авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
-- [ Страница 1 ] --

АННОТАЦИИ

ЗАВЕРШЕННЫХ В 2010 ГОДУ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ ПРОЕКТОВ ПО ФИЛОСОФИИ И СОЦИАЛЬНЫМ НАУКАМ

Аннотации публикуются в соответствии с решением Правительственной комиссии по высоким

технологиям и

инновациям от 20 декабря 2010 года (Протокол №7).

Аннотации представлены в авторской редакции на основании электронных версий заявок. Все права принадлежат

авторам. Использование или перепечатка материалов только с согласия авторов.

ОГЛАВЛЕНИЕ ЗАВЕРШЕННЫЕ В 2010 ГОДУ ПРОЕКТЫ ОСНОВНОГО КОНКУРСА........................................................................2 Российский гуманитарный научный фонд 1 ЗАВЕРШЕННЫЕ В 2010 ГОДУ ПРОЕКТЫ ОСНОВНОГО КОНКУРСА Номер проекта: 08-03-00411а.

Название проекта: Блоковые конфликты в полиэтничном макрорегионе.

Руководитель: Авксентьев В.А.

Организация: Южный научный центр РАН.

Краткая аннотация полученных результатов: Выработаны концепт, концепция и модель анализа блоковых конфликтов. Блоковый конфликт трактуется как новый тип конфликта, пришедший на смену локальному конфликту в условиях затяжных региональных конфликтов и кризисов. Блоковый конфликт является разновидностью сложносоставного конфликта, в котором отсутствует монокофликт, вокруг которого формируется сложносоставной конфликт. В этом основное отличие концепта блокового конфликта от концепта сложносоставного конфликта.

Блоковый конфликт формируется (блокируется) из разнородных предконфликтных, конфликтных, постконфликтных эпизодов, связь между которыми неочевидна или отсутствует. Таким образом, понятие «блоковый конфликт»

отражает механизм формирования конфликта. Большая частота появления блоковых конфликтов свидетельствует о высокой напряженности в том или ином регионе, о наличии затяжных региональных конфликтов и кризисов. При этом основная линия, по которой происходит блокирование конфликта, является основной линией конфликтного напряжения, определяющей конфликтологический облик региона. Поскольку проект выполнен на материалах полиэтничного региона, раскрыт механизм блокирования конфликтов как этнополитических и показано, что в полиэтничых регионах блоковые конфликты всегда формируются как этнополитические. Высокая частота возникновения блоковых конфликтов в Южном макрорегионе во второй половине первого десятилетия XXI века обусловлена и является признаком перехода этого региона, начиная с восточной части, с умеренно-негативного на негативный конфликтологический сценарий.

Концепция блокового конфликта сформирована на основе анализа по методу case study серии конфликтов, которые были идентифицированы как блоковые (конфликты в с. Яндыки Астраханской области, в Сальске, Кондопоге, Ставрополе). Также проделан большой анализ конфликтных ситуаций и процессов в Ставропольском крае, которые начали агрегироваться в блоковые, но не сформировались как блоковые конфликты. Проанализированы действия органов власти в ситуации блокирования конфликтов и показано, что органы власти постепенно овладевают навыками антиконфликтогенного менеджмента. Показано, что предотвращение блокирования конфликтных эпизодов, удавшееся региональным властям дважды – в 2008 г. и 2009 г., свидетельствует о том, что развитие конфликтного процесса по модели блокового конфликта даже на поздних этапах эскалации конфликтного процесса не имеет фатального характера и процесс может быть «разблокирован» на любой его фазе.

Выявлена роль информационных процессов в формировании блоковых конфликтов. Установлено, что конфликты блокируются именно на информационном поле, вследствие чего в разнородные конфликтные эпизоды сливаются в единый процесс в сознании людей и лишь затем люди начинают действовать в них как в едином конфликте.

Спецификой блоковых конфликтов является быстрое увеличение числа участников, постоянная реинтерпретация конфликтных эпизодов, причин и проблем, породивших конфликт. Показано, что управление блоковым конфликтом, его «разблокирование» - это «взятие на себя» процесса реинтерпретации. Эта возможно сделать либо через СМИ и средства коммуникации, либо через обращение к «готовым аудиториям». И то и другое бывает эффективным при своевременном действии властей. Ключевыми для эволюции блоковых конфликтов являются действия в инфокоммуникационной сфере, прежде всего в сети Интернет. Власти в достаточной мере овладели мерами антиконфликтогенного менеджмента в традиционных СМИ (печать, радио, телевидение), влияние которых, однако, неуклонно снижается. Интернет используется в меньшей степени и достаточно формально, в то время как аудитория Интернета в ситуации блокового конфликта очень активна и действует неформально. Совершенно не используются такие каналы, как SMS-оповещение. Однако события в Ставрополе в мае 2010-го г. показали, что потенциал традиционных СМИ не исчерпан, именно эти СМИ послужили основным каналом информирования населения и оперативные выступления краевых, городских властей и силовиков по радио и телевидению были восприняты с большим доверием. Блокирование конфликтного процесса было предотвращено.

Выявлены индикаторы роста межэтнической напряженности, приводящие к развертыванию блоковых конфликтов:

высокая готовность населения к участию в протестных акциях, постоянная артикуляция претензий этнических общностей друг к другу или к государству, самопровозглашение муниципальных образований с этническим названием, противоречащее административно-территориальному устройству региона, резкое нарастание в средствах массовой информации количества материалов исторического, аналитического, публицистического характера, обосновывающих необходимость дополнительных дотаций и преференций от государства под предлогом ущемления прав этнической группы в прошлом;

принуждения представителей определенной этнической группы к участию в политических акциях, движениях, протестных демонстрациях;

наличие нормативно-правовых актов, ограничивающих доступ к определенным должностям в органах местного самоуправления представителям некоренных этнических групп;

перенесение межнациональных и межклановых противоречий в религиозную сферу.

Для систематизации эмпирического материала разработана конфликтологическая матрица анализа блоковых конфликтов, включающая следующие показатели: субъекты-участиники конфликта, предмет, причины, фазы Российский гуманитарный научный фонд конфликта, завершение конфликта, пострадавшие, деятельность власти и других политических акторов по оценке и конструктивному изменению ситуации.

В рамках проекта сделаны устные доклады на 21-м международном и всероссийском научном мероприятии, опубликованы 52 работы, подготовлены и сданы в печать одна коллективная монография и одна брошюра. Защищена кандидатская диссертация «Блоковые конфликты на Юге России: содержание и менеджмент». Подтверждением того, что концепт блокового конфликта вошел в научный оборот, является включение блоковых конфликтов в качестве одной из областей исследования в паспорт новой специальности 23.00.05 – Политическая регионалистика.

Этнополитика.

Номер проекта: 08-03-00124а.

Название проекта: Философский язык Жака Деррида. Опыт эпистемологического исследования.

Руководитель: Ажимов Ф.Е.

Организация: Институт логики, когнитологии и развития личности (АНО).

Краткая аннотация полученных результатов: концепция Деррида представляет собой своего рода открытую систему – как на уровне концептуального лексикона, демонстрирующего артикуляцию отдельных понятийных единиц, так и на уровне их концептуальных взаимодействий. Значимой представляется итоговая мысль о том, что, вопреки почти повсеместно распространенному мнению, концепция Деррида не является «анти-эпистемологией», если понимать эпистемологию достаточно широко и современно: больше того, целый ряд концептуальных догадок и проработок Деррида, закрепленный в его концептуальном словаре, позволяют нам продвигаться в анализе пока еще не сформированных познавательных предметов. Результаты исследования были обобщены в монографии «Философский язык Жака Деррида: Материалы к концептуальному словарю» (30 а.л.) и представлены в сентябре 2010 года на конкурс издательских проектов РГНФ.

Номер проекта: 08-03-00208а.

Название проекта: "Конфликт цивилизаций" в глобальном и региональном измерении: теоретический конструкт и эмпирическая реальность.

Руководитель: Аксюмов Б.В.

Организация: Ставропольский государственный университет (ГОУ ВПО).

