авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«ww w.m aa ru lal.ru ww w.m aa ru lal ...»

-- [ Страница 3 ] --

Таким образом, Серир выступает крупным феодальным aa государственным образованием, объединившим в своем составе многие народы раннес-редневекового Дагестана, ранее входившие в состав Кавказской Албании.

.m Прочность царства Серир подверглась испытанию в период арабских завоеваний на Кавказе VII—VIII в. Судя по сообщениям древних историков Ибн-Хаята, Ибн-Асама аль-Куфи, Балами и Ибн аль-Асира, в 30-е годы VIII в. замок в с. Кумух в Лакском районе w являлся одной из резиденций, которая служила обителью, домом Серирского владетеля. Там якобы находился и один из двух тронов последнего.

ww Кумухцы оказали войскам арабского полководца Мервана ибн Мухаммада, прибывшим к ним по «лекетской дороге», героическое сопротивление, но были разбиты. Арабы «перебили» кумухских воинов, «их жен и детей» взяли в плен, а укрепление разрушили.

Правитель Серира успел к тому времени покинуть Кумух, который являлся одним из известных экономических и политических центров раннесредневекового Дагестана.

Серирский правитель, как сообщают названные авторы, покинул Кумух и прибыл «в замок, называемый Хумрадж, в котором находился его золотой трон». Данное упоминание крепости, датированное 739 г., является самой ранней достоверной его фиксацией в древних арабоязычных летописях. Следует также.ru отмстить, что в VIII в. «замок, называемый Хумрадж», находился в местности, отличной от той, где ныне находится селение Хунзах, с которым обычно на основании созвучия слов его сопоставляют. По старинным хунзахским преданиям, доступным нам в записях А. В.

lal Комарова и М. Алиханова-Аварского, в доараб-ское время все хунзахское племя обитало якобы в одном «огромном» селении, которое стояло на горе Чинна-меэр вблизи современного села Батлаич и, соответственно, на более значительном удалении от нынешнего ru Хунзаха.

Мерван ибн-Мухаммад (скорее всего, через Андалал, как предполагает исследователь Т. Айтберов) подошел к Хумраджу и осадил его. Было предпринято несколько попыток быстро захватить aa крепость силой и военными хитростями, но все они оказались безуспешными. После этого Мерван дал своим воинам приказ окопаться «напротив» местопребывания правителя страны золотого.m трона. Они провели там якобы всю весну и лето, а по словам Ибн Асама аль-Куфи, даже «полный год». Когда же подступила осень, Мерван ибн-Мухаммад понял, что нужно либо добиваться своего в самое ближайшее время, либо уходить, так как зимовать в горах w Аварии он не мог. Мерван решился на смелый и рискованный шаг:

проникнуть в замок, называемый Хумрадж, под видом арабского посла. Предпринял он подобную попытку для того, чтобы, используя ww свои познания в военно-строительном деле, выявить слабые стороны в обороне крепости серирцев, которая была защищена не только крепостными стенами, но и отвесными склонами горы Чинна-меэр.

Совершив омовение, Мерван для успокоения духа и возбуждения физической силы сделал массаж всего тела, после чего облачился в скромную, испачканную одежду своего повара и напи 6. За». »1217. сал на арабском языке письмо владыке Серира, в котором говорилось, что арабы готовы уйти, и предлагалось обсудить вопрос об условиях перемирия. Затем Мерван «поднялся один наверх» и, остановившись у ворот замка, попросил впустить его, ибо он «посланец Мервана».

Стража доложила правителю Серира о прибытии посланца. Тот разрешил впустить его вовнутрь. Мерван вошел и с почтением вручил серирскому владыке письмо. Тот взял его и, как пишет Ибн-Асам аль.ru Куфи, передал переводчику, из чего следует, что за несколько десятилетий после первого знакомства дагестанцев с арабами новыми владыками Ближнего и Среднего Востока - даже среди обитателей крепости Хумрадж к 739 г. были люди, понимавшие lal арабский язык и умевшие читать арабские тексты.

Переводчик после ознакомления с текстом письма стал пере водить его на свой язык, передавая царю его содержание». Там было написано, что Мерван размышляет: «То ли мне уйти, то ли нам в ru конце концов помириться». Предположив, не без оснований, что арабы, если им показать прочность своих позиций, большие запасы воды и провианта, прекратят осаду и покинут пределы страны, правитель Серира приказал показать ему оборонительный комплекс.

aa Однако серирский правитель недооценил военные познания арабов, которые вобрали в себя многовековые традиции многих стран Востока и Запада в крепостном строительстве. Он предполагал, что,.m показав посланнику-разведчику оборонительный комплекс крепости, вынудит арабское командование снять бесполезную осаду, и этим допустил ошибку. Мерван, прекрасный знаток военного дела, заметил, однако, в природных и оборонительных сооружениях крепости w слабые места, через которые арабская армия с ее таранами, камнеметами и прочей боевой техникой сумеет подойти к стенам «замка», взятие которого уже не представило бы больших трудностей.

ww Предполагая, что за ним тайно следят, Мерван предпринимает попытки убедить осажденных в том, что арабские войска находятся в бедственном положении, а также в том, что он поверил в наличие в крепости достаточного количества еды и питья. Мерван, выступая в роли повара, попросил пищу для своего яко бы голодающего полководца. Правители крепости «дали ему две лепешки и кусок мяса», после чего «вывели его за стены замка».

Мерван пошел вниз и «вскоре добрался до своих войск».

Возвратившись в лагерь, Мерван написал второе письмо правителю Серира, в котором сообщил о своем дерзком поступке, а также о том, что он заметил слабые места в укреплениях крепости.

Поняв, что вскоре может последовать успешный штурм замка.ru прекрасно оснащенной арабской армией, правитель Серира решил подчиниться мусульманскому халифату. Он «написал Мервану» и «запросил у него мира», чтобы сохранить свою власть, а следовательно, государство и народ.

lal После этого в 739 г. вблизи крепости был заключен мирный договор между арабами и серирцами. Первые воздержались от вступления в «замок, называемый Хумрадж», а правитель Серира обязался доставлять в Дербент ежегодно по тысяче голов скота, ru крепких отроков, 500 красивых белокурых, чернобровых девушек, а также до 100 тысяч муддов зерна в дербентские зернохранилища. Взяв заложников в качестве гарантии выполнения условий данного договора, Мерван двинулся затем в сторону Дербента.

aa В целом VIII-X вв. были для царства Серир периодом расширения пределов страны, подъема хозяйственной деятельности и дальнейшего развития земледелия и скотоводства. Получают широкое развитие.m ремесленные производства, наблюдается оживление торговых связей со странами внешнего мира. Продолжается освоение свободных земель путем строительства террас, получивших в горных условиях широкое распространение. Источники не случайно подчеркивают w густонаселенность Серира, где зафиксировано 12 тысяч селений.

Археологический материал подкрепляет данные письменных источников о густонаселенное™ страны. Так, на небольшом участке ww р. Сулак между селениями Верхний Чирюрт и Миатли обнаружены остатки пятнадцати раннесредневековых поселений, многие из кото рых функционировали начиная с эпохи Кавказской Албании. А в горных районах вокруг крупных селений до сих пор сохранились остатки многочисленных мелких тухумных поселений (хуторов, кули), характерных для эпохи Серира. Впоследствии они были объединены в крупные территориальные населенные пункты.

Основными хозяйственными занятиями населения Серира в рассматриваемое время оставалось земледелие и скотоводство. В земледелии четко прослеживается отраслевая и зональная специализация, при которой получает свое дальнейшее развитие полеводство, садоводство и виноградарство. Местные народы.ru выращивали пшеницу, ячмень, рожь, лен, бобы и др., совершен ствуются орудия и культура земледельческого труда. Судя по сцене пахоты на тыльной части зеркала из Таллинского могильника (Хунзахский район), землю пахали сохой, используя в качестве lal тягловой силы быков (Атаев Д. М., 1963).

Железные серпы, выявленные на памятниках Дидо и Чир-юрта, многочисленные кремневые отщепы для молотильных досок и ручные жернова, а также крупные сосуды для хранения зерна - характерные ru находки при археологических раскопках многочисленных раннесредневековых поселений в горах Дагестана. Сохранившиеся сведения о взимании арабами с местных народов до 100 тыс. мер пшеницы в качестве натуральных повинностей являются наглядным aa свидетельством успехов в земледелии местных народов.

В хозяйстве народов Серира довольно крупную роль играло и скотоводство. Остеологический материал, выявленный в процессе.m исследований памятников, свидетельствует о преобладании крупного рогатого скота над мелким. Так, 55,5 % найденного на средневековых памятниках костного материала принадлежит крупному рогатому скоту и 44,5 % мелкому. Тенденция преобладающего развития w крупного рогатого скота четко заметна и позже, хотя условия для развития мелкого рогатого скота в горах Дагестана были более благоприятными, чем в равнинных и предгорных районах. Анализ ww остеологического материала показывает, что, наряду с крупным и мелким рогатым скотом, местные земледельцы разводили лошадей, ослов, мулов и др. О дальнейших успехах скотоводства в Дагестане свидетельствуют и письменные источники, которые отмечают, что бараны входят в число товаров, вывозимых из Серира в другие страны.

Особый подъем переживало ремесленное производство, где четко прослеживается отраслевая специализация. Так, например, Дербент специализируется на производстве полотна и полотняной одежды. В связи с этим необходимо отметить, что ткацкое производство было развито не только в городах, но и повсеместно в селениях. В этой области местные ткачи достигли значительных успехов. Их продукция экспортировалась и за пределы страны.

