авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«Содержание ЕГИПЕТСКАЯ КОНСТИТУЦИЯ: ИСЛАМСКОЕ "ДА" СВЕТСКОМУ "НЕТ" Автор: А. М. ВАСИЛЬЕВ, Д. И. ...»

-- [ Страница 3 ] --

Частный сектор состоит из частных госпиталей, медицинских лабораторий, частнопрактикующих специалистов (терапевтов, дантистов, ветеринаров, фармацевтов и др.) и обслуживающего персонала. В последние два десятилетия частные медицинские учреждения были оснащены передовой техникой из США, Германии и других государств, зарекомендовавших себя на мировом рынке медицинской техники, а также индийским оборудованием, ставшим в последние годы весьма конкурентоспособным. Медицинский персонал индийских частных клиник имеет, помимо индийских, как правило, дипломы и сертификаты о повышении квалификации западных вузов и, зачастую, опыт работы за рубежом. В результате, в настоящее время Индия располагает первоклассными специалистами в области кардиологии, трансплантологии, нейрохирургии, офтальмологии, стоматологии и других областях медицины18, что дополнительно стимулирует приток иностранных граждан, прибывающих сюда на лечение, и, соответственно, увеличивает рост экспорта медицинских услуг.

Всего же в частном секторе сосредоточено свыше 75% передовых медицинских технологий, 68% стационарных лечебных учреждений и 37% больничных мест. При этом доля частного сектора в стационарном лечении граждан Индии в 2009/10 ф.г. составила около 60%, а в амбулаторном лечении - порядка 80%19. Среди частных стационарных медицинских учреждений, оснащенных самым современным оборудованием, выделяются 583 крупных госпиталя различной специализации, прошедших аттестацию на конец сентября 2011 г.20 Доминирование частного сектора в здравоохранении приводит к тому, что разные социальные слои населения имеют различную степень доступа к медицинским услугам. К примеру, госпитализация состоятельных граждан в 6 раз выше, чем малоимущих. Расположение же частных клиник и госпиталей, преимущественно в городах, создает определенные сложности сельским жителям в плане доступности получения качественных медицинских услуг.

Частный сектор в последние десятилетия увеличивался достаточно быстрыми темпами благодаря медицинскому образованию, субсидируемому государством, а также льготному налогообложению, весьма выгодным государственным кредитам, выдаваемым индийским медикам для открытия частной практики, и пр. В настоящее время частный сектор также активно работает и в смежных с медициной секторах: разработка медицинских технологий и диагностических аппаратов, производство и продажа лекарств и медицинских препаратов, строительство госпиталей, медицинское образование.

Для привлечения зарубежных инвестиций Индия полностью открыла отрасль здравоохранения для прямых иностранных вложений (до 100% уставного капитала компаний без предварительного разрешения Резервного банка Индии)21. Кроме того, на уровне штатов частным компаниям предоставляются такие льготы, как: скидки при покупке земли под медицинские учреждения, освобождение от некоторых налогов, в т.ч. от акциза на электричество до 7 лет, или их снижение - до 50% на гербовый сбор и 50% на налог с продаж при сделках с недвижимостью и др. Ежегодно из индийских вузов и колледжей выпускается свыше 25 тыс. медработников, включая докторов, и столько же специалистов в области индийской медицины и гомеопатии23. При этом значительная часть выпускников уезжает за рубеж или устраивается на работу в частные медицинские учреждения Индии. В качестве нескольких способов решения проблемы утечки медицинских кадров из страны и их трудоустройства в отдаленных сельских районах введена следующая система: 50% мест в медицинских вузах оплачивается из государственного бюджета для тех бакалавров, кто готов продолжать образование на бюджетной основе. При этом по завершении учебы эти выпускники будут обязаны по направлению министерства здравоохранения и по делам семьи отработать три года в государственных медицинских учреждениях на селе.

Еще одним способом решения проблемы кадрового "голода" государственного медицинского сектора стало предоставление бакалаврам медицины при сдаче вступительных экзаменов для продолжения образования дополнительного бонуса за каждый год работы в сельской местности по окончании магистратуры24. В результате, заметно увеличился медицинский персонал в государственном секторе. Так, по данным на март 2010 г., в него влились 11084 доктора, 7692 специалиста в области традиционной медицины и др. На международном уровне совершенствованием системы предоставления медицинских услуг иностранным гражданам с прицелом на защиту прав пациентов, создания высоких условий безопасности лечения, обеспечения адекватных страховых выплат в случае неудач при проведении стр. операции и т.п. активно занимается ряд международных и национальных структур, в т.ч.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), под эгидой которой с 2004 г. в целом ряде стран реализуется программа World Alliance for Patient Safety26;

Medical Tourism Association;

Joint Commission on Accreditation of Health Organizations (в США) и др. В Индии вопросы безопасности медицинского туризма находятся в ведении министерства здравоохранения и по делам семьи, которое активно участвует во многих программах ВОЗ, включая The Global Patient Safety Challenge.

Одним из основных центров медицинского туризма и "медицинской столицей" Индии по праву считается г. Ченнаи (штат Тамилнаду), где расположены многие известные в стране и за рубежом клиники. До 45% общего количества иностранных граждан получают необходимое лечение именно в Ченнаи, поскольку здесь, по сравнению с другими городами Индии, специализирующимися на медицинском туризме, наряду с первоклассными госпиталями предоставляются весьма конкурентоспособные цены27.

Среди активных инвесторов в сектор медицинских услуг Индии, в т.ч. и с последующим их экспортом, выделяется компания Manappuram Health Care Ltd., входящая в группу The Manappuram Group. Эта компания в 2011 -2016 гг. планирует вложить $222,27 млн. в развитие сети диагностических центров и стоматологических клиник в 15 крупных и небольших городах на юге страны28.

*** Таким образом, внешняя торговля услугами Индии на протяжении последних двух десятилетий демонстрирует высокие темпы роста, значительно превышающие мировые показатели. Это обусловливается, с одной стороны, бурным развитием высокотехнологичных отраслей, значительной либерализацией индийской экономики в целом, ее быстрым ростом на фоне повышения благосостояния населения, а с другой растущей интеграцией наукоемких отраслей экономики Индии в мировое хозяйство.

При этом примечательно, что в деле успешного проникновения на зарубежные рынки услуг Индия преуспела в гораздо большей степени, нежели на товарные рынки. Об этом свидетельствует тот факт, что доля Индии в мировом экспорте услуг в последние годы достигла почти 3%, в то время как в мировом экспорте товаров - чуть более 1%.

Динамичный рост наукоемких отраслей оказал существенное влияние и на изменение структуры экспортной корзины услуг: доля туристических и транспортных услуг уменьшилась, в то время как процент прочих коммерческих услуг (в основном связанных с ИКТ) увеличился. Таким образом, в отличие от большинства формирующихся рыночных (emerging) и развивающихся стран, интеграция которых в мировую торговлю услугами определяется избытком трудовых ресурсов, причем, главным образом, низкоквалифицированных, рост индийского экспорта услуг в 1990-е - 2000-е гг. во многом обеспечивался категорией высококачественных наукоемких услуг.

Ускоренно развивающаяся сфера услуг и все увеличивающаяся торговля ими отражают динамизм индийской экономики, в которой эффективный третичный сектор оказывает существенное влияние не только на темпы экономического роста, но также и на повышение ее конкурентоспособности в мире.

http://findarticles.eom/p/articles/mi_7058/is_3 - 4_18/ai_n4871 1614/ http://en.wikipedia.org/wiki/List_of_universities_in_lndia Chapter 12. Human Development, Equity and Environment // Government of India. Union Budget and Economic Survey 2011/12, p. 304 - http://indiabudget.nic.in/es2011 - 12/echap-13.pdf http://findarticles...

http://aserf.org.in/bulletinl/fdi.htm;

http://www.indembassy. com.vn/tabid/83/default.aspx Mishra Alya. India: Reforms to attract more international students // University World News, 27.03.2011 http://www.university-worldnews.com/article.php?story-20110326095903447;

Project-Atlas. Partner;

Association of Indian Universities - http://www.iie.org/en/ Services/Project-Atlas/India http://www.recoverdiscover.com/healthcare_system.php India Economy Guide. Investor Opportunity in Health Care Sector http://theindiaeconomy.blogspot.com/2008/06/investment-opportu-nity-in-health-care.html;

Kirmani Aazeen F. India is the Emerging Global Health Destination - http://www.chillibreeze.com/articles/ medicaltourism.asp http://www.economywatch.com/business-and-economy/tourism-industry.html http://www.healthdeskindia.com/blog/category/medical-tou-rism-india/ http://www.ibef.org/artdispview.aspx?in=74&art_id-29511&cat Jd=120&page- http://www.aboutus.org/RNCOS.com;

http://www.rncos.com/ http://www.ibef.org/industry/healthcare.aspx Annual Report to the People on Health. Ministry of Health and Family Welfare. Government of India. September 2010 http://mohfw.nic.in/showfile.php71id- http://indiabudget...

Annual Report to the People on Health... December 2011 http://mohfw.nic.in/WriteReadData/1892s/6960144509Annual%20Rep ort%20to%20the%20People%20on%20Health.pdf Ibidem.

http://www.recoverdiscover...

Annual Report to the People on Health... September 2010...

http://dme.ap.nic.in/Recognizedhosolist.pdf India Economy Guide...

http://www.indianmba.com/Occasional_Papers/OP169/opl69. html http://www.searo.who.int/LinkFiles/India_CHP_india.pdf Annual Report to the People on Health... September 2010...