Краткая аннотация полученных результатов: Выработана новая концепция конфликта цивилизаций, согласно которой конфликт цивилизаций есть мегакультурный конфликт современности. Субъектами-носителями данного конфликтного взаимодействия выступают крупнейшие социокультурные общности, идентифицировавшиеся на основе ценностей, идеалов, принципов, мировоззренческих парадигм. Показано, что концепция конфликта цивилизаций фиксирует аксиологический аспект глобальных трендов развития и глобальных противостояний, имеющих на современном этапе преимущественно локальные и региональные формы манифестации. Выявлено, что предпосылкой конфликта цивилизаций является глобализация как объективный процесс, снимающий барьеры между культурно-цивилизационными системами и обеспечивающий резкую интенсификацию межцивилизационных контактов. Однако сами по себе подобные контакты не предполагают конфликтного взаимодействия как неизбежности. Неизбежным конфликт цивилизаций делает западный глобализм – ультралибералистская концепция глобализации, в рамках которой реализуется проект по насильственной унификации мира, предполагающий универсализацию западной культурно-цивилизационной парадигмы. В этом смысле не глобализация как объективный процесс, связанный с формированием единого информационного пространства и мировых экономических институтов, а глобализация как управляемый универсалистский проект западной цивилизации (глобализм) является причиной конфликта цивилизаций. Обосновано, что главным основанием конфликта цивилизаций является противоречие между традиционностью и современностью, которое заключается в фундаментальной антиномии между реально сущим идеалом Традиционности, «довольствующимся самим собой» и не предполагающим никакого развития, никакой дальнейшей истории и «вечно неудовлетворенным» относительным идеалом Современности, который экстраполирует окончательную самореализацию и тотальную осуществленность в неопределенно бесконечное будущее. Из ощущения этой неудовлетворенности и неосуществленности идеала Современности проистекает экспансионистская интенция современной западной цивилизации, которая актуализирует глобальный межцивилизационный конфликт. Было установлено, что Запад пытается обосновать объективность, а значит, и неизбежность своих универсалистских притязаний на историософском фундаменте. В рамках монистической историософской парадигмы, предполагающей тождественность смыслов и целей развития различных культурно-цивилизационных субстанций, конфликт цивилизаций выступает естественным и органичным Российский гуманитарный научный фонд историческим явлением и представляет собой один из этапов на пути к сущностному единству мировой истории.

Наоборот, плюралистическая историософская парадигма не предполагает конфликта цивилизаций как явления естественного, органичного, поскольку принципиальная гетерогенность культурно-цивилизационных систем и их ценностей исключает возможность конфликта как естественного, логичного, закономерного, имманентного взаимоотношения между цивилизациями. По этой причине конфликт цивилизаций при плюралистическом понимании мировой истории есть процесс, являющийся следствием унифицирующих практик западной цивилизации.

Показано, что современная западная культура конституируется не только на универсалистской идеологии ультралиберализма, в ней также можно обнаружить течения, имплицитно заключающие в себе возможности элиминирования конфликта цивилизаций. К таковым в ходе исследования были отнесены постмодернизм и мультикультурализм. Идея деконструкции является важнейшей идеей всей философии постмодернизма, представители которого «почувствовали» ту опасность, которую имеют универсалистские идеологии («метарассказы») в эпоху технологической революции. Сегодня становится все более очевидным, что только деконструкция универсалистских идеологий обеспечит мирное сосуществование уникальных культурно цивилизационных систем и равноправный диалог между ними. Выявлено, что конфликт цивилизаций манифестируется в деятельности субъектов, идентифицирующих себя с цивилизационной идеологией. В традиционалистских цивилизациях самоидентификация субъекта есть императивное долженствование, а не результат личностного выбора.

В рамках современной западной культуры существуют определенные возможности для реализации «субъектного проекта» мультикультурализма, который конституируется не на групповой культурно цивилизационной идентичности, а на субъектной, когда идентификация каждого отдельного человека осуществляется в результате автономного выбора («зеркальная самоидентификация»), в отличие от императивной самоидентификации с навязываемой идентификационной моделью. Реализация субъектной модели мультикультурализма может привести к предельной плюрализации западной культуры и, следовательно, к элиминированию предпосылок конфликта цивилизаций. Показано, что место России в конфликте цивилизаций определяется тремя взаимосвязанными факторами – преодолением кризиса культурно-цивилизационной идентичности, стратегией модернизационных преобразований в контексте глобализации и конфликта цивилизаций, а также культурно-цивилизационным выбором России в мире XXI века. Культурно-цивилизационный кризис современной России обусловлен прерванным характером развития российской цивилизации, связанным с гетерогенным вмешательством в ее эволюцию советского периода, который рассмотрен в проекте как инобытие аутентичной российской культурно-цивилизационной субстанции. Следовательно, в качестве единственно приемлемого идентификационного ориентира для современной России может выступать дореволюционная российская цивилизация. Связующим культурно-цивилизационным звеном между современной и дореволюционной Россией может стать идея России как Третьего Рима, секуляризованная и адаптированная к современным реалиям.

Понимание России как Третьего Рима означает утверждение российской культурно-цивилизационной системы в качестве уникальной монады мирового исторического процесса, имеющей свои особые цель и смысл исторического развития, а также свой самодостаточный путь исторической эволюции. Выявлено, что концепция конфликта цивилизаций операциональна с точки зрения исследования ситуации на Северном Кавказе. В условиях геополитической трансформации мира, когда резко возросли многие региональные геополитические напряжённости, особое обострение этнокультурных конфликтов произошло именно в регионах «геополитических разломов», в зонах регионального межцивилизационного контакта, и этот процесс является частью современной глобализации, становления «нового мирового порядка», частью конфликта цивилизаций, в который в полной мере вовлечен сегодня Кавказ.

В рамках проекта сделаны устные доклады на 12-ти международных и всероссийских научных мероприятиях, опубликованы 29 работ, в том числе две монографии. Защищена докторская диссертация «Конфликт цивилизаций в современном мире».

Номер проекта: 09-03-00563.

Название проекта: Теория аргументации: проблемы XXI века.

Руководитель: Алексеев А.П.

Организация: Центр прикладной и профессиональной этики (АНОО).

Краткая аннотация полученных результатов: Анализ новейших тенденций и перспектив развития теории аргументации как комплексного научного направления, базирующегося на фундаменте логики и философской антропологии, учитывает не только своеобразие современных контекстов межличностной и межкультурной коммуникации, но и изменения в образе науки, специфика переговорных и рекламных контекстов, опыт так называемых информационных войн. Современная типология, сопоставление и оценка различных видов и форм аргументационных практик должна принимать во внимание показатели изменений в содержании и способах аргументационных воздействий.

Российский гуманитарный научный фонд Во второй половине XX века теория аргументации формировалась как особое направление, приобретающее признаки дисциплинарности. Новые общественные запросы и вызовы, которым должны соответствовать направления развития теории аргументации в ближайшем десятилетии, определяются, прежде всего, существенными изменениями в информационной (информационно-технологической) среде, проникновением «рыночной» идеологии в разные области деятельности (включая культуру, науку, образование), кризисом нормативности (поставившим под вопрос не только нормы поведения человека, но и нормы мышления). Плодотворное развитие теории аргументации (порождающее общественно значимые результаты) возможно в таких условиях не столько на пути специализации – теория аргументации как особая область исследований сформировалась во второй половине XX века, - сколько на путях трансдисциплинарности, активного участия в осмыслении проблем «большой» философии, а также использования накопленных концептуальных и методологических ресурсов в создании гуманитарных технологий.

Классические идеалы аргументации, предполагающие приверженность истине, логическую последовательность, уважение к адресату аргументации (или, если речь идет о дискуссии, к участникам дискуссии) сегодня поставлены под вопрос. Тем не менее, заявления о том, что классический идеал аргументации «устарел» и непригоден сегодня, преждевременны и не имеют под собой достаточных оснований. Приверженность истине и благородные цели не исключают практичности и ориентации на успех. Сказанное в полной мере относится к классическому идеалу аргументации, представленному в текстах Аристотеля. В данном контексте важно, что Аристотель не столько противопоставлял приверженность истине и логической строгости доводов стремлению к убедительности и успеху, сколько пытался найти способы оптимального сочетания всех указанных установок.

Аргументация как коммуникативно-речемыслительная деятельность характеризуется специфическими целями и результатами и регулируется определёнными нормами. Предпосылкой технологизации может служить накопленный в теории аргументации опыт анализа целей, норм и результатов, «привязанных» к субъекту аргументационной деятельности, адресату аргументации, и соответствующих тем или иным средствам и способам аргументационного воздействия.

Номер проекта: 09-03-00141а.

Название проекта: Сравнительно-науковедческий анализ состояния социогуманитарных наук в современной России и СССР.

Руководитель: Аллахвердян А.Г.

Организация: Центр творчества "Гуманитарий" (АНО).

