авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ, УПРАВЛЕНИЯ И ПРАВА (г. Казань) П. Кабанов, Г. Райков, А. Свигузова, Д. Чирков Электоральная преступность в условиях формирования в России ...»

-- [ Страница 3 ] --

Несовершенство избирательного законодательства, которое не обеспечивает реальной зависимости избираемых на государственные должности лиц от своих избирателей31. Оте чественные специалисты относят к правовым причинам и такое явление, как наличие имму нитета от уголовного преследования представи-телей органов государственной власти и неко торых претендентов на эти должности (кандидаты в Президенты РФ, в депутаты Государствен ной Думы и др.). Поскольку любое освобождение от ответственности ведет к безнаказанности и, как следствие, к повторному нарушению существующих правовых норм поведения в усло виях избирательного процесса32.

Говоря о правовых детерминантах исследуемого явления, прежде всего, необходимо ска зать о нестабильности и несовершенстве российского законодательства.

Хотя на протяжении десятилетия в ходе федеральных, региональных, и муниципальных избирательных кампаний была продемонстрирована работоспособность принятых избиратель ных систем (мажоритарной и смешанной). Тем не менее, потребность внесения весьма суще ственных изменений и дополнений в законодательство было подтверждено правоприменитель ной практикой, особенно в той части, которая касается разграничения предметов ведения между Российской Федерацией и субъектами Федерации, определения компетенции субъектов РФ в принятии избирательного законодательства.

Начиная с 1993 года, последовательно усиливается влияние федерального избирательного законодательства на развитие избирательного законодательства субъектов Федерации. Этот процесс проявился в принятии: Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав граждан РФ» от 6 декабря 1994 года, затем Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» от 19 сентября 1997 года и других нормативных актов. Содержание все больших избирательных процедур определяется федеральным законодательством. То есть качественные характеристики основных элементов системы избирательного законодательства субъектов РФ и их взаимосвязи определяются не 29 Князев С. Д. Принципы участия российских граждан в выборах: вопросы правового обеспечения // Правове дение. 1999. № 1.

30 Арефьев А. Ю. Рецензия на кн.: Кабанов П. А. Политическая коррупция в России: криминологическая харак теристика и меры сдерживания. — Нижнекамск: НКФ МГЭИ, 1998. — 74 с. // Актуальные проблемы юридических наук. Сборник научных работ. — Нижнекамск: НКФ МГЭИ, 1999. — С. 115–116;

Кабанов П. А. Причины полити ческой преступности // Следователь. 1999. № 5. — С. 48;

Его же. Политическая преступность: понятие, сущность, виды, причины, личность политического преступника, меры противодействия (криминологическое исследование):

Монография. — Казань: ЗАО «Новое знание», 2006. — С. 241;

Постников А. Е. Избирательное право России. — М., 1996. — С. 124;

Вешняков А. Чистым выборам — да, грязным технологиям — нет // Российская газета. 1999. апреля;

Свигузова А. П. Факторы, детерминирующие электоральную преступность в современной России // Следо ватель. 2002. № 2. — С. 48.

31 Сатаров Г. А., Левин М. И., Цирин М. Л. Россия и коррупция: кто кого? // Российская газета. 1998. 19 фев раля;

Фарукшин М. Избирательное законодательство и выборы в Татарстане: опыт регионального правового сепа ратизма // Особая зона: выборы в Татарстане. — Ульяновск, 2000. — С. 23;

Лаптева В. В. Новеллы избирательного законодательства на стадии регистрации кандидатов: достоинства и недостатки // Адвокат. 2000. № 5. — С. 73.

32 Кабанов П. А. Политическая преступность: сущность, причины, предупреждение. Учебное пособие. — Ниж некамск, 2000. — С. 218–220;

Его же. Политическая коррупция в России: понятие, сущность, причины, предупреж дение. — Казань, 2004. — С. 105–106;

Газимзянов Р. Р. Коррупционная преступность в Республике Татарстан на рубеже веков (криминологическое исследование): Дисс.... кандид. юрид. наук. — Н. Новгород, 2005. — С. 93–95.

ГЛАВА посредственно на федеральном уровне. Однако, в связи с недостаточной их законодательной урегулированностью сохранились серьезные конституционно-правовые коллизии.

Опыт федеральных и региональных избирательных кампаний выявил множество законо дательных проблем, связанных с организацией и проведением выборов всех уровней, и, прежде всего, пробелы правового регулирования в части обязательности периодического проведения выборов, правового статуса политических партий как субъектов избирательного процесса, соотношения частного (корпоративного) и государственного в финансировании избиратель ных кампаний;

прямые противоречия между нормами Федерального закона об основных га рантиях избирательных прав и иными актами федерального и регионального законодатель ства;

неполноту юридической регламентации отдельных стадий и избирательных действий.

Так, по мнению Г. А. Станкевич, в результате прошедших в 1997 году в Республике Дагестан выборов в органы местного самоуправления были выявлен ряд существенных противоречий в нормативно-правовой базе республики и федерального законодательства.

В частности, автор отмечает, что в законе «О выборах главы местной администрации в Рес публике Дагестан» были допущены отступления от обязательных для применения на всей тер ритории конституционных норм. Так, ст. 4 и п. 3 ст. 24 указанного закона лишили активного избирательного права лиц, не являющихся гражданами Республики Дагестан, но проживаю щих на ее территории. Также в этом законе были введены, вопреки федеральному законода тельству, ограничения пассивного избирательного права. По республиканскому закону необхо димо было собрать не менее чем 5% подписей граждан в городах и районах и не менее 10% в других муниципальных образованиях, тогда как по федеральному закону максимальное число подписей не может быть выше 2% от числа избирателей соответствующего округа.

По данным Г. А. Станкевич, в Тульской области, вопреки части 1 ст. 8 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ», который пред усматривает срок полномочий органов государственной власти, органов местного самоуправ ления, а также срок полномочий избираемых депутатов 5 лет, был принят закон о продлении срока полномочий областной Думы.

Вопреки Закону о выборах в некоторых регионах предусмотрены особые правила проведе ния общественного опроса в период избирательной кампании. Например, в Республике Кал мыкия на канале региональной телерадиовещательной компании были обнародованы резуль таты опроса, который проводился общественной организацией «Союз молодежи Калмыкии», без сообщения заказчика опроса, времени его проведения, статистической оценки возможной погрешности33.

«Серьезные замечания в части недостаточного уровня обеспечения соблюдения гарантий избирательных прав граждан вызывали законы, принятые в Ленинградской, Рязанской, Мур манской, Кировской областях. Зачастую в этих законах содержались ограничения для приобре тения гражданами активного и пассивного избирательного права, связанные с продолжитель ностью и сроками проживания на территории субъекта Федерации, установлением дополни тельных возрастных цензов для кандидатов, предусматривалось неравенство избиратель ных округов по числу избирателей, ограничения избирательных прав военнослужащих срочной службы и некоторых других категорий граждан»34.

Подобных примеров можно привести немало. Отсутствие единообразия в законодательном регулировании реализации избирательных прав на федеральном уровне и на уровне субъектов Федерации приводит к массовому нарушению конституционно закрепленных избирательных прав, в том числе преступными способами.

Кроме того, недостаточно урегулировано законодательство (или, сейчас можно сказать, не совсем эффективно), определяющее порядок разрешения возникающих в процессе избиратель ных кампаний споров, а также законодательство, обеспечивающее административно-правовую и уголовно-правовую охрану избирательных прав.

33 Станкевич Г. А. Уголовная ответственность за воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий: Дисс.... кандид. юрид. наук. — Кисловодск, 2002. — С. 102.

34 Иванченко А. В. Деятельность избирательных комиссий субъектов Российской Федерации по реализации и защите избирательных прав граждан // Государство и право. 1998. № 9. — С. 11.

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА В частности, стоит отметить, что содержание главы 26 Гражданского процессуального ко декса РФ с момента его принятия (14 ноября 2002 года) неоднократно корректировалось35. Про цессуальные нормы содержатся в ряде федеральных законов, регламентирующих избиратель ный процесс. Хотелось бы здесь отметить, что до 2002 года отсутствовало какое-либо единство в конституционном законодательстве, регулировавшем избирательный процесс на всех уровнях проведения выборов, относительно процессуальных средств обращения в суд участников изби рательного процесса за защитой права. Избирательное право содержало неизвестные граждан ско-процессуальному праву России понятия, термины, средства обращения в суд, что свиде тельствовало об отсутствии ясности в этом вопросе36.

Неурегулированность процедуры обращения в суд за защитой своего права приводила к злоупотреблениям в этой области, препятствовала гражданам реализовать свое избирательное право.

Как складывалась судебная практика по защите избирательных прав граждан, можно проследить на примере такого субъекта Федерации, как Республика Адыгея. Н. Коновалова и Н. Бурхайло подали жалобу на постановление Центральной избирательной комиссии Респуб лики Адыгея по отказу в регистрации кандидата на должность Президента Республики Адыгея.

