авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |

«АННОТАЦИИ ЗАВЕРШЕННЫХ В 2010 ГОДУ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ ПРОЕКТОВ ПО ФИЛОСОФИИ И СОЦИАЛЬНЫМ НАУКАМ Аннотации публикуются в соответствии с решением Правительственной комиссии по высоким ...»

-- [ Страница 8 ] --

Символический интеракционизм: структурный анализ ролевая теория, теория идентичности, анализ взаимодействия, анализ микровзаимодействия.

Функционализм: теория конвергенции, неофункционализм.

Подход социального обмена и рационального выбора: теории микрообмена рационального выбора, относительного баланса в отношениях, равноправия, теории макрообмена применительно к кланам;

применительно к поколениям.

Развитие семейного жизненного пути: теория развития семьи (family development theory), теория жизненного развития (life span theory), теория жизненного пути (life course theory).

Системный подход: общий подход к семейной системе, теория вербальной и невербальной супружеской коммуникации, теория семейного процесса.

Российский гуманитарный научный фонд Подход конфликта: теория структурных конфликтов, теория микроресурсных конфликтов, диалектическая историография, критические теории семьи.

Феминистский и постмодернистский подходы: культурная антропология: либеральный, марксистский;

радикальный:

психоаналитический, феноменология, деконструктивизм, мультикультурный и расовый феминизм.

Биоэкологический подход: семейная демография и экология, экология развития человека, социобиология, экология человека и домашняя экономика.

Описаны минитеории, которые основаны на использовании нескольких подходов: теория семейного стресса П. Босс, системная («циркулярная») модель эффективности семейного взаимодействия Д. Олсона;

микроресурсная теория конфликта Дж. Сканзони, теория амбивалентности отношений поколений в семьях К. Люшера, переговорного порядка М. Страуса, когнитивного плюрализма Р. Ла-россы, минитеория глобализации эмоциональной работы А.

Хочсчайлд и др. Изложение подходов применительно к семье и соответствующего понятийного аппарата «в чистом виде» может способствовать разработке минитеорий и российскими учеными.

В рамках проекта проанализированы социальные процессы, которые оказывают влияние на развитие института семьи в западных обществах (что важно для прогноза развития семьи и в России в процессе модернизации и перехода к постиндустриальному обществу). Рассматриваются следующие факторы: семейные ценности и религия, дальнейшая передача функций обществу, развитие генетических и репродуктивных технологий, материализм, темп информационного общества и стрессы, работа женщин и гендерное равенство в семьях, конфликт семьи и работы, социальная дифференциация, городская перенаселенность, постиндустриальная экономика, социальные режимы обеспечения, Интернет и семейные отношения, употребление алкоголя, наркотиков и рост насилия, сексуальная революция, культурная глобализация, ценности и индивидуализация, изменение этнического состава западных обществ.

Номер проекта: 08-03-00308а.

Название проекта: Мировоззрение русского земледельца в отечественной философии и классической литературе начала - первой трети ХХ века.

Руководитель: Никольский С.А.

Организация: Институт философии РАН (ГУ).

Краткая аннотация полученных результатов: И.С. Тургенев, а вслед за ним И.А. Гончаров, Л.Н. Толстой и И.А. Бунин своим творчеством сделали для рефлектирующего общественного сознания российского общества две принципиально важные и новые вещи. Прежде всего, они ввели в его контекст ранее отсутствовавшие фигуры, обладающие своим собственным неповторимым и невыдуманным голосом. Это были голоса крестьян и помещиков, изображенных не в своей «роевой» массе и карикатурно, а индивидуально-конкретно и позитивно. Это также были и голоса незаурядных, самостоятельно строящих свою жизнь женщин.

В их творчестве русское мировоззрение начинает обнаруживать в своем содержании до этой поры никем не анализировавшиеся, хотя и отмечаемые черты. Прежде всего это была его расколотость на патриархальную и европеизированную составляющие, на что впервые указал своими философическими письмами П.Я. Чаадаев.

Конечно, находимые в произведениях Тургенева, Гончарова, Толстого и Бунина размышления о мировоззрении русского земледельца органично вписаны в крестьянско-помещичью земледельческую хозяйственную и бытовую среду, в чем они продолжают традиции русской классической литературы в лице Пушкина, Гоголя, Кольцова. Однако уже в это время творчество писателей, опубликовавших многие из своих главных произведений в этот период дает основание говорить о разделении внимания художника между помещичьей усадьбой и крестьянской деревней, между мировоззрением земледельческо-крестьянским и более развитым мировоззрением земледельцев помещиков.

Естественно, что эти два рода мировоззрения - крестьянина и помещика, все больше расходящиеся из довольно однородного целого, отмечавшегося, например, Пушкиным, в своем различии к середине ХIХ столетия оказываются на новом уровне. Причиной этого была прежде всего более насыщенная в сравнении с ХVIII веком культурная и общественная жизнь сельского дворянства, пережитые страной события и, прежде всего, война 1812 года и выступление декабристов. Сыграли свою роль и более активные контакты с Европой – поездки на отдых, путешествия, привившийся в России обычай учить детей за границей. Все это развело мировоззрения крестьян и помещиков, разделило имевшуюся до этого целостность под названием «мировоззрение земледельца» на две ветви.

Новым для русской классики конца ХIХ столетия стала тема «новых людей», сделавшаяся едва ли не центральной.

Связано это было прежде всего с тем, что период отмены крепостного права думающими людьми нашего общества Российский гуманитарный научный фонд осознавался как начало новой истории России. Вчера еще общество было несвободно, состояло из угнетателей и угнетенных, а буквально на следующий день люди начинают жить в новом, как тогда казалось, свободном состоянии.

В этой парадигме для философии и художественного мышления был естественен вопрос: что такое этот новый человек? Придет ли он из «старого мира» или должен быть сотворен заново, подобно ветхозаветному Адаму, но теперь уже не богом, а.. Вот тут-то и возникал первый основополагающий вопрос. Кто может (имеет право), из какого «материала» создавать «нового» человека? И еще более важное: кто «вдохнет» в него новую душу и что она собой будет представлять?

Впрочем, вопросы эти не слишком обременяли тех, кто ставил перед собой эту задачу. Новое качество человека истолковывалось ими как в реально-актуальном, так и в вымышленно-проективном, просвещенческом и даже императивно-назидательном смысле. Вот почему понятие «новые люди» в равной мере корректно употреблять и как идеальные представления (например, Вера Павловна в романе Н.Г. Чернышевского «Что делать?» или князь Лев Николаевич Мышкин в романе «Идиот» Ф.М. Достоевского), и в контексте реальных образов героев рассказов, повестей и романов, например, Л.Н. Толстого, Н.С. Лескова и И.А. Бунина.

В рассматриваемый период в ряду субъектов русского мировоззрения появляются и новые, далекие от земледелия, типы. Обобщающим для них именем может быть термин «городской человек», что отражает, во-первых, их оторванность от природной среды, связь с которой всегда рассматривалась как одна из важнейших особенностей мировоззрения русского земледельческого типа, и, во-вторых, отсутствие у них личной родовой истории, что отличало земледельцев-помещиков или крестьян, наследовавших историю, традиции и обычаи своей фамилии или сообщества. В особенности отчетливо новые городские субъекты мировоззрения представлены в произведениях Ф.М. Достоевского и И.А. Бунина.

В отечественной лирике серебряного века, продолжавшей традиции отечественной прозы и проблематику конца ХIХ столетия, особое место занимает новая крестьянская поэзия. В ее рядах состояли, как известно, С. Есенин, С. Клычков, П. Орешин, А. Ширяевец. Жестоким разочарованием наполняется их лирика по мере укрепления новой власти в стране, которую они видели, как и Есенин, благостной Инонией. Никакого возрождения деревни в новых условиях не предполагалось. Лирика Есенина, начинаясь благостными картинами единства дома природы и дома человека, приходит к переживанию разрушительных процессов и там, и здесь. Та же тенденция просматривается и в лирике Н.

Клюева, который поистине героическими усилиями пытается сформировать поэтический миф крестьянской избы как основы мироздания. При этом поэт не чурается благословить и революцию, и ее вождя Ленина, и Красную Армию. Но в конце 1920 годов появляется его поэма «Погорельщина», исполненная пафоса горького разочарования в тех иллюзиях, которые еще недавно питали лирического героя поэзии Клюева.

Характерная для новокрестьянской поэзии мифологизация земледельческого бытия присуща и Орешину – в духе кольцовско-никитинской традиции. Он славит хлебородную мощь земли. Особое значение приобретает в его художественной системе эпитет «ржаной» как определение некой жизненной энергии, наполняющей бытие крестьянина. Он приветствует революцию – в том же ключе, что и другие поэты направления, но, может быть, более последовательно. Однако и ему не чужды сомнения в том пути, который избрала «соломенная Русь».