Краткая аннотация полученных результатов: 1. Если в СССР ведущей тенденцией развития социогуманитарных наук был неуклооный рост численности научных работников (за период 1950-88 гг. их число возросло в 6,9 раза), то в РФ ведущей тенденцией был и остается спад численности ученых- социогуманитариев (за период 1994-208 гг. спад составил 16%) 2. Чтобы избежать терминологической путаницы, важно общественные науки разделять на две группы наук :

социальные (экономика, педагогика, юриспруденция, социология, психология, политология) и гуманитарные (история, философия, филология, искусствоведение и культурология) 3. Наряду с принятой «общедисциплинарной» парадигмой науковедения, мы предлагаем в качестве дополняющей и обогащающей ее, парадигму «дисциплинарного науковедения», отражающую конкретные различия в социально организационном развитии научных дисциплин: физики, химии, истории, психологии и других дисциплин 4. М.Г.Ярошевский как ученый с широкой междисциплинарной ориентации, является не только выдающимся историком психологи, но и зачинателем такого нового научного направления как социальная история «репрессированной науки»

5. В методологической рефлексии психологии - одной из социогуманитарных дисциплин - целесообразно выделение не только когнитивной, но и социальной составляющей научного познания, что получило изначальное отражение в общей структуре науковедения.

6. В методологической рефлексии психологии постсоветского периода важно выделить как минимум 5 глобальных изменений, вызванных трансформациями общесоциального характера, связанных с новой, рыночной ориентацией развития российского общества.

7. Оценки деятельности научных организаций и вузов, основанные на библиометрических показателях, входят в комплекс социогуманитарных дисциплин и в значительной степени определяются социогуманитарными привычками и традициями научного сообщества. В частности, подчеркивается, что показатели цитируемости статей по общественным наукам на порядок ниже цитируемости статей по иммунологии.

Российский гуманитарный научный фонд Номер проекта: 08-03-00049а.

Название проекта: Онтологические и гносеологические основы математического знания в направлениях философии математики конца XIX – XX столетия.

Руководитель: Арепьев Е.И.

Организация: КурГУ.

Краткая аннотация полученных результатов: Исследование онтологических и теоретико-познавательных аспектов обоснования математики в ряде наиболее влиятельных философско-математических направлений XX века позволило выявить устойчивую тенденцию, опирающуюся на принципы фундаментализма Декарта: в программах формализма, логицизма, интуиционизма, в конструктивистских направлениях, в концепциях представителей русской философско математической традиции предлагаются различные трактовки сущностного фундамента математики, в которых одна из математических составляющих выступает базисной, исходной. Как правило, это арифметическая, либо логическая составляющие. Однако, развитие этих программ, как и развитие самой математики, ее философских оснований позволяют в настоящее время аргументировать недостаточность какой-либо одной компоненты в качестве единственного базиса, истолкование понятий которого позволит понять природу всей математики, связь ее истин, объектов с действительностью и процессом познания. Подобно тому, как пришлось отказаться от новоевропейской идеи универсального метода познания, оказывается необходимым отказаться от идеи сводимости всей математики лишь к одному, онтологически значимому универсальному началу. Отчасти это было признано представителями главных программ обоснования математики. Например, Д. Гильбертом, указывавшим на первичность, фундаментальность для математики не только логических, но и арифметических понятий. Г. Фреге в конце жизни также признает несводимость математики лишь к логике, признает фундаментальность еще одной компоненты – геометрической. В целом можно сказать, что гипотеза о наличии в фундаменте математики как минимум трех сущностно значимых, несводимых друг к другу составляющих – арифметической, логической и геометрической – получила в ходе реализации проекта весомые подтверждения. Этот аспект результатов исследования можно условно обозначить как методологический. Вторым, онтологическим аспектом, в таком случае, будет аргументация реалистической трактовки природы математики, как наиболее приемлемой на современном этапе развития науки.

Даже течения интуиционизма и конструктивизма, традиционно трактуемые критиками как субъективистские, признают онто-гносеологической основой математики человеческую интуицию последовательности событий. Но поскольку очевидно, что последовательность, сменяемость, чередование событий действительно присуще реальному миру, мы можем заключить, что в этих течениях неявно признается объективность математических истин, их соответствие определенным свойствам действительности. В других же рассматриваемых течениях и концепциях мы обнаруживаются явные реалистические установки, аргументацию объективистского понимания природы математики.

Третий, гносеологический аспект результатов проекта состоит в аргументации априорной обусловленности, неэмпиричности базисных математических истин и понятий, которая признается в том или ином виде ведущими представителями практически всех рассмотренных направлений.

Номер проекта: 09-03-00387а.

Название проекта: Этносоциальная дистанция в полиэтническом пространстве столичного мегаполиса.

Руководитель: Арутюнова Е.М.

Организация: Институт социологии РАН (ГУ).

Краткая аннотация полученных результатов: В исследовании социальная дистанция изучалась как совокупность различий респондентов в оценке значимости следующих индикаторов:

1. этнические, конфессиональные, ценностные, социально-экономические и политические основания социального дистанцирования;

2. приоритеты групповой идентичности и их структура;

3. направленность и структура межэтнических установок;

4. отношение к мигрантам;

5. готовность к экономической активности;

6. допустимость насилия в защите этнических ценностей.

Для конкретного количественного измерения указанных индикаторов был составлен инструментарий и проведен опрос москвичей по квотной выборке из трех этнических групп Москвы – русских, татар, азербайджанцев.

Анализ полученных в ходе реализации проекта данных показал, что в исследуемых этнических группах наблюдается:

Российский гуманитарный научный фонд (1) увеличение степени избирательности по мере перехода от менее личностных к более личностным контактам, Наиболее согласованным критерием дистанцирования, не чувствительным к этнической принадлежности оказалась сфера политических диспозиций и экономических ориентаций;

(2) среднюю по Москве систему групповой идентичности характеризует то, что центральным связующим звеном в ней является российская идентичность, прочно связанная с другими локальными идентичностями (Москва, район) и достаточно основательно связанная с другой устойчивой парой - национальная принадлежность и вероисповедание;

(3) в наибольшей степени позитивные этнические установки, т.е. высокий уровень значимости этнической принадлежности, характерен для респондентов-азербайджанцев, в то время как негативные межэтнические установки выше среднего уровня характерны для респондентов-русских, среди них выше средней и доля «этнических нигилистов». Респондентов-татар отличают высокие доли людей с невыраженными этническими установками («неопределившиеся»);

по индикатору «отношение к мигрантам» было выявлено две полярные точки - позитивное отношение к мигрантам, в равной, но небольшой степени характерное для всех этнических групп и негативное отношение к мигрантам, более характерное для русских, общим фоном является нейтральное отношение;

(4) по индикатору «ценности» была выявлена общая для всех этнических групп ориентация на социально экономический рост за счет личного капитала – образования, высокой квалификации и желания и умения работать.

Индикаторами с минимальной дистанцированностью являются ориентация на активную экономическую деятельность и средний уровень допустимости насилия в защите этнокультурных ценностей.

Номер проекта: 08-03-00241а.

Название проекта: Философские проблемы нанонауки: синергийная конвергенция информатики и нанотехнологий.

Руководитель: Аршинов В.И.

Организация: ИФ РАН.

Краткая аннотация полученных результатов: В основу проекта были положены представления о постнеклассической науке, последовательно развиваемые в работах В.С.Степина, а так же о технонауке (В.Г.Горохов) и рефлексивных практиках второго порядка (В.И.Аршинов, В.Е.Лепский, С.Н.Коняев, Я.И.Свирский) При этом под рефлексивными практиками имеютс ввиду синергийно сопряженные практики конвергенции нанотехнологий, биотехнологий, информационных технологий, когитивных наук и социогуманитарных технологий. (Так называемый NBICS-процесс.) То есть, речь идет о практиках социокультурной трансформации. И тогда рефлексивные практики проблемно определяются как трансформативные социокультурные практики. Существенно, что эти практики необходимо рассматривать не как набор неких активностей, инструментально оснащенных системой семиотических операторов, а как некую (мета)системную целостность таких операторов, сфера действия которых – новое психосоциальное пространство человеческого бытия в его экзистенциальном становлении. Иными словами, само осмысление рефлексивных практик – это процесс, реализующийся в конструктивной разработке синергийного комплекса постнеклассических междисциплинарных концепций, формирующих перспективный горизонт понимания и прогнозирования механизмов качественной техносоциальной трансформации в эволюции современной цивилизации. При этом одним из центров «автокатализа» этой трансформации и выступают так называемые конвергентные технологии в их коэволюции с обществом, экономикой и культурой.

