авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«A.N.LIBERMAN RADIATION AND REPRODUCTIVE HEALTH Sankt-Petersburg 2003 А.Н.ЛИБЕРМАН РАДИАЦИЯ ...»

-- [ Страница 5 ] --

Эти данные были учтены в инструкции по предоставлению возможности прерывания беременности по медицинским показаниям женщинам старше 45 лет (93). Прерывание беременности по генетическим показаниям в Беларуси позволило с 1992 года стабилизировать число ВПР у новорожденных на цифре 17 (на 1000 новорожденных), но, естественно, не остановило рост ВПР (137).

Радиационная защита лиц репродуктивного возраста относится, разумеется, не только к женщинам, но и к мужчинам, а также (и особенно) к детям и подросткам. Во всех случаях, когда это возможно (например, при проведении РЛИ) должны при необходимости приниматься дополнительные меры по защите гонад (с помощью защитных съемных экранов, специальных защитных футляров и т. п.).

Особого внимания требуют ситуации, которые могут сопровождаться воздействием ионизирующего излучения на многочисленные контингенты.

С учетом этого по нашему предложению в отечественных НРБ-99 (189) записано требование о недопущении (как правило) к выполнению работ в условиях т.н. „планируемого повышенного облучения“, т.е. аварийных работ мужчин моложе 30 лет. Следует в связи с этим напомнить, что в работах по ликвидации Чернобыльской аварии приняло участие от тысяч до 800 тысяч лиц преимущественно молодого возраста (в основном военнослужащих). В этих условиях даже относительно небольшой генетический риск может затронуть потомство сотен молодых людей.

Безусловно важно с позиций охраны здоровья женщины и ее будущего ребенка содержащееся в НРБ-99 (189) требование о недопущении женщин к работам, сопровождающимся планируемым облучением. (Заметим, кстати, что в работах по ликвидации Чернобыльской аварии участвовало примерно 3%, т.е. 15-25 тысяч женщин преимущественно фертильного возраста).

На основе выявленной зависимости степени мутационных изменений в половых клетках от промежутка времени между облучением и моментом оплодотворения можно сформулировать практическую рекомендацию по минимизации возможных генетических нарушений у потомства. Так, рекомендуется, чтобы интервал времени между облучением вследствие, например, РЛИ области таза, и зачатием составил бы не менее 6 месяцев (244). Эта рекомендация, по нашему мнению, может быть распространена и на случаи планируемого повышенного облучения.

Изменение с возрастом генетической чувствительности женщин необходимо учитывать при оценке их радиационной безопасности в профессиональной сфере и при медицинском облучении (231, 153). При определении необходимых мер защиты органов репродуктивной системы необходимо учитывать не только возрастные изменения спонтанного генетического риска (таблица 3.1), но и возможность увеличения с возрастом средней гонадной дозы (СГД) и, соответственно, генетически значимой дозы. Так, анализ результатов выборочных исследований, проведенных Н.В. Целиковым в Воркуте, позволил установить, что женщины старше 30 лет в 1,5 раза чаще по сравнению с молодыми женщинами (20-29 лет) получают по 5 и более РЛИ в год. Это приводит к заметному увеличению их вклада в ГЗД;

СГД женщин старше 30 лет составляет по этим данным 1 сЗв, что соизмеримо с дозой профессионального облучения.

Таким образом, при оценке возможного генетического риска РЛИ следует учитывать не только молодых пациенток, но и женщин старшего репродуктивного возраста. Несмотря на меньшую радиочувствительность репродуктивной функции у женщин этой возрастной категории они могут вносить существенный вклад в суммарную ГЗД облучения женского населения в результате более частого проведения РЛИ.

Широкое распространение телевизоров цветного изображения, работающих при анодном напряжении 20-22 кв и более, поставило вопрос об оценке их как источников длинноволнового рентгеновского излучения.

Воздействию такого излучения могут подвергаться длительное время практически все группы населения. Поэтому следовало оценить в первую очередь степень генетического риска облучения телезрителей и обосновать с этих позиций предельно допустимую мощность дозы рентгеновского излучения телевизионных приемников.

Первый норматив рентгеновского излучения телевизоров, предложенный в 1946 году (мощность дозы у поверхности телевизора не более 12,5 мР/ч), был основан на стремлении уменьшить вероятность возникновения соматических повреждений у телезрителей. В 1955 году в США предельно допустимая мощность дозы излучения телевизоров была снижена до 3 мР/ч. Близок к этому значениюи норматив, принятый АSA в 1958 г. – 2,5 мР/ч. Наиболее серьезная попытка обосновать предельно допустимую мощность дозы рентгеновского излучения телевизоров была предпринята в 1959 г. При этом исходили из предположения, что дополнительное облучение населения, создаваемое телевизорами, не должно превышать 5% средней дозы фонового (природного) излучения, равного 120 мбэр/год. В этом случае, согласно проведенным расчетам, максимальная мощность дозы рентгеновского излучения составляет 0, мР/ч на расстоянии 5 см от поверхности экрана и корпуса телевизора. Это предложение было принято МКРЗ в 1960 году. В дальнейшем указанное значение мощности дозы рентгеновского излучения телевизоров было воспроизведено в Публикации №9 МКРЗ (287), а также в рекомендациях Международной электротехнической коммиссии (МЭК).

За длительный период времени с момента введения указанного норматива в различных странах проведена значительная работа по совершенствованию телевизоров и обеспечению защиты от рентгеновского излучения. Это, в свою очередь, создало предпосылки для пересмотра и внесения изменений в требования по допустимому выходу рентгеновского излучения за пределы корпуса телевизоров.

Для реализации этой задачи в течение 1967-1973 гг. нами совместно с М.А Невструевой, И.Э Бронштейн, М.В. Сафроновой, Э.М. Крисюком и другими сотрудниками (185, 150) было проведено изучение радиационно гигиенических характеристик выпускаемых отечественными производителями и некоторых импортных цветных и черно-белых телевизоров, а также обоснованы требования к их радиационной защите.

Всего обследовано около тысячи телевизоров разных типов.

Было установленно, что при работе в нормальном режиме анодного напряжения или превышении его на 4-5 кВ мощность дозы рентгеновского излучения телезизоров как черно-белого, так и цветного изображения не превышает 100 мкР/ч. Однако при увеличении анодного напряжения свыше 28 кВ (для кинескопов с бариевым стеклом экрана) или 31 кВ (для кинескопов со стронциевым стеклом экрана) мощность дозы рентгеновского излучения может превысить 100 мкР/ч. Наряду с этим была показана необходимость усиления защиты некоторых типов кенотронов (стабилизаторов высокого напряжения) и кинескопов.

Для расчета ГЗД определялись средние гонадные дозы в сочетании с учетом ожидаемого числа детей. (т.е. с учетом возврастно-половой структуры населения).

Сумарные результаты расчетов ГЗД представлены в таблице 7.3.

Из приведенных в таблице 7.3 данных можно видеть, что относительно более высокие значения ГЗД облучения за счет телевизоров (0,66 мбэр/год) отмечаются, как и следовало ожидать, в младшей возрастной группе – у детей в возрасте до 14 лет. ГЗД облучения лиц мужского пола за счет телевизоров существенно (более, чем в 4 раза) выше, чем у женщин.

Таблица 7. Максимальное значение генетически значимой дозы облучения населения, обусловленного рентгеновскими излучением телевизоров в СССР (мкбэр/год) (150) Возрастные Максимальная ГЗД облучения когорты, лет мужчин женщин общая 0 –14 544,80 119,66 664, 15 – 44 170,64 24,55 195, 45 и старше 2,71 0,06 2, Все возрасты 718,25 144,27 862, Это связано, в основном, с более поверхностным (и, следовательно, более „достигаемым“ для мягкого рентгеновского излучения) расположением мужской половой железы (яичкек). Необходимо учитывать, что приведенные в таблице 7.3 значения характеризуют не средние, а максимальные значения, поскольку получены при допущении наличия у 100% зрителей цветных телевизоров, создающих относительно более высокие уровни излучения. С учетом вышесказанного можно полагать, что реальные значения ГЗД облучения населения от телевизионных приемников не превысят 1 мбэр/год (1000 мкбэр/год). Это значение ГЗД, как показали расчеты и измерения, будет соблюдаться, если максимальная величина мощности дозы на расстоянии 5 см от поверхности экрана и корпуса телевизора не превысит 100 мкР/ч (0,1 мР/ч). Именно это значение допустимой мощности дозы по нашему предложению вошло в государственный стандарт на требования безопасности к бытовым телевизорам и действует до настоящего времени.

Выполнение действующего в России норматива мощности дозы допустимого рентгеновского излучения телевизоров обеспечивает поддержание ГЗД, создаваемого этим излучением, на достаточно низком (и в то же время реально достижимом) уровне. Фактические же (средние) уровни ГЗД населения за счет телевизоров будут в несколько раз меньше этой величины, что обеспечит высокий уровень радиационной (генетической) безопасности. Для сравнения укажем, что ГЗД населения за счет РЛИ почти на два порядка выше.

МКРЗ на своем заседании в Дубне в 1977 году рассмотрела, в частности, наши материалы по обоснованию норматива допустимой мощности дозы телевизора в качестве проекта международной рекомендации. Согласившись в принципе с нашим обоснованием норматива, МКРЗ, сославшись на техническую неподготовленность телевизионной промышленности в некоторых странах, сохранила в качестве международного свой прежний норматив (0,5 мР/ч.).