В целом новокрестьянская поэзия первой трети ХХ века пытается определить образную тенденцию в становлении ее лирического сюжета как тенденцию непрекращающегося сомнения в правильности той дороги, которую избрала «соломенная Русь в ХХ в., - в правильности дороги, проложенной революционными катастрофами. На этой дороге все завершается поминальными песнопениями и апокалиптическим ужасом перед открывающейся бездной небытия.

Номер проекта: 09-03-00592а.

Название проекта: Повседневность и язык: культурологические основания и эмпирические реалии.

Руководитель: Новикова Н.Л.

Организация: Мордовский государственный университет (ГОУ ВПО).

Краткая аннотация полученных результатов: В основе исследования лежит выделение и анализ культурного хронотопа повседневности России через новые парадигмы. Процессы, происходящие в российском обществе в настоящее время, его кризисное состояние предполагают описание процесса идентификации, выделение культурной, этнической, национальной специфики идентичности. Целостность мира повседневности определяется объективной природой ценностей и значений, заложенных в явлениях повседневности. Этим качеством уже обладает язык, через посредство которого человек создает свой социальный мир – «символическую Вселенную», где обобщается весь опыт повседневности. Проект актуализирует проблему повседневности для культурологии во всех составляющих ее частях: теории, истории и философии культуры, впервые рассматривая ее в комплексном измерении, что дает Российский гуманитарный научный фонд возможность не только прояснить ее сущность, но и прийти к более глубокому пониманию процессов, происходящих сегодня в социокультурном пространстве России.

Основным предметом изучения становится концепт повседневности, рассматриваемый в качестве самостоятельной культурологической проблемы с акцентом на языковые проявления в культуре современной России.

Методологически исследование повседневной культуры россиян основывается на новых подходах, которые способствовали созданию единого проблемного культурологического поля, генерирующего продуктивные теории:

во-первых, с помощью философской теории интерпретации обосновывается процессуальный характер повседневности (вычленены онтологические предпосылки рассмотрения категории повседневности в культурологическом контексте в силу ее пограничной сущности между миром трансцендентным и миром наличным);

во-вторых, основываясь на синергетическом принципе диалога, показано, что диалогичность внутри повседневности может строиться на разных уровнях: диалог внутри текста, диалог между текстами, диалог социокультурных компонентов текста (экономическое пространство – языковое в рамках повседневности), диалог культур (стилеобразование повседневности рубежа XX-XXI веков);

в-третьих, эмпирический метод позволил наблюдать за трансформацией векторов культуры;

в-четвертых, структурно-семиотические методы анализа текстов позволили фиксировать многомерное пространство языковых проявлений повседневности;

в-пятых, использование культурно-типологического метода дало возможность выявить взаимосвязи повседневных практик в «образе мыслей» и «образе жизни»;

в-шестых, с помощью психологического метода были рассмотрены процессы современного бытия личности в повседневности через знаковые и речевые проявления.

Эти методы и подходы позволили приступить к разработке концептуальной модели социокультурного пространства, выявлению формообразующих структур повседневности.

На основе этой методологии решались следующие задачи:

Систематизированы термины и установлена внутренняя смысловая зависимость между основными и производными терминами: «повседневное пространство», «повседневный образ жизни», «обыденный образ жизни», «повседневный образ мыслей», «обыденный образ мыслей», «дихотомия язык-речь», «языковая личность» и др.

Описаны и введены в научный обиход новые дефиниции, связанные с заявленным проектом («хронотоп повседневности», «диалогичность повседневности», «повседневно-практическое сознание», «обыденно практическое сознание», «язык культуры повседневности», «стиль мышления» и др.).

Анализировались и классифицировались подходы к изучению повседневности;

исследовалось становление категории повседневности в истории философской мысли.

Выявлялись уровни культуры повседневности (ценностные ориентации, стиль жизни, этикет, мода и т.д.).

Велись разработки социокультурной модели, объясняющей многообразие изменений, наблюдаемых в пространстве повседневности сегодня.

6. Исследована проблема самоидентификации личности в условиях социокультурных инверсий России начала ХХI века;

выделена культурная, этническая, национальная специфика идентичности.

7. Выделен и проанализирован культурный хронотоп повседневности современной России через новые парадигмы.

8. Разработаны новые методики для проведения культурологического сопоставления знаковой и речевой культуры повседневности с целью выделения типов повседневной лексики.

9. Изучены на разных типах общения, в том числе и компьютерном, принятие и использование элементов идентификации в современном пространстве повседневности (образцов поведения, ценностных ориентаций и языка с позиций культурных характеристик), принятых в духовном мире, в социальной практике и в личной жизни;

10. Изучены и представлены в изданных монографиях (I Часть,II Часть) проблемы человека в мире повседневности.

11. В русле проекта защищены 2 докторские и 4 кандидатские диссертации, подготовлена к защите еще одна кандидатская диссертация.

Российский гуманитарный научный фонд Номер проекта: 08-03-00106а.

Название проекта: Амбивалентность философских учений.

Руководитель: Ойзерман Т.И.

Организация: ИФ РАН.

Краткая аннотация полученных результатов: Исследование историко-философского процесса, в том числе и современных философских учений, выявляет присущую им амбивалентность, т.е. противоречивость, наличие взаимоисключающих положений. Само существование философии как множества философских учений, противостоящих друг другу -- очевидная амбивалентность, которая однако должна быть позитивно оценена, так как благодаря ей постоянно обогащается содержание философии, возникают новые концепты, теории. Амбивалентно и каждое философское учение, анализ которого выявляет присущую ему рассогласованность основоположений. И эта амбивалентность должна быть оценена также положительно, так как только благодаря ей возможно преодоление односторонности философских положений. С этих позиций в монографии исследуются учения Ж.Ж. Руссо, И. Фихте, А. Шопенгауэра, И. Канта, Г. Гегеля и особенно Ф. Ницше, поскольку в его учении амбивалентность превращена в принцип, способ мышления.

По результатам работы над проектом подготовлена монография «Амбивалентность философии», общим объемом 22 а.л.

Содержание монографии Предисловие.

Глава первая.

Плодотворная противоречивость философско-исторических и социально-политических воззрений.

Глава вторая Амбивалентность великих философских учений (Кант и Гегель).

Глава третья Амбивалентность философской критики (Фихте и Шопенгауэр).

Глава четвертая Амбивалентность материалистического понимания истории и коммунистического учения К. Маркса и Ф. Энгельса.

Глава пятая Философия Ф. Ницше.

I. Амбивалентность, превращенная в принцип, способ мышления.

II. Первый период интеллектуального развития Ницше.

III. Второй период творческого развития Ницше.

IV. Третий период интеллектуальной биографии Ницше.

Заключение.

Номер проекта: 10-03-00292а.

Название проекта: Аналитическая матрица классического социологического знания: структура и смысл.

Руководитель: Осипова Е.В.

Организация: Институт философии РАН (ГУ).

Краткая аннотация полученных результатов: Подготовлена монография «Мастера зарубежной социологии».

Российский гуманитарный научный фонд Номер проекта: 09-03-00125а.

Название проекта: Теория и опыт: методологический анализ динамики "принципа наблюдаемости".

Руководитель: Павленко А.Н.

Организация: Институт логики, когнитологии и развития личности (АНО).

Краткая аннотация полученных результатов: В работе показано, что в космологических теориях выполняется эпистемологическая зависимость: все шаги космологии на пути утверждения её статуса как естественной науки обратно пропорциональны её же шагам по введению бесконечных значений физических величин. Так введение бесконечности в описание Вселенной в рамках ньютоновской космологии приводит к фотометрическому и гравитационному парадоксам. Для элиминации парадоксов релятивистская космология опять вынуждена вводить представления о характеристиках Вселенной, имеющих бесконечно малые или большие значения космологических величин. Эта же трудность характерна для инфляционного и хаотического сценариев описания Вселенной.

Выработан подход для формулировки эффективного определения «принципа наблюдаемости». Показано, что формально может быть выделено всего четыре определения ПН: 1) Сильный онтологический ПН;

2) Слабый онтологический ПН;

3) Сильный эпистемологический ПН;

4) Слабый эпистемологический ПН. Появление СЭНТ позволяет говорить о том, что объект может быть «в принципе наблюдаем» или «в принципе не наблюдаем».

Обозначим «принципиальную наблюдаемость» как pO, где p - модальный оператор «принципиально» означающий, что отсутствуют описанные выше запреты (синонимичен «обязательно»), а О – предикат «быть наблюдаемым». В результате получим четыре случая:

1) p O (х) - означает « объект х принципиально наблюдаем»

2) p O (х) - означает «объект х непринципиально наблюдаем»

3) p O (х) - означает «объект х принципиально не наблюдаем»

4) p O (х) - означает «объект х непринципиально не наблюдаем»

Очевидно, что крайними случаями будут: p O (х) и p O (х). Первый случай – запретов нет, второй случай существует как минимум один запрет. Очевидно также, что p O (х) и p O (х) оказываются проблематичными.

