авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«A.N.LIBERMAN RADIATION AND REPRODUCTIVE HEALTH Sankt-Petersburg 2003 А.Н.ЛИБЕРМАН РАДИАЦИЯ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Далее выявлено наличие высокодостоверной связи между уровнями максимальной загрязненности и частотой новообразований (К = 0,87), а также между заболеваемостью органов дыхания и мочеполовой системы (К = 0,75). Однако для установления связи между уровнем загрязненности и онкозаболеваемостью требуется дальнейшее исследование в течение более длительного периода времени, поскольку латентный период для большинства онкозаболеваний ко времени данного исследования не закончился. Кроме того, необходимо учитывать, что на полученные результаты могли оказать влияние недостаточная для эпидемиолого гигиенических оценок численность детского населения в отдельных сельских районах.

В более поздние сроки аварии отмечается отчетливый рост детской заболеваемости. У детей, проживающих на загрязненных территориях Украины, значительно чаще, чем на „чистых“, встречаются астенический синдром (в 3 раза), вегетативная дистония (в 2,5 раза), неврологические расстройства (в 3 раза), патологические нарушения ЦНС (в 3 раза), задержка умственного развития (в 2 раза) (107).

Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ), проанализировав статистические данные о заболеваемости детей, проживающих на радиоактивно загрязненных территориях за период с 1990 по 1994 год, пришел к следующим выводам: число нарушений со стороны нервной системы возросло на 43%, заболеваний органов пищеварения – на 28%, нарушений опорно-двигательной системы – на 62%, заболеваний диабетом – на 28% (202). По мнению экспертов, вряд ли возможно установить связь между заболеваниями у детей и аварией на ЧАЭС, поскольку дети в результате переселения оказались рассеянными на всей территории страны. Однако в любом случае прослеживается тенденция значительного роста заболеваемости. Так, в Гомельской области отмечается массовый рост заболеваемости среди молодежи по сравнению с периодом, предшествовавшим аварии на ЧАЭС. Высказывается предположение о том, что этот результат является следствием воздействия радиоактивного йода на щитовидную железу (76).

Длительная психологическая напряженность и вызванные ею нарушения умственного развития, эмоциональной сферы, социального поведения могут привести к развитию или отягощению нервно вегетативных, нервно-психических и психо-соматических нарушений и заболеваний у детей. Последние, по мнению (190, 190а и др.), могут характеризоваться длительным хроническим течением. Соматизация нервно-психических нарушений у детей и подростков является, безусловно, одним из наиболее тяжелых последствий психологического стресса, обусловленного воздействием комплекса факторов Чернобыльской аварии (в том числе переселение, атмосфера в семье и др.).

Число здоровых детей, родившихся в различных обследованных группах (ликвидаторы;

эвакуированные из 30-километровой зоны;

проживающие на радиоактивно загрязненных территориях), с 1987 по год уменьшилось вдвое (с 80,9 до 40,6%) (199).

У многих детей и подростков разных возрастных групп, переселенных (или эвакуированных) вместе с родителями с радиоактивно загрязненных территорий на „чистые“, примерно так же, как и у их сверстников, продолжающих жить на загрязненных территориях, обнаруживаются негативные нервно-психические отклонения – повышенная тревожность, конфликтность, отчужденность, неуверенность в себе, подавленность, ослабление памяти, снижение внимания, работоспособности, прозаичность, прагматичность ценностной ориентации на фоне замедления процессов психического развития. Существенное влияние на формирование личности ребенка, помимо фактора переселения, имеет атмосфера семьи, внутрисемейные отношения. Изменения нервно психического статуса детей и подростков, проживающих в районах радиоактивного загрязнения или переселенных с них, и связанный с ними рост нервно-психических и психо-соматических заболеваний подробно рассмотрен в нашей монографии (148а).

Негативное воздействие на организм детей и подростков различных факторов окружающей среды, в том числе ионизирующей радиации, существенно сказывается не только на их физическом и психическом развитии, но и на становлении их репродуктивной функции.

Так, в работе (223) проведено обследование состояния репродуктивного здоровья девочек, девушек и юных женщин, проживающих на территориях радиоактивного загрязнения в связи с аварией на ЧАЭС. Во всех указанных возрастных группах отмечена общая высокая заболеваемость. Обнаружено также увеличение частоты нарушений менструальной функции. Анализ этих нарушений показал, что в основе их лежат изменения центральной регуляции (со стороны гипоталямуса). Показатели здоровья юных женщин, подвергавшихся радиационному воздействию в пуберантный период, оказались хуже, чем у тех, у которых пуберантный период закончился до аварии.

Родители и дети Сравнительные эпидемиологические исследования родителей, подвергшихся повышенному радиационному воздействию, и их детей (а в отдельных работах – и внуков, также подвергавшихся или не подвергавшихся облучению) позволяют высказать соображения о патогенетеческих механизмах передачи негативных эффектов облучения в поколениях.

Несомненный интерес представляют исследования В.А.Гурьевой (докторская диссертация), в которой изучены закономерности прямого и отставленного воздействия ионизирующей радиации после ядерных взрывов на СИП (в 1949 г. и в последующие годы) на репродуктивную систему женщин первого (родительского) и второго поколений (58).

Необходимо отметить, что поглощенные дозы облучения обследованных женщин первого (родительского) поколения были намного выше таковых у пострадавших вследствие Чернобыльской аварии;

по данным ретроспективной оценки они колебались в пределах от 400 до 2430 мЗв. У женщин второго поколения, матери которых подверглись облучению в укзанных дозах, отмечена более высокая (в 4,5 раза), чем в контроле, хотя и относительно менее выраженная, чем у женщин первого поколения, частота эутиреоидной гиперпролактинемии, что свидетельствует о роли гипоталямо-гипофизарных нарушений в развитии недостаточности яичников. Зарегистрировано также более раннее наступление менопаузы у женщин второго поколения (46,6 ± 1,9 лет) по сравнению с контролем (49,2 ± 2,2 года), хотя и менее выраженное, чем у женщин материнского поколения (43,0 ± 1,2 года). Во втором поколении женщин выявлено повышение количества активированных Т-клеток и снижение В-клеток.

Однотипными нарушениями для женщин первого и второго поколения являются снижение числа цитотоксических Т-клеток и натуральных киллеров, повышение иммунорегуляторного индекса, что расценивается как фактор риска развития онкологических, аутоимунных, аллергических и воспалительных заболеваний. Угнетение гемопоэза в виде нормотропных анемий во втором поколении (36%) оказалось более частым не только по сравнению с контролем, но и по сравнению с женщинами первого поколения (59).

Таким образом, уровень здоровья женщин второго поколения был более низким, чем в контрольных группах. Это объясняется как результат груза патологических изменений, полученных в периоде внутриутробного развития, связанных в том числе с наследственной передачей иммунной патологии, хромосомных нарушений, вызванных воздействием радиации.

Значительная частота случаев перинатальной патологии новорожденных – представителей уже третьего поколения, как показали проведенные автором исследования, сформировалась на фоне имеющейся соматической и экстрагенитальной патологии и осложнений течения беременностей и родов у женщин второго поколения. При этом акушерские факторы риска действовали на фоне генетически закрепленной патологии клеточных мембран и усугубляли недостаточность фетоплацентарного комплекса, что на фоне внутриутробной гипоксии плода способствовало в большой степени перинатальным повреждениям ЦНС у новорожденных (58).

Для оценки возможных негативных последствий облучения мужчин ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС 1986 года для их потомства в работе (229) обследовано 297 семей, в состав которых вошла мать (необлученная), двое детей, один из которых родился до аварии, а другой после участия отца в ЛПА. Дозы облучения отцов колебались от 10 до сГр. Обследование детей проводилось в 1999-2000 гг. Возраст первых детей составлял 13-15 лет, их младших братьев и сестер – 9-12 лет. Среди первых детей мальчики составляли 53,9 %, девочки 46,1 %;

среди вторых 44,4 и 55,6. В анамнезе вторых детей более часто, чем у первых, регистрировались осложнения течения беременности и родов у их матерей, низкая масса тела при рождении, осложненное течение неонатального периода, частые простудные заболевания. Уровень здоровья вторых детей оказался ниже, чем первых: I группа здоровья - всего у 7,1%, II - у 22,8% и III - у 64,7%, что примерно вдвое хуже, чем у первых детей – 13,8%, 50,8% и 35,4% соответственно. Так называемые малые аномалии развития (МАР) в виде множестевенных внешних стигм дизэмбриогенеза у вторых детей (62,3%) регистрировались значительно – в 2,5 раза чаще, чем у первых (25,2%). Примерно в такой же мере у вторых детей отмечалось увеличение числа малых аномалий развития внутренних органов (59,1% и 24,6%) и ВПР (10,7% и 4,4%). Цитогенетическое обследование показало, что частота хромосомных аберраций у отцов (ликвидаторов) составляла 9,08% ± 2,80%, т.е. значительно превышала спонтанный уровень. При этом 6,24 ± 2,5% приходилось на стабильные и нестабильные повреждения хромосомного аппарата и 2,84% ± 1,01% на аберрации хроматидного типа.

У матерей и детей, родившихся до аварии, частота хромосомных аберраций составляла соответственно 2,63 ± 0,64% и 2,79 ± 0,61% и была представлена аберрациями хроматидного типа. У вторых детей частота аберрантных клеток и хромосомных аберраций составила 3,47 ± 0,81%.

Повреждения хромосомного типа обнаружены у 2,81 ± 0,41%, а на стабильные повреждения хромосом приходилось 1,61 ± 0,35%, что значительно превышает этот уровень у первых детей –– 0,43 ± 0,15%.

