авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ, УПРАВЛЕНИЯ И ПРАВА (г. Казань) П. Кабанов, Г. Райков, А. Свигузова, Д. Чирков Электоральная преступность в условиях формирования в России ...»

-- [ Страница 2 ] --

Журман О. Кто и кого убил в Дальногорске // Российская газета. 2006. 8 ноября;

Алексеев В. Избирательный градус // Российская газета. Дальний восток. 2006. 20 декабря;

Пронякин К. Сто рублей за кандидата // Российская газета. 2007. 29 марта;

Васильев В. Капуста для избирателя // Новые известия. 2007. 24 июля;

Дагестанский чи новник осужден за подкуп избирателей // Новые известия. 2007. 20 августа;

Давыденко В. Голоса оценили // Рос сийская газета. Юг России. 2007. 29 ноября;

Кузнецова Т. Подкуп двойника // Российская газета. 2008. 17 апреля;

Ягодкин А. В Воронеже определили цену избирателей // Новая газета. 2009. 20 марта;

и др.

54 Вишневский Б. Л. Электоральная коррупция: формы, проявления, методы борьбы // Гражданское общество против коррупции в России. — СПб., 2002. — С. 238–255;

Дулов С. А. Проблемы коррупции в избирательном процессе.

Технологии подкупа избирателей и борьба с ними. Практика отмены регистрации кандидатов судебными и иными уполномоченными органами // Выборы в Российской Федерации. — СПб., 2002. — С. 260–267;

Петченко В.А. Кор рупция на выборах как биржа ресурсов // Там же. — С. 271–282;

Велигодский М. Электоральная коррупция — де мократия в опасности // Там же. — С. 283–286;

Климова Ю. Н. Подкуп избирателей и антикоррупционная электо ральная политика // Совершенствование борьбы с организованной преступностью, коррупцией и экстремизмом. — М.: Российская криминологическая ассоциация, 2008. — С. 186–191.

55 Волков А. И. Финансирование избирательных кампаний как один из источников политической коррупции // Выборы в Российской Федерации. — СПб., 2002. — С. 255–256;

Пшизова С. Н. Финансирование политического рынка: теоретические аспекты практической проблемы // Политические исследования. 2002. № 2. — С. 41.

56 См., например: Лапский В. Черная касса Гельмута // Российская газета. 2000. 13 января;

Паклин Н. Был премьером — стал зэком... // Российская газета. 2001. 31 января;

и др.

57 Поправил имидж // Российская газета. 2010. 22 июня.

58 Рамазанов Т. Б. Коррупция в сфере избирательных правоотношений в полиэтнических регионах России (на примере Республики Дагестан): Специализированный курс. — Саратов, 2007. — С. 26.

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА К сожалению, специалистами в области политической науки, раскрывающими сущность электоральной коррупции, не дается даже собственное определение и адекватное содержанию значение термину «электоральная коррупция» и не выработаны научно обоснованные крите рии классификации ее на основные виды и формы проявления59.

По мнению отечественных криминологов и специалистов иных юридических специально стей, электоральная коррупция является лишь одним из наиболее распространенных подвидов политической коррупции, как правило, проявляющаяся во время участия граждан и юридиче ских лиц в избирательном процессе или при проведении референдума60. Под влиянием данного подхода к содержанию термина «электоральная коррупция» отечественными криминологами, занимающимися исследованием негативных политических явлений, было дано ее содержатель ное определение. Согласно этому определению электоральная коррупция является относительно самостоятельной разновидностью политической коррупции, проявляющейся и выражающейся в массовом или индивидуальном подкупе, как избирателей, так и избираемых на выборные го сударственные или муниципальные должности либо иных участников избирательных процессов во время проведения избирательной кампании61. Такое определение, в сущности, верно, но сле дует уточнить, что иногда «расплата» за коррупционное поведение между участниками электо рального процесса может происходить как до, так и после выборов или во время их проведения.

Она может происходить со стороны избираемого чиновника не только материально, но и иным путем. Например, путем предоставления избранным чиновником своим активным, но не ком петентным политическим сторонникам государственных должностей, финансовых и иных льгот и преимуществ62. Поэтому электоральная коррупция как социально-политическое явление не может сводиться лишь к элементарному (примитивному) подкупу участников избирательных процессов. Она, скорее всего, более сложное, многоликое и многогранное негативное социальное политико-правовое явление, связанное с противоправной коррупционной деятельностью не только в условиях избирательного процесса, но и после него, которое обязательно должно быть логически связано с электоральным поведением. Разумеется, что коррупционная противоправ ная деятельность тесно связана не только с занятием избираемых государственных и муници пальных должностей, но и с процессом замещением должностей государственной гражданской службы и муниципальной службы по конкурсу. Формирующаяся подобным образом система социального управления современным «демократическим» обществом, довольно метко и емко, названа отечественным политологом В. Л. Римским «коррупционной демократией»63.

Безусловно, проблема исследования электоральной коррупции в условиях формирования в России демократического правового государства и гражданского общества, особенно её регио нального и муниципального уровня, как нами уже отмечалось64, имеет огромную перспективу, 59 Ищенко Е. П. Коррупция и грязные избирательные технологии // Коррупция как глобальная проблема: Ма териалы конференции. — URL: http://www.vl.ru.docs/konfs/tkat_1.htm 60 Большакова Е. Н. Понятие электоральной коррупции // Вестник научных трудов Нижнекамского филиала Московского гуманитарно-экономического института. Серия 8: Политическая криминология. — Нижнекамск, 2003. — С. 3–8;

Ее же. Причины электоральной коррупции // Вестник научных трудов Нижнекамского филиала Мос ковского гуманитарно-экономического института. Серия 8: Политическая криминология. — Нижнекамск, 2004. — С.3;

Климова Ю. Н. Противодействие электоральной коррупции и повышение доверия избирателей к институту вы боров (подходы к основным определениям) // Инновации в государстве и праве России: Материалы Всероссийской на учно-практической конференции. В 2-х частях. — Н. Новгород, 2007. Часть 2. — С. 442–452;

Её же. Координирующая роль прокуратуры и избирательных комиссий в противодействии электоральной коррупции // Прокуратура и инсти туты гражданского общества в противодействии коррупции: Материалы конференции. — СПб., 2008. — С. 95–97.

61 Российская политическая криминология: Словарь / Под общ. ред. П. А. Кабанова. — Нижнекамск, 2003. — С. 158;

Кабанов П. А., Мулюков Ш. М., Газимзянов Р. Р. Коррупция и борьба с ней: Краткий терминологический словарь / Под общ. ред. д.э.н. Р. Ф. Муратова, проф. Н. Х. Сафиуллина. — Казань: Казанский юридический институт МВД России, 2004. — С. 52–53;

Бикмухаметов А. Э., Газимзянов Р. Р., Кабанов П. А. и др. Коррупция и антикор рупционная политика: Словарь-справочник / Под общ. ред. П. А. Кабанова. — М.: МедиаПресс, 2008. — С. 44.

62 Мажинская Н. Г. Уголовная ответственность за нарушение избирательных прав граждан: Дисс.... кандид.

юрид. наук. — Ростов-на-Дону, 2002. — С. 145.

63 Римский В. Коррупционная демократия // Газета.ru. 2003. 5 декабря/ — URL: http://www. Gazette.ru/com ment/expert/69589.shtme.

64 Ароян Е. В., Кабанов П. А. Электоральная коррупция в провинциальном городе: (опыт политико-криминологи ческого исследования электорального поведения) // Следователь. 2007. № 4. — С. 46–49;

Кабанов П. А., Райков Г. И.

ГЛАВА актуальность и практическую значимость, как и остальные виды противоправного электораль ного поведения в условиях формирования демократической системы управления российским обществом. Но это — отдельная, хотя и важная перспективная тема для исследования, которая требует более глубокого самостоятельного политико-криминологического анализа, вне рамок данной работы. Поэтому мы и перейдем к рассмотрению других не менее сложных форм про явления (подвидов) электоральной преступности в современном российском обществе.

Электоральное злоупотребление властью. По мнению отечественных специалистов в со временных избирательных технологиях и политической практике довольно часто приме няется злоупотребление властью со стороны государственных чиновников для достижения не обходимого политического результата в избирательном процессе65 — сохранения власти66.

Электоральные злоупотребления властью часто именуются в отечественных гуманитарных науках, изучающих политические явления и процессы, использованием «административного ресурса» в избирательном процессе67 или в период выборов68. В зарубежной политологии элек торальные злоупотребления властью именуются чаще словосочетанием contributions in kind69.

Хотя отдельные отечественные исследователи полагают, что использование административ ного ресурса в политической борьбе является лишь одной из многих форм проявления поли тической коррупции70. Электоральные злоупотребления властью представляют собой деяния должностных лиц с использованием властных полномочий, направленные для влияния на ход и результаты избирательного процесса с целью сохранения (удержания) власти либо её рас пределения.