Ibid.

http://www.who.int/patientsafety/en/brochure_final.pdf http://www.wealthnext.com/2011/medical-tourism-and-indian-companies http://articles.economictimes.indiatimes.com/2011 -06 - 18/news/ 29674281_l_big-plans-diagnostics-small-towns стр. ШКОЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В КЕНИИ: РОЛЬ ИНИЦИАТИВЫ Заглавие статьи "СНИЗУ" Автор(ы) Н. Ф. МАТВЕЕВА Источник Азия и Африка сегодня, № 3, Март 2013, C. 34- ПОЛИТИКА, ЭКОНОМИКА Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 26.5 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи ШКОЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В КЕНИИ: РОЛЬ ИНИЦИАТИВЫ "СНИЗУ" Автор: Н. Ф. МАТВЕЕВА Н. Ф. МАТВЕЕВА Институт Африки РАН Ключевые слова: Кения, образование, школы харамбее, неформальные школы, трущобы Накануне провозглашения независимости Кении (1963 г.) в стране насчитывалось тыс. начальных школ для африканцев, в которых обучалось 890 тыс. детей, и около 150 средних школ (31 тыс. учеников). 80,5% населения страны было неграмотным. В настоящее время в Кении насчитывается свыше 20 тыс. начальных и более 6 тыс.

средних школ, в которых обучаются, соответственно, 8,8 млн. и 1,4 млн. детей.

Уровень грамотности населения составляет 85%1.

В своей инаугурационной речи (12.12.1964) первый президент независимой Кении Джомо Кениата провозгласил "Харамбее!" (суах., Harambee! - "Потянем вместе!"), призвав всех кенийских граждан объединить свои усилия в создании Новой Кении, опирающейся на традиционные ценности. Строительство школ силами деревенских общин по принципу самопомощи и самофинансирования - наиболее характерный пример массового отклика со стороны населения страны на этот призыв.

ШКОЛЫ ХАРАМБЕЕ Строившиеся школы стали называться "школами харамбее" - название, которое сохраняется за ними и по сей день.

Провозгласив развитие всеобщего и доступного для всех образования одной из своих наиболее приоритетных задач, правительство Кении сосредоточило основные усилия на школьном строительстве в отдаленных и депрессивных районах - на севере и юге страны, где в колониальный период школ практически не было. В других же регионах спрос населения на образование мог быть обеспечен только за счет его собственных усилий. Это и стало главной причиной активного участия кенийцев в строительстве школ.

В 1968 г. было издано постановление о регистрации "школ харамбее" в министерстве образования и преподавании в них по разработанным им программам. Тогда же министерство стало направлять в эти школы своих учителей, работу которых оплачивал действовавший при министерстве Комитет по предоставлению преподавательских услуг (Teacher Service Committee).

Таким образом "школы харамбее" постепенно включались в государственную образовательную систему. В первую очередь, это касалось начальных "школ харамбее":

власти страны в целом позитивно расценивали участие населения в развитии всеобщего базисного образования. Иная ситуация складывалась со средними школами этой категории.

Государственная политика в области среднего образования предполагала "обеспечение достаточного количества мест в средней школе для детей с признанными способностями" и должна была осуществляться преимущественно за счет постепенного расширения сети государственных средних школ2.

Однако не все в Кении, прежде всего те, чьи дети уже учились в начальной школе, желали мириться с этой официально запланированной "постепенностью". В результате, с 1965 г. в стране стало стихийно развиваться "Движение за строительство средних "школ харамбее" (Harambee Secondary School Movement)3, главным образом, в экономически более развитой центральной Кении - в районах, жители которых заняты в товарном сельскохозяйственном производстве, приносящем денежные доходы.

Росту потребностей в среднем образовании способствовала также начавшаяся в первые годы независимости африканизация кадров унаследованного с колониальных времен бюрократического аппарата: предъявления сертификата о среднем образовании (порой, неполного, двухгодичного) было достаточно, чтобы занять рабочее место, прежде принадлежавшее специалисту неафриканского происхождения*.

Однако даже в условиях роста государственных ассигнований на социальные нужды в период "экономического бума" 1960-х - 1970-х гг. финансирование средних "школ харамбее" и обеспечение их квалифицированными учителями осуществлялось по "остаточному принципу" (ситуация, которая сохраняется и в настоящее время). Работа таких школ во многом зависит от финансовых возможностей общины и донорской помощи. Сюда по-прежнему идут выпускники начальных школ, результаты экзаменов которых недостаточны для зачисления в государственные средние школы.

"Движение за строительство средних школ харамбее" стало постепенно сворачиваться с середины 1980-х гг., когда глубокий и затяжной экономический спад повлек за собой сокращение доходов населения и, соответственно, его возможностей для строительства и содержания уже построенных к этому времени школ.

В начале 1990-х гг. в условиях дальнейшего обострения социально-экономических проблем, вынудившего кенийские власти пойти на общее сокращение бюджетных средств, выделяемых на социальную сферу (в соответствии со стабилизационно структурными программами МВФ и ВБ), были внесены изменения в политику финансирования школьного обучения. Они существенно повышали значение обязательного участия в нем родителей учеников, что фактически противоречило основному принципу лозунга "Харамбее!" - добровольности. Государство при этом практически отказалось от закупок школьного оборудования, учебников, других текущих и капитальных затрат, хотя и обеспечи * К середине 1970-х гг. этот источник занятости молодежи, получившей среднее образование, практически иссяк.

стр. вало заработную плату учителям (более 90% текущих государственных расходов).

В 2003 г. была отменена плата за начальное обучение. Также было принято решение о предоставлении школам средств на покупку учебников и учебных пособий в размере $12,75 в год на каждого ученика в начальной школе и $125 - в средней4. Но родители учеников продолжают нести расходы на покупку школьной формы, оснащение школ оборудованием, платят за поступление детей в школу (размер оплаты зависит от занимаемого школой места по итогам выпускных экзаменов), за допуск ребенка к выпускным экзаменам и пр.

О строительстве "школ харамбее" с 1990-х гг. кенийские власти говорят в прошедшем времени как о "большом вкладе старшего поколения в развитие образования в стране"5.

Но они продолжают строиться, хотя далеко не в таких масштабах, как это было в 1960-е 1980-е гг., и преимущественно в захолустных, "забытых" государством районах.

ШКОЛЫ В ГОРОДСКИХ ТРУЩОБАХ Появление школ в неформальных городских поселениях (трущобах), создававшихся по инициативе их обитателей, стало особенно заметным с середины 1980-х гг. (хотя отдельные школы возникали и ранее). Главными причинами этого были постоянный рост численности живущих в трущобах детей, не посещавших государственные школы, нехватка таковых, их удаленность и высокие "накладные" расходы на обучение.

Весьма тревожная ситуация сложилась в столице Кении - Найроби, где только 60% детей соответствующего возраста посещают начальные государственные школы6. (По этому показателю кенийская столица уступает лишь Северо-Восточной провинции, где проживают кочевники-скотоводы.) В Найроби в 2009 г. насчитывалось 203 начальных государственных школы. Из них 677 - в более чем 100 различных трущобных районах, где сосредоточено около 60% населения столицы8, составлявшего, по оценке на 2011 г., свыше 3,5 млн. человек9.

В столичном трущобном районе Кибера, крупнейшем на континенте по численности проживающего здесь населения (примерно 700 тыс. человек10), имеются всего государственные начальные школы. В них учатся 5,2 тыс. детей (из них 3,5 тыс. -в Olympic Primary School, которую также посещают дети из прилегающих к Кибере кварталов), и на одного преподавателя приходится свыше 70 учеников11. В другом районе - Матаре (около 500 тыс. жителей) - 3 государственные начальные школы вмещают максимум 2 тыс. учеников12. Две государственные школы с 4 тыс. учащихся - в Корогошо (120 - 150 тыс.13), три - в Кангеми (100 - 150 тыс. жителей)14 и т.д.

Школы в трущобах иногда называют "общинными" (community schools). Это название подчеркивает факт их создания самими жителями трущобных районов - выходцами из деревенских общин.

Подавляющее большинство таких школ, поскольку они расположены в неформальных поселениях15, относится к категории неформальных учебных заведений. Ни по состоянию школьных помещений и классных комнат, ни по санитарным условиям, ни по качеству образования они не соответствуют стандартам, требуемым для регистрации в министерстве образования. Такие неформальные* школы часто ютятся в стоящих прямо на земле временных постройках из листового железа. В сезон дождей под ногами учащихся хлюпает грязь, они часто простужаются. В классах отсутствует необходимая мебель, у детей нет учебников и даже порой письменных принадлежностей. Учителя не имеют квалификации, полусонные от недоедания дети плохо усваивают учебный материал и т.д. Именно так характеризуют школы, созданные общинами, представители благотворительной организации Edmund Rice International (со штаб-квартирой в Женеве), знакомившиеся в 2011 г. с условиями обучения детей в Кибере16.

Добавим к этому, что в заваленном мусором и прочими различными отбросами Кибере, всего в нескольких километрах от делового центра Найроби, с его небоскребами и шикарными ресторанами, практически нет проезжих дорог, здесь нет городских систем водо- и электроснабжения, отсутствуют медицинские учреждения, полицейское патрулирование и т.д. Аналогичную картину можно наблюдать и в других трущобных районах Найроби (может быть, за исключением иногда встречающихся среди трущоб своеобразных "анклавов", например, в Матаре, которые, по сравнению с Киберой, выглядят более сносно).

Как указывают эксперты Программы ООН по населенным пунктам (Habitat)**, трущобы Найроби являются одними из самых густонаселенных, антисанитарных и небезопасных для человеческого существования городских районов мира17. Для обитателей трущоб такие экстремальные условия не являются поводом для отказа от создания школ для своих детей. Но они не в состоянии предоставить министерству образования ни документов о собственности на земельный участок, где находится школа, ни свидетельств о профессиональной подготовке преподавателей, ни заключений санитарных инспекций и т.п.