ЦИК Республики Адыгея отказала кандидату в регистрации 20 ноября 1996 г., а жалоба была подана в Верховный суд республики 25 ноября 1996 г. Определением суда от 27 ноября 1996 г.

дело было назначено к слушанию на 29 ноября. Однако 28 ноября от ЦИК республики поступило ходатайство о приостановлении производства по делу. 29 ноября ходатайство судом удовлетво рено. На определение суда о приостановлении производства по делу была подана частная жалоба, которая рассмотрена Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации 9 января 1997 г. Определение о приостановлении производства по делу было отме нено, дело возвращено в суд первой инстанции, где оно вновь было назначено к слушанию на февраля 1997 г. Рассматривалось дело в период с 5 по 20 февраля. Только 20 февраля было вы несено судом решение, которое обжаловалось в кассационном порядке. Кассационная жалоба была рассмотрена лишь 24 марта 1997 г. Таким образом, дело по жалобе на нарушение избира тельных прав находилось в производстве судов с 25 ноября 1996 г. по 26 марта 1997 г., т. е. че тыре месяца. Между тем выборы Президента Республики Адыгея завершились в феврале37.

Подобных примеров из судебной практики можно привести множество. Достаточно ска зать, что из 11 дел этой категории, рассмотренных за 2001 год в Республике Адыгея, в более менее приемлемый срок (в течение 7 дней) было разрешено всего лишь одно дело. В остальных случаях имели место многомесячные судебные процессы. И винить в этом судей не приходится.

Проблема соблюдения разумных сроков рассмотрения жалоб на нарушение избирательных прав граждан значительно сложнее и глубже, чем обычная судейская нерасторопность. Вопрос упирается в несовершенную нормативную базу, регулирующую данные правоотношения38.

Уголовное законодательство, предусматривающее ответственность за электоральные пре ступления, тоже несовершенно, по существу составы ст. 141, 1411, 142, 1421 УК РФ сконструи рованы с использованием явно общих, расплывчатых категорий, в результате чего правопри менителю представляется достаточно сложным очертить все уголовно наказуемые способы со вершения рассматриваемых преступлений. Однако на сегодняшний день мнения о несовершен стве или удачности формулировок этих статей разделились. Так, С. В. Бородин, С. Г. Келина считают, что новые тексты статей 141, 1411, 142, 1421 УК РФ следует считать неудачными, так как они носят перечневый характер, не свойственный ни российскому, ни прежнему советскому законодательству, и такие нормы свидетельствуют лишь о том, что законодателю не удалось сформулировать уголовно-правовой запрет39. Другие криминологи считают, что диспозиции 35 Груздева Н. П. Сравнительная характеристика норм гражданско-процессуального права, затрагивающих из бирательные права и права на участие в референдуме // Актуальные проблемы гуманитарного и профессионального знания: Сборник студенческих работ. Правоведение. — Нижнекамск, 2005. — С. 3–7.

36 Тупиков М. К. Судебная защита избирательного права // Российская юстиция. 1998. № 4. — С. 8.

37 Станкевич Г. А. Указ. диссертация. — С. 102–103.

38 Треушников В. О судебной защите избирательных прав граждан // Российская юстиция. 1998. № 4. — С. 8.

39 Уголовное право России: проблемы и перспективы / Под ред. С. В. Бородина, С. Г. Келиной. — М., 2004. — С. 3–5.

ГЛАВА статей сформулированы по казуистическому принципу, что влечёт их громоздкость40. И все таки, несмотря на всю критику, хотелось бы отметить, что внесенные изменения и дополнения явились констатацией, законодательным закреплением тех деяний, которые уже многократно совершались и не могли быть достаточно серьезно наказаны. Как нам представляется, эффек тивность и действенность этих новых и обновленных уголовно-правовых норм будет, если этим составам придать материальный характер, а для правильного их применения были бы приняты официальные толкования Пленума Верховного Суда РФ и Центральной избирательной комис сии РФ.

Следующий аспект проявляется в том, что в результате неопределенности относительно круга преступных деяний, как уже указывалось выше, при характеристике причин латентно сти изучаемых преступлений, у правоприменителя, при фиксации нарушений избирательных прав, возникли трудности в отграничении административного проступка от уголовного пре ступления.

Таким образом, уголовно наказуемым является любое деяние, нарушающее избирательное законодательство и препятствующее реализации гражданами права избирать и быть избран ными или работе избирательных комиссий.

Однако на практике, за большинство нарушений избирательного законодательства приме няется административная ответственность. Высказываются суждения о том, что любые формы электоральных преступлений образуют состав преступления, при условии, что за них прямо не установлена административная ответственность, аналогичная по своему содержанию административной ответственности за нарушение избирательных прав граждан41.

Правоприменители рассматривают уголовную ответственность как крайнюю меру борьбы с правонарушениями в сфере избирательного процесса. С одной стороны, такая позиция объ яснима несовершенством и размытостью формулировок статей, но с другой, подобная позиция противоречит нормам административного и уголовного законодательства, открывает возможно сти для злоупотреблений со стороны должностных лиц (т.е. вопрос о привлечении к уголовной или административной ответственности решается по выбору этого должностного лица). Непри менение уголовной ответственности за электоральные правонарушения также влечет распростра нение убеждения, что совершение данных действий безнаказанно, что можно уйти от ответствен ности, что, в свою очередь, ведет к росту количества нарушений избирательных прав граждан.

Таким образом, мы видим, что законодатель проводит противоречивую линию законотвор чества применительно к рассматриваемым деяниям. Приведение законодательства, регламен тирующего уголовную и административную ответственность в логический порядок, могло бы благоприятствовать стабилизации избирательной системы в целом.

Оценивая детерминанты правового характера, следует отметить, что каждое из вышепере численных обстоятельств связано либо с неопределенностью, либо с пробелами в законодатель стве, регулирующем сферу избирательного процесса. Важно, чтобы эти криминологические об стоятельства в комплексе не привели к правовому кризису, не затронули возможности граждан РФ свободно реализовать свое право избирать и быть избранными. Именно поэтому является важным изучение причин недостаточной действенности избирательного законодательства и за конодательства, обеспечивающего правовую охрану избирательных прав. Применительно к из бирательной сфере ситуация складывалась таким образом, что, помимо правоохранительных органов, контроль за соблюдением избирательного законодательства осуществляет Централь ная избирательная комиссия и избирательные комиссии на местах.

На избирательные комиссии возложены функции контроля за избирательным процессом, поэтому в своей деятельности они должны более активно выявлять противоправные деяния и принимать эффективные меры по их пресечению.

40 Зайцева О. В. Уголовно-правовая охрана избирательных прав граждан, как одно из средств противодействия коррупции в России. — URL: http://www.sartracce.sgap.ru;

Лопашенко Н. А. Уголовно-правовая охрана избира тельных прав: оценка изменившегося законодательства (ст. 141 УК) // Научные труды Российской академии юри дических наук. Вып. 4. В 3-х томах. Том 2. — М., 2004. — С. 592–597.

41 Князев С. Д. Уголовная ответственность за нарушения законодательства о выборах и референдумах // Вестник Центральной избирательной комиссии. 2000. № 20. — С. 33.

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА Питают электоральную преступность и отдельные формы её проявления в современном российском обществе социально-экономические факторы. Таких факторов отечественными специалистами отмечается (выявляется, фиксируется и описывается) множество42. Мы обозна чим лишь наиболее значимые из них.

Детерминирует электоральную преступность, в первую очередь электоральную корруп цию, низкая заработная плата представителей органов государственной власти, в том числе и членов избирательной комиссии. Одним из факторов, обуславливающих совершение преступ ления против избирательных прав граждан, является уровень ресурсного обеспечения, как пра воохранительных органов, так и их сотрудников. Всем известно, что правоохранительные ор ганы «влачат жалкое существование» в условиях полной технической неоснащенности. Низ кий уровень материального обеспечения сотрудников обуславливает отток профессиональных кадров, которые переходят в другие, более высокооплачиваемые структуры, и ведет к слабой заинтересованности сотрудников надлежащим образом исполнять свои обязанности по пред отвращению, выявлению, раскрытию преступлений и привлечению виновных к ответственно сти, некоторых толкает на то, чтобы за определенную плату «закрыть глаза» на преступное по ведение43.

В свою очередь, ни для кого не секрет, что индустрия выборов требует огромных финансо вых ресурсов, которые, безусловно, используются и для обеспечения должного поведения пра воохранительных органов.

Необеспеченность государственных служащих, в том числе и членов избирательных ко миссий, жильем и другими социальными благами может способствовать проявлению и распро странению электоральной коррупции, фальсификации избирательных документов и итогов из бирательных кампаний.

