авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«ww w.m aa ru lal.ru ww w.m aa ru lal ...»

-- [ Страница 5 ] --

В начале августа главная группировка Надир-шаха была уже в ww Кумухе. Отвергнув требования шаха о капитуляции, Сур-хай-хан первым напал на иранцев, но был разбит и отступил под натиском вражеских войск. Сознавая, что конница его сына Мур-тазаали не спасет положения, Сурхай приказал ему отступить в Аварию. Потеряв надежду на успех и понеся большие потери, 12 августа Сурхай-хан вместе с кумухскими старейшинами явился в шахский лагерь с изъявлением покорности.

После сдачи Сурхая с покорностью явился к Надир-шаху и Ахмед хан - уцмий Кайтагский. Добившись капитуляции двух предводителей антииранской борьбы, Надир-шах стал готовиться к продолжению похода на горный Дагестан, чтобы покорить Аварию. Как отмечает английский историк Л. Локкарт, «пока Авария оставалась.ru непокоренной, ключ к Дагестану был в недосягаемости Надир-шаха».

До начала активных действий против Аварии Надир еще надеялся на прибытие аварского нуцала Мухаммед-хана ему на поклон. Не дождавшись его покорности, разъяренный шах приказал войскам lal немедленно перебраться через Казикумухский мост и направиться в Аварию (Сотавов Н. А., 2000).

Грозная опасность, нависшая над Аварией, сплотила местные народы. С посланием о поддержке ко всем народам и джа-маатам ru обратился кадий Пир-Магомед и религиозный руководитель Ибрагим Хаджи Гидатлинский. До этого Ибрагим-Хаджи дважды обращался к Надиру, уговаривая шаха не вести ненужную войну с мусульманами.

Более того, к шаху, судя по преданиям, были направлены послания и aa парламентарии из Андаляла. Дело кончилось их казнью. После этого аидалальский кадий сказал: «Теперь между нами не может быть мира.

Пока рассудок наш не помутится, будем воевать и уничтожим.m вторгшегося врага».

Начало сражения в Андаляле, по планам Надир-шаха, должно было совпасть с наступлением на Аварию отрядов Люфт Али-хана, Гайдар-бека и Джалил-бека через Аймакинское ущелье. Вместе с w ними должен был наступать и шамхал Хасбулат Тарковский.

Усиленная подготовка к решительной битве с Надиром шла и среди горцев Андаляля, на помощь которым стекались отряды со всех ww концов Аварии. В ряды защитников Андаляля вливались добровольцы (гидатлинцы, карахцы, чамаляльцы, богуляльцы, койсубулинцы и др.).

По тылам противника пробирались в Андаляль лакцы, даргинцы, лезгины, табасаранцы и др., а также джарские ополченцы. В Андаляль прибыл и аварский хан со своими отрядами. Грозная опасность, нависшая над Аварией, 11. Зак.№1237. способствовала примирению и согласованным действиям ранее враждовавших между собой местных обществ, которые заключали между собой мирные договоры и также спешили в Андаляль. Они клялись биться за родную землю до последней капли крови. Либо смерть, либо победа - решили питомцы гор.

Для обсуждения создавшегося положения и задач предстоящих сражений с участием авторитетных военачальников и духовных лиц.ru был созван военный совет, определивший детальный план разгрома противника. Оперативное руководство вооруженными силами горцев было возложено на андаляльско-го кадия Пир-Магомеда и Чупалава.

Местом главного сражения было определено поле Хициб ниже lal Согратля. Была выработана и эффективная тактика для достижения цели: сначала угнать иранские табуны и лишить мобильности кавалерию врага, а затем самим неожиданно напасть на персов.

Выполняя этот замысел, горцы угнали значительную часть боевых ru коней, что фактически вывело из строя кавалерию врага. После этих событий развернулось сражение на территории от Аймакинского ущелья до Согратля. Битва началась нападением горцев на 20 тысячный отряд Люфт Али-Хана в Аймакинском ущелье, который aa был почти полностью истреблен, но командующему удалось спастись бегством с поля боя с несколькими сотнями воинов. Такой же участи подвергся 10-тысячный отряд Гайдар-бека, от которого после.m разгрома осталось 500 человек. Почти целиком был уничтожен и 5 тысячный отряд Джалил-бека, который также спасся бегством.

Жестокие сражения с шахскими войсками происходили во многих местах. Крупная победа горцев над отрядами Ага-хана, Мухаммед-Яр w хана и Джалил-хана была одержана в местности Койлюдере. В сражении с горцами был убит Джалил-хан, остальные шахские военачальники спаслись бегством, увлекая за собой оставшихся ww воинов. Победители захватили в плен более 1000 человек, много пушек, боеприпасов и других трофеев.

Решающие битвы в горах Дагестана, в которых участвовали отборные иранские войска, произошли на территории Андаляля.

Военные действия начались нападением шахских войск на аулы Согратль, Мегеб, Обох и Чох, где они встретили подготовленный отпор. Как отмечает турецкий историк Шерефетдин Эрел: «Смо трящие смерти прямо в глаза дагестанцы... стояли, как гранитные скалы...» «Потери с обеих сторон были велики. Особенно ожесто ченный характер битва носила у аулов Мегеб, Обох, Согратль. В селах Андаляля в боях с врагами сражались не только мужчины, но и женщины». Чтобы разбить полчища врага, наличные силы горцев были разбиты на несколько отрядов, которые возглавляли Магомед.ru Кади, Дибир-Муса Согратлинский, Муртазаали - сын Сурхай-хана и др. В бой в урочище Уданив на чохской дороге вступили отряды хунзахских тухумов Дайтилал и Угузилал. В хунзахской песне о битве с Надир-шахом дается детальный перечень участвовавших в lal сражениях джамаатов: голодинцы (джар-цы), гидатлинцы, карахинцы, телетлинцы, келебцы, Дайтилал;

перечисляются и их предводители Hyp-Магомед, Гаджи-Муса, Хочобский Молла и др. Наиболее ожесточенные сражения происходили у селений Чох и Согратль.

ru Сначала защитники Чоха оказались в трудном положении по причине многократного численного превосходства сил врага. На помощь чохцам прибыло подкрепление под командованием Магомед-хана из Согратля, где произошло главное сражение 12 сентября 1741 г. Здесь aa на поле Хициб иранцам был нанесен сокрушительный удар, и они потеряли значительную часть своей непобедимой армии. В результате поражения, нанесенного Надиру в местности Хициб, была одержана.m победа и в сражении под Чохом. Память об этой победе сохранилась в аварской исторической песне. В ней говорится, что...«из-за отсутствия пополнения стали слабеть позиции защитников Чоха».

Надир в диком восторге предвкушал победу. Но вдруг он увидел, что w к последним защитникам подоспели свежие силы, которые являлись последним резервом. В сражение вступили женщины. Это были сестры, жены, матери и дочери защитников Чоха. Сражаясь рядом с ww мужчинами, горянки своей отчаянной самоотверженностью еще больше поднимали дух поредевших защитников Чоха. В это время к мужественным защитникам Чоха стали подходить и добровольческие отряды из других мест. Вовремя подоспевшая помощь и особенно подкрепление под командованием Магомед-хана и опеределили перелом в ходе сражения. Потерпев сокрушительное поражение под Согратлем и Чохом, Надир во избежание полной катастрофы 28 сентября 1741 г.

начал отступление из Аварии. Горцы преследовали воинов шаха, потерявшего в бою казну и личную корону. Отступавшие воины шаха подвергались нападениям и со стороны жителей временно покоренных аулов (Сотавов Н. А., 2000).

Разгром полчищ Надир-шаха в Аварии вдохновил на борьбу и.ru народы, временно находившиеся под гнетом иранцев. Дагестанские аулы, покоренные Надиром, один за одним поднимали восстания и громили отступавших воинов шаха. В этой связи вызывают удивление суждения Р. М. Магомедова, который отмечает, что у Али Каяева lal сохранилась якобы копия аварского источника, в котором поражение иранцев между Уллу-чара и Таити ставится рядом с Андаляльским и Аймакинским сражениями. Очевидно, Р. М. Магомедов согласен с подобными сравнениями, поскольку не комментирует и не указывает, ru о каком конкретно источнике идет речь. И вообще, в монографии Р.

М. Магомедова «Даргинцы в дагестанском историческом процессе»

нет ни одной ссылки на труды историков и тем более на источники.

Поэтому многие вопросы, освещаемые автором монографии, aa базируются на преданиях, рукописных записях различных вариантов, не отличающихся особой достоверностью. Тем более что эти источники не являлись предметом критического анализа.m специалистов. Подобный характер источников и дает возможность сравнивать несопоставимые по масштабам события. Сопоставление разгрома в панике отступавших отрядов иранцев под Таити и Уллучара с грандиозными сражениями в Андаля-ле и Аймакинском w ущелье принижает значение этих сражений, основными участниками которых были аварцы (Магомедов Р. М., 1999).

После этих сражений в ноябре 1741 г. Надир с остатками разбитой ww армии вернулся в Дербент. Из более чем 100-тысячной армии Надира, по данным русского резидента при персидском дворе И. Калушкина, боеспособных воинов оставалось 25-27 тыс. Именно в Аварии завоевателям был нанесен сокрушительный удар, который подорвал военно-политическую мощь Ирана. По определению исследователя А. Н. Новосельцева, «звезда Надира закатилась в горах Дагестана».

Весть о поражении Надир-шаха в Андаляле, по свидетельству турецких историков Эрела и Гекдже, «встретили в Стамбуле с огромной радостью и восторгом» как важный фактор, отодвинувший угрозу нападения Ирана на Турцию. С удовлетворением была воспринята весть о поражении Надира и в Петербурге, так как Россия.ru надеялась воспользоваться поражением Ирана и укрепить собственные позиции в Дагестане.

Не добившись желаемых результатов, Надир-шах в октябре 1742 г.

прекратил военные действия против дагестанских горцев и в феврале lal 1743 г. вывел свои войска из Дагестана (Сотавов Н. А., 2000).