.ru Была развита и обработка кожи, которая шла на изготовление обуви, одежды и различных бытовых изделий. Об успехах кожевенного дела свидетельствует и то, что кожа составляла одну из статей экспорта Серира. Особое место занимает изготовление бурок, lal которые впервые были зафиксированы древними историками у воинов-албанцев в битве при Гавгамелах в IV в. до н. э. На производстве бурок с древнейших времен специализировались отдельные селения Андийского округа.

ru Большие изменения наблюдаются и в гончарном производстве, что было связано с общим подъемом экономики местных народов.

Здесь появляются новые способы производства гончарных изделий, широко внедряется в производство гончарный круг легкого типа.

aa Керамическое производство выделяется в самостоятельную отрасль и становится ремеслом, о чем свидетельствуют многочисленные клейма ремесленников, встречающиеся на керамике исследованных.m памятников.

Одной из важнейших отраслей ремесла являлась обработка металла, причем среди кузнецов продолжается отраслевая специ ализация. Местные мастера в совершенстве владели сложными w приемами обработки металла и ковкой (в том числе и фигурной), художественным.литьем, пайкой, инкрустацией, чеканкой и т. д.

Многие изделия кузнецов изготовлялись по определенному стандарту ww и предназначались для массового сбыта на рынке.

Благодаря усилению значения в международной торговле Волжско-Каспийского пути народы Серира втягивались в ожив ленную международную торговлю, о чем свидетельствует инвентарь из погребений, среди которого нередки остатки импортных вещей, в частности украшений, некоторых видов бус, стеклянных изделий и др. Предметами экспорта Серира были, как уже отмечалось, бараны, кожа, девушки-рабыни.

На территории Дагестана еще в эпоху Кавказской Албании осуществлялось, а в Серире продолжалось грандиозное строительство оборонительных сооружений. Сам процесс подобного строительства неизбежно ускорял развитие государственности, а формирование крепостей и их гарнизонов, соответственно, усиливало контроль.ru государства над всем обществом.

Формированию основ поземельных отношений в Серире способствовала и концентрация земли в руках царей, в результате чего само государство становится верховным собственником земли.

lal По мере усложнения органов управления, когда интересы обороны государства от вторжения кочевников требовали строительства оборонительных сооружений и крепостей, появляются условия и для возникновения института бенефиция в Дагестане.

ru Письменные источники единодушно отмечают, что в царстве Серир функционировало большое количество городов, крепостей и замков, остатки которых повсеместно сохранились в горных районах Аварии. Серирские цари, продолжая практику Сасанидов, а aa впоследствии и арабов, направляли в города-крепости своих при ближенных, которые получили их первоначально в качестве бене фиция. Такая практика арабов, наряду с вызреванием аналогичных.m отношений в Серире, не могла не оказать влияния на зарождение здесь института бенефициального землевладения. В силу указанных причин, примерно с середины IX в., в Дагестане наблюдается обычная тенденция сокращения государственных земель. Прямые захваты w завоеванных территорий арабами и последующая раздача их, а также повышение значения земледельческой знати и являются основными показателями этого процесса.

ww Феодальная верхушка Серира, как отмечают источники, владела поместьями (дий'а). Феодальная собственность формировалась и путем прямых захватов земель во время военных действий. В VIII в. в Южном Дагестане источники отмечают целый ряд дий'а (поместий), принадлежащих арабам. Аналогичные земли известны в Закаталах, Лакзе, Табасаране и в Серире (Шихсаи-дов А. Р., 1969).

С распространением ислама в Дагестане развивалась и другая форма собственности - вакф. По мере распространения ислама, особенно в южных районах Серира, начинается широкое строительство мечетей, и поэтому увеличивается доля вакфов в общем земельном фонде. И, наконец, значительна была доля общинных земель.

Таким образом, дальнейший рост производительных сил, развитие.ru различных отраслей хозяйства местных народов существенным образом укрепляли социальную организацию общества. «Государство, - отмечает Ф. Энгельс, - как особый аппарат принуждения людей возникло только там и тогда, где и когда появилось разделение lal общества на классы...»

Однако процесс закрепощения свободных общинников, особенно в горных районах, в силу ряда причин протекал чрезвычайно медленными темпами. Свободная сельская община в Серире ru продолжала существовать на всем протяжении периода средневековья. Тем не менее в это время четко прослеживается укрепление правящей верхушки в лице царей, которые жили за счет эксплуатации непосредственных производителей. На другом полюсе aa находились зависимые общинники, о формах эксплуатации которых известно ничтожно мало. Обычно феодалы отправляли своих сборщиков податей по селениям, которые обеспечивали поступление.m феодальных повинностей. Все приведенные данные свидетельствуют о том, что в VI-X вв. в царстве Серир утвердились раннефеодальные отношения, которые носили специфический характер, связанный с сохранением сельской общины.

w В политическом отношении царство Серир продолжало оставаться патриархально-феодальной страной, которая состояла из различных владений, каждое из которых имело свою территорию и свои ww внутренние порядки. В феодальных владениях царства Серир господствующий класс был представлен прежде всего феодальными правителями, которые выступали и как верховные сюзерены, и как крупные собственники земельных владений. Будучи верховными правителями, местные феодалы устанавливали во многих случаях наследственную передачу власти. Опорой феодаль ных правителей на местах, в соответствии с политическим весом и богатством, выступали близкие родственники, правители отдельных территорий и другие представители правящего клана. Вслед за феодальными правителями шли военно-служивая знать, верхушка духовенства, феодализирующаяся верхушка селений. Названия социального состава местного населения обозначены в источниках различными терминами. Так, например, Йакут, опираясь на данные X.ru в., писал, что «среди местных жителей имеются свободные (ахрар), называемые хамашира. Выше их - малики, ниже их м-шак, затем акара и мухкан». Эти термины, сохранившиеся в тексте Йакута ар-Руми, иллюстрируют процесс социального расслоения: малики - правящая lal верхушка, ахрар - свободные общинники, акара - издольщики, мухкан - ремесленники и др.

Опорой феодальных правителей в их борьбе за власть, за сохранение господства над зависимым населением была военно ru служивая знать. Получая за службу земельные участки или же долю ренты, она была заинтересована в укреплении власти правителей.

Археологический материал из раскопок Бежтинского, Агачкалинского и др. могильников свидетельствует о богатстве и разнообразии aa представленного в них военного снаряжения (шлемы, мечи, кинжалы, боевые топоры и др.). Подобные захоронения могли принадлежать именно служилой знати.

.m Социальную дифференциацию местного общества наглядно воссоздает и двухчастная структура крепостей с отдельно выде ленными цитаделями, являвшими местом пребывания правителей.

Подобная планировка характерна для городища Чинна, Аркасского, w Исти-су на Сулаке, Ричаки и Гогнани в Южном Дагестане и др.

Особую группу памятников составляют остатки небольших крепостей-замков, ставших новыми центрами формировавшейся ww местной феодальной знати. Наиболее сохранившимися из них являются Анцухская в Тляратинском районе, Кудалинская в Гупибском районе, Бек-юрт в Буйнакском районе, Гебек-кала в Казбековском районе и др.

Огромную роль в жизни средневекового Серира играла, как уже отмечалось, сельская община, в которой была сосредогоче на основная масса крестьянства. Арабские источники упоминают о категории крестьян-издольщиков, обозначенных терминами музара и кара. Это крестьяне-издольщики, имеющие свой клочок земли и инвентарь, однако по причине малоземелья они вынуждены были арендовать землю. А второй категорией являются издольщики, совершенно лишенные средств производства.

В VI-X вв. значительную часть местного населения составляло.ru лично свободное крестьянство, владевшее участками земли и объединявшееся в общину. Община представляла собой само управляемое микрополитическое образование, являвшееся звеном общества. Становление общины шло прежде всего как формирование lal собственников земли, каждый член которой был и непременным совладельцем всей территории общины. Как объединение свободного крестьянства община нередко попадала под давление феодала.

Формирование нового типа сельской общины в Дагестане ru сопровождается и процессами слияния малых тухумных поселений (кули) в крупные аулы. Некоторые из них достигали размеров средневековых городов (до 1500 и более домов было в Хунзахе, Анди, Чиркее и др.). Основывались они на принципах внутреннего aa самоуправления в форме политических федераций, местами во главе с феодальными правителями с ограниченной властью. Джамааты сельских общин, вступив в союзы, образовывали целые системы,.m известные впоследствии как вольные общества, которые, за исключением феодальных территорий, охватывали почти весь Дагестан. Экономической основой общины являлось многоотраслевое хозяйство: земледелие, скотоводство, садоводство. Административное w управление было сосредоточено в политических центрах вольных обществ, где преобладали демократические принципы управления (ежегодная выборность и сменяемость правителей) (Агларов М. А., ww 1988).

Одной из важнейших особенностей складывания феодальных отношений в Серире являлось и существование элементов рабства.

Однако рабство не было основой производительных сил. В условиях феодальных отношений оно приняло форму патри архального (домашнего) рабовладения. Вместе с тем достаточно широко была развита работорговля, и важными рынками стали города Дербент, Семендер, Эндирей и др. Труд рабов применялся в домашнем хозяйстве, в ремесле, на тяжелых сельскохозяйственных работах, однако основной производительной силой в стране оставалось крестьянство.