Одним из дискуссионных вопросов нормирования облучения лиц репродуктивного возраста является принятое во многих радиобиологических и радиационно-гигиенических исследованиях отнесение установленных значений допустимых доз исключительно к дозам облучения гонад, а, в случае облучения беременных женщин, – к дозе облучения плода. В ряде экспериментальных исследований, в том числе проведенных нами и нашими сотрудниками (211, 152) показана существенная роль опосредованных нейрогуморальным путем влияний облучения других частей тела и организма в целом как при беременности, так и вообще при облучении женщин и мужчин фертильного возраста. Из этого следует необходимость учета возможного негативного влияния на развивающийся эмбрион и плод, а также на репродуктивное здоровье в целом. облучения других „критических органов“, в частности, органов нейроэндокринной системы, иммунной системы и других.

Таким образом, меры по нормированию и ограничению облучения лиц, репродуктивного возраста многообразны. Они основаны на оценке генетического и внутриутробного рисков облучения и включают снижение доз облучения лиц репродуктивного возраста в условиях радиационной аварии, работы с источниками ионизирующего излучения, при техногенном облучении (РЛИ, телевизоры и др.), а также применение „правила десяти дней“ и рекомендуемого периода времени между облучением и зачатием. Комплексное использование этих мер позволит существенно уменьшить опасность облучения для репродуктивного здоровья населения.

Генетический мониторинг Генетический мониторинг за населснием должен быть связан с радиационно-генетическим мониторингом загрязнения окружающей среды. Однако генетический мониторинг, который осуществлялся бы на всей территории России, в настоящее время отсутствует. В предлагаемой системе генетико-гигиенического мониторинга (213) основной предпосылкой служит представление о том, что в окружающей человека среде всегда находится комплекс факторов и (или) химических веществ, обладающих потенциальной генотоксичностью или способностью (при сочетанном воздействии) к модификации этих эффектов. Для адекватной оценки сложной многокомпонентной системы необходимо определить именно ее суммарные генотоксические эффекты. Одновременное использование нескольких тест-объектов позволяет с большей надежностью делать заключение о наличии мутагенной активности в пробах окружающей среды. Наличие мутагенности в таких пробах позволяет высказать предположение, что у людей, живущих в данном регионе, может наблюдаться повышенный уровень генетических нарушений. Для его оценки, с одной стороны, используют эпидемиологические методы (сведения о спонтанных абортах, ВПР, онкологических заболеваниях, наследственных болезнях и заболеваниях с выраженной генетической компонентой и т.д.). С другой стороны, применяют методы непосредственного выявления генетических нарушений в соматических клетках (уровень хромосомных аберраций, сестринских хроматидных обменов, микроядер, повреждений ДНК, генных мутаций в клетках периферической крови) и половых клетках человека (анеуплоидия, транслокации в сперматозоидах). В последние годы широко используют микроядерный тест, одна из модификаций которого относится к категории неинвазивных (учет микроядер в эпителиоцитах слизистой оболочки ротовой полости). Следует, однако, учитывать, что всегда существует категория людей с повышенной индивидуальной чувствительностью, для которых высока потенциальная опасность возникновения генетических повреждений (дефекты репарации ДНК, измененный метаболизм генотоксикантов и др.). Выявление таких лиц для формирования групп повышенного генетического риска является необходимой предпосылкой для проведения социально-гигиенического мониторинга качества окружающей среды и здоровья человека (213).

По мнению (51), основанному на обследовании 126 семей, цитогенетические исследования следует проводить при наличии в семье случаев невынашивания беременности и мертворождения, рождения ребенка с ВПР, не исключая при этом семьи, где, кроме детей с ВПР, имеются здоровые дети.

Спонтанные уровни аберраций хроматидного, хромосомного и, особенно, геномного спектров в организме здорового человека крайне низки – порядка 10-2, 10-3, 10-5 на клетку соответственно. Поэтому повышенные уровни их в лимфоцитах крови могут служить объективными биоиндикаторами радиационной и химической опасности для наследственности и здоровья людей (244).

Анализ генетических последствий Чернобыльской и других ядерных катастроф для населения должен, как отмечает В.А.Шевченко (261), проводиться в ходе многолетнего эпидемиологического обследования в районах, пострадавших от воздействия ионизирующего излучения, и контрольных. Это обследование (мониторинг) должно включать в себя оценку широкого спектра наследственных аномалий в ряде поколений человека, связанных с появлением генных, хромосомных и геномных нарушений генетического материала. Такие масштабные исследования в связи с Чернобыльской аварией не проводятся;

поэтому оценку генетического риска облучения популяций человека в реультате этой аварии целесообразно проводить на основе подходов, разработанных для других радиационных ситуаций. При этом важнейшим вопросом для оценки риска облучения человека является вопрос о дозах, полученных отдельными лицами. В связи с неточностями официальных данных о дозах облучения ликвидаторов целесообразно использовать метод биологической дозиметрии.

Применение этого метода создает реальные возможности для определения поглощенных доз, полученных людьми в разных радиационных ситуациях.

С целью выявления групп наследственного онкориска, который может возрастать в условиях комплексного мутагенного давления в работе (200) проводится генетический скриннинг рака молочной железы женщин, проживающих в г.Гомеле и Гомельской области. Среди 726 родословных выявлено 372 (45%) с повторными случаями онкозаболеваний среди кровных родственников и 56 (7,7%) родословных с синдромами наследственного рака молочной железы и других органов. Организован регистр семейного рака молочной железы и профилактический регистр региона.

Заслуживает внимания опыт Республиканского центра охраны здоровья матери и ребенка (г. Алматы), создавшего и внедрившего систему Национального генетического регистра. Разработана также организационная модель регионального управления профилактики перинатальной заболеваемости и смертности от генетических нарушений, включающая дифференцированный объем проводимых мероприятий и критерии оценки их выполнения, что, по мнению автора (217), позволит снизить частоту рождения детей с ВПР в Семипалатинском регионе и даст значимый социально-экономический эффект.

Таким образом, основной целью генетического мониторинга является своевременное выявление возможных генетических нарушений у облученных лиц и у их потомства в поколениях, включая также выявление генетических нарушений в соматических клетках и оценку связанного с ними риска канцерогенеза и других последствий для здоровья.

Генетический мониторинг занимает важное место в системе мер по охране репродуктивного здоровья.

Профилактические и лечебные мероприятия Профилактика и лечение нарушений репродуктивного здоровья, наступающих после воздействия ионизирующего излучения, представляют собой актуальную проблему радиационной медицины. Эта проблема, к сожалению, еще далека от своего практического решения.

В руководстве (129) рассмотрены общие принципы профилактики нарушений репродуктивной системы (схема 7.1). Они включают по существу широкий комплекс оздоровительно-гигиенических, медико генетических и эмбриологических составляющих, направленных как на профилактику, так и на коррекцию (лечение) уже возникших отклонений в репродуктивной системе.

Восстановление и сохранение репродуктивной функции включает в себя, как указывается в (248), целый ряд научных дисциплин и медицинских технологий: гинекологию, андрологию, сексопатологию, инфектологию, оперативную органосохраняющую репродуктивную гинекологию и андрологию (включая эндоскопические методы), гинекологическую и андрологическую эндокринологию, вспомогательные репродуктивные технологии, маммалогию, иммунологию репродукции, психологию, психотерапию репродукции. Помимо этого, во всех основных составляющих репродуктивной медицины (кроме регулирования репродуктивной функции) находят применение гемотрансфузиология и гравитационная хирургия крови. Сохранение генофонда требует участия экологической медицины, криобионики и генетики.

Представленная выше структура репродуктивной медицины не может, разумеется, исчерпать все возможные направления и разделы. Так, далеко не последнюю роль для нормального протекания процессов становления, реализации и сохранения репродуктивной функции имеют социально-гигиенические исследования, поскольку условия жизни, питания, труда, социального обеспечения и пр. могут оказать существенное влияние на репродуктивное здоровье различных групп населения.

Неблагоприятная ситуация в отношении репродуктивного здоровья, сложившаяся в России, подчеркивает, в числе других социальных и экономических мер, необходимость совершенствования профилактики нарушений их репродуктивной функции как основной медицинской составляющей воспроизводства населения (129).

Существенную роль в рассматриваемой проблеме играет предупреждение возможных нарушений в репродуктивной системе женщины и здоровья ее потомства после радиационных аварий и других инцидентов. Так, разработана система лечебно-профилактических • Оздровление окружающей среды • Познание законов социальной экологии • Формирование экологической культуры общества ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ • Проведение профотбора и рационального МОДЕЛЬ трудоустройства • Выбор оптимального срока зачатия • Составление регистров наследственных заболеваний в регионе ГЕНЕТИЧЕСКАЯ • Своевременное прерывание беременности МОДЕЛЬ после проведения генетического скрининга • Пропаганда здорового образа жизни • Отказ от вредных привычек • Усиление механизмов детоксикации и адаптации с помошью антиоксидантов, антигипоксантов,мембраностабилизаторо АККУМУЛЯЦИОННАЯ в, иммуномодуляторов и т.д.

МОДЕЛЬ • Проведение рациональной терапии с использованием немедикаментозных методов, фитотерапии и гомеотерапии • Антенатальная охрана плода • Проведение превентивных курсов ОНТОГЕНИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ с учетом возрастной адаптации лечения Схема 7.1. Профилактика патологии репродуктивной системы (129) и реабилитационных мероприятий, направленных на смягчение радиационного воздействия на репродуктивтивную систему женщин, проживающих в районах, пострадавших от испытаний на СИП (59). Этот комплекс включает меры по повышению устойчивости организма к воздействию радиации с коррекцией гормонального и иммунного гомеостаза, повышением реактивности организма;

– восстановление двухфазного менструального цикла, иммуннокоррекцию у женщин второго поколения, что способствует повышению фертильности, профилактике гормональнозависимых заболеваний;

– снижение перинатальных поражений у новорожденных путем планирования беременности с охраной периовуляторного и гестационного периодов, перинатальной диагностикой в группах риска, ранним выявлением и наблюдением за формирующейся патологией в неонатальном периоде.