Установлена достоверная корреляционная связь между частотой стабильных повреждений хромосомного аппарата у отцов и их детей, родившихся в послеаварийный период.

Таким образом, у детей, подвергшихся воздействию ионизирующего излучения и других нерадиационных факторов в результате ядерных инцидентов, отмечаются обменно-гормональные сдвиги (активация деструктивных процессов, снижение адаптационного потенциала, изменение ДНК, дефицит обеспеченности организма витаминами и микроэлементами и др.). У детей, проживающих на радиоактивно загрязненных территориях, отмечено значительное увеличение заболеваемости (ВСД, нервно-психических расстройств, болезни органов пищеварения, опорно-двигательного аппарата, диабетом). Соматизация нервно-психических нарушений у детей является одним из наиболее тяжелых последствий психологического стресса, обусловленного воздействием комплекса факторов Чернобыльской аварии. На этом фоне обнаружены нарушения становления репродуктивной функции у девочек, девушек и юных женщин и развитие в этой системе патологических расстройств. На основе сравнительных эпидемиологических исследований облученных в результате ядерных испытаний на СИП женщин и их потомства по женской линии у дочерей выявлены нарушения гипоталямо гипофизарных отношений (развитие недостаточности яичников, более раннее наступление менопаузы), хотя и менее выраженные, чем у матерей, но значительно отличающиеся от контроля. Одновременно зарегистрированы нарушения клеточного иммунитета. У представительниц третьего поколения отмечен рост числа случаев перинатальной патологии. Это, по-видимому, объясняется влиянием груза патологических изменений, полученных в результате внутриутробного облучения детей второго поколения и связанной с ним наследственной передачей потомству иммунной патологии и хромосомных нарушений.

Население В выполненной нами с сотрудниками работе (70) проанализированы данные по числу лиц с заболеваниями семи основных классов, состоящих на амбулаторном учете (болезненности) за три года (1989-1991 гг.), а также по уровням радиоактивного загрязнения в шести наиболее загрязненных западных районах Брянской области в 1991 году. В связи с тем, что в течение этого периода времени ни по одному из показателей болезненности не было получено достоверных различий, в таблице 6. приведены усредненные показатели за весь трехлетний период.

Из приведенных в таблице 6.2 данных видны большие (в 1, 5 и 3 раза) колебания заболеваемости всех классов заболеваний среди жителей загрязненных районов. Однако „лидируют“ более загрязненные районы: по четырем классам заболеваний (3, 4, 5 и 7 классам) – Новозыбковский район;

по числу новообразований – Красногорский район;

по болезням эндокринной системы – Злынковский район. Важно отметить, что по всем семи классам заболеваний средняя болезненность взрослого населения по Брянской области в целом не выходит за пределы ее колебаний среди Таблица 6. Заболеваемость (болезненность) взрослого населения в радиоактивно загрязненных районах Брянской области (на 100 тыс. чел.) (70) Загрязненные районы Брянской области Среднее Класс по Ново- Злын- Красно- Клин- Горде- Климов заболеваний -ский области зыбков- ковский горский цовский евский ский 1.Новообразования 2815 2373 3585 3039 1608 4155 2. Болезни эндо кринной системы 4070 7059 5818 2396 4548 4831 3. Болезни крови и кроветворных органов 205 200 36 67 60 57 4. Болезни системы кровообращения 14665 10182 7267 13672 9028 8674 5. Болезни органов дыхания 28511 22411 8205 14318 13321 15558 6. Болезни органов пищеварения 8457 4505 4495 7487 6173 8540 7. Болезни моче половой системы 8945 5151 4107 4236 4204 5711 загрязненных районов (таблица 6.3). Это позволяет предполагать, что связь заболеваемости с загрязненностью если и существует, то не будет линейной во всем диапазоне значений радиоактивной загрязненности.

Тем не менее обнаружено наличие высокодостоверной положительной корреляции между числом состоящих на учете лиц с заболеваниями крови и кроветворных органов и максимальной по районам плотностью радиоактивного загрязнения. По усредненным значениям радиоактивной загрязненности такая связь не просматривается. Наряду с этим показано, что наиболее высокий (и высокодостоверный) уровень корреляционной зависимости имеет место между заболеваниями крови и кроветворных органов, с одной стороны, и заболеваниями органов дыхания – с другой.

Это может свидетельствовать о том, что лица из взрослого населения, у которых выявлены заболевания крови и кроветворных органов, более подвержены заболеваниям органов дыхания (в основном простудным и инфекционным).

Таблица 6. Плотность радиоактивного загрязнения территории районов Брянской области радионуклидами цезия в 1991 г., Ки/кв.км (70) Район Интервал значений Средняя загрязненность по загрязненность по району районному центру Новозыбковский 0,6 59,5 18, Злынковский 1,7 40,9 38, Красногорский 1,7 110,7 6, Клинцовский 0,4 29,4 5, Гордеевский 1,5 30,1 21, Климовский 0,1 15,2 7, В последующие годы наблюдения на территориях радиоактивного загрязнения отмечается заметный рост заболеваемости. Так, приводятся сведения о том, что заболеваемость населения загрязненных территорий нервными и эндокринными болезнями превосходит эти показатели на „чистых“ территориях в 1,3 раза, болезнями крови и кроветворения – в 1, раза (76). Согласно данным МЧС Украины больны 84% жителей страны, проживающих на загрязненных территориях. Наиболее распространены заболевания сердечно-сосудистой и дыхательной систем, мочевыводящих путей и органов пищеварения. Эксперты, принимавшие участие в 3-ей международной конференции „Медицинские последствия Чернобыльской катастрофы: итоги 15-летних исследований“ (Киев, 2001 г.), отметили необходимость проведения в Беларуси, России и на Украине дальнейших эпидемиологических исследований в соответствии с международными стандартами для выяснения взаимосвязей между аварией на ЧАЭС и раковыми, а также иными заболеваниями. Однако подобные эпидемиологические исследования, по мнению авторов (171), сопряжены со значительными трудностями, связанными с недостаточным дозиметрическим и медицинским мониторингом и отсутствием информации в первые годы после аварии.

В ряде исследований установлено увеличение заболеваемости населения, проживающего на радиоактивно загрязненных территориях, нервно-психическими болезнями, болезнями кровообращения (168), желудочно-кишечного тракта (64) и некоторыми эндокринными заболеваниями (203а). По данным (243) рост числа заболеваний нервной системы и органов чувств наряду с ростом эндокринных, сердечно сосудистых, желудочно-кишечных и костно-суставных болезней наиболее четко обнаруживается в относительно молодом возрасте (35-40 лет).

Заболеваемость гипертонической болезнью на радиоактивно загрязненных территориях Украины с 1985 по 2000 год возросла в 4,5 раза, ишемической болезнью сердца – в 2,5 раза (102а). Значительно возросла и смертность населения радиоактивно загрязненных территорий от этих заболеваний – от гипертонической болезни и инфаркта миокарда (в 2,7-2,8 раза), ишемической болезни сердца (в 1,7 раза). (Кадука Н.Г., цит. по [267]).

В возникновении и развитии этих стресс-зависимых или психо соматических заболеваний существенную (или даже ведущую) роль играет воздействие стресс-факторов, связанных с радиационной аварией. В результате исследований 188 пациентов, проживающих в районах радиоактивного загрязнения и обратившихся за медицинской помощью, обнаружено, что у соматических больных явления психической дезадаптации встречаются чаще, чем у физически здоровых лиц. Поэтому, по мнению (222), такие больные, являются группой риска возникновения психических расстройств в условиях длительно существующей радиационной опасности. Именно в этой группе обнаружено максимальное количество носителей дистресса – 83,3%. В основе психической дезадаптации у таких лиц лежит тенденция к соматизации, которая может привести к большей выраженности проявлений других физических страданий, поскольку происходит как бы „наложение“ невротических и истинно соматических симптомов. Высокий субъективный рейтинг радиационных стрессовых факторов у лиц с психической дезадаптацией свидетельствует об актуальности стресса для этой группы.

Увеличению заболеваемости населения в определенной мере способствуют нарушения обмена веществ. Так, у жителей поселка Мирный (Брянская область) с высокой плотностью радиоактивного загрязнения ( Ки/кв.км) обнаружены низкие показатели общего холестирина и липопротеинов высокой плотности, что, по мнению (191), может указывать на риск увеличения онкологической заболеваемости.

Результаты исследований, проведенных сотрудниками Филиала Института радиационной гигиены на территории радиоактивного загрязнения (западные районы Брянской области), свидетельствуют о том, что поступление в организм необходимых для сбалансированного питания микроэлементов, таких как ванадий, хром, железо, никель, медь, цинк составляет всего 30-50% от физиологической потребности. Содержание же свинца в рационе жителей г.Новозыбкова превышает средние значения, приводимые в литературе, в 2-8 раз, что, несомненно, является отражением техногенного воздействия этого элемента (246). Подобная ситуация характерна и для других радиоактивно загрязненных территорий Полесья в России, Беларуси и Украины (234а).

Ликвидаторы Структура заболеваемости По данным „Чернобыль ИнтерИнформ“ МЧС Украины (76) те или иные заболевания обнаружены у 92% ликвидаторов последствий Чернобыльской аварии.

Многие ликвидаторы 1986 года отмечали развитие острых респираторных заболеваний в летнее время, которые проявлялись першением в горле, сиплым голосом (79). Автор полагает, что эти симптомы были обусловлены лучевыми ожогами слизистой гортани от вдыхания радиоактивной пыли. Определенную роль в возникновении заболеваний респираторной системы может, по нашему мнению, иметь загрязнение воздуха аэрозолями тяжелыми металлами (свинца и др.), которые сбрасовались с вертолетов при ликвидации аварии на разрушенном четвертом энергоблоке.

