авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«Содержание ЕГИПЕТСКАЯ КОНСТИТУЦИЯ: ИСЛАМСКОЕ "ДА" СВЕТСКОМУ "НЕТ" Автор: А. М. ВАСИЛЬЕВ, Д. И. ...»

-- [ Страница 5 ] --

http://ummanews.com/news/umma/4619---25-.html http://www.naharnet.com/stories/en/ стр. РОССИЙСКАЯ БИОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ: БОЛЕЕ Заглавие статьи ЧЕТВЕРТИ ВЕКА В ЭФИОПИИ Автор(ы) А. Н. БРАГИН Источник Азия и Африка сегодня, № 3, Март 2013, C. 62- ОТ НАШЕГО СОБСТВЕННОГО КОРРЕСПОНДЕНТА Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 10.0 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи РОССИЙСКАЯ БИОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ: БОЛЕЕ ЧЕТВЕРТИ ВЕКА В ЭФИОПИИ Автор: А. Н. БРАГИН А. Н. БРАГИН Наш собкор в Эфиопии Ключевые слова: Россия - Эфиопия, российско-эфиопская совместная экологическая экспедиция, академик Ю. Ю. Дгебуадзе, биолог А. А. Дарков С 2 по 12 ноября 2012 года в Аддис-Абебе прошла Декада российско-эфиопского научного сотрудничества в области биологии. Это мероприятие было приурочено к 125-летию академика Н. И. Вавилова, 85-летию его научной экспедиции по Абиссинии, а также 25-летию Совместной Российско-Эфиопской биологической экспедиции, которая является наглядным примером успешного научного взаимодействия двух стран.

Благодаря своему географическому положению Эфиопия известна высокой ландшафтной мозаичностью. Здесь можно найти и афроальпийские ландшафты, и различные типы горных и равнинных лесов, и разнообразные саванны. С такой мозаичностью связан и высокий эндемизм флоры и фауны этой восточноафриканской страны - многие виды растений и животных нигде в мире больше не встречаются.

Вот уже более четверти века в Эфиопии на постоянной основе работает Совместная Российско-Эфиопская биологическая экспедиция (СРЭБЭ). За время своего существования экспедиция прошла сложный путь - от первоначальных сложностей с запуском проекта до признания эфиопами значимости выполняемых исследований и привлечения российских экспертов в прикладные хозяйственные проекты.

Соглашение о создании совместного научного проекта, нацеленного на проведение биологических исследований на территории этой африканской страны, было подписано января 1987 г. между Академией наук СССР и Комиссией по науке и технике Народно Демократической Республики Эфиопии.

В основные задачи экспедиции, в частности, входило выяснение видового разнообразия живых организмов разных систематических групп (рыб, млекопитающих, птиц, насекомых, почвенных и водных беспозвоночных, растений) основных природных комплексов Эфиопии, а также проведение экологических исследований для разработки научных основ рационального использования и охраны биологических ресурсов страны.

Эфиопы были заинтересованы в сборе базовой информации о биологических ресурсах страны, которые до этого времени не были исследованы должным образом.

За все время работы СРЭБЭ в ее исследованиях участвовало более 100 российских ученых, представляющих ряд институтов Академии наук и российских университетов. В ней на постоянной основе работают и эфиопские специалисты - представители местных университетов и исследовательских структур сельскохозяйственной направленности и природоохранных ведомств федерального и регионального уровней.

10 декабря 2012 г. в Аддис-Абебе прошла юбилейная научная конференция. В процессе переговоров с эфиопской стороной подписано новое соглашение о продолжении совместной научной деятельности на следующий пятилетний период.

С российской стороны документ подписал академик РАН, заместитель директора Института проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова (ИПЭЭ) РАН Ю. Ю.

Дгебуадзе. В эксклюзивном интервью нашему журналу он подчеркнул, что долголетие экспедиции обусловлено большей частью энтузиазмом советских/российских ученых. "В начале 90-х, после распада СССР, финансирование СРЭБЭ было практически приостановлено, однако экспедиция не только выжила, но и внесла значительный вклад в развитие отечественной и мировой науки. Например, участниками были обнаружены и описаны 9 новых видов рыб, обитающих в водоемах Эфиопии. Помимо этого, еще новых видов находятся в процессе описания", -отметил он.