Теперь соединив SEOP с (1) и (3) и WEOP с (2) и (4) соответственно, получим следующие схемы:

SEOP а) Q (t), P(t), p O(х) V (t) б) Q (t), P (t), p O(х) V (t) Такой подход в объяснении естественнонаучных явлений был справедлив для физико-космологического знания, которое опиралось на классические представления об устройстве мира.

Однако те радикальные изменения в основаниях физики и космологии, которые имели место в 70-90-е годы прошлого столетия, позволяют говорить о том, что более адекватна другая форма связи теории и наблюдения:

WEOP а) Q (t), P (t), p O(х) r V (t) б) Q (t), P (t), p O(х) r V (t) «r» - оператор, означающий «относительно» (частично), а r V (t) – «относительно обоснованная», с учетом (1 4) из СЭНТ.

Понятно, что r V (t) F (t),то есть частичная обоснованность не тождественна «опровержимости». Это позволяет иначе взглянуть на саму проблему «принципа наблюдаемости» и его применении в современном физико-космологическом знании, в целом.

Номер проекта: 08-03-00061а.

Название проекта: Детские дома в России: социальная ретроспектива и проекция в обозримое будущее.

Российский гуманитарный научный фонд Руководитель: Павлов Б.С.

Организация: Институт экономики УрО РАН (ГУ).

Краткая аннотация полученных результатов: Актуальность данного исследовательского проекта обусловлена, прежде всего, непреходящей значимостью процесса социализации молодых поколений в воспроизводстве общественной жизни в России. В основе идущего процесса десоциализации, маргинализации молодежи, роста социального сиротства лежат деструктивные процессы общее кризисное состояние семьи, расширение слоя люмпенизированного населения, включающего сотни тысяч беспризорных детей и подростков, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Основной целью предпринятого уральскими социологами исследования является следующая: на основе ретроспективно-прогностического подхода выявить социально-экономическую обусловленность непреходящей (перманентной) необходимости системы общественного (внесемейного) призрения детей в российском обществе.

Авторами проекта анализируется и обобщается многовековой опыт общественного призрения сирот в России вплоть до начала ХХI в. На основе статистической информации, данных специальных социологических исследований вскрываются основные социальные «язвы» неблагополучия детских домов, воспроизводимые там препятствия к нормальному развитию детей. В первую очередь, это, как правило, скудность и казарменность обеспечения быта, «дефицит личного» – вещей, пространства, времени;

невозможность побыть «наедине с собой»;

изолированность от обыденной «взрослой» жизни. Призрение и воспитание сирот в детских домах является вынужденной альтернативой неблагополучной родительской семье. Правомерно поднимается проблема сочетания семейного и общественного (внесемейного) воспитания.

Исследование дает новые социологические знания о социальном сиротстве как актуальном и общественно опасном феномене, о проблемах функционирования системы общественной реабилитации социальных сирот, в первую очередь в рамках и средствами детских домов. С учётом исторического опыта предлагаются более действенные модели воспитания и социализации девиантной категории детей, наиболее подверженных факторам социальных рисков.

Ретроспективно-прогностический характер работы позволяет авторам проекта определить возможные и предпочтительные пути, средства и формы преобразования детских домов – этих особых социальных институтов общества как в ближней, так и более отдалённой исторической перспективе. Особое внимание уделяется проблемам развития новых форм устройства и воспитания детей-сирот (приемная, патронатная семья, семейный детский дом, детские деревни - SOS и др.).

В своей концепции вывод социального института призрения сирот из создавшегося положения авторы правомерно видят в обращении к трём основным традиционным нравственно-организационным ценностям русского (российского) народа: «милосердие», «благотворительность» и «социальное партнёрство».

В работе подводятся итоги комплексного социологического исследования, выполненного в 2008-2010 гг. в рамках и при поддержке научно-исследовательского проекта РГНФ В конечном итоге, выводах и рекомендациях выполненной работы учтены мнения более 1500 детей младшего школьного возраста и подростков воспитанников 35 уральских детских домов, около 6 тысяч родителей, более 1000 экспертов по проблемам семейного и общественного (внесемейного) воспитания детей.

Результаты трехлетней работы над проектом представлены в 9 авторских публикациях (общим объёмом около 65 п.л.), в их числе три книги и заключительная монография: Павлов Б.С. Детские дома в России: опыт ретроспективно-прогностического анализа (на материалах социологических исследований). Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2010. 31,0 п.л.

Авторами разработаны и представлены концептуальные эвристические выводы, и предложения прогностического характера относительно дальнейшего развития институтов общественного (внесемейного) призрения и воспитания детей-сирот. Банк концептуальных предложений представлен тремя основными блоками: а) сохранение и реабилитация здоровья детского населения как основ воспроизводства дееспособности российского социума;

б) социализация молодых поколений россиян в условиях коренного преобразования обустройства российского общества и в) развитие учреждений общественного призрения и воспитания детей сирот: концептуальные позиции.

Проведена «инвентаризация» и обобщён эвристический опыт успешной организации общественного призрения и воспитания детей-сирот педагогами-новаторами не только на Урале, но и в других регионах России, в странах дальнего и ближнего зарубежья.

Российский гуманитарный научный фонд Номер проекта: 09-03-00279а.

Название проекта: Политические риски и альтернативы социально-политического развития России в условиях дестабилизации и трансформации мирового порядка в начале 21 века.

Руководитель: Пантин В.И.

Организация: Институт мировой экономики и международных отношений РАН.

Краткая аннотация полученных результатов: С целью определения наиболее значимых политических рисков и альтернатив развития России в период 2010 – 2020 гг. были проанализированы наиболее важные факторы и тенденции дестабилизации мирового порядка. К числу долговременных факторов дестабилизации мирового порядка в начале XXI в., которые создают глобальные риски и политические риски для России относятся: 1) демографические, связанные с ярко выраженной неравномерностью роста численности населения в различных частях мира, которая обусловливает процессы массовой инокультурной миграции с Юга на Север;

2) экологические и климатические, вызванные глобальным экологическим кризисом, связанным с вырубкой лесов, загрязнением воды и атмосферы, ростом выбросов парниковых газов;

3) дестабилизация мировой финансовой системы, глобальный финансовый кризис, постепенный переход к региональным валютам;

4) сдвиги в мировой экономике и политике, ускоренное развитие Китая, Индии и других азиатских стран;

5) исчерпание возможностей эффективного использования доминировавших прежде технологий, потребность в формировании нового технологического уклада;

6) снижение эффективности глобальных (ООН, МВФ, Всемирного банка, ВТО и др.) и региональных (Европейский союз, НАФТА, СНГ, АСЕАН) политических и экономических институтов;

7) распространение международного терроризма и международной преступности, обострение политических конфликтов на Ближнем и Среднем Востоке, а также на постсоветском пространстве.

Согласно разработанной авторами проекта циклически-волновой модели международного развития, позволившей верно прогнозировать мировые кризисы 2000 – 2001 гг. и 2008 – 2009 гг., период дестабилизации мирового порядка продлится примерно до 2018 – 2020 гг., причем после нового кризиса, который наиболее вероятен около 2013 – гг., начнется наиболее острая фаза дестабилизации, чреватая обострением старых и появлением новых внутри- и внешнеполитических конфликтов. В результате будут увеличиваться политические риски развития России и возрастать угрозы ее безопасности, причем внешние и внутренние процессы дестабилизации вероятнее всего будут взаимодействовать и усиливать друг друга. В частности, последствия глобального финансового и экономического кризиса 2008 – 2009 гг., а также новый мировой кризис около 2013 – 2014 гг. будут способствовать нарастанию социальной и политической напряженности в России, усилению социально-политической поляризации российского общества, обострением конфликтов на Северном Кавказе и на постсоветском пространстве. Наиболее опасными политическими рисками в ближайшей перспективе являются: 1) усиление имущественного и социального неравенства в России под влиянием односторонней сырьевой ориентации российской экономики, последствий глобального экономического кризиса и неустойчивого развития мировой экономики;

2) отчуждение значительной части российской политической элиты и бюрократии от остального общества, которое приводит к подавлению социальных и политических прав широких слоев населения и росту сепаратизма в ряде российских регионов;

3) низкая эффективность современной российской политической системы, особенно законодательной и судебной ветвей власти, отсутствие сильной и конструктивной оппозиции;

4) политические конфликты на постсоветском пространстве, в которые может быть втянута Россия;