По данным (209) наибольшее влияние на состояние здоровья ликвидаторов, обследованных в 1986-1989 гг. (610 чел,), оказывают заболевания нервной, пищеварительной, сердечно-сосудистой и мочеполовой систем. Доза полученного облучения этих лиц по отметкам в военных билетах не превышала 30 сГр. Отмечается существенный вклад болезней мочеполовой системы в общую заболеваемость ликвидаторов.

Наиболее часто у обследованных лиц наблюдались явления астении и астеноневрастении, которые сочетались с нейро-циркуляторными нарушениями, причем у 70% участников ЛПА 1986 года признаки заболевания появились во время работ или в первые месяцы после возвращения (демобилизации). Заболевания внутренних органов сочетались между собой, сопровождались вегето-сосудистыми расстройствами (ВСД) и стойким иммунодефицитом, который является фоном развития торпидно текущих заболеваний, плохо поддающихся используемой терапии.

В базе данных Белорусского государственного регистра лиц, пострадавших вследствие катастрофы на ЧАЭС, содержатся сведения о 35475 участниках ЛПА. Заболеваемость ликвидаторов за период 1990- гг. выше, чем у взрослого населения республики в целом. Она возросла: по болезням щитовидной железы – в 8,9 раз, сахарным диабетом – в 2,1 раза, катарактой – в 2,6 раза, болезням системы кровообращения – в 5,4 раза, органов пищеварения – в 4,7 раза, доброкачественным новообразованиям – в 1,8 раза, психическим заболеваниям – в 4,8 раза, болезням крови и кроветворных органов – в 4,2 раза. Ежегодный темп прироста заболеваемости у ликвидаторов был в 2-8 раз выше. чем у взрослого населения республики. При этом отмечается „омоложение“ заболеваний, свойственных более пожилому возврасту.

По данным РГМДР на 01.01.1999 г. отмечалась повышенная заболеваемость ликвидаторов по сравнению с аналогичными показателями в контрольной группе: эндокринными болезнями – в 10 раз, психическими расстройствами – в 5 раз, сердечно-сосудистыми заболеваниями – в 4 раза.

При этом обнаружена тенденция к повышению заболеваемости эндокринной системы в более молодом возрасте (39-34 года). У ликвидаторов отмечается ранее развитие атеросклеротического поражения коронарных и мозговых сосудов, причем распространенность ИБС значительно выросла – с 20% в 1991 –1997 гг. до 58,9% в 1998 году (80).

На втором месте в структуре болезней сердечно-сосудистой системы стоит гипертоническая болезнь (19,3%), на третьем – вегето-сосудистая дистония (ВСД) – 12,9%. В общей структуре заболеваемости ликвидаторов доля нервно–психических болезней занимает второе место и составляет 27,6%.

Наиболее распространенным заболеванием в данной группе является энцефалопатия, частота которой в 1998 г. по сравнению с 1991-1997 гг.

возросла с 25 до 61,5%. Встречаемость острого нарушения мозгового кровообращения увеличилась за указанный промежуток времени с 4 до 10%.

В работе (45) показано, что у мужчин-ликвидаторов, страдающих алкоголизмом, выявляются некоторые особенности вегетативных микроциркуляторных и гемодинамических нарушений, а также повышение уровня тревожности, нестабильности, снижение активности и работоспособности, которые, по мнению авторов, могут быть дополнительными факторами риска сердечно-сосудистых заболеваний у этой категории больных.

По данным анализа диспансерных наблюдений за ликвидаторами Санкт–Петербургского отделения лучевой патологии, проанализированных в работе (71) отмечено снижение частоты ВСД с 39,1% в 1986 г. до 32,1% в 1988 году и до 9,4% – в 1990 г. на фоне которого, однако, отмечается рост более серьезной патологии системы кровообращения, что автор объясняет трансформацией (соматизацией) функциональных расстройств регуляции в ранние стадии гипертонической болезни. Результаты пятилетнего наблюдения показали снижение числа заболеваний функционального характера при одновременном увеличении доли хронических органических заболеваний. Наряду с этим отмечено примерно двукратное снижение частоты заболеваний бронхолегочной системы (до 4,1%), что автор объясняет восстановлением слизистой оболочки верхних дыхательных путей после имевшего место их ожога.

Установлен высокий процент выявленной впервые в жизни патологии: для болезней системы кровообращения – 42,9%, пищеварения – 61,7%. Автор выделяет основные виды патологии сердечно-сосудистой системы у ликвидаторов: ИБС – 28,2%, цереброваскуляторная болезнь – 27,8%, гипертоническая болезнь –12%, болезни вен и лимфатических сосудов – 18,8%,. Среди болезней пищеварения на долю язвенной болезни желудка и 12-перстной кишки приходится 35,3%. Показано, что среди ликвидаторов Чернобыльской аварии 1986 года показатели по классу болезней органов кровообращения выше, чем у участников ЛПА 1988-1990 гг. Обратная зависимость получена по заболеваниям нервной системы.

В общей структуре заболеваемости ликвидаторов в 1998 году доля злокачественных заболеваний занимает третье место – 6,8%, а в структуре причин смерти – второе – 26,3% (80). Среди этих заболеваний первое место занимают злокачественные опухоли органов дыхания –36,2%, прежде всего рак легкого – 25,7%. По сравнению с общей структурой онкологической заболеваемости в России в 1998 году отмечается увеличение почти в два раза заболеваемости опухолями органов дыхания и гемобластозами и в три раза – опухолями мочевыделительной системы.

Это, по мнению автора, обусловлено высокой степенью облучения путей выведения радионуклидов из организма.

Таким образом, материалы многолетнего диспансерного наблюдения за ликвидаторами последствий Чернобыльской аварии свидетельствуют об увеличении у них общего уровня заболеваемости по сравнению с населением России. В структуре заболеваемости ликвидаторов в первые годы после аварии отмечалось повышение числа заболеваний верхних дыхательных путей (связанных, по-видимому, с загрязнением воздуха аэрозолями тяжелых металлов), болезней пищеварительной системы и функциональных нарушений сердечно-сосудистой системы. В поздний период (спустя 10-15 лет после аварии) у ликвидаторов отмечается резкий рост частоты заболеваний щитовидной железы и сахарным диабетом, нервно-психических и психо-соматических заболеваний (включая ИБС, нарушения мозгового кровообращения), онкологических и эндокринных заболеваний, болезней крови и кроветворных органов, болезней мочеполовой системы. Наряду с ростом этих заболеваний обнаружено постепенное снижение частоты встречаемости болезней верхних дыхательных путей. Значительный рост заболеваемости ликвидаторов может быть объяснен, по нашему мнению, как последствия сочетанного действия малых доз ионизирующего излучения и комплекса социально психологических факторов, которое приводит к прогрессированию (соматизации) заболеваний, в частности многих болезней сердечно сосудистой и пищеварительной систем.

Эндокринные болезни Заболеваемость ликвидаторов эндокринными болезнями в 10 раз выше, чем у аналогичных по возрасту мужчин России. Среди заболеваний эндокринной системы на первом месте находятся болезни щитовидной железы (68%) (80).

Наиболее высокая заболеваемость болезнями щитовидной железы по данным Белорусского государственного регистра обнаружена у ликвидаторов (в основном – военнослужащих срочной службы), которым в момент участия в работах по ЛПА было менее 20 лет.

По данным многолетнего диспансерного наблюдения (71) патология щитовидной железы в виде увеличения ее размеров (гипертрофии) встречалась в 10,1% случаев.

По данным (86) количество раков щитовидной железы примерно в 6,5 8,5 раз превышает ожидаемое число. Латентный период развития рака щитовидной железы составляет в среднем 4 года. Имеются данные украинских исследователей (Serdiuk, 1996) об увеличении в 13 раз заболеваемости ликвидаторов болезнями эндокринной системы:

наибольший удельный вес среди них приходится на заболевания щитовидной железы.

Таким образом, значительный рост числа заболеваний эндокринной системы, особенно болезней щитовидной железы, является наиболее характерным для ликвидаторов молодого возраста. Выявленное увеличение частоты заболеваемости раком щитовидной железы у ликвидаторов значительно опережает их ожидаемое количество.

Болезни мочеполовой системы Рост числа болезней мочеполовой системы подтверждается материалами 10-ти летнего медицинского наблюдения за 1189 лицами, принимавшими участие в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в 1986-1987 гг. Так, по среднегодовому темпу прироста этот класс заболеваний занимает 3-5 место. Примерно такие же результаты получены по данным 12-летнего диспансерного наблюдения за ликвидаторами, проживающими в Санкт-Петербурге (71).

Установлено, что к 1997 году в структуре заболеваемости ликвидаторов заметно возросла доля болезней мочеполовой системы (13,5%). По результатам регрессионного анализа у ликвидаторов года, проживающих в Санкт-Петербурге, за период с 1991 по 1995 год отмечен достоверный рост стандартизованных по возрасту числа заболеваний мочеполовой системы. За пятилетний период количество заболеваний мочеполовой системы возросло в 3,3 раза, опередив темп увеличения болезней сердечно-сосудистой (в 1,9 раза), пищеварительной (в 2 раза), костно-мышечной (в 1,8 раза) и дыхательной систем (в 1,4 раза).