По словам Ю. Ю. Дгебуадзе, в настоящий момент наибольший интерес для российских ученых представляют исследования, связанные с описанием и выявлением морфологического и генетического разнообразия живых организмов, структурой, функцией и эволюцией экосистем: "В ближайшие 5 лет мы планируем продолжить работы по следующим стр. пяти приоритетным направлениям: изучение рыбной фауны и механизмов многообразия;

исследование мелких млекопитающих, их разнообразия и распространения;

исследование биологии и энтомологии почв;

изучение динамики развития экосистем Эфиопии;

изучение генетической изменчивости эфиопских зерновых культур".

Он также подчеркнул, что участниками СРЭБЭ опубликовано около 200 научных статей в ведущих отечественных и международных научных изданиях, вышли в свет монографий по материалам исследований экспедиции, защищено несколько кандидатских и докторских диссертаций, в т.ч. и эфиопскими коллегами. Материалы экспедиции неоднократно представлялись на региональных и международных научных симпозиумах, конференциях и семинарах.

В течение всех 25 лет бессменным руководителем российского представительства СРЭБЭ в Аддис-Абебе является к.б.н. Андрей Анатольевич Дарков, который также выступает в качестве координатора проекта. По его словам, можно выделить следующие результаты деятельности экспедиции:

- пионерские работы по описанию разнообразия ряда групп животных: почвенных беспозвоночных, насекомых, рыб и млекопитающих, в ходе которых были описаны новые для науки виды и впервые найдены новые виды для фауны Эфиопии и Африки;

- исследования механизмов формообразования рыб и мелких млекопитающих;

- экспериментальные исследования морфологического развития разных видов и форм, демонстрирующие возможные механизмы эволюционных процессов;

- выявлены виды-индикаторы беспозвоночных животных для высотно-ландшафтных поясов и основных типов почв;

дана характеристика общей антропогенной динамики изменения биоты почв в типичных районах Эфиопии;

впервые дана детальная сезонная динамика животного населения почв каждого высотно-ландшафтного пояса Эфиопского нагорья;

- методами исторической экологии по зоогенным и растительным остаткам выполнена реконструкция динамики растительного покрова и климата и влияния антропогенных факторов на экосистемы Эфиопского нагорья в Голоцене.

А. А. Дарков также добавил, что участниками экспедиции были проведены экологические экспертизы гидромелиоративных проектов в междуречьи Баро-Акобо (юго-западная Эфиопия) и на реке Аваш (восточная Эфиопия). Выполнено изучение фауны рыб реки Омо в связи с проектированием комплексного развития ее поймы. Собран значительный материал по таким районам Эфиопии, как Гамбелла, Шоа, Гондер;

по бассейнам рек Гибе, Голубого и Белого Нила, озер Рифтовой долины;

национальным паркам - Нечесар, Аваш и Бале. Составлены списки видов основных групп организмов. Описаны новые виды и получены данные о механизмах видообразования у млекопитающих. Участники экспедиции принимали участие в экологической оценке ряда технических проектов на территории Эфиопии.

стр. По словам А. А. Даркова, в ходе проведения полевых работ были обследованы основные типы экологических систем страны. Для всех регионов составлен исчерпывающий список обитающих в них видов, многие их которых описаны впервые. Выявлены очаги биоразнообразия и центры видообразования животных. На основании полученных данных сформулирована гипотеза об эволюционных механизмах возникновения "скопления форм" и показано соответствие наблюдаемой ситуации теоретической модели симпатрического видообразования. Результаты этих исследований, подчеркнул наш биолог, важны для разработки глобальной стратегии охраны биоразнообразия в Эфиопии.

"Проведенные участниками экспедиции исследования, особенно в области свойств почв и рыболовства, имеют важное значение в плане содействия экономическому развитию нашей страны", - заявил в ходе конференции госминистр науки и технологии Эфиопии Мохаммуда Ахмед Гаас2. По его словам, несмотря на наличие обширных водных ресурсов в Эфиопии, было мало сделано в отношении их устойчивого развития, использования и сохранения, "аквакультура фактически отсутствует в нашей стране".

М. А. Гаас подчеркнул, что результаты работы СРЭБЭ помогут реализации "Плана роста и трансформации" на период 2010 - 2015 гг. (The Growth and Transformation Plan).

Особое внимание уделяется исследованиям в области рыболовства, которые, по мнению госминистра, содействуют росту благосостояния и снижению бедности населения. Это тем более важно потому, отметил Алаю Ялей, директор исследовательского центра "Fishery and Aquatic Life" в г. Бахр-Дар, что Эфиопия является одной из немногих стран в Африке с самым низким показателем употребления в пищу рыбы на душу населения в год - менее 1 кг, в то время как средний показатель в других странах континента составляет - 18 кг.