Наличие в российском обществе большого количества людей, нахо-дящихся за чертой бед ности, что является условием для «покупки голо-сов» этой категории граждан со стороны пре тендентов на государственные выборные должности или членов групп в их поддержку. В обще стве, где значительная часть населения не располагает даже минимумом средств к нормальному человеческому существованию, где среднестатистический обыватель не чувствует себя само стоятельным участником гражданских отношений, объективно возникает возможность для «коррумпирования» самого гражданина. И власть активно использует эту возможность для из влечения собственной выгоды, попросту покупая у обнищавшего гражданина его избиратель ный голос как товар. Таким образом, воспроизводится еще более коррумпированная власть.

Коррупция во власти и подкуп избирателя в ходе избирательной кампании, безусловно, взаи мосвязанные явления. Оба они, по сути, представляют собой латентные противоправные соци ально вредные отношения, которые возникают между представителями государства и рядо выми гражданами по поводу купли-продажи в одном случае мандата на власть, в другом — властных услуг44.

Необходимо учитывать и экономико-географическое положение региона. Так, в районах Крайнего Севера злоупотребления со стороны кандидатов имеют свою специфику. Например, согласно окружному закону «О выборах депутатов Собрания Ненецкого автономного округа»

каждый кандидат имеет право на две бесплатные поездки по своему избирательному округу. Од нако в связи с тем, что авиационный транспорт, являющийся единственным транспортом в зим нее время, работал нерегулярно (2–3 рейса в месяц), многие кандидаты не смогли воспользо ваться этой возможностью для встреч с сельскими избирателями. В результате кандидаты, обла дающие средствами передвижения, могли получить преимущества перед своими соперниками.

Кроме того, следует учитывать и неравномерную плотность населения в этом субъекте РФ.

Поскольку избирательные округа были нарезаны избирательной комиссией на основе средней 42 См., например: Свигузова А. П. Социально-экономические факторы, порождающие электоральную корруп цию в современной России // Следователь. 2006. № 7. — С. 46–48;

Её же. Некоторые социально-экономические фак торы, детерминирующие электоральную коррупцию в современной России // Актуальные проблемы правоведения.

2007. № 1 (16). — С. 130–132.

43 Заботин В. П. Избирательные права граждан и роль органов внутренних дел в их реализации: Дисс.... кан дид. юрид. наук. — М., 2001. — С. 89.

44 Ескина Л. Б. Избирательная система и коррупция // Выборы в Российской Федерации. — СПб., 2002. — С. 238.

ГЛАВА нормы представительства избирателей (а в автономном округе выборы проходят по смешанной системе, причём из 15 депутатов Собрания 10 депутатов избираются по одномандатным изби рательным округам), то географически 6 округов располагалось в Нарьян-Маре (где наиболь шая плотность населения), а остальная часть автономного округа делилась на три части. При этом самая большая по площади территория принадлежала четвёртому округу, богатому при родными ресурсами. Победить в этом округе было бы проще тому, кто имел транспортные воз можности передвижения, как, впрочем, и в других трёх округах. Таким образом, в указанном регионе авиационная транспортная коммуникация — одно из главных средств, соединяющих кандидата и избирателей, занимает около 60% расходов избирательных фондов и именно лич ная встреча кандидата с населением является главным побудительным мотивом голосовать за кандидата45. Этот факт и экономический стимул (контроль за распределением природных бо гатств региона) толкал кандидатов на активную предвыборную агитацию, причём не всегда до пустимыми законом средствами. Следует также учитывать, что Ненецкий автономный округ находится в зоне Заполярья и в полосе полярных пустынь, арктических тундр, мохово-лишай никовых, кустарничковых и осоково-пушицевых кочкарных тундр, т. е. данные избирательные округа находятся в климатически неблагоприятной зоне, не обеспеченной в достаточном коли честве предметами первой необходимости. Это открывает возможности широкого подкупа го лосов избирателей путём распространения соответствующих подарков.

Стало быть, экономико-географическое положение Ненецкого автономного округа, как и некоторых других регионов, располагает к нарушениям действующего избирательного законо дательства. Огромные расстояния, труднодоступность, отдалённость и разбросанность населён ных пунктов в подобных субъектах РФ приводят к злоупотреблениям материальными ресур сами, к неправомерному ведению предвыборной агитации. Например, во время выборов в зако нодательные (представительные) органы власти в Республике Саха (Якутия) наибольшее число жалоб и заявлений (17) поступило при проведении предвыборной агитации. В них указывалось, что отдельные должностные лица государственных органов (депутаты парламента, члены и должностные лица Правительства и местных администраций и другие) занимаются предвыбор ной агитацией, используя служебное положение, что отдельные кандидаты иногда оплачивают выступления на телевидении, по радио и в газетах не из средств избирательного фонда, а налич ными, вручают избирателям подарки, занимаются благотворительностью, что запрещено зако ном (по двум заявлениям о нарушении прав и гарантий зарегистрированных кандидатов изби рательной комиссией материалы были направлены в правоохранительные органы)46.

Как показывают итоги проведения избирательных кампаний, наиболее интенсивно и даже ожесточённо разворачивается предвыборная борьба в экономически выгодных территориях, обладающих природными, финансовыми и иными ресурсами. Тенденция к удержанию эконо мических ресурсов с помощью политических полномочий и возможность легального доступа к природным ресурсам прослеживалась уже на региональных выборах в законодательные (пред ставительные) органы власти субъектов РФ в 1995–1997 годах. Состав депутатов в Иркутской, Тюменской, Ленинградской, Московской и других областях, не имеющих явно выраженной по литической ориентации, отражают «хозяйственную специализацию» региона. Причём удель ный вес в них руководителей крупнейших предприятий и объединений выше, чем в других ре гионах. В Республике Саха (Якутия) — это руководители алмазно— и золотодобывающих пред приятий, в Республике Коми, Республике Татарстан, Тюменской и Сахалинской областях — нефтяных компаний, в Челябинской области — металлургических заводов, в Мурманской обла сти — Кольской АЭС. Известны случаи избрания депутатом законодательного органа должност ных лиц совместных предприятий, действующих в свободной экономической зоне (СЭЗ). Так, в Думу Приморского края был избран президент совместного российско-сингапурского общества «Скит» (СЭЗ «Находка»). На территории России действуют и иные СЭЗ и в других регионах.

Детерминируют электоральную преступность в современной реформируемой России и организационно-управленческие факторы, такие, как:

45 Выборы в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Фе дерации, 1995–1997 гг.: Электоральная статистика. — М., 1998. — С.544.

46 Там же. С.126.

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА — отсутствие эффективного финансового и иного контроля за деятельностью субъектов по литики;

— недостаточная эффективность работы общественных (в том числе и международных) на блюдателей при проведении выборов и подведении их итогов47;

— отсутствие надлежащих форм социального контроля за сферой поли-тических отноше ний и деятельностью представителей органов государственной власти и претендентов на эти должности, как со стороны государства, так и со стороны общества48;

— трудности перехода к демократии, от административно-командной системы управления к рыночным механизмам;

— столкновение не только различных политических и экономических взглядов, но и кор поративных интересов различных групп, представленных в Государственной Думе Федераль ного Собрания Российской Федерации. Поэтому реализовать совершенно здравые и необходи мые изменения в нашем избирательном законодательстве не всегда удаётся, хотя в целом си стемное комплексное обновление избирательного законодательства осуществляется49.

Здесь, одним из факторов, обуславливающих рост электоральной преступности, является недостаточная организованность работы избирательных комиссий по осуществлению конт роля за соблюдением избирательного законодательства и привлечением к ответственности лиц, нарушающих избирательные права, отсутствие взаимодействия комиссий с правоохрани тельными органами по выявлению преступных нарушений избирательного законодательства и привлечению к ответственности виновных лиц.

Кроме того, анализируя статистические данные, можно сделать вывод, что применение или неприменение норм законодательства об уголовной и административной ответственности часто зависит не от того, были ли в избирательной комиссии грамотные специалисты (юристы, имеющие соответствующий правоприменительный опыт), а от той позиции, которую занимала избирательная комиссия при осуществлении контроля за ходом избирательного процесса. Так, в таких крупных городах, как Москва, Санкт-Петербург, в крупных регионах, как Московская, Омская, Челябинская и ряд других областей, хотя в комиссиях присутствовали юристы, не было предпринято ни одной попытки обращения в правоохранительные органы с целью воз буждения административного, и тем более уголовного производства, в то время, когда Цент ральной избирательной комиссии не раз приходилось разбирать жалобы на различные нару шения избирательного законодательства в этих регионах.

Серьезные упущения в работе избирательных комиссий связаны и с недостаточной право вой и организационной подготовленностью ее членов, главным образом из-за слабого знания норм административного и уголовного законодательства.

Так же одной из детерминант изучаемого преступления является недостаточный опыт правоохранительных органов по осуществлению контроля за соблюдением избирательных прав граждан, отсутствие методик, оперативно-розыскных и уголовно-процессуальных алгоритмов фиксации, раскрытия преступных проявлений в условиях избирательного процесса, низкий профессиональный уровень работников правоохранительных органов.