Реализация указанного комплекса мероприятий, по данным автора (58), дала положительные результаты. Отмечено снижение гинекологической заболеваемости с временной утратой работоспособности на 42,8% (в случаях) и на 64,3% (в днях). Заболеваемость, обусловленная осложнениями течения беременности и послеродового периода, снизилась на 47,1% и 47,6% соответственно. Величина гестозов и анемий у беременных женщин снизилась в 2 2,4 раза. Перинатальная патология ЦНС уменьшилась в 1,8 раза, частота гипотрофии плода – в 3,3 раза, сократилось число выявленных аномалий развития. Частота рождения здоровых детей на фоне проводимых мероприятий увеличилась в два раза.

В разработанных нами совместно с И.А. Зыковой, М.В. Сафроновой, Т.А.

Фарбтух и соавторами методических рекомендациях (175а, 61а) изложен комплекс мер по охране репродуктивного здоровья женщин, работающих с источниками ионизирующего излучения, и методам оценки состояния их репродуктивной функции. Указывается, что для женщин этой профессиональной категории должны быть созданы наиболее благоприятные санитарно-гигиенические условия труда и обеспечено безусловное выполнение действующих норм и правил радиационной безопасности. Необходимо проводить комплекс оздоровительных и лечебных мероприятий, направленных на предотвращение или снижение общей и гинекологической заболеваемости. Женщинам с часто рецидивирующими заболеваниями в критические периоды (весной, осенью) показано соответствующее санаторно-курортное лечение, направление в заводские профилактории и т.п. При наличии у женщин симптомов нарушений менструальной функции рекомендуются мероприятия, коррегирующие эти нарушения. Основным профилактирующим мероприятием для этих женщин, является наиболее ранняя их диагностика. При нарушении менструальной функции на период лечения рекомендуется переводить женщину на работу, не связанную с излучением, поскольку именно для этой категории женщин в связи с обычно более поздней диагностикой у них беременности возникает опасность и более длительного облучения эмбриона. По согласованию с администрацией может быть решен вопрос о временном переводе женщины на работу, не связанную с излучением, при планировании ею беременности. Все беременные женщины этой профессиональной категории относятся к группе повышенного риска;

они должны систематически проходить более тщательное и полное медицинское обследование.

Все женщины, профессионально связанные с ионизирующим излучением, помимо обследования специалистами – терапевтом, невропатологом, окулистом, хирургом, оториноларингологом и дерматологом (последний – по показаниям), осматриваются акушером гинекологом. В перечень противопоказаний для работы женщин с источниками ионизирующего излучения включены: злокачественные опухоли, стойкие нарушения менструальной функции, беременность в период лактации, хронические воспалительные заболевания матки и придатков с частыми обострениями, привычное невынашивание беременности и антенатальное повреждение плода у женщин детородного возраста. Перечень дополнительных медицинских противопоказаний включает также и предраковые заболевания, склонные к метастазированию, а также заболевания эндокринной системы (175а, 61а).

В программу обследования женщин, работающих с источниками ионизирующего излучения, акушером-гинекологом входит анализ данных профессионального маршрута, сбор и анализ гинекологического анамнеза, а также проведение объективного исследования состояния репродуктивной системы. Особое внимание при этом уделяется изменениям состояния эндокринной системы, проявляющимся в нарушениях менструально-овариальной функции, в частности у женщин в возрасте старше 35 лет. Не менее важным для уже рожавших женщин имеют данные о весе, росте и других показателях физического и умственного развития новорожденных, проявлении врожденных аномалий развития в течение первых десяти лет жизни. Показаниями для углубленного обследования женщин – профессионалов являются:

– кратковременное облучение в дозах, превышающих установленный годовой предел професионального облучения;

– наличие (или подозрение на наличие) заболеваний, являющихся противопоказаниями для работы женщин в сфере профессионального воздействия радиационного фактора;

– данные о нарушениях течения беременности, родов, а также отклонениях в состоянии умственного или физического развития детей, которые могут быть связаны с условиями труда женщин.

При оценке возможного влияния условий труда на репродуктивное здоровье женщин существенное значение имеет учет перенесенных органических и функциональных заболеваний нервной системы, авитаминозов и нарушений питания, тяжелых соматических заболеваний, инфекционных заболеваний, специфически поражающих генеративную функцию женщин. Необходимо также оценить социальные и бытовые условия женщин, наличие проявлений психологического стресса, вредные привычки и др., которые, в свою очередь, могут быть либо причиной нарушения репродуктивной функции, либо способствовать появлению этих нарушений на фоне профессионального воздействия малых доз ионизирующей радиации на организм женщины.

Результаты обследования беременных женщин, проживающих на радиоактивно загрязненных территориях (211, 152, 57, 59 и др.), свидетельствуют о необходимости, с целью профилактики стрессовых расстройств, организации эффективной психологической помощи беременным женщинам в женских консультациях, родильных домах и центрах (кабинетах) психологической реабилитации. Привлечение психологов и психиаторов к обследованию и лечению больных бесплодием, несомненно, целесообразно;

участие этих специалистов является фактором, повышающим результативность лечения.

Как, уже указывалось, одним из распространенных страданий у ликвидаторов и лиц из населения, вовлеченных в Чернобыльскую аварию, является синдром хронической усталости. Этот синдром негативно влияет как на „общее“, так и на репродуктивное здоровье. Чернобыльцы, у которых диагностирован синдром хронической усталости, подлежат комплексному лечению, которое, по мнению (181), должно включать:

– дозированный режим отдыха и физической нагрузки;

– экологически чистую электроактивированную питьевую воду;

– растительные микроэлементные средства в качестве стимулирующих, иммунокоррегирующих и антиаллергических добавок к очищенной воде;

– витаминотерапию (В-комплекс, витамин С внутримышечно или внутривенно на 40% глюкозе);

– разгрузочно-диетическую терапию;

– небольшие дозы дневных транквилизаторов;

– водные процедуры (кислородные ванны и душ Шарко);

– аутогенную тренировку, общую и психологическую релаксацию;

– гомеопатический иммунокорректор;

– ноотропные препараты или церебролизин в заключительной фазе долечивания.

По данным авторов (181), примененная терапия оказалась эффективной у 85% пациентов.

Весьма перспективными препаратами для профилактики и терапии постчернобыльской патологии, в том числе нарушений репродуктивного здоровья, являются средства, замедляющие ускоренное старение, обладающие антиоксидантной и антирадикальной активностью, иммуностимуляторы, стресспротекторы, пригодные для длительного применения (107).

Самое серьезное внимание в системе профилактических мероприятий по охране репродуктивного здоровья в условиях воздействия ионизирующей радиации следует уделять детям и подросткам. Высказывается мнение (208), что при организации наблюдения за детьми, подвергшимися воздействию факторов Чернобыльской аварии, предпочтение следует отдавать не дорогостоящим скриннинговым диагностическим мероприятиям, а индивидуальному подходу с грамотным использованием консультативно-диагностической сети, созданной в контролируемых районах. При разработке социальных мер зашиты следует прежде всего обращать внимание на организацию полноценного питания и создание нормального эмоционального климата.

Реабилитационные мероприятия должны включать витаминотерапию, неспецифические физические методы воздействия, санаторно-курортное лечение в средней полосе, фитотерапию, различные нетрадиционные (народные) неспецифические средства. Следует проявлять онкологическую настороженность: необходимо быть готовыми к росту числа злокачественных заболеваний (особенно лейкозов) у детей. Важно своевременное выявление и лечение этого заболевания, для чего, в частности, необходимо периодически (а также по показаниям) производить клинический анализ крови с подсчетом числа тромбоцитов. С целью своевременного выявления рака щитовидной железы все дети с узловатым зобом и гиперплазией тимуса должны направляться к специалисту онкологу-эндокринологу (208).

Для более полного выявления возможных негативных последствий влияния предприятий атомной индустрии на здоровье населения и разработке мер по минимизации такого влияния предлагается (172):

– сделать доступными для населения, проживающего в районах расположения атомных объектов, данные по радиоактивному загрязнению окружающей среды и по влиянию радиации на здоровье человека;

– провести международные исследования генетических последствий радиационного воздействия и состояния здоровья населения, проживающего в указанных районах.

По мнению (232), назрела необходимость создания государственной службы минимизации радиационной и химической опасности „для охраны наследственности и здоровья населения“;

при этом мониторинг хромосомных и геномных аберраций должен иметь „стратегическое значение“.

Таким образом, выше рассмотрен комплекс мер, направленных на охрану репродуктивного здоровья населения как в аварийных условиях, так и при „нормальной“ эксплуатации источников ионизирующего излучения в профессиональных условиях, при проведении медицинских РЛИ, а также регламентация с радиационно-генетических позиций облучения населения от техногенных источников облучения. Особое внимание должно быть уделено обоснованию критериев и методов нормирования облучения лиц репродуктивного возраста и системы мер по его ограничению. Комплекс оздоровительно профилактических и лечебных мероприятий у лиц репродуктивного возраста при воздействии на них ионизирующего излучения включает:

– своевременное выявление и лечение нарушений репродуктивного здоровья путем улучшения медицинской помощи женщинам и мужчинам репродуктивного возраста;

– снижение гинекологической, общей заболеваемости и перинатальных поражений;

– эффективное диспансерное наблюдение за детьми;

– профилактику стрессовых расстройств;

– оказание психологической и психотерапевтичесной помощи и реабилитация пострадавших;

– своеременное выявление и лечение синдрома хронической усталости с применением общеукрепляющих и антиоксидантных средств.