5) сохраняющийся разрыв в уровне развития и в уровне жизни в разных субъектах РФ;

6) рост массовой миграции извне, слабая организация охраны границ РФ;

7) социокультурные размежевания между мигрантами и коренным населением, между верующими и атеистами, накладывающиеся на традиционно существующие в России социально-политические размежевания;

8) стимулируемая западными странами "утечка мозгов" из России, дефицит специалистов, необходимых для модернизации страны. Прогноз политических рисков развития России состоит в их значительном усилении после 2013 г. в связи с высокой вероятностью нового мирового экономического кризиса, который существенно повлияет на социально-политическое развитие России, обострив все противоречия и дисфункции ее политической системы. На основе анализа тенденций внутри- и внешнеполитического развития России, а также анализа данных социологических опросов были определены альтернативы и наиболее вероятные варианты развития российского общества и государства в период 2010 – 2020 гг. Наиболее важные альтернативы состоят в следующем: 1) либо инерционное развитие политической системы и бюрократическая имитация модернизации, либо реальная модернизация на основе осуществления государством целенаправленной инновационной политики;

2) либо регионализация России, перенос центра тяжести экономического и социально-политического развития в регионы, либо усиление "вертикали власти" при осуществлении более гибкой и эффективной политики Центра по отношению к регионам;

3) либо утрата Россией своих экономических и внешнеполитических позиций на постсоветском пространстве в связи с меняющимся соотношением сил в Европе и в Азии, либо эффективная защита российских интересов и развитие на этой основе интеграционных процессов на постсоветском пространстве. Согласно опросам общественного мнения, более половины (57%) россиян считают, что в ближайшие 10 лет модернизация экономики в России возможна или скорее возможна. Однако главными препятствиями на пути модернизации большинство опрошенных (по данным опросов ВЦИОМ, около 60%) считают коррупцию и неэффективность бюрократии. Это указывает на значительные трудности, с которыми сопряжена модернизация России. Разработанные практические рекомендации по уменьшению Российский гуманитарный научный фонд политических рисков развития России включают: 1) проведение мер по уменьшению имущественного и социального неравенства в российском обществе;

2) модернизацию политической системы и системы управления с целью повышения их чрезвычайно низкой эффективности, постепенное развитие политической и социальной конкуренции, реальную борьбу с коррупцией в системе власти;

3) проведение многовекторной внешней политики, недопущение односторонней ориентации России на США, ЕС или Китай, поскольку такая односторонняя ориентация будет противоречить российским национальным интересам и может превратить Россию в сырьевой придаток того или иного государства.

Номер проекта: 08-03-00364а.

Название проекта: Гражданское участие в меняющихся политико-институциональных условиях России: проблемы и перспективы.

Руководитель: Патрушев С.В.

Организация: Институт социологии РАН (ГУ).

Краткая аннотация полученных результатов: Исследование выявило различие между сферой активности индивидов, формально наделенных гражданским статусом, и гражданским обществом как типом социальной интеграции на основе солидарности независимых личностей, связанных коллективными обязательствами с другими индивидами, как особым пространством бытования гражданских добродетелей, лежащих в основе норм социальных взаимодействий, и как гражданских практик, в которых реализуется обеспеченная правовой санкцией государства публичная роль гражданина – гражданская активность. Выделены два типа гражданской активности: 1) гражданское участие – адаптивная публичная активность, связанная с реализацией универсальных прав и свобод и соответствующих компетенций – знаний, умений, поведенческих навыков и способностей, обеспечивающая (как правило, в сотрудничестве с другими индивидами) достижение индивидуальных, групповых и общественных целей в существующих институциональных условиях. Обеспечивает воспроизводство конституирующих ценностей и норм гражданского общества, сложившихся институциональных практик, а также гражданской идентичности;

2)гражданское действие – неадаптивная публичная активность, связанная с проблемами реализации универсальных прав и свобод: обеспечение равноправия гражданских статусов, преодоление разрыва между формальными и реальными правами в повседневной жизни, устранение барьеров на пути гражданского участия, снятие ограничений на осуществление прав в тех или иных сферах. Направлено на трансформацию сложившихся институциональных практик и их нормативно-ценностных оснований, причем его отличает ориентация на общественное благо, связанное с универсальными правами и свободами. Развертывание сетей гражданского действия способствует распространению ценностей и норм гражданского участия, преодолению гражданской пассивности и утверждению институциональных практик, противодействующих фрагментации социума. Гражданское действие создает новые формы, способы и каналы участия, новые ценности и нормы, расширяет границы прав и свобод, трансформирует повседневность, обновляет гражданскую идентичность и воздействует на негражданские сферы.

Нарушения прав граждан формируют проблемную область, в рамках которой люди пытаются решить возникшие проблемы различными способами: от сознательного отказа что-то делать до использования стратегий разного характера, масштаба и уровня (микро- и макро-) в зависимости от группы прав или субъекта правонарушения или решения.

Характерна ситуация с институтом гендера: сконструированный российским правом как равенство прав и возможностей, он оказался фактически не востребован в сфере политики, что способствует распространению неотрадиционализма.

Исследованием выявлено сосуществование в России разнонаправленных тенденций социетальной дезинтеграции макросреды наряду с социальной интеграцией микросред. Фрагментация институционального порядка является следствием селективного применения и исполнения законов как властями предержащими, так и рядовыми гражданами. Когда «игру по правилам» изначально замещает «игра с правилами», то акторы, заинтересованные в такой подмене, рискуют оказаться в ловушке: при деформализации правил скопированный институт остается им функционально необходимым, но обреченным быть слабым, поскольку не справляется ни с нормативной, ни социализирующей функциями. Ситуация будет воспроизводится до тех пор, пока россияне не выработают и не реализуют стратегии гражданского действия, направленного на трансформацию институциональной среды.

Ключевым элементом таких стратегий солидаризация гражданских действий. Солидарность предполагает способность к рефлексии – осознанию интересов другого, а также доверие к нему. Этот опыт должен быть деперсонализирован, поскольку источником генерализации доверия служит рационализация взаимодействий.

В условиях институциональной стабильности правила воспринимаются как надындивидуальные образования;

для трансформации институтов принципиально наличие носителя новой нормы и/или практики. Этот актор потенциально будет становиться объектом исключения со стороны тех, кто находится «внутри» института. При появлении субъекта Российский гуманитарный научный фонд институциональной трансформации институт в определенной степени утрачивает свой «надындивидуальный»

характер и предстает перед наблюдателем как «собственность» конкретных социальных субъектов (участников), которых устраивает статус-кво, и, одновременно, «объект посягательств» тех, кто стремится изменить действующие правила.

Возможные действия людей, неудовлетворенных функционированием того или иного института, можно описать с помощью модели «голоса» и «выхода» А. Хиршмана. В политической и гражданской сферах «выход» работает только при наличии альтернатив внутри данной сферы, отсутствие конкуренции не позволяет использовать эту стратегию.

Отказываясь от использования гражданских прав, люди не могут изменить институты, а в пределе – их разрушают.

Поэтому основное направление институциональной модернизации российского государства связано с использованием политических прав граждан в рамках существующих институтов. При этом гражданское действие остается необходимым для формирования социетальных предпосылок политической активности.

Серьезной проблемой для увеличения потенциала политической активности российских граждан является несформированность в российском социуме политического пространства, понимаемого как сфера взаимоотношений и коммуникации граждан, а также граждан и государства с целью согласования и реализации общественных, коллективных и частных интересов. Пространство гражданской и политической активности разделено - по типу отношения к власти - на три сегмента, отличающиеся по стратегиям достижения целей, репертуарам коллективных действий и источникам ресурсов: лояльные акторы ориентированы на легитимацию политической системы, оппозиционные на ее критику, нейтральные – на прагматичную гибкую стратегию.

В ситуации исключающего или ограниченного политического представительства, граждане могут перейти к поиску и созданию новых каналов влияния на власть и новых форм представительства и реализации своих интересов, от рутинного политического участия к политическому действию. В современных российских условиях политические движения в большей мере, чем партии, могут стать представителями интересов тех групп общества, которые не считают свои интересы представленными и в то же время ориентированы на общественные изменения. В движениях происходит институционализация ценностей и норм гражданского и политического участия, что создает определенные предпосылки для изменения институциональной среды, формирования демократического политического порядка. Вероятно, что в условиях неблагоприятных для политической активности изменений политико-институционального контекста, сужающегося пространства публичной политики, поиск наиболее эффективных способов влияния на власть будет смещаться от привычных форм политического участия (электоральная активность, политические партии) к к политическому действию (политическим инициативам, движениям), к различным формам непосредственной коммуникации с властью и даже к методам прямого действия.