Социальная структура средневекового общества неразрывно.ru связана с характером земельной собственности. В VI-X вв. в Дагестане существовало, как уже отмечалось, несколько видов земельной собственности: общинная, государственная, фамильная, крестьянская, частнособственническая, феодального типа и вакуфная.

lal Трудно определить, какая из этих форм преобладала. Соотношение между ними менялось в зависимости от внешних и внутренних причин - усиление власти феодала, внешние вторжения и др. В общинной собственности в основном находились пастбища, сенокосы, ru луга.

Частные земли, или крестьянские мульки, были представлены повсеместно, и особенно в союзе сельских обществ. Феодальное землевладение известно под названием икта, дий'а. Икта - это aa земельный участок или рента с него, данные за службу военную или гражданскую. Владельцы этих земель повсеместно пытались превратить их в наследственные.

.m Вакуфные земли связаны с распространением ислама, особенно быстро росли эти земли в Южном Дагестане, но в общем их площадь была незначительной. Они завещались феодалами или частными лицами в пользу религиозных учреждений.

w В царстве Серир с Х-ХШ вв. происходит укрепление власти феодальных правителей, что способствовало увеличению их земельной собственности. Подобные тенденции вели к освобождению ww местных правителей от центральной власти и возникновению ряда самостоятельных владений. В это же время усиливаются и процессы освобождения сельских общин от феодальной зависимости, особенно в горных районах.

Двуединый процесс трансформации земельных форм соб ственности способствовал, с одной стороны, укреплению феодальной земельной собственности, с другой - укреплению крес тьянского мулька. Первое было более всего характерно для горских владений.

Феодализм в царстве Серир, таким образом, характеризовался рядом особенностей - медленные и неравномерные темпы развития, устойчивость, а иногда и рост сельской общины, отсутствие крупнособственнического хозяйства феодалов, основанного на барщинном труде, преобладание натуральной ренты, слабые формы.ru внеэкономического принуждения. Огромное влияние имели внешние факторы, прерывавшие естественное развитие феодальных отношений.

Социальная дифференция является причиной столкновений и lal борьбы между представителями сословий, которая протекала в разных формах - бегство, открытое выступление, отказ крестьян от уплаты податей. В целом на всем протяжении своего существования царство Серир оставалось наиболее значительным феодальным ru государственным образованием в Дагестане, где престолонаследие переходило от отца к сыну.

Следует отметить, что среди исследователей до сих пор нет единого мнения о времени и причинах распада государства Серир из aa за отсутствия письменной информации. Однако по ряду косвенных данных можно выяснить факторы, обусловившие смену власти в Серире. Важно отметить, что письменные источники указывают на.m XIII в. как на конечную дату его существования. Персидский источник, относящийся к XIII в., сообщает, как отмечалось, что в «Серире есть обычай, по которому в день нового года падишах идет туда, где находится престол, садится на него, дает обещания, w заключает договоры и приносит обеты». После XIII в. упоминание о Серире в источниках не встречается. Археологические исследования столицы Серира Хумраджа (городище Чинна) также указывают на ww XIII в. как на конечную дату его существования. Следы пожаров и разрушений на городище свидетельствуют о насильственном захвате Хумраджа, положившем, очевидно, конец существованию и самого царства Серир.

Возникает вопрос: когда и какая военно-политическая сила могла посягнуть на столь мощное для своего времени государство и положить конец его существованию? Возможность простого дворцового переворота исключается самим фактом разрушения Хумраджа и прекращением его бытования с XIII в. Нет сообщений и о военном столкновении Серира с соседними государствами. Поэтому единственным фактором, положившим начало распаду Серира в XIII в., выступают монголы. На возможность их влияния на политический кризис в Серире указывает ряд косвенных данных.

По письменным источникам известно, что правители Серира.ru опирались на институты дружины в решении важнейших государственных задач. Как отмечает историк Ибн-Руста, дружина царя Серира выделилась из основной массы соплеменников и жила со своим правителем в отдельном замке. Все дружинники конные и lal хорошо вооруженные. Дружина выполняла внутренние и внешние задачи государства как специальный аппарат внутреннего подавления и принимала участие в войнах и походах.

В этой связи интересно отметить, что военачальники царя Серира ru нередко называются тарханами (тюркский термин, означающий «свободный от налогов»). Исследователь Д. М. Атаев отмечал по этому поводу, что военная прослойка тарханов царя Серира формировалась из числа тюрков-наемников и представляла собой aa подобие мамлюкской гвардии. Информация об участии тюрок в военной экспедиции войск царя Серира против Дербента уже в XI в.

содержится в «Истории Ширвана и Дербента» (Минорский В. Ф.,.m 1963).

В последующие века влияние тюркского элемента на социальную структуру и военную организацию Серира усиливается, что находит подтверждение в различных источниках. Так, в Хунзахе, по w преданиям, был привилегированный род Огузилал. О том, что с огузами предки аварцев имели близкие и разносторонние контакты, могут свидетельствовать сообщения о военной службе огузов у ww серирских царей. В серирской среде огузы составляли довольно многочисленную прослойку;

от местных правителей они получали различные привилегии и знаки внимания. В частности, как полагают, огузам за военную службу выделяли земельные участки на г. Акаро.

Они же основали, согласно преданию, с. Цада (Хунзахский район). А в с. Тануси жили потом ки Огуз-хана, и им принадлежали окрестные земли. Не случайно также отмечаемое исследователями заметное влияние тюркского элемента на местный язык, особенно в области социальной и военной терминологии.

Таким образом, возрастание роли наемников тюрок (тарханов) в социально-экономической жизни Серира на всем протяжении X-XIII вв. находит отражение в различных материалах. Тарханы выступали.ru военачальниками в крепостях, административных центрах и пограничных владениях правителя Серира. Они являлись главным средством борьбы с политикой обособления местных феодалов.

История знает немало примеров, когда тюркские наемники, которых в lal странах Переднего Востока называли мамлюками, из опоры государства превращались в оппозицию и нередко свергали местных правителей. Подобное, очевидно, произошло и в царстве Серир в эпоху монголов, когда местная оппозиция в сговоре с тюрками ru наемниками свергла власть царя Серира и провозгласила новую правящую династию под названием Нуцалы.

Существованию царства Серир пришел конец. Примечательно, что многие правители Аварии в XIV-XV вв., по данным источников, aa имеют тюркское происхождение (Али-Килич, Булач, Байар и др.).

Примечательно также, что с установлением новой династии правителей в Аварии прекращается и существовавшая в Серире.m древняя традиция престолонаследия по прямой линии от отца к сыну.

При новых правителях титул нуцала не передавался от отца к сыну.

Он переходил, как отмечают исследователи, от старейшего в одной ветви к старейшему в другой. Подобная форма передачи власти также w характерна для тюркского мира. И, наконец, сами титулы нуцал, а позже и хан, по мнению исследователей, также имеют монгольское происхождение. Монголо-татарское влияние нашло отражение как в ww социальной терминологии, так и в личных именах жителей Аварии, таких, как Амир, Хан, Бек, Есаул, Кидирбек, Мамма, Елук, Карахан, Кара-Киши, Турулав, Чупан и др. В этой связи примечательны утверждения Рашид ад-Дина, что ильханы привлекали местных эмиров исключительно из «добрых намерений».

Таким образом, возможность решающего влияния монголов в узурпации власти в царстве Серир находит подтверждение в самых различных материалах.

С чуждым характером новой правящей династии Нуцалов для местного общества, очевидно, связано и явно негативное к ним отношение, отразившееся в местных исторических сочинениях. В хронике «Тарихи Дагестан» отмечается, что «правитель (малик) в.ru городе, области Авар, называемом ат-Танус, был неверный: негодный носитель зла, насилия и несчастия по имени Сура-ка, называемый нуцал, - это их обычай давать такое имя и обозначать этим именем своего правителя». При этом важно отметить не только явное lal неприятие автором хроники новой системы правления Нуцалов, но и подчеркнутый им чуждый для местного общества обычай давать имя Нуцал своим правителям, что также указывает на смену власти в Серире ставленниками монголов. Не случайно персидский историк ru Рашид ад-Дин упоминает в своем труде монгольского эмира по имени Нуцал, который вполне мог выступить инициатором смены власти в царстве Серир. Чуждый для местного населения термин нуцал, соответственно, не имеет объяснения и в местных языках.

aa Возможность подобного переворота в царстве Серир и появление новой промонгольской династии правителей Аварии находит отражение и в специфике последующей истории страны.

.m w ww К ВОПРОСУ О ПРОИСХОЖДЕНИИ ИМЕНИ АВАР Представляют интерес сведения о происхождении имени горцев (маарулал) - аварцы. Горцы (маНарулал) - самоназвание аварцев.

Современное название - аварал, аварцы - получило распространение благодаря литературной традиции.

Впервые термин авар встречается в сообщении Ибн-Руста (X в.),.ru где говорится, что царя Серира звали Авар. Следует учесть, что, по мнению академика Н. Я. Марра, у Н. С. Трубецкого, И. Бехтера и др., старое название аварцев, которым называли их и соседние народы, встречалось как halbi, сопоставляемое с кавказским alban греческого lal происхождения.