В существующих формах медицинской отчетности заболевания половой и мочевыделительной систем объединены в общий класс болезней. По этой причине трудно выделить парциальный вклад болезней половой системы в регистрируемых показателях по данному классу болезней в целом. Тем не менее имеющееся материалы обследований ликвидаторов последствий Чернобыльской аварии настораживают. Так, по данным Российского научного радиологического центра (85) при сравнении вклада отдельных классов болезней в общую заболеваемость 1663 ликвидаторов, проживающих в Калужской области, выясняется значительное (в 7 раз) увеличение встречаемости болезней мочеполовой системы. По мнению авторов, это может быть во многом связано с более регулярным углубленным медицинским обследованием декретированных РГМДР контингентов по долговременным программам с привлечением высококвалифицированных специалистов и современных методик.

Однако, по нашему мнению, объяснить резкий рост числа болезней мочеполовой системы только улучшением качества медицинского наблюдения вряд ли возможно. Так, по большинству других классов заболеваний (кроме болезней данного класса, а также болезней кожи и подкожной клетчатки, травм и отравлений) значительного увеличения их парциального вклада в общую заболеваемость не выявлено.

По результатам проведенного клинического обследования мужчин – участников испытаний ядерного оружия установлено, что наряду с ускоренным атеросклеротическим процессом в сосудах и увеличением частоты развития катаракт, наблюдаются андрогенные нарушения – снижение потенции, учащение заболеваемости простатитом, аденомой простаты. О достоверном увеличении у участников испытаний ядерного оружия заболеваемости пиелонефритом, простатитом, аденомой предстательной железы свидетельствуют данные других авторов (Хилова В.В. и соавт., 1997).

Таким образом, в поздний период после облучения отмечается заметный рост числа заболеваний моченоловнй системы у ликвидаторов последствий Чернобыльской аварии и участников испытаний ядерного оружия. Среди этих заболеваний часто встречаются пиелонефрит, простатит, аденома предстательной железы. Болезни мочеполовой системы опережают по темпам роста болезни сердечно-сосудистой и пищеварительной системы, уступая эндокринным заболеваниям.

Сексуальные нарушения у мужчин На основе анализа клинических и экспериментальных исследований разных авторов в работах (146, 147, 176а и др.) делается вывод, что нарушения половой функции у мужчин могут быть связаны как с функциональными сдвигами в нейроэндокринной сфере и психогенными воздействиями, так и (при в высоких дозах облучения) – с непосредственным воздействием радиации на тестикулярную ткань.

Состояние центральной нервной системы, а также функциональный статус симпато-адреналовой системы при половых расстройствах у мужчин – участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС изучены в исследованиях (54). Авторы обследовали 426 ликвидаторов в возрасте от 20 до 45 лет, в том числе 38 пациентов (8,9%) с диагностированной острой лучевой болезнью I степени, а остальные 378 человек с явлениями ВСД, возникшими после аварии. Сексуальные расстройства выявлены у чел.(38%), преимущественно в возрасте 20-39 лет. В структуре жалоб сексологического характера преобладали: снижение либидо – 122 человека (76%), полное отсутствие либидо – 36 человек (29%), ослабление спонтанной эрекции – 155 человек (72%), снижение адекватной эрекции – 155 мужчин (72%), отсутствие адекватной эрекции –16 мужчин (10%).

Ускоренную эякуляцию отмечали 74 чел. (46%), снижение оргастических ощущений – 83 человека (52%), болезненный оргазм – 19 чел. (12%). По результатам клинического обследования установлено, что у 64 человек (40%) имеется психогенная половая дисфункция, проявляющаяся снижением адекватной эрекции, страхом перед предстоящей половой близостью, фиксацией внимания на сексуальных реакциях. У 56 (35%) больных диагносцирована диэнцефальная половая дисфункция, для которой характерно снижение либидо, сглаженность оргазма, снижение адекватной и спонтанной эрекций. Половые расстройства у этих пациентов выражались в дисфункции автономной нервной системы, проявляющейся у ряда больных типичными диэнцефальными кризами. Половые расстройства диэнцефальной природы носили прогрессирующий характер.

Клинические признаки дисфункции автономной нервной системы отмечены у 92% сексологических больных и у 64,6% обследованных с сохраненной потенцией. Чаще всего это проявлялось в форме ВСД. При исследовании характерологических особенностей личности у 120 (75%) больных с сексуальными расстройствами выявлены повышенная внушаемость, впечетляемость, тревожность, мнительность. Выявился астенический синдром с преобладанием повышенной раздражительности, склонности к сонливости, головными болями и расстройством сна. Также встречались невротические расстройства, навязчивые состояния, снижение настроения. Все это, по мнению авторов, может явиться фактором, усугубляющим формирование половых расстройств. Определенную роль в этом играли негативные социально-психологические факторы (изменение привычного ритма жизни, вахтовый метод работы, переезд на новое место жительства, нарушение межличностных отношений в семье и др.).

Изучение гормональных показателей, проведенное в первый год после аварии в группе 55 человек, выявило, по сравнению со здоровыми лицами, значительное снижение андрогенной функции яичек, повышение эстрогенной активности, снижение андрогено-эстрогенного баланса, вариабельность лютеинизирующей к пролактинобразующей функции аденогипофиза, значительное повышение фолликулостимулирующей функции. Авторы (54) связывают изменения в этой группе со степенью лучевого воздействия на мужской организм.

О длительном напряжении гипоталямо-гипофизарной системы у части лиц, принимавших участие в ЛПА на ЧАЭС, сообщается в работе (177).

Стойкие нейровегетативные расстройства, развивавшиеся у этих лиц, свидетельствуют, по мнению авторов, об участии в формировании функциональной патологии гормонально-гуморальных механизмов.

Обследовано 300 мужчин-ликвидаторов, работавших в зоне аварии в году. По документам доза их облучения составила 25 сЗв. Исследовано содержание АКТГ, кортизола, тестостерона, эстрадиола, пролактина, ЛГ, ФСГ в течение первых трех лет после аварии. В первую группу включено 60 ликвидаторов со стойкой гиперкортизолемией. Вторую группу составили 240 человек, у которых содержание кортизола колебалось в пределах физиологической нормы. Нарушения в гипофизарно-гонадной системе характеризовались изменением соотношения тестостерон эстрадиол при отсутствии изменений гонадотропинов. Выявленные нарушения наблюдались преимущественно у лиц, отнесенных к первой группе, т.е. у лиц с повышенным содержанием кортизола. У 30% обследованных выявлено достоверное увеличение содержания пролактина.

Обнаруженные нарушения спустя 3 года после аварии нормализовались.

Полученные результаты свидетельствуют о преходящем нарушении обратной связи в гипофизарно-гонадной системе ликвидаторов и указывают, по мнению авторов, на важную роль гипофизарно-гонадной системы и, в частности, – на важную роль гиперкортинизма.

Подобные расстройства у мужчин-ликвидаторов выявлены и в другой работе (53). Так, в результате обследования 467 ликвидаторов последствий Чернобыльской аварии также установлено значительное снижение андрогенной функции яичек, повышение эстрогенной активности, снижение андрогено-эстрогенного баланса, вариабельность лютеинизирующей и пролактинобразующей функции аденогипофиза, значительное повышение фолликулостимулирующей функции.

Сексуальные расстройства преимущественно диэнцефального или смешанного генезиса выявлены у 193 чел. (41%). Клинические признаки дисфункции автономной нервной системы отмечены у 92% сексологических больных и у 64,4% обследованных с сохраненной потенцией. О существенном значении нарушений гипоталямо гипофизарной системы в нарушениях половой функции свидетельствует также (267).

Согласно рекомендациям МКРЗ (207) временная стерильность у мужчин может возникать при одноразовом облучении в дозе 0,15 Гр. При пролонгированном (хроническом) облучении мужчин временная стерильность может наступать при дозе 0,4 Гр в год, а у женщин порог стерильности составляет 0,2 Гр в год. В отличие от мужчин, нарушение сперматогенеза у которых при воздействии относительно невысоких доз ионизирующего излучения восстанавливается (полностью или частично), женские яйцеклетки, утраченные в результате воздействия радиации, не восстанавливаются. Репродуктивная функция в этом случае обеспечивается за счет сохранившихся яйцеклеток.

Таким образом, пороги нарушения сперматогенеза у мужчин и гибели части яйцеклеток у женщин находятся в том диапазоне доз ионизирующего излучения (0,1-0,4 Гр), воздействию которого реально могли подвергнуться ликвидаторы и эвакуированное из 30 км зоны население. Этот факт подтверждается материалами многочисленных исследований репродуктивной функции у различных контингентов мужчин и женщин, которые подверглись радиационному воздействию в связи с аварией на ЧАЭС.

С другой стороны, следует иметь в виду, что, помимо “грубых” клинико-морфологических нарушений половых клеток, в результате воздействия малых доз ионизирующего излучения (ниже порога морфологических нарушений сперматогенеза и яйцеклеток) могут наблюдаться мутационно-генетические нарушения, приводящие к появлению у потомства ВПР, а так называемые “малые” мутации в половых клетках являются, по мнению (40, 41, 43), причиной снижения качества потомства (нарушений его физического и умственного развития, снижения устойчивости к негативным воздействиям окружающей среды и пр.). Помимо радиационного фактора, определенное (и во многих случаях доминирующее) значение в нарушениях репродуктивной функции у мужчин и женщин, пострадавших в результате Чернобыльской аварии, могут иметь психологический стресс и другие нерадиационные факторы (в том числе химические загрязнители).