Гражданские инициативы, действия активного меньшинства, осознающего потребность в гражданском и политическом участии и его расширении, сталкиваются с серьезным сопротивлением власти, которая не желает делиться с гражданами полномочиями в процессе принятия решений. Но вне гражданского действия, без реализации конституционных прав и свобод процесс институциональных изменений, демократической трансформации политического порядка невозможен.

Номер проекта: 08-03-00626а.

Название проекта: Социальные проблемы развития нанотехнологий в РФ: этико-правовая экспертиза.

Руководитель: Перов В.Ю.

Организация: Санкт-Петербургское философское общество (ОО).

Краткая аннотация полученных результатов: В ходе исследования проведен мониторинг российского и зарубежного опыта оценки нравственных проблем, вопросов социально-этического регулирования в сфере исследования последствий внедрения наносистем и развития нанотехнологий;

- получены результаты мониторинга отечественных информационных источников, посвященных развитию нанотехнологий. Выделены на следующие группы:

специфические проблемы, связанные с особенностями самих нанообъектов и создаваемых материалов и технологий, и теми реальными рисками, которые могут быть вызваны их использованием;

«неспецифические» проблемы, которые обусловлены прежде всего новизной и необычностью свойств нанообъектов, социальными и экономическими рисками их разработки, использования и внедрения, и как следствие, возникновение страха перед ними, что может неоправдано усилить систему социального (этического и правового) контроля за развитием нанотехнологий и результатами их внедрения;

проблемы «двойного» действия, которые в какой-то степени объединяют специфические и «неспецифические» проблемы, поскольку в данном случае социальные проблемы, связанные с попаданием полезных и/или «безвредных» нанотехнологий в руки тоталитарных военных режимов, террористов и т.п.;

«усугубляющие» проблемы, т.е. такие проблемы, которые в значительной степени в силу неопределенности развития самих нанотехнологий, так и недостаточности правил и процедур общественного и государственного, в т.ч. правового регулирования, создает условия для усиления степени риска возникновения Российский гуманитарный научный фонд остальных проблем. Осуществлен анализ информации по материалам, опубликованным в российских средствах массовой информации, в том числе и в электронных. Проведен мониторинг печатных и электронных СМИ, отражающих положение дел в области наноиндустрии, в первую очередь касающихся вопросов правового характера и отражения в общественном сознании понимания целей и задач, стоящих перед этим государственным проектом. В качестве существенного сформулирован вывод о том, проблема социального, правового, этического и общественного контроля в отношении нанотехнологий может выступать как в качественного положительного, так и отрицательного фактора. Исследование этических, юридических и социальных последствий использования нанотехнологий резко отстает от незначительных по своему количеству исследований воздействия нанообъектов на окружающую среду и здоровье человека. В ходе исследования были выявлены следующие наиболее существенные этико-социальные проблемы развития нанотехнологий: быстрые темпы развития и новизна нанотехнологий затрудняют прогнозирование, особенно в долгосрочном плане, их возможных социально- этических последствий и принятие соответствующих мер;

облегченное проникновение нанообъектов внутрь живых клеток с последующим возможным непредсказуемым нарушением регуляции их жизнедеятельности, нанотоксичность, влияние на ДНК, генетические изменения и управляемое или неуправляемое воздействие на наследственные механизмы;

опасность экономической нестабильности, связанная или с изобилием дешёвых продуктов, и/или с подавлением экономического развития за счёт искусственно завышенных цен на новые высокотехнологичные материалы;

потенциальная возможность использования их в военных целях и в целях государственной и национальной безопасности, что может создавать как угрозы в отношении безопасности людей, так вступать в конфликт с правами человека;

возникновение опасности «наноразрыва», которая включает как усиление социально-экономической напряженности внутри одних стран, так и возможность увеличения неравенства между развивающимися и развитыми странами;

практически полное отсутствие законодательных и нормативных документов, регулирующих производство, обращение и использование нанотехнологий.

Номер проекта: 09-03-00445а.

Название проекта: Системность и эффективность правовых актов в современной России.

Руководитель: Петров М.П.

Организация: Саратовский филиал института государства и права РАН.

Краткая аннотация полученных результатов: Коллективом проведено комплексное исследование системы правовых актов и условий ее эффективности в современной России. Данное исследование имеет междисциплинарный характер на стыке общей теории систем, социологии, политологии, общей теории права и отраслевых юридических наук.

Проанализирован один из наиболее масштабных пластов юридической действительности – система правовых актов, включая не только нормативные, но и интерпретационные, правоприменительные, договорные, нетипичные и иные акты. С позиций общей теории систем, принципа двоичности юридической информации и инструментальной теории представлена теоретическая модель единой системной организации актов-документов в правовой жизни. Основной идеей работы выступило положение о неотъемлемой связи свойств эффективности и системности правовых актов.

Анализу этих двух важнейших характеристик правовых актов во взаимосвязи была посвящена основная содержательная часть исследования. При этом особое внимание уделено разработке методики определения эффективности и качества, как отдельного правового акта, так и всей системы в целом. На основе построения общей теории системы правовых актов также составлен научно-обоснованный прогноз дальнейших тенденций развития системы правовых актов в России, выдвинуты конкретные научно-практические предложений по ее совершенствованию.

Номер проекта: 09-03-00520а.

Название проекта: Республики Сибири: особенности этносоциальной стратификации в условиях трансформации современного общества.

Руководитель: Петрова Е.В.

Организация: Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН.

Краткая аннотация полученных результатов: В ходе реализации проекта было осуществлено сравнительное исследование особенностей этносоциальной стратификации в современных условиях в республиках Сибири, определены основные показатели этносоциальной стратификации, их влияние на общий фон межэтнического взаимодействия. Выявлены факторы этносоциальной стратификации, по которым существует наибольшая дистанция между этносоциальными группами, исследованы возможности и направления интеграционных процессов.

Этносоциальная стратификация контактирующих этнических групп имеет в республиках определенную специфику – по некоторым показателям в отдельных республиках опережают представители титульных групп, по другим – Российский гуманитарный научный фонд русские. В проекте были рассмотрены образовательный уровень этногрупп, уровень занятости в наиболее престижных сферах труда, структура безработицы, демографические тенденции, удельный вес работников квалифицированного умственного труда, баланс трудовых ресурсов, представленность в органах государственной власти.

Показатели этносоциальной стратификации принято рассматривать как факторы потенциальной межэтнической конфликтности, которые нередко детерминируют, и характер межэтнических отношений. В настоящее время в республиках реально существуют факторы, которые объективно могут выступать как способствующие увеличению социальной дистанции между контактирующими этносоциальными группами, а не их интеграции, и тем самым создающие поле для появления конфликтов. Однако чем меньше будет социальная дистанция между этногруппами (согласованность интересов, равный доступ к ограниченным ресурсам, интеграционные процессы), тем с меньшей вероятностью может произойти зарождение конфликта.

Перспективы стабильного развития межэтнического взаимодействия в республиках лежат в плоскости улучшения социально-эконо­мического развития республик, культивирования интеграционных стратегий поведения, моделирования единства республиканской и общегражданской идентичностей.

Номер проекта: 08-03-00295а.

Название проекта: Эпистемологические и онтологические аспекты редукционизма.

Руководитель: Печенкин А.А.

Организация: Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (ГОУ ВПО).

Краткая аннотация полученных результатов: Прослежена история проблем редукции и редукционизма в философии науки второй половины ХХ века. В качестве начала координат принята концепция редукции Э.Нагеля, возникшая в рамках стандартной гипотетико-дедуктивной схемы строения научного знания (книга Нагеля «Структура науки», г.). Были попытки уточнить и развить эту схему (статьи К.Гемпеля о научном объяснении). Однако решающим оказался следующий аргумент – схема Нагеля не учитывает тех концептуальных сдвигов, о которых свидетельствует история науки, касающаяся проблемы редукции, скажем, история сведения химии к квантовой механике, биохимии – к квантовой химии.

Одной из альтернатив схемы Нагеля стала концепция онтологической редукции У.Куйана. Согласно Куайну, центральной проблемой является формулирование не правил соответствия, как у Нагеля, а функции замещения, определяющей, каким образом фундаментальные понятия редуцируемой теории определяют понятия теории, к которой осуществляется редукция (пример Куайна: в случае редукции арифметики к теории множеств это определение числа в терминах множеств). Концепция онтологической редукции Куайна позволяет объединить онтологическую редукцию и онтологический плюрализм. Онтологическую редукцию одной теории к другой можно понимать как переинтерпретацию теории, а не как элиминацию ее онтологии. Разведение элиминации и редукции позволяет говорить о существовании неэлиминируемых онтологий, полагаемых физическими и химическими теориями, которые, тем не менее, могут быть редуцированы друг к другу. Онтология теория сохраняет свою самостоятельность, а процедура редукции уподобляется переинтерпретации теории. Концепция онтологической редукции У. Куайна стала одним из оснований плюралистических представлений об онтологии теории.