Министерство образования не учитывает такие школы в своей статистике, а неофициальные оценки их количества весьма приблизительны. Общее число неформальных школ (созданных communities) в Кении составляет примерно 1,6 тыс.*** Большинство из них находится в Найроби18. Например, в начале 2011 г. в Кибере насчитывалось 228 неформальных школ, в которых обучалось 26,4 тыс. детей19, в Матаре 75 с 18 тыс. учащихся20, в Кангеми - 8821.

Проблемы, стоящие перед неформальными школами в Кении, и трудности, с которым они сталкиваются, по существу, являются во много раз увеличенным отражением современного состояния образования в странах Африки в целом22 и в Кении, в частности.

Так, одной из самых актуальных проблем для кенийских неформальных школ является проблема * Также неформальными называются в Кении школы (учебные центры), которые для обучения используют неформальные, т.е. свои собственные программы и методики, в отличие от утвержденных министерством образования. Такие учебные заведения создают благотворительные организации для детей из неблагополучных семей и сирот. В данной статье школы, относящиеся к этой категории, не рассматриваются.

** Habitat (англ.) - букв, место жительства, среда обитания. Штаб-квартира ООН Хабитат находится в Найроби.

*** Сюда не входят т.н. частные школы для бедных, также не имеющих регистрации в министерстве образования ввиду низкого качества обучения.

стр. нехватки квалифицированных кадров, она во много крат острее, чем в государственных школах. На долю учителей, имеющих хоть какую-то специальную подготовку, приходится не более 15 - 20% общего преподавательского состава неформальных школ в Найроби23. Нередко учителями работают окончившие лишь начальную или неполную среднюю школу. Отсутствие квалификации они компенсируют своим энтузиазмом, однако этого недостаточно для качественного преподавания.

Для неформальных школ характерна более высокая текучесть кадров: учителя работают по временному найму, с ними не заключаются контракты, в которых оговаривались бы их права и обязанности. Уровень их зарплаты более чем вдвое ниже, чем у государственных учителей24. Они, в отличие от последних, не имеют субсидий на оплату жилья, транспорта, оплачиваемых отпусков.

При отсутствии поступлений от благотворительных организаций бюджеты неформальных школ формируются за счет платы еле-еле сводящих концы с концами родителей за обучение детей (при этом сироты и дети из совсем уж неблагополучных семей от платы освобождаются), а также добровольных денежных сборов среди членов общины. В результате, школы практически все свои усилия должны направлять на то, чтобы "удержаться на плаву", и не имеют возможности для развития.

Хотя неформальные школы не имеют регистрации в министерстве образования, преподавание в большинстве из них ведется по утвержденным им программам. Причем оно "по умолчанию", в сущности, признает сам факт получения в них образования. Так, выпускники начальных неформальных школ имеют право держать (за довольно высокую плату) экзамены в государственных школах на сертификат о начальном образовании. Они могут продолжить обучение в государственных средних школах. Однако вероятность этого крайне мала, т.к. учащиеся неформальных школ обычно отстают в учебе от своих сверстников в государственных школах, и оценки их знаний, как правило, ниже уровня, требуемого для зачисления в государственную среднюю школу. По этой же причине перевод из неформальных в государственные школы не допускается.

Власти страны заявляют, что все кенийские дети имеют равные права на получение образования в государственных школах, никто не отказывает им в учебе в них, и строительство таких школ продолжается25. Между тем, в остро нуждающемся в этом Найроби в первом десятилетии нынешнего века была построена только одна государственная школа. Как отмечают неправительственные организации, выступающие за право на образование для детей, живущих в трущобных районах, главная причина заключается в том, что министерство образования никак не может достичь договоренности с мэрией Найроби о выделении под школьное строительство земельных участков26.

На нынешнем этапе основную помощь неформальным школам оказывают благотворительные организации, как зарубежные, так и местные. Их волонтеры налаживают доставку в школы питьевой воды, готовят школьные обеды*, создают учебную инфраструктуру, снабжают детей учебниками и т.д. Большое значение для преподавателей неформальных школ имеет оказываемая им помощь в приобретении профессиональной квалификации.

Например, в Матаре волонтеры благотворительной организации Dignitas (штаб-квартиры в Окленде и Найроби) осуществляют проект, по которому в этом районе соответствующую подготовку проходят учителя и директора из 10 неформальных школ 27.

Аналогичную помощь оказывает учителям Ресурсный центр в Кангеми, созданный в г. благотворительной организацией Order of Malta (Брюссель)28. В Найроби и Момбасе учителей для неформальных школ готовят по программе "Образование для маргинализированных детей в Кении" (Education for Marginalized Children of Kenya), разработанной ЮСАИД и финансируемой Фондом Ага Хана2э.

Однако благотворительной помощи недостаточно, чтобы решить проблему образования для детей, проживающих в трущобах.

Эта проблема - комплексная. Ее решение зависит не только от принятия мер, способствующих увеличению численности детей из трущоб, посещающих государственные школы, или числа преподавателей, имеющих квалификацию, в community schools и т.п. Необходимо, как подчеркивается в Программе по преобразованию трущоб (Kenya Slum Upgrading -KENSUP), изменение самих условий жизни этих детей, той социальной среды, которая их окружает.

Соглашение об осуществлении Программы и ее финансировании было подписано в г. представителями кенийского правительства, ООН-Хабитат и ВБ. Основными направлениями ее реализации являются предоставление обитателям трущоб жилья, инфраструктурных и образовательных услуг, права на земельную собственность, решение проблемы занятости, а также борьба с широко распространенным среди трущобного населения ВИЧ/СПИДом30.

Начало выполнению первого пункта Программы было положено в 2009 г., когда новое жилье получили 7,5 тыс. обитателей Киберы31.

ВЛАСТИ ОБЕЩАЮТ...

За годы независимости Кения достигла довольно заметного роста количественных показателей, характеризующих развитие образовательной системы страны. Немалая заслуга в этом принадлежит кенийцам, которые за счет собственных ресурсов в 1960 1980 гг. построили и оснастили необходимым оборудованием немалое число школ.

По существу, то, что кенийские граждане взяли на себя определенную часть расходов на школьное строительство, создавало для государства дополнительные источники финансирования, как ожидалось - для обеспечения "качественной составляющей" процесса развития образования. Однако шагов, предпринятых властями страны в этом направлении, было далеко недостаточно, и попытки скоординировать народную инициативу с государственной политикой образования оказались малоэффективными. То же самое можно сказать и о претворении в жизнь государственных образовательных программ, которые, как говорилось (и говорится) на официальном уровне, направлены на подготовку национальных кадров в соответствии с потребностями развивающегося общества как стимула социально-экономического прогресса32. В целом же, шансы со * Для многих детей это является основным фактором их прихода в школу.

стр. здания базы для реализации потенциальных возможностей образования в Кении пока остаются нереализованными.

В 2001 г. Кения приняла очередную Программу развития образования, которая, в соответствии с декларацией "Цели развития тысячелетия" (ЦРТ), предусматривала достижение к 2015 г. полного охвата населения страны начальным образованием. В этой программе для Кении практически не было ничего нового (разве что кроме указания конкретных сроков ее реализации): ведь обещание дать всем гражданам страны базисное образование (Education for All) рефреном звучало и продолжает звучать на протяжении всего периода независимости во всех официальных заявлениях, при всех последовательно сменявшихся кенийских правительствах - Джомо Кениаты, Даниэля арап Мои и находящегося с 2002 г. у власти Мваи Кибаки.

Отмена в 2003 г. платы за обучение в начальной школе, с одной стороны, выглядит демонстрацией твердого намерения кенийского правительства следовать положениям ЦРТ. Однако, как указывают некоторые кенийские специалисты в области национального образования, это было больше "политическим маневром", нежели хорошо просчитанным начинанием33.

Одно из главных обещаний М. Кибаки во время его предвыборной кампании 2001 года бесплатное начальное образование - было выполнено, но на скорую руку, без предварительного проведения каких-либо ситуационных анализов, подготовки материально-технического и кадрового обеспечения и т.п. В результате, лишь усугубились проблемы, стоящие перед кенийской образовательной системой. Так, на фоне роста численности детей, посещающих школы, еще больше возросло неравенство в доступе к качественному образованию по региональным, этническим и имущественным параметрам.

Особенно неблагоприятная обстановка после отмены платы за обучение в начальной школе сложилась в сельских и городских районах, где проживают беднейшие слои населения и где отмечался самый высокий рост численности детей, пришедших в школы.

Рост произошел не только за счет 6 - 7-летних (по установленной в стране норме) детей, но и детей более старшего возраста, которые ранее или не имели возможностей посещать школы, или были вынуждены прекращать обучение, не завершив начального цикла.

Однако в условиях, когда в классе до 100 учеников, которые втроем сидят за одной партой, а учителя вынуждены сокращать до минимума объемы домашних заданий, т.к.

иначе они просто не в состоянии их проверить, получить более или менее сносное образование фактически невозможно.

Со времени отмены платы за обучение прошло уже десять лет. И несмотря на то, что 8 летнее начальное образование в стране является обязательным, все еще около 1 млн.

кенийских детей соответствующего возраста (25% их общей численности) не посещают начальные школы34. Это делает вполне очевидным невыполнимость претворения в жизнь положений ЦРТ в намеченные сроки.

Но полный охват детей образованием не может являться самоцелью: ведь многие дети из беднейших слоев населения получают, по существу, суррогатное образование. Нельзя сказать, что кенийское правительство не обращает внимания на эту проблему: например, выше уже говорилось о программе KENSUP как о попытке улучшения условий существования жителей трущоб с тем, чтобы их детям дать шанс получить образование, хотя бы на уровне стандартов типовой государственной школы.