Заключение В настоящей монографии впервые предпринята попытка осуществления комплексного подхода к оценке сочетанного влияния ионизирующего излучения и нерадиационных факторов чрезвычайных радиационных ситуаций, происшедших в основном в середине и конце прошлого века, на показатели, характеризующие репродуктивное здоровье различных контингентов лиц, вовлеченных в среду воздействия этих ситуаций – детей и подростков, взрослого населения, ликвидаторов, беременных женщин и др. Для этого потребовались анализ и обобщение накопленных результатов отечественных и зарубежных исследователей, выполненных с использованием различных методов – генетических, цитогенетических, биохимических, иммунологических, клинико-физиологических, эпидемиологических и др. В книге проанализирован также опыт нормирования (или ограничения) облучения, а также проведения организационных и лечебно-профилактических мероприятий по предотвращению или смягчению негативных последствий воздействия ионизирующего излучения у лиц репродуктивного возраста в условиях экстремальных радиационных ситуаций, а также при профессиональном, медицинском и некоторых других видах облучения населения. При написании книги проведен также анализ и собственных исследований и наблюдений автора и его сотрудников за населением (детским и взрослым, и беременными женщинами), проживающими на радиоактивно загрязненных территориях вследствие Чернобыльской аварии, а также обоснованных нами предложений по ограничению облучения и профилактическим мероприятиям у лиц репродуктивного возраста в профессиональной сфере, при РЛИ и при радиационных авариях.

В рамках поставленной проблемы „Радиация и репродуктивное здоровье” мы сочли возможным рассмотреть преимущественно данные непосредственных клинико-физиологических и эпидемиологических наблюдений на людях, поскольку вопросы экстраполяции данных экспериментальных исследований на человека во многих случаях (например, при оценке генетического риска, цитогенетических и других нарушений) представляют немалые трудности;

эта проблема – предмет отдельного детального рассмотрения.

Отдадая себе отчет в масштабности, многоплановости и сложности рассматриваемой проблемы, автор далек от мысли, что в предлагаемой вниманию читателя книге поставленная цель полностью достигнута.

Необходимо иметь в виду неоднозначность, во многих случаях противоречивость полученных результатов и целый ряд неопределенностей в их оценке и интерпретации.

При изучении генетических последствий воздействия ионизирующего излучения на человека в результате радиационных аварий и других ядерных инцидентов отмечено увеличение частоты ВПР у потомства, снижение его физиологической полноценности – отставание психического развития, снижение устойчивости организма к негативным, в частности к инфекционным, воздействиям, а также увеличение вероятности возникновения у потомства индуцированных опухолей и пр. Эти нарушения могут заметно усиливаться за счет воздействия психологического стресса и других нерадиационных факторов.

Генетическим механизмом возникновения как физиологической неполноценности потомства, так и увеличения у него повышенного канцерогенного риска, по мнению (41), является гетерозиготный груз так называемых „малых” рецессивных мутаций в регуляторных генах (минисателлитных локусах). Популяционные эффекты этих двух типов генетических последствий могут быть более значимыми для человека, чем для других биологических видов. Это обусловлено низким уровнем естественного отбора в постнатальный период развития человека, что связано с работой медицинской и социальной служб.

Таким образом, при прогнозе возможных генетических эффектов радиации в последовательных поколениях должны приниматься во внимание возможное ухудшение биологического (физиологического) качества и усиление генетической нестабильности у потомства облученных родителей.

Проблема оценки генетических последствий облучения еще далека от своего решения. До настоящего времени отсутствует количественная оценка риска вследствие „малых”.

Не оценен в необходимой мере также ущерб от индуцированных радиацией выкидышей и мертворожденных детей. Противоречивы данные о зависимости синдрома Дауна и других ВПР от уровней радиационного воздействия. Еще много неясного остается в оценке относительной значимости радиации и сопутствующих факторов и их сочетаний в увеличении числа ВПР и других генетических нарушений.

НКДАР до настоящего времени не учитывает, что 73,8% „нормальных” людей являются уже носителями тех или иных мутационных изменений (иногда двух и даже трех одновременно), влияющих на жизнеспособность человека. Такая ситуация (взаимодействие генов) приводит к возрастанию отрицательных эффектов на уровне фенотипов за счет модификации одних генов другими. Если микроделения возникают на фоне уже мутантного генотипа, то вероятность появления серьезного генетического нарушения возрастает, что, в свою очередь, должно приводить к увеличению генетического риска. Кроме того, следует иметь в виду, вовлечение в процесс рано проявляющихся доминантных мутаций и наследуемого рака, по которым еще не проводили оценку риска. Все это, по мнению В.А.

Шевченко (262), увеличит ожидаемый генетический риск от воздействия радиации. Возрастанию величины учитываемого генетического риска будет, очевидно, также способствовать расширение в будущем спектра менделевских болезней.

Кроме того, необходимо учитывать что за последнее время концепция прямой линейной зависимости радиационного генетического (а также канцерогенного и др.) риска от дозы (т.н. линейная беспороговая концепция) подвергается критике в связи с появлением работ, свидетельствующих о сверхлинейной зависимости этих нарушений от дозы, т.е. о повышении генетической чувствительности (на единицу дозы) в области малых доз ионизирующего излучения. В качестве примера такого нового подхода к оценке риска можно привести концепцию, принятую ECRR в 2003 году (286).

Учет указанных выше неопределенностей, приводящих в итоге к возможной недооценке радиационного риска, неминуемо приведет и к существенному (во много раз) увеличению значения генетического риска облучения;

в результате он станет, по нашему мнению, не только сопоставим с уровнем радиационного канцерогенного риска, но и, возможно, превысит его.

Переходя к оценке результатов цитогенетических исследований у населения, подвергшегося радиационному воздействию в связи с чрезвычайными радиационными ситуациями, следует отметить индуцированную нестабильность генома соматических клеток (лимфоцитов периферической крови), их повышенную индивидуальную колеблемость, увеличение числа хромосомных аберраций и аберраций хромосомного типа, числа „маркеров радиационного воздействия” – клеток с дицентрическими кольцами и ацентриков, – числа стабильных аберраций, а также появление других отклонений, отсутствующих у здоровых людей. Дестабилизация клеточного генома рассматривается как основной патогенетический механизм неопластической (канцерогенной) трансформации клетки. Она наступает уже при минимальных повреждениях ДНК в условиях сниженного уровня репарационных процессов (200). Развитию раковых заболеваний у людей, подвергшихся воздействию факторов Чернобыльской аварии, способствует повреждение иммунной системы организма (267).

Важно далее указать, что установленный факт наследуемости хромосомных нарушений, которые могут иницировать канцерогенное перерождение соматических клеток, требует дальнейшего изучения для установления, в частности, значений индуцированных облучением родителей нарушений иммунологического статуса и риска наследственного канцерогенеза в поколениях. Сказанное в неменьшей степени относится и к канцерогенному риску облучения in uterо.

Факт увеличения частоты и изменения структуры цитогенетических нарушений подтвержден многочисленными исследованиями и в настоящее время не вызывает сомнений. Однако интерпретация результатов этих исследований сопряжена с немалыми трудностями. По мнению (38), первой причиной расхождений в получаемых данных является использование различных методов культивирования и окрашивания лимфоцитов периферической крови человека. При проведении цитогенетических (равно как и других эпидемиологических исследований) недостаточно учитываются нерадиационные факторы (экологические, социальные и др.). Не уделяется необходимого внимания подбору идентичных групп сравнения;

не учитывается возможное увеличение частоты хромосомных аберраций в результате рентгенологических исследований населения.

Увеличение онкологической заболеваемости среди различных контингентов лиц, вовлеченных в сферу радиационных инцидентов, доказано многими эпидемиологическими исследованиями. Среди таких заболеваний спустя 5-10 лет после крупных радиационных аварий на первое место следует поставить рак щитовидной железы, главным образом среди детей младшего возраста (на момент аварии). Темпы роста заболеваемости раком щитовидной железы в России, хотя и очень значительны, оказались все же заметно меньшими, чем на Украине и, особенно, в Беларуси. Это различие, по нашему мнению, может быть объяснено проведением в наиболее загрязненных районах Брянской области России комплекса мероприятий по снижению уровня накопления радиойода в щитовидной железе детей, начатых уже с первых чисел мая 1986 года.

Расчеты, проведенные на основе данных эпидемиологических исследований, позволили определить атрибутивный риск канцерогенеза для ликвидаторов и населения загрязненных территорий по раку щитовидной железы, по лейкозам и по так называемым солидным опухолям. Как уже указывалось, существенную роль в мутагенезе и злокачественной трансформации играют цитогенетические нарушения в соматических клетках.

Нарушения нормального течения и исхода беременности и родов у женщин, проживающих на радиоактивно загрязненных территориях, являющиеся как правило результатом сочетанного воздействия ионизирующего излучения и нерадиационных факторов (в первую очередь психологического стресса), представляют одно из наиболее очевидных и опасных последствий – как по отношению к самой женщине, так и к ее будущему потомству. Эти нарушения происходят на фоне значительных изменений в состоянии фетоплацентарного комплекса и развития гипопластических состояний;

в их основе – сдвиги нейроэндокринной регуляции, приводящие к фазовым нарушениям протекания общего адаптационного синдрома. У беременных женщин, проживающих на радиоактивно загрязненных территориях, обнаруживаются сдвиги в системе крови и кроветворения, увеличение общесоматической и гинекологической заболеваемости, гормональные нарушения (в том числе в активности тиреотропного гормона).

Негативному воздействию факторов радиационных аварий и других радиационных ситуаций, помимо организма беременной женщины, могут подвергаться эмбрион и плод – наиболее радиочувствительные стадии развития человека. Внутриутробное облучение может привести к увеличению доимплантационной и ранней постимплантационной гибели в результате хромосомных нарушений в бластомерах с последующей дегенерацией первичных клеток. Следствием радиационного воздействия в период основного органогенеза может явиться индукция (дополнительно к спонтанному уровню) ВПР и других генетических нарушений. Облучение в плодный период (особенно на 8-15 неделях внутриутробного развития) может привести к задержке умственного развития, частота которой зависит от дозы облучения плода. У внутриутробно облученных детей отмечено увеличение общего числа аберратных клеток и частоты хромосомных аберраций, числа стабильных и нестабильных хромосом.