В МНРЦ РАМН методом оценки репродуктивной функции лиц мужского пола, обследовано 32 человека, подвергшихся радиационному воздействию в результате аварии на ЧАЭС. Из них 18% имели нормоспермию с сохраненной копулятивной функцией. 36% составляли лица с фертильной дисфункцией различной степени, куда входит и “группа риска“ – лица, страдающие сосудистыми заболеваниями и сахарным диабетом. 43% обследованных имели нарушения фертильности различной природы. Из группы лиц с нарушениями сперматогенеза у половины отмечены олигоспермия (уменьшение числа спермий) и астенозооспермия (снижение подвижности спермий). У 14% отмечена тетразооспермия (патологические формы спермий), а у 35% –отсутствие спермий и клеток сперматогенеза. По мнению автора, механизмы выявленных изменений в репродуктивной системе, фертильная дисфункция связаны не только с радиационным воздействием различной тяжести, но и с заболеванием простатитом, при котором по литературным данным отмечаются нарушения половой функции. Свидетельством этого, по мнению автора, служит, что у 80% ликвидаторов дети рождены до их участия в аварии (98).

В исследованиях А.М. Лягинской и соавт. изучалась репродуктивная функция мужчин-ликвидаторов, занятых на работах по ЛПА. Облучение в дозах 5 или 10 сГр (доза за 1-2 месяца или за 1-2 года) не вызывало изменений спермограмм. При облучении в дозе 25 сГр и выше авторы наблюдали выраженные отклонения, характеризующиеся увеличением числа мертвых сперматозоидов, снижением числа активно-подвижных форм, уменьшением числа лецитиновых форм, ионов цинка и резким повышением содержания кислой фосфатазы. При этом содержание антиспермальных антител было повышено.

В многосторонних исследованиях репродуктивной функции мужчин ликвидаторов последствий Чернобыльской аварии, обобщенных в работе (133), выявлены заметные отклонения по ряду показателей сперматогенеза, причем в нескольких случаях – на протяжении ряда лет наблюдения.

Средние дозы облучения по документам находились в пределах от 6,5 до 23,8 сГр. Примерно у каждого пятого обследованного отмечена олиго-, астено-, некро- или патозооспермия, иногда сочетание этих нарушений.

Повышено число незрелых половых клеток, а также снижены концентрации лимонной кислоты, фруктозы и ионов цинка в эякуляте. По данным ультразвукового исследования подтверждено наличие у обследованных хронического простатита или простатовезикулита.

Серологическое тестирование позволило выявить у 1/3 ликвидаторов нарушение копулятивной функции, сопровождаемое снижением психогенной мотивации полового акта. Установлено также значительное снижение концентрации витамина Е в спермоплазме по сравнению с таковой в сыворотке крови и снижение активности одного из компонентов антиоксидантной системы. У части ликвидаторов выявлен частичный блок сперматогенеза на стадии прелептотены-лептотены-зиготены, а также достоверное (в 4,5 раза) снижение числа сперматоцитов в пахитене профазы I мейоза. Эти количественные данные свидетельствуют, по мнению авторов, о нарушении важных генетических событий в сперматогенезе ликвидаторов аварии на ЧАЭС.

Нарушения половой функции у ликвидаторов встречались в течение трех лет наблюдения более чем у 1/3 обследованных. Эти нарушения, по данным (54) проявлялись в снижении либидо, в затруднении спонтанной и адекватной эрекции. сниженном или болезненном оргазме. Обнаружено функциональное нарушение кавернозного кровотока. При этом отмечается, что 75% лиц с такими нарушениями злоупотребляли алкоголем. Автор полагает, что у значительной части ликвидаторов половая дисфункция имела психогенный характер, а у части лиц наблюдался диэнцефальная дисфункция.

В связи с выявленными у ликвидаторов сексуальными нарушениями следует заметить, что даже при воздействии более высоких доз, применяемых в лучевой терапии, в основе половой дисфункции, как считает (176б), лежат не радиационные повреждения, а нарушения эндокринной регуляции и других механизмов, не связанных непосредственно с действием ионизирующего излучения.

Изучению влияния возраста ликвидаторов в период их участия в ликвидации последствий Чернобыльской аварии на степень изменений содержания хроматина в спермиях были посвящены исследования (176а).

Морфологические характеристики и состояние хроматина в спермиях человека могут играть решающую роль в проблеме бесплодия с „мужским фактором“. Интегральным морфологическим показателем таких изменений является индекс тетразооспермии (TZI). Изучены эякуляты у ликвидаторов двух возрастных групп: 19 человек, которые работали в зоне аварии в возрасте 18-23 лет, и 21 человек, возраст которых в этот период составлял 30-35 лет. Установлено, что в сперме лиц более молодого возвраста TZI был достоверно выше (1,86 ± 0,13), чем у лиц второй группы (1,66 ± 0,17). В норме показатель TZI должен не превышать 1,6. Кроме того, степень конденсации хроматина у ликвидаторов более молодой группы оказалась достоверно более низкой, чем во второй группе (56,4 ± 6,1% и 87,5 ± 6,1% соответственно), что коррелирует с показателями TZI.

Более выраженные изменения в сперматогенезе у мужчин, работавших в зоне аварии в более молодом возрасте, авторы связывают с различной радиочувствительностью тестикулярных зародышевых клеток.

Обнаружено, что в спермиях ликвидаторов более молодого возраста индекс тетразооспермии, выше чем у тех, которые работали в зоне аварии в более старшем возрасте. По мнению авторов (176а), это связано с различной возрастной радиочувствительностью тестикулярных зародышевых клеток к действию ионизирующего излучения.

Таким образом, у более чем одной трети обследованных мужчин ликвидаторов обнаружены те или иные сексуальные нарушения. Эти нарушения выражаются в снижении или полном отсутствии либидо, ослаблении или отсутствии спонтанной или адекватной эрекции, ускоренной эякуляции, болезненном оргазме. Андрогенная функция яичек у этих лиц оказалась сниженной, а со стороны сперматогенеза обнаружены нарушения различной тяжести (как функциональные, так и морфологические). У лиц более молодого возраста указанные выше нарушения были более выражены. У лиц, имеющих сексуальные нарушения, отмечены повышенная внушаемость, тревожность, мнительность, неврологические расстройства, явления астенического синдрома. Многие из выявленных сексологических нарушений характерны для половой дисфункции диэнцифального типа. Показано, что в генезе сексуальных расстройств у ликвидаторов существенное значение имеют нарушения в гипоталямо-гинофизарной системе, на состояние которой, в свою очередь, оказывает негативное влияние психологический стресс, обнаруженный у многих ликвидаторов.

Расстройства у женщин-ликвидаторов Состояние репродуктивной фукции у женщин-ликвидаторов изучено в значительно меньшей степени, чем у мужчин-ликвидаторов. Это отчасти может объясняться тем, что число женщин, непосредственно участвовавших в ЛПА на ЧАЭС, составляет всего около 3%.

В работе (10) выявлено нестабильное состояние генома соматических клеток (лимфоцитов периферической крови) у участвовавших в ликвидации ЛПА на ЧАЭС женщин. Всего обследовано 110 женщин.

Установлено, в частности, значительное повышение у женщин ликвидаторов количества хромосомных аберраций хромосомного типа (3,06 ± 0,7% по сравнению с 1,67 ± 0,01 в контроле). При этом спектр хромосомных аберраций в группе женщин-ликвидаторов оказался значительно шире, чем в контроле за счет “радиационно-специфических” повреждений – дицентриков – 0,77 ± 0,2 (в контроле – 0), ацентрических колец – 0,3 ± 01 (в контроле – 0). Обнаружены также тенденция к увеличению числа фрагментов и парных фрагментов, а также наличие у женщин-ликвидаторов клеток с тремя и более микроядрами, которые отсутствуют в контроле (у доноров). Авторы обследовали также 12 детей, рожденных женщинами этой группы после аварии (средний их возраст на момент обследования – 4,0 ± 0,02 года). Средний уровень хромосомных аберраций у них составил 2,2 ± 0,34%. У одного ребенка обнаружена дицентрическая хромосома, а у двух – транслокация хромосом, что позволяет авторам отнести их к группе повышенного канцерогенного риска. Одной девочке шести лет, оба родителя которой подверглись воздействию факторов Чернобыльской аварии во время нахождения их в 30-ти километровой зоне, был поставлен диагноз хронического лимфобластного лейкоза. Авторы полагают, что детьми женщин ликвидаторов наследуется нестабильность генома, проявляющаяся в повышенной его чувствительности к различным негативным воздействиям (инфекционным, радиационным, химическим мутагенам). Авторы указывают на высокую степень эмоционального напряжения как на фактор, вносящий существенный вклад в нарушение репродуктивного здоровья женщин-ликвидаторов В работе (Ю.В.Цвелев и др., 1995) в период с 1991 по 1993 год изучена структура заболеваемости 104 женщин-ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС и 221 женщин, эвакуированных с радиоактивно загрязненных территорий. Средний возраст обследованных женщин на момент обследования – 44,3 года. Авторы обнаружили отчетливую тенденцию к увеличению общесоматической и гинекологической заболеваемости у женщин-ликвидаторов по сравнению с женщинами, эвакуированными с загрязненных территорий спустя 5-7 лет после аварии. Увеличение заболеваемости в основной группе отмечено, в частности, по острым респираторным и вирусным инфекционным заболеваниям, нейро циркуляторной дистонии, а также по болезням желудочно-кишечного тракта, анемиям и гинекологическим заболеваниям.

Таким образом, под влиянием комплекса факторов радиационной аварии у женщин-ликвидаторов отмечается достоверное увеличение частоты гинекологических расстройств и экстрагенитальных заболеапний.