В качестве одной из распространенных форм злоупотребления властью следует выделить воспрепятствование осуществлению избирательных прав граждан либо работе избирательных комиссий должностными лицами органов государственной власти и органов местного само управления с использованием своего служебного положения. Наиболее распространенными сферами девиантного электорального поведения чиновников выступают: оборона, обеспечение общественной безопасности и правопорядка и другие виды деятельности, обеспечивающиеся «силовыми структурами». Руководители этих военизированных учреждений, организаций и предприятий, злоупотребляя властью, дают подчиненным указания, связанные с запретом ак тивного участия в избирательном процессе или, наоборот, требуют обязательного участия в го лосовании, в некоторых случаях различными способами принуждая их к этому. Это положение в сфере избирательных правоотношений подтверждается данными конкретных социологиче ских исследований.

Электоральная коррупция и формы её проявления: опыт политико-криминологического анализа // Следователь.

2008. № 10. — С. 21–25.

65 Климова Ю. Н., Суворина Е. В. Злоупотребление должностными полномочиями в избирательном процессе России как одна из проблем отечественной политической криминологии // Следователь. 2005. № 8. — С. 44–47.

66 Черненко А. Роль силовых структур и правоохранительных органов в избирательных кампаниях в Украине // Зеркало недели. 2004. 12–18 июля. № 23 (498).

67 Звоновский В. Б. Административный ресурс: вариант исчисления объема // Мониторинг общественного мне ния: экономические и социальные перемены. 2000. № 1 (45). — С. 35–37;

Воронцова А. Б., Звоновский В. Б. Админи стративный ресурс как феномен российского избирательного процесса // Политические исследования. 2003. № 6. — С. 114–124;

Кириченко В. В., Парамонов Д. О. Административный ресурс в избирательных кампаниях. — Ростов на-Дону, 2003;

Путин В. В. Закон — выше полномочий и административного ресурса любого должностного лица // Юридический мир. 2004. № 3. — С. 10–11;

Орешкин Д. Мы нашли где прячется административный ресурс. Геогра фия административного ресурса // Независимая газета. 2007. 29 ноября;

Карпова Е. В. Проблемы использования административного ресурса при финансировании избирательных кампаний // Государственная и муниципальная власть. 2009. № 4. — С. 33–34.

68 Савельев В. В. Административный ресурс на земских выборах: как это делалось в 1891 году // Журнал о вы борах. 2007. № 2. — С. 52–57;

Синяева Н. А. Административный ресурс при выборах депутатов в дореволюционные Государственные думы (на примене Нижегородской губернии) // Юриспруденция. 2009. № 4 (16). — С. 109–113.

69 Пшизова С. Н. Указ. раб. — С. 41.

70 Жданова Н. Л. Административный ресурс в рамках предвыборных кампаний: новый вид коррупции // Корруп ция и борьба с ней: роль гражданского общества / Под ред. М. Б. Горного. — СПб., 2000. — С. 85–91;

Чуклинов А. Е. Ад министративный ресурс как специфичная форма политической коррупции: Специальный учебный курс / Под ред.

доц. Е. В. Кобзевой. — Саратов, 2004.

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА Так, по данным отечественного социолога Е. В. Тавокина, указанные нами формы злоупо требления властью со стороны российских военных чиновников и руководителей правоохра нительных органов имели место в условиях избирательных кампаний 1993 и 1995 гг. По данным социологического опроса 600 жителей городов Нижнекамска (Республики Та тарстан), Красноярска, Тюмени, имеющих право голоса, проведенного одним из авторов на стоящей работы в 2003 году, во время выборов депутатов в Государственную Думу Федераль ного Собрания Российской Федерации четвертого созыва, около 70% указали, что идут на вы боры не по собственному убеждению и желанию, а боятся ослушаться работодателя (руководи теля предприятия, организации, учреждения) и потерять работу, так как были уверены в том, что за выборами наблюдают заинтересованные в этом лица, которые могут сообщить об этом на работу72.

Проведенный нами опрос 250 избирателей в этих же городах при выборах в Государст венную Думу Федерального Собрания пятого созыва показал, что ситуация не улучшилась, для 72% избирателей — это вынужденная мера, контролируемая работодателем и местными орга нами власти. Однако принуждение к голосованию на выборах — явление массовое, девиантное, аморальное, но не криминализированное. За то оно создаёт иллюзию демократичности, про исходящих в России политических процессов для международного сообщества и позволяет со хранять свои должности и полномочия региональным руководителям.

В отечественных избирательных кампаниях нередки случаи, когда руководители силовых структур, государственных органов вовлекают своих подчиненных вопреки их воле в качестве доверенных лиц кандидатов на избираемые должности, руководителей предвыборных штабов, агитаторов, сборщиков подписей и т.д.73 Однако уголовная ответственность за подобные элек торальные правонарушения не наступает в силу различных обстоятельств. Например, трудной доказуемости наступления вредных последствий, их объема или размера в денежном эквива ленте для квалификации такого противоправного деяния как преступления.

Наиболее распространенной и наименее латентной (???) формой злоупотребления властью в избирательном процессе выступает фальсификация избирательных документов, документов ре ферендума, итогов голосования членами избирательных комиссий. Этот вид злоупотребления властью ранее в советском государстве практически не регистрировался. Однако в связи с демо кратизацией системы государственного и муниципального управления в России и построением правового государства он стал проявляться наиболее ярко, в результате чего можно говорить о тенденциях его устойчивого роста в 90-х годах ХХ века и стабильном сохранении высоких коли чественных показателей в наступившем веке. Указанная тенденция не ушла от пристального взгляда представителей отечественных средств массовой информации74. Этим положением дел в электоральном поведении участников избирательных процессов был в свое время обеспокоен и бывший председатель ЦИК России А. А. Вешняков, во время выступления на «круглом столе», проводимом Институтом государства и права Российской академии наук 25 сентября 2002 г. В качестве одной из форм злоупотребления властью, допускаемых членами избирательных комиссий, выступают неправомерные отказы в регистрации кандидатов в депутаты различного 71 Тавокин Е. В. Социологические прогнозы электорального поведения // Социологические исследования. 1996.

№ 7. — С. 15–20.

72 Свигузова А. П. Криминологические и уголовно-правовые меры воздействия на электоральную преступность // Вестник научных трудов Нижнекамского филиала Московского гуманитарно-экономического института. Серия 8:

Политическая криминология. — Нижнекамск, 2004. — С. 54.

73 Пасечник Н. Как не угодить своему начальнику // Российская газета. 2004. 6 февраля.

74 См., например: Козлова Н. После выборов — в СИЗО // Российская газета. 1997. 20 мая;

Предупреждение фальсификаторам (редакционная статья) // Советская Россия. 1999. 11 декабря;

Дымов В. Приходите вчера // Рос сийская газета. Дальний Восток. 2005. 5 апреля;

Журман О. «А» проголосовать! // Российская газета. Дальний Вос ток. 2005. 31 мая;

Павловская Т. Выборы через суд // Российская газета. 2006. 17 февраля;

Ветошкин С. Из кресла — на нары // Российская газета. 2006. 21 марта;

Малышев А. Тувинский разлом // Российская газета. Ени сей. 2007. 20 марта;

Давыденко В. Фальшивым голосом // Российская газета. Юг России. 2007. 7 ноября;

Кривоше енко Ю. Охотники за автографами // Российская газета. Юг России. 2008. 31 янваяр;

Пушкарева А., Кузнецова Т.

В Барнауле выборы главы города признали недействительными // Российская газета. 2008. 7 мая;

Саможнев А. Три года за помощь правящей партии // Российская газета. 2009. 18 июня;

и др.

75 Вешняков А. А. Свободные и демократические выборы преграда политической коррупции // Государство и право. 2003. № 3. — С. 108.

ГЛАВА уровня или кандидатов в главы местных органов государственной власти на региональном уровне. Как показывают политико-правовые исследования отечественных специалистов, наи более ярко и многообразно подобные злоупотребления властью характерны для избрания выс ших должностных лиц органов исполнительной власти в регионах России76. Это положение подтверждается и материалами отечественных средств массовой коммуникации77.

В условиях формирования демократической системы формирования органов государствен ного и муниципального управления в современном российском обществе совершенно дикими выглядят попытки руководителей различного уровня отказаться от правовой процедуры вы боров глав муниципальных органов власти, вопреки существующим федеральным и региональ ным правовым нормам. Подтверждением тому служит уголовное дело, возбужденное прокура турой Архангельской области в отношении мэра города Мирный А. Карыгина78, по факту пре пятствования, вопреки решению суда, деятельности территориальной избирательной комиссии по организации голосования по выборам главы администрации города. Хотя электоральная ре гиональная и муниципальная практика сталкивается и с более тяжкими электоральными пре ступлениями. Так, в ночь с 30 ноября на 1 декабря 2007 г. из сейфа территориальной избира тельной комиссии, расположенной в здании администрации города Электрогорска Московской области должностными лицами администрации этого города, включая начальника милиции, с целью срыва выборов главы города были похищены 15 129 избирательных бюллетеней78. Не сколько ранее, в июне 2006 года за совершение аналогичного преступления были осуждены чи новники администрации и руководитель структурного подразделения милиции города Ки нешмы.

Безусловно, к злоупотреблению властью в политических целях может служить прекраще ние деятельности, в том числе и изъятие или конфискация имущества, оппозиционных средств массовой коммуникации без законных на то оснований должностными лицами органов госу дарственной власти. Цель таких противоправных действий очевидна — обеспечения победы на выборах, как правило, представителей правящей политической партии или действующего выс шего должностного лица органа исполнительной власти в субъекте Российской Федерации, от которого зависит дальнейшее служебное положение этих подчиненных или подконтрольных ему по службе должностных лиц.