Так бесславно и позорно закончилась попытка Ирана покорить горские народы. В борьбе за свободу и независимость участвовали многие народы Дагестана. Однако основную роль в разгроме Надир ru шаха сыграли аварцы.

Продолжавшиеся после изгнания Надир-шаха междоусобицы и обострившиеся социальные противоречия, наряду с про должавшимися иноземными вторжениями, заставляли местных aa правителей искать помощи у России, добиваясь ее покровительства.

Русское правительство также всячески поощряло их сближение с Россией. Однако незатихающие феодальные междоусобицы и.m подддержка русскими властями одной стороны ставили в оппозицию кавказскому командованию другую сторону. Примером может служить междоусобная борьба между феодалами нагорного Дагестана с Фет-Али-ханом Дербентским, который при поддержке шамхала w Тарковского, уцмия Кайтагского и кадия Табасарана захватил Дербент. Его усиление в результате объединения ряда владений Азербайджана встревожило владетелей Дагестана. В 1774 г. на ww Гавдушанском поле близ Худата между Фет-Али-ханом и владетелями Дагестана произошло сражение. Разбитый на голову горцами он бежал в Сальяны и оттуда обратился с письмом к Екатерине II: он просил принять его в русское подданство и оказать ему помощь. Россия приняла сторону Фет-Али-хана и потребовала от осаждавших Дербент прекратить борьбу. Естественно, что с этим шагом русских властей горские феодалы не были согласны, но и не считаться с требованием России они не посмели.

Весной 1775 г. русские войска под командованием генерала Медема и отряд шамхала Тарковского недалеко от Дербента разбили уцмия Кайтага. В лагерь русских войск явился Фет-Али-хан: он со своим войском присоединился к отрядам майора Криндера и.ru направился в Кайтаг. Разбив уцмия Амир-Гам-зу и Магомед-хана Казикумухского, Криндер со своим союзником двинулись в Табасаран. Русское правительство вновь обратило внимание командования на необходимость снисходительного отношения к lal горцам, дабы предотвратить их возмущение. Однако командование не всегда соблюдало подобные указания. Чтобы исключить возможность вмешательства Порты или Ирана в дела Северо-Восточного Кавказа, русские власти добивались примирения феодальных владетелей ru Дагестана. В итоге этих переговоров было достигнуто соглашение и приняты обязательства об урегулировании взаимоотношений между местными правителями. Кайтагский уцмий, кадий Табасарана, а также владетели нагорного Дагестана были включены в орбиту кавказской aa политики России.

.m w ww АВАРСКОЕ ХАНСТВО В КОНЦЕ XVIII - НАЧАЛЕ XIX вв.

Активизация политики России на Кавказе была подготовлена всем ходом ее политических и военных успехов в соперничестве с Турцией и Ираном во второй половине XVIII в. Кючук-Кайнарджийский мирный договор 1774 г., которым завершилась победоносная для России русско-турецкая война 1769-1774 гг., дал ей возможность.ru оказывать значительное влияние на общественно-политическую ситуацию на Кавказе.

Многочисленные документальные материалы свидетельствуют, как отмечает исследователь М. А. Аммаев, о том, что с 80-х годов lal XVIII в. Россия подводила феодальных владетелей Кавказа, в том числе и Дагестана, к принятию подданства России. До конца XVIII в.

в принятие подданства означало пророссийскую ориентацию владетелей взамен различных денежных пособий и присвоение ru должностей и званий.

Население же владений рассматривало это как приобретение союзника в лице могущественной державы, не отягощающей их ни aa налогом, ни новым законодательством и порядком, ни постоем войска. Такая особенность подданства Российской империи отмечалась еще М. К. Ковалевским и И. Ф. Бларамбергом, когда они писали, что «...дагестанские владетели состоят в подданстве.m Российской империи на особых правах, по существу коих правильно назвать их можно вассалами или удельными князьями, подвластными России». Об этом же говорил и главнокомандующий отдельным Кавказским корпусом генерал-фельдмаршал И. Ф. Паскевич, который w отмечал, «что аварцы покорились России с тем, чтобы войска русские никогда не входили в Аварию».

ww Как уже отмечалось, с начала XIX в. Россия начала вести активную политику на Восточном Кавказе. Она была направлена на окончательное решение кавказской проблемы путем присоединения к России, хоть и военными, если не удастся дипломатическими, мерами, с установлением здесь власти российской администрации. Для местных владетелей и союзов сельских общин это была уже иная ситуация: вопрос подданства приобретал новый смысл и создавал совершенно иную ситуацию. Попытки ослабить военную угрозу и противостоять насильственным методам при соединения путем принятия подданства России в конце XVIII -начале XIX вв. характерны для многих дагестанских владетелей и союзов общин.

Период этот для Аварского ханства совпал с деятельностью знаменитого Умма-хана, который был известен на всем Кавказе, в.ru Турции и Иране своими военными подвигами, активным вме шательством во многие политические и военные конфликты на Кавказе и Закавказье. После принятия Георгиевского договора 1783 г.

между Россией и Грузией командующий войсками Кавказской линии lal П. С. Потемкин большое внимание уделял привлечению Умма-хана к принятию российского подданства и нормализации его отношений с грузинским царем Ираклием II Умма-хан успешно использовал это стремление для получения определенных политических выгод и ru материальных вознаграждений.

Причина особого внимания к Умма-хану, видимо, заключалась в том, что, имея родственные связи со многими феодальными владетелями (Аксайскими владетелями, шамхалом Тарковским, aa ханами Мехтулинским (Дженгутайским), Казикумухским, Карабагским, уцмием Кайтагским), он имел на них значительное влияние и получал поддержку с их стороны.

.m При Умма-хане Аварскому ханству платили дань грузинский царь Ираклий И, Дербентский, Кубинский, Бакинский, Ширван-ский и Шекинский ханы, вассал Турции паша Ахалцихский, ему подчинялось Джаро-Белоканское общество, и его позиция в кавказских делах w играла значительную роль в российской политике на Кавказе.

Будучи дальновидным и тонким политиком, Умма-хан понял возможности Российской империи. Он отказался принять участие в ww восстании шейха Мансура, считая, что сила Российского государства велика и люди, выступающие против России, «должны обладать по меньшей мере организацией, необходимой для самоуправления», а у дагестанского населения вовсе нет силы и организации (Аммаев М.

А., 2000).

Но только в самом начале XIX в. Умма-хан обратился к Александру I с ходатайством «о принятии его с подвластным ему народом в подданство и покровительство Российской империи».

Однако Аварское ханство при Умма-хане не было принято в под данство России ввиду того, что Умма-хан после опустошительного похода на Грузию тяжело заболел и скончался в 1801 г. в Зака тальской зоне, в Белоканах, где и похоронен. Некоторые источники.ru дают возможность предположить, что он был отравлен.

Со смертью Умма-хана в политических верхах Аварского ханства возник острый кризис, последствия которого не были окончательно устранены не только до начала Кавказской войны, но и до lal окончательного присоединения Дагестана к России.

У Умма-хана не было сыновей, и после его смерти управление ханством в течение примерно года осуществлял его брат Гебек, который для утверждения своей власти предложил вдове Умма-хана ru Гихилай выйти за него замуж. Притворно дав согласие на брак, Гихилай пригласила Гебека в ханский дом, где по ее приказанию Гебек был умерщвлен из-за давней вражды. В убийстве Гебека активное участие принял, по свидетельству Хайдарбе-ка aa Геничутлинского, Андалав Хунзахский - сын Чупана, главно командующий аварских войск. Сын Гебека Сурхай, будучи рож денным от узденки, считался незаконнорожденным и не имеющим.m права претендовать на престол. Сурхай же по совету матери, боявшейся за его жизнь, был тайно отправлен к своему верному человеку Нуричу Большому Тукитинскому, чтобы тот охранял его от козней убийц отца.

w Дочь Умма-хана Баху-бике находилась в замужестве за вторым сыном Али-Султан-бека Дженгутайского Султан-Ахмед-беком. По желанию аварцев, внушенному им Гихилай-бике, Султан-Ахмед-бек ww был призван принять ханство Аварское и, как отмечают некоторые источники, Гихилай вышла за него замуж.

Таким образом, Султан-Ахмед-бек сделался Аварским ханом, а его брат Гасан-хан стал Дженгутайским (Мехтулинским) ханом еще в 1797 г. В 1807 г. Султан-Ахмед-хан после смерти отца Али-Султан бека получил в удел селения Дургели, Кака-Шура, Параул и Урма, которые сыграли определенную роль в последующих раздорах между Мехтулинским, Тарковским и Аварским владетельными домами.

Можно предположить, что Сурхай, ущемленный в своих правах, затаил обиду на Гихилай, Баху-бике и Султан-Ахмед-хана, но в той конкретной ситуации вынужден был подчиниться обстоятельствам.

Продолжая курс, взятый Умма-ханом, Аварский ханский дом.ru стремился установить добрые отношения с Россией. В соответствии с указом Александра I от 3 октября 1802 г., главнокомандующий на Кавказе П. Д. Цицианов поручил капитану Мещерякову привести Султан-Ахмед-хана Аварского и «весь народ аварский к присяге на lal верноподданство Всероссийской империи».

В начале апреля 1803 г. в Хунзахе в торжественной обстановке Султан-Ахмед-хан дал клятвенное обещание «за собственноручным подписанием и утверждением печатью хана Аварского», прочитанное ru и обнародованное в собрании многих знаменитых подвластных ему владельцев и старшин народных на верноподданство России.

После принятия присяги хану Аварскому были вручены соответствующие грамоты и предписывалось денежное возна aa граждение 5 тысяч рублей серебром в год.