Так, прокуратурой Владивостока было прекращено уголовное дело, возбужденное по фак там неоднократного срыва муниципальных выборов в течение 1994–1999 гг., поскольку хотя и были доказаны нарушения конкретных лиц (незаконное расформирование избирательных комиссий, незаконный перенос и отмена выборов и т. п.), но не был доказан прямой умысел указанных лиц, в результате чего, виновные в нарушении избирательного законодательства смогли уйти от ответственности50.

47 Россия на рубеже эпох. Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ // Российская газета. 1999.

31 марта.

48 Лопаева В. В. Выборы в Государственную Думу 1995 г.: проблема совершенствования законодательства // Государство и право. 1996. № 2. — С. 21.

49 Вешняков А. А. Свободные и демократические выборы как преграда политической коррупции // Организо ванная преступность, терроризм и коррупция: Криминологический ежеквартальный альманах. Вып.1. М., 2003. — С. 73–76.

50 Князев С. Д. Уголовная ответственность за нарушение законодательства о выборах и референдумах // Вестник Центральной избирательной комиссии. 2000. № 20. — С. 37.

ГЛАВА Также можно выделить организационно-управленческие причины, детерминирующие электоральную преступность на такой стадии избирательного процесса, как предвыборная аги тация.

На наш взгляд, здесь следует выделить такие криминогенные факторы:

— неэффективность контроля за источниками формирования собственных средств поли тическими партиями, избирательными объединениями (блоками), направленных на финанси рование предвыборной агитации;

— недостаточно развиты контрольно-финансовые функции избирательных комиссий по контролю за поступлениями и расходованием денежных и материальных средств на предвы борную агитацию.

Особое внимание здесь следует уделить причинам криминального использования средств массовой коммуникации (СМК) в период проведения предвыборной агитации, они могут быть субъективного и объективного характера. К объективным факторам следует отнести саму при роду СМК, их возможности информационного воздействия на аудиторию, несовершенство пра вового обеспечения деятельности СМК, неэффективное применение уже действующих норм права, отсутствие общественного контроля за деятельностью СМК. Преступное использование СМК обусловлено в большей степени их спецификой. СМК представляют собой эффективное средство правового информационного воздействия, которое использовалось столько, сколько существует человечество. Однако, несмотря на данный факт, до сих пор не выработано и не за креплено определение СМК, не принят закон, чётко определявший структуру российских СМК, порядок их функционирования. Одной из основных функций средств массовой коммуникации является правовое информирование населения. Потребность населения в правовом информи ровании, широкий спектр возможностей воздействия при помощи информации на правосозна ние при помощи СМК приводит к тому, что в период выборов СМК активно используются по литическими противниками в качестве эффективного информационного средства воздействия на электорат. Причём такое воздействие может носить в целом позитивный характер (объектив ное правовое информирование, правовое просвещение) и негативный (недостоверное, необъек тивное, неполное информирование)51.

Бесспорно, влияют на воспроизводство электоральной преступности в современном рос сийском обществе идеологические факторы, о чем уже упоминают отдельные отечественные специалисты52.

Наиболее значимым идеологическим фактором электоральной преступности выступает несформированность политической или электорально-правовой культуры, что отражается, во первых, на процессе выборов, когда избиратели отдают свои голоса за небольшие денежные суммы или материальные ценности, получая незначительную имущественную выгоду53, а во вторых, в восхвалении или, наоборот, огульной критике субъектов политики без какой-либо серьезной предварительной проработки и анализа их предвыборных программ или поступков.

В условиях трансформации российское политическое поле характеризуется рядом особенностей:

— постоянное противостояние политических сил;

— отсутствие многолетних политических традиций, инновационный характер поведения ключевых политических субъектов;

— неустойчивость политических установок избирателей, повышенное влияние на их фор мирование иррациональных факторов;

— интенсивное воздействие на субъекты поля политики внешних, по отношению к данному полю, переменных (бытовых, экономических, этнических, межконфессиональных и т. п.)54.

51 Климова Ю. Н. Преступность и массовая коммуникация в период предвыборной агитации: Дисс.... кандид.

юрид. наук. — Н. Новгород, 2003. — С. 78–79.

52 Свигузова А. П. Идеологические факторы, детерминирующие электоральную преступность // Сборник аспи рантских научных работ. — Казань: Изд-во КГУ, 2006. Вып.7. Т. 2. — С. 124–132.

53 Большакова Е. Н. Несформированность политической культуры как один из факторов существования элек торальной коррупции // Вестник научных трудов Нижнекамского филиала МГЭИ. Серия 8: Политическая крими нология. — Нижнекамск, 2005. — С. 38–44.

54 Электоральные социологические исследования: Монография / Д. Г. Ротман, А. А. Тарнавский, И. В. Левиц кая и др. — Кемерово, 2002. — С. 5–7.

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА В настоящее время оказались обесцененными многие гуманистические ценности. Отсут ствует национальная идея. Ухудшается система образования и культурного воспитания. Со знание многих людей деформировано, противоречиво, поскольку пытается в себе сочетать не совместимые стереотипы и установки. Так, с одной стороны, имеет место восприятие демокра тических выборов, а с другой — «привычка» подчиняться решениям и придерживаться мнения власти предержащих, голосовать «по установке».

Низкая правовая культура не только избирателей, но и организаторов выборов. Обобщён ный анализ жалоб и заявлений, поступивших в Центральную избирательную комиссию Рос сийской Федерации в ходе подготовки и проведения в законодательные (представительные) ор ганы государственной власти субъектов Российской Федерации, показывает, что избиратель ные споры чаще всего возникают и не всегда своевременно разрешаются в тех субъектах Рос сийской Федерации, где слабо ведётся работа по повышению правовой культуры участников избирательного процесса, отсутствует широкая гласность в работе избирательных комиссий по обеспечению реализации избирательных прав граждан (Удмуртская Республика, Приморский край, Кемеровская, Сахалинская, Тульская, Тюменская области и другие)55. В предвыборной «гонке» многие кандидаты на избираемые должности стирают различия между политической и избирательной кампаниями. Специфика избирательной кампании усматривается в том, что она является, прежде всего, правовой, и её процедура в максимальной степени должна быть освобождена от политических пристрастий, чтобы не создавать преимущества какой-либо по литической партии или течению, движению56.

Политические и связанные с ними эгоистические интересы участников избирательного процесса, в том числе стремление использовать электоральные конфликты в качестве привлече ния повышенного внимания общественности к конкретным субъектам избирательной кампа нии57. Особое место здесь занимают попытки использовать юридические процедуры не по их прямому предназначению, а с целью манипулирования общественным сознанием. Достаточно частое обращение в суды для разрешения споров в сфере избирательного законодательства, с одной стороны, показывает, что Россия постепенно приближается к тому, чтобы всерьёз за няться строительством правового государства, а с другой — свидетельствует о том, что некото рые участники предвыборной борьбы склонны использовать институты судебной власти не для защиты нарушенных избирательных прав, а исключительно в интересах политической само рекламы58. Это обстоятельство весьма характерно, поэтому его нельзя не учитывать, так как оно лишний раз служит доказательством того, что избирательные споры могут совершенно не иметь под собой реальных нарушений электоральных прав граждан. Но вполне вероятно, что некоторые из решений избирательных комиссий, оспариваемые в судах, были результатом определённого политического влияния и что сами жалобы на эти решения были также связаны с определёнными политическими интересами, поэтому нет никаких сомнений в том, что неко торые решения судов первой инстанции отражали определённые политические приоритеты59.

Амбициозность и бюрократизм избирательных комиссий, обусловленные чрезмерно ограничительной детализацией предусмотренных федеральными законами и законами субъ ектов РФ процедур осуществления избирательных прав граждан.

Незнание и недостаточная информированность избирателей об основных положениях избирательного законодательства, что ведет, нередко, к уклонению от участия в избирательных кампаниях и избирательном процессе, а также не поддержанию каких-либо контактов с из бранными депутатами или иными лицами, от чего и не оказывается существенное влияние на их деятельность. По действующему законодательству, собрание избирателей выдвинуть никого не может: кандидату необходимо собирать подписи либо вносить денежный залог. Уже это от 55 Выборы в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Фе дерации, 1995–1997 гг.: Электоральная статистика. — М., 1998. — С. 607.

56 Сайбаранов Н. И. О правовой культуре избирателей // Государство и право. 1996. № 11. — С. 153.

57 Князев С. Д. Избирательные споры // Правоведение. 2001. № 3. — С. 55.

58 Автономов А. Некоторые юридические проблемы всеобщих федеральных выборов 1999–2000 годов // Кон ституционное право: восточноевропейское обозрение. 2000. № 2. — С. 51–52.

59 Питер Г. Соломон-мл. Судебная власть в России: сквозь призму административной юстиции // Конститу ционное право: Восточноевропейское обозрение. 2003. № 3. — С. 117.