Таким образом, под влиянием повышенных уровней радиационного воздействия в сочетании с факторами нерадиационной природы, параллельно с нарушением течения и исхода беременности и родов могут происходить более или менее существенные нарушения внутриутробного развития. Это определяет особо важное значение мер по предотвращению или смягчению возможных негативных последствий этих воздействий в период беременности и родов.

К „критическим группам” населения в чрезвычайных радиационных ситуациях, помимо беременных женщин, относятся, как известно, дети и подростки. Сочетанное воздействие негативных факторов на детей и подростков в экстремальных радиационных условиях приводит, как показали результаты проведенных исследований, к росту перинатальной патологии, увеличению их заболеваемости (нервно-психическими болезнями, болезнями сердечно-сосудистой системы, эндокринными болезнями, болезнями системы пищеварения и др.). Под влиянием радиации в сочетании с психологическим стрессом наблюдается отягощение (соматизация) нервно-психических заболеваний, а также нарушений становления репродуктивной функции у девочек и девушек.

Особенно значителен у детей и подростков рост болезней щитовидной железы, в том числе рака железы. На фоне метаболических, эндокринных и цитогенетических нарушений у детей и подростков, проживающих на территориях радиоактивного загрязнения, а также эвакуированных или переселенных с этих территорий, наблюдается активизация деструктивных процессов и адаптационного потенциала, процессов внутри- и межсистемной дезинтеграции.

При оценке механизма этих нарушений следует учитывать сдвиги в гипоталямо-гипофизарной регуляции, а также доказанную возможность наследственной передачи груза иммунологических и хромосомных отклонений от облученных родителей детям и даже внукам (59 и др.).

Так же, как у детей и подростков, у взрослого населения, отмечается заметный, однако менее выраженный рост заболеваемости (нервно психическими и эндокринными болезнями, заболеваниями крови и кроветворной системы, мочевыводящих путей, пищеварительной системы). Важно отметить, что наибольший рост частоты заболеваний обнаруживается у лиц молодого (репродуктивного) возраста. При этом отмечается „омоложение” ряда серьезных заболеваний – гипертонической болезни, ИБС и некоторых других, протекающих на фоне процессов психической дезадаптации и дезинтеграции. Неудовлетворительные социальные условия жизни и питания, неоправданное переселение, накладываясь на психологический стресс, вызванный в первые годы после Чернобыльской радиационной аварии радиотревожностью, приводят к стойкой соматизации стресс-зависимых заболеваний.

Значительный объем эпидемиологических и клинико-физиологических исследований проведен в отношении ликвидаторов последствий Чернобыльской аварии. В 1986-1987 гг. у них выявилось большое число болезней органов дыхания (почти одна треть всей заболеваемости), нервных и костно-суставных болезней, нарушений обмена веществ и иммунодефицита. Заболевания органов дыхания связаны, по-видимому, с загрязнением воздуха аэрозолями тяжелых металлов (свинца и др.), которые сбрасывались с вертолетов в разрушенный аварией ядерный реактор. В дальнейшем на фоне роста этих нарушений (за исключением болезней органов дыхания, число которых резко пошло на убыль) отмечается увеличение числа психических расстройств, новообразований (доброкачественных и злокачественных) щитовидной железы, органов дыхания, гемобластом.

Отмечается также рост нервно-психической заболеваемости, числа болезней пищеварительной, костно-суставной и сердечно-сосудистой систем, а также нарушений обмена веществ и стойкого иммунодефицита.

Из эндокринных болезней часто определяются болезни щитовиднлй железы, особенно у молодых ликвидаторов.

Из болезней мочеполовой системы часто определяются простатиты, аденома простаты и сексуальные нарушения. Последние отмечаются более чем у трети обследованных ликвидаторов и сопровождаются изменениями сперматогенеза. В основе сексуальных нарушений – сдвиги в состоянии гипоталямо-гипофизарной системы, на развитие которых существенное влияние оказывает психологический стресс. Эти нарушения могут приводить к существенному нарушению способности мужчин ликвидаторов к воспроизводству потомства.

У части ликвидаторов нарушения здоровья, развивающиеся спустя несколько лет после их участия в ЛПА, могут быть охарактеризованы как синдром хронической усталости, выражающийся в слабости, быстрой физической и умственной утомляемости, сниженном настроении, уменьшении массы тела, изнуряющих болях в костях и суставах конечностей, не объяснимых объективно выявляемой соматической патологией. При этом отмечается опережающий рост инвалидности.

Высокая частота соматической заболеваемости участников ЛПА на ЧАЭС, регистрируемая в настоящее время и не нашедшая корректного объяснения, по мнению (70а), является следствием длительного сохранения радиационно индуцированных повреждений генома соматических клеток. В дестабилизации генома существенное значение могут иметь и нерадиационные факторы аварии.

Среди взрослого населения, проживающего на радиоактивно загрязненных территориях, также обнаруживается увеличение заболеваемости нервно-психическими и эндокринными болезнями, заболеваниями систем кровообращения, пищеварения, крови и кроветворения, мочевыводящих путей. Под влиянием стрессовых воздействий наблюдается более тяжелое течение (соматизация) многих стресс-зависимых заболеваний (ИБС, гипертоническая болезнь, язвенная болезнь желудка и 12-ти перстной кишки, диабет и др.). Важно при этом отметить, что наиболее четкие отклонения в состоянии здоровья выявляются в когорте лиц молодого возраста (25-40 лет).

У женщин – участниц ЛПА отмечены нарушения менструально овариального цикла, развитие гиперпластических (в том числе и злокачественных) процессов в половой системе и молочной железе, раннее наступление климакса, а также рост гинекологической и экстрагенитальной заболеваемости (ОРВИ и другие вирусные инфекции, ВСД, болезни пищеварительной и сердечно-сосудистой систем).

Указанные нарушения так же, как и у мужчин-ликвидаторов, развиваются на фоне гормональных сдвигов, нестабильного состояния генома соматических клеток (увеличение частоты хромосомных аберраций, а также аберраций хромосомного типа, дицентриков и ацентрических колец).

На основе сравнения результатов многочисленных исследований соматических и генетических эффектов воздействия ионизирующей радиации высказывается гипотеза об их феноменологическом сходстве на тканевом и клеточном уровнях (41, 42). Молекулярно-генетической основой ранних радиационных эффектов – как соматических (репродуктивная или интерфазная гибель клеток), так и генетических (гибель потомства на начальных стадиях онтогенеза, ВПР, нарушения фертильности), является деструкция тканей вследствие гибели (или неполноценности) клеток. К отдаленным эффектам воздействия ионизирующего излучения, в основе которых лежат генетические нарушения соматических клеток, относят лучевой канцерогенез (усиленное размножение одного или нескольких кланов клеток) и преждевременное старение организма (замещение функционально неполноценных паренхиматозных клеток недифференцированными соединительно-тканевыми элементами). К отдаленным генетическим последствиям относят, как показано выше, увеличение риска канцерогенеза и физиологическую неполноценность потомства облученных родителей. Эффекты внутриутробного облучения рассматриваются также как обусловленные генетическими причинами.


Таким образом, при анализе и интерпретации результатов исследований отдельных когорт населения необходимо в комплексе учитывать возможные механизмы нарушений как в соматических, так и в генетических клетках, и их взаимодействие. Это становится особенно очевидным при изучении репродуктивного здоровья, на которое оказывают влияние как собственно генетические, так и соматические нарушения, в основе которых лежат последствия повреждения генома этих клеток.

В связи с этим не лишне указать, что одни изменения в состоянии организма у лиц, подвергшихся радиационному воздействию в малых дозах, прямо связаны с этим воздействием, даже если они проявляются через много лет после облучения (например, онкологические, генетические), другие же представляют собой причудливый комплекс психогенных и соматических реакций на нерадиационные и стрессовые воздействия, сопутствующие радиационному воздействию (52).

В числе нерадиационных факторов, которые в сочетании с ионизирующей радиацией могут оказывать негативное влияние на репродуктивную функцию, особое значение имеет психологический стресс. Истинное значение психогенных факторов в развитии нарушений репродуктивной функции или, наоборот, патогенность таких нарушений в отношении психического состояния человека, остаются нередко за рамками традиционных профессиональных знаний специалистов, работающих в области репродукции (114а). Так, нередко психические нарушения у женщин рассматриваются как гинекологическая патология.

Многие нарушения репродуктивной функции у мужчин-ликвидаторов также носят психогенный характер. В сложном комплексе различных отклонений (генетических, соматических) у лиц репродуктивного возраста, подвергшихся экстремальному воздействию в чрезвычайных ситуациях, следует, по возможности, выделять собственно радиационные эффекты и эффекты, вызванные нерадиационными факторами, в частности психологическим стрессом, и их сочетаниями с воздействием ионизирующего излучения.

Констатация того, что наиболее тяжелые последствия Чернобыльской аварии реализовались не в собственно радиологических проявлениях, а в социально-экономической, психологической и экономической сферах, опирается на более, чем 15-летний опыт исследований. Это принципиальное положение зафиксировано в докладе оценочной миссии ООН „Гуманитарные последствия Чернобыльской ядерной аварии – стратегия выживания”, (2003 г.) (58). Население пострадавших районов Беларуси, России и Украины по-прежнему остро ощущает ее последствия.

Потребности людей и территорий в помощи не уменьшаются, их проблемы не менее остры, чем раньше. Негативные последствия аварии повлияли на здоровье многих людей. Многие компетентные организации – как отечественные, так и международные – не смогли в полной мере оценить роли социально-психологических и политических факторов.