Еще в 2010 г. кенийские власти заявили представителям Human Rights Watch, что будут соблюдать ее рекомендации по "усовершенствованию политики в области образования с целью гарантировать предоставление доступа к знаниям требуемого качества для всех граждан Кении, особенно для представителей маргинальных и наиболее уязвимых слоев населения страны"35.

Такие обещания даются не впервые...

Энциклопедия Африка. Т. 2. М" 2010. С. 55;

CIA. The World Factbook. Washington, 2012.

Development Plan, 1964 - 1970. Nairobi, 1964. P. 251.

Keller Jr. Education, Manpower and Development. Nairobi, 1980. P. 202.

Education in Kenya. Nairobi, May, 2012.

См., например: Daniel T. агар. Moi. Which way Africa? Nairobi, 1997. P. 10, 29.

Current Campaign Petition. Build Primary Schools for the children in Nairobi. Nairobi, 15.12.2010 http://www.gopetition.com/ Ibidem.

Amnesty Report. Case Study: Nairobi's Slums. 03.08.2011. P. 10 -http://hedoesnothaveavoice/blogspot.com/2011/03/ Population of Nairobi in 2011 - http://numbersandstatistics-org/urban+development/ Facts and Information about Kenya - http://www.Kibera.org.uk/ Kibera Journal. Nairobi, 16.02.2011.

Dignitas Project: supporting community schools in Nairobi's Matare slum. 07.03.2012 http://findwhatworks.wordpress.com/2012/ 03/ Korogosho, Central Kenya on world map - http://www.travel-journals.net/ The Kangemi slum in Nairobi - The other side of reality -http://www.Kenya-adviser.con/ Подробнее о неформальных поселениях см.: Зеленова Д. А. ЮАР. Живая политика сквоттеров // Азия и Африка сегодня. 2010, N 9.

Informal Schools in Nairobi // ERI Newsletter. April 2012 -http://txo/dOkLXI UN-HABITAT. Kenya Slum Upgrading Programme (KENSUP) -http://www.unhabitat.org/content.asp? См. также:

Гришина Н. В. Здравоохранение в странах Тропической Африки (социальные аспекты). М., Институт Африки, 2010.

18 Non-Formal' Schools Aim to Fill Need in Kenya's Slums. VOA Special English Development Report. 23.08.2009.

Kibera Journal... 20 Dignitas Project... 21 The Kangemi Slum in Nairobi...

Маценко И. Б. Образование // Экономическая инфраструктура стран Африки. М., Институт Африки, 2012. С.

250 - 266.

Informal Schools in Nairobi...

Ibidem.

Non-Formal Schools Aim... 26 Current Campaign Petition...

Dignitas Project...

The Kangemi Resource Centre - http://www.jesuitmissions.ie/ USA1D Education Program Expands into Informal Settlements. 06.06.2011 - http://Kenya.usaid.gov./sites/default/ UN-HABITAT. Kenya Slum Upgrading Programme...

The Standard. Nairobi, 16.09.2009.

См., например: Development Plan, 1964 - 1970... P. 17.

The Illusion of Universal Free Primary Education in Kenya -http://africa.peacelink.org/ USAID Education Program expands... - http://Kenya.usasild. gov/sites/ Informal School in Nairobi...

стр. Заглавие статьи ХРИСТИАНСТВО В ТРОПИЧЕСКОЙ АФРИКЕ Автор(ы) Л. А. АНДРЕЕВА Источник Азия и Африка сегодня, № 3, Март 2013, C. 38- ПОЛИТИКА, ЭКОНОМИКА Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 17.1 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ ХРИСТИАНСТВО В ТРОПИЧЕСКОЙ АФРИКЕ Автор: Л. А. АНДРЕЕВА (По данным социологических исследований) Л. А. АНДРЕЕВА Доктор философских наук Институт Африки РАН Ключевые слова: религия, христианство, Африка южнее Сахары История христианства в Африке насчитывает около двухтысячелетий, его распространение началось во II в. н.э. в Египте и Эфиопии. Основным событием эпохи раннего христианства было образование в IV в. н.э. монофизитской* церкви, объединившей христиан Египта и Эфиопии. Следующий этап христианизации связан с началом в XV в. колониальной экспансии католической Португалии, однако лишь с середины XIX в., когда европейские страны приступили к захвату на Африканском континенте обширных территорий, можно было говорить о массовом обращении местного населения.

Вероисповедная принадлежность страны-колонизатора автоматически переносилась в виде попытки христианизации населения и на подконтрольную территорию. Таким образом, контуры протестантских и католических регионов современной Африки были предопределены странами-колонизаторами.

Наибольшего успеха в деле христианизации африканцев добились миссионерские ордена и общества Римско-католической ("Белые отцы", "Общество африканской миссии" и др.) и протестантской церквей.

В середине XX в., после крушения колониализма, начался новый этап христианизации. В 1951 г. папа Пий XII обратился к католикам с энцикликой, в которой подчеркивал необходимость видоизменения деятельности церкви в колониях и полуколониях в соответствии и при максимальной адаптации религии к местным условиям. В русле новой политики были приняты и решения, например, II Ватиканского собора (1962 - 1965 гг.), предоставившего африканцам право проведения богослужений на местных языках, возможность бить в барабаны и танцевать во время мессы. Для этого этапа христианизации Африки характерен, прежде всего, синкретизм - слияние некоторых элементов местных религий с христианством.

АФРИКАНСКИЕ ХРИСТИАНЕ В НАЧАЛЕ XXI в.

Наиболее достоверные сведения о масштабах распространения христианства в Африке южнее Сахары (АЮС) представлены в материалах, подготовленных в ходе реализации проекта "The Pew Forum on Religion&Public Life"1 по мониторингу религиозной жизни, проведенном американским социологическим центром The Pew Research Center, который специализируется на опросах общественного мнения, демографических исследованиях, анализе медиаконтента и других эмпирических исследованиях2.

По данным The Pew Forum, наибольшее число христиан-африканцев сосредоточено в странах региона: Нигерии (80,5 млн;

50,6% от общей численности населения и 3,7% от мировой численности христиан);

Демократической Республике Конго (ДРК) (63,2 млн, 95,7% и 2,9%, соответственно);

Эфиопии (62,6 млн;

63,4% и 2,4%);

ЮАР (40,6 млн;

80,9% и 1,9%);

Кении (34,3 млн;

84,8% и 1,6%);

Уганде (29 млн;

86,7% и 1,3%);

Танзании (26, млн;

59,6% и 1,2%);

Гане (18,3 млн;

74,9% и 0,8%);

Анголе (16,8 млн;

88,2% и 0,8%) и Мадагаскаре (15,4 млн;

74,5% и 0,7%). Таким образом, всего в этих странах проживает 377,4 млн. христиан**, что составляет 69,8% населения этих стран и 17,3% от общемировой численности приверженцев этой религии3.

* Христологическая доктрина в христианстве, постулирующая наличие только одной - Божественной природы - в Иисусе Христе и отвергающая его человеческую природу как кажущуюся, обманчивую.

** Следует с некоторой долей осторожности подходить к столь высоким цифрам числа христиан-африканцев, учитывая большое распространение двоеверия, когда религиозная самоидентификация еще не устоялась.

стр. Число протестантов в странах АЮС достигает 295,5 млн. человек (57,2% от общего числа христиан региона), католиков - 176,0 млн. (34,1%), православных - 4,0 млн. (7,8%), приверженцев других христианских конфессий - около 480 тыс. (0,9%)4.

Таким образом, по числу приверженцев первое место уверенно удерживают протестантские деноминации (по состоянию на конец 2010 г.). Примерно половина всех африканских протестантов, проживающих южнее Сахары, приходится на две страны ЮАР (36,6 млн, 72,9 % от численности населения страны) и Нигерию (59,7 млн. и 37,7%).

По такому показателю, как доля протестантов в общей численности населения, лидирует Либерия (76%, 3,04 млн. чел.), далее следуют Замбия (67,8%, 8,9 млн), Зимбабве (66,8%, 8,4 млн), Гана (60,8%, 14,8 млн), Кения (59,6%, 24,2 млн), Малави (55%, 8,2 млн), ДРК (48,1%, 31,7 млн), Уганда (44,4%, 14,8 млн), Мадагаскар (39,2%, 8,1 млн), Ангола (30,6%, 5,8 млн), Танзания (27,3%, 12,3 млн) и др. Успех протестантизма в Африке можно объяснить использованием миссионерами протестантских церквей более гибких методов работы среди африканцев, их вниманием к социальным проблемам. Кроме того, протестантизм как одна из ветвей христианства имеет более ясную догматику, легко приспосабливаемую к местным религиозным традициям. Миссионеры-протестанты делают ставку на синтез христианских представлений и символики с местными племенными культами, библейского учения с африканским религиозным опытом, практикой пророчеств, исцелений, изгнаний злых духов и т.д. Второе место по числу приверженцев занимает Римско-католическая церковь. Больше всего католиков проживает в таких странах, как ДРК (31,1 млн), Танзания (14,3 млн), Уганда (14,1 млн) и Ангола (10,9 млн).

По размеру доли католиков в общей численности населения лидируют Экваториальная Гвинея (80,7%, 570 тыс. человек), Бурунди (73,9%, 6,2 млн), Ангола (56,8%, 10,9 млн), Габон (53,5%, 810 тыс.), Руанда (49,5%, 5,3 млн), ДРК (47,3%, 31,2 млн), Лесото (45,7%, 990 тыс.), Уганда (42,2%, 14,1 млн), Южный Судан (39,7%, 4,3 млн), Камерун (38,6%, 7, млн), Мадагаскар (35%, 7,3 млн), Танзания (31,8%, 14,3 млн), Центральноафриканская Республика (28,5%, 1,3 млн), Мозамбик (28,4%, 6,6 млн), Малави (26,2%, 3,9 млн), Кот д'Ивуар (21,4%, 4,2 млн), Кения (22,1%, 8,9 млн) и т.д7.