Здесь уместна ссылка на постнеклассическую науку (и постнеклассическую трансдисциплинарность) поскольку именно в интенциональном контексте ее становления методологический принцип познания и преобразования сложностности с необходимостью раскрывается как принцип сложно организованной многоуровневой рефлексии, выводя нас в итоге на фигуру рекурсивно-рефлексивного субъекта познавательно-конструктивной коммуникативной практики. Именно в этом качестве конституируется постнеклассический трансдисциплинарный субъект инновационного NBICS процесса, осознающий себя погруженным в самоорганизующися мир, частью которого он сам является в той мере, в какой он его конструирует, познает и с которым он одновременно коммуницирует. Именно так трактуемый принцип рефлексивной сложностности становится инструментом гетерархической сетевой интеграции постнеклассической науки и конвергентных технологий.

Номер проекта: 09-03-00205а.

Название проекта: Прогностические практики в современной философии науки: междисциплинарный анализ.

Руководитель: Асеева И.А.

Организация: Курский медицинский институт (НОУ ВПО).

Российский гуманитарный научный фонд Краткая аннотация полученных результатов: В результате проведения развернутого междисциплинарного исследования разнообразных прогностических практик, выявлена интегральная архитектоника предвосхищения будущего, синтезированного в единый прогностический опыт человека.

Обосновано как аналитический прием условное структурное разделение способов предвосхищения будущего на интуитивные и дискурсивные. К дискурсивным отнесены обыденная прогностическая практика, научное прогнозирование, философская рефлексия будущего. Интуитивные прогностические практики представлены социальным пророчеством, религиозными провиденциями и прозрениями в искусстве. Сформулированы определения интуитивных и дискурсивных прогностических практик, выявлены их сущностные характеристики.

Выявлены особенности разнообразных прогностических практик, а именно: социального пророчества, религиозных провиденций, художественных прозрений, научного прогнозирования, политического предсказания, философского предвидения, обыденно-практического предвосхищения.

Содержательно введено понятие «прогностического опыта», которое интерпретируется как систематизированная совокупность разнообразных знаний и специальной деятельности, направленных на получение, осмысление и оформление информации о будущем, продуцированной разнообразными социокультурными прогностическими практиками.

На основе концепции функциональной асимметрии полушарий головного мозга, идеи распределения и дополнительности способов обработки и аспектов информации об окружающем мире, соответствующих пропорций осознанного-неосознанного, вербализируемого-невербализируемого, оптимистического-пессимистического, логического-образного, детализированного-единого, аналитического-эмоционального, интуитивного-дискурсивного, рационального-иррационального и др., предложена новая обобщающая модель, выявляющая интегральную архитектонику предвосхищения будущего, синтезированного в единый прогностический опыт человека Номер проекта: 08-03-00158а.

Название проекта: Научный комментированный перевод «Кодекса Феодосия».

Руководитель: Ауров О.В.

Организация: Институт всеобщей истории РАН (ГУ).

Краткая аннотация полученных результатов: В процессе реализации проекта «Научный комментированный перевод Кодекса Феодосия», поддержанного грантом РГНФ (08-03-00158а) группа исследователей – историков и историков права – осуществила перевод на русский язык одного из важнейших источников римского права – Кодекса Феодосия II Младшего (438 г. н.э.). О значении работы говорит не только тот факт, что полный комментированный перевод текста памятника на русский язык был осуществлен впервые, но и то, что в зарубежной науке аналогом такого перевода является перевод выдающегося американского историка-антиковеда К. Фарра, осуществленный в 1952 г.

(см.: The Theodosian Code and Novels and the Sirmondian Constitutions./ a translation with commentary, glossary and bibliografhy by Clyde Pharr. New Jersey, 2001 (2-ed.)). В процессе работы группе исследователей удалось выявить также два новых французских перевода. Однако в обоих случаях переведена лишь небольшая часть текста Кодекса – 16-я книга (см.: Le Code Theodosien livre XVI et sa reception au Moyen Age: Texte latin de l'edition du Mommsen et traduction francaise./ Introd., notes et index par E. Magnou-Nortier. Paris, 2002;

Les Lois religieuses des empereurs romains de Constantin a Theodose II (312 - 438). - Vol.I: Code Theodosien. Livre XVI./ texte latin par Th. Mommsen, trad. par J. Rouge, introd. et notes par R. Delmaire et F. Richard. Paris, 2005 (Sources chretiennes. Т.497)).

Кодекс восточно-римского императора Феодосия II Младшего являлся значимой ступенью в истории кодификации римского права в постклассический период его истории. Ставший первым в истории Рима официальным правовым сводом (если не считать «Законы XII Таблиц» 449 г. до н.э.), он знаменовал собой и начало новой эпохи в истории римского права, и, вместе с тем, создание фундамента для еще более значимых изменений, которые воплотились в еще более масштабной кодификации другого более известного восточного императора – Юстиниана I (527 – 565).

Незаслуженно заслоненный своим более знаменитым преемником (о чем, среди прочего, говорит и состояние рукописной традиции памятника), Кодекс Феодосия был почти предан забвению. Полный его текст не сохранился. Его нынешний текст – это результат реконструкции, над которой трудилось несколько поколений юристов, начиная от французских юристов эпохи Ренессанса Куяция (Жака де Кюжа (1520 – 1590) и Готофреда (Gothofredus) (Дени Годфруа (1549 – 1622)) и до работавших на рубеже XIX – XX вв. великих немцев Теодора Моммзена (1817 – 1903), Пауля Крюгера (1840 – 1926) и Пауля Мартина Мейера (1865 – 1946), создателей наиболее известного (хотя и не бесспорного по своим критериям) издания, которое использовано и в настоящей работе (Theodosiani libri XVI cum Constitutionibus Sirmondianis et Leges novellae ad Theodosianum pertinentes / Consilio et autoritate Academiae litterarum regiae Borussicae ediderunt Th. Mommsen et Paulus M. Meyer. Ed. 2. T. 1 – 2. Berolini, 1905) (выяснение рукописной традиции памятника, а также истории его реконструкций стало одной из важнейших задач работы).

Российский гуманитарный научный фонд Для современного исследователя (как историка, так и юриста) Кодекс Феодосия II Младшего важен и как значимый этап процесса подготовки к созданию юстиниановой кодификации, и как один из ее основных источников (поскольку большая часть текстов конституций IV – начала V вв. в Кодексе Юстиниана заимствована именно из феодосиевой кодификации) и, наконец (но и прежде всего!), как самостоятельная веха в процессе развития законодательства и юридической техники.

Главным итогом работы группы в рамках проекта, поддержанного РГНФ, стала подготовка фундаментального издания общим объемом более 79 п.л. При этом, в основу перевода текста Кодекса Феодосия, осуществленного нашей группой, было положено наиболее распространенное (хотя и отнюдь не безупречное) издание Т. Моммзена, П.

Крюгера и П.М. Майера. Общий объем переведенного латинского текста составил 44,4 п.л., русского перевода – около 57 п.л. В процессе работы переводчиками принимались во внимание существующие переводы текста «Кодекса Феодосия» – английский перевод, осуществленных К. Фарром (1952), а также два новых французских перевода 16-й книги кодекса, означенные выше. В дальнейшем планируется создание параллельного издания, включающего латинский текст в версии издания Т. Моммзена, П. Крюгера и П.М. Майера 1905 г. (как это сделано в двух указанных выше французских переводах 16-й книги) и русский текст перевод. Первоначально планировалось специально для этого осуществить набор латинского текста вручную;

выяснилось, однако, что в этом нет необходимости, поскольку латинский текст, удовлетворяющий необходимым параметрам, выложен в открытом доступе в Интернете (см.:

http://ancientrome.ru/ius/library/codex/theod/index.htm). В дальнейшем, в процессе работы с издательством, предполагается предложить публикацию именно этого текста. В процессе же работы над настоящим проектом у исследователей появилась больше возможностей уделить внимание непосредственно работе над переводом.

Помимо комментированного текста самого перевода, подготовленное к печати издание включает вступительную статью, написанную О.В. Ауровым (объем – 2,1 п.л.), целью которой являлось представление читателю основного круга проблем, связанных с изучением памятника: общей исторической обстановкой в римском мире в эпоху его создания, на основе которых устанавливаются социальные, культурные и конкретно-политические причины, обусловившие возникновение кодификации Феодосия II, состоянием правовой системы Поздней Империи и обусловленной им необходимостью создания кодификации, историей разработки кодекса в процессе деятельности двух комиссий Антиоха 429 и 435 гг., обнародованием (изданием) памятника, структурой кодификации, ее историческим местом в истории римского права вообще и постклассического – в частности. Наконец, фиксируются важнейшие аспекты, связанные с историей исследования памятника.