ГЛАВА даляет граждан от формирования списков кандидатов на выборах. Кроме того, избирательные комиссии и суды имеют теперь право не регистрировать и снимать кандидатов с выборов за те или иные нарушения закона. Получается, что государственные чиновники и политики не до веряют гражданам самим определять, кто из кандидатов достоин прийти к власти. Следствие этого — широко распространившиеся неэтичные и не всегда законные избирательные техно логии.

Избирателей отдаляет от влияния на результаты выборов и требование законодательства о том, что кандидатов на выборах могут теперь выдвигать только политические партии. Каза лось бы, в этом нет ограничений прав граждан: партии выражают интересы тех или иных их групп и должны иметь право от их имени выдвигать кандидатов. Но на деле российские партии заняты исключительно борьбой за власть, а вовсе не за реальное решение стратегических про блем страны и ее граждан. Наивно предполагать, что граждане этого не понимают и не чув ствуют. Все социологические исследования показывают очень низкие рейтинги доверия рос сиян к политическим партиям, поэтому граждане вряд ли доверили бы им выдвигать своих кандидатов. Но законодательство предлагает иное решение: именно партии как субъекты по литики, не имеющие доверия граждан, наделяются монопольными правами по представлению их интересов.

Представляется, что главным недугом российской политики в постсоветский период было и остаётся недоверие граждан к институтам государственной власти. Совершая электораль ные действия, большинство граждан прекрасно понимают, что стоит только политическому ли деру или партии прийти к власти, получив на выборах необходимое число голосов, как он (она) тут же отдаляется от своего избирателя, не говоря уже обо всех остальных гражданах госу дарства60. Как показывают в своём исследовании В. Рукавишников, Л. Холман и П. Эстер, в России сложился особый тип политической культуры (так называемая культура наблюдате лей), для которой характерны высокая степень недоверия к государственной власти (и поли тикам), а также неготовность к активному участию в политической жизни. Этот тип полити ческой культуры создаёт благоприятную почву для распространения такой болезни демокра тии, как электоральная коррупция. Обострение борьбы за власть на этапе посткоммунистиче ского перехода и передела собственности дало, в свою очередь, толчок к распространению «гряз ных» избирательных технологий и фальсификации результатов выборов, что подрывало дове рие к институтам государственной власти и выборам и тем самым тоже стимулировало электо ральную коррупцию61 и иные электоральные правонарушения. Электоральная коррупция су ществует не сама по себе, а в условиях и в системе связей с теневыми сторонами российской действительности, прежде всего, с теневой экономикой, которая в свою очередь неотделима от коррупции62. Теневой сектор экономики не может существовать без поддержки коррумпиро ванных чиновников. Соответственно, есть и обратная связь: теневой бизнес поддерживает во влеченных в него чиновников материально. Этот же бизнес формирует теневые выборные фонды, существенно превышающие легальные избирательные фонды, регистрируемые изби рательными комиссиями. Помимо теневого и во многом незаконного характера этих процессов, в них всегда существенно ограничивается или полностью исключается участие граждан, изби рателей. Тем самым разрушается развитие электоральных процессов по нормативной модели современной демократии. Экономические факторы электоральной коррупции практически во всех российских регионах приводят к явному проявлению классического признака коррупции:

доходы в обществе распределяются несправедливо, обогащают коррупционеров за счет осталь ных членов общества. Проблема современной коррупции заключается в том, что ее почти всегда связывают с нарушениями закона или этических и моральных норм. Однако нередко коррум пированные чиновники делают именно то, что в любом случае должны были сделать в соответ ствии с законом. Представление о том, что такие действия чиновников не могут быть корруп ционными, не вполне справедливо, в частности, потому, что корыстные мотивы этих действий 60 Фромм Э. О позитивных и негативных аспектах // Государство и право. 2002. № 5. — С. 106.

61 Нечаев В. Д. Избиратель: покупатель, продавец или вкладчик? // Полис. 2001. № 6. — С. 40–50.

62 Кчямкин И. М., Тимофеев Л. М. Теневая Россия: Экономико-социологическое исследование. — М., 2000. — С. 11.

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА можно усмотреть в проявлениях клиентелизма. Клиентелизм и коррупция не сводятся друг к другу, но коррупция как социальное явление нередко возникает и развивается в условиях кли ентелизма как особой формы организации общества63.

Российская традиция исследований в политической социологии пока характеризуется сла бым вниманием к систематическому анализу электорального поведения граждан на основе фак торов клиентелизма. Тем не менее, клиентелизм на выборах является едва ли не единственной их особенностью, объединяющей выборы всех уровней: федеральные, региональные и местные.

В соответствии еще со старой советской традицией и избирателям и кандидатам клиенте листские отношения ближе и понятнее, чем демократические. Избиратели чувствуют, что у них нет тех прав, какие имеют кандидаты на избираемые должности и должностные лица.

Такое положение и в настоящий период воспринимается большинством российских граждан как справедливое. Кандидат, который не сумел показать своего превосходства в социальном статусе над избирателями, имеет немного шансов быть избранным. Он непременно должен по казать знание проблем и условий жизни своих избирателей, но не должен остаться одним из них.

Избиратели, как правило, рассматривают кандидатов как своих патронов, которым они доверяют собственную защиту, под покровительство которых избиратели готовы встать, но не безусловно, а только если эти кандидаты продемонстрируют готовность решать проблемы своих избирателей64. Избиратели отлично понимают, что их представитель, которого они поддержат на выборах, должен суметь защитить их интересы, а для этого он должен иметь доступ к соот ветствующим ресурсам: властным, финансовым, материальным и др. В результате голосование на выборах становится все менее идеологизированным и все более прагматичным: избирается личность, а не политическая позиция, граждане выбирают скорее патронов, чем своих пред ставителей во власти.

В клиентелистскую модель вписывается и определенная смена приоритетов, которая про изошла в большинстве округов на выборах депутатов Государственной Думы РФ в декабре г., когда инкумбенты, т.е. депутаты, ранее избранные от этих округов, повсеместно заменялись новыми кандидатами. Избиратели, постепенно адаптируясь к новой системе формирования российской власти, наглядно продемонстрировали зависимость патронов от клиентов. Невы полнение патронами своих обещаний в клиентелистской системе отношений всегда снижает силу взаимной солидарности, сочувствия и поддержки, что выражается и в ослаблении под держки электоральной. Избиратели отказывают в доверии старым патронам, пытаются вы брать новых и выстроить с ними клиентелистские отношения.

Но и кандидаты на выборах, как правило, включаются в клиентелистские отношения, но уже на более высоких уровнях социума. Попытки законодательно обеспечить равенство воз можностей кандидатов в случаях, когда один из них представляет действующую власть, а остальные за нее борются, как правило, ни к чему не приводят. Лидерами избирательных кам паний последнего периода и на федеральном, и на региональном уровнях являются действую щие главы администраций соответствующих уровней, губернаторы, мэры, председатели Пра вительства РФ и другие высокопоставленные должностные лица. Остальные кандидаты, как правило, вынуждены становиться клиентами лидеров, требуя от них уже после выборов вы полнения обещанного. А с лидером на выборах очень редко кто может реально конкурировать:

клиентелистская модель электорального поведения более практична, позволяет добиваться своих целей при сравнительно небольших затратах ресурсов. Российское избирательное зако нодательство таким образом фактически закрепляет клиентелистские отношения в процессе выборов.

Каждый российский регион фактически уже стал клиентурой главы его администрации.

Эти отношения понятны и самому главе и гражданам, проживающим в этом регионе. Действую щий губернатор или президент может проиграть, только если он, как патрон, продемонстрирует 63 Шевченко В. Алгоритм выбора: свои и чужие или честные и остальные. Пособие для начинающих корруп ционеров и таких же борцов с коррупцией. — Томск, 2000. — С. 47.

64 Описание отношения российских граждан к выборам как к торгу с начальством см.: Афанасьев М. Н. Клиен телизм и российская государственность. — М., 2000. — С. 211–212.

ГЛАВА невыполнение своих обязательств. Пока же клиентские отношения сохраняются и их стороны соблюдают негласные и неформальные договоренности, — избиратели доверяют руководителю региона и поддерживают его65.