Казалось бы, отношения Аварского ханства с Россией при таких условиях должны были быть надолго урегулированы, но уже 2 ноября.m 1803 г. главнокомандующий на Кавказе П. Д. Цицианов известил Султан-Ахмед-хана о прекращении денежного вознаграждения в связи с тем, что «на сих днях Алисканд, Аварской области принадлежащий и ваш родственник, с Сур-хай-ханом w (Казикумухским) и многими ваших владений людьми, перешел Алазань, в Могало атаковал генерал-майора Туликова в ночи», выплата жалованья прекращалась до тех пор, пока в присутствии ww поверенного со стороны России не будут наказаны все подвластные ханства, бывшие в сражении на Алазани и не будет выслан виновник Алисканд для наказания к П. Д. Ци-цианову.

Здесь следует отметить, что под именем Алисканда составители сборника «Русско-дагестанские отношения в XVIII - начале XIX вв.»

подразумевают грузинского царевича Александра. Однако, вероятнее всего, он являлся тем самым Алисканди Гоцатлин-ским, советником Умма-хана, а затем Баху-бике, отцом будущего второго имама Гамзат бека, которого Умма-хан любил «более чем зеницу ока, более чем драгоценную жемчужину, и к тому же, если верить отдельным.ru источникам, являлся и родственником Умма-хана. Здесь важно подчеркнуть и то, что, в отличие от предыдущих главнокомандующих, П. Д. Цицианов выступал за жесткую линию по отношению к местным владетелям. «Страх и корысть - суть две lal пружины, которыми руководятся здесь все дела и приключения», писал он императору Александру I. «Я принимаю правила, противные прежде бывшей системе, и вместо того, чтобы жалованием и подарками, определенными для умягчения горских нравов, платить ru им некоторого рода дань, я сам потребовал от них оной».

Пока же мы не можем точно сказать, с согласия ли Султан-Ахмед хана или самовольно часть его подвластных участвовала в стычках с русскими войсками в Закавказье. Известно, однако, что поводом для aa столкновений войск с джаро-белоканским обществом, на помощь которому и пришли Сурхай-хан Казикумухский и Алисканди (Гоцатлинский), был отказ джарцев выдать беглых грузинских.m царевичей, в отместку за что якобы П. Д. Цицианов и решил дать им урок. Смысл же экспедиции заключался в том, чтобы «взять Белоканы и окончательно разрушить «разбойничье гнездо», постоянно державшее в страхе все Закавказье». Можно только предположить, w что помощь аварцам все же была оказана с одобрения Султан-Ахмед хана, поскольку Алисканди Гоцатлинский был ближайший советник Аварского ханского дома, а джарцы - постоянными союзниками ww аварских ханов.

Отношения Аварского ханства с Россией стали налаживаться только после смерти П. Д. Цицианова, когда на его место был назначен граф Иван Васильевич Гудович. Его назначение на пост главнокомандующего на Кавказе совпало с восстанием против русских в Карабахе. Владелец Карабаха Ибрагим-хан был женат на сестре Умма-хана Аварского Бахтике, приходившейся тетей Аварскому Султан-Ахмед-хану и его жене, ханше Баху-бике.

Ибрагим-хан, не рассчитивая на собственные силы, пригласил к себе персов, обещая сдать им Шушу и выдать русский гарнизон, стоявший в крепости под командой майора Лисаневича. О переговорах Ибрагим-хана с персами узнали вовремя, и Лисаневич приказал его.ru арестовать. Но в произошедшей при аресте стычке Ибрагим-хан и его любимая дочь были убиты. Это убийство взволновало умы во всем крае. Даже разгром двадцатитысячного персидского войска при Хваршинском ущелье генералом Небольсиным на Аскоране не lal предотвратил выступление Шекинского хана Селима, который не хотел оставаться в подданстве России после того, как его друг и родственник Ибрагим Карабагский был убит Лисановичем. Убийство родственника, видимо, послужило поводом, если не причиной, ru поддержки Шекинского хана и Султан-Ахмед-ханом, который во главе аварской конницы и джарцев атаковал русских в Джарском ущелье. Вынужденный отойти из Джаро-Белокан к себе в горы, Султан-Ахмед-хан вступил в переговоры с прибывшим к этому aa времени на Кавказ И. В. Гудовичем.

И. В. Гудович по прибытии на место несколько изменил жесткую, а порой и грубую политику П. Д. Цицианова на лояльное, более.m дружественное отношение.

Уже 21 декабря 1806 г. И. В. Гудович сообщает министру иностранных дел А. Я. Будбергу о том, что Султан-Ахмед-хан вступил в переговоры о выдаче ему тетки (вдовы Ибрагим-хана w Бахтики) с ее детьми, находящейся в Карабагском владении, и ходатайствует перед Александром I о возобновлении жалованья, которое он получал.

ww Александр I, одобрив политику И. В. Гудовича по отношению к дагестанским владетелям, повелел жалованье Султан-Ахмед-хану выдавать, «буде усмотрено будет действительно усердие и покорность его к России».

В начале 1807 г. Султан-Ахмед-хан вновь публично присягнул и дал письменное обязательство о пребывании его в неруши мой верности государю российскому и в залог его выдал в аманаты двух почетнейших старшин и родственника (Хересело-бека), который, судя по тому, что вдова Ибрагим-хана Карабагского приходится и ему тетей, являлся двоюродным братом Аварскому хану.

Текст обязательства носил иной, чем прежде, характер. Хан Аварский обязывался удерживать своих подданных от «хищни-честв, грабежей..., не только воздерживать, но и отвращать от подобных.ru деяний соседей,...беглых российских подданных отсылать к русскому начальству».

Относительно возвращения в Хунзах из Карабаха вдовы Бахтики и ее детей И. В. Гудович, проявляя большой такт, отвечает: «...я охотно lal готов удовлетворить желанию вашему и отпустить ее к вам. Однако же, не зная, можно ли по обычаям вашим отпускать и детей ее, я писал о сем Мехти-Кули-хану Карабагскому, требуя, чтобы он, если это не противно обыкновениям их, отпустил ее к вам с детьми, в ru каком случае нужно будет... выслать на границу своих людей. Буде же бы она пожелала сама добровольно остаться с детьми в Шуше, то я истребую от Мехти-Кули-хана о назначении ей удела для содержания aa ее».

Здесь уместно отметить, что в свое время Умма-хан Аварский выдал свою сестру Бахтику за Ибрагим-хана против ее воли. Это был политический брак, которым Умма-хан стремился укрепить свои.m позиции в Закавказье. Бахтике, видно, и после смерти мужа не суждено было вернуться на родину, ибо сведения о ней и о ее детях в последующей истории Хунзаха отсутствуют.

Период с 1807 г., вплоть до назначения наместником Кавказа А.

w П. Ермолова, можно отнести ко времени относительно мирных отношений дагестанских владетелей с российской администрацией на Кавказе. Не отличается в этом плане и Аварское ханство.

ww В апреле 1807 г. министр иностранных дел А. Я. Будберг извещает И. В. Гудовича о награждении высокими чинами владетелей Дагестана, в том числе Султан-Ахмед-хану Аварскому присваивался чин генерал-майора. В грамоте Александра I Авар скому хану от 16 марта 1807 г. отмечалось, что «усердие и верность ваша к всероссийскому императорскому престолу обратили на себя наше всемилостивейшее внимание, во уважение чего и в знак особенного к вам нашего...благоволения признали мы за благо пожаловать вас в чин российского генерал-майора».

Сменивший И. В. Гудовича на посту главнокомандующего на Кавказе А. П. Тормасов, а затем и Н. Ф. Ртищев также не сменили.ru курс по отношению к местным владетелям. Многочисленные архивные материалы свидетельствуют, что Султан-Ахмед-хаи Аварский и Ханский двор в целом придерживались прорусской ориентации. Султан-Ахмед-хан лично принимал активное участие в lal приведении в подданство России различных обществ, за что неоднократно получал благодарности и подарки от российских властей на Кавказе.

Гюлистанский мирный договор между Россией и Ираном, который ru признал «принадлежащими в собственность России ханства Карабагское и Гянжинское,...Шекинское, Ширванское, Дербентское, Кубинское, Бакинское и Талышское,...весь Дагестан и Грузию», в первые три-четыре года не изменил внутреннюю жизнь дагестанских aa обществ. Зато ситуация изменилась с появлением А. П. Ермолова на Кавказе. Его твердая линия на практическое включение территории в административную систему империи сразу натолкнулась на.m решительный протест ряда владетелей Дагестана. Среди них активнуюроль стали играть два брата: Султан-Ахмед-хан Аварский и Гасан-хан Мехтулинский.

А. П. Ермолов, прошедший суровую школу войн против w персидской армии Ага-Мохаммед-хана, вторгшейся в Закавказье в 1796 г., а затем многочисленных сражений против Наполеона, будучи крупным военачальником, не оказался знатоком кавказской политики.

ww Суровая военная жизнь наложила отпечаток на весь его стиль административной деятельности. Привыкший наводить жесткий порядок на покоренных территориях в Европе в период походов против Наполеона, А. П. Ермолов продолжал и на Кавказе линию жестких карательно-ограничительных мер. Отказ от политики поиска компромисса и стремление к ско рейшему покорению края привели к единовременному выступлению против А. П. Ермолова почти всех владетелей Дагестана, за исключением шамхала Тарковского. Гасан-хан Мехтулин-ский, Султан-Ахмед-хан Аварский, Ших-Али-хан Дербентский (свергнутый с престола), кадий Акушинский во главе своих отрядов весной 1818 г.

вступили в сражение с русскими войсками около с. Башлы, жители которого восстали, выйдя из повиновения уцмию Каракайтагскому.

.ru Взбунтовался против шамхала Тарковского и Карабудахкент.

В Дагестане возникло стремление сформировать обширный союз народов, чтобы соединенными силами действовать против русских. К союзу примкнули внутренние ханства Аварское и Казикумухское, lal вольное Акушинское общество и владения, примыкающие к морю:

Мехтула, Кара-Кайтаг и Табасаран. В то же время дагестанцы старались привлечь к союзу на севере шамхальство Тарковское, а на юге Кюринское владение, отторгнутое Россией от Казикумуха.

ru Интересным является и тот факт, что активное участие в организации антирусской борьбы принял знаменитый в горах своей ученостью Саид-Эфенди (Араканский), который на следующих этапах Кавказской войны не только отмежевался от нее, но и стал aa проводником пророссийской политики. Главной причиной всех волнений в Дагестане А. П. Ермолов считал Аварского хана.