Перевод снабжен обширным постраничным комментарием. Объектом комментирования являлись лингвистические (в том числе – терминологические) особенности языка оригинала, характер фигурирующих в тексте публично- и частно-правовых институтов, исторические реалии и т.п. Учитывая роль памятника как предтечи кодификации Юстиниана, его текст сличался с текстами Кодекса Юстиниана. Оговорены место, которое соответствующий титул или закон занял в юстиниановой кодификации, а также некоторые особенности юридической техники (сокращение фрагментов, их интерполяция, слияние воедино фрагментов из разных конституций в едином тексте, нередко проводившееся членами комиссии Трибониана, составлявшей Кодекс Юстининана и т.п.).

В обширных (объем более. 20 п.л.) приложениях представлен обзор рукописной традиции кодекса и истории его реконструкции, подготовленный нашим испанским коллегой Х.-М. Кома-Фортом специально для нашего проекта (объем – ок. 12 п.л.). Помещенный в приложениях хронологический указатель законодательной деятельности позднеримских императоров (объем – ок. 6,5 п.л.) по данным Кодекса Феодосия составлен Д.В. Обрезковой.

Завершаются приложения избранной библиографией проблемы, включающей 475 названий книг и статей, посвященных истории возникновения памятника, его характеру и т.п.

Номер проекта: 09-03-00256а.

Название проекта: Российско-американские отношения в постбиполярной системе международных отношений (1992-2010).

Руководитель: Батюк В.И.

Организация: Институт США и Канады РАН (ГУ).

Краткая аннотация полученных результатов: В ходе работы над проектом было сформулировано определение понятия модели межгосударственных отношений («устойчивое соотношение между элементами соперничества и сотрудничества во взаимоотношениях двух государств на протяжении длительного времени»). Кроме того, была подробно показана эволюция моделей в советско/российско-американских отношениях – от военного союза в годы второй мировой войны до модели партнерства, сложившейся после краха биполярного мира.

Был сделан вывод об отсутствии реальной альтернативы российско-американскому партнерству ввиду наличия общих интересов у Москвы и Вашингтона на международной арене. В ходе работы над проектом была всесторонне обоснована причина прочности и устойчивости партнерской модели: все другие возможные модели российско Российский гуманитарный научный фонд американских отношений, от союза до конфронтации, потребуют от правящих элит двух стран намного больших интеллектуальных и материальных затрат.

Был сделан вывод о том, что партнерская модель в целом соответствует основным параметрам той системы международных отношений (СМО), которая формируется после окончания «холодной войны». Эта система имеет следующие основные черты:

- ведущая роль в этой системе принадлежит великим державам, располагающим необходимыми военными, технологическими, экономическими, финансовыми и политическими ресурсами для того, чтобы поддержать миропорядок и стабильность в мире;

- наличие в данной СМО нескольких независимых «центов силы», способных проецировать свою мощь и влияние за пределы своих национальных границ;

- в данной системе отсутствует высший морально-политический авторитет, чье мнение обязательно для всех участников международных отношений;

- все ведущие участники современной СМО заинтересованы в развитии мирохозяйственных связей;

- в современных международных отношениях роль идеологического фактора остается незначительной;

- при этом значение военно-политических группировок неуклонно снижается.

В проекте констатируется, что в настоящее время сложился своего рода баланс сил между США, с одной стороны, и другими центрами силы (Евросоюз, Китай, Россия, Индия, Япония, Бразилия и др.): Соединенные Штаты не в состоянии навязать другим активным субъектам СМО свою волю по тем вопросам, которые рассматриваются ими как важные с точки зрения безопасности и экономических интересов;

в то же время ни одна из современных великих держав (даже Китай) не будут в состоянии ни в какой обозримой перспективе претендовать на статус лидера современной системы международных отношений – это место по праву принадлежит Соединенным Штатам.

Делается вывод о том, что, пока сохраняется сложившееся между США и другими ведущими державами соотношение сил, нынешняя СМО может рассматриваться как устойчивая. Ситуация, однако, может измениться, если Китай (или другой центр силы) заявит свои права на статус супердержавы, который в настоящее время принадлежит Соединенным Штатам.

Вот почему именно партнерская модель больше соответствует новым международным реалиям, чем союзническая модель. В современных условиях, когда ведущие субъекты мировой политики более не разделены непреодолимыми идеологическими барьерами, они будут воспринимать друг друга не как преданных союзников или непримиримых врагов, а, скорее, как потенциальных партнёров в урегулировании международных проблем, представляющих взаимный интерес. При этом соперничество между участниками международных отношений будет не противоречить, а органически дополнять их сотрудничество.

Был сделан вывод о том, что отсутствие серьёзных альтернатив российско-американскому партнёрству не означает беспроблемности последнего. Успешное функционирование модели российско-американского партнёрства будет зависеть не только от эффективности созданного сторонами механизма двустороннего сотрудничества, важнейшим элементом которого является двусторонняя Российско-американская президентская комиссия, но и от того, в какой мере Москва и Вашингтон смогут отказаться от привычки к идеологическому противостоянию, сформировавшейся ещё в период биполярной конфронтации.

Номер проекта: 08-03-00109а.

Название проекта: Профессиональное образование и социально-профессиональная структура в России: эволюция в постсоветский период.

Руководитель: Беляева Л.А.

Организация: ИФ РАН.

Краткая аннотация полученных результатов: Проанализирован и систематизирован в соответствии с задачами проекта эмпирический материал двух волн Европейского социального исследования (ЕСС-2006 и ЕСС-2008), в котором теперь участвует Россия наряду с другими европейскими странами (25 стран в 2006 г. и 28 стран в 2008 г.). Выявлены разночтения в уровнях образования в изучаемых странах, предложены пути устранения этих разночтений при анализе. Основное внимание было сосредоточено, во-первых, на разработке и апробации методов изучении реального состояния социально-профессиональной и образовательной структуры российского общества в сравнении с европейскими странами. Была проведена большая предварительная работа по анализу социально Российский гуманитарный научный фонд профессиональной и образовательной структуры взрослого населения Российской Федерации в целях ее сравнения с аналогичными данными по европейским странам. В центре внимания были социально-профессиональная структура, уровень и профиль образования, материальное и социальное расслоение населения европейских стран и России.

Изучение проблем социального и материального расслоения в анализируемых странах сопровождалось анализом проблем качества жизни в российском обществе по материалам всероссийского мониторинга, который осуществляется с участием автора данного отчета в Институте философии РАН с 1990 г. Результатом этой работы стала статья, опубликованная в журнале «Социологические исследования», получившая диплом как одна из лучших публикаций в 2009 г. в номинации «Методологические и методические проблемы социологии». В данной статье качество жизни представляется как широкий комплекс условий жизнедеятельности человека и включает в себя уровень жизни, а также такие составляющие, которые относятся к экологической среде обитания, социальному благополучию, политическому климату, психологическому комфорту. Анализ показал существенное различие качества жизни статусных, образовательных и поселенческих групп в российском обществе.

При выполнении проекта отрабатывались различные методы анализа социально-профессиональной и образовательной структуры: как самостоятельно разработанные методики, опробованные на материалах мониторинга (например, кластерный анализ социальной стратификации), так и методика, базирующаяся на теоретических положениях Д.Голдторпа, который утверждает, что классовые позиции определяются статусом занятости. Широко применялись другие возможности анализа, предоставляемые программой SPSS. Результатом работы стала глава «Россия и Европа: структура населения и социальное неравенство. Сравнительный анализ»

объемом 2,2 п.л. Глава опубликована в коллективной монографии «Россия в Европе. По материалам международного проекта «Европейское социальное исследование». М., Academia, 2009. 25 п.л. Автор данного отчета является ответственным соредактором монографии.

В заключительный год выполнения проекта анализ переместился в плоскость изучения процессов накопление культурного капитала общества посредством системы образования в контексте задач модернизации России. Помимо данных по ЕСС-2006 г. к анализу были привлечены материалы последнего, проведенного в 2008 г. полевого исследования. На заключительном этапе выполнения проекта были проделаны следующие работы : (1) проведен анализ социально-профессиональной и образовательной структуры российского общества в сравнении с европейскими странами по данным за 2008 г., подтвердивший и дополнивший выводы 2006 г.;

(2) проанализирована межпоколенная образовательная динамика в России и европейских странах. Анализ проводился в контексте тех тенденций развития системы профессионального образования в России, которые отмечаются в пореформенный период. В 2010 г. вышли публикации: «Россия и Европа: структура населения и социальное неравенство» (часть 1)//Мониторинг общественного мнения. Экономические и социальные перемены. 2010, № 2. С. 57-76. Электронный журнал wciom.ru;

«Социальные ресурсы населения в России и Европе: сравнительный анализ» //Общественные науки и современность. 2010. № 3. 1,4 п.л. Подготовлена статья «Накопление образовательного капитала в поколениях россиян».