Коррумпированность структур власти, влияние на нее криминальных группировок, нару шение моральных и этических норм руководителями регионов не всегда приводят к отказу им в поддержке на выборах. Видимо, сложная социально-экономическая ситуация в России спо собствует столь высокому уровню дефицита доверия у граждан, что они готовы доверять поли тикам, которых достаточно хорошо знают, даже если личностные и профессиональные качества этих политиков вызывают негативное отношение к ним. Избиратели часто хорошо понимают недостатки руководителей своих регионов, но все равно голосуют за них на выборах. Компромат против губернатора или мэра города может оказаться действенным только тогда, когда этот компромат продемонстрирует нарушение обязательств патрона перед клиентами. В этом смысле попытки скомпрометировать губернатора или мэра города как личность очень часто оказываются безрезультатными. Избирателей интересует губернатор или мэр не столько как личность, сколько как функционер в системе патрон-клиентских отношений. Так, в ходе вы боров депутатов Государственной Думы РФ в декабре 1999 г. рейтинг мэра столицы Юрия Луж кова в самой Москве не опускался никогда ниже 55–56%. Здесь его признавали и признают своим патроном большинство москвичей. А вот в регионах кампания по дискредитации дви жения «Отечество — Вся Россия» и лично Юрия Лужкова, как мэра Москвы и одного из лиде ров этого движения, имела успех. Успех на этих выборах движения «Отечество — Вся Россия»


оказался более чем скромным, хотя еще летом 1999 г. это движение сохраняло лидерство на федеральном уровне. Российские регионы не признали Юрия Лужкова своим патроном, потому что у них патроны иные, свои. Поэтому избирателям этих регионов сравнительно легко было доказать, что Юрий Лужков не заслуживает сочувствия и поддержки, что он не может быть включен в систему взаимной солидарности с ними. Именно такой была реальная, а не декла рируемая цель кампании по дискредитации Ю. Лужкова, которая велась в средствах массовой информации.

В регионах России кандидату практически невозможно быть избранным, если он не под держан главой администрации. Особенно ярко эта особенность российских выборов про является в национальных республиках: Татарстане, Башкортостане, Калмыкии и др. Собст венно избирательные кампании в этих регионах выигрываются или проигрываются еще до их начала. Если кандидат сумеет включиться в клиентуру главы региона, — он выиграет выборы, если не допустит серьезных ошибок. Если не станет клиентом, — шансов на победу практически не будет.

В результате на выборах нередко клиентелистские отношения определяют коррупционные, а коррупционные — предполагают клиентелистские. В этой ситуации борьба с электоральной коррупцией может восприниматься и воспринимается многими представителями власти, биз неса и даже простыми избирателями как борьба с их образом жизни. Этот образ жизни привы чен и потому часто не воспринимается как содержащий какие-то коррупционные элементы.

Поэтому перспективы замены клиентелистской модели выборов на демократическую пока пес симистические: вся российская избирательная система скорее утверждает клиентелистский подход, чем разрушает его. А клиентелистская модель выборов неизбежно ведет к коррупции на них, потому, в частности, что в результате таких выборов формируется недемократическая система власти.

Причины электоральной преступности в большинстве случаев имеют социально-полити ческую природу, так как в большей части они происходят в политической сфере жизни обще ства, тогда как причины конкретного преступления по своему содержанию всегда носят соци ально-психологический характер66.

На наш взгляд, социально-психологическими факторами, детерминирующими электо ральную преступность в современной России, могут выступать:

65 Римский В. Л. Коррупция как системный фактор российских выборов // Выборы в Российской Федерации. — СПб., 2002. — С. 324.

66 Криминология: Учебник / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, Г. М. Миньковского. — М., 1994. — С. 138.

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА 1. Складывающиеся тенденции внутри политических партий, объединений, движений (блоков), где цель — достижение власти — допустима любыми средствами, в том числе и путем совершения преступлений и ис-пользованием «грязных» избирательных технологий. Поли тики не хотят быть ответственными перед гражданами, — граждане отвечают недоверием к по литикам и к самой процедуре выборов. А поскольку российские законодатели не в силах обес печить явку на выборах, они приходят к решению об отмене выборов вообще. Наблюдается рост безнравственного и откровенно общественно опасного поведения субъектов политики, лобби рование законотворческой деятельности и использование их в своих интересах67.

Восприятие обществом, его политическими институтами и государ-ственными правоохра нительными и контролирующими органами проти-воправных деяний в сфере политики, осо бенно не сопряженных с приме-нением насилия, как нормального политического явления, об условленного борьбой за власть, а не преступной деятельностью. Компонентами данной группы выступают обстоятельства, свидетельствующие о том нравственном кризисе, который испыты вают российские граждане в силу преобразований, проводимых в нашем государстве. В начале реформ активно пропагандировались идеи построения правового государства, переходы к ры ночным отношениям. В результате новое демократическое государство должно было принести благополучие и решение проблем, стоящих перед любым человеком. Но как экономическая, так и политическая сфера, в отличие от демократической, приобрели криминогенный характер.

Разрушение системы ценностных идеалов Советского государства, отсутствие идеалов в совре менном российском обществе, обусловленное еще и экономическим кризисом, низким матери альным уровнем основной массы населения, приводит к тому, что стремление к власти опреде ляется достижением каких-либо личных, экономических выгод, приобретением более высокого социального статуса, вопреки интересам общества и государства.

2. Информационная закрытость органов государственной власти, отчего средства мас совой информации не всегда могут обнаружить и показать избирателям негативные стороны деятельности этих кандидатов на выборную должность, тем более, когда они уже находились на определенной государственной должности68. Здесь, как правило, используется так называе мый «административный ресурс».

Но, с другой стороны, средства массовой коммуникации сами выступают «средством» со вершения электоральных преступлений. При проверке фактов выяснилось, что большинство жалоб возникло из-за неправильного освещения в средствах массовой информации, особенно в коммерческих телепередачах, деятельности избирательных объединений по проведению пред выборной агитации69.

Особое значение в избирательном процессе имеет предвыборная агитация. Именно на этот период избирательной кампании приходится большое количество различного рода правонару шений. Невольные или умышленные ошибки, злонамеренные манипуляции или ядовитые ис кажения превращают распространяемую через средства массовой коммуникации информацию в серьёзное социальное оружие, направленное против политических противников, а информа ционное пространство — в поле сражения различных политических сил. Подчас «информа ционная война» ведётся с нарушением действующего уголовного законодательства. Интерпре тация свободы информации не как общественной ценности, а как товара ведёт к преобладанию интересов инвесторов над интересами граждан. Результаты социологических опросов показы вают, что, скажем, интересы финансово-промышленных групп и зависящих от них СМИ (но никак не интересы населения) выдвигаются на первый план в процессе предоставления людям важной для определения ими электоральных предпочтений информации.

Не менее важное значение имеют характер духовно-культурных потребностей и ориента ций, обычаи и традиции, стереотипы поведения и мышления массовых социальных слоёв, об 67 Сычаев Д. А., Климова Ю. Н. Как предотвратить беду: истоки и меры противодействия преступности в поли тической сфере // Обеспечение прав личности и интересов государства в современном обществе: Сб. тезисов Всерос.

науч.-прак. конференции. Муром, 17–18 декабря 2004 г. / Отв. ред. Н. В. Чайковская. — Муром, 2004. — С. 217–223.

68 Россия на рубеже эпох. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации // Российская газета. 1999. 31 марта.

69 Выборы в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Фе дерации, 1995–1997 гг.: Электоральная статистика. — М., 1998. — С. 605.

ГЛАВА условленные этнопсихологическими, национальными, религиозными, историческими и дру гими факторами. Российская Федерация — многонациональная республика. В связи с этим в каждом регионе существуют свои стереотипы поведения и мышления массовых социальных слоёв, обусловленные этнопсихологическими, национальными, религиозными, историческими и другими факторами (например, в Республике Дагестан, Республике Татарстан проживают около тридцати наций, народностей и этнических групп).

Таким образом, мы видим, что обнаружили наличие факторных комплексов преступного посягательства на избирательные права граждан и на нормальный порядок работы избиратель ных комиссий, когда экономические, политические, организационные и психологические об стоятельства, действуя в своей совокупности, сначала порождают, а затем способствуют сохра нению и росту количества совершенных преступных деяний. Этот комплекс факторов связан с общественными и индивидуальными процессами. Причем в первом случае это факторы, кото рые существуют и действуют на уровне общества и государства, во втором — обстоятельства, обусловленные личностными особенностями преступников в сфере избирательного процесса, избравших социально-негативную модель поведения.

Перечисленные выше факторы, детерминирующие электоральную преступность в усло виях реформирования политической системы России как своё закономерное следствие, лишь частично отражают весть спектр проблем, связанных с воспроизводством этого социально-по литического явления. Причиной тому служит не изученность этой проблемы отечест-венными юридическими и гуманитарными науками. К тому же происходит постоянное изменение соци ально-политической жизни, уходят или становятся менее значимыми одни причины, а на их месте появляются или проявляются более чётко новые или ранее считавшиеся второстепен ными или менее значимыми.

Глава 3.

Система мер предупредительного воздействия на электоральную преступность §1.

Общесоциальное предупреждение электоральной преступности в современном российском обществе Воздействие на преступность — родовое понятие, охватывающее все формы социального противодействия преступности: всё, что делает и что может делать человечество для избавления от преступности либо для ограничения этого зла в некоторых социально терпимых пределах, есть воздействие на преступность.