Объединенные силы владетелей Дагестана, несмотря на упорное.m сопротивление, не выдерживали напора регулярных войск на равнинном Дагестане и вынуждены были отступить в горы. Особенно сказывалась разрушительная сила артиллерии, которую А. П. Ермолов умело использовал не только против войск, но и для разрушения сел и w против населения, покидающего свои аулы.

В следующем 1819 г. в течение августа месяца Султан-Ахмед-хан начал собирать горские народы и подошел к с. Бавтугай, лежащему по ww реке Койсу, где занял в ущелье удобную позицию, которую укрепил завалами и окопами. На помощь ему пришли чечен цы, часть жителей Эндирея, жители кумыкских владений были готовы восстать, поддерживали их салатавцы. Исход упорного сражения был решен шквальным артиллерийским огнем. Султан-Ахмед-хан снова вынужден был уйти в горы, а А. П. Ермолов безжалостно наказывал целые селения, поддерживавшие Султан-Ахмед-хана.

Политика Александра I и А. П. Ермолова на Кавказе после Гюлистанского мирного договора прервала процесс постепенного.ru мирного вхождения дагестанских владений и обществ в состав России путем принятия подданства.

lal ru aa.m w ww КАВКАЗСКАЯ ВОЙНА Субъективные оценки и противоречивые суждения дорево люционных историков о Кавказской войне получили свое дальнейшее развитие и в советской исторической науке в начале 50-х годов.

Целенаправленная фальсификация истории Кавказской войны, предпринятая X. Г. Аджамяном, М. Багировым, а позднее М. М.

.ru Блиевым, В. Б. Виноградовым и др., были построены на искажении фактических материалов.

На состоявшейся в 1989 г. в г. Махачкале Всесоюзной научной конференции, специально посвященной народно-освободительному lal движению горцев Дагестана и Чечни в 20-50-е годы XIX в., подобные фальсификации были подвергнуты объективной критике. На конференции было отмечено, что в методологическом, научном и нравственном отношениях недопустимо характеризовать народно ru освободительное движение горцев как феодально-религиозное и тем более сводить подобное движение к экспансии кавказских горцев против России. Было также отмечено, что «борьба горцев выражала aa интересы всех народов Дагестана, Чечни и Северо-Западного Кавказа, находила общенародную поддержку, носила освободительный, антифеодальный характер». Она возникла на местной социально экономической почве как естественный протест против.m захватническо-колони-альной политики царизма и усиления феодального гнета.

В XVIII в. кавказский вопрос, как уже отмечалось, стал одним из главных в восточной политике России. «Если бы одна из морских w держав успела вовремя утвердиться на кавказском перешейке, весь закаспийский край стал бы в непродолжительном времени прямо или ww косвенно ее достоянием», - писал Р. А. Фадеев, один из российских официальных историков. Поэтому не случайно в XIX в. Кавказ продолжал привлекать к себе внимание не только России, Ирана, Турции, но и Англии с Францией. Более того, он вновь стал объектом споров и вооруженных столкновений между ними. В конце XVIII начале XIX вв. Россия по-прежнему стремилась прочно утвердиться на Кавказе. Этому способствовало и то, что еще со времен Петра I в российском подданстве 12. За». N4237. на протяжении всего XVIII в. разновременно находились многие дагестанские владения и вольные общества, искавшие покрови тельства и защиты у России, особенно в периоды усиления ирано турецкой агрессии.

После присоединения Грузии к России в 1801 г. Дагестан оказался фактически окруженным русскими владениями. В связи с этим значительно усилилось желание северокавказских владетелей принять.ru подданство России. В 1802 г. в крепости Геор-гиевск почти все владетели Северо-Восточного Кавказа подписали общий договор, по которому обязались быть преданными России, не затевать междоусобной борьбы, обращаться за третейским судом к русскому lal правительству, оказывать посильную помощь своими войсками в случае нападении Персии и т. д. Однако на новом этапе далеко не все владения феодалов и вольные общества добровольно принимали подданство России.

ru Военное проникновение царизма на Северо-Восточный Кавказ вызвало крупнейшее восстание в Чечне 1785-1787 гг. во главе с шейхом Мансуром (Ушурмой), объявившим себя имамом и призвавшим горцев к объединению и к газавату - священной войне aa против «неверных». Восставшие горцы пытались взять крепость Кизляр, но были разбиты. С усилением влияния России на Кавказе одни дагестанские феодалы были недовольны тем, что лишались.m своих доходов во время грабительских походов в Закавказье, другие продолжали придерживаться турецкой или иранской ориентации.

Если до начала XIX в. феодальные владетели Дагестана сохраняли свою самостоятельность и не несли подати и повинности, то после w присоединения Грузии они оказались перед фактом все более возрастающего влияния России. Новый главнокомандующий Кавказской армией с 1802 г. П. Д. Цицианов, как уже отмечалось, был ww сторонником энергичных и жестоких военных мер по распространению власти России на Кавказе. С его именем связано наступление царизма на пограничные районы с Грузией. «В Азии, говорил П. Д. Цицианов, - все убеждения и переговоры суть ничто, а сила все». По этому поводу историк М. Н. Покровский писал, что «в глазах русской администрации начала XIX в. все народы, населявшие Кав казский хребет и его предгорья, были на одно лицо;

все это были «мошенники» и «злодеи»... Борьба с ними казалась неизбежной для России. В 1803 г. П. Д. Цицианов с нескрываемым пренебрежением к горцам писал: «Статочное ли дело, чтобы муха с орлом переговоры делала». Для покорения Джаро-Белокан он направил в регион отряд генерала Гулякова, который истребил множество людей, сжег несколько селений, воздвиг укрепления. Однако вскоре джаро-бело.ru канцы восстали вновь, к ним присоединились казикумухцы и аварцы.

После кровавой расправы над восставшими генерал Гуляков направился в нагорный Дагестан для наказания аварцев. Однако подобная попытка окончилась гибелью самого генерала и lal значительной части его отряда. Бесславно окончились и военные акции «грозного царя» П. Д. Цицианова, голова которого была послана Гусейн-Кули-ханом Бакинским в Тегеран шаху Баба-хану.

Русско-иранская и русско-турецкая войны задержали процесс ru покорения горцев Дагестана и включения его в состав России. После успешных военных действий России на Балканах и Кавказе были заключены в 1812 г. в Бухаресте русско-турецкий и в 1813 г. в Гюлистане русско-иранский договоры. По Гюли-станскому мирному aa договору Иран отказывался от притязаний на Дагестан, Грузию и Азербайджан, вследствие чего царский режим получил возможность значительно активизировать на Кавказе свою политику. И уже в.m г. в результате похода генерал-майора Хатунцева был разгромлен Сурхай-хан Казикумух-ский и образовано новое Кюринское владение, правителем которого был назначен племянник Сурхай-хана Аслан бек. Новоявленный хан должен был предоставлять в распоряжение w российского гарнизона крепости, ежегодно платить 3000 червонцев и поставлять для войск 3000 четвертей хлеба. Широко практиковалось также и пожалование «верным» подданным земель. Так, еще в 1806 г.

ww Мехти, шамхалу Тарковскому, в качестве вознаграждения «услуг и верности» престолу была отдана в управление часть Дербентского владения (Улусский магал).

Однако если раньше царские власти большей частью старались щедрыми подарками, жалованьем и крупными чинами при влечь дагестанских правителей на свою сторону, то в новых условиях они стали превращать горцев в бесправных подданных России.

Колониальный режим, вводившийся на присоединенных землях (строительство крепостей, многочисленные повинности и подати), наряду со злоупотреблениями администрации, вызывали естественный протест со стороны свободолюбивых горцев. С назначением в 1816 г. главнокомандующим русской армии на Кавказе.ru А. П. Ермолова здесь начинается активная завоевательная политика, хотя дальновидные деятели России предлагали и альтернативные мирные меры для присоединения Дагестана и Чечни. В 1816 г.

адмирал Н. С. Мордвинов писал, что «горских правителей надо lal привлекать к России не силою, а мирными торговыми связями».

Генерал А. П. Тормасов также осуждал репрессии, только озлоблявшие горцев, и советовал наладить с ними мирные отношения.

Однако возобладало мнение сторонников силовой политики, ru ярчайшим представителем которой и являлся генерал А. П. Ермолов.

Полагая, что «Кавказ - это огромная крепость, защищаемая полумиллионным гарнизоном», А. П. Ермолов начал жестокие и бесчеловечные военные акции против горцев, которых называл aa «злодеями» и «мошенниками». Главнейшим способом покорения Дагестана А. П. Ермолов считал голод, поэтому прежде всего он уничтожал посевы и продовольственные запасы, а самих горцев.m оттеснял в бесплодные горные районы. Таким образом, политика мирного диалога уступила место политике силы и принуждения, вызвавшей возмущение большей части населения Дагестана. Первые выступления против насильственного, командного w администрирования под руководством светских феодальных владетелей не увенчались успехом, хотя и А. П. Ермолову не удалось вступить с войсками во внутренний, горный Дагестан и в горные ww районы Чечни. Теперь уже настал черед затяжной блокады внутренних, горных районов.

Сопротивление царской администрации было оказано вла детелями хоть и небольших, но уже вполне сформировавшихся феодальных образований. Ряд ученых связывает начало Кавказской войны с социальными процессами, протекавшими в так называемых вольных обществах, или союзах сельских общин, будто бы стоящих на предгосударственном уровне развития - на стадии военной демократии. Другая же часть ученых склонна была связывать эту войну с религиозным фанатизмом.

Выявляя причины Кавказской войны, следует, на наш взгляд, прислушаться к мнению В. А. Потто, которого нельзя обвинить в симпатиях к горцам: «Россия не могла уже отказаться от своего влияния на племена, населяющие Кавказские горы. Она уже прочно.ru утвердила... господство в Закавказье. Но между коренной Россией и этой отдаленной окраиной лежал один путь... занятый непокоренными племенами... для России оставался один путь, путь войн...»