Анализ данных Европейского социального исследования (ESS) показал, что в России структура занятого населения и уровень его образования не соответствуют потребностям модернизации. Профессиональная структура меняется в направлении снижения веса профессий физического труда, в том числе высококвалифицированного, в связи с деиндустриализацией экономики при росте сферы обслуживания. Этим изменениям соответствуют сдвиги в системе образования, в большей мере ориентированной на общую подготовку в ущерб профессиональной специализации. По доле работников умственного труда Россия приближается к развитым государствам Европы, но в России из-за институциональных барьеров не достигаются соответствующие результаты в инновационном развитии. В России увеличились экономические препятствия получению качественного высшего образования для семей с низкими доходами, поскольку экономический капитал семьи усиливает свое влияние при поступлении молодежи в престижные вузы. В результате социальное расслоение все в большей степени воспроизводится системой образования.


Сравнительный анализ межпоколенной динамики уровня образования показал, что в России возрастает влияние уровня образования поколения родителей на получение высшего образования детьми, тогда как в странах – лидерах по инновациям и информационным технологиям, например, в Норвегии и Финляндии, такая зависимость незначительна. В этих странах забота о наращивании культурного капитала нации, удовлетворение потребностей развития информационной экономики возведены в ранг государственной политики. Если рассматривать образовательную динамику не как сумму индивидуальных перемещений, а как систему коллективных потоков, то можно увидеть их воздействие на социальную стратификацию, в частности, на формирование среднего класса, численность которого в таких странах как Норвегия, Финляндия и др. приближается к 90% населения. В России рост среднего класса в последние годы замедлился, едва достигая населения. Об этом свидетельствуют данные последней волны (2010 г.) всероссийского мониторинга, который проводится с участием руководителя данного проекта в течение последних 20-ти лет в Институте философии РАН.

Номер проекта: 08-03-00474а.

Название проекта: Интеграция малого этноса в индустриальное общество: модели и стратегии.

Российский гуманитарный научный фонд Руководитель: Бойко В.И.

Организация: Институт философии и права СО РАН.

Краткая аннотация полученных результатов: Комплексное исследование различных параметров этносоциального развития народов Западной Сибири в условиях трансформации ориентировано на выявление новых тенденций в социальном развитии малых этносов России, и адаптационных стратегий, вырабатываемых малыми этносами в ответ на воздействие индустриального общества. Объектом исследования выступили малые этносы Сибири, имеющие статус коренных малочисленных народов, компактно проживающие на территориях традиционного природопользования и сохранившие отдельные элементы традиционной системы жизнеобеспечения. В качестве основной эмпирической базы исследования были использованы уникальные авторские материалы трех этнологических экспертиз, объединивших усилия этнологов, социологов, историков, медиков, по оценке влияния изменений социально-культурной, экономической ситуации, а также исконной среды обитания на развитие малых этносов, компактно проживающих в местах традиционного природопользования и имеющих особый правовой статус.

Одним из результатов исследования стал вывод о том, что следствием включения в процессы модернизации и индустриализации обществ, в которых сильны традиционные элементы культуры, является, с одной стороны, - распад традиционных систем жизнеобеспечения и социальной организации малых этносов, а с другой реинституционализация традиционных социальных структур, сопровождаемая ростом самосознания и активности национальных элит. Все это провоцирует конфликтные ситуации, в основе которых лежат проблемы урегулирования поземельных отношений между предприятиями-недропользователями с одной стороны, и местным автохтонным населением - с другой.

Интенсивное воздействие «большого» общества вынуждает малые этносы вырабатывать специфические стратегии адаптации к новым социально-экономическим условиям, и выстраивать свои модели взаимодействия с индустриальным обществом: от попытки изолироваться до активных усилий, направленных на интеграцию в «большое» общество. В целом, все многообразие трансформаций образа жизни традиционных национальных обществ в условиях возрастающего воздействия современной индустриальной культуры может быть сведено к трем основным адаптационным стратегиям:

Во-первых, изоляция, выражающаяся в попытке порвать все связи с «доминирующим» сообществом с целью сохранения собственной традиционности.

Во-вторых, пассивная адаптация, предполагающая сотрудничество с доминирующим обществом без активных попыток изменить характер взаимодействия с ним.

В-третьих, активная адаптация, которая предполагает попытку тем или иным способом изменить среду взаимодействия с «доминирующим» обществом.

Используемая в рамках исследования методологическая схема позволила выявить три группы факторов, определяющих адаптационные стратегии этнолокальных сообществ:

- экологические факторы (прямое и косвенное воздействие на этнос кормящего ландшафта, особенности природной среды, обеспеченность биоресурсами и др.);

- социально-экономические факторы (ситуация на рынке труда и наличие промышленных предприятий вблизи мест компактного проживания малых этносов).

- культурно-этнические факторы (родственные связи, язык и культурная принадлежность этноса);

Все три группы факторов находятся в тесной взаимозависимости, предопределяя формирование определенной модели интеграции этноса в индустриальное общество и особенности трансформации традиционного образа жизни автохтонного населения.

Исследование показало, что способы и уровень сохранения этнической идентичности автохтонного населения Сибири определяются сложившейся моделью взаимодействия с «большим обществом» (изоляционистской или интеграционной модели). Решающим в выборе модели взаимодействия коренного населения Сибири являются фактор географического местоположения локальной этнической общности и фактор этнической гомогенности поселений (моноэтничность или включенность в более крупные полиэтничные сообщества, рассеянное или компактное проживание).

Результаты исследования представляют практический интерес, поскольку позволяют дать адекватную оценку способности органов управления решать задачи устойчивого развития автохтонных этносов в процессе их интеграции в доминирующее общество, и разработать предложения по оптимизации региональной социальной и экономической политики в “проблемных” зонах.

Российский гуманитарный научный фонд Следует отдельно указать на особую научно-прикладную значимость выявленной взаимосвязи между направлением отраслевой специализации традиционных форм этнического природопользования и спецификой социально экономического развития отдельных национальных районов. Целенаправленное воздействие на такие важные для традиционной хозяйственной практики факторы, как обеспеченность автохтонного населения постоянными рабочими местами и рынок сбыта сельскохозяйственной и промысловой продукции может вполне реально выступать в качестве политического инструмента региональной национальной политики. На наш взгляд, в современной социально экономической ситуации только посредством последовательного изменения инфраструктуры в местах компактного проживания коренных этносов возможно решение всего спектра этносоциальных проблем, связанных с низким жизненным уровнем автохтонного населения, практикующего традиционные формы природопользования.

Номер проекта: 08-03-00594а.

Название проекта: Рецепция патристики в науке и философии 19 в.

Руководитель: Бородай Т.Ю.

Организация: Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (ГОУ ВПО).

Краткая аннотация полученных результатов: В ходе выполнения проекта было опровергнуто распространённое в историко-философских исследованиях мнение о несовместимости норм мышления классической патристики и мышления романтической и послеромантической эпохи европейской культуры. Было доказано, что европейская теория культуры в период становления и была той областью, где шло наиболее активное усвоение выработанных патристикой моделей философской рефлексии. Такое положение дел в европейской теории культуры связано со сложностью и драматичностью становления самой романтической мысли, её парадоксами, требовавшими включения экзотических моделей мышления. Основными тезисами патристического богословия, усвоенными в романтической теории культуры, следует считать представление об антиномичности культурных ценностей, о пластическом способе выражения смысла и диалектике выразимого и невыразимого, тезис о собственном внутреннем времени культуры, отличающемся от времени повседневности, мысль о постепенном усвоении внутренних содержаний культуры как постепенной смене духовных практик, понимание инкультурации в христианских категориях обращения и покаяния, отказ от классицистского представления о гении как об инстанции исторического действия и превращение гения в область проблемной рефлексии. Данные тезисы привели к своеобразной эстетизации христианской интеллектуальной традиции, которая повлияла на становление философской теории культуры, определив такие её основополагающие черты, как обособление центральных и периферийных областей культуры, представление об искусстве как об основном выразительном элементе культуры и романтизация средневекового синтетического искусства, понимание интеллектуальных операций по осмыслению культуры как операций всегда методически продуманных, а культуры как результата спонтанной деятельности, не сводимой ни к природным законам, ни к сумме правил. Культура стала описываться так, как описывался предмет апофатического богословия: она состоит из набора правил, но при этом её существование не есть существование правил, а есть только некоторый чистый опыт или чистый акт. Такая теологизированная теория культуры повлияла и на ряд философских направлений ХХ в. Другим важным руслом усвоения патристического опыта в романтической мысли было расширение жанровой системы, которая стала включать в себя как конвенциональные, так и неконвенциональные практики философского изложения.