Натуралистическая эпистемология У. Куайна была одним из источников структурализма в философии науки, возникшего в качестве альтернативы гипотетико-дедуктивному подходу. Структурализм (Снид, Штегмюллер, Мулинес и др.) трактует научное знание как иерархию моделей (структур), нижнем уровнем которой является структура, непосредственно описывающая эмпирическую данность. Редукция теории к более фундаментальной означает включение ее в такую иерархию, интерпретацию этой теории в терминах более общей и динамичной теории.


Куайн оказал также влияние на методологию редукции и редукцинизма Х.Патнема. Патнем разводит понятия фундаментальности и элементарности: более фундаментальная теория – это не обязательно более глубокая теория в плане проникновения в природу. Фундаментальной может быть и феноменологическая теория типа термодинамики сильно неравновесных систем И.Пригожина. В этой связи Патнем настаивает на плюрализме фундаментальности.

Физикализм, который трактуется Патнемом как вид редукционизма, не предполагает онтологического монизма.

Редуккционизм направлен против застоя и местничества в науке. Но эта методология не предполагает однонаправленности в развитии науки – редукция может идти одновременно в разных направлениях (например, исследования химических колебаний шли как в направлении выяснения их квантовохимической сути, так и в направлении их термодинамического описания (с точки зрения нелинейной термодинамики сильно неравновесных систем)).

Российский гуманитарный научный фонд В конце ХХ века на методологию естественных наук стала оказывать влияние методология социальных наук. Здесь заметна своеобразная обратная связь. Рост влияния натурализма в философии науки и эпистемологии вновь стимулировал появление исследований, касающихся проблемы автономии социальных наук. Существуют современные влиятельные концепции, которые пытаются представить натурализм без редукционизма:

натуралистическая позиция не вынуждает занимать редукционистскую позицию, и не только в социальных науках.

Примером является концепции Л. МакИнтайра. МакИнтайр постулирует онтологическую первичность физического, но допускает автономность номологических объяснений в социальных науках. В отношении социальных наук это означает, что можно придерживаться натуралисткой онтологии, которая не предполагает редукционизм и которая поэтому санкционирует поиск номологических объяснений человеческого поведения.

Рассматривая вопрос о редукции и редукционизме мы провели историко-научное исследование. Нами были рассмотрены три эпизода из истории науки ХХ века.

1) История открытия реакции Белоусова –Жаботинского (1951г.). Это история свидетельствует о взаимодействии редукционисткого и антиредукционистской методологий.

2) История развития интерпретаций квантовой механики. Эта история показывает, что казалось бы очень далекие философские проблемы физики оказываются связанными. Если копенгагенская интерпретация квантовой механики, сложившаяся в работах Бора, Шредингера, Паули и др., не предполагает редукционизм, то возникшая в оппозиции к ней ансамблевая интерпретация в версии Блохинцева таковой предполагает.

3) История с открытием фуллерена показывает, что нанотехнологии служат благодатным материалом для изысканий в области философии науки и требуют нового взгляда на онтологическую проблематику.

Выводом проекта служит описание современной ситуации с проблемой редукции и редукционизма в философии науки 21го века. Это плюрализм – сосуществование соперничающих понятий редукции (редукция как дедуктивный вывод, редукция как моделирование, редукция как выдвижение на более глубокий уровень познания, редукция как упрощение, схематизация, редукция как интеграция знания, редукция как элиминация редуцируемой теории и др.).

Характерным является также привлечение онтологической проблематики. Речь не идет об универсальной онтологии в духе форм движения и видов материи, развиваемой в диалектическом материализме. Под онтологией понимается структура объектов, предполагаемая той или иной научной теорией или технологией. Описать онтологию, однако, это не просто пересказать теорию. Описание онтологии – проблема философского анализа языка науки. Здесь «работает» историко-философское осмысление научного познания и практики.

Номер проекта: 08-03-00561а.

Название проекта: Концептуальные горизонты современности в контексте идеи профессионализма.

Руководитель: Пигров К.С.

Организация: Санкт-Петербургский государственный университет (ГОУ ВПО).

Краткая аннотация полученных результатов: Исследование осуществлялось по следующим основным тематическим направлениям: 1) осмысление современности через многообразие инновационных процессов в обществе, в котором профессионал-инноватор был охарактеризован не только как носитель узкоспециализированных навыков и знаний, но и как духовная творческая личность;

2) раскрытие специфики проявления идеи профессионализма в сфере образования и других институциях;

3) анализ профессиональных типов идентификации в материальном и духовном производстве, благодаря чему были прояснены интерпретативный горизонт и общее экзистенциальное поле актуализации различных сфер профессиональной деятельности.

В решении поставленных задач научным коллективом были сделаны оригинальные, теоретически ценные и в методологическом плане продуктивные выводы. Была выработана стратегия осмысления философии как профессии будущего и определены горизонты ее институционального будущего. Помимо теоретической разработки целостного обобщения, были предложены действенные практические меры по улучшению, повышению и оптимизации качества преподавания философии в высших учебных заведениях. Философия рассматривалась как с точки зрения экзистенциальной призванности и судьбы человека, так и с точки зрения ее институционального закрепления. С точки зрения идеи профессионализма были философски тематизированы педагогика, журналистика, философия, предпринимательство, экскурсионное обслуживание, экспертное сообщество и статус интеллектуала в современной культуре в целом. Также особое внимание было уделено проблеме телесности, напрямую относящейся как к вопросу профессионализма, так и к вопросу образования. Была обоснована настоятельная необходимость встречного движения власти и интеллигенции.

В первую очередь был предложен методологический ориентир для последующей аналитики современности, понимаемую через социальную инновацию, и наоборот. В социальной реальности, рассматриваемой как инноватика, Российский гуманитарный научный фонд фигура профессионала будет по-новому переосмыслена и в таком качестве станет играть определяющую социальную роль. Инновационный процесс был осмыслен как процесс творчества, причем рассмотрение касалось не только его утилитарного значения, но прежде всего с точки зрения его смысложизненного значения. Данная установка позволила провести социально-онтологическое различение между понятиями «мастер», «профессионал» и «новатор», наделив их строгим терминологическим значением. Всестороннее рассмотрение данных феноменов позволило выработать общее понимание, что профессионализм и мастерство выступают в качестве главных ценностей современного человека. Однако вместе с тем позволило обнаружить ограниченность безальтернативной предпочтительности данных стратегий образования личности, что позволило исследовательскому коллективу прийти к выводу о возможности продуктивности шага, «снимающего» профессионализм в инновации. В этой связи и были намечены методологические перспективы анализа феномена профессионализма.

Теоретическое и историко-философское рассмотрение феномена профессионализма показало, что современность в качестве социальной инновации может быть рассмотрена с двух обязательно взаимодополняющих точек зрения – информационно-технологической и экзистенциальной. Т. к. высокий уровень образования, научная эрудиция, способность мыслить и преобразовывать информацию оказываются важнейшими характеристиками профессионала, пространством воспроизводства профессионала закономерно является образовательное учреждение. В связи с этим в первую очередь на университет ложится ответственность, через академическую коммуникацию, по формированию знания, способствующему развитию технически разработанной философии. Вместе с тем принципиальным выводом исследования стало указание на необходимость понимания того, что философия не может не переступать границы науки, иначе она станет позитивистски-сциентистским подобием науки и не сможет бороться с отстраненностью науки от человеческого бытия. Философия, таким образом, должна вступать в мир тайны, тайны творчества.

Специально концептуализировалась философия в качестве ключевого аспекта структуры образования, в частности Университета. Этот последний был представлен в качестве важнейшей несущей «конструкции» новоевропейской цивилизации, являясь выразителем и хранителем ее важнейших традиций. Поэтому одним из главных вопросов для исследователей был вопрос о том, сумеет ли Россия окончательно и достойно войти в сообщество новоевропейской цивилизации. Решить этот судьбоносный вопрос становится возможным только в связи с российскими Университетами, т. к. в них, поскольку они есть действительно Университеты, а не плод административного «исправления имен», решается будущее России XXI в. Главная роль философии в Университете заключается в том, чтобы обеспечить кооперацию диверсифицированному духовному производству, обеспечить единство многообразия в положительном знании. Университет есть зримое воплощение идеи общности и сообщества мыслящих, т. к.