Координатор СРЭБЭ от эфиопской стороны, представитель министерства науки и технологий Гырма Йосеф заявил, что в результате совместной работы накоплен значительный объем фундаментальных знаний, который планируется использовать в целях развития экономики. "Для Эфиопии, - отметил он, - этот проект является хорошей возможностью обеспечить рациональное использование природных богатств страны, а также способствовать развитию собственной науки и технологий".

Список работ можно найти по адресу: http://www.sevin.ru/mcnuesl/index_eng.html?../expeditions_eng/jubilcc.html Biological Expedition to discuss scientific findings // The Ethiopian Herald, 4 December 2012.

стр. Заглавие статьи XI ШКОЛА МОЛОДЫХ АФРИКАНИСТОВ РОССИИ Автор(ы) Н. А. ЖЕРЛИЦЫНА Источник Азия и Африка сегодня, № 3, Март 2013, C. 65- НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 14.9 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ XI ШКОЛА МОЛОДЫХ АФРИКАНИСТОВ РОССИИ Автор: Н. А.

ЖЕРЛИЦЫНА Ежегодная научная конференция - Школа молодых африканистов (на тему "Проблемы изучения Африки в России и за рубежом") прошла 14 - 15 ноября 2012 г. в Казани. По приглашению руководства Института востоковедения и международных отношений Казанского (Приволжского) федерального университета (ИВ МО КФУ) сюда прибыли участника конференции - студенты, аспиранты и молодые ученые из вузов и академических институтов Москвы, Казани, Санкт-Петербурга и Ярославля.

Это - традиционный форум, проводимый Институтом Африки РАН и Научным советом по проблемам стран Африки РАН при содействии программы Президиума РАН "Поддержка молодых ученых" совместно с университетами различных городов России, имеет основной целью привлечение максимально широкого круга молодых исследователей Африканского континента и поддержку данного направления в отечественной науке.

Пленарное заседание открыл директор ИВ МО КФУ, президент Общества востоковедов России Л. Н. Латыпов. Он напомнил об истории становления школы востоковедения в Казанском университете, об известных ученых, вышедших из стен этого вуза, и особо остановился на современном этапе развития востоковедных исследований в ИВ МО КФУ.

В этой связи Л. Н. Латыпов подчеркнул особое значение и актуальность африканистики.

В становлении данного направления исследований ИВ МО КФУ рассчитывает на помощь и поддержку таких признанных центров исследований Африканского континента, как Институт Африки РАН, кафедры африканистики в ИСАА МГУ и СПбГУ. Поэтому проведение XI Школы молодых африканистов России в КФУ, заключил директор, является значительным событием для вуза.

Заместитель директора ИВ МО КФУ, зав. кафедрой регионоведения и исламоведения проф. Р. И. Беккин рассказал об усилиях, предпринимаемых руководством вуза для развития африканистики в Казани. Д.и.н. В. Г. Шубин (ИАфр РАН) отметил важное значение того факта, что Школа молодых африканистов проводится в Татарстане, одном из ключевых регионов России. Он отметил растущую роль Африки в мире, охарактеризовав место этого континента во внешней политике РФ.

Деловую часть Школы открыл доцент факультета международных отношений СПбГУ д.

полит, н. К. А. Панцерев докладом "Африка в цифровую эпоху: проблема равноправной интеграции в глобальное информационное общество". При всех относительных успехах, сказал он, Африка по-прежнему остается континентом с впечатляющим "цифровым разрывом" между крупными промышленными центрами и отдаленными сельскими территориями. Современный уровень развития информационных технологий (IT) в большинстве африканских государств не позволяет им рассчитывать на скорую равноправную интеграцию в глобальное информационно-коммуникационное пространство. Страны Африки оказались в большинстве своем вынужденными проводить выгодные западным инвесторам экономические и политические преобразования, что фактически означает продажу африканского информационного пространства зарубежным предпринимателям. Наиболее впечатляющих успехов в развитии IT добились ЮАР, страны Северной Африки. В Западной Африке лидирующие позиции занимают Сенегал и Нигерия, а Гвинея и Либерия сильно отстают;

в Восточной - наибольшее распространение Интернет получил в Кении, Уганде, Танзании и Эфиопии. Самым слаборазвитым регионом является Центральная Африка (Чад, ЦАР).

На пленарном заседании зав. кафедрой права Университета управления "Тисби" (Казань) к.ю.н. А. Б. Мезяев выступил с докладом "Новейшая история Африки в решениях международных судебных учреждений". Взяв в качестве примера три суда международный трибунал по Руанде, специальный суд но Сьерра-Леоне и процесс над Чарльзом Тейлором, а также деятельность Международного уголовного суда - докладчик поставил проблему достоверности источников и объективности судей, принимая во внимание сильное политическое давление и попытки фальсификации новейшей истории со стороны различных политических сил.