Распространение католицизма в Африке является следствием, с одной стороны, роста численности населения, с другой - изменения политики Ватикана в постколониальную эпоху, что, прежде всего, отразилось в папских энцикликах. В 1951 г. появилась уже упоминавшаяся выше энциклика Пия XII "Evangelii Praecones" ("Евангельское провозглашение"), в 1957 г. - "FideiDonum" ("Дар веры"), в 1959 г. - энциклика Иоанна XXIII "Princeps Pastorum" ("Высший пастырь"). В этих документах излагается программа миссионерской деятельности, основными положениями которой являются, кроме учета местных условий, - подготовка священников и церковной иерархии из местного населения, "африканизация" церковной жизни, синтез отдельных аспектов местных и христианских культов, распространение влияния католической церкви на молодежь и образованные слои населения и др.

"Из воспитанной в таком духе молодежи, - говорится в энциклике 1951 г., - выйдут будущие руководители государств, и народные массы пойдут за ними как за вождями, как за учителями"8.

Активную африканскую политику проводит и нынешний папа Бенедикт XVI, который в 2009 г. совершил поездку в Камерун и Анголу, а в 2011 г. -в Бенин, где озвучил обращение к африканским католикам "Africae munus" ("Вызов Африки")9. Основная его мысль, касающаяся социально-политической сферы, сводится к тому, что Африка нуждается в эффективном государственном управлении, которое должно выражаться в уважении Конституции, проведении свободных выборов, обеспечении независимости судебных органов, борьбе с коррупцией, использовании природных богатств для общего блага, бережном отношении к таким ценным ресурсам, как вода и земля. Одно из центральных мест послания заняла тема диалога между христианской и традиционными африканскими религиями, в т.ч. с целью понимания того, что в них соответствует Евангелию, а что относится к "колдовской" практике.

Таким образом, эпоха падения колониализма в Африке породила и новую "африканскую" политику Ватикана. Необходимо было уничтожить стереотип католического священнослужителя как агента белых колонизаторов, отсюда вытекала насущная необходимость "африканизации" христианства, обращение к социальным, политическим, гуманитарным вопросам в жизни континента. Можно констатировать, что эта политика, на данном этапе, принесла успех Римско-католической церкви. В противовес секулярной Европе Африка становится надеждой Ватикана.

Однако за успехами Ватикана не сложно разглядеть и сущестующие, и будущие проблемы. Успех католицизма стал возможным, в значительной мере, за счет двоеверия и религиозного синкретизма, несмотря на отрицание этого со стороны Ватикана.

Однозначно, что это скажется и на догматическом учении Католической церкви, и на культовой практике. В обозримом будущем можно предвидеть изменения в самой Римской курии, обусловленные ростом численности африканского епископата, который потребует себе пропорциональное представительство в высшем церковном управлении.

Сильную конкуренцию Римско-католической церкви составляют протестантские деноминации. Еще одной проблемой является сосуществование с адептами ислама.

Третье место среди христианских конфессий и деноминаций региона занимают древневосточные православные христианские церкви. Подавляющее число их приверженцев приходится на Эфиопию (36 млн, 43,5% от численности населения страны) и Эритрею (3 млн, 57,7%). Эфиопская ортодоксальная (православная) церковь единобожия (Tewahedo10) - одна из древнейших христианских монофизитских церквей в мире, придерживающихся тезиса о неразделимости человеческой и божественной природы Христа, поэтому в своем самоназвании имеет слово теуахедо (единобожие). Со времени основания в IV в. Эфиопская православная церковь была подчинена древневосточной христианской стр. Коптской церкви: митрополит-египтянин назначался из Александрии11.

С 1959 г. Эфиопская православная церковь стала полностью независимой. После обретения в 1993 г. Эритреей независимости из Эфиопской церкви выделилась автокефальная Эритрейская православная церковь, сохранившая верность монофизитской доктрине.

Существует также крупная православная община в Кении (650 тыс. человек, 1,6% населения), находящаяся в юрисдикции Александрийской Православной церкви (входит в семью поместных православных церквей византийской традиции), проводящяя интенсивную миссионерскую деятельность также в Танзании (30 тыс.) и Уганде (около тыс.).

ОСОБЕННОСТИ ХРИСТИАНСКОЙ РЕЛИГИОЗНОСТИ В СТРАНАХ АЮС Для выявления качественных характеристик религиозности населения с декабря 2008 по апрель 2009 гг. в рамках проекта The Pew Forum в ряде африканских стран (Мали, Сенегал, Гвинея-Бисау, Гана, Нигерия, Чад, Камерун, ДРК, Уганда, Кения, Руанда, Танзания, Мозамбик, Эфиопия, Джибути, Замбия, Ботсвана, ЮАР), отличающихся разным конфессиональным составом, с общей численностью населения, достигающей 75% от общего числа жителей континента, был проведен опрос 25 тыс. человек12.

В результате исследования выяснилось, что АЮС является одним из наиболее религиозных регионов в мире. В XX в. кардинально изменился его религиозный ландшафт. Если в 1900 г. 76% населения региона были приверженцами традиционных культов, 14% - мусульманами и 9% - христианами, то в 2000 г. христиане составили 57%, мусульмане - 29, приверженцы местных культов -около 13%13.

1950 г. оказался поворотным пунктом в развитии религиозной ситуации в Африке. Если до этого количество приверженцев ислама и христианства росло медленно и было примерно одинаковым, то с середины XX в. начался постепенный рост числа последователей этих религий, причем темпы распространения христианства вдвое превышали скорость исламизации местного населения.

Примерно 90% опрошенных в рамках проекта The Pew Forum заявили, что религия играет исключительно важную роль в их жизни. Однако каждый четвертый христианин в регионе остается двоеверцем, т.е. одновременно придерживается и традиционных верований.

Уровень собственно религиозности можно определить, выявив степень приверженности африканцев христианским догмам, являющимся фундаментом религиозного мировоззрения. Так, по данным опроса, 61% христиан региона верует в пришествие Христа еще при их жизни, т.е. можно говорить о напряженном эсхатологическом* ожидании как одной из главных особенностей христианской религиозности в регионе.

Важным, прояснявшим роль религии в повседневной жизни африканцев, был вопрос о восприятии Священного Писания как правовой основы существования. В среднем, примерно 60% опрошенных указали на Библию как на источник права. В Замбии этот показатель оказался наиболее высоким - 77%, в Нигерии и Гане - 70%, Ботсване - 69, ЮАР - 66, Уганде - 64, Либерии и Мозамбике - 63, Кении и Гвинее-Бисау - 57, Эфиопии - 55, ДРК и Камеруне - 52, Чаде - 45, Руанде - 42, Танзании - 39%.

Религиозные тексты как источник современного права - свидетельство целостности религиозного сознания людей, стремящихся и в мирских отношениях руководствоваться священными текстами14. Однако в этом кроется и потенциальный источник напряженности в странах, имеющих значительное количество приверженцев ислама.

Например, в Нигерии 71% мусульман высказались за шариат как основу правовой жизни в стране, всего же этот показатель у мусульманского населения региона составляет 63%.

Весьма важным показателем высокой потенциальной конфликтогенности является и то, что большинство опрошенных христиан региона отрицательно относятся к межконфессиональным бракам.

Таким образом, африканский христианин отличается прочной верой в основные положения христианского вероучения, зачастую оставаясь при этом приверженцем традиционных верований. Он живет напряженными эсхатологическими ожиданиями, осознает себя членом определенной религиозной общности и в повседневной жизни руководствуется христианскими и традиционными религиозными нормами.

* Эсхатология - система взглядов и представлений о конце света, загробной жизни. В Священном писании говорится о "последних временах" и о "последних днях", и о том, что наступит великий "День Господень" (второе пришествие Христа), когда Бог совершит Свой суд над миром, отступившим от Него (прим. ред.).

http://www.pewforum.org http://www.pewforum.org/Christian/ Global-Christianity-africa.aspx Global Christianity. A Report on the Size and Distribution of the World's Christian Population. Washington. D.C., Pew Research Center's Forum on Religion and Public Life, 2011, p. 81 - 83.

Ibid., p. 21,55.

Ibid., p. 81 - 83.

Яблоков И. Н. Основы религиоведения. М., 1994, с. 158.

Global Christianity.., p. 81 - 83.

Herder Korrespondenz. 1972, N 10, p. 504.

http://www.Vatican.va/holyfather/benedictxvi/apostexhor-tations/documents/hf_ben-xvi_cxh _20111119_africae munus_en.html ™ http://www.eotc-patriarch.org/en. html Робертсон Р. Восточные христианские церкви: церковно-ис-торический справочник. СПб., 1999. По самоназванию древневосточные христианские церкви являются "православными", но признают решение только первых трех (в 321, 381 и 431 гг.) Вселенских Соборов (другое название дохолкидонские церкви, т.е. не признающие решение четвертого (в 451 г.) - Халкидонского Собора, равно и последующих). Эти церкви не входят в семью поместных православных церквей византийской традиции;

равным образом они не состоят и в евхаристическом общении с Римско-католической церковью.

http://www.pewforum.org/Resources-on-Islam-and-Christiani-ty-in-Sub-Saharan-Africa.aspx;

http://www.pewforum.org/execu-tivc-summary-islam-and-christianity-in-sub-saharan-africa.a spx http://religions.pewforum.org/ Ibidem.

