рыболовство). Зафиксирована серия уникальных охотничьих орудий – кинжалов для забоя скота, что может быть расценено, как косвенное свидетельство доместикации животных.


Реконструированы вкладышевые орудия инструментария, определено их функциональное назначение (закалывание).

Палеоантропологические исследования. Выполнены краниологические исследования фофоновских материалов (ИЭА РАН, Москва;

МАЭ РАН, Санкт-Петербург;

музей БНЦ СО РАН, Улан-Удэ). По одонтоскопической и одонтометрической программе было изучено 37 индивидов из китойских и глазковских погребений могильника Фофоново (ИЭА РАН, МАЭ РАН, музей БНЦ СО РАН). Вычислены показатели пропорций конечностей фофоновцев. Все индивиды были довольно узкоплечими. Прижизненная длина тела мужчин в целом оказалась средней. А в нескольких случаях – выше среднего. Прижизненный рост женщин – ниже среднего или даже низкий. Для длинных костей конечностей определены степень массивности и укрепленности в различных отделах. Наиболее частыми патологиями, выявленными при изучении фофоновских материалов, у взрослых людей были остеопороз и различного рода травмы и ранения, у детей – эмалевая гипоплазия.

Палеогенетические исследования. Анализ древней ДНК (7 образцов) выявил европеоидные и монголоидные гаплотипы. Частота европеоидных гаплотипов достаточно высока. На основании анализа STR локуса CD4 для образцов были выявлены 5 различных аллелей. Самые распространенные аллель 7 характерна для монголоидных популяций, аллель 8 - для популяций африканского континента. Плохая сохранность образцов не позволила провести более обширные исследования.

Проведено определение фаунистических материалов, а также изделий и заготовок из кости и рога (из раскопок А.П.

Окладникова 1948, 1950 гг. (фонды музея истории Бурятии), М.М. Герасимова и Е.Н. Черных 1959 г. (фонды ГИМа), В.П. Конева 1987-1991, 1996 гг., Е.Д. Жамбалтаровой 2007-2008 гг. (фонды музея БНЦ СО РАН)). Доминирующие в материалах исследуемых погребений остатки лесных млекопитающих позволяют реконструировать лесную Российский гуманитарный научный фонд обстановку территории, что соответствует палинологическим данным. Использование ресурсов дельты р. Селенги выявляется по видовому составу птичьих остатков, по наличию костей рыб (Pisces).

Опубликовано 6 статей, находится в печати 5 статей. Подготовлена рукопись монографии (в предварительном варианте).

Номер проекта: 09-01-00384а.

Название проекта: Афанасьевская культура Горного Алтая и Среднего Енисея.

Руководитель: Степанова Н.Ф.

Организация: Алтайский государственный университет (ГОУ ВПО).

Краткая аннотация полученных результатов: Исследования по проекту проводились по следующим направлениям:

полевые исследования, изучение технологии изготовления керамики, орнамента, форм сосудов, погребального обряда, систематизация и классификация инвентаря, создание компьютерной базы данных (КБД), изучение материалов поселений, проблем абсолютной и относительной хронологии, краниоскопических и палеопатологических особенностей в краниологической серии афанасьевской культуры Алтая, подготовка к изданию сборника статей по афанасьевской культуре.

Актуальность проведенных исследований в том, что получены новые данные, которые расширяют представление об афанасьевской культуре, существенно дополняют ее характеристику, позволяют внести уточнения в относительную и абсолютную датировку памятников, происхождения этой культуры. Новизна исследований в том, что впервые одновременно по единой методике, одним и тем же направлениям исследованы материалы афанасьевской культуры Горного Алтая и Среднего Енисея. Создана единая КБД, включающая максимальное количество признаков погребального обряда. Проведён первичный статистический анализ.

В результате полевых исследованиях получены новые данные об особенностях сооружения надмогильных конструкций, образцы для радиоуглеродного датирования, технико-технологических исследований керамики, краниологических исследований. Установлено, что между памятниками афанасьевской и окуневской культуры существовал хронологический разрыв. Оригинальность исследований на этом памятнике в том, что изучение проведено по всем показателям с использованием самых разнообразных современных методов и методик.

Новизна исследований по проекту заключается в подходе к изучению керамики. Впервые проведен технико технологический анализ афанасьевской и окуневской керамики Среднего Енисея и Тувы, который выявил общие традиции в изготовлении афанасьевской керамики из Горного Алтая и Среднего Енисея, подтвердил, что афанасьевское население пришлое в этих регионах;

а также выявил отсутствие преемственности в изготовлении керамики у афанасьевской и окуневской культур, афанасьевской культуры и населения эпохи неолита Тувы. Керамика афанасьевской и окуневской отличается по составу формовочных масс, что может быть связано с тем, что навыки изготовления афанасьевской и окуневской керамики складывались, по-видимому, на разных в физико географическом отношении территориях.