А. П. Ермолов, осознавая в полном объеме неизбежность lal грядущих событий, первый вступил на настоящий путь отношений с кавказскими народами - путь военный, путь открытой борьбы. Но штурм Кавказа не удался, и А. П. Ермолов приступил к осаде.

Светские же феодалы оказались в весьма щекотливом положении:

ru не только возглавление борьбы, но и участие в ней могло лишить их как титулов, так и собственности. Так, Султан-Ахмед-хан был лишен чина генерал-майора и жалованья. В Мехтуле, уделе Аварского хана, все было конфисковано;

его богатый дом в Парауле был разрушен до aa основания, его деревни (Кака-Шура, Параул, Дургели и Урма) переданы во владение шамхала Тарковского. Мехтулинское ханство было лишено самостоятельности, и из оставшихся селений было.m образовано особое приставство под управлением русского офицера, а знаменитый дворец ханов в Дженгутае сравняли с землей...

С этого времени ханы аварские, чьи владения составляли островок среди территории с населением, поднимавшимся против России, w оказались в весьма затруднительном положении. Поддержка любой из сторон могла привести к непредсказуемым последствиям. Однако и в 1818-1821 гг. Султан-Ахмед-хан вместе с другими дагестанскими ww владетелями предпринимает попытки противостоять А. П. Ермолову.

Не только военные неудачи, но и смерть унесла многих орга низаторов борьбы. Умерли, изгнанные из своих земель, уцмий Каракайтагский (1822), Гасан-хан Мехтулинский (1818), Ших-Али хан Дербентский (1822), вынужден был покинуть родину Сурхай-хан Казикумухский (1820), а Султан-Ахмед-хану пришлось еще бороться и со своим двоюродным братом Сурхаем (сыном Гебека), которого А.

П. Ермолов задумал сделать соперником Аварскому хану. С этой целью еще в конце 1818 г. он через шамхала Тарковского предложил ему создать в Аварии партию из влиятельных людей, чтобы с их.ru помощью низложить Султан-Ахмед-хана, и в случае успеха обещал предоставить все те права, которыми пользовались аварские ханы от русского правительства, то есть чин генерал-майора, пятитысячное жалованье и т. д. Сурхай согласился. Чтобы повысить его авторитет и lal сделать его популярным среди аварцев, А. П. Ермолов запретил аварцам всякие сношения с русскими и торговлю с равниной без билета с печатью Сурхая как признанного русским правительством наследника Аварского хана. Сурхай стал известен и влиятелен, партия ru его росла, и это обстоятельство, державшее Султан-Ахмед-хана в постоянной тревоге, исключало для него возможность примирения с русскими.

Против надвигавшейся опасности в Дагестане был образован aa союз, в который вошли Мехтулинское ханство, Акушинское общество, Аварское ханство и другие владения, за исключением шамхальства Тарковского. Возглавляли союз Гасан-хан Мехту.m линский и Султан-Ахмед-хан Аварский. Тогда сам А. П. Ермолов октября 1818 г. выступил против горцев с 4 батальонами при орудиях и 4 сотнях казаков. После ожесточенных боев были взяты и разрушены селения Параул, Дженгутай - резиденция мехтулинских w ханов, селения Башлы, Бавтугай и многие другие. Мехтулинское ханство было превращено, как уже отмечалось, в простое приставство под управлением русского офицера, а селения Урма и Параул были ww присоединены к владениям шамхала Тарковского. Продолжавшаяся борьба заставила царских генералов предпринять в 1819 г. поход против аварцев, мехтулин-цев, акушинцев и др., которым удалось взять Тарки и прервать сообщение Кавказской линии с Дербентом.

Однако под селениями Урма и Леваши горцы были разбиты, и жители всего Дар гинского общества были приведены к присяге и обложены ежегодной данью. В 1820 г. был разбит и Сурхай-хан Казикумухский, а его ханство передано в управление Аслан-хану Кюринскому. В 1821 г.

военные действия продолжал Султан-Ахмед-хан Аварский, однако в скором времени он скончался. Собирая в горах узденей, он ехал ночью, когда конь его оборвался с кручи, и хан расшибся. От полученных травм он скончался в 1823 г. После его смерти.ru начинается бурная деятельность его вдовы Баху-бике по утверждению на троне законного наследника - своего сына Абу-Султан-Нуцал-хана.

Таким образом, в 1817-1820 гг. большая часть Дагестана, за исключением Аварии, оказалась включенной в Российскую империю.

lal Для подавления восстаний в покоренных районах широко применялась экономическая блокада. Так, в 1819 г. аварцам вообще было запрещено торговать где бы то ни было без особого разрешения.

Многие горцы были арестованы, лишены имущества и вынуждены ru были трудиться на строительных и прочих работах.

Закрытие проходов из Дагестана в Грузию и Азербайджан, запрещение торговли крайне отрицательно сказывались на экономике аварцев. Осуществляя свой план покорения горцев, А. П. Ермолов в aa 1821 г. начал строительство крепости Бурная возле с. Тарки, благодаря чему Сунженская линия протянулась от крепости Грозная до Тарков.

.m После взятия Кумуха 7 июля 1820 г. А. П. Ермолов доносил Александру I: «Сим довершено начатое в 1819 г. покорение Даге стана, и страна сия гордая, воинственная и первый раз покор ствующая, пала к стопам Вашего императорского величества».

w Однако ход дальнейших событий показал, что подобные хвастливые утверждения генерала оказались преждевременными. В 1821 г.

состоялась экспедиция под начальством Г. Вельяминова против ww Аварского хана, а отряды генерала Граббе подвергли разорению селения Эрпели и Нижний Каранай.

Однако продолжавшиеся походы в разные части Аварии не помогли покорить горцев. Ермолозская система, направленная на установление военно-административной власти, осуществлялась самыми жестокими мерами: уничтожались селения и посе вы, народы облагались податями, тяжесть которых признавали сами царские администраторы. Вводилась новая приставская система управления. Приставами на местах назначались наиболее преданные престолу владельцы. Естественно, что подобные меры не способствовали улучшению отношений между горцами и кавказской администрацией. Наоборот, они только усиливали возмущение горцев, подвергавшихся постоянному военному, экономическому и.ru идеологическому давлению. Политика царизма, направленная на полное и беспрекословное подчинение местных народов российскому правительству, доводила их до отчаяния и вызывала рост религиозного экстремизма. Подобная недальновидная политика lal способствовала объединению разноязычных народов Дагестана.

Подчинившись железной дисциплине, плохо слушавшие своих местных вождей горцы, они превратились в грозного врага, с которым лучшие силы николаевской армии не могли справиться на протяжении ru тридцати лет.

После жестокого подавления вооруженного сопротивления дагестанских горцев военной администрации казалось, что уже ничто не угрожает установлению царского самоуправления на Северо aa Восточном Кавказе. Отстранив от власти неугодных владетелей и ограничив политическую власть шамхалов и ханов, царские власти, однако, оставили без изменения порядки во внутреннем управлении.m феодальных владений. Более того, царская администрация стремилась создать себе социальную опору из местных феодалов путем щедрых пожалований и подарков, раздачей высоких офицерских и генеральских званий. Шамхалу Тарковскому было присвоено звание w генерала и определено ежегодное жалование в 6 тыс. руб..

Дербентскому хану - 6 тыс. руб., уцмию Кайтагскому присвоено звание генерал-майора с жалованьем 2 тыс. руб. в год, ww Казикумухскому и Кюринскому ханам даны звания генерал-майоров с жалованьем 2 тыс. руб. Подобная политика довольно быстро дала свои результаты. Многие феодалы быстро находили общий язык с царской администрацией и, пользуясь представившейся возможностью, стали решительно попирать права крестьян, еще более деспотично обращаться с подвластным населением. «После покорности дагестанских племен, - писал А. Руновский, - мы не изменили существенно господствовавшую там систему управления. Установленные там порядки не только не прекратили тиранию владетелей, но и предоставили им власть управлять народами на прежних основаниях, еще укрепили эту власть...»

Таким образом, горцы, вначале смотревшие на русских, как на своих избавителей, почуствовали себя обманутыми. Фактически они.ru оказались под двойным гнетом своих феодалов и поддерживающих их представителей кавказской администрации. Широкие народные массы были недовольны сбором двойных податей, трудовыми повинностями, сбором лошадей и подвод. Малейшая попытка lal неповиновения новой власти и несвоевременная уплата податей влекли за собой немедленное наказание и разорение аулов.

Недовольно было и местное духовенство, которое сам факт перехода под покровительство страны с христианской религией рассматривало ru как посягательство на его авторитет и влияние, тем более что оно фактически отстранялось от активного политического и судебного участия в общественной жизни. Часть феодалов была недовольна ограничением их былой власти, резким и повелительным обращением aa с ними кавказской администрации. Все эти обстоятельства вызывали у горцев чувство ненависти и недовольства установленными колониальными порядками и способствовали их готовности при.m первом удобном случае сбросить чуждую им власть.

Антиколониальный протест сливался с недовольством гнетом и местных феодалов (Магомедов Р. М., 1961).

Положение еще более ухудшилось после назначения на Кавказ в w 1826 г. нового главнокомандующего, любимца царя, генерал адъютанта И. Ф. Паскевича, которому было дано указание об «усмирении навсегда горских народов или истреблении непокорных».

ww Однако сам И. Ф. Паскевич вынужден был признать, что «жестокость в частности умножала ненависть и возбуждала к мщению... уже 50 лет как они имеют дела с нами и, к сожалению, были случаи, которые достаточны поселить в них мнение не в пользу нашу. Одна мысль лишиться дикой вольности и быть под властью русского коменданта приводит их в отчаяние, с другой - пятидесятилетняя борьба без успеха проникнуть в горные их убежища дает им уверенность, что горы их для нас недоступны: обе сии причины достаточны побудить их к упорнейшему сопротивлению. Нет сомнения, что мелкие владельцы скорее могут быть покорены видами личных своих выгод, но покорение вольных племен, ни от какой власти не зависимых, представляет более трудностей».