стр. ГЕНРИ КИССИНДЖЕР О ПРОШЛОМ И БУДУЩЕМ АМЕРИКАНО Заглавие статьи КИТАЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ Автор(ы) В. И. ТРИФОНОВ Источник Азия и Африка сегодня, № 3, Март 2013, C. 41- ТОЧКА ЗРЕНИЯ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 33.2 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи ГЕНРИ КИССИНДЖЕР О ПРОШЛОМ И БУДУЩЕМ АМЕРИКАНО КИТАЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ Автор: В. И. ТРИФОНОВ По мере возвышения КНР и усиления ее мощи вс большее внимание привлекают наметившееся существенное изменение соотношения сил на мировой арене и связанное с этим усиление ее геополитического соперничества с США. Вопросом о нынешнем и будущем отношений между традиционным полюсом силы и бросающим ему вызов геополитическом "выскочке" задаются многие американские эксперты как правительственные, так и частные*.


Немалый вес имеет мнение Генри Киссинджера - одного из патриархов американской дипломатии и архитекторов американо-китайского сближения в начале 1970-х гг., который и по сей день остается в стане вашингтонских "голубей", выступающих за прагматичный, в целом спокойный и относительно позитивный подход к КНР. Многие из раздумий Киссинджера на эту тему вошли в его книгу "О Китае" - солидный труд с богатым материалом о развитии американо-китайских отношений после образования КНР, включающий рассекреченные беседы с китайскими руководителями и личные впечатления бывшего помощника президента США по национальной безопасности как непосредственного их участника. При этом он не скрывает свои симпатии к маоистскому Китаю и антипатию к Советскому Союзу. У Киссинджера явно проскальзывают нотки ностальгии по временам полугласного антисоветского альянса между Вашингтоном и Пекином, обернувшегося в конечном счете головной болью для многих американских стратегов.

Книга вышла в переводе на русский язык в издательстве "Астрель" в декабре г.1 О ней рассказывается в статье Чрезвычайного и Полномочного посла РФ, ст.н.с.

Института Дальнего Востока РАН В. И. Трифонова.

Ключевые слова: американо-китайские отношения, Генри Киссинджер, книга "О Китае" В. И. ТРИФОНОВ Чрезвычайный и Полномочный посол Институт Дальнего Востока РАН Труд Генри Киссинджера о Китае построен в геополитическом ключе, под углом зрения извечной и упорной борьбы США за обеспечение своего лидерства в мире, линии Вашингтона на ослабление и оттеснение его главных геополитических противников: Советского Союза - до его распада, а затем КНР, значительно укрепившей за последние десятилетия свои международные позиции и, как считают в Вашингтоне, бросившей своей политикой вызов американскому господству.

Большое внимание уделяется рассмотрению мотивов поведения Пекина в международных отношениях, отдельных аспектов внутренней обстановки в КНР, обстоятельств, приведших к столь быстрому превращению КНР в "экономическую супердержаву".

Постоянным фоном проходит тайваньский вопрос, излагаются перипетии борьбы сторон вокруг Тайваня на всех этапах развития отношений между Вашингтоном и Пекином.

У ИСТОКОВ СБЛИЖЕНИЯ В достаточно развернутом историческом экскурсе Г. Киссинджер подчеркивает, что без прошлого трудно "понять дипломатию Китая в XX веке или его роль в XXI веке"2.

По его мнению, находясь в течение многих веков в плену своих представлений о собственной исключительности и превосходстве в мире, китайские правители просмотрели рывок западных стран, ушедших далеко вперед в своем промышленном и военном развитии и достаточно легко сумевших покорить Китай. При этом Киссинджер выделяет Японию, сумевшую вовремя перестроиться (революция Мэйдзи 1867 - 1868 гг.) и, в отличие от западноевропейских держав, не ставивших целью свержение Цинской империи, "стремившуюся не только к оккупации значительной китайской территории, но ик * Подробнее см.: Юрлов Ф. Н. КНР, Индия и США: соотношение сил меняется // Азия и Африка сегодня, 2013, N 1,2 (прим. ред.).

стр. замене Китая в качестве центра нового мирового порядка в Восточной Азии" (что, собственно, полностью подтвердилось в последовавших захватнических действиях милитаристской Японии в отношении Китая).

Как считает Киссинджер, накануне и после образования КНР в 1949 г. Вашингтон не сразу определился в отношении нового китайского государства. Часть влиятельных политических деятелей, в т.ч. госсекретарь Д. Ачесон, призывали к выработке нового курса в отношении Китая на основе сложившихся реалий3. Об этом свидетельствуют, в частности, Белая книга госдепартамента США о крахе Гоминьдана и выступление Ачесона в Национальном пресс-клубе 12 января 1950 г. Госсекретарь при этом ссылался на действия "российского империализма", который якобы захватывал одну китайскую территорию за другой (Киссинджер выделяет такую деталь, что подобные выступления американской стороны могли подтолкнуть И. В. Сталина к изменению отношения к Мао Цзэдуну, находившемуся в конце 1949 - начале 1950 гг. с визитом в Москве и подвергавшемуся явному третированию со стороны советского руководителя, а также к ускоренному заключению Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи от 14 февраля 1950 г.).

Вмешалась, однако, Корейская война, отбросившая американо-китайскую нормализацию на долгие годы. При этом Киссинджер считает, что провокационную роль в развязывании войны в Корее сыграл СССР, втянувший КНР в военные действия (под тем предлогом, что США, дескать, не станут ввязываться в эту войну)*. Тем не менее, указывает Киссинджер, Советский Союз, в конечном счете, проиграл, а Китай, несмотря на большие потери, укрепил свой авторитет в мире как страна, не побоявшаяся бросить вызов Соединенным Штатам и сумевшая выдержать противостояние с наиболее мощной мировой державой.

При описании дальнейшего хода событий Киссинджер не скрывает своих симпатий к КНР и тогдашним китайским руководителям ("исполинской", "возвышающейся над всеми" фигуре Мао Цзэдуна, дипломатическому мастерству и харизме Чжоу Эньлая), тогда как Советский Союз представлен как агрессивная, экспансионистская держава, а советские руководители - как жесткие, коварные деятели. Он постоянно отмечает и такую характерную деталь, что, как бы ни складывались американо-китайские отношения, китайские руководители неизменно отстаивали линию на независимость, самостоятельность КНР, равноправие в отношениях с другими государствами, указывали, что они никогда не поддадутся давлению.

Начало движения США и КНР навстречу друг другу в конце 60-х гг. бывший госсекретарь США считает ожидаемым и необходимым: оно произошло бы при любых руководителях сторон. Главную роль здесь сыграла простая логика: эти страны должны были объединиться против "общего на тот момент противника" (по утверждению Киссинджера, китайцы всерьез опасались тогда массированного удара со стороны Советского Союза, сосредоточившего миллионную армию на границе с Китаем). При этом из слов Киссинджера вытекает, что инициатива к сближению была проявлена со стороны Пекина, а президент США Р. Никсон не упустил возникшую "стратегическую возможность".

Работавшая с мая по октябрь 1969 г. над выработкой дальнейшего курса КНР в сложившихся тяжелых международных условиях группа "старейшин" в составе маршалов Чэнь И, Е Цзяньина, Сюй Сянцяня и Не Жунчжэня однозначно рекомендовала начать диалог с США4. И т.н. пинг-понговая дипломатия, по утверждению Киссинджера, была китайским ходом. Во время международного турнира по пинг-понгу в Японии американская команда совершенно неожиданно была приглашена в Китай, где сразу же по прибытии ее принял в здании ВСНП Чжоу Эньлай, заявивший, что они "открыли новую главу в отношениях американского и китайского народов. Я уверен, что начало нашей дружбы непременно получит поддержку большинства наших народов"5. А в октябре г. во главе китайской делегации в Нью-Йорк приехал заместитель министра иностранных дел КНР Цяо Гуаньхуа для участия в XXVI сессии Генеральной Ассамблеи ООН, на которой было принято решение о восстановлении законных прав КНР в ООН.

НА АНТИСОВЕТСКОЙ ПЛАТФОРМЕ Как видно из приводимых Киссинджером записей бесед с китайским руководством во время его поездок в Китай в конце 60-х - начале 70-х гг., визита Р. Никсона в Китай (21 28 февраля 1972 г.), завершившегося подписанием Шанхайского коммюнике, разговоры сторон в основном вращались вокруг советско-китайской конфронтации, гаданий, нападет ли Советский Союз на Китай или нет. Причем, и здесь, в глазах Киссинджера, основным виновником создавшейся в советско-китайских отношениях напряженности и общего ухудшения отношений выступала советская сторона (разумеется, вопросы демократии, необходимости соблюдения прав человека американцами в тот период не поднимались).

Тем не менее, дипломатические отношения между США и КНР установлены не были. Ва * Документы не подтверждают это примитивное антисоветское толкование неоднозначной позиции Сталина, долгое время колебавшегося, прежде чем дать лидеру КНДР Ким Ир Сену разрешение "освободить" Юг. Пекин также поддержал "инициативу" Пхеньяна, исходя из своих соображений. В то же время, когда северокорейские войска оказались на грани полного разгрома, Москва подталкивала Пекин к тому, чтобы "выручить" их. Но у КНР не было другого выхода. Подробнее см.: Тпркунов А. В. Загадочная война: корейский конфликт 1950 - 1953 годов.

М., Росспэн, 2000, с. 30 - 120;

Урнов А. Ю. Война в Корее// Азия и Африка сегодня, 2012, N 9, Ю(при.и.ред.).

стр. шингтон пока не был готов к этому. Требовалось уладить вопросы, связанные с Тайванем;

слишком сильным было сопротивление дальнейшим уступкам Китаю в Конгрессе США.