В XXI веке негативное действие комплекса техногенных факторов, включающего в качестве весьма значимой компоненты ионизирующее излучение, на организм человека и, особенно, на его репродуктивное здоровье намного возросло. Всесторонняя объективная оценка этой серьезной угрозы, научное обоснование и реализация наиболее эффективных мер по предотвращению или максимальному смягчению негативных эффектов сочетанного воздействия радиационных и нерадиационных факторов, которые могут передаваться последующим поколениям, являются одной из наиболее важных задач не только медицины, но и всего общества.

Литература 1. Абдуллина А.А., Камарли З.П., Бримкулов М.Н. и соавт.

Психоэмоциональные расстройства у ликвидаторов и возможности их реабилитации в Кыргызской Республике. // Социально-психологическая реабилитация населения, пострадавшего от экологических и техногенных катастроф. IV Междун. конф. Минск, 1997, 9.

2. Аклеев А.В., Алещенко А.В., Антощина М.М. и соавт.

Цитогенетические последствия облучения населения прибрежных сел реки Теча. // Междун. конф. “Генетические последствия чрезвычайных радиационных ситуаций”. М., 10-13 июня 2002 г., М., 2002, 8-9.

3. Аклеев А.В., Площанская О.Г. Репродуктивная функция жителей прибрежных сел реки Теча и состояние здоровья потомства. // Междун.

конф. “Генетические последствия чрезвычайных радиационных ситуаций”.

М., 10-13 июня 2002 г., М., 2002, 9-10.

4. Алипов В.И., Бескровная Н.И., Кошелева Н.Г., Волкова З.А.

Репродуктивная функция женщин, работающих на химическом производстве. // М., 1984, 126 с.

5. Базыльчик С.В., Лобач И.В. Интелектуальное развитие детей, подвергшихся ионизирующему облучению радионуклидами йода в период внутриутробного развития и на первом году жизни в связи с аварией на Чернобыльской АЭС. // Актуальные и прогнозируемые нарушения психического здоровья после ядерной катастрофы в Чернобыле: Матер.

междун. конф., г. Киев, 24-28 мая, 1995. Киев: Ассоциация “Врачи Чернобыля”, 1995, 306.

6. Балева Л.С., Сипягина А.Е., Сусков И.И. и соавт. Цитогенетические и метаболические параллели патологических соматических состояний у детей, подвергшихся длительному воздействию радиации в малых дозах. // Междун. конф. “Генетические последствия чрезвычайных радиационных ситуаций”. М., 10-13 июня 2002 г., М., 2002, 15-16.

7. Балева Л.С., Сипягина А.Е., Терлецкая Р.Н. и соавт. Итоги 10-летнего когортного наблюдения за детьми, подвергшимися ионизирующему облучению в результате аварии на Чернобыльской АЭС. // Гематология и трансфузиология. 1996, Т.41, № 6, 11-13.

8. Баллаева К.А. Гендерная экспертиза законодательства РФ:

репродуктивные права женщин в России. М. МЦГИ. Проект Гендерная экспертиза. 1998, 140 с. www.gender.ru / publik / ballaeva / peproduc. htm-20k 9. Батман Ю.А., Демьяненко Е.А. Состояние соматического здоровья новорожденных. // Основы репродуктивной медицины. Практическое руководство. Под ред. проф. Чайки В.К. Донецк, 2001, 413-422.

10. Беженарь В.Ф., Колюбаева С.Н. Гематологические аспекты влияния малых доз ионизирующей радиации на репродуктивное здоровье женщин.

// Журнал Акушерство и женские болезни. вып. №3, СПб., 2000. Интернет.

11. Бездробная Л.К., Цыганов Г.В., Романова Е.П. и соавт. Динамическое исследование цитогенетических эффектов в лимфоцитах крови людей, несанкционированно проживающих в зоне отчуждения ЧАЭС. // Междун.

конф. ”Генетические последствия чрезвычайных радиационных ситуаций”. Москва, 10-13 июня 2002, М., 2002, 17-18.

12. Беро М.П. Нарушение сексуального здоровья мужчин-ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС. // Журнал психиатрии и медицинской психологии. 1999, №1 (5), 64-68.

13. Белоокая Т.В., Корень Т.А., Кошель Н.Н. и соавт. Динамика состояния здоровья детского населения Беларуси в современной экологической ситуации. // В сб. под ред. Е.Б. Гурлановой. I Всесоюзн.

радиобиологический съезд. Тез. докл. Пущино, 1989, Т. 1-4, 245-257.

14. Бесплодие. // Словарь сексологических терминов.

http: // www. neuro. net. ru / bibliot / b003 /sx02008.html. 2002.

15. Биологические эффекты пренатального облучения. Доклад НКДАР.

А/AG 82/437. Вена, 1985.

16. Блетько Т.В., Кулькова А.В., Гутковский И.А., Улановская Е.В.

Динамика показателей общей заболеваемости среди детей Гомельской области в 1986-1993 годах. // Матер. междун. науч. конф. посвящ. 5-летию образования Гомел. госуд. мед. ин-та, Гомель, 9-10 ноября 1995. г. Гомель, 1995, 5-6.

17. Богданович И.П. Сравнительный анализ смертности детей в возрасте от 0 до 5 лет в 1994 г. в загрязненных радионуклидами и условно чистых регионах Беларуси. // Медико-биологические эффекты и пути преодоления последствий аварии на ЧАЭС: Сб., науч. трудов, посвящ. 10-летию аварии на ЧАЭС, Минск-Витебск, 1997, 4.

18. Богданович И.П. Структура смертности детей в возрасте от 0 до 4 лет в 1994 г. в загрязненных радионуклидами и условно чистых регионах Беларуси. // Охрана материнства и детства в условиях воздействия последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС: Матер. науч. исслед.

1991-1995 гг. Минск, 1996, Ч. 1, 26-30.

19. Большов Л.А. Арутюнян Р.В., Линге И.И. Ядерные технологии и проблемы экологии. // Институт проблем безопасного развития атомной энергетики РАН. М. Интернет.

20. Бонарцев П.Д., Сокур Т.Н., Малышева В.А., Чеснокова Я.М.

Электронно-микроскопический анализ клеток переферической крови беременных женщин, проживающих на территориях, загрязненных в результате аварии на Чернобыльской АЭС. // Актуальные проблемы влияния ионизирующего излучения на репродуктивную функцию. Тез.

докл. конф. Содружества Независимых Государств. Обнинск, 1992, 10-11.

21. Бондарь А.К., Неделько В.П., Полька Н.С. Особенности психофизиологических функций у детей разного возраста, проживающих на контролируемых территориях. // Актуальные и прогнозируемые нарушения психического здоровья после ядерной катастрофы в Чернобыле. Матер. междун. конф., г. Киев, 24-28 мая, 1995. Киев:

Ассоциация “Врачи Чернобыля”, 1995, 288.

22. Боровикова М.П., Матвиенко Е.Г., Темникова Е.И. и соавт. Динамика общих показателей здоровья детского населения, проживающего в загрязненных радионуклидами районах Калужской области. // Наследие Чернобыля: Матер. науч.-практ. конф. “Медико-психологические, радиоэкол. и соц.-экономические аспекты ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в Калужской области“. Калуга, Обнинск, 1996, Вып. 2, 119-132.


23. Бородин А.Д., Вербовой П.П. Физиология репродуктивной системы мужчины. // Основы репродуктивной медицины. Практическое руководство. Под ред. проф. Чайки В.К. Донецк, 2001, 26-31.

24. Бочков Н.П. Генетика и медицина. // Здоровье мира, 1983, № 12, 18-19.

25. Бочков Н.П., Захаров А.Ф., Иванов В.И. Медицинская генетика. // М., 1984.

26. Буланова М., Дейнова Р., Иванов Б. и соавт. Хромосомные аберрации в лимфоцитах периферической крови у детей, облученных при катетеризации сердца. // 11-я радиобиологическая конференция социалистических стран. 9-14 октября 1978 г. Сб. матер., Варна (Болгария), 1978, 48.

27. Булдаков Л.А., Гуськова А.К. Последствия хронического воздействия радиации. // Врач. 1991, № 5, 34-45.

27а. Булдаков Л.А., Демин В.Н., Косенко М.М. Медицинские последствия радиационных аварий на Южном Урале. // Мед. радиология. 1990, №12, 11.

28. Бурлакова Е.Б., Додина Г.П., Зюзиков Н.А. и соавт. Действие малой дозы ионизирующего излучения и химических загрязнений на человека и биоту. // Атомная энергия. 1998, Т. 85, вып. 6, 457-462.

29. Бюллетень евразийского отделения международной сети „Здоровье детей, окружающая среда, безопасность“. // Спец. выпуск (№ 11), февраль 2003 г. http://www.seu.ru/programs/health.

30. Василенко И. Медицинские последствия испытаний ядерного оружия.

// Центр журналистики войны и мира. Проблемы глобальной безопасности.

М., 2002, 5 с.

31. Васкан В.Л. Гигиеническая оценка сочетанного воздействия ионизирующего излучения и стресса в период беременности (экспериментальное исследование). СПб., 1991, 128 с.

32. Важенин И.М. К вопросу о медико-психологической реабилитации переселенцев из зоны поражения ЧАЭС с адаптивными тревожными расстройствами. // Социально-психологическая реабилитация населения, пострадавшего от экологических и техногенных катастроф. III Междун.

конф. Минск, 1996, 18.

33. Варанелис А.В. Алекситимия как возможный фактор этиологии синдрома вегетативной дистонии у подростков, проживающих в зоне радиоактивного загрязнения. // Социально-психологическая реабилитация населения, пострадавшего от экологических и техногенных катастроф. III Междун. конф. Минск, 1996, 19.

34. Вайсон А.А., Жаков И.Г., Книжников В.А. и соавт. Проблемы медицинской радиологии. // Мед. радиология. 1990, 21-28.