.ru Обстановка на Северо-Восточном Кавказе стала такой нака ленной, что «для повсеместного выступления, - по словам русского офицера Могульского, - недоставало только связи между различными обществами». Дагестану необходима была объединяющая идея, lal которая бы сплотила горцев для организации отпора внешним завоевателям. Такой силой и стала исламская религия. В конце 20-х гг. в Дагестане распространяется исламское учение, получившее название мюридизма, которое, по словам военного историка ru Романовского, стало «искрою, брошенною в порох».

Идеология мюридизма своими истоками восходит к средне вековью. Строгое, аскетическое, сектантское учение мюридизма пользовалось большим уважением мусульман в Персии, Средней aa Азии, но никогда не находило себе большого количества привер женцев. Слово мюрид означает «ученик», «последователь» или «послушник», который обязан повиноваться выбранному наставнику.m мюриду или имаму.

Как известно, шариат, совокупность религиозных и юридических норм мусульманского права, обязателен для всех мусульман. Те, кто стремится приблизиться к Богу, должны подняться на вторую ступень w - тарикат (т. е. путь к совершенству, истине). Люди, стремившиеся к тарикату, отказывались от всех мирских дел, полностью посвящая себя Богу, молитвам и строгому совершению всех мусульманских ww обрядов. Однако кавказский мюридизм, возникший на местной социально-экономической почве, носил четко выраженный политический характер. Если бы в Дагестане не сложились социально-экономические, политические и идеологические предпосылки, толкавшие горцев на борьбу, то мирная, давно существовавшая секта мюридов вряд ли смогла бы воспламенить народные массы и приобрести политическое зна чение. Революционный демократ Н. А. Добролюбов писал: «В 1824 г.

казалось, что ничто не могло вырвать Дагестан из наших рук, и немедленно по водворении царской власти начинала уже колебаться.

Объяснение этому нужно искать, конечно, не в успехах мюридизма, напротив, - скорее самые его успехи нужно объяснять враждебностью горцев к русскому владычеству».

Первыми проповедниками нового учения в Дагестане были.ru крупнейшие для своего времени ученые-арабисты Магомед Яраг-ский и Джамалутдин Казикумухский, оказавшие огромное влияние на становление взглядов первого имама Гази-Магомеда, имама Шамиля и др. (Рамазанов X. X., Шихсаидов А. Р., 1964).

lal Переосмыслив учение мюридизма, отбросив суть тарика-та мистической отход от реального мира, проповедники нового учения сохранили его организационные формы и выступили по сути дела реформаторами тариката. Горцы быстро воспринимали близкие им ru лозунги «равенства между мусульманами», «мусульманин никогда не должен платить подати», «освобождение мусульман из-под власти неверных» и «газават» («священная война») против «неверных».

Различаются мюриды тарикатские и наибские. Первых, в полном aa понимании этого слова, на всем протяжении Кавказской войны было немного, тогда как горцев, становившихся под знамена Гази Магомеда и Шамиля, считали тысячами. Мюридом у Шамиля.m считался всякий преданный и честный горец, боровшийся против царизма. Наибскими мюридами считались те, кто не входил в секту тарикатистов. Достоинствами их считались физическая сила, умение владеть оружием и преданность наибу. Обычно каждый наиб имел от w 5 до 12 мюридов, получавших от него содержание.

Таким образом, собственно мюриды составляли незначительное меньшинство, а большую часть боровшихся с царизмом представляли ww простые горцы-уздени, недовольные феодальным и колониальным гнетом. Кавказский мюридизм являлся политическим орудием, религиозной оболочкой народно-освободительного движения горцев.

В тех конкретно-исторических условиях никакой другой, кроме как религиозной, идеологии у гор цев Кавказа не могло быть, поскольку религия являлась основной формой общественного сознания. Однако это была не борьба между крестом и полумесяцем, христианством и мусульманством, как это старались представить многие царские авторы, а сопротивление народов, не желавших подчиниться власти царизма, ограничивавшего традиционную свободу и независимость горцев. Это было не религиозное, а народно-освободительное движение под флагом.ru мюридизма, объединявшего разрозненные народы в единую силу, противостоящую натиску регулярных царских войск.

Одним из первых организаторов борьбы горцев за независимость Дагестана являлся Гази-Магомед (1795-1832), первый имам lal Дагестана. Гази-Магомед, или Кази-Мулла, как его называли в официальных документах, выходец из семьи простого узденя из Унцукуля, провел детство в с. Гимры. Вместе со своим другом Шамилем Гази-Магомед много и упорно учился у самых известных ru ученых Дагестана. Именно он первым начал воплощать в практику идеи шариата, пытаясь заменить ими господствовавшие повсеместно в Дагестане адатные порядки, настолько многообразные, что они мешали объединению горцев в единую политическую силу. Гази aa Магомед требовал от мюридов активнейшего участия в политической жизни общества, выступив по сути дела реформатором тариката.

Первый имам был человеком, который понял настроение масс,.m разобрался в сложившихся обстоятельствах и стал во главе движения горцев.

В 1829-1830 гг. отряды горцев Гази-Магомеда наносили неожиданные и успешные удары по царским войскам и феодалам в w Дагестане. Они осаждают Дербент, крепости Бурная, Видная, захватывают г. Кизляр (ноябрь 1831 г.) и ряд крупных селений:

Параул, Тарки, Чумискент, Большое Казанище и многие другие. Их ww успехи способствуют восстанию табасаранцев, кай-тагцев, жителей Кумыкской равнины и чеченцев. Значительные успехи Гази-Магомеда вынудили кавказское командование предпринять решительные меры.

Крупные воинские части во главе с бароном Розеном жестоко подавили восстание в Чечне (было разорено до 60 селений) и октября 1832 г. осадили с. Гимры - последний оплот Гази-Магомеда, Шамиля и других ближайших их сподвижников. Со словами «кажется, сила еще не изменила молодцу»

Гази-Магомед бросился с шашкой из последнего убежища башни у с.

Гимры прямо на солдатские штыки. Так в 1832 г. в бою погиб один из замечательных сынов Дагестана. Оставшиеся жители Гимры были обложены бароном Розеном штрафом по 6 рублей и ежегодной подушной податью по 1 рублю. Однако надеждам царского.ru командования, что разгром под Гим-рами и смерть Гази-Магомеда должны сломить сопротивление горцев, не суждено было сбыться.

Через два года горцы вновь поднялись на борьбу во главе с Гамзат-беком Гоцатлинским (1789-1834), ближайшим сподвижником lal Гази-Магомеда. Провозглашенный в с. Корода вторым имамом Дагестана Гамзат-бек, по свидетельству очевидцев, отличался умом, настойчивостью и решительностью. По словам хрониста Мухаммед Тахира аль-Карахи, «он со своими товарищами сначала обошел ru селения и города, давая наставления, проповедуя, отдавая приказы и устанавливая запреты». За короткое время он сумел подчинить своей власти койсубулинцев, гумбе-товцев, андийцев, андаляльцев и др., причем во многих местах Гамзат-бек расправлялся с местной знатью.

aa При нем была также целая рота своих телохранителей из беглых русских солдат, верно служившая имаму. Большую помощь Гамзат беку оказывал Шамиль, поправившийся после тяжелых ранений в.m Гимрин-ском сражении. За исключительное мужество он пользовался огромным авторитетом и уважением горцев (Мухаммед-Тахир аль Карахи, 1990).

Гамзат-беку удалось нанести несколько поражений отдельным w отрядам царской армии. У с. Гергебиль в 1833 г. им были разбиты отряды во главе с шамхалом Тарковским Абу-Муслимом, Ахмед ханом Мехтулинским и др. В 1834 г. Гамзат-беку удалось овладеть ww Хунзахом - столицей аварских ханов, где в свое время потерпел поражение первый имам Гази-Магомед. В Хунзахе была уничтожена вся семья аварских ханов, их свита, а также управляющий небольшой частью Аварии Сурхай-хан. Но вскоре (15 мая 1834 г.) молочный брат убитых хунзахских ханов и родной брат Хаджи-Мурада Осман в результате заговора хунзахцев убивает Гамзат-бека в мечети.

Убийство аварских ханов, престарелой Баху-бике, Сурхая и многих знатных и известных во всем Дагестане людей, а также водворение Гамзат-бека во дворец ханов большинством хунзахцев было воспринято как глубокое оскорбление и надругательство, что не могло не стать объектом осуждения, и вызвало жажду мести. Здесь.ru Хаджи-Мурад, которому к тому времени было около 18 лет, со своим старшим братом Османом становится не только участником, но и организатором успешного покушения на Гамзат-бека. В заговоре участвовали примерно 15 человек, среди которых большинство lal приходилось родственниками Османа и Хаджи-Мурада. После смерти Османа Хаджи-Мурад оказался во главе хунзахцев, он распоряжался осадой ханского дворца, в котором укрылись оставшиеся в живых сторонники Гамзат-бека. Хунзах на целых девять лет стал островом ru непокорности для набиравшего силу мюридизма и до 1836 г. одной из главных целей проникновения во внутренний Дагестана русского командования.

Истребление аварских ханов и последовавшее за этим убийство aa Гамзат-бека и его соратников надолго отстранило Аварское ханство от мюридистского движения. Аварское ханство тесно связало себя с русской военной администрацией и противниками мюридизма в.m Дагестане, а руководители мюридизма и новый имам Шамиль с еще большей целеустремленностью стремились присоединить силой оружия Аварское ханство к своей борьбе и тем самым ликвидировать главный очаг сопротивления движению. Эти же события, как видно, w завершили раскол в верхних слоях хунзахского общества, разделивший их на сторонников и противников имама Шамиля (Аммаев М. А., 2002).

ww Хаджи-Мурад и его сторонники твердо стали в ряды противников Шамиля. Это и было понятно. Близость к ханским сыновьям, их смерть и последующая месть за них определили на этом этапе его позицию. Слишком многих из родственников и друзей он потерял, защищая политический выбор Аварского ханского дома и хунзахцев, иная его позиция была бы гораздо менее понятной.