Ускорителем полной нормализации американо-китайских отношений, установления между ними дипотношений (с 1 января 1979 г.) стала якобы имевшая место "невиданная эскалация" Советским Союзом действий по установлению своего господства в различных районах мира - в Африке, Латинской Америке, Индокитае, на Ближнем Востоке. На деле вс происходило с точностью до наоборот: СССР, в целом, терял свои позиции. В Вашингтоне решили, что дальше медлить нельзя. В мае 1978 г. Пекин со специальной миссией посетил помощник президента по вопросам национальной безопасности З.


Бжезинский, в разговорах с которым Дэн Сяопин активно развивал тему советского экспансионизма, критиковал проводимую США линию на "умиротворение" СССР. В ходе последующих тайных переговоров были выработаны необходимые условия установления дипотношений. Вашингтону пришлось пожертвовать официальными связями с Тайбэем, хотя ему и удалось оставить Тайвань под своей защитой, включая поставки американского оружия.

Как считает Киссинджер, Пекин был вынужден смириться с этим, серьезно нуждаясь в американской поддержке в связи с продолжающимся давлением на него со стороны СССР. Судя по изложению событий бывшим американским госсекретарем, главное, что беспокоило Дэн Сяопина во время его визита в США (28 января - 5 февраля 1979 г.), был вопрос о том, вмешается ли Советский Союз в случае, если КНР предпримет военную акцию против Вьетнама, и как в этой ситуации поведут себя США. "Мы не советуем создавать официальный союз, - говорил Дэн Сяопин, - но каждая сторона должна действовать на основе нашей позиции, координировать наши шаги и принимать необходимые меры"6. Как указывает Киссинджер, буквально сразу же после указанного визита Китай осуществил (17 февраля 1979 г.) широкомасштабное вторжение во Вьетнам.

Хотя Пекину пришлось нелегко, однако и здесь, по мнению Киссинджера, Китай вышел победителем в дуэли с Москвой, проучив ближайшего советского союзника и, по сути, якобы остановив дальнейшее советское продвижение в Индокитае. Пассивность СССР в ходе третьей вьетнамской войны Киссинджер рассматривает как "первый симптом упадка Советского Союза"7.

80-е гг., годы президентства Р. Рейгана, пишет Киссинджер, были отмечены спокойным течением американо-китайских отношений. Китай начал постепенно двигаться в сторону нормализации отношений с Советским Союзом. Процесс ускорился в связи с приходом в СССР к власти М. С. Горбачева с его политикой "гласности" и "перестройки". В свою очередь, западные страны продолжали линию на укрепление связей с Китаем, оказывали ему содействие в экономическом развитии.

Резким диссонансом в этой обстановке стали события на площади Тяньаньмэнь 4 июня 1989 г. США были вынуждены, пишет Киссинджер, присоединиться к общему хору критики Пекина со стороны западных стран, хотя реакция Вашингтона была все же более сдержанной. Пришедший к власти незадолго до указанных событий президент Дж.Буш старший, хоть и принял ряд санкций в отношении КНР, направил 21 июня личное письмо Дэн Сяопину, назвав последнего своим "другом" и постаравшись объяснить в мягкой форме, почему США должны были поступить таким образом. Буш в то же время подчеркнул: "Мы не должны позволить, чтобы последствия недавних трагических событий подорвали жизненно важные отношения, которые терпеливо создавались на протяжении последних 17 лет"8. Вслед за этим в Пекин с секретной миссией направились советник президента по вопросам национальной безопасности Б. Скоукрофт и зам.

госсекретаря Л. Иглбергер, в задачу которых входило наладить осложнившиеся отношения.

"ПОТРЯСЕНИЕ" ДЛЯ ПЕКИНА Подлинным потрясением для китайцев, отмечает Киссинджер, стал распад Советского Союза. В то же время в ходе его беседы с председателем КНР Цзян Цзэминем в сентябре 1990 г. китайские руководители указывали, что ситуация в Китае в корне отличается от того, что было в Советском Союзе: "Попытки найти китайского Горбачева, - говорил Цзян Цзэминь, - напрасны"9. Из слов китайских руководителей вытекало, что Китай тоже за мирное существование, однако смысл китайской линии не в том, чтобы умиротворять Запад, как это делал Горбачев. Китайцы дали твердо понять, что будут проводить собственную линию, сообразуясь с китайскими национальными интересами. В целом Горбачев воспринимался в Китае как "несообразный" политический деятель. Отвергалась и его "модернизационная" программа, поскольку политические реформы в ней предшествовали реформам экономическим.

Как отметил Киссинджер, китайские руководители выразили также решительное несогласие с тезисом о том, что окончание "холодной войны" означает вступление в "век Америки". В беседе с ним в 1991 г. Цзян Цзэминь сказал, что мир не может долго оставаться однополярным и что Китай будет работать над построением многополярного мира.

С момента распада Советского Союза Россия, ставшая преемником СССР, практически исчезла из поля зрения Киссинджера (в рассматриваемой книге), перестав, очевидно, быть достойным соперником США. На первое место как возможный новый главный соперник Соединенных Штатов в мировых делах вышел стр. Китай. Соответственно, менялись способы взаимодействия Вашингтона с Пекином и попытки оказания им влияния на КНР.

В полной мере эти новые подходы проявились с приходом к власти в США демократической администрации во главе с президентом Б. Клинтоном, которая, очевидно, решила, что настало время жестко говорить и с Китаем. В сентябре 1992 г. - в ходе президентской кампании в США -Б. Клинтон подверг резкой критике предыдущую администрацию за то, что она продолжала "нянчиться" с Китаем и после событий на площади Тяньаньмэнь. По словам Клинтона, "Китай не сможет всегда противостоять силам, выступающим за демократические перемены. Однажды он пойдет по тому же пути, что и коммунистические режимы в Восточной Европе и в бывшем Советском Союзе.

Соединенные Штаты должны делать все возможное для того, чтобы поощрять этот процесс"10. Похоже, самого Киссинджера покоробило, с какой редкой бесцеремонностью обрушила новая администрация на Пекин "большую дубинку" с надписью "демократия" и "права человека"*.

Другим орудием нажима на КНР стал вопрос о предоставлении Китаю режима наибольшего благоприятствования в торговле. При этом, по заявлению Клинтона, "суть" американской политики в отношении КНР будет состоять в том, чтобы "решительно добиваться значительного прогресса в области прав человека в Китае"12. По американскому обыкновению подчеркивалось, что все это, дескать, делается для блага самого Китая. Однако в Китае, отмечает Киссинджер, так не считали, восприняв американский нажим как стремление подорвать существующий в КНР режим и как прямой вызов Китаю. По словам Киссинджера, дело доходило до "грубых стычек" с китайскими руководителями при посещении КНР эмиссарами Вашингтона, как это имело место при встрече в марте 1994 г. госсекретаря У. Кристофера с премьером Госсовета Ли Пэном (можно предположить, что подобная линия администрации Б. Клинтона стала одной из причин начавшегося в тот период быстрого сближения Китая с новой Россией, что нашло закрепление в зафиксированной в Совместной российско-китайской декларации решимости "развивать отношения равноправного доверительного партнерства, направленного на стратегическое взаимодействие в XXI веке". Подписана апреля 1996 г. в ходе визита в КНР президента РФ Б. Н. Ельцина).

При администрации Б. Клинтона имел место третий тайваньский кризис, вызванный разрешением США на частную поездку в США в 1995 г. "президента" Тайваня Ли Дэнхуэя (формально для участия во встрече выпускников Корнельского университета, где Ли Дэнхуэй защитил в 1958 г. докторскую диссертацию). Своего апогея кризис достиг в марте 1996 г. - перед очередной президентской кампанией на Тайване. Постепенно, однако, американская сторона, ничего не добившись, была вынуждена пойти на попятную, и отношения сторон пришли в норму. Состоялся обмен визитами Цзян Цзэминя в США (1997 г.) и Б. Клинтона в Китай (1998 г.).

По мнению Киссинджера, еще большую устойчивость американо-китайские отношения приобрели при президенте Дж.Буше-мл., при этом США и западные страны сыграли важную роль в экономическом подъеме Китая. Китайские же руководители настойчиво стремились убедить своих западных партнеров, что мирный подъем КНР никому не угрожает и что Запад может положиться на Пекин. Киссинджер приводит слова Цзян Цзэминя во время встречи в 2001 г. с членами Американо-китайского общества о том, что "позитивное сотрудничество между Китаем и США важно для всего мира. Мы приложим все свои силы, чтобы добиться этого"13. Как отмечает Киссинджер, завершение председательства Цзян Цзэминя явилось поворотным моментом в американо-китайских отношениях. В последующий период отношения развивались как "сосуществование на основе сотрудничества". В то же время стороны так и не выработали общую для себя концепцию: каким должен быть мировой порядок? Партнер Китай или противник? Что ожидает стороны в будущем - сотрудничество или конфронтация?

Курс на тесное партнерство с Китаем был взят на вооружение и администрацией Б.

Обамы, к чему ее настойчиво подталкивало американское экспертное сообщество.