Работа конференции проходила в четырех секциях.

Секция "Международные отношения, внешняя политика и право" (руководитель д.и.н.

стр. В. Г. Шубин, ИАфр РАН) стала одной из самых оживленных, было прочитано докладов.

А. Кашников (ЯрГУ им. П. Г. Демидова, Ярославль) проанализировал ситуацию в Нигерии в годы правления генерала Сани Абачи (1993 - 1998), внутриполитические и международные последствия проводимой им политики. О. Кулькова (ИАфр РАН) рассмотрела основные направления современной британской политики в отношении стран Африки. Особый акцент сейчас делается не на вопросах помощи, а на развитии торговли и бизнеса с Африкой, на содействии развитию панафриканской торговли. Британское правительство верит в огромный экономический потенциал континента. Великобритания помогает отдельным африканским государствам, вносит свой вклад в борьбу с климатическими изменениями на континенте, укрепление продовольственной безопасности. Д. Попова (СПбГУ) рассмотрела в своем сообщении мировоззренческие модели народов Тропической Африки, указала как на различия, так и на "общие знаменатели", которые могут стать основой для взаимодействия на пути к обеспечению жизненного благополучия народов региона. Доклад Т. Курмаева (ИВ МО КФУ) "Государственный переворот в Мали" был посвящен анализу влияния "арабской весны" в целом и исламского фактора, в частности, на тревожные события последнего года в Мали -одной из немногих стран в Африке, политическое руководство которой не менялось несколько десятилетий. Положение в Зимбабве стало предметом рассмотрения другого молодого ученого, Э. Салахетпдинова (ИАфр РАН). Несмотря на экономический и политический кризис в первой декаде 2000-х гг., а также давление со стороны западных стран и институтов, режиму президента Р. Мугабе удалось удержаться у власти, преодолеть кризис и приобрести новых партнеров в лице Китая и азиатских стран.

Научная дискуссия развернулась вокруг одного из самых неспокойных регионов Африки последних лет - Судана, в частности Дарфура, и молодого государства - Республики Южный Судан. Если доклад А. Жукова (ИАфр РАН) был посвящен истории борьбы за независимость в Южном Судане в 2005 - 2011 гг., то сообщение гостя конференции из Германии д-ра А. Йлонена (Peace Research Institute, Франкфурт) носило сравнительный характер. Он сопоставил политические процессы в Южном Судане и Эритрее. К.нолит.н.

С. Костелянец (ИАфр РАН) в докладе "Поставки оружия в Дарфур как фактор эскалации конфликта" пришел к заключению, что одна из причин продолжающегося дарфурского конфликта - это доступность оружия и амуниции как для армии и других проправительственных сил, так и для повстанцев и племенных ополчений. Он ставит под сомнение эффективность санкций ООН, не решивших поставленных задач и не воспрепятствовавших эскалации и продолжению конфликта. Л. Ромадан (ИВ МО КФУ) рассказала об истории конфликта в Дарфуре в историческом контексте и о возможных путях его разрешения.

На секции "Ресурсы и экономический потенциал Африки" (руководитель - к.и.н. Н. А.

Жерлицына, ИАфр РАН) прозвучало 7 сообщений. Три из них были посвящены одной из самых развитых и перспективных экономик Африканского континента - ЮАР. А.

Хаматшин (ИАфр РАН) представил анализ современной аграрной политики Южно Африканской Республики, оценил результаты проведения земельной реформы как в самой ЮАР, так и в некоторых странах Южноафриканского сообщества развития (САДК).

Доклад В. Сидорова (ИАфр РАН) "ЮАР - "локомотив" экономики Африки" содержал богатый статистический материал, позволяющий высоко оценить значение экономики ЮАР для экономик стран Африки южнее Сахары. Для стран Юга Африки и для многих других африканских стран ЮАР является основным источником иностранных инвестиций, благодаря которым создаются рабочие места, готовятся местные кадры и пополняется государственная казна через налоги и лицензионные сборы. Еще один аспект функционирования южноафриканской экономики - деятельность профсоюзных организаций - стал объектом рассмотрения в сообщении С. Тищенко (ИАфр РАН). На сегодняшний день в стране зарегистрировано 197 профсоюзных организаций, самые многочисленные и влиятельные из них - в горнодобывающей сфере, металлургической промышленности, строительстве. Молодая исследовательница рассмотрела их историю, особенности функционирования, внутренние и внешние связи и уровень активности.