Безусловно, в современном избирательном процессе возможны и другие формы проявления электорального злоупотребления властью, которые нами не рассмотрены и даже не обозначены, но уже нашли своё отражение в средствах массовой коммуникации80. Надеемся, что обозначен ное нами — это предметная область дальнейших исследований криминального электорального поведения.

Массово-коммуникативная электоральная преступность. Современная эффективная по литическая деятельность в процессе осуществления избирательной кампании не возможна без использования средств массовой коммуникации как средства (инструмента) политической борьбы. Положительное влияние использования средств массовой коммуникации в политиче ской конкурентной борьбе очевидно. Однако, как свидетельствует отечественная и мировая по литическая практика, средства массовой коммуникации в процессе избирательных кампаний могут использоваться и для совершения противоправных деяний. Использование средств мас совой коммуникации для дискредитации политических оппонентов в современном российском обществе становится важнейшим элементом политических технологий и политических ком муникаций.

76 Колосов В. А., Туровский Р. Ф. Осенне-зимние выборы глав исполнительной власти в регионах: сценарии перемен // Политические исследования. 1997. № 8. — С. 12–14;

Иванченко А. В. Об обжаловании решений и действий комиссий при проведении выборов депутатов в Государственную Думу 1995 года // Государство и право. 1996. № 9. — С.42.

77 Красилова Н. Тень голосования // Новые известия. 2010. 11 марта.

78 Потапов С. Мэр выступил против выборов // Российская газета. 2002. 5 марта.

79 Судят за хищение избирательных бюллетеней // Коммерсантъ. 2008. 6 августа;

Начальник милиции Элек трогорска сорвал выборы // Коммерсантъ. 2008. 1 октября.

80 Черненко А. Роль силовых структур и правоохранительных органов в избирательных кампаниях Украины // Зеркало недели. 2004. 12–18 июня. № 23 (498).

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА Современные российские политические технологи и журналисты достигли высокого про фессионального уровня дискредитации политических противников, и их социально-психоло гическое воздействие на избирателя и иных участников избирательного процесса превращается в психологический террор81 иногда именуемый «электоральным медиа-терроризмом»82 либо просто «электоральным терроризмом»83. В связи с этим социально-психологическим воздей ствием участники избирательного процесса сознательно или на подсознательном уровне оттор гают институт демократических выборов, что, несомненно, отражается на доверии населения к власти. Социальная опасность таких явлений очевидна. Поэтому отечественными специали стами различных отраслей знания этой проблеме уделяется значительное внимание, в том числе и криминологами в рамках исследования электоральной преступности.

При изучении разновидностей электоральной преступности российскими специалистами выделяется информационная (массово-коммуникативная) электоральная преступность, свя занная в первую очередь с противоправной предвыборной агитацией и пропагандой. В связи с этим уместно будет заметить, что при изучении массово-коммуникативной электоральной пре ступности просматривается взаимосвязь между двумя направлениями российской криминоло гии — электоральной криминологией и криминологией массовых коммуникаций, поскольку они имеют общий предмет исследования — массово-коммуникативную электоральную преступ ность.

На наш взгляд, массово-коммуникативная электоральная преступность представляет собой совокупность однородных по своей природе и сущности уголовно наказуемых деяний, направ ленных на приобретение, сохранение, распределение или утрату власти с использованием средств массовой коммуникации в качестве инструмента политической борьбы. Однако этот подвид электоральной преступности до настоящего времени еще не подвергался отдельному са мостоятельному научному статистическому анализу и адекватной криминологической интер претации. Имеются лишь отдельные разрозненные уголовно-правовые и криминологические публикации отечественных специалистов о разновидностях ее проявления в современном рос сийском обществе84.

По мнению отечественных специалистов, наиболее часто встречающейся формой дан ного вида электоральной преступности выступает распространение недостоверной клевет нической либо оскорбительной информации субъектами политической деятельности или по их поручению членами журналистского сообщества в отношении политических противников в средствах массовой коммуникации. По сути, эту группу преступлений можно условно име новать диффамационными, заимствуя уже устоявшийся в юридической науке термин «диф фамационные правонарушения»85. Следовательно, специальному криминологическому ана лизу в ближайшее время может быть подвергнута ещё одна разновидность электоральной преступности — диффамационная массово-коммуникативная электоральная преступность статистическую составляющую этого криминального явления должны составлять сведения о преступлениях, совершенных в период избирательных кампаний, предусмотренных стать ями 129 и 130 УК РФ.

Наиболее эффективно используют средства массовой коммуникации для дискредитации политических оппонентов в условиях избирательного процесса профессиональные журнали сты, именуемые «медиа-киллерами»86 или «информационными киллерами»87, а в зависимости 81 Фёдорова С. А. Компрометирующие материалы как средство политической борьбы: Автореф. дисс.... кандид.

юрид. наук. — Саратов, 2009. — С. 3.

82 Цыганов В. Электоральный медиа-терроризм // Свободная мысль. 2007. № 12. — С. 75–80.

83 Дитятев Г. Террористы полной Луны // Правда Севера. 2004. 26 октября.

84 Кабанов П. А. Основные виды электоральной преступности в современной России // Следователь. 2004. № 12. — С. 39–42;

Кабанов П. А., Свигузова А. П. Электоральная преступность в России: понятие, сущность, причины, пред упреждение: Лекция. — Нижнекамск: Нижнекамский филиал МГЭИ, 2005. — С. 20–22.

85 Смиронова А. А. Диффамация как правонарушение и злоупотребление правом: конституционно-правовой аспект: Автореф. дисс.... кандид. юрид. наук. — М., 2008. — С. 10.

86 Терехов А., Колениченко А. Черный список // Новые известия. 2003. 13 октября.

87 Ястржембский С. Парламентские выборы — тест на доверие // Труд-7. 1999. 21 октября;

Холостой выстрел информационного киллера // Новый Архангельск. 2007. 6 марта.

ГЛАВА от их места работы «газетными киллерами»88 или «телекиллерами»89. Для этой категории элек торальных преступников проведение крупных предвыборных диффамационных (клеветниче ских) кампаний является своего рода видом хотя и противоправной, но профессиональной и, что самое важное, высокодоходной предпринимательской деятельности.

На наш взгляд, такая оценка деятельности журналистов обществом не только верна, но и соответствует сущности и реальным последствиям их противоправного (криминального) пове дения. Действительно, диффамационная криминальная журналистская деятельность направ лена на достижение тех же целей, что и «заказное» политическое убийство — прекращение по литической деятельности конкретного субъекта политики или, как минимум, изменение этой деятельности так, как добивается этого лицо, «заказавшее» журналисту распространение в средствах массовой коммуникации диффамационных (клеветнических) материалов в отноше нии своего политического соперника. При этом жертвой криминальной политической диффа мации может стать не только физическое лицо, но и любой другой участник избирательного процесса, включая и юридические лица.

Отечественным журналистам и политикам следует иметь ввиду, что диффамационная кри минальная электоральная журналистская деятельность имеет и дополнительные негативные социальные последствия — информационно-психологическое воздействие на сознание избира телей. Диффамационное криминальное поведение журналистов, как правило, разрушает са мостоятельно сформулированное избирателями и другими участниками избирательного про цесса представление о кандидате или кандидатах на избираемую государственную или муни ципальную должность, о целях и задачах проведения референдума, а так же на реальную по литическую действительность в государстве или регионе.

На чрезвычайную распространенность и общественную опасность в современном россий ском обществе массово-коммуникативной электоральной преступности указывают кримино логические, правовые, философские, социологические, политологические, лингвистические и иные исследования отечественных специалистов90. Подтверждают данное положение и регу лярные публикации отечественных средств массовой коммуникации91. Не вызывают сомнения и аналогичные выводы исследования, проведенного Центральной избирательной комиссией 88 Камов Б., Гайдар А. Мишень для газетных киллеров. — М., 2011.

89 Семина Л. На первый-второй рассчитайсь! // Российская газета. 1999. 13 ноября;

Ее же. Наша пресса прода ется. Только в киоске? // Российская газета. 2000. 15 марта;

Вешняков А. А. Главный судья на выборах — избиратель // Труд. 2003. 7 мая.

90 Глухова А. А. Виктимологические факторы преступности: Дисс.... кандид. юрид. наук. — Н. Новгород, 1999. — С. 93–96;

Горшенков А. Г. Виктимологический аспект предупредительного воздействия на преступность в сфере мас совой информации: Дисс.... кандид. юрид. наук. — Н. Новгород, 1999. — С. 51–73;

100;

145–152;

Климова Ю. Н.

Преступность и массовая коммуникация в период предвыборной агитации: Дисс.... кандид. юрид. наук. — Н. Нов город, 2003. — С. 54–72;

Ким О. Как побеждают на выборах или Черный пиар по-русски // Власть. 2004. С. 50–53;

Смирнова А. Ю. Политические процессы и технологии в избирательных кампаниях 1996–2004 гг. как объективная реальность современной России: Дисс.... кандид. полит. наук. — Кострома, 2004. — С. 72–93;

Соколова А. И. Про блемы ответственности журналистов за диффамацию в контексте взаимоотношений средств массовой информации, власти и гражданского общества: на материалах тверской периодической печати: Автореф. дисс.... кандид. филолог.