Успешный характер носил ноябрьский (2009 г.) визит в Китай нового американского президента**. В Совместном заявлении по итогам консультаций лидеров двух стран были обрисованы состояние и перспективы сотрудничества на 5 главных наиравлени * Как представляется, это была обычная предвыборная риторика Б. Клинтона, усиленная эйфорией в США по поводу "торжества демократии" в Восточной Европе и на постсоветском пространстве (кстати, вспомним, что в это "торжество" внес свой вклад и Пекин, о чем красноречиво свидетельствует Г. Киссинджер). Пустопорожние декларации о защите "прав человека" ничего не стоили во внешнеполитическом плане и после прихода демократов к власти в 1993 г., но, как всегда, пользовались популярностью в самой Америке. Китай почти исчез из поля зрения администрации Б. Клинтона, потеряв свою ценность в качестве противовеса Советскому Союзу и еще не представляя в то время серьезную силу глобальной величины. Белый дом увяз во внешнеэкономических делах, которые фигурировали как его главный внешнеполитический приоритет (значительный дефицит баланса торговли с Японией, ратификация соглашения о зоне свободной торговли в Северной Америке, первый саммит АТЭС в Сиэтле в 1973 г., Саммит Америк в Майами в 1974 г.), а также во внешнеполитических проблемах, связанных с перестройкой системы международных отношений после окончания холодной войны. Ситуация стала меняться во время второго президентства Б. Клинтона по мере усиления экономической мощи Китая, его экспортной "экспансии", а также наметившегося сближения Пекина с Москвой. При этом "наличие крупных разногласий по вопросу о правах человека"11, зафиксированное в совместном американо-китайском коммюнике во время визита Цзян Цзэминя в США в 1997 г., никак не помешало ни визиту, ни провозглашению Клинтоном Китая "стратегическим партнером США" в 1998 г. (прим. ред. Е. Русакова).

** Подробнее см.: Давыдов А. С. "Китайская головоломка" администрации Б. Обамы // Азия и Африка сегодня, 2010, N 4 (прим. ред.).

стр. ях: китайско-американские отношения, развитие и углубление стратегического доверия между двумя странами, экономическое сотрудничество и восстановление глобальной экономики, региональные и глобальные вызовы, изменение климата, энергетика и окружающая среда. Лейтмотивом заявления стал тезис о том, что США и Китай намерены последовательно укреплять партнерство в решении общих вызовов, расширять базу сотрудничества и совместной ответственности по многим основным проблемам глобальной стабильности и процветания14.

В то же время продолжающийся уже три десятилетия стремительный рост экономической и совокупной мощи Китая, включая увеличение его военного потенциала, вызывал все большую озабоченность в политических и военных кругах США. Заметно усилились позиции Китая в Восточной и Юго-Восточной Азии. Китай занял место США в качестве главного торгового партнера Японии, Южной Кореи, многих стран АСЕАН, Тайваня, играет активную роль в региональных организациях АТР, в целом в жизни региона. В связи с активной экспансией КНР на внешних рынках западные политики, отмечает Киссинджер, активно призывают Китай изменить курс юаня, увеличить внутреннее потребление в целях содействия оздоровлению мировой экономики.

Особо тщательно анализирует Киссинджер стремление Китая укрепить свою роль в региональных и мировых делах, опираясь на свои возросшие финансовые и экономические возможности, проявление все более националистических, "триумфалистских" ("победоносных"), как он пишет, тенденций в работах китайских политологов. В качестве примера приводятся изданные в КНР книги "Китай недоволен", "Китайская мечта" и др. И хотя эти книги были подвергнуты критике со стороны китайских властей, заявивших о несогласии с заложенными в них идеями и указавших, что они не отражают действительную позицию КНР, Киссинджер, тем не менее, считает, что выраженного в книгах мнения может придерживаться, по крайней мере, часть китайского истеблишмента.

Киссинджер отмечает еще одну особенность в отношениях между США и Китаем, проявившуюся в период пребывания у власти администрации Б. Обамы: в то время как руководство обеих стран заявляет о своей приверженности консультациям и даже партнерству сторон, пресса и элиты двух стран все больше говорят об обратном.

Тем не менее, обе стороны прилагают усилия к поддержанию хороших отношений.

Важную роль в этом плане, пишет Киссинджер, сыграл визит в США в январе 2011 г.

председателя КНР Ху Цзиньтао. В совместном заявлении отмечается, в связи с тем, что перед двумя странами стоят важные общие вызовы, КНР и США решили продолжить развивать партнерство в целях содействия общим интересам, устранения общих проблем, укрепления международной ответственности15.

Большое значение Киссинджер придает механизму Стратегического и экономического диалога сторон, охватывающему как стратегическое, так и экономическое направления сотрудничества двух стран в мировых делах -от укрепления режима нераспространения ядерного оружия, особенно в связи с амбициями КНДР и Ирана в этой области, урегулирования региональных конфликтов, улучшения связей военных ведомств США и КНР и до преодоления мирового финансового кризиса16.

И все же бывший госсекретарь вновь и вновь задается вопросом, возможно ли выстроить подлинное партнерство и мировой порядок, основанный на партнерстве? Могут ли Китай и США выработать между собой подлинное стратегическое доверие?

Свое видение на этот счет Киссинджер излагает в эпилоге работы. Он опасается, что логика противоборства может привести США и Китай к острой конфронтации, если не к войне. Нужно сделать вс, чтобы избежать такого сценария. Основанные на сотрудничестве отношения между США и Китаем, считает Киссинджер, "необходимы для глобальной стабильности и мира". "Холодная война между двумя странами остановит прогресс для целого поколения по обе стороны Тихого океана. Она внесет раздоры во внутреннюю политику каждого региона в то время, когда вопросы ядерного нераспространения, окружающая среда, энергетическая безопасность и изменение климата диктуют необходимость глобального сотрудничества"17.

Тем не менее, указывает Киссинджер, существуют объективные и субъективные причины, толкающие стороны к конфронтации. В этой связи Киссинджер затрагивает обстоятельства, которые привели к Первой мировой войне. Воссоединившаяся и превратившаяся в мощное государство в начале XX в. Германия почувствовала необходимость наращивать свои мускулы, включая масштабное строительство военно морского флота. Англия же усмотрела в этом смертельную угрозу для себя, приступив к укреплению своих вооруженных сил. Была сформирована Антанта, которая только и могла бы противостоять Германии. В итоге, война стала неизбежной.

Нечто подобное, отмечает Киссинджер, происходит и в американо-китайских отношениях, хотя - в отличие от англо-германской конфронтации - сегодня есть все предпосылки для того, чтобы избежать подобного хода событий. "Отношения между Китаем и Соединенными Штатами не могут - и не должны - стать игрой с нулевым результатом", когда один выигрывает, а другой неизбежно проигрывает18. В нынешнем неспокойном мире у обеих стран есть немало общих интересов, и наилучшим путем для них были бы "совместная эволюция", решение стоящих перед ними проблем общими усилиями, минимизация конфликтов. Сей стр. час китайская сторона опасается, что США стремятся сдержать Китай, создать противовес КНР из ее соседей, а у американцев сложилось впечатление, что Пекин хотел бы вытеснить Соединенные Штаты из Азии. Киссинджер в этой связи замечает, что, пытаясь перетянуть на свою сторону как можно больше стран для создания противовеса друг другу, ни США, ни КНР не смогут добиться поставленных целей, поскольку американское присутствие рассматривается странами АТР как необходимый стабилизирующий фактор, а Китай является "незаменимым торговым партнером для большинства своих соседей".

Выходом из этой ситуации, считает Киссинджер, стало бы создание Тихоокеанского сообщества, объединение усилий главных стран региона в строительстве единой, а не поляризованной системы. В качестве возможных участников такой системы Киссинджер называет, помимо США и Китая, Японию, Индонезию, Вьетнам, Индию и Австралию, игнорируя Россию.

Характеризуя состояние американо-китайских отношений на настоящий момент, нужно сказать, что они, похоже, развиваются как раз по такому сценарию, против которого предостерегал Киссинджер.

Налицо усиление противоборства между Китаем и Соединенными Штатами, взявших курс на "сдерживание" КНР. Провозглашена линия на "возвращение США в Азию" в опоре на своих традиционных союзников. Заявлено, что XXI в. будет тихоокеанским веком в политике США. Существенно активизировалась роль Вашингтона в региональных организациях АТР. США присоединились к тем из них, где они до последнего времени не участвовали.

Указанная линия была подкреплена предпринятыми Соединенными Штатами в последнее время масштабными шагами по дальнейшему укреплению своего военного присутствия в АТР. 6 января 2012 г. президент Б. Обама изложил в Пентагоне новую военную стратегию США, центром тяжести которой станет Азиатско-Тихоокеанский регион - при определенном свертывании американской военной активности в других районах мира. В целом, предусматривается усиление военно-морской и военно-воздушной компоненты американской политики на Тихом океане;

дальнейшее развертывание широкомасштабной глобальной и нацеленной на Восточную Азию региональной системы ПРО;

укрепление военных баз на о. Гуам и на Окинаве с выделением для этого крупных денежных средств;

размещение американских морских пехотинцев в Австралии;

увеличение военной помощи американским союзникам в АТР. Создается, по сути, новый мощный военный комплекс в южной части Тихого океана*.

По мнению многих зарубежных политологов, вся эта деятельность осуществляется с явным прицелом на Китай и на регион Южно-Китайского моря, где Вашингтон, несмотря на заявления о своем нейтралитете, по сути, становится на сторону прибрежных стран региона в их территориальных спорах с Китаем.

Под "зонтиком" американских обязательств но защите Японии находятся и острова Дяоюйдао (Сэнкаку), контролируемые сейчас Японией.

Указанные шаги Соединенных Штатов, судя по оценкам китайских политологов и печати, рассматриваются в Китае как серьезный вызов, требующий адекватного ответа с китайской стороны. В то же время официальный Пекин предпочитает пока проявлять сдержанность и осторожность, пытаясь отвести американские обвинения в наращивании Китаем своей военной мощи, указывая на отсутствие у КНР экспансионистских устремлений и подчеркивая заинтересованность КНР в дальнейшем укреплении и развитии отношений с США, "надлежащем урегулировании разногласий".

Тем не менее, Китай отнюдь не собирается отказываться от проводимой им линии в регионе и в мире. Продолжается политика планомерного увеличения военных расходов и модернизации Народно-освободительной армии Китая19, занята жесткая позиция в территориальных вопросах, о планах превращения КНР в "могучую морскую державу" заявлено на XVIII съезде КПК20.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.