35. Васкан В.Л. Изменения репродуктивной функции мышей при изолированном и сочетанном воздействии рентгеновского излучения и стресса. // Радиационная гигиена. Сб. науч. трудов. Л., 1991, 120-126.

36. Винников В.А., Мазник Н.А., Мазник В.С. Цитогенетическая верификация уровней облучения ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС. // Междун. конф. „Генетические последствия чрезвычайных радиационных ситуаций“. М., 10-13 июня 2002 г., М., 2002, 25-26.

37. Влияние ионизирующего излучения на развитие мозга эмбриона и плода. Рекомендации МКРЗ. Публикация № 49. // М., 1992, 60c.

38. Возилова А.В., Аклеев А.В. Динамика частоты нестандартных хромосомных аберраций облученных людей из когорты р. Теча. // Междун.

конф. „Генетические последствия чрезвычайных радиационных ситуаций“.

М., 10-13 июня 2002 г., М., 2002, 28-29.

39. Вологодская И.А., Курбанов А.В., Григорьева Е.С.

Предрасположенность к мультифакториальной патологии у жителей города в зоне предприятия атомной промышленности (ПО „Маяк“). // Междун. конф. „Генетические последствия чрезвычайных радиационных ситуаций“. М., 10-13 июня 2002 г. М., 2002, 29-30.

40. Воробцова И.Е. Влияние облучения родителей на физиологическую полноценность и риск канцерогенеза у потомства первого поколения разных видов. // Автореф. дисс. на соиск. учен. степени докт. биол. наук.

Л., 1988, 43 с.

41. Воробцова И.Е. Генетические и соматические эффекты действия радиации у человека и животных (сравнительные аспекты). // Междун.

конф. „Генетические последствия чрезвычайных радиационных ситуаций“.

М., 10-13 июня 2002 г. М., 2002, 30-31.

42. Воробцова И.Е. Сходства и отличия соматических и генетических эффектов радиации. // Всесоюзн. радиобиологический съезд. Москва, 21 27августа 1989 г. Тез. докл. Пущино, 1989, Т. 3, 581-582.

43. Воробцова И.Е., Гользберг К.Л. Генетические последствия облучения животных. // Тез. Всесоюзн. конф. ”Отдаленные последствия и оценка риска воздействия радиации”. М., 1978, 150-152.

44. Всемирная организация здравоохранения: достижение репродуктивного здоровья для всех. Роль ВОЗ. WHO/THE/95G. // Планирование семьи. Междун. журн. 1998, Т. 4, № 3, 39-49.

45. Гайдук В.Н., Лазюк Д.Г., Петровская М.Е. и соавт. Особенности состояния сердечно-сосудистой системы и психологического статуса у ликвидаторов аварии на ЧАЭС, страдающих алкоголизмом. // Актуальные вопросы медицинской реабилитации населения, пострадавшего вследствие Чернобыльской катастрофы. Матер. науч.-практ. конф., посвященной 10 летию Республиканского диспансера радиац. медицины (г. Минск, 30 июня 1997г.), Минск, 1997, 37-38.

46. Галковская Г.И. Радиофобия в квадрате, или психика под ударом малых доз. // Междун. еженедельник “Зеркало недели“, № 3 (378), января –1 февраля 2002 г. http/www. zerkalo-nedeli.com / 47. Гелашвили К.Д. Менструально-овариальная функция при длительном воздействии малых доз ионизирующей радиации. // Автореф. дисс. на соиск. учен. степени докт. мед. наук. Тбилиси, 1971.

48. Генетические эффекты ионизирующего излучения. // Научный комитет ООН по действию атомной радиации. 35-я сессия НКДАР ООН. Вена, 14 18 апреля 1986 г.

49. Гигиеническая оценка психического развития детей, проживающих на контролируемых территориях. // Авт. Е.В. Храмцов, А.Н. Либерман. СПб.

НИИРТ, 1993, 15 с.

50. Гигиенические требования к устройству и эксплуатации рентгеновских кабинетов и аппаратов и проведению рентгенологических исследований.

Санитарные правила и нормативы. СанПиН 2.6.182 – 99. М., 1999.

51. Гинзбург Б.Г. Цитогенетические аспекты невынашивания беременности в системе медико-генетического консультирования. // Проблемы репродукции, 2000, №1. Рефераты (интернет).

52. Гогин Е.Е., Емельяненко В.М., Бенецкий Б.А., Филатов В.Н.

Сочетанные радиационные поражения. // М., 2000, 240 с.

53. Горпиченко И.И., Бойко Н.И., Имшинецкая Л.П. и соавт. Взаимосвязь показателей гормонального, иммунного и вегетативного статуса у мужчин ликвидаторов Чернобыльской аварии с расстройством половых функций. // Вiддаленi наслiдки опромiнення в iмуннiй та гемопоетичнiй системах:

Тези наук.-практ. конф., м. Киiв, 7-10 жовтня 1996 р. Киiв, 1996, 35-36.

54. Горпиченко И.И., Имшинецкая Л.П., Соколова М.Н., Бойко Н.И.

Состояние центральной нервной системы при половых расстройствах у мужчин – участников ликвидации аварии на Чернобыльской атомной электростанции. // Актуальные проблемы влияния ионизирующего излучения на репродуктивною функцию. Тез. докл. конф. Содружества Независимых Государств. Обнинск, 1993, 16-19.

55. Горфинкель В.В. Особенности формирования здоровья у детей, родившихся от ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

// Гигиеническая наука и практика на рубеже XXI века. Матер. IX Всероссийского съезда гигиенистов и санитарных врачей. М., 2001, 311 314.

56. Гофман Джон. Чернобыльская авария: радиационные последствия для настоящего и будущего поколений. // Пер.с англ. Минск, 1992, 574 с.

57. Губин В.А., Черниченко И.И. Клиника и диагностика PTSD-синдрома у беременных женщин, проживающих на территории, загрязненной радионуклидами в результате аварии на Чернобыльской АЭС. // Актуальные вопросы клиники, диагностики и лечения. СПб., 1997.

58. Гуманитарные последствий аварии на Чернобыльской АЭС: стратегия реабилитации. // Доклад ПРООН и ЮНИЕФ при поддержке УКГД и ВОЗ.

Подготовлен Представительством ООН в Республике Беларусь. Минск, февраля 2002 г.

59. Гурьева В.А. Состояние здоровья женщин в двух поколениях, проживающих на территории, подвергшихся радиационному воздействию при испытании ядерного устройства на Семипалатинском полигоне. // Автореф. дисс. на соиск. учен. степени докт. мед. наук. СПб., 1996, 34 с.

59а. Гуськова А.К. Опыт оценки состояния здоровья лиц, вовлеченных в аварийную ситуацию. // Ликвидаторы последствий аварии на ЧАЭС.

Состояние здоровья: Матер. консульт. совещ. ВОЗ по проекту „Ликвидатор“: Санкт-Петербург, Россия, 27 июня – 1 июля 1994 г. М.

ИздАТ, 1995, 92-97.

60. Демографическая и миграционная политика России. // РЭО Вестник – еженедельный экономический обзор событий. №37, 19.04.2002.

61. Деряпа Н.Р. Здоровье населения как системообразующий элемент медицинской географии. // Медицинская география: переходной период.

Матер. IX конф. по медицинской географии, (август 1995, Санкт Петербург). СПб., 1995, 10-11.

61а. Диспансеризация женщин, работающих с источниками ионизирующего излучения. Методические рекомендации. Авт. Т.А.

Фарбтух, А.Н. Либерман, И.А. Зыкова, С.А. Сафронова. // Рига, 1986, 13 с.

62. Доклад НКДАР ООН. 1977, Т. 2, 149-361.

63. Домрачева Е.В., Асеева Е.А., Удовиченко А.И. и соавт.

Индуцированные лейкозы, их связь с радиационным облучением. // Междун. конф. “Генетические последствия чрезвычайных радиационных ситуаций”. М., 10-13 июня 2002 г. М., 2002, 46-47.

63а. Дубинский Р.А. Показатели физического развития новорожденных в районах с различным уровнем фоновой радиации. // Гигиена и санитария.

1969, №5, 44-48.

64. Дударенко С.В. Сочетанная патология органов системы пищеварения у населения радиоактивно загрязненных территорий. // Акт. вопр. военно полевой терапии. СПб., 1997.

65. Ермаков С.П. Моделирование процессов воспроизводства здоровья населения. // Обзор. М., 1983, 70 с.

66. Железнов В.И., Ежова Л.С., Беляева Л.А. Структурные изменения плаценты женщин, проживающих в областях, загрязненных в результате аварии на Чернобыльской АЭС. // Актуальные проблемы влияния ионизирующего излучения на репродуктивною функцию. Тез. докл. конф.

Содружества Независимых Государств. Обнинск, 1992, 28-30.

67. „Желтые“ дети – результат подвижек в земной коре? // Краевая независимая газета „Свободный курс“. г. Барнаул, 2 апреля 1998г. www.yai n1/ecology/brochnte/article-sk.02.html-6K 68. Женское бесподие. // http://pregnancy.hl.ru/planing/besplod / womanbesplod. htm. 28.06. 69. Жиленко М.И. Беременность и роды у женщин, проживающих в районах различной степени радиационного загрязнения. // Автореф. дисс.

на соиск. учен. степ. докт. мед. наук., СПб., 1993, 35 с.

70. Заболеваемость взрослого и детского населения радиактивно загрязненных районов Брянской области (Авт. А.Н.Либерман, В.Н.Нуралов, И.Э. Бронштейн. и соавт.). // СПб., СПНИИРГ, 1994, 14с.

70а. Закономерности индуцирования и реализации генетической нестабильности при сочетанном воздействии ионизирующего излучения и экологических факторов нерадиационной природы. // Проект В- Генетическая нестабильность при сочетанном воздействии экологических факторов. 2002.