наук. — Тверь, 2006;

Алимова Н. П. Правовое регулирование деятельности средств массовой информации в период проведения избирательных кампаний в целях обеспечения стабильности в общества: Дисс.... кандид. юрид. наук. — М., 2007. — С. 36–42;

Смирнова А. Ю. Диффамация как злоупотребление свободой слова и информации (политико правовой аспект) // Конституционное и муниципальное право. 2007. № 9. — С. 7–9;

Пудовочкин Ю. Е. Злоупотреб ление свободой слова как средство посягательства на интересы государственной безопасности // Российский крими нологический взгляд. 2008. № 3. — С. 219–227;

Дякону В. А. Коммуникативный психоанализ государственной ин формационной политики: Автореф. дисс.... кандид. полит. наук. — М., 2008. — С. 20–21;

Кабанов П. А. Массово коммуникативная электоральная преступность: понятие и содержание // Следователь. 2011. № 3. — С. 61–64;

и др.

90 См., например: Соломонова О. Парламентские выборы — тест на доверие // Труд-7. 1999. 21 октября;

Ковалев В.

«Черный пиар» в действии // Красная звезда. 2001. 28 августа;

Козырев А. «Черные пиарщики» из «Имидж-кон такта» пойдут под суд // Правда. 2002. 19 ноября;

Борисов Т. «Красноярский рабочий» почернел // Российская га зета. 2003. 23 февраля;

Михайлов С. «Чёрный пиар» в розыске // Российская газета. 2003. 21 мая;

Крутов А. «Чер ный ПИАР» по-саратовски: воспоминания о настоящем // Саратовский репортер. 2007. 22 ноября;

Барамидзе И.

«Черный пиар» накануне выборов // Новые известия. 2007. 25 сентября;

Опарин А. Черный пиар для Белого дома // Новые известия. 2007. 29 мая;

Тимофеев Е. «Черный пиар» в Самаре не сработает // Волжская коммуна. 2010.

29 июля;

и др.

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА России с помощью метода контент-анализа предвыборных материалов, опубликованных в оте чественных средствах массовой информации92. О распространенности массово-коммуникатив ной электоральной преступности косвенно свидетельствуют и исследования современных оте чественных специалистов в области политологии93, психологии94 и журналистики95.

Однако следует иметь ввиду, что проблема «информационной травли» одних участников избирательного процесса другими с использованием средств массовой коммуникации не только сугубо российская проблема, но и мировая, поскольку аналогичные диффамационные проти воправные деяния (преступления), связанные со злоупотреблением свободой слова и информа ции, встречаются и в избирательной практике зарубежных государств96.

По мнению отечественного исследователя В. Татарчука, ещё одним видом массово-комму никативной электоральной преступности выступает распространение участниками избиратель ного процесса недостоверных сведений в средствах массовой коммуникации о политических оппонентах, претендующих на избираемую государственную или муниципальную должность97.

Например, о финансовом (материальном) положении кандидата на избираемую государствен ную или муниципальную должность, его этнической или религиозной принадлежности либо принадлежности к определенной социальной группе и т. д.

На наш взгляд, такими сведениями могут явиться не только заведомо ложные о кандидате на избираемую государственную или муниципальную должность, но и истинные, которые сами по себе, без разрешения данного лица, разглашаться не могут. Например, состояние здоровья кандидата на избираемую государственную или муниципальную должность, перенесенные им заболевания или его генетическая предрасположенность определённым заболеваниям, что само по себе может составлять медицинскую, личную или семейную тайну и, в силу этих обстоя тельств, не может быть разглашено без его разрешения. Поскольку такое распространение све дений может причинить вред охраняемым уголовным законом правам и законным интересам этого лица, его близких родственников либо иных лиц.

При криминологическом анализе электоральной преступности данного вида необходимо подвергать статистическому исследованию количественные показатели и материалы правопри менительной практики по уголовным делам о преступлениях связанных с нарушением непри косновенности частной жизни (ст. 137 УК РФ), совершенных в условиях избирательного про цесса как самими участниками этого процесса, так и иными лицами, в том числе и с использо ванием служебного положения.

Изложенное выше позволяет сформулировать понятие массово-коммуникативной электо ральной преступности, которое раскрывает его социальную сущность. На наш взгляд, под мас сово-коммуникативной электоральной преступностью следует понимать совокупность электоральных преступлений, совершенных на определенной территории в определенный пе риод времени участниками избирательного процесса с использованием средств массовой ком муникации, а также совокупность лиц, совершивших такие преступления.

Безусловно, предложенная нами дефиниция носит инструментальный характер, но и она позволяет дальнейшее научное исследование сложного социального явления именуемого «мас 92 Постановление Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 21 октября 1999 г. № 27/359- «О некоторых вопросах проведения избирательной агитации в ходе подготовки к выборам депутатов Государствен ной Думы Федерального Собрания Российской Федерации третьего созыва» // Российская газета. 1999. 28 октября.

93 См., например: Горбачева О. Н. Информационно-манипулятивные технологии в политических процессах современной России (на примере избирательных кампаний): Дисс.... кандид. полит. наук. — М., 2004;

Кирпични кова А.П. Манипулирование мнением и поведением российского электората (политологический анализ): Дисс....

кандид. полит. наук. — М., 2005;

Котельникова Ю. А. Технологии «Черного ПР» в избирательных кампаниях:

теоретико-методологический анализ: Дисс.... кандид. полит. наук. — М., 2006;

Кононов М. М. Современные ин формационно-политические технологии в российском избирательном процессе: деструктивная составляющая:

Автореф. дисс.... кандид. полит. наук. — М., 2009. — С. 17;

и др.

94 Пацынко С. В. Влияние слухов на электоральное поведение избирателей: Автореф. дисс.... кандид. психолог.

Наук. — М., 2007. — С. 7 и след.

95 Савасенко Р. А. Отражение пиар-методов в медиа-текстах избирательных кампаний по выборам в Государст венную Думу России I–IV созывов (1905–1912 гг.): Автореф.... дисс. кандид. филолог. наук. — М., 2009. — С. 13.

96 Кутахов В. Приговор экс-директору // Новости разведки и контрразведки. 1998. № 23–24. — С. 6.

97 Татарчук В. Уроки избирательной кампании // Законность. 1997. № 5. — С. 28.

ГЛАВА сово-коммуникативной электоральной преступностью» и способствует развитию современной электоральной криминологии.

Криминальный электоральный экстремизм и его виды. Борьба за власть и собственность во все времена была и остается уделом не многих. В современных демократических государст вах всё чаще используются ненасильственные технологии приобретения, сохранения, распре деления и утраты власти. При этом участники как законного, так и незаконного приобретения власти чаще используют мошеннические технологии при осуществлении своих избирательных прав (электоральную коррупцию, использование административного ресурса, злоупотребление властью и др.). Эти криминальные и криминогенные электоральные явления (электоральная преступность) исследуются чаще всего и отечественными специалистами. Наименее исследо ванным видом электоральной преступности в отечественной электоральной криминологии как частной теории современной российской политической криминологии выступает криминаль ный электоральный экстремизм, связанный с воздействием на участников избирательного про цесса путем причинения физического или психического насилия. По данной проблематике имеются лишь небольшие научные статьи, посвященные этой тематике и несколько обзорных работ отечественных журналистов вне специального криминологического, политического или иного научного анализа данной проблемы.

По мнению одного из авторов настоящей работы, криминальный электоральный экстре мизм проявляется в различных формах. Наиболее рассмотренным в научной и публицисти ческой литературе является криминальный электоральный экстремизм форме терроризи рования участников избирательного процесса (электоральный терроризм) (выделено авто ром. — П. К.), которое в электоральном процессе встречается не часто, и носит исключитель ный характер98. Однако, как свидетельствует региональная практика проведения избира тельных кампаний, отражающаяся в сообщениях средств массовой информации, довольно часто в политически нестабильных регионах Российской Федерации при подготовке и про ведении федеральных, региональных и муниципальных выборов совершались насильствен ные преступления против избирательных прав граждан. Наиболее распространенные на сильственные формы противоправного воздействия на электоральный процесс отражались в публикациях отечественных и зарубежных средств массовой коммуникации. Для оценки и анализа различных форм проявления криминального электорального поведения мы обра тимся к таким публикациям.

Судя по материалам, опубликованным в отечественных и зарубежных периодических из даниях, наиболее распространенными формами криминального электорального экстремизма являлись:

а) взрывы, поджоги, умышленное уничтожение и/или повреждение помещений и обору дования избирательных участков;

б) взрывы, поджоги, умышленное уничтожение и/или повреждение избирательных шта бов кандидатов на избираемые государственные или муниципальные должности;

в) взрывы, поджоги, умышленное уничтожение и/или повреждение помещений телеком паний и иных средств массовой коммуникации, участвующих в предвыборной агитации;

г) умышленное уничтожение и/или повреждение избирательных документов (подписных листов, избирательных бюллетеней и т.п.);

д) насильственные действия в отношении участников избирательного процесса (захват за ложников, похищение, причинение вреда здоровью, незаконное лишение свободы) или угрозы такими действиями;

е) призывы к криминальной экстремистской деятельности в процессе осуществления предвыборной агитации и пропаганды;

98 Свигузова А. П. Терроризирование как средство воздействия на избирательные процессы // Терроризм в Рос сии и проблемы системного реагирования / Под ред. проф. А. И. Долговой. — М.: Российская криминологическая ассоциация, 2004. — С.40;

Ее же. Терроризирование как противоправное средство воздействия на участников изби рательного процесса // Противодействие преступности: Сборник научных трудов / Под ред. П. А. Кабанова. — Ниж некамск, 2004. — С.102.