Из письменных источников известно, что аварцы стали называться подобным именем в довольно позднее время, чуть ли не с XIX в. Как полагают некоторые исследователи, появление термина аварцы может ru быть связано с кочевыми племенами аваров, появившихся из глубин Азии в степях Северного Кавказа в 558 г. Один из аварских вождей Кандих во главе посольства прибыл, как отмечают источники, в aa столицу Византии Константинополь и сообщил императору: «К тебе пришел народ авар - наибольший, наисильнейший из народов. Он может легко отбить и уничтожить врага, поэтому тебе выгодно заключить союз с аварами: в них обретешь ты надежных защитников»

.m (Артамонов М. И., 1962).

В сложной политической обстановке, сложившейся на восточной границе Византийской империи с проникновением различных кочевых народов, авары были выгодными союзниками для Византии, w и она заключила с ними договор, позволив им поселиться на своей территории. Так они оказались на территории нынешней Венгрии, где ww создали новое государственное образование - Аварский каганат, первым правителем которого был их предводитель - каган по имени Баян. На новой родине Аварский каганат окреп и достиг огромного могущества, распространив свою власть на южнорусские степи, подчинив множество славянских и других племен. Аварский каганат окреп настолько, что соперничал и с Византией, его войска во главе с Баяном дохо дили до Константинополя, города, защищенного мощными кре постными стенами. Два столетия спустя Аварский каганат теряет свое могущество. Окончательные удары по каганату нанес в 796 г.

франкский король Карл Великий.

Согласно византийской хронике, последних аваров видели еще в 828 г. на имперском государственном собрании, где они представляли покоренный аварский народ. Представляет интерес ответ пленного.ru авара на вопрос болгарского хана Крума: «Почему были разорены ваши города и ваш народ?» Тот ответил: «В начале из-за ссоры, лишившей кагана верных и правдивых советников, власть попала в руки людей нечестивых. Затем были развращены судьи, которые lal должны были отстаивать перед народом правду, но вместо этого побратились с лицемерными ворами;

обилие вина породило пьянство, и авары, ослабев физически, потеряли и рассудок. Наконец, пошло увлечение торговлей: авары стали торгашами, один обманывал ru другого, брат продавал брата. Это, господин наш, и стало причиной нашего постыдного несчастья».

Уже после падения Аварского каганата в русской летописи (XII в.) говорится: «Почившие яки обре (авары) их же нет ни потомства».

aa Исследователи не без основания отмечают возможность ошибки летописца, говоря, что этот народ бесследно исчез. Может быть, дагестанские авары и есть их потомки, тем более что Дагестан.m расположен вблизи пути передвижения аваров из Азии в Европу в VI в.? И, возможно, поэтому они имеют одинаковые наименования. О вероятной связи дагестанских аварцев с остатками кочевых авар писал известный русский историк XVIII в. В. Н. Татищев.

w Подобную возможность допускал и М. В. Ломоносов. Версия эта популярна в восточной историографии. В этой связи примечательны высказывания Мухаммеда Мурада ар-Рамзи (XIX в.): «Небольшие ww остатки тех кочевых авар и ныне существуют в Дагестане. Они известны своей храбростью и чистосердечием и сохраняют старое название авар».

Этой темы касались известные востоковеды Дж. Маркварт и В. Ф.

Минорский, которые полагали, что часть кочевых авар, око ло 600 г. проходя вблизи Дагестана во время своего продвижения из Азии в Европу, просочилась в горы Дагестана, растворилась в местной среде и дала им свое имя - авары. Венгерский исследователь И. Эрдели также допускает, что кочевники авары, продвигаясь на запад, временно остановились в степях Северного Дагестана и политически подчинили или сделали своим союзником царство Серир. Другой венгерский исследователь - академик Карой Цегледи.ru отрицает всякую связь между аварами и дагестанскими аварцами, поскольку они говорили на исключительно далеких друг от друга языках.

Известный исследователь М. А. Агларов, обобщивший все lal существующие версии об аварах, обоснованно полагает, что о дагестанских аварах невозможно говорить как о прямых остатках кочевых аваров, потому что растворение пришельцев в местной этнической среде означает только лишь участие кочевых аваров в ru этногенезе дагестанских народов. Другое дело, если бы местные народы были бы растворены в среде кочевых аваров, которые дали бы им не только свое имя, но и язык. Тогда можно было бы говорить, что в Дагестане сохранились остатки тех кочевых авар. Возникает вопрос, aa дали ли вообще кочевые авары свое имя дагестанским горцам в прямом смысле, ведь аварцами горцы (маарулал) сами себя никогда раньше не называли. В истории нередки примеры, когда сам себя.m народ называет иначе, чем соседи. Например, венгры в истории и соседям известны как венгры, а сами себя называют мадьярами. Так и горцы - не только сами себя, но и соседи не называли их аварами, грузины называли их леками, лакцы - яруссал, андийцы - хьиндалал, w ахвахцы - гьай-булу (алби), кумыки - тавлу и т. д., но аварцами никто.

Все это позволяет предполагать, что кочевые авары своего имени местному народу, видимо, не дали (Агларов М. А., 2002). Вместе с тем ww сегодня официально маарулал (горцы) называются аварцами, и этот факт требует объяснения. Новое оригинальное толкование этому предлагает М. А. Агларов, который отмечает, что, по авторитетному свидетельству арабского историка Ибн-Руста, царя Серира звали Авар. Поэтому в литературной традиции это имя все чаще используется для означения народа, который когда-то 7. Зак.№1237. подчинялся царю Авару. В книгах с тех пор редко пишут леки, вообще не пишут маарулал, а все чаще их называют аварцы (авары).

Такое перенесение имени человека на целый народ случается довольно часто: от имени хана Узбека происходит название узбеков, хана Ногая - ногайцев, от династии Каджаров - название персов в Дагестане - каджары и т. д. Так и имя царя Серира Авар было использовано для обозначения жителей Серира. Достоверно известно,.ru что народ маарулал аварами называл историк XIV в. Мухаммед Рафи в своем сочинении «Тарихи Дагестан», которое было популярно в регионе как официальная история Дагестана.

С тех пор имя аваров кочевало из книги в книгу, попало в архивы, lal официальные документы, научные издания и т. д. Так, искусственно образованное имя заняло место этнонима, более популярного, чем название маарулал, употребляемое только среди аварцев (самоназвание). В этой связи остается загадкой: почему царя Серира ru нарекли именем Авар? Связано ли это имя с названием тех кочевых авар или это случайное совпадение? Вероятно, нет, потому что граница государства Серир соприкасалась с регионом обитания кочевых аваров в VI в., да и само имя авар чуждо кавказским языкам.

aa И тем не менее причина того, почему имя кочевников стало собственным именем царя Серира, продолжает оставаться загадкой, позволяющей выдвигать различные гипотезы.

.m Большинство исследователей не исключает возможности того, что часть кочевников аваров зашла в горы и установила свою династию, а владетеля Серира нарекли Аваром или царя Серира назвали громким именем воинственных соседей Авар. Нередки примеры, когда у w горцев человека называют по имени соседних народов, например Черкес (черкесы), Орусхан (русский хан) и т. д.

Таким образом, можно заключить, что современное название ww дагестанских маарулал (горцев) - аварцы - один из следов некогда могучего народа, исчезнувшего с исторической арены.

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ФИЛАН Наряду с царством Серир, в древних источниках на территории Дагестана довольно часто упоминается и самостоятельное государственное образование под названием Филан. Интересно также, что в некоторых источниках правителя Серира тоже называют Филан шахом. Очевидно, что новый титул царь Серира мог обрести с.ru включением территории Филана в состав обширных своих владений.

Подобное могло иметь место при непосредственном территориальном соседстве этих двух владений. По вопросу о месте расположения Филана исследователи выдвигают самые различные варианты его lal локализации (Шихсаидов А. Р., 1994). Однако ни одно из этих предположений не имеет соответствующих доказательств. Поэтому наиболее приемлемым вариантом его локализации представляется сопоставление Филана с территорией Андийского общества, которое в ru историческом плане представляет значительный интерес.

Суждения исследователей о происхождении андийцев также далеко не однозначны. Одни исследователи отмечают древние aa местные корни их происхождения. Другие, в частности Е. М.

Шиллинг, сопоставляя культуру, психологию, а также на основании существующего мунинского предания, пришли к заключению, что вся территория по левому берегу Андийского Койсу якобы принадлежала.m жугьут-хану, и столицей ее выступало с. Муни. Известный востоковед В. В. Бартольд отмечает, что предки горских евреев, как они сами утверждают, были переведены сюда ассирийскими и вавилонскими завоевателями. К подобным утверждениям, вероятно, имеют прямое w отношение и надписи ассирийских источников IX в. до н. э. На основании этих источников некоторые исследователи предполагают, ww что Андия (Андиу) в начале VIII в. до н. э. находилась под эгидой восточных владык (юго-западнее Каспия). В торжественной надписи ассирийского царя Саргона II говорится, что он «завоевал страну Телусина-андийца, захватил (в этой стране) 4200 жителей и их скот».

Возможность южного происхождения андийцев и последующего их продвижения в районы горного Дагестана в начале 1-го тыс. до н. э., впервые высказанная исследователем Г. А. Мели кашвили, получает подтверждение в исследованиях Играра Алиева, М. А. Агларова, Л. И. Лаврова и др. При этом прочная связь языкового материала андийцев с остальным кавказским миром обосновывается последующей языковой и культурной ассимиляцией их с местным населением (Агларов М. А., 2002).