Воздействие факторов аварии привело к формированию неустойчивости генома соматических клеток, сохраняющееся на протяжении 8-9 лет наблюдения. Выявленные стойкие наследуемые цитогенетические нарушения могут служить показателем повышенного риска возникновения генетических последствий в поколениях женщин-ликвидаторов.

Обследование показало наличие высокого лейкозогенного риска у детей, рожденных женщинами-ликвидаторами после аварии на ЧАЭС.

Синдром хронической усталости В связи с особенностями и симптоматикой хронического воздействия малых доз ионизирующего излучения в сочетании с психологическим стрессом и другими нерадиационными факторами на организм человека представляется интересным сопоставить ее с симптоматикой так называемнго синдрома хронической усталости (СХУ). СХУ все более широко распространен в цивилизованных странах, но плохо диагностицируется и по данным (181) не поддается эффективному лечению. СХУ оказывает сильное негативное влияние на состояние здоровья людей. Развитие СХУ связано в первую очередь с особенностями современной жизни населения в развитых странах и неблагоприятной санитарно-экологической и социально-психологической обстановкой (чрезмерное психоэмоциональное напряжение).


К „большому” симптомокомплексу СХУ относят длительную усталость по неизвестной (во всяком случае для пострадавшего) причине, не проходящую даже после отдыха и снижения более чем на 50% двигательного режима. К „малым” симптомам относят мышечный дискомфорт, лихорадку, болезненность лимфоузлов, боли в суставах, снижение памяти и депрессию. Среди объективных показателей СХУ отмечают прежде всего изменения иммунного статуса, снижение IgG за счет G1 и G3 кланов, снижение числа лимфоцитов с фенотипом CD3 и CD4, снижение уровня естесвенных киллеров, повышение уровня циркулирующих комплексов и антивирусных антител разного типа, повышение интерлейкина 1 (бета) и интерфенона, а также фактора некроза опухолей. Этот комплекс показателей свидетельствует о неспецифическом активированнии и дисбалансе системы иммунетета неясной этиологии и патогенеза. Из больных, которым в этом исследовании был поставлен диагноз „СХУ“ человек были регулярно обследуемыми ликвидаторами последствий аварии на ЧАЭС, из них 40 человек выполняли аварийные работы в 1986 1987 гг. и 20 человек – в 1988-1989 гг. Важно отметить, что дозовая нагрузка, время пребывания в зоне аварии, как показал анализ клинической картины, особого значения не имели. Спустя 6-12 месяцев после возвращения из зоны аварии у наблюдаемой группы лиц обнаружены типичные общие проявления СХУ: слабость, быстрая утомляемость при физической нагрузке и умственном труде, снижение массы тела, боли в костях и крупных суставах конечностей, апатия, безрадостное восприятие окружения, снижение настроения и изнуряющие головные боли. Характерно, что при этом указанный симптомокомплекс не объяснялся соматической патологией, в том числе и хронической, отсутствовали четкие изменения гематологических и биохимических показателей. Указанный симптомокомплекс не укладывался в обычную клиническую картину ВСД или сходных с нею неврологических симптомокомплексов или клинически очерченных форм. Все больные для проведения комплексного курса лечения были госпитализированы в клинику неврозов и пограничных состояни (181).

Таким образом, у части ликвидаторов последствий Чернобыльской аварии (независимо от дозовой нагрузки и времени пребывания в зоне аварии) был обнаружен синдром хронической усталости, проявляющийся в слабости, быстрой утомляемости, снижения массы тела, болях в костях и крупных суставах нижних конечностей, апатии, депрессиии изнуряющих головных болях. Этот сиптомокомплекс не объясняется соматической патологией и не укладывается в картину вегето-сосудистой дистонии или других невротических нарушений Инвалидность В результате значительного увеличения заболеваемости отмечается увеличение темпов роста инвалидности у ликвидаторов: в период с 1991 по 1994 год – в 6,6 раз, а с 1994 по 1997 год – в 1,6 раз. Основная причина инвалидности – заболевания нервной системы, системы кровообращения и психические расстройства. Самый высокий темп роста инвалидности зарегистрирован в молодой (на момент обследования) возрастной группе – 30-34 года, а минимальный – в группе 50-54 года (255).

За 12 лет наблюдения (71) первичная инвалидность установлена для человек, что составляет 22,9% к общей численности наблюдаемой когорты и превосходит средние общероссийские показатели. Из общего числа инвалидов–чернобыльцев 57,2% составляют лица, имеющие третью группу инвалидности, 37,2% – вторую и 5,6% первую. Высокая интенсивность инвалидизации (71,2% ) зарегистрирована у участников ЛПА 1986 года. Автор связывает массовость и интенсивность выхода на инвалидность (для 94,5% – это период 1992-97 гг.) с выходом в 1991 году Закона о социальной защите граждан, пострадавших от радиационного воздействия в результате аварии на ЧАЭС. При этом зависимость роста инвалидности от дозы аварийного облучения для подавляющего большинства ликвидаторов отсуствует, что может свидетельствовать о ведущей роли нерадиационных факторов аварии, особенно социально психологического.

Таким образом, у ликвидаторов отмечается заметный рост инвалидности, опережающий общероссийские показатели. Обращает внимание наиболее высокий темп увеличения инвалидности у ликвидаторов молодого возраста. В числе основных причин инвалидности – заболевания нервной системы, системы кровообращения, психические расстройства. Зависимость увеличения инвалидности от дозы облучения в большинстве случаев не выявлена.

Смертность Данные об общем показателе смертности ликвидаторов противоречивы. Об увеличении смертности ликвидаторов после 1991 года свидетельствуют данные (164). В 1992-1993 гг. коэффициенты смертности этих лиц возросли соответственно до 12,4 и 15,3 на 1000 человек, что в полтора раза превысило показатели смертности у мужчин того же возраста (5,8 и 7,0). Однако по более поздним данным Л.А. Большакова (2000), приведенным в (84), общая смертность ликвидаторов за годы, прошедшие после аварии меньше, чем у мужчин – жителей России такого же возраста.

Отсутствие увеличения смертности связывается авторами с отбором для участия в ликвидации последствий аварии здоровых людей и повышенным качеством медицинского обслуживания. Важно при этом отметить, что корреляция между уровнем смертности и дозой облучения также не обнаружена, что подтверждает нерадиационный характер причин смертности у ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

Анализ причин смертности ликвидаторов, как отмечают (1), свидетельствует, что в социальном плане это очень неблагополучная категория населения. Так, из 109 случаев смерти (с 1988 по 1996 год) в 25% случаев причиной смерти явились самоубийства, а в 13,2% – алкогольные отравления. Причиной значительной части смертных случаев явились убийства, несчастные случаи, смерть без свидетелей.

В (161) проанализированы данные об умерших участниках ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, проживающих в Калужской области, которые зарегистрированы в РГМДР. Резкое увеличение коэффициентов смертности, отмеченное в 1989 и 1992 годах, произошло за счет возрастных групп 50-59 и 60-69 лет. 41,9% ликвидаторов погибли от травм и отравлений. Большинство лиц, умерших от травм, погибло в состоянии алкогольного опьянения (16 из 23 умерших). При этом не найдено связи между длительностью работы в Чернобыле, дозой внешнего облучения и причинами смертности ликвидаторов. По данным А.Ф.Цыба, В.К. Иванова, С.И. Айрапетова и соавторов (247) основной причиной смертности ликвидаторов также явились травмы и отравления (в 1990 году – 53,7%, в 1991 году – 47,4%). Это подтверждается Г.А. Зубовским и А.В. Пескиным (78). По их данным в структуре смертности ликвидаторов преобладают несчастные случаи (51%).

Низкий уровень доходов, отсутствие перспективы и осознание того, что здоровье не вернуть приводят к хроническому стрессу и депрессии. В результате, по данным донецких исследователей, в общей структуре смертности лиц, пострадавших от аварии, почти одна треть составляет насильственная смерть (бытовые и производственные травмы, отравления угарным газом, бытовой химией и алкоголем, а также асфиксии вследствии утопления, повешения или удушения (46).

По другим сведениям (71), в структуре смертности ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС первое место занимают болезни сердечно сосудистой системы – 43,2%. Затем в порядке убывания следуют травмы и несчастные случаи – 23% и злокачественные опухоли –17,9%.

Таким образом, анализ уровня и структуры смертности позволяет высказать суждение о том, что они в основном связаны с теми нервно психическими и психо-соматическими нарушениями, которые развились у значительной части ликвидаторов в результате хронического стресса.

Именно депрессивность, астенизация, дезадаптация создали, по нашему мнению, предпосылки для преждевременного ухода ликвидаторов из жизни в основном от несчастных случаев, самоубийств, алкогольных отравлений.

Глава 7. Меры по охране репродуктивного здоровья Охрана репродуктивного здоровья населения представляет собой одну из важнейших задач государства в области социальной политики.

Сохранение репродуктивного здоровья в условиях воздействия радиационного фактора и его сочетаний с факторами нерадиационной природы должно, по нашему мнению, основываться на общих принципах (концепции) охраны репродуктивного здоровья населения, а также учитывать особенности и закономерности влияния на него ионизирующего излучения. При этом не следует забывать о важной роли мер по смягчению социально-психологических последствий облучения;

указанная проблема и пути ее решения подробно рассмотрены в (148а).

Выше уже указывалось, что популяционные оценки радиационного риска должны включать генетический и канцерогенный риски. При планировании и проведении мер по охране репродуктивного здоровья следует иметь в виду, что реальный генетический риск с учетом мультифакторных болезней, последствий “малых“ мутаций и ряда других факторов, рассмотренных в главе 3, а также сочетанного действия факторов радиационной и нерадиационной природы, может оказаться существенно выше, чем риск, определенный только по вероятности возникновения тяжелой умственной отсталости (0,4 Гр-1).