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА ж) умышленное уничтожение и/или повреждение дорогостоящих избирательных агита ционных материалов и др.99 Следует отметить, что отдельные противоправные формы проявле ния криминального политического экстремизма зафиксированы в правовых актах (решениях) региональных избирательных комиссий100.

Кроме того, в отдельных случаях в процессе электорального противоборства в регионах Российской Федерации осуществлялись и умышленные посягательства на жизнь и здоровье кандидатов на выборные государственные или муниципальные должности в целях изменения и/или прекращения их политической деятельности101 либо иных участников избирательного процесса. Это форму криминального политического экстремизма, на наш взгляд, можно условно назвать электоральным политическим убийством. Представляется, что другую раз новидность криминального электорального экстремизма связанную с умышленным уничтоже нием и повреждением имущества избирательных комиссий, имущества участников избира тельного процесса следует назвать другим термином, более точно отражающим его антисоци альную сущность — криминальным электоральным вандализмом.

О степени распространенности криминального электорального экстремизма, хотя и косвенно свидетельствуют политико-криминологические исследования электоральных процессов в отдель ных субъектах Российской Федерации102. Аналогичная ситуация с криминальным электораль ным экстремизмом в избирательной сфере жизнедеятельности просматривается и в некоторых государствах, образовавшихся на постсоветском пространстве использующих для формирования правового государства и гражданского общества справедливые, равные и демократические вы боры в органы представительной власти103. Такие же проблемы складывалось и на территории ряда других зарубежных государств, использующие демократический институт избрания орга нов представительной власти и высших должностных лиц, оказавшихся в крайне сложной меж дународной и национальной социально-экономической или политической обстановке104.

Практически не рассматривается в юридической и политологической литературе специ альный вид криминального электорального экстремизма — электоральное принуждение, а если 99 Поджог избирательных участков // Коммерсантъ. 1996. 11 июня;

Переслегин С. Северная Осетия: кто запугал избирком? // Российская газета. 2002. 16 января;

Кузьминкин В. Если желание притупилось, то ненадолго // Ве черний Новосибирск. 2002. 10 июля;

Бельдюгина Л. Карачаево-Черкесия, удержись от вражды! // Российская газета.

2003. 19 мая;

Болотин И. В Красноярске новый судебный фарс // Российская газета. 2003. 17 сентября;

Федосенко В.

Боевики пытаются сорвать выборы // Российская газета. 2003. 2 декабря;

Его же. Сорвать голос // Российская га зета. 2003. 4 декабря;

Гребнева И., Алисимчик Н. Черенкова взорвали и сняли // Арсеньевские вести. 2004. 14 июня;

Выборы в Чечне: взрыв в Грозном // Независимая газета. 2004. 29 августа;

За поджог бюллетеней на выборах — два года тюрьмы // Украинская правда. 2005. 5 июня;

Бондаренко М. П. Погромно-избирательный процесс. Выборы в Карачаево-Черкесии: подкуп, фальсификация и мордобой // Независимая газета. 2007. 21 марта;

В Калининград ской области подожгли избирательный участок // Правда. 2008. 2 марта.

100 О заявлении руководителя избирательного объединения «Курское областное отделение политической пар тии «Коммунистическая партия Российской Федерации», первого секретаря Курского обкома Коммунистической партии Российской Федерации Кислицина В. А. об умышленном уничтожении и повреждении агитационных мате риалов: Решение Избирательной комиссии Калужской области от 11 марта 2010 года № 83/789-4 // Официально документ опубликован не был и находится в личном архиве автора.

101 Тимченко С. В Петербурге предотвращено очередное убийство // Независимая газета. 2000. 25 апреля;

Мэр города убит накануне выборов // Независимая газета. 2001. 19 апреля;

Умарова М. Патриота Дагестана пытались убить // Российская газета. 2007. 16 февраля;

Двойникова Г. Убийцам Фатьянова ужесточили наказание // Неза висимая газета. 2010. 4 июня.

102 Рамазанов Т. Б. Коррупция в сфере избирательных правоотношений в полиэтнических регионах России (на примере Республики Дагестан): Специализированный курс. — Саратов, 2007. — С. 25.

103 Богданов В. В Тбилиси не любят строптивых // Российская газета. 2003. 23 сентября;

Салимов С. Силовое предупреждение от Назарбаева // Независимая газета. 2005. 28 ноября;

На украинских выборах не обошлось без ЧП // Правда. 2006. 26 марта.

104 Гафорлы М. Избирательный фейерверк. Вчера в Ираке прошли первые парламентские выборы после свер жения Саддама Хусейна // Новые известия. 2005. 31 января;

В Ираке взорвали избирательный участок. Погибли 7 человек // Независимая газета. 2005. 27 декабря;

Шило А. Солана осудил акты насилия на выборах в Македонии // Известия. 2008. 2 июня;

Жертвами взрывов на избирательном участке в Пакистане стали 20 человек // Независимая газета. 2008. 28 декабря;

Избирательный участок в Тикрите подвергся минометному обстрелу // Независимая газета.

2009. 31 января;

Воробьёв В. Избирательная бойня. Боевики помогли иракским властям поднять явку на парламент ских выборах // Российская газета. 2010. 9 марта;

Кирьянов О. Салют от талибов. В Афганистане состоялись парла ментские выборы // Российская газета. 2010. 20 сентября;

Кандидаты в депутаты афганского парламента взяли в плен работников ЦИК в провинции Гор // Известия. 2011. 21 января.

ГЛАВА и рассматривается, то в контексте злоупотребления служебным положением со стороны лиц, на деленных властными полномочиями (использование административного ресурса — примечание авторов). Однако, как свидетельствует правоприменительная практика электоральное принуж дение к участию в федеральных, региональных или муниципальных выборах или отказу от та кого участия явление достаточно распространенное. В одних случаях, психическое принуждение к участию в избирательной кампании используется кандидатами на избираемые государственные или муниципальные должности для достижения собственных амбиционных целей, в других — руководителями хозяйствующих субъектов, некоммерческих организаций, учреждений в целях обеспечения дальнейшего благополучного развития их деятельности. В этом случае, кандидаты на избираемые государственные или муниципальные должности угрожают избирателям своим статусным положением, способным ущемить их законные права и интересы. Например, началь ник ЖКУ — повысить в несколько раз для избирателей тарифы на коммунальные платежи, ру ководитель газовой компании — повысить для них же в том же объеме тарифы на подачу газа — если они не изберут его или поддерживаемое им лицо на соответствующую государственную или муниципальную должность. Такое безнравственное поведение руководителей хозяйствующих субъектов, где они выступают, как правило, монополистами в региональной электоральной прак тике становится все распространеннее105, а меры противодействия такому поведению все менее эффективными. Аналогичным образом поступают и работодатели, только используя шантаж для обеспечения явки или неявки своих наемных работников для участия в избирательном процессе лишая их конституционного права свободного выбора.

Изложенное выше позволяет сделать некоторые выводы.

Во-первых, криминальных электоральный экстремизм как криминологическое явление — это система (совокупность) насильственных уголовно-наказуемых деяний направленных на физическое или психическое воздействие применяемое в отношении участников избиратель ного процесса в целях изменения процедуры и/или результатов выборов в органы государствен ной власти или органы местного самоуправления либо в отношении участников референдума.

Во-вторых, наиболее распространенными формами криминального электорального экстре мизма, раскрывающими его социальную сущность, являются:

а) электоральный терроризм — это совокупность деяний террористического характера, направленного физическое и/или психическое на участников избирательного процесса в целях побудить их действиям угодным террористам или террористическим организациям;

б) электоральное политическое убийство — это убийство или покушение на него в отно шении участника избирательного процесса в целях воздействия на процесс и результаты вы боров или референдума;

в) иные насильственные действия в отношении участников избирательного процесса (за хват заложников, похищение, причинение вреда здоровью, незаконное лишение свободы) или угрозы такими действиями в целях воздействия на результаты выборов или референдума;

г) криминальный электоральный вандализм — это совокупность умышленных деяний, направленных на уничтожение или повреждение избирательных участков, их оборудования, избирательных документов (документов референдума), агитационных материалов в целях воз действия на результаты выборов или референдума;

д) подстрекательство к криминальному электоральному экстремизму, в том числе с ис пользованием средств массовой коммуникации.


Рассмотренные в настоящей работе виды и формы (структура) проявления и распростра нения электоральной преступности в обществе в противоправной борьбе за политическую власть в условиях избирательного процесса не являются окончательными и исчерпывающими.