В Горном Алтае имеется несколько групп сосудов с разных могильников, имеющих индивидуальное сходство, связанное с изготовлением их одной группой гончаров. Выявлены «гибридные» формы сосудов, появление которых вызвано влиянием на афанасьевцев инокультурного населения. Анализ материалов позволил предположить, что большинство памятников хронологически близки, а существование афанасьевской культуры ограничивается несколькими столетиями.

Изучение керамики установило, что наибольшие различия для керамических комплексов Среднего Енисея и Горного Алтая зафиксированы в формах сосудов, аналогий между которыми практически нет. Подобное наблюдение подтверждается анализом других категорий инвентаря и позволяет считать, что на Средний Енисей афанасьевцы проникли не с территории Горного Алтая.

Новизна исследований и в том, что проведенный анализ признаков погребального обряда позволил выделить обрядовые группы афанасьевской культуры в Горном Алтае по надмогильным конструкциям и ориентации погребенных, а также куротинский тип погребений, который объединяет захоронения собственно куротинские и афанасьевско-куротинские. Изучение керамики (форм сосудов, особенностей нанесения орнамента и его композиционного построения) подтверждает обоснованность выделения погребений этого типа. Во время работ по проекту в Горном Алтае раскопано погребение куротинского типа на могильнике Нижняя Тархата II, для которого получена радиоуглеродная дата, не противоречащая археологической датировке.

Изучение материалов поселений Горного Алтая установило, что между керамикой поселений и могильников наблюдается сходство практически по всем показателям (орнамент, формы, малочисленность плоскодонных сосудов Российский гуманитарный научный фонд и др.). Сходство между орнаментирами таково, что позволяет считать памятники одновременными. Изучение костей животных с поселения Малый Дуган подтвердило, что афанасьевцы были скотоводами и стадо состояло из крс, мрс и лошадей.

Проведена ревизия и новая калибровка радиоуглеродных дат афанасьевской культуры с территории Горного Алтая, Среднего Енисея и Монголии (75 анализов). В результате удалось сопоставить данные регионов, и провести сравнение с радиоуглеродными датами ямной КИО, уточнить хронологические границы афанасьевской культуры – XXXVII-XXV вв. до н.э., что выявило проблему не соответствия этих данных с наблюдениями, сделанными традиционными археологическими методами.

Установленные краниоскопические особенности афанасьевского населения Алтая свидетельствуют в пользу западного происхождения данной палеопопуляции.

В результате углубленного изучения погребального обряда и керамики установлено, что памятники Горного Алтая и Среднего Енисея относятся к локальным вариантам афанасьевской культурно-исторической общности. Часть памятников функционировали в один хронологически промежуток времени.

Актуальность и новизна исследований по проекту заключается и в том, что подготовлен к изданию «Афанасьевский сборник», в котором вводятся в научный оборот неопубликованные материалы, рассматриваются вопросы о локальных вариантах и культурно-исторической общности, датирования, хозяйственной деятельности и ряд других.

Исследования проводились традиционными методами (качественный и количественный анализ, приемы статистической обработки и др.) и методами биомеханики, радиоуглеродного датирования, целостной системы методов и приемов, направленной на выделение, анализ и обобщение исходной информации о древнем гончарстве, и на использование этой информации для изучения этнокультурной истории населения.

Номер проекта: 09-01-00388а.

Название проекта: Нижегородская служилая корпорация в XVII в.

Руководитель: Чеченков П.В.

Организация: Нижегородский государственный технический университет (ГОУ ВПО).

Краткая аннотация полученных результатов: В ходе работы над проектом проведена обработка разрядной и поместной документации XVII в., на основании чего созданы персональные базы данных служилого «города» и землевладельцев Нижегородского уезда. Это позволило выявить персональный состав, численность дворянской корпорации, обеспеченность землей, крестьянами, денежным жалованием. В общих чертах прослежена история землевладения. Выявлены доминирующие в уезде фамилии. Установлены изменения в составе и численности правящей элиты по сравнению с XVI в. Истоки нижегородского служилого сообщества восходят ко временам великого княжества Нижегородского (сер. – втор. пол. XIV в.). В основном формирование и структурирование корпорации происходило в период казанских войн и завершилось к концу XVI в. Значительную ее часть составили выходцы из Новгорода Великого испомещенные здесь при Иване III, после покорения боярской республики.