Примечательно, что древние, восходящие к Передней Азии корни.ru андийцев и их значительный вклад в историю региона находит подтверждение и в топонимических материалах, которые выходят далеко за пределы места их современного обитания. На их основании исследователь Е. М. Шиллинг приходит к выводу, что «гумбетовские lal аварцы - это бывшие андийцы». А профессор Ш. И. Микаилов отмечает, что почти все наименования аулов, расположенных вниз по среднему течению Андийского Кой су, вплоть до выхода Сулака с гор на равнину, свободно этимологизируются с андийского языка.

ru Эти факты могут свидетельствовать о том, что в историческом прошлом андийцы, возможно, занимали более обширную территорию, которая впоследствии и выступала самостоятельным политическим объединением, известным под названием Филан. Подобное aa предположение подкрепляется и археологическими исследованиями Андийского региона. Андийцы издревле населяют обширную котловину, образуемую отрогами Андийского хребта, которая.m изолирована от остальной части горного Дагестана и сопредельных областей почти отвесными склонами гор, достигавшими более 2000 м над уровнем моря, и была труднодоступна для неприятеля.

Проникнуть в этот район было возможно тремя путями. Одним из них w является Мунинское ущелье протяженностью до 5 км, которое прорезает отрог хребта с юга на север, со стороны Андийского Койсу.

Река Унсатлен, протекающая по узкому ущелью, исключает ww возможность свободного проникновения в Андию этим путем.

Мощная шестиэтажная сторожевая башня, возведенная у самого входа в ущелье со стороны с. Муни, давала возможность заблаговременно предупредить о вторжении неприятеля. Она являлась звеном в цепи сторожевых башен, возведенных местными правителями на расстоянии зрительной связи по всей длине Андийского Койсу, служившей одним из древнейших путей для проникновения в глубь Аварии.

Со стороны Ичкерии в Андию можно попасть через Хо рочоевское ущелье протяженностью до 40 км. Как и Мунинское, оно имеет отвесные высокие склоны и незначительную ширину. В случае военной опасности доступ через ущелье также легко мог быть закрыт.

Наиболее легким и удобным путем для проникновения в Андию,.ru особенно при движении больших масс людей, служит дорога, проходящая через Андийские ворота. Ворота являются естественным проломом в отвесных отрогах хребта, ограждающего Андию с севера, со стороны Гумбета и Салатавии. Преувеличенное значение этих lal ворот, называемых местным населением знаменитыми, не лишено исторической основы, поскольку многие иноземные вторжения, отразившиеся в местных хрониках и народных преданиях, осуществлены этим путем. О важности этих ворот для судеб андийцев ru свидетельствуют и остатки мощных оборонительных сооружений, которые были возведены здесь в древности с целью закрытия входа в Андию.

О существовании остатков оборонительных стен у Андийских aa ворот известно давно. Они впервые упоминаются в исследованиях М.

А. Агларова, посвященных поселениям андийской группы народов.

Тщательное изучение Андийских ворот и сохранившихся здесь.m остатков оборонительных сооружений показало, что от ближайшего с.

Риквани к воротам ведет горная тропа протяженностью около 10 км.

Она тянется по склонам пересеченного рельефа до перевала, достигающего более 2300 м над уровнем моря. В настоящее время w тропа используется главным образом чабанами при перегоне скота с плоскости на альпийские луга.

Остатки оборонительных сооружений в виде нагромождений ww каменных развалов протянулись по самому гребню перевала, между боковыми склонами хребта, образовавшими пролом под названием Андийских ворот. Сразу же за остатками стен в сторону Гумбета склон довольно круто опускается вниз. Несмотря на значительную разрушенность бытовавших здесь в древки ности оборонительных стен и башен остатки их рельефа просле живаются на всем протяжении. Отсутствие удобных подъездных путей для выборки скопившегося здесь строительного камня со следами легкой обработки и является причиной того, что после разрушения, учиненного врагом, их остатки были подвластны только времени и разрушительным силам природы.

Остатки стен берут начало от вертикального среза хребта с.ru восточной стороны пролома. До противоположного среза хребта стена тянется, образуя три зигзагообразных отреза. На первом отрезке протяженностью 30 м она была возведена по относительно горизонтальной поверхности. Затем, свернув на северо-запад, она lal протянулась на 140 м между выступами скальных обнажений. И на последнем отрезке длиной около 50 м стена, вновь свернув на запад, тянется вверх и упирается в противоположный склон хребта. Общая ее протяженность составляет около 220 м, а высота на наиболее ru сохранившихся участках достигает 3 м.

Конструктивные особенности стены на всем ее протяжении определены оборонительными функциями того или иного отрезка.

Наиболее уязвимым участком здесь является начальный отрезок aa стены, который не имеет перед собой естественных препятствий. На этом участке, по сведениям старожилов, находились и ворота, скрип которых якобы был слышен по всей Андии. Показательно, что и.m современная горная тропа со стороны Гумбета подходит к стене именно на этом участке. Стена на этом участке достигает 4-метровой толщины и возведена методом панцирной кладки без применения скрепляющего раствора. В 15 м от начала стены, на месте пересечения w ее дорогой сохранились остатки кладки, выходящие за обе ее стороны на 2 м. В толще их прослеживается проход шириной в 2 м. Утолщение стены у прохода свидетельствует о важности этого участка обороны, ww где между башнями находились остатки укрепленного въезда. В конце отрезка стены сохранились остатки четырехугольного сооружения размерами 5 х 4 м, которое, видимо, служило караульным помещением или жилой привратной башней.

К северо-западу от остатков жилого сооружения оборонительная стена упирается в массивную скалу шириной около 8 и высотой до м. Скала имеет отвесную наружную сторону и спе циально включена в общую линию обороны. По верху скальных обнажений стена тянется к боевой башне округлой формы диаметром около 10 м. Повторяя ломаные очертания наружных скал через 120 м, стена примыкает ко второй башне, также округлой формы диаметром 12 м. На всем протяжении стен перед ними сохранились следы добычи камня. Превратив этот участок в своего рода карьер, строители не только добывали здесь камень, но и искусственно.ru увеличили высоту оборонительных стен. Использование защитных данных рельефа на этом направлении является свидетельством высокого мастерства строителей и умелого решения фортификационных задач в сложных условиях горного рельефа.

lal Усиление обороны на этом отрезке, дополнительно укрепленного оборонительными стенами с двумя боевыми башнями, обусловлено требованиями защиты подступов к воротам. Для этого изменено и направление стены с тем, чтобы дорога к выезду шла параллельно ru оборонительным сооружениям. Это давало возможность обороняющимся держать дорогу под боковым обстрелом.

На последнем отрезке стена тянется вверх по крутому склону и упирается в обрывистый противоположный срез хребта. При aa мечательно, что перед стеной здесь были сооружены земляные рвы и валы протяженностью 50 м, которые увеличивали глубину обороны на этом участке. Мощными узлами в обороне ворот выступают и боевые.m башни, которые, в отличие от общепринятых фортификационных норм, связаны со стенами единой кладкой. Возведенные на прочной скальной основе стены и связанные с ними башни не могли быть разрушены стенобитной техникой. Общая пересеченность рельефа w перед ними исключала возможность доставки и использования здесь стенобитной техники.

К укреплениям Андийских ворот относятся и завалы еще одного ww сооружения жилого характера, сохранившиеся несколько в стороне от стен. По контурам сохранившихся стен его размеры составляют 10 х м. Подобная площадь указывает на караульное его назначение, в нем, возможно, располагались стражники при непосредственной угрозе вторжения врага.

Источниками, дающими возможность судить о времени сооружения Андийских ворот, являются сам памятник, его фор тификационные и конструктивные особенности, а также некоторые устные предания. Несмотря на противоречивый характер преданий, связанных с Андийскими воротами, они все же несут в себе отголоски исторических событий и поэтому представляют значительный интерес, тем более что других источников по древней истории Андии нет (Агларов М. А., 1988).

Некоторые устные традиции связывают строительство Андийских.ru ворот с именем легендарного Шамиля. Однако Шамиль имел к ним лишь косвенное отношение. На всем протяжении в толще оборонительных стен и башен здесь сохранилось пять воронкообразных углублений, которые, по рассказам старожилов, lal служили своего рода ложами для шамилевских пушек, направленных против двигавшихся в Андию войск царского генерала М. С.

Воронцова. Однако связывать их строительство с Кавказской войной, как это имеет место в некоторых устных традициях, будет неверно.

ru Например Иван Загурский, проходивший через эти ворота, будучи пленным, в 1842 г. писал: «На следующий день мы двинулись по дороге, ведущей к границам Андийского и Гумбетовского обществ.

Здесь непроходимые скалы, разделяющие эти два общества, aa представляют обширный пролом, сложенный завалами, так что в этом месте едва может пройти одна вьючая лошадь. Это исторические Андийские ворота, открывающие собой вход в ущелье».

.m Об этих завалах, но не о стенах и башнях, сообщает и граф М. С.

Воронцов. Поэтому очевидно, что оборонительные стены Шамиль не сооружал, так как к началу Кавказской войны она уже была в развалинах.

w Некоторые предания гласят, что ворота были якобы укреплены неким монгольским ханом Елуком. Став ханом Андии, говорится в предании, он покорил местную родовую знать Бич1-онал и укрепил ww Андийские ворота, построив крепостную стену против Тимура, двигавшегося со стороны Гумбета. Тимур якобы простоял у Андийских ворот семь дней. Противники Елука показали ему другую дорогу, и он, ворвавшись в Андию, единым ударом разрушил возвысившийся дом Елука. Андия не знала более могущественных правителей. С этого времени род Елуков полу чил иное название у окружающего населения - Вагъашадул, т. е.