Проявление электоральной преступности как негативной криминологической категории получило отражение в сфере уголовно-правовых запретов. Таким образом, государство и обще ство демонстрирует своё отрицательное отношение к этому виду преступности, стремление из бавиться от неё, пытаются предотвратить совершение таких деяний. Социальное отрицание электоральной преступности — это негативная оценка обществом деяний, представляющих опасность (как для общества в целом, так и для отдельных людей), установление запретов на них, социальные акции по предотвращению и пресечению таких деяний. К числу наиболее рас пространённых подходов к противодействию преступности, в том числе, в политической сфере жизнедеятельности общества, относятся: предупреждение преступности, профилактика пре ступности, борьба с преступностью, контроль преступности1, иногда объединяемые словосоче танием «стратегии борьбы с преступностью»2. Однако нам кажется, что здесь предпочтительнее использовать общепринятый в научных и учебных работах по криминологии термин «пред упреждение» иногда тождественный другому термину «противодействие».

В отечественной криминологии предупреждение преступности рассматривается также как многоуровневая система государственных и общественных мер, направленных на устранение, ослабление или нейтрализацию причин и условий преступности3, в том числе и электоральной преступности. В качестве основных элементов системы предупреждения электоральной пре 1 Иншаков С. М. Криминология: Схемы и комментарии. — М., 2001. — С.52.

2 Кудрявцев В. Н. Стратегии борьбы с преступностью. — М., 2003;

Его же. Стратегия борьбы с преступностью // Вестник Российской академии наук. 2003. Том 73. № 12. — С. 1079–1084;

Устинов В. С. Стратегия предупреди тельного воздействия на преступность в ХХI веке // Актуальные проблемы современной науки уголовного права и криминологии: Сборник статей / Под науч. ред. А. А. Глуховой, А. В. Петрянина. — Н. Новгород, 2004. — С. 133–145;

Горшенков А. Г., Горшенков Г. Г., Горшенков Г. Н. Стратегия предупреждения преступности: Учебное пособие. — Сыктывкар, 2005.

3 Криминология. Учебник / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, Г. М. Миньковского. — М., 1994. — С. 156;

Кримино логия. Учебное пособие / Под ред. проф. Н. Ф. Кузнецовой. — М., 1996. — С. 56;

Криминология. Учебник / Под ред.

акад. В. Н. Кудрявцева, проф. В. Е. Эминова. — М., 1995. — C. 105;

Криминология: Учебник / Под ред. проф. В. Н. Бур лакова, проф. В. П. Сальникова. — СПб., 1998. — С. 183;

Хохряков Г. Ф. Криминология: Учебник. — М., 1999. — С. 444;

Криминология: Учебник / Под ред. проф. А. И. Долговой. — М., 2001. — С. 434;

Антонян Ю. М. Кримино логия: Избранные лекции. — М., 2004. — С. 141;

Миньковский Г. М., Лунеев В. В. Предупреждение преступности ГЛАВА ступности можно выделить социальные;

правовые;

организационно-управленческие;

идеоло гические и иные меры её предупреждения.

В отечественной криминологии утвердилось мнение, что предупреждение электоральной преступности, как, впрочем, и других видов преступности, может быть общесоциальным и спе циальным.

Среди общесоциальных мер мы считаем нужным выделить совершенствование политиче ской системы современного российского общества, то есть формирование качественно нового политического корпуса, который своей работой смог бы в перспективе изменить в лучшую сто рону политическую систему современной России4. В частности предлагается введение штраф ных санкций к так называемым рекламным кандидатам, которые без всяких вынуждающих обстоятельств отказываются от депутатского мандата. А также было бы неплохо, чтобы госу дарственные средства массовой информации в ходе кампании обязательно давали бесплатное эфирное время на равных условиях всем участникам избирательной кампании. Но при этом время давать не для рекламных роликов, потому что рекламные ролики некрасивыми делать не будут. А чтобы это было время для дискуссий, «круглых столов», теледебатов, к тому же осуществлять распределение пар в дебатах по рейтингу, чтобы аутсайдер не поднимал свой рей тинг за счёт того, что постоял в кадре рядом с лидером гонки.

Также к общесоциальным мерам предупреждения электоральной преступности в совре менном российском обществе следует относить налаживание эффективного государственного и общественного механизма контроля за порядком поступления и использования материаль ных и финансовых средств в поддержку того или иного кандидата на избираемую государст венную должность, за деятельностью политических партий, движений, избирательных объ единений (или их представителей), участвующих в избирательных процессах.

На наш взгляд, для этого необходимо всеми доступными правовыми средствами обеспечить «прозрачность» бюджета избирательной кампании участников избирательных процессов для отечественных и зарубежных средств массовой коммуникации, а через них и для избирателей и иных участников избирательных процессов.

В отношении финансового контроля некоторых субъектов избирательного процесса в Рос сийской Федерации уже есть результат. В июле 2005 года в ряд законодательных актов были внесены изменения, в соответствии с которыми Центральная избирательная комиссия РФ обя зана проверять финансовые партийные отчёты. До этого времени ЦИК занималась такой рабо той, но только на период выборов, а сейчас финансовые отчёты партий станут поступать каж дый квартал. Это позволит оперативно реагировать на нарушения закона. И принципиальным является то, что вся информация стала полностью открыта для общества и журналистов.

Кроме того, полагаем, что было бы полезным установить правовые запреты на использова ние служебного положения высокопоставленными должностными лицами органов государст венной власти и местного самоуправления, которые довольно часто используют так называе мый административный ресурс в избирательных кампаниях, оправдывая такую деятельность, как правило, служебной необходимостью, поскольку ставит кандидатов на избираемую долж ность в неравное положение.

§2.

Специальное предупреждение электоральной преступности в современном российском обществе Не менее значимы в системе мер предупредительного воздействия на электоральную пре ступность в современном российском обществе социальные меры, заключающиеся в улучшении // Криминология: Учебник / Под ред. проф. Н. Ф. Кузнецовой, проф. В. В. Лунеева. — М., 2004. — С. 185;

Оре хов В. В. Предупреждение преступности // Криминология: Учебник / Под ред. проф. В. Н. Бурлакова, проф. М. Н. Кро пачёва. — СПб., 2005. — С. 193;

Боков А. В., Солодовников С. А., Антонян Е. А. и др. Криминология: Учебное пособие / Под ред. С. М. Иншакова. — М., 2005. — С. 106;

и др.

4 Рыжков В. А. Избирательной системе России — пять лет // Государство и право. 1999. № 3. — C. 34.

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА социального положения не только представителей органов государственной власти и местного самоуправления, но и всего населения страны. Тогда малообеспеченные слои населения не будут «продавать» свое избирательное право за небольшую денежную сумму или иные матери альные блага. Обеспеченность достойными заработной платой и жильём членов общества, обла дающих правом голоса, привела бы к их неподкупности и значительно снизила бы вероятность проявления электоральной коррупции в современном российском обществе.

Не менее важны правовые меры предупреждения электоральной преступности в современ ном российском обществе, к которым относится совершенствование некоторых отраслей оте чественного законодательства. По мнению специалистов, необходимо совершенствовать изби рательное законодательство, как на федеральном, так и на региональном (местном) уровне5.

Сегодня в условиях реформирования российской политической системы нужно усилить конт роль за всей предвыборной цепочкой: от процедуры регистрации кандидатов до пристального внимания к источникам получения финансовых и материальных средств и их расходованием, отпущенных на избирательную кампанию;

усилить юридическую и политическую ответствен ность кандидатов за несоблюдение действующего российского законодательства, разработать перечень возможных правонарушений, которые смогут повлечь за собой не только администра тивную, но и уголовную ответственность. Такая законопроектная работа отечественными спе циалистами различных отраслей права уже проводится, как на федеральном, так и на регио нальном уровнях.

Криминологический анализ преступлений, совершаемых в условиях избирательного про цесса (электоральных преступлений), свидетельствует о необходимости совершенствования действующего российского уголовного законодательства6.

На наш взгляд, в целях предупреждения электоральной преступности необходимо устра нить противоречия между федеральным и местным избирательным законодательством, так как эти противоречия ведут к путанице и непониманию для участников избирательного процесса своих прав, законных интересов и механизмов их защиты.

Практика применения действующего российского избирательного законодательства пока зала, что в современном законодательстве необхо-димо более точно конкретизировать термины избирательного права и процесса, которые должны единообразно толковаться и применяться на всей территории Российской Федерации7.

В отечественной юридической литературе, посвящённой проблемам реализации избира тельных прав, довольно часто встречаются предложе-ния по совершенствованию действующего российского гражданско-процессуального законодательства8. Прежде всего, это относилось к 5 Особая зона: выборы в Татарстане. — Ульяновск, 2000. — С. 16;

Кудинов О. П. Основы организации и прове дения избирательных кампаний в регионах России. — Калининград, 2000. — С. 27–28;

Кабанов П. А. Проблемы предупреждения преступности в сфере политики: Лекция. — Нижнекамск, 2001. — С. 19, 23;

От выборов-99 к вы борам-2000: юридические нормы и практика их применения // Российская юстиция. 2000. № 1. — С. 63;

и др.