Такое расширение жанров философского высказывания с одной стороны потребовало включить в философский дискурс риторически основательные жанры патристики, а с другой стороны осмыслять любую аргументативную стратегию не как просто позицию в споре, но как внутреннюю логику каждой конкретной культуры. Патристика тогда становилась внутренней логикой искусства: её риторическая образность сопоставлялась с образностью живописи и других пластических искусств, и таким образом теория искусства и теория культуры сближались. Учитывая романтическую рефлексию над особенностями патристического философско-теологического синтеза, гораздо легче истолковать неизбежно междисциплинарный характер любой философской теории культуры, даже если она претендует на чистоту философской концептуализации культуры.


Номер проекта: 09-03-00225а.

Название проекта: Социальные проблемы энвайронментальной этики в Байкальской Сибири.

Руководитель: Бороноев А.О.

Организация: Санкт-Петербургский государственный университет (ГОУ ВПО).

Краткая аннотация полученных результатов: Результаты проекта «Энвайронментальная этика Байкальского региона»

под руководством проф. А.О. Бороноева представлена в серии статей и выступлений на конференциях и семинарах, а также в подготовленной к печати коллективной монографии «Энвайронментальная этика эвенков Байкальской Сибири» (10 п.л.). Основной целью проекта является изучение энвайронментальной этики местного населения Российский гуманитарный научный фонд Байкальского региона с использованием междисциплинарного подхода. Проф. А.О. Бороноев рассматривает экологические проблемы Сибири как региональный феномен. Им представлено понимание идентичности и ментальности в соотношении с энвайронментальными процессами. Социальные интерпретации этих процессов проявляются в специфических формах энвайронментальной этики местного населения.

Доктор социологических наук О.А. Очирова фокусирует внимание на экономических проблемах, имеющих прямое отношение к проблемам окружающей среды и культурному контексту Байкальского региона и Сибири. Большое внимание уделяется роли Байкала в экологическом воспитании населения. Кандидаты социологических наук В.Н.

Давыдов и В.В. Симонова реализуют социально антропологический подход, как преимущественный для достижения основных целей проекта. Вклад, сделанный ими, представляет конкретные результаты работы по изучению энвайронментальной этики среди эвенков Северобайкальского района. В фокусе исследовательского интереса находится то, как именно возникает локальная энвайронментальная этика в процессе повседневного взаимодействия локального сообщества с окружающей средой и как локальные этики сталкиваются с официальным курсом представлений о том, как человеку стоит взаимодействовать с окружающей средой и как организовывать практики жизнеобеспечения.

Часто локальные формы энвайронментальной этики остаются без внимания менеджеров и других лиц, ответственных за проекты социо-экологического развития региона. Поскольку любое вмешательство в окружающую среду неизбежно повлечет за собой узколокальные экологические и социальные изменения, локальные голоса, понимания и отношения с окружающей средой должны приниматься во внимание и учитываться в рамках разработки различных социальных проектов. Для этого необходим более глубокий анализ локальной энвайронментальной этики, основанный на междисциплинарном подходе.

Методологическая база с использованием достижения социальной антропологии видятся особенно перспективным инструментарием для реализации поставленных целей. Исходя из вышесказанного, понимание повседневных локальных принципов взаимодействия с окружающей средой, способы создания культурного ландшафта является очень важной частью социальной жизни, связывающей самые разные контексты и проблемы. Поэтому, социо гуманитарное изучение энвайронментальной этики Байкальского региона может в будущем внести значительный вклад в улучшение взаимодействия между локальным сообществом и лицами ответственными за принятие важных социо-экологических проектов развития региона.

Кандидат исторических наук Т. Ю. Сем представила анализ архивных источников, касающихся космогонической мифологии эвенков Забайкалья и сопредельных территорий. Ее работа в различных архивах показала, что архивные материалы представляют концепцию человека неотделенного от окружающей среды. Человек в этих архивных документах представлен как естественным образом состоящий из четырех элементов природных стихий. Авторы этих документов из прошлого рефлексировали отношения между природой (вселенной) и забайкальскими эвенками через интерпретацию космогонических мифов, где эти отношения представлены как этическая дилемма: человек одновременно и неотделимая часть окружающей среды и креативное начало, полноценно участвующее в процессах становления вселенной и также ответственное за формирование природных законов. Исторический взгляд на энвайронментальную этику гармонично дополняет социологический и социально антропологический подходы.

В целом, энвайронментальная этика Байкальского региона является комплексным феноменом и данный проект был направлен на открытие более широкого обсуждения представленной проблематики, касающейся локальных форм отношения с окружающей средой, политическими вопросами о региональных идентичностях и социального развития.

Все участники проекта показали, что энвайронментальная этика очень важная часть социальной жизни локальных сообществ и их истории, связанная с рядом современных социальных проблем. Поэтому энвайронментальная этика Байкальского региона и России в целом заслуживает большего внимания со стороны как академического сообщества, так и более широкой аудитории.

Номер проекта: 08-03-00593а.

Название проекта: Постнеклассическая коммуникация модернизируемых науки и образования.

Руководитель: Буров В.А.

Организация: Институт философии РАН (ГУ).

Краткая аннотация полученных результатов: Проводимое исследование было посвящено рассмотрению с позиций становления постнеклассической науки вопросов модернизации и развития образования. Наша методологическая позиция по отношению к развитию образования, состоит в том, что в современном глобальном, активно коммутирующем пространстве научно-педагогической мысли невозможно создать мажорирующей это пространство и отделенной от него теории. Любая теория будет носить сетевой характер, коммутируя в такой сети множество субъектов этого пространства.

Российский гуманитарный научный фонд В 2008 году первым рассматриваемым нами вопросом стало соотношение модуса стороннего наблюдателя и модуса присутствия в образовании. Были выделены собственные онтологии миров активности субъекта. Определялись понятия и принципы аналитики субъектных структур знания как философско-методологические позиции постнеклассического развития научного знания. Первый определяющий принцип - работа с субъектной структурой реальности и субъектной структурой знания внутри отраслевого знания. Второй определяющий принцип - решение задач в собственных онтологиях реальности миров активности с объектами и событиями, связанными с субъектной структурой этой реальности.

Для наблюдения объектов и событий собственных онтологий миров активности субъекта наблюдателю необходимо произвести свое присутствие в этой реальности. Третий определяющий принцип аналитики субъектных структур знания - производство присутствия как основание научной коммуникации.

Четвертый выделенный нами определяющий принцип - сетевая архитектура знания как множества коммутирующих площадок.

Были рассмотрены примеры аналитики субъектных структур в постнеклассических моделях педагогики, психологии и права.

В 2009 году разрабатываемым нами инструментальным средством расширения методологической базы в образовании и науке стало представление различных методологических концепций современного постнеклассического развития системы знаний конструктами — открытыми в культуру схемами-метафорами. В качестве представленных такими конструктами были рассмотрены уже выделенные на предыдущем этапе исследования философско-методологические позиции постнеклассического развития научного знания и образования.

Как основной методологический конструкт постнеклассической науки была определена введенная В.С.Степиным метафора скобок научной рациональности. На основе образов М.Хайдеггера в его работе «Бытие и время» были определены конструкты производства присутствия и онтологической аналитики. Идеи кибернетики второго порядка определили конструкты наблюдения и науки второго порядка. В наших исследованиях были определены конструкты в метафорах сборки и др.

Переход от «принципов» к методологическим конструктам позволил легко расширить методологическую базу уже в конкретных отраслевых исследованиях. Это было показано введением как методологических конструктов представлений об объеме бытия и культурных медиаторах в педагогике А.В.Куликовской и введением Л.В.Буровой «права быть» как методологического конструкта бытийно-событийных оснований права. Существенным продвижением исследования стала разработка концепта онтологической парадигмы педагогики и введение Н.П.Пищулиным развитого методологического конструкта бытийно-событийных оснований педагогики.

В 2010 году исследовалось становление нового системного уровня организации общества, нового технологического уклада и нового системного уровня организации знания. Новый технологический уклад, в котором социальные и гуманитарные технологии становятся определяющими, не может в своей модели знания перескакивать, как это делает классическая наука, к природным онтологиям, игнорируя собственные онтологии миров, в которых действует, добивается своих целей и ценностей человек.