Меры по охране репродуктивного здоровья в условиях радиационных аварий и других радиационных ситуаций состоят, по нашему мнению, как бы из двух основных направлений – защитных мер, связанных с минимизацией воздействия радиации в нормальных и экстремальных условиях, и общих мер по сохранению репродуктивного здоровья. Оба направления взаимно дополняют друг друга.

Первое направление включает нормирование и другие меры по ограничению облучения лиц репродуктивного возраста, радиационно генетический мониторинг и специальные защитные мероприятия. Второе направление включает концепцию охраны репродуктивного здоровья и общие организационные и лечебно-профилактические мероприятия.

В докладе оценочной миссии ООН „Гуманитарные последствия Чернобыльской ядерной аварии – стратегия выживания“, 2002 (202), говорится, что наиболее тяжелые последствия аварии реализовались не в радиологических последствиях, а в социально-экономической сфере.


Основной путь преодоления последствий аварии на ЧАЭС, – указывают эксперты ООН, – социально-экономическая реабилитация затронутых аварией территорий. В чем состоит проблема? Прежде всего в социальной ответственности ученых“ (257).

Влияние комплекса социально-экономических факторов на репродуктивное здоровье, которое, по-видимому, усугубляется негативным воздействием Чернобыльской и других радиационных аварий и инцидентов, можно, в частности, проследить по динамике демографических показателей населения России.

Концепция охраны репродуктивного здоровья и общие организационные мероприятия В существующих социально-экономических условиях репродуктивное здоровье населения страны остается одной из наиболее острых медико-социальных проблем, являясь также фактором национальной безопасности. Цель концепции – сохранение и укрепление репродуктивного здоровья населения, повышение его репродуктивного потенциала. При этом основополагающее значение имеют (129):

– формирование единой государственной политики в области охраны репродуктивного здоровья и повышение ответственности всех структур власти за ее реализацию;

– финансовое обеспечение государственных гарантий по охране репродуктивного здоровья;

– совершенствование законодательной базы в области охраны репродуктивного здоровья и обеспечение репродуктивных прав граждан;

– формирование у каждого гражданина чувства ответственности за сохранение своего здоровья, в том числе репродуктивного, путем повышения моральной и материальной заинтересованности;

– повышение уровня квалификации специалистов, работающих в сфере охраны репродуктивного здоровья.

Репродуктивные права – это права супружеских пар и отдельных граждан свободно принимать ответственные решения относительно количества своих детей, времени их рождения и располагать необходимыми для этого информацией и средствами. При этом подразумевается право мужчин и женщин быть информированными о безопасных, эффективных, доступных и приемлемых методах планирования семьи, а также предупреждения нежелательной беременности. Репродуктивные права затрагивают интимные стороны жизни, такие как сексуальность, половая жизнь. Эти общие положения представленны в Сводном докладе о контроле за населением мира Экомомического и социального Совета ООН (1996). Наиболее важными международными документами в области репродуктивных прав, охраны репродуктивного здоровья являются: Декларация Международной конференции ООН по правам человека (Тегеран, 1968 г.), Конвенция ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (1979 г.) и о правах ребенка (1990 г.), а также материалы Международных конференций ООН по проблемам народонаселения и развития (Бухарест, 1979 г.;

Мехико, 1984 г.;

Каир, 1994 г.), Всемирной конференции по правам человека (Вена, 1993 г.), Всемирной конференции по положению женщины (Пекин, 1995 г.) и др. (Цит. по 129).

В принятой 11 апреля 2000 года совместным решением Коллегии Минздрава России, Минтруда России и Минобразования России „Концепции охраны репродуктивного здоровья населения России на 2000 2004 годы“ (113) в качестве одной из основных задач выделена необходимость увеличения объема и повышения качества профилактических мероприятий. Концептуальной основой для решения этой задачи определены раннее выявление и предупреждение репродуктивных нарушений в связи с воздействием вредных факторов окружающей и производственной среды. Научное обоснование оценки риска нарушений репродуктивного здоровья и их профилактика необходимы для классификации производств по степени риска репродуктивных нарушений;

на этом должен базироваться санитарный надзор за предприятиями и производственными процессами: при гигиенической паспортизации таких производств следует учитывать и их возможное влияние на репродуктивное здоровье. Работодатели обязаны информировать всех лиц, поступающих (или уже работающих) на опасные для репродуктивного здоровья производства или профессии, о существующем риске, мерах коллективной и индивидуальной защиты и личной профилактики репродуктивных нарушений и обеспечить всех работающих всеми необходимыми условиями для выполнения этих мер.

Установление связи таких нарушений с воздействием на организм работающих (и всего населения) вредных и опасных факторов, особенно если интенсивность такого воздействия не слишком велика, является одной из наиболее сложных экспертных задач в гигиене и в ряде случаев требует проведения специальных эпидемиологических исследований среди групп населения, подвергающегося риску (254).

В решении Коллегии Минздрава России от 15.10.2002 г. (114) изложены меры по улучшению репродуктивного здоровья населения. Основным документом при подготовке этого решения стали уже упомянутая „Концепция охраны репродуктивного здоровья“, принятая 11.04.2000 г.

(113). Для обеспечения мер по охране репродуктивного здоровья существенное значение имеет реализация ранее принятых федеральных программ „Планирование семьи“, „Безопасное материнство“, „Дети России“ и других (в том числе Федеральной программы „Дети Чернобыля“). Коллегия Минздрава России решила считать основной задачей и главным направлением деятельности органов здравоохранения улучшение медицинской помощи по охране репродуктивного здоровья населения.

Меры по преодолению затяжного демографического кризиса в России, одним из основных следствий которого является нарушение репродуктивного здоровья населения, по некоторым оценкам (60), должны включать несколько направлений:

1. Проведение политики, направленной на стимулирование двух- и трехдетных семей. В настоящее время разрабатывается государственная программа кредитования молодых семей.

2. Ужесточение административных норм (запрет абортов и др.). Опыт введения „противоабортного“ законодательства в Польше в начале периода реформ позволил ей избежать сокращения численности населения.

3. Использование иммиграции для пополнения демографических ресурсов.

4. Активные усилия государства по повышению уровня жизни и улучшению здоровья населения.

Таким образом, в основе концепции и общих мер по охране репродуктивного здоровья лежит формирование единой государственной политики по стимулированию двух- и трехдетных семей, повышение уровня жизни, обеспечение безопасных для репродуктивного здоровья условий труда, обеснечение репродуктивных прав населения, раннее выявление и предупреждение нарушений репродуктивного здоровья.

Нормирование и ограничение облучения Нормирование и другие меры по ограничению облучения, направленные на минимизацию радиационного воздействия, являются одним из важнейших путей смягчения возможных последствий облучения для населения и его репродуктивного здоровья. Нормирование облучения в аспекте охраны репродуктивного здоровья нельзя рассматривать вне его непосредственной связи с охраной здоровья в целом. Радиационная защита лиц репродуктивного возраста – это не только защита „критических органов-мишеней“ репродуктивной системы (мужские и женские гонады), а минимизация воздействия ионизирующего излучения (прямого и опосредованного) на основные системы и органы, участвующие в регуляции репродуктивной функции. Поэтому перед изложением основного материала в данном разделе будут представлены общие вопросы нормирования облучения человека.

В течение длительного периода времени, практически со времени ее организации (1928 г.), МКРЗ в качестве одной из своих основных задач видела именно разработку критериев и норм радиационной безопасности. По мере накопления и обобщения новых данных о влиянии малых доз ионизирующего излучения на организм человека МКРЗ пересматривала критерии и уточняла численные значения рекомендованных ею допустимых доз облучения (209а).

В таблице 7.1 приведена динамика международного и отечественного нормирования во времени с 1934 г., когда появился первый норматив облучения от имени МКРЗ в виде „толерантной дозы“ на уровне 0,2 международных рентген в день, или 700 (по современным величинам и единицам) миллизиверт за год. Из приведенных данных можно видеть, что за прошедший с 1934 г. период времени значения предела эффективной дозы облучения лиц профессиональной категории, работающих с источниками излучения, МКРЗ снизила с 700 до 20 мЗв/год, т.е. в 35 раз.

Последнее снижение, в 1990 году, произведено в Публикации № 60 МКРЗ и взято за основу при разработке отечественных нормативов облучения, включенных в Федеральный закон „О радиационной безопасности населения“, ФЗ-3, 1996 г (237а), НРБ-99 (189), а также ОСПОРБ-99 (193).

Разработка этих основных законодательного и нормативных документов по радиационной безопасности в составе специально созданных творческих коллективов проходила при нашем участии. В соответствии с этими документами в России был также существенно (до 1 мЗв/год) снижен годовой предел дозы облучения населения.

В нашей стране с введением НРБ-99 (189) впервые приняты меры по нормативному ограничению облучения, связанного с профилактическими медицинскими рентгенологическими исследованиями и облучения (в научных целях) практически здоровых лиц: годовая эффективная доза при таких РЛИ не должна превышать 1 мЗв. Хотя в НРБ-99 содержится и допущение временного вынужденного превышения этого норматива (например, в сложной эпидемиологической обстановке), тем не менее ограничение дозы облучения, создаваемой этим самым распространенным источником медицинского облучения человека, представляется, на наш взгляд, весьма важным в первую очередь для снижения стохастических (генетических и канцерогенных) последствий у лиц репродуктивного возраста, на долю которых приходится бльшая часть РЛИ.