Они разнообразны и могут проявляться в иных формах, поскольку изобретательность полити ческих преступников непредсказуема и неисчерпаема, а возможности научного криминологи ческого познания криминальных процессов, в том числе и в электоральной сфере, появляются после из «законодательного закрепления». В таком случае криминологическая наука, выраба тывающая правовые рекомендации по противодействию электоральной преступности, вынуж дена «отставать» от ее проявлений.

105 Сенчев Н. Газ, честь и совесть // Российская газета. 2003. 27 ноября.

Глава 2.

Этиология электоральной преступности §1.

Политико-криминологическое объяснение детерминации электоральной преступности в современном обществе Научное понимание любого общественного явления невозможно без анализа закономерно стей его развития, оценки состояния и выявления ос-новных причин его существования и рас пространения. К числу таких социальных явлений относится и преступность во всём её много образии, исследуемая в рамках различных наук (философии, социологии, юриспруденции, по литологии, психологии и др.). Каждая из указанных наук, исследуя закономерности существо вания, распространения и трансформации преступности, выделяет в качестве самостоятельной проблемы её причинное объяснение. Вместе с тем, ощущается недостаток (дефицит) единого системного междисциплинарного направления (теории), которое могло бы адекватно и всесто ронне описывать и объяснять существование, распространение и изменение преступности в об ществе. Хотя такое направление в рамках отечественной криминологии уже активно форми руется. Одни специалисты называют его теорией причин преступности1, другие — заимство ванным из медицины термином2 — «этиология» преступности3. На наш взгляд, предпочтитель нее выглядит второе наименование.

Криминологи отмечают, что причины существования преступности являются, пожалуй, самой острой проблемой современной отечественной и зарубежной криминологии. В ней скон центрированы проблемы многих наук, в том числе и правоведения. В мире сегодня существует множество различных мировоззренческих концепций, пытающихся объяснить причины пре ступности в обществе, но и они не удовлетворяют потребностей как современной науки, так и правоприменительной деятельности. Тем более что на различных этапах развития общества 1 Аванесов Г. А. Теория причин преступности // Криминология: Учебник / Под ред. Г. А. Аванесова. — М., 2005. — С.192–254.

2 Медицинский словарь (Oxford). Том 2. (Н-Я): Пер. с англ. — М., 2001. — С. 570;

Медицинский энциклопе дический словарь / В. И. Бородулин, А. В. Бруснок, Ю. Я. Венгеров и др.;

Под ред. В. И. Бородулина. — М., 2002. — С. 687;

Современный словарь иностранных слов. — М., 1993. — С. 727;

Новый энциклопедический словарь. — М., 2000. — С. 1410;

Большой толковый социологический словарь (Collins). Том 2 (П-Я): Пер. с англ. — М., 2001. — С. 493.

3 Гомберг Б. Опыт изложения основных начал этиологии преступлений: Чезаре Ломброзо и уголовная антро пология. — Киев, 1911;

Раковский Х. Этиология преступности и вырождения. — М.: Госиздат, 1927;

Ломброзо Ч.

Преступление. Новейшие успехи науки о преступнике. Анархисты / Сост. и предисл. В.С. Овчинского. — М., 2004. — С.3 и след.;

Горшенков Г. Н. Криминологический словарь. — Н. Новгород, 2004. — С. 240;

Клочкова А. В.

Девиантность и её роль в этиологии преступности // Преступление и наказание: криминализация России как соци ально-политическое явление: Материалы дискуссии. — М., 2004. Вып. 3. — С. 100–129;

Михайлов А. П. Этиология девиантного поведения несовершеннолетних (социологический анализ): Учебное пособие. — Майкоп: Изд-во ООО «Качество», 2006;

Кабанов П. А. Современная российская криминальная этиология // Следователь. 2006. № 7. — С. 61–64;

Барановский Н. Этиология преступности: Традиционные криминологические теории и инновации // Юстиция Белоруси. 2009. № 4. — С. 70–73.

ГЛАВА причины преступности видоизменяются, приобретают иную окраску по сравнению с ещё неда леким прошлым, имеют особенности, которые характеризуют современное состояние преступ ности, поскольку причины преступности динамичны, иерархичны и многообразны.

В отечественной криминологии сложилось и длительное время существует мнение о том, что причинность преступного поведения в обществе является основным элементом этой науки.

Следует отметить, что криминологическое понятие «причины преступности» воспринимается современными российскими и зарубежными учеными неоднозначно. И это закономерно, по скольку в криминологии нет единой точки зрения по этому сложному вопросу, затрагиваю щему многие сферы жизнедеятельности и процессы, происходящие в них. Однако оговоримся, что мы не ставим перед собой цель описывать и анализировать все существующие подходы к проблеме причинности в отечественной криминологии, поскольку освещение в общим виде этого вопроса выходит за рамки предмета исследования настоящей работы, тем более что такие подходы уже более глубоко, детально и обстоятельно проанализированы, описаны и объяснены такими специалистами, как Г. А. Аванесов4, Ю. М. Антонян5, Н. Ф. Кузнецова6, В. Н. Кудрявцев7, В. Е. Эминов8, В. С. Устинов9, А. И. Долгова10, А. Х. Миндагулов, Ф. К. Рябыкин, Л. В. Сердюк и другие12, в том числе и Н. В. Ильиной, которая исследовала особенности причинного ком плекса преступности в специфичных условиях трансформации российского общества от постсо циалистического к рыночному13.

Поэтому для уточнения причинности существования электоральной преступности мы об ратимся к наиболее доступным для любого читателя отечественным общеметодологическим философским работам по вопросам причинности, которые являются универсальными для ис следования социальных явлений в различных областях гуманитарного научного знания и в не которой мере могут прояснить суть исследуемой проблемы.

В философской науке доминирует традиционно-диалектический подход причинного объ яснения социальных явлений, согласно которому под причинностью принято понимать объ ективную связь между явлениями, одно из которых — причина — при определенных условиях порождает другое явление — следствие14. Исходя из этого философского положения, в совет ской и современной российской криминологической науке утвердилось мнение, что под при чинами преступности следует понимать те социальные явления, которые порождают и вос производят преступность и преступления как свое закономерное следствие15. Полагаем, что это 4 Аванесов Г. А. Криминология. — М., 1984. — С. 181–247;

Его же. Теория причин преступности // Кримино логия: Учебник / Под ред. Г. А. Аванесова. — М., 2005. — С. 192–254.

5 Антонян Ю. М. Почему люди совершают преступления. Причины преступности. — М., 2006;

Его же. Кон цепция причин преступности и причины преступности в России // Российский следователь. 2004. №8. — С. 26–32.

6 Кузнецова Н. Ф. Проблемы криминологической детерминации. — М., 1984. — С. 5 и след.

7 Кудрявцев В. Н. Социальные причины организованной преступности в России // Организованная преступ ность и коррупция. Исследования, обзоры, информация: Социально-правовой альманах. 2001. № 1. — С. 7–8;

Его же. Лекции по криминологии. — М., 2005. — С. 88–98.

8 Кудрявцев В. Н., Эминов В. Е. Причины преступности в России: Криминологический анализ. — М., 2006.

9 Устинов В. С. Криминология. Общая часть: Учебное пособие. — Н. Новгород, 2001. — С. 75–78.

10 Долгова А. И. Криминология: Учебник для вузов. — М., 1999. — С. 126–129;

Её же. Учение о детерминации и причинности преступности // Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. проф. А. И. Долговой. — М., 2001. — С. 229–269;

Её же. Детерминация и причинность преступности // Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. проф. А. И. Долговой. 3-е изд., перераб. и доп. — М., 2005. — С. 233–274.

11 Миндагулов А. Х., Рябыкин Ф. К., Сердюк Л. В. Причины преступности: Лекция. — Хабаровск, 1988. — С. и след.

12 Белоглазов В. А. Причинный комплекс преступности: вопросы теории и методологии: Дисс.... кандид. юрид.

наук. — Свердловск, 1989;

Агаев Г. А. Теоретические основы исследования причинного комплекса преступности:

Дисс.... кандид. юрид. наук. — СПб., 1996.

13 Ильина Н. В. Особенности причинного комплекса преступности в условиях перехода к рыночной экономике:

Дисс.... канд. юрид. наук. — М., 1998.

14 Философский словарь / Под ред. М. М. Розенталя. Изд. 3-е. — М., 1975. — С. 329;

Философский энциклопе дический словарь / Под ред. Л. Ф. Ильичёва и др. — М., 1983. — С. 531;

Современный философский словарь / Под общ. ред. проф. В. Е. Кемерова. 2-е изд., испр. и доп. — М., 1998. — С. 700.

15 Кузнецова Н. Ф. Проблемы криминологической детерминации. — М., 1984. — С. 47;

Её же. Причины и усло вия преступности // Криминология: Учебник / Под ред. проф. Н. Ф. Кузнецовой, проф. В. В. Лунеева. — М., 2004. — С.167;

Панев Б. Понятие и классификация причин и условий преступности // Основы криминологии в Народной ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА диалектическое положение необходимо отразить и при детальном научном рассмотрении, опи сании и объяснении (криминологическом анализе) детерминации электоральной преступности в условиях формирования в России демократического правового государства и гражданского общества.