«потерпевшие».

Пребывание в Андии как ранних монгольских отрядов в XIII в., так и войск Тимура в конце XIV в. подтверждается письменными источниками (Магомедов М. Г., 1997). Если учесть характерную быстроту и внезапность движения войск Тимура и расстояние от Гумбета до Андийских ворот (30 км), то сооружение массивных стен.ru Елуком за короткий промежуток времени было, очевидно, невозможно. Поэтому представляется, что Елук укрепил существовавшие до него оборонительные стены Андийских ворот. Об этом говорят капитальность и прочность остатков стен, в которых не lal чувствуется и намека на поспешность их строительства.

В предании, отражающем более древнюю и, по-видимому, более реальную историю строительства Андийских ворот, говорится, что основателем с. Анди были царь (шагьи-шагь) Ануш и Уллубий ru Харчи. Из предания далее следует, что Ануш не только основал с.

Анди, но и возвел вокруг него высокую белокаменную стену. У ворот установил высеченное из камня изображение орла и меча;

камни с подобными изображениями были установлены и по границе aa Андийских владений (Агларов М. А., 2002).

Исходя из этих сообщений, можно заключить, что Ануш и был тем владетелем, который не только основал с. Анди, установил.m границы своих владений, но и укрепил Андийские ворота, воздвигнув здесь мощные оборонительные сооружения.

Последняя часть предания, связанная со строительной дея тельностью Ануша и восходящая к раннесредневековой истории w Андии, вполне согласуется с археологическими и иными данными, отражающими возможное время строительства оборонительных стен у Андийских ворот.

ww Стратегическая важность этого прохода для судеб населения Андии находит отражение в массивности и тщательности возве денных здесь оборонительных сооружений. Выполнение такого объема работ с максимальным соблюдением норм древнего фор тификационного искусства и в столь неблагоприятных естественных условиях могло быть осуществлено только при наличии в Андии достаточно сильной политической власти. После мон гольских нашествий Андия не знает такой сильной власти, способной выполнить подобный объем строительных работ. Следовательно, стены могут иметь более древнее, скорее всего, ранне-средневековое происхождение.

В какое же конкретное время они могли быть возведены? Изу чение подобных памятников свидетельствует, что интенсивное их строительство в Дагестане относится исключительно к эпохе раннего.ru средневековья, к VI—VIII вв. н. э. Их возводили для защиты раннефеодальных владений Дагестана от вторжения соседей, и осо бенно кочевых племен со стороны Прикаспийской низменности.

Андийские стены, по-видимому, и были возведены одним из lal владетелей раннефеодального Дагестана, возможно, AiryuieM, под властью которого, согласно преданию, находилась территория Андийского общества. К этому периоду относятся и сообщения источников о бытовании в Дагестане целого ряда самостоятельных ru раннефеодальных владений. В этой связи интересно отметить, что, наряду со строительной деятельностью Сасанидско-го Ирана по укреплению северных границ империи, источники указывают и на строительные мероприятия местных владетелей. Аббас-Кули aa Бакиханов пишет, ссылаясь на Омар бин-Верды, что, кроме ворот Баб а ль-Абваб (Дербента), построенных Ануширва-ном в Прикаспий и преграждающих путь хазарам, абвабы (ворота) находятся и в ущельях.m Кайтагских (Кавказских) гор, как-то: Баб-Цул (Сул), Баб-Алан, Баб Сарбан, Баб-Лазика, Баб-Себжен, Баб-Сагир, Баб-Филан-шах, Баб Каруман-шах, Баб-Иран-шах и Баб-Миран-шах. А так как Дербент стоит на большой дороге и важнее всех укреплений, то поэтому он w называется Баб-аль-Абваб («Ворота ворот»). Аналогичные сведения с небольшими изменениями мы встречаем и у древнего историка Ибн Хордадбека в его «Книге путей и царств». И важно, что эти сведения ww находят подтверждение и в археологических исследованиях, позволивших выявить многочисленные остатки оборонительных сооружений и укрепленных пунктов, возведенных у естественных проходов, ведущих из Прикаспия в горные районы Дагестана.

Возведение подобных оборонительных сооружений и укрепление границ для местных владетелей было особенно необходи мо в силу географического расположения Дагестана, где завязывался сложный узел взаимоотношений с объединениями кочевников.

Поэтому Дагестан представлял собой важный рубеж в общей системе обороны региона. Являясь своего рода аванпостами в системе его обороны, раннефеодальные владения Дагестана в первую очередь были подвержены нашествиям кочевых племен, продвигавшихся по Прикаспию в страны Древнего Востока. Реальная опасность.ru вторжения кочевников и диктовала необходимость тщательного укрепления возможных путей их проникновения в горы. Следствием этого были, как отмечают источники, повсеместные и фандиозные строительные работы по укреплению естественных проходов по всему lal Кавказу и в Дагестане в частности.

И не случайно, что, наряду со строительными мероприятиями иранских правителей, источники отмечают и укрепленные пункты Дагестана. Более того, они преподносят эти укрепления как ru Сасанидские творения. Очевидно, что подобные сообщения источников свидетельствуют о важной роли Дагестана в страте гической политике Ирана на Кавказе. Позиция местных владетелей в борьбе с кочевым миром имела важное значение в успехе политики aa Ирана. Источники не случайно указывают, что «Хос-рои (персидские цари) прилагают большую заботу к этой пограничной местности и не ослабляют наблюдения за ее положением вследствие великой.m опасности с этой стороны и сильной боязни ее». Местные владетели занимали ключевые позиции на северных границах Сасанидского Ирана. Как пишет Истахри, «они многочисленны и сильны и есть у них как конница, так и пехота». Поэтому очевидно, что без w дружеского расположения местных владетелей строительные усилия Ирана в Прикаспий не были бы успешными. Местные правители могли, преодолев горные тропы Дагестана, совместно с кочевниками ww появиться в тылу Дербента и вторгнуться в пределы Ирана (Минорский В. Ф., 1963).

О жизненно важном значении для Сасанидов союза с владетелями Дагестана видно из того, что они вводят местную знать в систему персидской иерархии, раздают им громкие титулы шахов. Вероятно, что правитель Андии также получил не только титул шаха, но и имя Ануш под влиянием Сасанидов. Добившись жизненно необ ходимого дружественного расположения местных владетелей, Саса ниды были, соответственно, заинтересованы и в укреплении прохо дов, ведущих в горы. О большом доверии владетелей Ирана и Даге стана друг к другу, а возможно, и о династических их связях, сви детельствует тот факт, что когда империя Сасанидов разваливалась под ударами арабов, последний их шах Ездеджерд, как пишет древний историк Масуди, отправил золотой трон и свое имущество в страну.ru Сахиб ас-Серир для сохранения его там в безопасности.

Таким образом, судя по источникам, между Сасанидским Ираном и владетелями Дагестана существовал прочный союз, направленный против кочевников. Как свидетельствуют археологические исследования, в этот период в Дагестане также повсеместно возво lal дятся крепостные сооружения с увеличенным запасом прочности, не характерным для последующих строительных традиций.

Судя но конструктивным особенностям, стены Андийских ворот были возведены одним из раннефеодальных владетелей, чтобы ru противостоять захватническим устремлениям кочевников и соседних правителей.

В целом изолированная и замкнутая Андия, очевидно, являлась aa одним из владений во главе с шахом Анушем, который устанавливал границы государства и возводил оборонительные стены у Андийских ворот. 200 лет его царствования (по преданиям), видимо, следует рассматривать как время правления династии дома Ануша, который,.m возможно, и носил титул Филан-шаха.

Общего мнения по вопросу о локализации Филана нет. Одни исследователи считают, что Филан - это общество Кель. В. Ф.

Минорский и вслед за ним В. М. Бейлис помещают Филан в Южном w Дагестане, в районе между Восточным Шекки и Саму-ром, где расположенно с. Филя, созвучное якобы с названием Филан. М. И.

Артамонов полагает, что Филан - это Казикумух-ское владение. Ряд ww исследователей сопоставляет Филан с политическим образованием Шандан, известным впоследствии под названием Акуша-Дарго.

Однако все эти версии не имеют под собой доказательной базы.

Поэтому локализация Филана на территории Андии является более предпочтительной, поскольку это находит подтверждение в археологических материалах и в письменных источниках.

Следует также отметить, что в одних сведениях, например у Ибн Хордадбека, Филан упоминается рядом с Сериром, что отражает территориальное соседство этих владений. А в некоторых случаях Филан располагают рядом с Сериром и Аланией. Если учесть, что аланы находились к северу от Серира, то Филан мог быть к северо западу от него, т. е. на территории современной Андии. Подобная его локализация подтверждается, если проследить и маршрут посланца из.ru Тифлиса к владетелю Серира. Интересно, что от аланов посланец по пути в Серир попадает сначала к Филаи-шаху, а затем к правителю Серира. А при локализации Филана в районе.между Восточным Шекки и Самуром возникает вопрос: как мог царь Серира, который, lal как пишет Масуди, носит титул Филан-шаха, захватить владения, располагавшиеся к югу от самостоятельных государственных образований Табасарана и Кайтага?