71. Заманова Л.В. Организационно-методические основы мониторинга за состоянием здоровья участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции в условиях мегаполиса (на примере Санкт-Петербурга). // Автореф. дисс. на соиск. учен. степ. канд.

мед. наук. СПб., 1999, 22 с.

72. Западные медицинские исследования последствий аварии на ЧАЭС. // www.podrobnosti.com.ua/outeropinion/2002/04/26/22998.htm-46k 73. Зайнуллин В. Международная конференция „Проблемы радиационной генетики на рубеже веков“. Москва, 20-24 ноября 2000 г.

74. Зафранская М.М., Бойко Ю.Н., Сагалович Е.Е., Петрова А.М.

Комплементарная активность сыворотки крови во взаимодействии с гормональным статусом у детей раннего возраста из районов, загрязненных радионуклидами. // Актуальные проблемы экологической и клинической иммунологии. Матер. II Пленума Белор. науч. общ.

иммунологов и аллергологов. г. Могилев, 20-21 октября 1993 г. Минск, 1995, Ч. 2, 87-90.

75. Захаренко М.П., Лопатин С.А., Новожилов Г.Н., Захаров В.И.

Гигиеническая диагностика в экстремальных условиях. // СПб., 1995.

76. Здоровье: долговременные последствия для генофонда. // International Chernobyl information platform – provided by sdc (swiss agency for development and cooperation).htm. 2001.

77. Зубович В.К. Изменения в состоянии здоровья матери и ребенка, индуцированные последствиями Чернобыльской катастрофы. // Фундаментальные и прикладные аспекты радиобиологии. Минск, 1998.

78. Зубович В.К., Петров Г.А., Берестень С.А. и соавт. Особенности женского молока и здоровье детей грудного возраста в загрязненных радионуклидами регионах Беларуси. // Здравоохранение, 1998, №5, 28-30.

79. Зубовский Г.А., Пескин А.В. // В сб. Третий съезд по радиационным исследованиям. Тез. докл. Пущино, 1997, Т.1, 312-313.

80. Зубовский Г., Смирнова И. Катастрофа на ЧАЭС и Ваше здоровье. // Российский Чернобыль, 2000, № 4, 6, 11. Белорусская виртуальная библиотека, 2001. http:/lib.promedia.minsk.by/data/001/016 htm.

81. Зыкова И.А. Мониторинг радиотревожности в комплексе гигиенических реабилитационных мер после Чернобыльской аварии. // Автореф. дисс. на соиск. учен. степ. докт. мед. наук. СПб., 2001.

82. Зыкова И.А., Архангельская Г.В., Звонова И.А. Чернобыль и социум:

Оценки риска. // СПб., 2001, 128 с.

83. Иваницкая Н.Ф., Бабич Т.Ю. Факторы внешней среды, влияющие на репродуктивную систему. 3.2 Воздействие ионизирующего излучения на организм человека. // Основы репродуктивной медицины. Практическое руководство. Под ред. В.К.Чайки. Донецк, 2001, 35-38.

84. Иванов Е.В., Шубик В.М. Медицинские последствия Чернобыльской аварии. Факты и размышления. 15 лет спустя. // СПб., 2001, 58 с.

85. Иванов В.К., Матвиенко Е.Г., Бирюков А.П. и соавт. Анализ вновь выявленной заболеваемости у ликвидаторов Калужской области. // Наследие Чернобыля: Матер. науч.-практ. конф.“Медико-психологические, радиоэкол. и соц.-экономические аспекты ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в Калужской области“. Калуга, Обнинск, 1996. Вып. 2, 233-234.

86. Иванов С.И. Гигиенические основы ограничения риска неблагоприятных последствий облучения населения от социально значимых источников ионизирующего излучения. // Автореф. дисс. на соиск. учен. степ. докт. мед. наук, СПб., 2000.

87. Ильин Б.Н. Биологические аспекты действия малых уровней радиации.

// Радиоционная гигиена. Сб. науч. трудов. Л., 1986, 27-35.

88. Игумнов С.А. Психо-социальные стрессоры в семьях детей, подвергшихся пренатальному воздействию патогенных факторов Чернобыльской катастрофы. // Социально-психологическая реабилитация населения, пострадавшего от экологических и техногенных катастроф. IV Междун. конф. Минск, 1997, 53.

89. Игумнов С.А., Шемякина Е.В., Авин А.И. Особенности психического развития и динамики нейрофизиологических показателей группы детей, подвергшихся радиационному воздействию в пренатальном периоде (клинико-дозиметрический анализ). // Социально-психологическая реабилитация населения, пострадавшего от экологических и техногенных катастроф. III Междун. конф. Минск, 1996, 37.

90. Ильин Б.Н. О вреде и полезности малых уровней ионизирующей радиации. // Всесоюзная конф. по действию малых доз ионизирующей радиации. Тез. докл., Севастополь, октябрь 1984, 11.

90а. Ильин Б.Н. О физическом развитии новорожденных, родители которых проживали в домах с различным уровнем природной радиации. // Гигиена и санитария. 1976, 49-52.

91. Ильин Л.А. Реалии и мифы Чернобыля. // М., 1994, 445 с.

92. Ильин Л.А., Крючков В.П., Осанов Д.П., Павлов Д.А. Уровни облучения участников ликвидации последствий Чернобыльской аварии в 1986-1987 гг. и верификация дозиметрических данных. // Радиационная биология. Радиоэкология. 1995, Т. 35, вып. 6, 803-827.

92а. Инге-Вечтомов С.Г. Экологическая генетика. Что это такое ? // 1998.

www. pereplet. ru / obrazovanie / stsoros / 489. html–36k 93. Инструкция о порядке проведения операции искусственного прерывания беременности. // М., 1982.

94. Исмаилова Т.Д. Влияние условий труда в современном хлопководстве на детородную функцию работниц, меры профилактики. // Автореф. дисс.

на соиск. учен. степ. канд. мед. наук., Киев, 1990, 19 с.

95. Казакевич И.Б., Тимошина Д.П. Санитарно-гигиенические аспекты трудовой деятельности женщин. // Проблемы охраны труда женщин и подростков на предприятиях АПК и пути их решения в новых условиях хозяйствования. Всесоюзная науч.-практич. конф. Орел, 16-18 октября 1990 г. Тез. докл. Орел, 1990, 53-54.

96. Калинина Н.М., Сысоев К.А., Давыдова Н.И. Проведение иммунологического мониторинга лиц, подвергшихся воздействию малых доз радиации при ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, для назначения иммунокоррегирующей терапии. // Иммунология. 1998, №1, 28-29.

97. Капитонова Э.К., Матюхина Т.Г., Лозовик С.К. и соавт. Роль щитовидной железы в формировании хронической патологии пищеварительной системы у детей из зоны радионуклидного загрязнения.

// Десять лет после Чернобыльской катастрофы (научные аспекты проблемы). Тез.докл. Междун. науч. конф., г. Минск, 28-29 февраль 1996, Минск, 1996, 130.

98. Каплан М.А. Результаты исследований МРНЦ РАМН. 2000.

(Интернет).

99. Карпов В.Б. Радиационно-гигиеническая оценка состояния здоровья отдельных категорий населения, подвергшихся воздействию факторов аварии на Чернобыльской АЭС. // Автореф. дисс. на соиск. учен. степ.

докт. мед. наук, СПб., 2001, 42 с.

100. Кашулина А.П., Сотникова Е.Н., Алексанрова Л.М., Ременник Л.В. и соавт. Изменение уровня общей и мембраносвязанной каталазы эритроцитов периферической крови у ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС и мужчин, проживающих в зоне с повышенным радиационным фоном. // Мед. радиология и радиационная безопасность. 1996, № 2, 8-11.

101. Квашенко В.П. Репродуктивное здоровье и планирование семьи:

социально-медицинские аспекты. // Основы репродуктивной медицины.

Практическое руководство. Под ред. В.К.Чайки. Донецк, 2001, 542-549.

102. Квашенко В.П., Айкашев С.А. Формирование здорового образа жизни и его роль в профилактике нарушений репродуктивного здоровья. // Основы репродуктивной медицины. Практическое руководство. Под ред.

В.К.Чайки. Донецк, 2001, 575-578.

103. Киеня А.И., Заика Э.М., Ермолицкий Э.М. и соавт.

Морфофункциональная характеристика детей г. Гомеля. // Морфофункциональные аспекты действия радионуклидов на процессы антенатального и постнатального развития. Сб. науч. трудов, Гомель, 1996, 70-73.

104. Кислов М.В. Радиационнно-гигиеннческая оценка переселения жителей из зон радиоактивного загрязнения в отдаленные сроки аварии на ЧАЭС. // Дисс. на соиск. учен. степ. канд. мед. наук. СПб., 1995, 163 с.

105. Климантова Г.И. Демографический кризис в России: некоторые пути его преодоления. // Информационно-аналитическое управление Аппарата Совета Федерации ФС 2000. Центр информационных исследований. 2001 2002.

106. Ковалева Н.В. На ЛАЭС не бывает выбросов, в Сосновом Бору нет детей с наследственной патологией? // Экологический бюллетень, № 3-4, Rus. www. biometrica. tomsk.

107. Ковтун В.Д., Лобасюк Б.А. Французкий парадокс и проблема сохранения генофонда Украины. // Доклад на Междун. конгрессе:

Генофонд планеты на пороге третьего тысячелетия: Новые решения.

г.Одесса, 26-28 ноября 2001г. (Интернет).

108. Коган И.А., Вусик В.М. Состояние половой системы женщины при профессиональном контакте с малыми дозами ионизирующей радиации.

//11-я радиобиологическая конференция социалистических стран, 9- октября 1978 г. Сб. матер. Варна (Болгария), 1978, 146-147.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.