Вопрос о причинах существования различных видов преступности в современном обществе и причинах электоральной преступности на первый взгляд может показаться довольно про стым. Вместе с тем, причины существования общеуголовной и причины электоральной пре ступности, как подвида преступности политической, несколько различны, хотя в их основе лежит общее пренебрежение преступников к уголовно-правовым запретам. С позиции мотива ционного подхода раз-личие их может заключаться в том, что при совершении общеуголовных преступлений лицом преследуется достижение своих личных (корыстных, эгоистических и т.


п.) целей или потребностей, тогда как при совершении электоральных преступлений пресле дуется в основном достижение политических целей, личные цели и потребности здесь вто ричны, либо искусно замаскированы. Хотя при совершении электоральных преступлений не исключается и достижение преступниками одновременно нескольких целей, взаимосвязанных и взаимообусловленных спецификой функционирования политической системы общества, од нако политическая цель должна выступать основной (или доминирующей) для преступников, в первую очередь, организаторов и подстрекателей (вдохновителей), тогда как остальные цели могут являться второстепенными, дополнительными или промежуточными.

Причины, порождающие, распространяющие и изменяющие (транс-формирующие) элек торальную преступность в условиях формировании в России демократического правового го сударства и гражданского общества, многообразны, динамичны, взаимосвязаны между собой и взаимообусловлены. Их взаимодействие, как правило, дополняет и усиливает друг друга. Чем полнее и заметнее они представлены в социально-политической жизни общества, тем вероятней проявление и интенсивность электоральной преступности. В связи с этим возникает вопрос об изучении сущности конкретной причины и условиях ее взаимодействия с другими причинами (явлениями) в процессе детерминации преступного поведения и принятия мер по ее устранению либо нейтрализации. Для достижения этих целей в криминологии, как и в других гуманитар ных науках, существует классификация причин пре-ступности, то есть разделение их на опре деленные однородные группы по какому-либо существенному признаку или группе однородных признаков.

В качестве оснований классификации причин преступности криминологами, как правило, выбираются такие разделения, по которым можно сделать определенные теоретические и прак тические выводы в зависимости от целей, которые ставит перед собой исследователь16.

В отечественной криминологии причины преступности принято классифицировать: по уровню функционирования или действия (субординации)17, механизму или глубине воздей Республике Болгарии: Пер. с болг. / Под ред. и вступ. ст. Н. А. Стручкова. — М., 1987. — С. 106–107;

Беляев Н. А.

Причины и условия преступности // Криминология. Учебник / Под ред. В. В. Орехова и др. — СПб., 1992. — С.

105–106;

Четвериков В. С., Четвериков В. В. Криминология: Учебное пособие. — М., 1997. — С. 44;

Максимов С. В.

Краткий криминологический словарь. — М., 1995. — С. 15;

Миндагулов А. Х., Рябыкин Ф. К., Сердюк Л. В. Причины преступности: Лекция. — Хабаровск, 1988. — С. 5;

Курганов С. И. Основы криминологии: Учебное пособие. — М., 1998. — С. 48;

Алексеев А. И. Криминология: Курс лекций. — М., 1998. — С. 57;

Кудрявцев В. Н. Генезис преступления.

Опыт криминологического моделирования: Учебное пособие. — М., 1997. — С. 9;

Горшенков Г. Н. Криминология: вве дение в учебный курс: Учебное пособие. — Сыктывкар, 1995. — С. 113–117;

Шестаков Д. А. Криминология. Преступ ность как свойство общества. — СПб., 2001. — С. 115;

Иншаков С. М. Криминология: Практикум. — М., 2001. — С. 36;

Шиханцев Г. Г. Криминология: Учебник для вузов. — М., 2001. — С. 132;

Кудрявцев В. Н., Эминов В. Е. Причины преступности // Криминология: Учебник / Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. Е. Эминова. — М., 2004. — С. 122;

Ава несов Г. А. Теория причин преступности // Криминология: Учебник / Под ред. Г. А. Аванесова. — М., 2005. — С. 193;

Боков А. В., Солодовников С. А., Антонян Е. А. и др. Криминология: Учебное пособие / Под ред. С. М. Иншакова. — М., 2005. — С. 64;

Давыдов Я. Е. Криминология: Конспект лекций. — М., 2005. — С. 19;

и др.

16 Криминология / Пер. с чешского М. А. Гельфера и И. А. Воробьева;

Под ред. Н. А. Стручкова. — М., 1982. — С. 125.

17 Кузнецова Н. Ф. Причины и условия преступности // Криминология: Учебник / Под ред. проф. Н. Ф. Кузне цовой, проф. В. В. Лунеева. — М., 2004. — С. 171–172;

Кудрявцев В. Н., Эминов В. Е. Причины преступности в Рос сии: Криминологический анализ. — М., 2006. — С. 23–24.

ГЛАВА ствия, природе и источникам возникновения18, по содержанию19, значению20, происхождению и социальной значимости22. По нашему мнению, так же должны классифицироваться и при чины политической преступности, хотя и следует отметить, что предложенная классификация не может исчерпывать мировоззренческого многообразия истолкования причин существования и распространения электоральной преступности.

По механизму (или глубине) воздействия причины электоральной преступности следует разделить на причины и условия. Традиционно в отечественной криминологии принято счи тать, что причины — это такие явления, которые порождают и воспроизводят преступность, в том числе и электоральную, как свое закономерное следствие23, тогда как условия — это те яв ления, которые сами не порождают преступность, а лишь способствуют, облегчают, усиливают, интенсифицируют формирование и действие причины или группы причин24.

По уровню действия причины существования электоральной преступности в условиях фор мирования в России демократического правового государства, пользуясь общепринятой кри минологической классификацией причин преступности, можно условно разделить на общие, особенные и частные25.

Общие причины электоральной преступности — это причины, позволяющие ответить на вопрос, почему существует электоральная преступность и различные её модификации в совре менном обществе, почему и под воздействием чего изменяются ее качественные и количествен ные криминологические характеристики.

Причины электоральной преступности на уровне особенного позволяют разобраться с су ществованием отдельных групп электоральных преступлений или её отдельных видов (напри мер: криминального электорального мошенничества или криминального электорального экс тремизма) на различных территориальных уровнях: в современном мире, на континенте, в на циональном государстве или в отдельном его регионе.

Частные причины или субъективные сохранения, существования и распространения элек торальной преступности в современном обществе — это причины совершения конкретных элек торальных преступлений, которые помогают ответить на вопрос, почему то или иное преступ ление совершено именно этим лицом или группой лиц, что его или их привело к совершению данного преступления.

18 Желудков А. Криминология: Конспект лекций в схемах. — М., 2001. — С. 34.

19 Малков В. Д. Причины и условия преступности // Криминология: Учебник / Под ред. В. Д. Малкова. — М., 2004. — С. 62–66.

20 Устинов В. С., Зарубин С. В., Конев А. А., Абросимов В. А. Криминология и профилактика преступлений. Учебно методические материалы по изучению курса в нестандартных ситуациях. — Горький, 1989. — С. 35;

Горшенков Г. Н.

Криминологический словарь. — Сыктывкар, 1995. — С. 74;

Его же. Криминологический словарь. — Н. Новгород, 2004. — С. 199;

Криминология: Словарь / Под общ. ред. В. П. Сальникова. — СПб., 1999. — С. 137–138;

и др.

21 Беляев Н. А. Причины преступности // Криминология. Учебник / Под ред. В. В. Орехова и др. — СПб., 1992. — С. 110.

22 Петрова С. С. Криминология: Учебное пособие. — М., 2005. — С. 26.

23 Кузнецова Н. Ф. Причины преступности. Общая характеристика преступности в СССР. Причины преступно сти в буржуазном обществе // Криминология. — М., 1997. — С. 66–73;

Её же. Причины и условия преступности // Криминология: Учебник / Под ред. проф. Н. Ф. Кузнецовой, проф. В. В. Лунеева. — М., 2004. — С. 168–169;

Гор шенков Г. Н., Костыря Е. А., Лукичёв О. В. и др. Криминология и профилактика преступлений. Учебное пособие / Под общ. ред. В. П. Сальникова. — СПб., 2001. — С. 50;

Кваша Ю. Ф., Зайналабидов А. С., Зрелов А. П. и др. Крими нология / Под общ. ред. Ю. Ф. Кваши. — Ростов-на-Дону, 2002. — С. 67;

Милюков С. Ф. Факторы, обуславливающие преступность // Криминология: Учебник / Под ред. В. Н. Бурлакова, М. Н. Кропачёва. — СПб., 2005. — С. 95.

24 Кузнецова Н. Ф. Причины преступности. Общая характеристика преступности в СССР. Причины преступно сти в буржуазном обществе // Криминология. — М., 1967. — С. 68;

Её же. Причины и условия преступности и пре ступлений // Криминология: Учебное пособие / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой. — М., 1996. — С. 49;

Её же. Причины и условия преступности и преступлений // Криминология: Учебное пособие / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой. — М., 1998. — С. 49;

Варчук Т. В. Криминология: Учебное пособие. — М., 2002. — С. 49;

Милюков С. Ф. Факторы, об уславливающие преступность // Криминология: Учебник / Под ред. В. Н. Бурлакова, М. Н. Кропачёва. — СПб., 2003. — С. 87.