Скорее всего, царь Серира мог овладеть территорией, распо ru лагавшейся рядом, в Андии, и принять, как указывают источники, титул Филан-шаха. Некоторые источники не проводят различия между ними и часто называют владетеля Серира Филан-шахом. В этой связи интересно отметить, что андийская группа населения, aa прекрасно владея аварским языком, употребляет в быту и свой андийский диалект, что также отражает былую, и, возможно, дли тельную, обособленность этого народа до присоединения к Сериру.


.m Таким образом, андийцы - выходцы из районов Юго-Западного Прикаспия - в начале 1-го тыс. до н. э. обосновались на территории современного их обитания. С образованием государства Кавказская Албания они являлись ее составной частью и, судя по топонимике, w занимали более значительные территории. С распадом Кавказской Албании андийцы, как и другие народы Дагестана, создают собственное государство под названием Филан. С усилением царства ww Серир Филан как и другие владения, оказался в составе этого государственного образования, границы которого расширились в IX-X вв. и охватывали территорию, как отмечают источники, между Грузией, Кипчаком и Ширваном. С этого времени царь Серира и стал, очевидно, обладателем территории Андии и получил титул Филан шаха.

ПРОНИКНОВЕНИЕ МИРОВЫХ РЕЛИГИЙ В АВАРИЮ Религиозные представления народов Дагестана до формиро вания классовых отношений и сложения государственных обра зований прослеживаются, как уже отмечалось, по археологиче ским исследованиям погребальных сооружений и наскальных изображений. Они свидетельствуют о языческих представлениях.ru древних людей, которые верили в продолжение загробной жизни.

Местные народы, в том числе и аварцы, обожествляли силы при роды, небесные светила, практиковались и человеческие жертво приношения и т. д. В могилу клались вещи, которые могли пона lal добиться покойнику в «загробном мире». Важное место в веро ваниях занимал культ огня, которому приписывали магическую очистительную силу (Гаджиев М. Г., 1991).

В археологических материалах представлены выразительные ru следы языческих культов (солярные знаки, женские глиняные статуэтки, знаки плодородия, изображения пашни, быков, повозок, охотничьих сцен и т. д.). Особое значение, как и для всего aa Кавказа, приобретает культ предков, считавшихся покровите лями домашнего очага.

Специфику религий местных народов, оказавшихся в составе новых политических образований, воссоздают не только архе.m ологические материалы, но и сведения письменных источников.

О религии основной массы местных народов, вошедших в начале VII в. в состав обширного Хазарского каганата, сообщает Ибн Хаукаль, который отмечает, что «...царь Хазарии и приближен w ные его - иудеи, а большая часть обычаев их - обычаи язычни ков». О том, что «все остальные народы Хазарии исповедуют язы ww ческую веру», сообщает также Ибн-Руста, Гардизи, Димашки и др.

А наиболее компетентный историк Кавказской Албании Моисей Каганкатваци дает и наиболее полное описание религии гуннов (Варачана). Гунны, как отмечает Каганкатваци, обожествляли все творения природы, которые в их глазах казались удивительными. Они приносили жертву солнцу, луне, огню, воде, поклонялись некоторым богам путей. Особым почитанием у них пользовался бог неба и света Тенгри-хан, которому приносили в жертву коней, кровь которых «поливали вокруг священных деревьев, а голову и кожу вешали на сучья». По имени этот бог соответствует владыке неба Тенгри, известному всем кочевникам Евразии. Символические изображения культа единого божества Тенгри -солнечные амулеты носили жители Варачана и были широко распространены по всему Хазарскому каганату.

Кроме священных деревьев и рощ, у гуннов были капища и идолы,.ru а также служители культа: жрецы, чародеи и знахари. Гунны язычники устраивали, как отмечает Каганкатваци, «дикие пляски и битвы на мечах в нагом состоянии», и все это сопровождалось звоном и грохотом барабанов (Моисей Каганкатваци, 1861).

lal В характерных формах жертвоприношений и идолопоклонства язычество было распространено не только среди гуннов, но и других народов, осевших в Прикаспий. Еще в IX-X вв. значительная часть местного населения продолжала исповедовать старую языческую ru религию. Широко распространившимся культом солнца и огня среди местного населения можно объяснить и специфику культурных отложений исследованных здесь городищ. Так, на Урцекском городище (Варачане) сохранились массивные курганообразные aa зольники. Они свидетельствуют о почитании огня их обитателями.

Очаг был священным местом и для местных народов, поэтому выкид из него собирали в особые для каждого жилища кучи или в общие.m зольники. С языческими культами связаны и использовавшиеся в качестве талисманов кабаньи клыки - ангоны, а также зубы собаки и волка, в том числе и просверленные. Среди украшений нередки также и амулеты в виде фигурок коня, птицы, мышки, маски, выявленные на w иследованных могильниках (Магомедов М. Г., 1983). Осевшие в Прикаспий кочевники, как и местные народы, верили в загробную жизнь, которая являлась для них продолжением земной. Поэтому они ww клали в могилу и вещи покойника (оружие, украшения), принадлежавшие ему при жизни. А наиболее богатых покойников сопровождают в загробную жизнь и кони, захоронения которых производились непосредственно перед погребальной камерой.

Таким образом, языческие верования местных народов и кочевников, засвидетельствованные в письменных источниках, находят подтверждение в самых разнообразных археологических материалах и до сих пор сохранились в этнографической действительности народов Аварии. Здесь и поныне практикуется древний обряд вызывания дождя, поклонение священным деревьям и рощам, а также установка черепов на столбах жилых домов и др.

.ru Социально-экономическое развитие местных народов повлекло за собой и соответствующие изменения в духовной жизни общества.

Многочисленные языческие верования уже не соответствовали социально-экономической структуре народов Кавказской Албании.

lal По сообщениям источников, в Прикаспий столкнулись интересы мировых религий (христианства, ислама и иудаизма), стремившихся подчинить местные и особенно кочевые народы своим политическим интересам. Проникновению новых религий в Хазарию способствовали ru широкие связи с внешним миром, а также известная веротерпимость, характерная для языческой идеологии и культов. Наиболее стабильно распространялось в Кавказской Албании IV в. христианство. Успехи закавказских миссионеров находят подтверждение и в остатках aa христианских древностей, особенно церквей, сохранившихся на территории Верхнечирюртовского городища хазарской эпохи. Здеь выявлены остатки четырех церквей, возведенных из рваного камня.

.m Они имели форму вытянутых к востоку четырехугольников размерами около 15 х 7,5 м. В них сохранились остатки алтарных постаментов, а также обломки различных по размерам крестов, вырезанных из песчаника.

w Церкви датируются VI-VIII вв. и примечательны тем, что выступают наиболее древними остатками христианских памятников на территории Северного Кавказа. В устройстве церквей, их алтарных ww постаментов, а также крестов отразились каноны раннесредневекового христианского зодчества, уходящие своими корнями в страны Закавказья.

Процесс христианизации населения Прикаспия находит отражение и в различных предметах декоративно-прикладного искусства. Ярким подтверждением распространения здесь вместе с христианством и культа богородицы является оригинальная бронзовая подвеска (медальон) с изображением на фоне креста женщины с младенцем на руках. Христианские сюжеты и символы находят воплощение и в различных предметах погребального инвентаря.

Оригинальным среди них является золотой крест, изготовленный с большим мастерством с применением техники зерни (Магомедов М.

.ru Г., 1983).

Выяснению путей и времени распространения христианства в Дагестане во многом способствуют сообщения древних письменных источников. Из сообщений Моисея Каганкатваци, Моисея Хоренского lal и др. древних историков и географов известно, что уже первые волны кочевников, вторгшиеся в Кавказскую Албанию в начале 1-го тыс. н.

э., встретили здесь не только ожесточенное сопротивление местных народов, но и натолкнулись на упорные попытки подчинения их ru интересам закавказских и византийских правителей. Наиболее испытанным средством в подобных попытках выступала христианская религия, которая уже в 303 г. становится государственной религией Армении.

aa С IV в. христианство, как уже отмечалось, господствовало и в Кавказской Албании. Албанская церковь находилась в зависимости от армянской, и поэтому в Партаве, куда после вторжения кочевников в.m северные районы Албании была перенесена резиденция албанских царей, была основана кафедра армянского католикоса.

Активным центром распространения христианской религии среди кочевников Приморского Дагестана выступал и Дербент, в котором до w середины VI в. существовал патриарший престол. Причем патриарший дворец продолжал существовать в Дербенте и при арабах, хотя престол и был перенесен в Партав. Поэтому армянские и ww албанские монофизитские церкви и являлись основными очагами распространения христианства среди кочевников, осевших в Приморском Дагестане.

Наиболее ранние сведения о попытках христианизации кочевников содержатся в «Истории армян» Фавстоса Бузанда. По его сообщениям, относящимся к концу IV в., молодой армянский 8. Зк.»1Ю7. епископ Григорис «представился маскутскому царю, повелителю многочисленных войск гуннов, встал перед ним и стал проповедовать христианское евангелие... Сперва они послушались, приняли и подчинились». Однако вскоре они отказались от христианства, «поймали дикого коня, привязали юного Григориса к хвосту его и пустили по полю Ватнеан, вдоль берега моря».