В дальнейшем состав местного служилого сообщества неоднократно пополнялся представителями других регионов Российского государства. Использование алфавитов XVIII в. к несохранившимся десятням конца XVII в. в сочетании с другими документами позволило осуществить реконструкции фамильного состава уездной корпорации первой половины – середины XVI в. – того периода, который крайне слабо освещен источниками. Численность корпорации в следующем столетии колебалась около трех сотен. Заметные снижения наблюдаются в конце XVI в. и на рубеже второго-третьего десятилетий XVII в. В первом случае сокращение, вероятно, связано с освоением Казанского края, куда в качестве «жильцов» переводились служилые люди соседних «русских» уездов. Во втором – падение численности вызвано потрясениями Смутного времени. В течение первой четверти XVII столетия определилась расстановка и закрепилось положение ведущих дворянских родов. Их влияние носило в основном местный характер. Они не отличалась ни знатной генеалогией, ни постоянными связями с верхушкой государева двора. Однако внутри своей корпорации их статус отличался устойчивостью. Хорошо видна преемственность нижегородской служилой элиты XVII в. с предыдущим столетием. Из пяти – шести родов, составивших ядро нижегородского «выбора», три известны нам по материалам периода противоборства с Казанским ханством (Доможировы, Жедринские, Приклонские). Группы выборных и дворовых оформились в конце XVI в. Хотя их численность постепенно возрастала, тем не менее, не была значительной и не превышала 15 % от общего состава. Службы нижегородцев носили, в основном местный характер, что не позволяло им обзаводиться новыми связями в столице, которые помогали бы сделать карьеру. Структура землевладения в Нижегородском уезде в течение XVII в. хотя и претерпела определенные изменения, демонстрировала высокую устойчивость. Земельные описания первой четверти XVII в. (писцовая и дозорная книги) фиксируют абсолютное господство поместной формы землевладения, причем преобладали достаточно мелкие дачи, состоящие в основном из долей («жеребиев») поселений, принадлежавших на правах совладения тому или иному служилому землевладельцу. Судя по этим материалам, служилое землевладение испытало на себе воздействие Российский гуманитарный научный фонд Смуты – каждая пятая дача стояла пустой, доля обрабатываемой пашни в большинстве случаев не превышала 25%. На структуру служилого землевладения в Нижегородском уезде огромное влияние оказал активный процесс раздачи дворцовых земель. Большинство этих земель, располагавшихся в Закудемском стане, с селами и деревнями, пашней, обширными лесными, в том числе бортными угодьями отошли не нижегородцам, а представителям знатнейших фамилий Московского государства того времени. Здесь стало преобладать крупное вотчинное землевладение. Но лишь небольшое число нижегородцев получило здесь вотчины, в основном из своих же поместий, а не из близлежащих дворцовых земель. Разбор сведений о происхождении земельной собственности нижегородских служилых людей показал, что все вотчины на данной территории относились к выслуженным и в подавляющем большинстве случаев были получены за верность царю Василию Шуйскому и борьбу с «ворами» в Поволжье в 1606 – 1610 гг. При чем вотчинниками стали представители тех же фамилий, которые доминировали в высших городовых чинах и контролировали исполнение важных для «города» обязанностей окладчиков. Результаты анализа материалов переписной книги 1678 г. дают основания утверждать, что во второй половине столетия ускорился процесс формирования здесь крупного землевладения и концентрации земельной собственности. Наиболее заметена эта тенденция в Березопольском стане, где в первой половине XVII в. преобладало мелкопоместное землевладение нетитулованного дворянства, а к концу столетия до 50 % всех крестьян оказываются в руках 10-15 крупных вотчинников. Однако по количеству дач и владельцев поместная форма землевладения оставалась преобладающей, причем никакой тенденции к совмещению с вотчиной не наблюдалось: лишь примерно у 4-5 % землевладельцев были и поместья, и вотчины. С точки зрения фамильного состава преемственность структуры служилого землевладения была высокой на протяжении всего столетия. Сопоставление материалов земельных описаний и десятен показало не только новые возможности для изучения «служилого города», но и проблемы. Очевидно, например, что десятни гораздо предпочтительнее для изучения состава служилого «города», поскольку даже в случае почти полной синхронности составления, писцовая книга учитывает лишь около 50 % упомянутых в десятне служилых людей.

Номер проекта: 09-01-00390а.

Название проекта: Кооперация Сибири в первой трети ХХ века.

Руководитель: Николаев А.А.

Организация: Институт истории Объединенного института истории, филологии и философии СО РАН.