Хаджи-Мурад в той ситуации защищал свой дом, свое село и Аварию, и трудно его обвинить в том, что он вначале не поднялся до целей газавата, которым руководили дагестанские имамы.

С убийством Гамзат-бека Аварское ханство на время становится ничьей территорией. Назначенным российскими властями ханами Аварии до совершенолетия законного наследника Султан-Ахмед хану, а затем Мухаммед-Мирза-хану Казикумухско-му так и не.ru удалось даже побывать в своих новых владениях, а Ахмед-хану Мехтулинскому, следующему правителю Аварии (после занятия Хунзаха войсками генерала Реута в июле 1836 г.), трудно было соперничать с огромным влиянием и популярностью молодого lal Хаджи-Мурада, к тому же назначенного генералом Клюгенау управляющим Аварии.

С назначением Ахмед-хана временным правителем Авари-стана между ним и Хаджи -Мурадом, как отмечает исследователь М.

ru Гаммер, «сложились отношения соперничества, которые переросли во вражду». Доносы и наговоры Ахмед-хана привели к аресту Хаджи Мурада по обвинению в ведении тайных переговоров с Шамилем, а также разрушению его дома, разграблению имущества и скота. Вряд aa ли его можно после этого обвинить в том, что, связанный за руки, глухой ночью он не согласился безропотно следовать в Темир-Хан Шуру навстречу собственной смерти и бежал по дороге, сбросившись.m с обрыва.

После смерти Гамзат-бека борьбу горцев Дагестана и Чечни возглавил друг и ученик Гази-Магомеда Шамиль (1798-1871), который в сентябре 1834 г. стал третьим имамом Дагестана, а w впоследствии и Чечни. С именем Шамиля связаны героические страницы упорной, тяжелейшей борьбы в течение 25 лет с неиз меримо более могущественным противником - царской военной ww администрацией на Северном Кавказе. Русский историк Романовский писал: «Мюридизм ожидал только главы, чтобы воспрянуть с новой силой. Этой главой явился Шамиль, соединивший в себе редкие дарования воина и администратора». Родом из простой узденьской семьи, много учившийся в юности у самых известных ученых арабистов, друг и соратник Гази-Магомеда, сподвижник Гамзат-бека, Шамиль превзошел своих предшественников прежде всего тем, что понял невозможность вести борьбу с превосходящими силами противника без консолидации усилий разрозненных сил, без создания государства и проведения в нем различных реформ.

Убеждениями, уговорами, а зачастую применяя и силу, Шамиль начинает вводить шариат в дагестанских селениях, набирает сторонников, готовится к борьбе с грозным противником - царизмом и.ru местными крупными феодалами и беками. В 1836-1838 гг. во многих сражениях Шамиль показал себя блестящим военачальником, одержав ряд побед над царскими войсками, что значительно увеличило число его сторонников.

lal Царские власти даже хотели убедить Шамиля лично явиться к императору Николаю I, собиравшемуся посетить Кавказ. Имели место и переговоры Шамиля с генералом Клюге-фон-Клюге-нау, во время которых Шамиль отказался от предложения явиться к царю с ru покорностью. Решающее героическое сражение, продолжавшееся почти три месяца, происходило при Ахульго в 1839 г. Пытаясь остановить штурм крепости, Шамиль отдал генералу Граббе 9-летнего сына Джамалудина, но это не помогло, и после кровопролитных боев, aa в которых героически погибли почти все защитники, Ахульго пал.

Шамиль потерял жену, сына и сестру и с горсткой людей чудом прорвался в Чечню.

.m В походе на Ахульго в отряде Граббе участвовала и дагестанская феодальная знать (45 князей, беков и старшин). После взятия Ахульго царское командование считало, что с Шамилем покончено, надеясь, что падение Ахульго подорвет боевой дух горцев и приведет к их w скорейшему подчинению.

Падением Ахульго завершился первый этап движения горцев Дагестана и Чечни под руководством Гази-Магомеда, Гамзат-бека и ww Шамиля в 1830-1839 гг.

Второй этап движения горцев под предводительством Шамиля в 1840-1852 гг. ознаменовался наиболее значительными успехами.

Широкую поддержку Шамиль получил в Чечне, восставшей в 1840 г.

против жестокого генерала Пулло, особенно против стремления властей обезоружить жителей горных сельских обществ. Объединив вокруг себя разрозненные отряды Ташав-Хаджи, Суаиба, Ахверди Магомы, Кибит Магомы и др., Шамиль постепенно направил выступления горцев в русло борьбы за независимость и свободу под знаменем священной борьбы против «неверных». В 1840 - начале 1850-х гг. горцы изгнали царские войска почти из всей Аварии и Чечни, взяв 12 укреплений. В 1840 г. на сторону Шамиля перешел Хаджи-Мурад, который в течение 12 лет был одним из самых смелых и способных наибов Шамиля и грозой.ru всех пограничных областей.

Ранняя и трагическая гибель Хириясул Алибека Аварского, коменданта знаменитой Сурхаевой башни на Ахульго, и Ахбер-дил Магомы, мудира Малой Чечни, казалось, нанесла непоправимый урон lal мюридизму, но тут в рядах газавата появился новый герой. Битва при Цельсеме, завершившаяся бесславно для русских войск, к тому же с потерей генерала Бакунина, являлась началом нового перелома в Кавказской войне. Переход Хаджи-Мурада на сторону Шамиля ru открывал ему путь в Аварию, где его популярность была чрезвычайно велика. Вслед за переходом Хаджи-Мурада вновь присоединился к Шамилю Кибит Магома Телетлинский, который в последние годы считался покорным царизму. Вместе с ним движение мюридов aa поддержала и большая часть обществ, лежащих по верховьям Аварского Койсу. Потеряв из сферы своего влияния Аварию, русские потеряли окончательно и свое влияние на Дагестан, что и отдалило на.m много лет его подчинение и завоевание.

В 1843 г. Хаджи-Мурад по поручению Шамиля блестяще завершил освобождение горной Аварии от русских войск, благодаря чему территория имамата приобрела цельный характер, охватив w внутренний Дагестан и Чечню.

Началась блистательная эпоха Шамиля, период наибольших успехов, в чем огромную роль сыграл Хаджи-Мурад, назначенный ww уже из наибов мудиром - начальником одного из четырех округов, на который был разделен имамат. Начиная с этого времени мы видим Хаджи-Мурада на самых опасных участках военных действий, «на острие сабли имама».

Во время Даргинской экспедиции М. С. Воронцова в 1845 г.

Хаджи-Мурад разгромил колонну, сформированную для достав 13.Зак.» 1237. ки провианта блокированному в Дарго М. С. Воронцову. За два дня войска потеряли почти 1500 человек убитыми и ранеными, три орудия, весь обоз и двоих славных генералов: Пассека и Викторова.

«Вместо хлеба и боевых припасов экспедиционный отряд принял на себя дополнительно еще более 7000 человек раненых», еще больше усугубив и без того плачевное положение наместника Кавказа.

Защита Гергебиля и Салтов, многочисленные прорывы и рейды на.ru равнину, занятую войсками, включая дерзкий набег на Темир-Хан Шуру, на Нухинский уезд в 1850 г., снискали Хаджи-Мураду огромную славу. Рейд Хаджи-Мурада 8 апреля 1848 г. в Темир-Хан Шуру с целью выкрасть оттуда главного начальника края генерал lal лейтенанта Орбелиани, вызвал панику у всего российского командования на Кавказе. В Шуре было сосредоточено до 25 тысяч солдат. Предприятие это было «просто безумным по своей смелости», когда с небольшим числом отчаянных удальцов, переодетых ru казаками, Хаджи-Мурад проник в город. Хотя непосредственной цели эта операция не достигла, тем не менее русское командование было вынуждено оставлять часть сил для прикрытия и защиты своих баз на равнине при последующих рейдах в горы. Хаджи-Мурад со своей aa летучей конницей мог появляться в самых неожиданных местах.

Постепенно слава Хаджи-Мурада стала опережать его самого.

Если Шамиль был знаменем борьбы, то Хаджи-Мурад становился его.m душою. Его имя вдохновляло соратников, с ним связывали успех и удачу, его боялись враги (Аммаев М. А., 2002).

В 1848 г. при вторжении Шамиля в Самурский округ Хаджи Мурад, командовавший отдельной партией, спустился со стороны w ахтынских минеральных вод, где его ожидал полковник Мищенко с полуторатысячной кубинской милицией. «Встреча противников произошла самым оригинальным образом: один из разъездов, ww отправленный навстречу Хаджи-Мураду, «наткнулся на несколько десятков конных лезгинов», которые с криком «Хаджи-Мурад!»

бросились в шашки. Разъезд пронесся назад с криками: «Хаджи Мурад! Хаджи-Мурад!» Крик этот подхватила милиция, стоявшая на бивуаке и, вскочив на коней, рассея лась в смятении. Затем, соединившись с партиями Кази-Магомы и Даниель-султана, Хаджи-Мурад поспешил навстречу генералу Аргутинскому и вместе с ними участвовал в кровопролитном бою под Мискинджи».

1851 г. становится годом величайшей славы Хаджи-Мурада и переломным этапом в его судьбе. После взятия в плен из Джен-гутая Мехтулинской ханши, после набега на Шуру и появления на.ru Нухинском почтовом тракте у Барабатлинской станции, когда в его руки чуть не попал поезд самого цесаревича, для Хаджи-' Мурада, казалось, не было ничего невозможного.

С 400-500 отборными всадниками он появлялся далеко в глубине lal занятого русскими войсками края, проходил за день до 100 км, вызывал войска фальшивой тревогой в противную сторону и, пользуясь общей суматохой, безнаказанно уходил. Эти замечательные партизанские способности и создали ему ту популярность в народе, ту ru известность в горах, какой не было до него ни у одого наиба и которая по временам настораживала самого Шамиля. И, как писал генерал В.