Место этих трагических событий локализуется в источниках.ru недалеко от Дербента у с. Белиджи. Народное предание также связывает эту местность с именем святого Григориса. Здесь позднее была сооружена и специальная часовня для богомольцев. Несмотря на неудачу первых попыток христианизации кочевников, деятельность lal армянских и албанских миссионеров в Приморском Дагестане продолжалась. Судя по источникам, епископ Кардост и возглавляемое им посольство из семи священников пробыли в «земле гуннов» 14 лет и провели здесь целый ряд мероприятий и даже выпустили в 544 г.

ru писание на гуннском языке. Сменивший Кардоста армянский епископ Макар занялся здесь и церковным строительством. Яркое описание миссионерской деятельности среди народов, объединенных в составе царства гуннов и хазар, дает Моисей Каганкатваци. В своей «Истории aa агван» он отмечает, что епископ «Исраиль многие страны хазаров и гуннов обратил в христианство». Поэтому не случайно, что остатки Верхнечирюртовских церквей имеют многочисленные аналогии с.m остатками христианского зодчества Закавказья, где представлены известные в христианском мире нормы церковного строительства.

Семена христианства, посеянные миссионерами в Прикаспий, пустили здесь глубокие корни. Новая религия не только прижилась w среди местного населения, но и, как будет прослежено далее, проникла отсюда в горные районы Дагестана.

Наряду с христианством, в Прикаспий получила распространение ww и иудейская религия. По сообщению Масуди, иудейство сделалось главенствующей в Хазарии со времен халифа Харуна ар-Рашида (763 809). О принятии новой религии хазарским каганом и его приближенными сообщает ряд источников. По версии кагана Иосифа, первого хазарского князя, принявше го иудейство, звали Буланом. Чтобы добыть необходимые для постройки храма средства. Булан, по сообщению Иосифа, предпринял набег на Закавказье. С этой целью он опустошил Арде-биль в центре Албании и захватил большую добычу, благодаря чему приобрел предметы иудейского культа. Однако эта ранняя попытка ввести иудейство в Древней Хазарии окончилась неудачей. Археологические исследования также не находят подтверждения возможности.ru распространения иудейства в Древней Хазарии - в Приморском Дагестане VI-VIII вв.

Однако в этой связи интересно отметить, что некоторые селения в Аварии в местных хрониках и в народе называют джу-гутскими lal (еврейскими) Зубутль, Аракани, Муни и др. Существуют так называемые еврейские кварталы в ряде селений и в горной части Дагестана, хотя жители этих селений и кварталов не имеют этнических связей с еврейско-татским населением Кавказа. А между ru тем упорно сохраняющиеся в народе традиции называть жителей этих селений евреями должны иметь под собою реальные причины.

Возможно, это связано с принятием хазарами иудейской религии. Как известно, вытесненные арабами из Прикаспия на Волгу и Дон хазары, aa чтобы положить конец религиозным притязаниям Византии и Арабского халифата, приняли в начале IX в. иудейскую религию.

Хотя новую веру исповедовали сам каган и его приближенные, но.m самого факта принятия ими иудейской религии было, очевидно, достаточно, чтобы окружающий мир стал называть хазарское население еврейским.

К концу XII в. под ударами новых объединений кочевников w Хазарское государство перестало существовать и растворилось в окружающей среде. Оставшиеся хазары покинули разоренную страну в Юго-Восточной Европе и переселились частично в Крым, Грузию и ww Хорезм. Многие из них возвращаются и на древнюю свою родину - в Дагестан. Еще в XII в. о дербентских хазарах сообщают грузинские летописи. А в XIII в. Плане Карпини упоминает хазар, придерживающихся иудейства на Северном Кавказе. Возможно, что с возвращением части хазар в Дагестан и связано возникновение некоторых из этих селений, жителей которых называют евреями.

И, наконец, не прослежены в Древней Хазарии и следы мусульманства. Первые попытки навязать мусульманство хазарам связаны с походами арабов во главе с Мерваном в 737 г. Однако после похода Мервана хазарский каган и его приближенные отказались от религии своих врагов, с которыми воевали почти сто лет.

Древняя Хазария была злейшим врагом Арабского халифата, и поэтому в пределы страны ислам не мог проникнуть ранее VIII в.

.ru Распространение новой религии в Хазарии связано с массовой миграцией мусульман из Средней Азии и мирными отношениями, установившимися между хазарами и арабами в конце VIII в. СIX в.

мусульманское население обосновывается и в городе Семендере. Как lal сообщает Ибн-Хаукаль, Семендер до разрушения его русами (965) «населяли мусульмане и другие, и в городе у них были мечети, у христиан - храмы, а у иудеев - синагоги». Об этом же пишет и аль Истахри: «В Семендере множество мусульман, и у них в этом городе ru мечети». Однако «царь Семендера иудейского вероисповедания и находится в родстве с царем хазар», хотя большинство населения составляли мусульмане и христиане. Эти источники могут свидетельствовать о том, что иудаизм, христианство, мусульманство и aa язычество по-прежнему, и после обращения в иудаизм хазарской социальной верхушки, продолжали борьбу за приоритет не только в Хазарии, но и в других районах Дагестана.

.m До сего времени остаются слабо изученными и вопросы о времени и путях проникновения христианской и мусульманской религий и в горные районы Аварии. При решении вопросов об истоках христианства исследователи исходили в основном из анализа w древнегрузинских надписей, сохранившихся на крестах и других памятниках, выявленных в горных районах Аварии (Атаев Д. М., 1963). Односторонняя ориентация исследователей на подобные ww памятники мешала и определению четких хронологических рамок распространения здесь новой религии.

О раннем, не связанном с грузинской церковью, проникновении христианства в горы довольно убедительно свидетельствуют письменные источники. Например Масуди писал, что царь Серира христианин. Религиозные представления жителей Серира отразились и в описании похороного обряда, который дает Ибн-Руста:

«Все обитатели крепости - христиане, а все остальные жители страны - язычники... Все они поклонялись высохшей голове. Когда кто нибудь из них умрет, они кладут его на носилки и выносят на открытое место, где оставляют его на три дня. Затем жители садятся на коней и облачаются в панцири и кольчуги... Со своими конями они.ru устремляются на мертвое тело. Они кружатся вокруг носилок, направляя коня на тело, но не пронзая его». Далее Ибн-Руста отмечает, что обитатели замка, подвластные царя Серира, христиане.

Распространение новой религии в горах Дагестана, и особенно в lal царстве Серир, выступавшем наследником христианской Албании, документируют не только письменные источники, но и остатки христианских памятников, крестов, а также сохранившиеся здесь христианские могильники. Как отмечают исследователи, в горных ru районах Аварии существовали и древние христианские храмы. Один из них под названием Датуна сохранился в Шамильском районе до наших дней. Остатки другого храма исследованы археологами на горе Акаро вблизи Хунзаха. Эти христианские древности, выявленные в aa высокогорных районах Аварии, и особенно кресты с древнегрузинскими надписями, отражают не только былые позиции, но и относительно длительное существование новой религии, которая.m насаждалась здесь начиная с IV в. вплоть до XIV в.

Уточнению времени и путей проникновения христианства в горы Дагестана способствуют археологические материалы. Наиболее выразительными среди них являются христианские могильники VIII w X вв., сохранившиеся вблизи сел Урада, Тидиб, Хунзах, Галла, Тинди, Кванада, Ругуджа и др. (Шихсаидов А. Р., 1994). Не отрицая более позднего вклада Грузии в процесс христианизации народов горного ww Дагестана, в целом отметим, что новые археологические материалы позволяют пересмотреть существующие суждения по этому вопросу.

Остатки церковного строительства, исследованные в Приморском Дагестане, свидетельствуют о распространении здесь христианства уже в VI-VII вв. Очевидно, что в горы Дагестана идеи новой религии могли проникать не только со стороны Грузии. Дело в том, что Грузия до XII—XIII вв. не располагала политическими предпосылками для активной мис сионерской деятельности. Поэтому проникновение новой религии в горы на ранних этапах происходило через внутридагестан-ские коммуникации из самой Албании, принявшей христианство в качестве государственной религии уже в IV в.

.ru А на последующем этапе активизация христианства в Дагестане может быть связана с Грузией, о чем свидетельствуют кресты с древнегрузинскими надписями, датируемыми XII-XIV вв. К XIV в.

относится и христианский могильник, исследованный в окресностях с.

lal Кудали Гунибского района, где сохранились и остатки крепости XIII—XIV вв. Примечательно, что захоронения на могильнике, связанном с крепостью, произведены с нательными крестами.

Достижения христианства в горах Дагестана отражают, как уже ru отмечалось, Датунская церковь, а также церковь на вершине горы Акаро у Хунзаха, сооружение которых связано с деятельностью грузинских миссионеров. Таким образом, судя по хронологии исследованных христианских памятников, в Аварии уже aa существовали очаги новой религии и, соответственно, были созданы благоприятные условия для деятельности грузинских миссионеров.

По сообщению грузинских хроник, в XI-XIV вв. христианские храмы.m были в Анцухе, Тенухе, у «народов Хундзи» (Айтберов Т. М., 2000).

В целом весь комплекс выявленных на территории Аварии материалов дает возможность наметить два этапа распространения здесь новой религии. На первом этапе христианство распространяется w в горах с IV в. В царстве Серир, выступившем наследником Кавказской Албании, христианство распространялось через Прикаспий, где на всем протяжении VI-VIII вв. продолжали активную ww деятельность закавказские миссионеры.

На втором этапе - XII-XV вв. - распространение христианства в Аварии связано с активной деятельностью грузинской церкви.

Подобная деятельность особо возросла при царице Тамаре, в годы правления которой предпринимались успешные попытки христианизировать многие северокавказские народы.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.