единственная необходимость, сопутствующая философу (а любовь к мудрости, культивируемая философией, скрыто, но существенно живет в каждой университетской дисциплине, составляя ее глубинное ядро) и связывающая его с другим философом – необходимость мыслить самому. Понимание идеи, высказанной предшественником, выражается в опыте активного со-мышления с ним. Университет является гигантской «машиной дружбы», ибо он дает возможность подлинно человеческого общения в процессе совместного познания. Идея университетского образования – это, в конечном счете, идентификация с высшим, с Абсолютом через коммуникацию с коллегами, через социализацию в Университете и через Университет. В перспективе будущего речь идет о новом синтезе Университета, того Университета, который ко второй половине XX в. в значительной мере рассыпался на полууправляемую агрегацию факультетов и институтов. Этот новый синтез имеет свое основание в технических средствах духовной коммуникации, поэтому наука XXI в. не будет разваливающейся Вавилонской башней, когда ученый даже в своей узкой специальности способен овладеть примерно десятью процентами всей информации. Эта наука станет по-новому единой, обозримой и упорядоченной.


Вывод, к которому приводит таким образом осмысляемая тематика исследования, свидетельствует о том, что человеческая реальность возникает на особенностях инновации, а мастерство и профессионализм сохраняют свое достоинство, когда они воспринимают достижения новатора как свои, а проблема же философии как профессии является настоятельным теоретическим и человеческим вызовом как обществу в целом, так и философскому сообществу, в частности.

Номер проекта: 09-03-00206а.

Название проекта: Регулирование социально-трудовых отношений в условиях глобализации: заключение международных рамочных соглашений (сравнительный анализ российского и немецкого опыта).

Руководитель: Плотникова Е.Б.

Организация: Пермский государственный университет им. А.М. Горького (ГОУ ВПО).

Краткая аннотация полученных результатов: Процессы трансформации общественно-политической и экономической сфер, происходящие в России в последние двадцать лет, привели к существенному ухудшению положения трудящихся. Негативные изменения касаются гарантий занятости, оплаты труда, социального обеспечения, условий и охраны труда и др. Не смотря на это, рабочие в основной массе не предпринимают активных действий, для того Российский гуманитарный научный фонд чтобы изменить сложившуюся ситуацию и восстановить утраченный статус. Экономический кризис 2009 г. усугубил ситуацию, при этом наиболее остро его последствия ощущают рабочие. В этой связи большой интерес представляет вопрос о перспективах подъема протестного движения работников в России. Проект посвящен исследованию отношения рабочих к формам социального протеста, а также факторов, детерминирующих готовность рабочих к протестным действиям.

Фокус исследования направлен на открытые, коллективные формы протеста, к которым были отнесены: подача петиций/жалоб/обращений, организация публичных акций (митинги, пикеты, голодовки, блокирование транспортных магистралей), итальянская забастовка, классическая забастовка. Определены особенности данных форм протеста с точки зрения степени потенциальной конфликтности, числа участников и характера их включенности, характера организованности.

Определены противоречия в социальных установках в отношении рабочих к протестным действиям. С одной стороны, в общественном сознании анализируемой группы наблюдается легитимизация протеста как формы борьбы за свои социально-трудовые права и интересы;

четко выражена ориентация на коллективные действия;

рабочие демонстрируют поддержку выступлений, проходящих на других предприятиях. С другой стороны, рабочие ставят под сомнение эффективность подобных акций с точки зрения обеспечения реализации их законных прав и интересов.

Проведен анализ протестного потенциала в среде рабочих и особенностей его проявления. Обнаружено, что протестные настроения распространены достаточно широко, однако чаще всего они не находят своей реализации на поведенческом уровне. Готовность личного участия в коллективных действиях находится в зависимости от формы протеста и колеблется в пределах от 9% до 44%. Обнаруживается тенденция, что наименее конфликтные формы, не требующие значительных коллективных усилий, привлекают значительно большее число потенциальных участников в сравнении с радикальными методами давления на работодателя, реализуемыми большим и хорошо организованным коллективом.

Гипотезы о детерминантах протестного поведения, действующих на индивидуальном уровне, формировались на основе анализа концепций, разрабатываемых зарубежными авторами. Поскольку в научной литературе отсутствует единая теория рабочего протеста, использовался комплексный подход, предусматривающий включение в исследовательские модели элементов нескольких взаимно конкурирующих между собой теоретических направлений: социально-психологического, теории относительной депривации, социального происхождения, объективных условий труда, мобилизационной теории.

Анализ собранного эмпирического материала показывает, что гипотезы, обсуждаемые в зарубежной научной литературе, в российской действительности имеют ограниченные объяснительные возможности. Наиболее продуктивным оказалось включение детерминант, обусловленных мобилизационными теориями: оценка эффективности акции протеста, осознание игнорирования работодателем интересов работников при принятии решений, несправедливости в оценках труда. В рамках теоретического направления, рассматривающего в качестве причин протеста объективные условия труда, результативным оказалось включения следующих детерминант:

привлечение к работе не соответствующей квалификации, задержки заработной платы, угроза занятости. Влияние указанных предикторов является специфичным для различных форм протеста.

Номер проекта: 08-03-00080а.

Название проекта: Регулирование социально-трудовых отношений в условиях глобализации: заключение международных рамочных соглашений (сравнительный анализ российского и немецкого опыта) Руководитель: Плотникова Е.В.

Организация: Пермский государственный университет им. А.М. Горького (ГОУ ВПО).

Краткая аннотация полученных результатов: Работа над данным проектом позволила сделать ряд практических и теоретических выводов. Данное исследование предлагает использование нео-институциональной концепции как объяснительной модели заключения глобальных рамочных соглашений. В качестве основных категорий использованы: контекст (институциональные условия), институты (правила, нормы, ценности, регулирующие трудовые отношения на локальном, национальном и глобальном уровнях) и акторы (топ-менеджмент компании и организации, представляющие интересы работников на различных уровнях).

Заключение соглашения в рамках данной теории рассматривается как результат взаимодействия трех факторов:

условий внешней среды, мотивов компании (позиций менеджмента) и роли структур, представляющих интересы работников. Характеристики внешней среды и особенности взаимодействия менеджмента компании и профсоюзных структур определяют развитие различных моделей заключения и мониторинга соглашений.

Российский гуманитарный научный фонд Сравнительный анализ двух соглашений, подписанных немецкой и российской компаниями, позволил выделить две модели заключения соглашений. Первая модель основана на традиции европейской модели социального диалога, сильной позиции отраслевых профсоюзов и производственных советов, представляющих интересы работников на уровне предприятия. Для второй модели заключения соглашения характерна активная включенность региональных представителей Международной Федерации Профсоюзов, ведущих переговоры непосредственно с менеджментом компании. Роль отраслевых профсоюзов на национальном уровне является второстепенной.

Стратегии мониторинга, практикуемые на двух компаниях, во многом зависят от соотношения позиций профсоюзных организации и топ-менеджмента. Для немецкой компании характерна «восходящая» модель мониторинга, в которой ведущую роль играют структуры, представляющие интересы работников на локальном уровне отдельных предприятий, входящих в межнациональную компанию (производственные советы и отраслевые профсоюзы). Для российской компании наиболее характерна «нисходящая» модель мониторинга, где приоритетную роль играет топ менеджмент компании.

Оценка эффективности глобальных рамочных соглашений включает два компонента. Во-первых, понятие эффективности данных соглашений связывается с их позитивным влиянием на имидж компании и развитие связей на международном уровне с глобальными федерациями профсоюзов. Во-вторых, эффективность имеет более практическое значение и определяется качеством мониторинга - выполнения договоренностей соглашения.

Основные рекомендации, касающиеся мониторинга соглашений, включают три группы: информационное обеспечение соглашений (информирование о факте подписания соглашения и его функциях);

создание четкого алгоритма выполнения соглашений и обозначение круга ответственных лиц, включающих представителей менеджмента и структур, защищающих права работников на локальном, отраслевом и глобальных уровнях;

третий компонент включает обучение представителей менеджмента и работников о возможностях, процедурах и значимости глобальных рамочных соглашений для компании в целом, и для отдельных предприятий в частности.

Номер проекта: 08-03-00550а.

Название проекта: Эстетические и социально-философские аспекты феномена исчезновения.

Руководитель: Погребняк А.А.

Организация: Санкт-Петербургский государственный университет (ГОУ ВПО).

Краткая аннотация полученных результатов: Основными итогами исследования являются следующие:

1. Современная французская философия даёт нам примеры попыток рефлексии современности через такие термины как «постмодерн» Лиотара, «общество потребления» Бодрийяра, «общество спектакля» Ги Дебора, «эстетический режим искусства» Рансьера. Среди данных, ставших уже достаточно изученными «полей», «эстетика исчезновения»

на сегодняшний день занимает незаслуженно скромное место. Участники проекта осуществили разработку ее теоретического аппарата, который в сложившейся традции французской эстетики ограничивался достаточно узкой проблематикой деформации чувственности в условиях тоталитарных режимов, продемонстрировав, таким образом, что она имеет более высокий потенциал и способна стать теорией, объединяющей множество стратегий эстетической рефлексии современной французской философии.