6 Климова Ю. Н. Электоральная преступность: понятие и проблема эффективности её сдерживания уголовно-пра вовыми средствами // Следователь. 2003. № 11. — С. 47;

Иванцова Н. В. Общая характеристика преступлений, связан ных с выборами // Научные труды Российской академии юридических наук. Вып.4. В трёх томах. Т. 2. — М., 2004. — С. 537–540;

Зайцева О. В. Уголовно-правовая охрана избирательных прав граждан как одно из средств противодействия коррупции в России. — URL: http://www.sartracce.sgap.ru;

Её же. Противодействие коррупции в избирательном про цессе (уголовно-правовой аспект) // Государственная политика противодействия коррупции и теневой экономике в Рос сии: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (Москва, 6 июня 2007 г.) — М.: Научный эксперт, 2007. — С. 701–714;

Свигузова А. П. Уголовно-правовые аспекты защиты финансирования избирательного процесса // Противодействие преступности: Сборник научных трудов / Под ред. П. А. Кабанова. — Нижнекамск, 2004. Вып. 3. — С. 74–78;

Её же. Уголовно-правовая охрана избирательных документов // Противодействие преступности: Сборник на учных трудов / Под ред. П. А. Кабанова. — Нижнекамск, 2005. Вып. 4. — С. 111–121;

Лопашенко Н. А. Уголовно-пра вовая охрана избирательных прав: оценка изменившегося законодательства (ст. 141 УК) // Научные труды Российской академии юридических наук. Вып. 4. В 3-х томах. Т. 2. — М., 2004. — С. 592–597.

7 Сомов С. Избирательному законодательству — свой понятийный аппарат // Российская юстиция. 2001.

№ 4. — С. 45–46;

Шкель Т. Выборы станут партийными // Российская газета. 2002. 29 мая.

8 Тупиков В. О судебной защите избирательных прав граждан // Российская юстиция. 1998. № 4. — С. 20;

Свигузова А. П. Некоторые меры предупреждения электоральной преступности в политической сфере жизни совре менного российского общества // Вестник научных трудов Нижнекамского филиала МГЭИ. Серия 8: Политическая криминология. — Нижнекамск, 2002. — С. 91–100.

ГЛАВА несовершенству процедурного порядка защиты избирательных прав, так как ранее действую щее российское законодательство об обжаловании нарушений избирательных прав было на полнено неоднозначными предписаниями, которые существенно осложняли его практическое использование9. Ныне действующий Гражданский процессуальный кодекс РФ, который был принят в 2002 году, включает в себя специальную главу 26 — «Производство по делам о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ». Причём в эту главу уже было внесено несколько поправок (7 июня 2004 года, 28 июля 2004 года, 26 июля 2005 года), которые значительно расширили рамки процессуального регулирования защиты избиратель ных прав и права на участие в референдуме. Можно сделать вывод, что действующее граждан ское процессуальное законодательство отвечает современным требованиям развития демокра тического государства в Российской Федерации10. Несмотря на это, работа по совершенствова нию данной отрасли права по защите избирательных прав должна продолжаться и дальше.

Наиболее дискуссионными являются предложения по совершенствованию федерального законодательства о средствах массовой информации, касающиеся участия СМИ в избиратель ном процессе. В частности, специалистами в области разработки политических технологий вы сказывается мнение, что избирательные штабы кандидатов на избираемые государственные должности нередко навязывают СМИ «войну компроматов», используют их в качестве средств реализации «грязных» избирательных технологий11. Такое положение противоестественно, по скольку общественная миссия средств массовой информации в демократических государствах и государствах, вставших на демократи-ческий путь формирования органов власти, — отстаи вать демократические нормы и принципы, обеспечивать честные и прозрачные выборы. По этому необходимы некоторые ограничения, которые позволяли бы СМИ противостоять попыт кам дискредитации как их самих, так и демократических институтов власти теми лицами, ко торым они мешают реализовать свои политические цели или потребности.

В качестве организационно-управленческих мер предупреждения электоральной преступ ности в современном российском обществе, необходимо создание специальной комиссии при Совете Безопасности Российской Федерации, а в субъектах Федерации — при соответствующих органах и муниципальных организациях с участием общественных групп избирателей12. Эти комиссии должны выступать не только механизмом общественного контроля за чистотой вы боров, но и своевременно информировать правоохранительные органы о всех правонарушениях и преступлениях, которые совершаются в условиях избирательного процесса и, таким образом, находить недостатки в действующем российском федеральном и региональном избирательном законодательстве, проводить разработку комплексных программ по предупреждению электо ральной преступности. Необходима дальнейшая поддержка деятельности общественных на блюдательных советов, которые стали бы инструментом соблюдения законности, а также под держки и защиты средств массовой информации. Также должны создаваться и другие обще ственные комитеты (скажем, «за честные выборы»), т. е. должна обеспечиваться гласность и публичность всего избирательного процесса13.

Сегодня становиться очевидным, что прогнозирование и моделирование избирательных про цессов, успешное проведение избирательных кампаний, чёткая и эффективная работа избира тельных комиссий и правоохранительных органов по профилактике и предупреждению наруше ний избирательного процесса, в том числе и электоральных преступлений, невозможны без по стоянного обмена информацией и опытом как между избирательными комиссиями и правоохра нительными органами, так и внутри указанных структур, без внедрения передовых технологий.

Поэтому необходимо продолжать дальнейшее оснащение администраций районов и городов ком 9 Князев С. Д. Избирательные споры // Правоведение. 2001. № 3. — С. 64.

10 Груздева Н. П. Сравнительная характеристика норм гражданско-процессуального права, затрагивающих из бирательные права и права на участие в референдуме // Актуальные проблемы гуманитарного и профессионального знания: Сборник студенческих научных работ. Правоведение. — Нижнекамск, 2005. — С. 3–7.

11 Открытая трибуна: СМИ и выборы: Между долгом и долгами // Российская газета. 1999. 13 мая.

12 Россия на рубеже эпох. Послание Президента РФ Федеральному собранию РФ // Российская газета. 1999.

31 марта.

13 Велигодский М. Электоральная коррупция — демократия в опасности // Выборы в Российской Федерации / Под ред. М. В. Горного. — СПб., 2002. — С. 236.

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА плексом Государственной автоматизированной системы «Выборы», которая позволяет обеспе чить компьютерную обработку данных об избирателях, проживающих на соответствующих тер риториях, и автоматизировать процесс подготовки избирателей на местном уровне.

В целях улучшения работы правоохранительных органов необходимо усовершенствовать как техническое, так и финансовое оснащение указанных органов, что обеспечило бы разра ботку комплекса мер по профилактике электоральных преступлений с использованием новых технологий, на основе информационных данных, полученных со всех регионов страны.

Для нейтрализации идеологических факторов, детерминирующих электоральную пре ступность в современном российском обществе, необходимо использование профилактических мер. Профилактика электоральной преступности должна быть направлена в первую очередь на повышение электорально-правовой культуры14 организации и проведения выборов и референ думов. Субъектам избирательного процесса в этом должны помочь средства массовой инфор мации, путём предоставления достоверной информации о выборах, кандидатах на избираемые должности и их доверенных лицах. При этом Федеральная служба по телевидению и радиове щанию и другие государственные органы должны требовать от СМИ и их учредителей строгого соблюдения действующего законодательства, муниципальных условий и программной концеп ции вещания. Если государство не принимает должных мер, способствующих объективному, сбалансированному, достоверному информированию граждан средствами массовой информа ции, то становится возможным манипулирование общественным мнением, что при значитель ных масштабах этого явления неизбежно ведёт к дезинформации и дезориентации значитель ной части граждан по важным вопросам общественно-политической жизни, к фактическому отчуждению, отстранению их от управления делами государства и бесконтрольности органов власти со стороны гражданского общества, то есть к фиктивной демократии. Поэтому эффек тивное правовое регулирование деятельности СМИ, сочетающее действенные гарантии свободы массовой информации и меры защиты от злоупотреблений этой свободой, — важное и необхо димое (хотя и недостаточное) условие для демократического развития общества15.

А в отношении организаторов выборов, и особенно руководителей и членов участковых из бирательных комиссий, Центральная избирательная комиссия России, посредством проведе ния рабочих совещаний, предоставления различных научных и методических материалов и проведения на их основе семинаров, должна способствовать повышению их политико-правовой, а точнее электорально-правовой культуры. В структуре которой можно условно выделить че тыре основных элемента:

— электорально-правовая культура избирателей;

— электорально-правовая культура организаторов выборов;

— электорально-правовая культура представителей средств массовой информации, изби рательных объединений, кандидатов, их доверенных лиц, наблюдателей;



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.