А. Полторацкий, «какие только чудеса не трубят об этом аварском хвате! Если верить наполовину тому, что воспевают о его безумной aa отваге и невероятной дерзости, то и тогда приходится удивляться, как Аллах спас его сумасбродную голову. Военная слава Хаджи-Мурада ни в ком не встречает соперничества и славы, и популярность его.m гремит от Каспийского до Черного моря».

Слава и все растущая популярность Хаджи-Мурада становились опасными не только для противника, но и для династических намерений самого Шамиля, в чьем окружении также появились w тайные враги и завистники знаменитого наиба. Одним из них, очевидно, был Даниель-султан Илисуйский, к тому же оскорбленный похищением своей тещи Нох-бике и надеявшийся видеть преемником ww Шамиля своего зятя Гази-Магоме-да. На съезде в Анди невысказанное намерение имама о назначении преемником своего сына было выражено другими примерно так: «Имам, война приобретает все более жестокий и кровопролитный характер, и никто не гарантирован от смерти. Желательно назвать преемника, который в случае чего продол жит наше дело». Другие в унисон называли имя Гази-Магомеда. Но на совете выявилась и другая партия, которая заявила, что о возможности смерти имама и речи быть не может, что означало, «если что и случится, тогда видно будет, кому быть имамом». Молчание Хаджи-Мурада на съезде не говорило в пользу Гази-Магомеда.

Что же касается неудачного рейда Хаджи-Мурада в Хайдак и Табасаран, он, судя по сложившейся ситуации, был заранее обречен.

.ru Ни Омар Салтинский с гораздо большими силами до того, ни Бук Мухаммед в последующем не смогли поднять край на восстание против русских. Сочувствие их движению еще не означало готовность нести все тяжести борьбы в крае, в непосредственной близости от lal крупных баз регулярных русских войск. Пятьсот всадников Хаджи Мурада тем более не могли выполнить эту миссию. Это был скорее повод к обвинению Хаджи-Мурада в провале и к попытке его ареста, о чем говорило столкновение с посланным для его ареста отрядом при ru Бат-лаиче на Хунзахском плато. Хаджи-Мураду предстояло сделать тяжелый выбор, и он был сделан - теперь уже на стороне русских войск против имама.

Следует также отметить и тот факт, что андийский съезд, на aa котором был назван преемником имама Гази-Магомед, охладил к борьбе многих соратников Шамиля. Династическая форма правления, прикрытая видимостью коллективного выбора, была ими воспринята.m как отход от принципов, заложенных при избрании главы государства - имамата при первых имамах, и умаление их заслуг перед народом.

Здесь нет необходимости подробно описывать историю побега Хаджи-Мурада от русских обратно в горы и его героическую смерть.

w Интересно отметить, что наместник М. С. Воронцов и генерал М.

3. Аргутинский-Долгоруков, с которым он советовался как быть с Хаджи-Мурадом, сами не знали как с ним поступить: они, видимо, ww боялись ответственности. Соврешенно неожиданно на голову наместника Кавказа свалилась огромная беда: «В глубь России нельзя отправить, убить или посадить в тюрьму - тоже, а что у него на уме - один Аллах знает». Смерть Хаджи Мурада, как писал сам М. С. Воронцов, «освободила его от ужасной тяжести, которую вполне чувствовал и нес безропотно», и «в том виде, как она случилась, для нас есть счастье...», ибо «этот не устрашимый человек был обоюдоострая шпага, которая могла бы сделаться затруднительной для нас».

А умер Хаджи-Мурад отчаянным храбрецом, каковым и жил. Как.ru отмечает М. С. Воронцов, «на его глазах умерли двое его товарищей, и он сам, раненный четырьмя пулями, слабый и истекающий кровью, в отчаяниии бросился на атакующих, и тут-то его покончили!»

И, как писалось в редакционной статье «Русской старины», lal «Хаджи-Мурад был один из гениальнейших самородков. Сказать, что это был храбрец и удалец из самых храбрейших и удалых горцев значит, еще ничего не сказать для его характеристики: бесстрашие Хаджи-Мурада было поразительно даже на Кавказе. Но его отличие ru было не в этом только свойстве: он был вполне необыкновеннейший вождь кавалерии, находчивый, предусмотрительный, решительный в атаке, неуловимый в отступлении. Довольно сказать, что бывали моменты, когда этот витязь держал как на сковородке столь умных aa полководцев, какими были князь Аргутинский-Долгоруков и победитель при Краоне М. С. Воронцов. Словом сказать, перенести этого гениального дикаря всего, каков он был, в армию французов,.m либо еще лучше в армию Мольтке, какую хотите европейскую армию, Хаджи-Мурад явился бы лихим командиром кавалерии и в челе ея во всякой армии был бы совершенно на месте».

В период наибольших успехов Шамиля на значительной части w Дагестана и Чечни сложилось новое государство горцев - имамат, основной функцией которого была защита от превос ходящих сил царского режима и местных феодалов. Вся духовная и ww светская власть в государстве находилась в руках имама. Территория государства менялась в зависимости от успехов и неудач восставших горцев. Население имамата было разноязычным и разноэтническим, в нем насчитывалось до 50 народов и этнических групп Дагестана и Северного Кавказа. Шамилю и его спо движникам удалось объединить многие народности и союзы сельских обществ, «разделенные между собою и природой, и языком, и обычаями», в один общий союз с единой военной, гражданской и духовной системой управления. Объединение горцев происходило на религиозной основе шариата, утверждавшегося вместо многочисленных и разнообразных адатных отношений в общественной жизни.

.ru На территории имамата действовали введенные Шамилем новые законодательные нормы, вошедшие в историю как низа-мы по различным отраслям права: государственному, уголовному, гражданскому и семейному. Официальным языком в имамате был lal признан арабский, являющийся языком ислама и мусульманского права - шариата, а также языком делопроизводства.

Для решения особо важных дел в имамате в 1841 г. был создан государственный совет (диван-хана), состоявший из заслуженных и ru авторитетных людей, пользовавшихся доверием Шамиля. Зять Шамиля Абдурахман отмечал, что на совещаниях «имам излагал только сущность дела и высказывал свое мнение. Настойчивость имама могла иметь место в отношении только военных предприятий».

aa Дела чрезвычайной важности обсуждались на съездах наибов, алимов, других представителей местной власти и депутатов от народа.

Такие съезды проходили в Дарго (1841), Алмаке (1845), Анди (1847),.m Ругудже (1851), Хунзахе (1859) и имели огромное консолидирующее значение.

В административном отношении имамат делился на наибства военно-административные единицы, число которых менялось от 50 до w 17 в зависимости от успешности военных действий. Наибы, назначавшиеся из представителей самых различных национальностей, обладали всеми правами военного и гражданского администратора, за ww исключением права смертной казни. Видными военачальниками Шамиля были Ахверди Магома, Шуаиб Ичкерийский, Хаджи-Мурад Хунзахский, Кибит Магома Телетлинский, Галбац-дибир Каратлинский, Лабазан Андийский, Ташик Чеченский и многие другие. Власть в ауле осуществляли выборные старшины.

Гражданское судопроизводство на местах осуществлялось диби рами, муллами и кадиями, в пределах всего наибства - муфтием.

Высшей же судебной властью обладал имам и его совет.

В период управления Шамиля была создана единая государ ственная казна - байтулмал, основными источниками которой были ханско-бекская собственность, мечетские земли, имущество провинившихся перед законом, подушная подать (закят) в размере 1/10 части от урожая, подать с горных пастбищ и некоторых селений,.ru пятая часть военной добычи и другие поступления и налоги.

Примечательной особенностью налоговой системы был дифференцированный подход к налогоплательщикам, в соответствии с состоянием хозяйства и платежеспособностью.

lal Продолжая линию первых имамов, Шамиль проводил и активную социальную политику. Истреблялась непокорная высшая феодальная знать, освободились от зависимости ханов и беков крестьяне аулов в количестве 130 ООО человек, по существу было ru ликвидировано и рабство в горном Дагестане. Шамиль вменил в обязанность владельцам рабов снабдить их всем необходимым и обращаться с ними человеколюбиво. Казенную землю получали отличившиеся воины и наибы, перебежчики из царской армии, а aa также нуждавшиеся сельские общества.

Решительную борьбу вел Шамиль и с кровной местью, уносившей множество жизней и отвлекавшей народ от борьбы с внешним врагом.

.m А. Руновский писал, что «реформы, произведенные Шамилем по части кровомщения, были немногочисленны, но по результатам своим очень капитальны». Было объявлено, что кровная месть должна быть направлена только на того, кто ее принял, а не на родственников w убитого и убийцы.

Запрещались в стране танцы, музыка, пение, употребление табака и спиртного, а ослушавшихся жестоко наказывали. Многие селения, ww противившиеся воле имама и отказавшиеся от введения шариата, подверглись разрушению и переселению.

В условиях тяжелейшей войны со значительно превосходившей силой противника строжайшая дисциплина, подчинение единому командованию и законам были необходимейшими условиями защиты государства. В имамате была создана значительная армия из постоянных отрядов и ополчения. Ядро армии составляли муртазикаты, находившиеся на службе у Шамиля (до чел.), и наибы, получавшие содержание от них. Каждые 10 семейств выставляли в армию Шамиля одного всадника, который содержался остальными 9 дворами. Все мужское население от 15 до 50 лет считалось военнообязанным и должно было принимать участие в народном ополчении. При этом каждый мурта-зикат становился начальником над жителями 10 дворов, от которых он был выставлен.

.ru Общая численность армии иногда доходила до 60 000 человек.

Особые воинские подразделения составляли отряды перебежчиков из русских, поляков, украинцев и др., из которых даже был сформирован отдельный батальон. В столицах имамата Дарго, а затем и в Ведено lal имелись поселения этих солдат, причем Шамиль заботился о них и защищал от притеснений. Он писал: «Знайте, что те, которые перебежали к нам от русских, являются верные нам... Эти люди являются нашими чистосердечными друзьями... Создайте им все ru условия и возможности к жизни».



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.