Краткая аннотация полученных результатов: На средства РГНФ опубликован сборник научных статей «Кооперация Сибири: проблемы истории, экономики и социальных отношений». Вып. 6. Новосибирск, 2009. (13,3 п.л., отв.

редактор д.и.н. А.А. Николаев), в котором традиционно приняли участие сотрудники Института истории и преподаватели Сибирского университета потребительской кооперации. Основной блок статей посвящен исследованию истории основных кооперативных систем: маслодельной, потребительской, включая городскую и рабочую, сельскохозяйственной. Участники проекта опубликовали 4 статей объемом 3,5 п.л. В сборнике освещается участие сибиряков в работе первого Всероссийского кооперативного съезда в Москве (апрель 1908 г.).

Проанализирован доклад представителя сибирской маслодельной кооперации А.А. Балакшина (сына А.Н.

Балакшина), в котором отмечалось, что общинное землевладение в Сибири и северо-восточной части Европейской России способствовало развитию кооперации. В ряде статей анализируется развитие маслодельной кооперации.

Наряду с достижениями выявлены особенности и недостатки в работе низовых кооперативов и союзов. В частности показано, что структура управления Союза сибирских маслодельных артелей не соответствовала традиционным кооперативным принципам в вопросе формирования паевого капитала. Классическая кооперативная теория выдвигала положение, согласно которому член кооператива или союза кооперативов независимо от числа внесенных им паевых взносов должен иметь при голосовании один голос. Члены Союза сибирских маслодельных артелей при внесении пяти паевых взносов получали два голоса, внесшие десять паевых взносов – три голоса, а те, кто внес 20 и более паев – четыре голоса. Эти антидемократичные нормы в условиях Сибири были оправданны и умножали кооперативные преимущества за счет централизации ресурсов. В годы нэпа на воссоздание апробированной до революции специализированной системы маслодельной кооперации ушло почти пять лет. Но в отличие от дореволюционного периода нэповская система кооперативного управления с точки зрения внутрикооперативных правил была более демократична. Членами Сибмаслосоюза являлись территориальные союзы молочной кооперации (окружные и районные), а не разветвленная сеть контор Союза сибирских маслодельных артелей, жестко подчиненных центральной организации. Консолидированная сеть маслодельной кооперации получила преимущества и недостатки, свойственные советской организации. Преимущества состояли в возможностях централизации, мобилизации и распределении финансовых средств, а недостатки – в разрыве внутрикооперативных отношений, игнорировании интересов пайщиков-крестьян. Ряд статей посвящен периоду нэпа. В них дан анализ организационной структуры сельскохозяйственной кооперации, в том числе наименее изученному этапу слома рыночных структур в конце 1920-х – начале 1930-х гг., а также деятельности городской и рабочей потребительской кооперации Сибири.

Российский гуманитарный научный фонд В сборнике опубликованы архивные документы периода Гражданской войны и нэпа, которые позволяют раскрыть влияние политической системы на социально-экономические аспекты развития кооперативного движения. В частности отмечено, что государственная экономическая политика, нацеленная на строительство крупных механизированных маслозаводов на основе централизованных ресурсов, оказалась не состоятельна в силу разрыва экономических отношений с крестьянством.

Подготовлена к публикации основная часть документов сборника «Сибирская потребительская кооперация в первой трети ХХ в.» – 20 а.л. Выявленные в ГАНО, ГАРФ и РГАЭ источники позволяют системно представить причины глубокого экономического кризиса потребительской кооперации в годы Гражданской войны и начале нэпа, уточнить представления о взаимоотношениях органов государственной власти и кооперативных структур. Документы показывают, что новая политическая власть не могла обойтись без опоры на профессиональные кадры дореволюционной кооперативной формации в организации кооперативной торговли, закупочно-сбытовой и заготовительной деятельности. Основной корпус выявленных источников относится к 1913–1930 гг. Это разнообразные по характеру документы органов кооперативного управления (стенограммы кооперативных съездов, протоколы заседаний правлений, ревизионных комиссий, инструкторские отчеты и т.д.), различных государственных организаций, регулирующих деятельность кооперативов, а в 1920-е гг. – партийных организаций. Документальное обеспечение дореволюционной истории кооперации оказалось значительно беднее и обеспечено в основном материалами департамента полиции, в ведении которого находилась кооперация.

Номер проекта: 09-01-00396а.

Название проекта: Идеология и практики мобилизации этничности (этноконструирования) в социо-культурном пространстве Западной Сибири начала ХХI в. (сравнительный анализ тюркских и финно-угорских сообществ).

Руководитель: Октябрьская И.В.

Организация: Институт археологии и этнографии СО РАН (НИУ).



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.