2. Было выделено три уровня анализа феномена исчезновения и показана их взаимосвязь. Во-первых, анализ теоретических работ, положивших основу эстетике исчезновения и проработка понятий. Во-вторых, исследование конкретной связи теоретического уровня с такими травматическими феноменами как политика геноцида и экономика массового производства. Этот уровень был связан с применением новых понятий к контекстам российской и советской исторической действительности и явлениям художественной жизни. В-третьих, сведение теоретического уровня понятий и культурологического уровня феноменов к единой эстетической проблематике, выявление ресурсов эстетики – начиная с классических текстов и заканчивая современными – как концептуально наиболее перспективной области для разработки данных проблем.

2. Были выделены периоды эксплицитного и имплицитного развития эстетики исчезновения, а также область латентного существования. Такое разделение позволяет проследить историю проблемы и расширить контекст её актуализации. К эксплицитному этапу можно отнести работы П.Вирильо, Ж.-Л.Деотта и А.Бросса, к имплицитному – произведения Э.По, Ш.Бодлера (поэтов городской среды), В.Беньямина. Поле латентного существования охватывает теорию симуляции Ж.Бодрийяра и Ж.Делёза, некоторые аспекты психоанализа Ж.Лакана и С.Жижека и, наконец, «призракологику» Деррида.

3. Понятие «исчезновения» было определено как парадоксальный феномен, характеризуемый как нехватка в бытии или избыток по отношению к небытию или бытию, поскольку избыток сам в себе есть недостача бытия. В качестве его субститутов (понятий близких по значению, которые рассматривают разные аспекты исчезновения) были рассмотрены «аура», «симулякр», «след», «симптом», «различение», «призрак».

Российский гуманитарный научный фонд 4. Был поставлен вопрос о мета-имени для исчезновения: феномен, понятие, событие, экзистенциал. Каждое из данных категорий ставит жесткие рамки рассмотрения проблемы исчезновения: понятие отсылает к диалектическому методу;

феномен в своем изначальном смысле (явление) противоречит тому, к чему он должен относиться – исчезновение, поэтому его употребление носит также проблематичный характер;

экзистенциал прежде всего имеет дело с дескрипцией субъективности, в то время как исчезновение проблематизирует онтологический статус объекта, его локализацию на нейтральной онтологической территории – между существованием и несуществованием;

ссылаясь на Ж.-Л. Деотта также мы обнаруживаем, что «исчезновение не есть событие, которое в дальнейшем можно будет определить, а вопрос о месте в связи со своеособым именем собственным». Далее участники проекта предложили свои трактовки мета-имени исчезновения, начиная с той, что само исчезновение и есть мета-имя таких «понятий», как симулякр, призрак, симптом, бесконечно малое, след, руина, навязчивые идеи, упорства, аура, улика.

Участники сошлись на том, что мета-именем исчезновения является «постфеномен».

5. Среди методов, применяемых для анализа понятия исчезновения наиболее подходящим оказалась критика феноменологии Ж.Деррида в варианте «хантологии», вводящая понятие «призрака» как парадоксального феномена, ставящего под сомнение, испытывающего, поле феноменального.

6. Был осуществлен социально-философский анализ исчезновения, включающий в себя два уровня: уровень концептов и уровень прецедентов. Исчезновение при погружении в социально-философский контекст порождает целый спектр сопутствующих понятий. Таким образом, на уровне концептуального анализа было выделено три основных понятия: катастрофа (в аспекте аналитики социально-политических процессов), повторение (в аспекте аналитики историчности), изобилие (в аспекте аналитики социально-экономических процессов). Представленные концепты в отличие от метафизических понятий, ставших объектом исследования в первый год, представляют собой среднее переходное звено между абстракцией и всеобщностью понятия и единичностью исторического, мифологического или же литературного сюжета (прецедента). Катастрофа была рассмотрена на примерах исторических событий ХХ века, затронувших фундаментальные аспекты чувственности (способность видеть и говорить, порождать дискурс), Холокост и теракты в Нью-Йорке 11 сентября 2001. Повторение в истории, проводимое через исчезновение, было раскрыто на примере революции, а также на примере анализа послевоенного кинематографа. Изобилие рассматривается как идеологема современного общества потребления, которое именно в аспекте своей навязчивой виртуальности, прикрывающей реальную неисполнимость, призвана обеспечивать потенциал социально-экономическое развитие, особенно в ситуации кризиса.

7. Было продемонстрировано, что социально-философское осмысление современности должно базироваться прежде всего на критике «экономизма» как доминирующей сегодня глобальной идеологии, наиболее глубинной чертой которой выступает бессознательная установка на исчезновение любого трансцендентного измерения опыта существования.

6. Рассматривая феномены, принадлежащие полю исчезновения, исследователи обнаружили, что те не просто встраиваются в качестве дополнительных сущностей в порядок пространства и времени, но требуют их особого истолкования:

6.1. Время исчезновения было определено как длящееся всегда, поскольку в нём нет развития, истории, непосредственности опыта – это, прежде всего, время вырванное, выпавшее, сорвавшееся с петель, когда настоящее ослабляется и рвётся, и на сцену выходят призраки прошлого-будущего (поэтому призраки только и делают, что возвращаются, как последствия и предвестники). Были проанализированы такие концепты времени, как «Correspondances» Ш.Бодлера, «мессианское время» В.Беньямина, «время, сорвавшееся с петель» Ж.Деррида, «время симуляции» Ж.Бодрийяра.

6.2. К основным чертам пространства исчезновения было отнесено то, что оно носит оттенок междумирия, потусторонности. Другими словами, оно ставит под вопрос границу, которая делит мир на то, что включено в поле восприятия, и то, что из него исключено, порождая странные объекты, лишенные своего места и вынужденные быть среди мест мира (Ж.-Л.Деотт), быть призраком (Ж.Деррида), удерживать двойную дистанцию (Ж.Диди-Юберман).

Иными словами, исчезновение смещает пространственные координаты, лишая их определённости. Пространство призрачности концентрируется вокруг границы, по разные стороны которой лежат два разных «мира» - мир присутствующего, допустимого и мир потустороннего, которое всегда должно находиться на почтительном расстоянии.

7. Была разработана итоговая концепция, в рамках которой оказались взаимосвязаны три базовых аспекта аналитики феномена исчезновения: общетеоретический, социальный и эстетический.

Номер проекта: 09-03-00116а.

Название проекта: Алкоголизация населения как фактор дестабилизации российского общества. Социологический анализ.

Российский гуманитарный научный фонд Руководитель: Позднякова М.Е.

Организация: Институт социологии РАН (ГУ).

Краткая аннотация полученных результатов: Исследование подтвердило резкое изменение алкогольной ситуации в стране за последние 20 лет и позволило выявить новые тенденции алкогольного поведения в различных поло возрастных и социальных группах.

Были изучены условия вхожде­ния алкоголя в жизнь молодого поколения и условия сосуществова­ния «питейной» и «трезвой» нормы поведения. Определены механизмы, способствующие или препятствующие алкоголизации населения, в первую очередь, молодежи.

Характерной особенностью ранней, первичной алкоголизации детей и подростков является отсутствие потребности в алкоголе и внутренней мотивации протеста. Один из основных факторов риска первых проб алкоголя – предвкушение, ожидание эмоционального воздействия употребления алкоголя. Потребление алкоголя для молодежи оказывается практической нормой, частью бытовой культуры и образа жизни, а нормы трезвости воспринимаются лишь как архаичная директива, которая самими взрослыми постоянно нарушается. Особое внимание уделялось алкогольному поведению в самых ранних фазах знакомства индивида с алкоголем:

обстоятельства первого знакомства со спиртным, дальнейшая алкогольная «карьера», частота и доза потребления, структура алкогольных напитков. Наряду с пивом в качестве средства инициации выступают коктейли. В крупных городах значительное место занимают крепкие напитки. Алкогольные обычаи микросреды во многом определяют алкогольные установки подростков, их оценку пьянства окружающих, отношение к собственной алкоголизации.

Были выявлены гендерные различия в моделях потребления алкоголя как среди молодежи, так и в старших возрастных группах. Мужские и женские паттерны алкогольного поведения все меньше отличаются друг от друга.

Сильное опьянение становится все более допустимым для женщин любого возраста. Характерной чертой оказалась зависимость частоты потребления от возраста. С возрастом меняется и структура напитков. Чем старше возраст, тем крепче напитки.

Сейчас мы наблюдаем, что алкоголизация становится популярной сопутствующей деятельностью (практически наравне с прослушиванием музыки) в свободное время. В этом случае изменение качества досуговой деятельности можно считать признаком социокультурной дифференциации молодежи.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.