25 Панев Б. Понятие и классификация причин и условий преступности // Основы криминологии в Народной Республике Болгарии: Пер. с болг. / Под ред. и вступ. ст. Н. А. Стручкова. — М., 1987. — С. 111–113;

Бурлаков В. Н., Волгарева И. В., Волженкин Б. В. и др. Криминология: Пособие для подготовки к экзамену / Под ред. В. Н. Бурла кова, М. Н. Кропачева. — СПб., 2003. — С. 44.

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА Перечисленные классификации позволяют целенаправленно изучать причины и условия (факторы, детерминанты) электоральной преступности. На их основе можно формировать реа листичные прогнозы изменения электоральной преступности и вырабатывать эффективные меры превентивного характера, связанные с ограничением проявления электоральной преступ ности, её видов и конкретных электоральных преступлений.

Вместе с тем, анализ специальной криминологической литературы по проблеме существо вания и функционирования преступности, в том числе и электоральной, а также отдельным формам ее проявления, позволяет выделить некоторые однородные группы причин и условий, детерминирующих электоральную преступность как свое закономерное следствие. Эти явления и процессы обусловливают ее существование как негативного социально-правового (кримино логического) явления и порождают конкретные формы и виды ее проявления как свое законо мерное следствие.

Исследование специальной отечественной и зарубежной криминоло-гической литературы привело авторов работы к выводу о том, что к основным детерминантам, воспроизводящим пре ступность в обществе, в том числе и электоральную, по содержанию или сферам социальной жизни необходимо относить: правовые, организационно-управленческие, идеологические, вос питательные, технические, социально-экономические, социально-психологические и другие причины и условия26, или процессы и явления, вызывающие (детерминирующие) преступность в этих сферах жизнедеятельности27.

На наш взгляд, именно такой традиционный для современных гума-нитарных наук подход к научному анализу, осмыслению и объяснению причин электоральной преступности поможет нам в дальнейшем более точно определить, обозначить, описать и объяснить основные факторы ее существования, воспроизводства, распространения и трансформации (видоизменения). Об этом и будет наши рассуждения при криминологическом анализе системы детерминации элек торальной преступности. Но здесь следует оговориться и уточнить нашу позицию. На наш взгляд, основной целью этиологии электоральной преступности или криминальной электораль ной этиологии должен стать не поиск единой универсальной причины её существования и рас пространения, что не имеет научной перспективы, а описание и объяснение воздействия раз личных факторов, явлений, процессов на неё, для выработки в дальнейшем мер по устранению, минимизации или нейтрализации их негативного воздействия.

§2.

Система детерминации электоральной преступности в современном российском обществе Систематизация причин существования и распространения электоральной преступности предполагает выделение в ней относительно самостоятельных, но органически связанных между собой групп детерминант. Как мы уже отмечали ранее, элементами системы причинного комплекса электоральной преступности могут выступать социально-экономические, соци ально-политические, правовые, организационно-управленческие, воспитательные, идеологи 26 Кузнецова Н. Ф. Причины и условия преступности // Криминология: Учебник / Под ред. Б. В. Коробейни кова, Н. Ф. Кузнецовой, Г. М. Миньковского. — М., 1988. — С. 120;

Кузнецова Н. Ф., Миньковский Г. М. Причины и условия преступности // Криминология. Учебник / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, Г. М. Миньковского. — М., 1994. — С. 140;

Кузнецова Н. Ф. Причины и условия преступности и преступлений // Криминология. Учебное пособие / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой. — М., 1998. — С. 54;

Миндагулов А. Х., Рябыкин Ф. К., Сердюк Л. В. Указ. раб. — С. 25;

Антонян Ю. М., Саблина Л. С. Краткий курс криминологии. — М., 1997. — С. 39;

Вицин С. Е., Дунаев С. А., Жи гарев Е. С. и др. Криминология. Учебно-методические материалы и альбом схем: Учебное пособие / Под ред. С. Е. Ви цина и В. А. Уткина. — М., 1998. — С. 167;

Алексеев А. И. Криминология: Курс лекций. — М., 1998. — С. 59–60;

Арефьев А. Ю., Волков А. П., Глухова А. А. Определение состояния преступности и криминологическое прогнозиро вание: Учено-практическое пособие. — Н. Новгород, 1999. — С. 17;

Бурлаков В. Н., Гилинский Я. И., Шестаков Д. А.

Российская криминология в конце ХХ столетия: семинар Криминологического центра Санкт-Петербурга // Право ведение. 1999. № 3. — С. 223;

Варчук Т. В. Криминология: Учебное пособие. — М., 2002. — С. 46–47;

и др.

27 Кудрявцев В. Н. Генезис преступления. Опыт криминологического моделирования: Учебное пособие. — М., 1997. — С. 13.

ГЛАВА ческие, технические, социально-психологические и другие детерминанты. Каждая из этих групп причин в отдельности не может воспроизвести электоральную преступность, необходимо их взаимодействие в определенной последовательности. Последовательность важна и при ис следовании всей системы причинного комплекса электоральной преступности. Большинство современных отечественных криминологов, в силу полученного ими профессионального обра зования, являются юристами, поэтому ими отдается предпочтение выявлению основных пра вовых причин и условий исследуемых криминологических явлений, в том числе и электораль ной преступности во всех её видах, формах и сферах проявления. Несколько в меньшей степени ими анализируются иные причины электоральной преступности.

Указанный подход позволяет проследить роль каждого из факторных комплексов преступ ности, порождающих электоральные преступления и способствующих их сохранению, транс формации и росту в современных условиях. Не обходимо отметить, что эти факторы взаимо связаны между собой, взаимообусловлены и взаимозависимы.

На наш взгляд, в целях системного рассмотрения основные факторы, детерминирующие электоральную преступность, целесообразно классифицировать, как это практикуется в боль шинстве отечественных работ по криминологии, по содержанию или сферам социальной жизни. К таким факторам относятся: правовые;

социально-экономические;

организационно управленческие;

идеологические;

социально-психологические и другие явления и процессы, которые воспроизводят электоральную преступность во всем её многообразии. В указанном выше порядке мы и приступим к их рассмотрению.

К правовым факторам, детерминирующим электоральную преступность в условиях фор мирования в России демократического правового государства, следует отнести ненадлежащее правовое регулирование некоторых сфер государственной (политической) деятельности и не достатки действующего российского (федерального и регионального) избирательного и иного законодательства. В числе таковых, по мнению специалистов, можно выделить и правоприме нительную практику по защите избирательных прав участников электоральных процессов.

Несовершенство процедурного порядка судебной защиты из-бирательных прав граждан28.

Накопленный федеральных, региональный и муниципальный опыт применения законодатель ства о выборах свидетельствует, что в нём недостаточно урегулирован целый ряд вопросов, имеющих принципиальное значение. При этом особо показателен тот факт, что пробелы пра вового регулирования выборов нередко сопряжены с концептуальными аспектами участия в них граждан Российской Федерации и допускают различные варианты толкования провозгла шаемых на конституционно-правовом уровне избирательных прав и свобод. Закрепляя и га рантируя право граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и ор ганы местного самоуправления, Конституция РФ, к сожалению, почти полностью умалчивает об основных принципах его реализации, обязательных для всех выборов, проводимых в Рос сийской Федерации. Единственное исключение в Конституции России (ст. 81) сделано лишь в отношении президентских выборов, конституционной основой которых являются всеобщее рав ное и прямое избирательное право и тайное голосование. Подобного рода «конституционная скупость» и непоследовательность в регулировании принципов реализации избирательных прав и свобод российских граждан трудно объяснимы. Мало того, что в Конституции России отсутствует специальная глава, посвящённая избирательной системе, вследствие чего законо творческие возможности федерального парламента в определении избирательных стандартов и технологий выглядят практически неограниченными, так даже немногочисленные консти туционные «вкрапления» избирательного законодательства в известной степени допускают и оправдывают ограничение общепризнанных демократических принципов участия граждан во всех видах выборов за исключением президентских. Ведь если Конституция РФ прямо указы вает на необходимость организации и проведения выборов на основе всеобщего равного и пря мого избирательного права при тайном голосовании только применительно к замещению долж ности Президента РФ, то тем самым предполагается возможность отступления от этих прин 28 Тупиков В. О судебной защите избирательных прав граждан // Российская юстиция. 1998. № 4. — С. 20–24;

Алексеев Г.В. Гражданско-правовая защита нематериальных благ участников электорального процесса: Дисс....

кандид. юрид. наук. — СПб., 2002.

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА ципиальных условий реализации права граждан избирать и быть избранными во все иные ор ганы государственной и муниципальной власти29.

Недостаточная эффективность действующего законодательства об ответственности за преступления, совершаемые в условиях избирательного процесса30. Высокая латентность изучаемого преступления объясняется недооценкой эффективности уголовно-правовых санк ций. Не привлечение к уголовной ответственности лиц, совершающих электоральные преступ ления, замена на меры административного воздействия приводит к увеличению роста право нарушений, поскольку лица, нарушающие избирательное законодательство, не боятся ответ ственности. Кроме того, замена уголовно-правовых мер воздействия на административно-пра вовые приводит к искажению данных уголовной статистики о количестве преступных наруше ний избирательного законодательства, что снижает эффективность противодействия, то есть профилактики и борьбы с преступностью в сфере избирательного процесса.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.