Знание возникает в коммуникации человека с миром и людьми как продолжение непосредственного чувственного контакта с миром и выполняет функцию его расширения. Такой способ действия встраивается в социальные технологии и технологии производства и становится социальной и правовой нормой.

Важным моментом такого развития является формирование сетевой архитектуры и коммуникация в сети разных субъектных различений.

Мы рассмотрели образование с точки зрения производства и воспроизводства в нем человеческого капитала построенной на знании экономики современного общества (знания, коммуникация, здоровье, качество жизни).

Выделяемым в нашем исследовании критерием качества такого производства становится достигнутая человеком и обществом производительность знания, эффективность управления его накопленным ресурсом для производства социальных, экономических и жизненных результатов.

Знания, относящиеся к разным событиям бытия, оказываются в противоречии, требуют различения субъектной структуры и форм знания, трансформаций этой структуры и форм в коммуникации, управления позициями наблюдателя, сборки и этих позиций, и самого наблюдателя, даже сборки мира, в котором происходят события, требуют дополнения их знаниями второго порядка - специальными знаниями о знании, в том числе знания целей и ценностей человека и общества. Такая модель интеграции опыта позволяет преодолеть ловушки неадекватного управления знанием, обеспечивая повышение производительности этого ресурса.

Систему форм и моделей знания и их соединения в сценариях социальных проектов можно было бы назвать архитектурой знания.

Российский гуманитарный научный фонд Определенная в проведенном нами исследовании постнеклассическая архитектура знания - формальное и личностное знание, культурные коды, методологические конструкты, культурные медиаторы, гештальты, собственные онтологии субъектных миров, сборка и производство присутствия субъекта — является инструментом, позволяющим осуществлять управление знанием на новом системном уровне организации общества и знания.

Знание второго порядка имеет хороший мониторинговый потенциал и позволяет осуществлять методологическое сопровождение проектов развития образования, решать задачи повышения производительности знаний для получения человеком и обществом необходимых социальных, экономических и жизненных результатов.

Номер проекта: 09-03-00072а.

Название проекта: Кодификация российского законодательства о социальном обеспечении: проблемы теории и практики.

Руководитель: Васильева Ю.В.

Организация: Пермский государственный университет им. А.М. Горького (ГОУ ВПО).

Краткая аннотация полученных результатов: Исследованы теоретические, методологические и практические вопросы кодификации российского законодательства о социальном обеспечении. Проанализированы способы систематизации законодательства в РФ и за рубежом. Выявлены основные черты кодификации и ее место в систематизации российского законодательства. Сделан вывод о том, что оптимальным способом совершенствования законодательства о социальном обеспечении является его кодификация. На основании сопоставления различных форм и видов кодификации обоснована целесообразность проведения сплошной отраслевой кодификации законодательства о социальном обеспечении в форме федерального кодекса социального обеспечения, что позволяет совместить оптимальную централизацию правового регулирования с правовой определенностью и прямым действием отраслевых норм.

Определены основные принципы отбора актов для кодификации законодательства;

выявлены виды нормативных правовых актов, подлежащих отбору;

исследована проблема отбора актов, утративших юридическую силу, и актов временного характера. Раскрыто значение судебной практики для законотворчества и кодификации законодательства. Рассмотрена практика Пленума Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ и Европейского суда по правам человека. Дана общая характеристика состояния российского законодательства о социальном обеспечении РФ, определено понятие законодательства о социальном обеспечении и место законодательства о социальном обеспечении в системе межотраслевых связей. Оценивается целесообразность кодификации законодательства о социальном обеспечении в субъектах РФ.

Исследована система права социального обеспечения и система законодательства о социальном обеспечении, выяснено их соотношение, выявлены факторы, определяющие структуру системы права социального обеспечения.

Рассмотрена история систематизации законодательства о социальном обеспечении в Российской Империи, СССР и РФ.

Сделаны практические предложения по подготовке кодекса социального обеспечения РФ. Определены основные цели, задачи и принципы кодификации законодательства о социальном обеспечении. Предложена концепция структуры кодекса социального обеспечения РФ. Обозначена роль преамбулы кодекса социального обеспечения, значение иных структурных элементов кодекса;

принципы распределения нормативного материала в соответствии со структурой кодекса, предложено решение проблемы соотношения кодекса социального обеспечения с иными нормативными правовыми актами. Выявлено значение законодательной техники для кодификации законодательства о социальном обеспечении. Исследованы технико-юридические аспекты законодательной стилистики и отсылочных норм законодательства о социальном обеспечении.

Номер проекта: 09-03-00545а.

Название проекта: Логический плюрализм и его онтологические и эпистемологические следствия.

Руководитель: Васюков В.Л.

Организация: Институт логики, когнитологии и развития личности (АНО).

Краткая аннотация полученных результатов: Показано, что известная проблема противостоянии логического монизма и логического плюрализма перерастает в проблему металогического плюрализма, если исследовать Российский гуманитарный научный фонд проблему неклассических металогик, возникающую в связи с метаязыковыми формулировками логического следования: из А следует В тогда и только тогда, когда из истинности А следует истинность В.

Собственно говоря, можно рассматривать две металогические версии этого принципа:

Вывод A из множества посылок общезначим в некоторой логике, если в некоторой металогике истинность предпосылок влечет истинность заключения A;

Вывод A из множества посылок общезначим в некоторой логике, если во всех металогиках истинность предпосылок влечет истинность заключения A.

Анализ показал, что возникающая в этом случае ситуация противостояния логических и металогических систем не выходит за рамки обычного логического плюрализма, поскольку металогики по своей структуре представляют собой те же самые логические системы, используемые и на объектном уровне и на метауровне. Некоторым выходом из положения бесконечного восхождения на мета-мета-…-уровни является использование комбинаций логических систем, описываемых в рамках универсальной логики. Во-первых, в этом случае можно рассматривать переводы между металогиками разных уровней, а во-вторых, можно свести все эти метасистемы к их комбинации в виде объединений, произведений, коэкспоненциалов и экспоненциалов данных систем, устраняя дурную бесконечность восхождения на метауровни за счет их «горизонтального» комбинирования. Так, в случае объединении двух логик объединенное следование определяется c помощью условия:

«Из истинности посылок в какой-то из логик следует истинность заключения» влечет «из истинности посылок в объединении этих логик следует истинность заключения».

Этот случай можно было бы характеризовать как аддитивный металогический монизм, если принять во внимание, что мы можем получить единое следование путем объединения всех следований для формулировок приведенного типа, т.е. объединяя все металогики при неизменной логике.

Проблемы онтологических допущений подобных систем, возникающие как следствия онтологического плюрализма, индуцированного логическим плюрализмом, удается проанализировать и решить с помощью неклассических теоретико-категорных конструкций.

При этом следствием онтологического плюрализма являются и два способа интерпретации квантовой логики в категориях: когда первый (локальный) заключается в интерпретации ее в топосе, в то время как второй (глобальный) представляет собой интерпретацию с помощью специальной категории, структурно отражающей особенности квантовой логики. Для интерпретации первого типа можно использовать ортомодулярную решетку, лежащую в основании алгебраической семантики подавляющего числа квантовых логик, как конечную кополную категорию порядка и получить топос функторов из нее в категорию множеств в качестве универсума для интерпретации квантовой логики. При глобальном подходе водится понятие иного неклассического универсума – «квантоса» – специального вида категории, похожей на топос, но чей специальный объект, отвечающий за интерпретацию квантовой логики, будет иметь структуру ортомодулярной решетки.

Точно так же можно выделить и два способа интерпретации (глобальный и локальный) паранепротиворечивой логики в категориях. При локальной интерпретации используется конструкция топоса функторов из так называемой CN-категории в категорию множеств. При глобальной интерпретации строится конструкция так называемого потоса или топоса да Косты, чей классифицирующих объект имеет структуру алгебры да Косты. Как следствие, приходится рассматривать не топос множеств, но потос множеств, получаемых в рамках паранепротиворечивого расширения теории множеств Цермело-Френкеля. Здесь на помощь приходит модификация конструкции Ж.Бенабу минимального теоретико-множественного базиса для теории категорий, когда принимается существование некоторого метауниверсума всех неклассических множеств, частным случаем которых являются паранепротиворечивые множества. Интерпретация паранепротиворечивой логики да Косты при этом может осуществляться либо непосредственно в потосе, либо с помощью неистинностно-функциональной оценки.

Номер проекта: 09-03-00342а.

Название проекта: Неотходничество начала ХХI века: социальные последствия трудовой миграции сельского населения.

Руководитель: Великий П.П.

Организация: Институт аграрных проблем РАН.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.