Таблица 7. Динамика основного предела эффективной дозы у работающих с источниками излучения (209а) Рекомендации МКРЗ, мЗв/год Нормативы в СССР –России (по Б.Линделлу, Год утверждения Бюллетень по радиологической Документ мЗв/год защите, 1999 г.) (название, №) 1934 1948 300 Нормы, Т- 1950 150 300 Нормы, 1953 150 150 Нормы, 129- 1956 150 150 Правила, 233- 1958 1960 50 Правила, 333- 1969 50 НРБ- 1976 50 НРБ-76 (76/87) 1977 1990 1996 20 20 Закон Ф3-3, НРБ- 1999 20 20 НРБ-99, Правила ОСПОРБ- С позиции беспорогового (стохастического) характера генетического и канцерогенного эффектов ионизирующей радиации все дозы облучения человека должны быть возможно минимизированы. Однако по мере приближения к нулю (который по отношению к ионизирующему излучению практически недостижим) обеспечение приемлемого уровня облучения связано со значительными трудностями. По этой причине МКРЗ в публикации №60, призывая к максимальному снижению доз облучения населения, добавляет: „с учетом социальных и экономических факторов“.

При обосновании величины радиационно-генетического риска для жителей радиоактивно загрязненных территорий в связи с Чернобыльской аварией, мы совместно с Н.К. Стрельниковой (153), исходили из следующих предположений:

– считать нежелательным, если в результате воздействия какого-либо фактора (или факторов) суммарный (генетический и внутриутробный) риск существенно опережает таковой у женщин старшего репродуктивного возраста (35-39 лет) – 6,4%;

на долю женщин такого возраста приходится всего 6% от общего числа рождений;

– по этой причине в качестве верхней границы допустимого суммарного индуцированного риска для рассматриваемой ситуации можно принять величину, составляющую 10% от спонтанного уровня риска рождения ребенка с ВПР, равного 6%, что соответствует 0,6%.

Обнаружить в эпидемиологических исследованиях такое увеличение генетического риска достаточно трудно. Как показывают расчеты, оно может оказаться статистически значимым (достоверным) при одногодичном наблюдении за популяцией численностью приблизительно 700 тысяч человек. При увеличении срока наблюдения до 10-12 лет величина когорты, необходимой для достоверного выявления роста ВПР, сокращается до 70-35 тысяч человек.

В процессе обсуждения приемлемого значения нормативов облучения женщин в связи с Чернобыльской аварией были рассмотрены различные значения ожидаемых доз – 35, 50 и 75 сЗв за всю жизнь. В таблице 7. представлены результаты наших расчетов индуцированного радиацией (т.е. дополнительного к спонтанному уровню) риска ВПР у детей женщин, родивших спустя разное время после начала аварии, при ожидаемой накопленной дозе за жизнь, равной 35 сЗв.

Таблица 7. Риск появления индуцированных радиацией ВПР у потомства женщин через различное время после аварии на ЧАЭС, %.

(Ожидаемая доза за жизнь принята равной 35 сЗв ) (153) Время после аварии (годы) Показатели индуцированного радиацией риска 1 2 3 5 10 20 Генетический риск 0,01 0,01 0,01 0,02 0,03 0,04 0, Риск внутриутробного облучения 0,7 0,2 0,2 0,2 0,1 0,1 0, Суммарный риск 0,7 0,2 0,2 0,2 0,1 0,1 0, Из таблицы 7.2 можно видеть, что при облучении только в первый год после аварии, соответствующем ожидаемой дозе за жизнь 35 сЗв, наблюдается незначительное повышение предлагаемой величины (0,6%) – до 0,7%, Однако в последующие годы дополнительный риск за счет индуцированных генетических последствий и последствий облучения in utero резко – в 3,5-6 раз снижается. Статистически достоверное увеличение частоты ВПР у детей, рожденных через 2-30 лет после аварии, вряд ли будет выявлено при эпидемиологических исследованиях, даже в течение нескольких лет. Определяющим частоту ВПР во все периоды после аварии (кроме 30 лет) является внутриутробное облучение.

Результаты проведенных расчетов, в том числе и на основе данных таблицы 7.2, с учетом динамики снижения доз облучения щитовидной железы (которое может оказать существенное влияние на эмбрион и плод) подтвердили правильность данной нами в мае 1986 года рекомендации о временной эвакуации беременных женщин и детей до 12 лет с территории наиболее загрязненных западных районов Брянской области. Согласно решению, принятому областными органами государственной власти, с этих территорий было временно вывезено беременных женщин и 12 тысяч детей. Это позволило в среднем примерно вдвое уменьшить эффективяую дозу и, следовательно, риск внутриутробного облучения у беременных женщин: при этом сумарный индуцированный риск стал меньше 0,6% (в среднем он равнялся 0,3-0,4%). У временно эвакуированных детей также отмечено значительное (примерно двукратное) снижение средней эффективной дозы облучения за 1986 год;

при этом до 3-4 раз уменьшилась накопленная доза облучения щитовидной железы.

Для женщин, работающих с источниками ионизирующего излучения, рекомендации по ограничению облучения в случае установленной беременности содержались еще в публикации №26 МКРЗ (205). В этих рекомендациях предлагалось действовавшую в то время годовую дозу профессионального облучения ограничить для женщин до 3/10 (условия работы „Б“), т.е. до 1,5 сГр. В дальнейшем, в публикации №60 МКРЗ эта рекомендация по защите беременных женщин, работающих с ионизирующим излучением, была конкретизирована и ужесточена: при равномерном в течение года облучениии доза, полученная плодом в течение двух критических месяцев (в течение 8-15 недель после оплодотворения) не должна превышать 1мЗв. Комиссия рекомендовала, чтобы доза поддерживалась на таком низком уровне, который возможно достичь. В соответствии с этими рекомендациями указанное выше ограничение дозы было распрстранено не только на беременных женщин профессиональной категории, но и на всех женщин в возрасте до 45 лет, работающих с источниками ионизирующего излучения. Иными словами, допускается вероятность наличия беременности у всех работающих женщин указанного возраста – т.н. „потенциальной беременности“;

при этом не требуется врачебного подтверждения факта беременности. Второе ужесточение касается отнесения допустимой дозы 1 мЗв за любые два месяца работы не к плоду, а к поверхности нижней части живота. В этих условиях доза, поглощенная плодом, будет заведомо ниже дозы на поверхности живота.

Еще более жесткие ограничения преъявляются к радиационной защите женщин, работающих с радиоактивными веществами в открытом виде, учитывая возможность длительного периода облучения (до полного распада радионуклидов или выведения их из организма) даже при полном прекращении поступления в организм долгоживущих радионуклидов (например, радия-226, цезия-137, стронция-90 и др.). Поэтому годовое поступление радионуклидов в организм женщин не должно превышать 1/20 установленного годового предела для лиц профессиональной категории.

В соответствии с отечественными НРБ-99 (189) администрация предприятия обязана перевести беременную женщину на весь период беременности и грудного вскармливания ребенка на работу, не связанную с источниками ионизирующего излучения, со дня ее информации о факте беременности.

С целью снижения доз облучения населения в результате проведения РЛИ официальное требование состоит в приоритетном использовании там, где это возможно, нерадиационных диагностических методов (например, УЗИ, термография и др.). Проведение РЛИ (кроме профилактических исследований грудной клетки) допускается только по клиническим показаниям. При применении РЛИ необходимо выбирать наиболее щадящие, т.е. наименее дозообразующие, методы и технические приемы их осуществления. Риск отказа от РЛИ должен заведомо превышать риск от облучения при их проведении. Эти основополагающие требования радиационной безопасности пациентов и населения записаны в разработанных при нашем участии действующих санитарных правилах проведения РЛИ (50). Строгое выполнение их особенно важно при РЛИ лиц репродуктивного возраста, в первую очередь – детей.

Для исключения облучения эмбриона в те ранние сроки (первые 4- недель) беременности, когда она еще не распознана, в большинстве стран, в том числе и в России, при проведении РЛИ введено т.н. „правило десяти дней“. Это единственно полностью удовлетворительное решение данной проблемы, создающее гарантию, что нежелательное облучение эмбриона не произойдет. Такая гарантия может быть достигнута проведением у женщин детородного возраста рентгенологических исследований желудка или органов таза только во время первых 10 дней после начала менструального периода, т.е. когда нет сомнений в отсутствии беременности. На практике правило десяти дней можно применять в отношении несрочных рентгенологических процедур. Естественно, что необходимые для установления диагноза рентгенологические исследования в неотложных случаях не могут быть отсрочены. Однако и в этих случаях, если ситуация позволяет, необходимо расспросить женщину перед рентгенологическим исследованием о возможноом нахождении ее в состоянии беременности (244) и принять возможные меры для снижения дозы облучения нижней части живота.

Вследствие большой вероятности рождения неполноценного ребенка рекомендуется искусственное прерывание беременности, если доза, полученная эмбрионом в течение первых 6 недель после зачатия, превышает 0,1 Гр (244). Эта величина вошла в законодательство многих стран. Имеется, однако, предложение (211) об ограничении этой величины 0,05 Гр. В любом случае решение о прерывании беременности должно приниматься с учетом возможности по медицинским причинам повторной беременности, а также, естественно, с согласия на искусственное прерывание беременности самой женщины после разъяснения ей возможного риска облучения для ребенка, а также возможности в дальнейшем повторной беременности.

При медико-генетическом консультировании предлагается считать приемлемым повышение величины генетического риска с 6% (спонтанный риск) до 10%. Генетический риск в диапазоне от 10 до 20 % расценивается как противопоказание к деторождению, а в случае наступившей беременности – показанием к ее искусственному прерыванию (аборту).



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.