Доклад И. Захарова (МПГУ, Москва) был посвящен одной из самых болезненных африканских проблем - маргинализации городского населения и появлению "поясов нищеты", или трущоб (слэмов), вокруг крупнейших африканских городов. В некоторых странах Африки доля жителей трущоб превышает 50%, а в таких как Судан, Чад, Сьерра Леоне, ЦАР - достигает 90%. Ложная урбанизация тормозит экономический рост государств Африки. И хотя правительства ряда стран Африки и ООН принимают некоторые меры по борьбе с этим злом, они явно недостаточны. Тема сообщения С.

Третьяковой (ЯрГУ) - экономические проблемы как фактор революции 2011 г. в Египте.

В связи с последними событиями в стране резко ухудшились темпы экономического роста - с 7 - 8% до 1%. Валютные резервы сократились на 40%. Потоки туристов из-за рубежа резко уменьшились. Политическая и социальная нестабильность ока стр. зали на экономику негативное влияние, и перспективы пока не ясны.

Самой многочисленной стала секция -"Социальные и культурологические исследования" (руководитель - д.э.н. Р. И. Беккин), на ней было сделано 16 докладов. Ряд сообщений секции был посвящен вопросам взаимовлияния африканской и европейской культур, проблеме самосознания африканцев, оказавшихся в Европе. Е. Блинова (ЯрГУ) обратила внимание на "африканский" Лондон второй половины XX в. и рассказала о трех основных волнах эмиграции из Африки в Великобританию. Африканские сообщества Великобритании в первом десятилетии XXI в. стали объектом исследования другого молодого ученого - Г. Карпова (ИАфр РАН). Африканцы были и по-прежнему остаются одной из самых молодых и динамично развивающихся групп населения Великобритании.

За период с 2001 по 2011 гг. численность мигрантов из стран Африки южнее Сахары в Великобритании увеличилась, по официальным данным, в два раза. В настоящее время наблюдается безусловный рост влияния африканцев на жизнь британского общества.

Действительность показывает, что нужен принципиально новый подход в отношении мигрантов, поскольку политика мультикультурализма, проводившаяся во второй половине XX в., оправдала себя далеко не полностью.

Африканское искусство и культурологические аспекты социально-политических процессов стали предметом изучения в докладах Е. Данилова (ЯрГУ) "Античные персонификации Африки", В. Семеновой (МАЭ РАН, Кунсткамера, СПб) "К вопросу о роли иконы в эфиопской духовной культуре" и П. Попова (ИАфр РАН) "Кинематограф в колониальной Зимбабве: идеология или искусство?".

А. Банщикова (ИАфр РАН) уделила внимание отражению в творчестве египетских писателей Н. Махфуза и Т. Аль-Хакима идей националистической интеллигенции 20-х 30-х гг. XX в., которая декларировала преемственность по отношению к древней цивилизации Египта - фараонисты видели истоки идентичности своей родины в древнем Египте. Активный отклик аудитории получили сообщения В. Кручинского и А. Панова (ИАфр РАН), посвященные современной политической карикатуре и комиксам в ЮАР и Восточной Африке. Докладчики сопроводили свои выступления богатым иллюстративным материалом.

Многообразные формы взаимного познания и влияния африканского мира и России в разные периоды истории оказались в центре внимания таких докладчиков, как Д.

Гильмутдинов (Центр исламоведческих исследований АН Татарстана, Казань), А. Рыжова и Э. Цветков (ЯрГУ). Д. Гильмутдинов рассказал о путевых заметках татарского политика и публициста Г. -Р. Ибрагима, посетившего в 1912 г. Северную Африку. Сообщение А.

Рыжовой - "Африка глазами русских добровольцев, участвовавших в Англо-бурской войне 1899 - 1902 годов" - было основано на мемуарах подпоручика Е. Августаса, поручика А. Е. Едрихина, подполковника И. В. Ромейко-Гурко, штабс-капитана М.фон Зигерн-Корна, сестр милосердия русского санитарного отряда Красного Креста С. В.

Изъединовой и О. А. фон Баугартен. Э. Цветков, суммировав результаты интервью, взятых у ярославцев, посещавших Африку в 1960-е - 1980-е гг., представил сложный, многообразный и подчас противоречивый образ советско-африканских отношений.

Ряд докладов этой секции был основан на результатах полевых этнографических экспедиций, в которых участвовали молодые исследователи Африки. Так, О. Иванченко (ИАфр РАН) рассказала о результатах полевого исследования в Танзании в феврале марте 2011 г. Целью экспедиции были землячества в крупных городах - Дар-эс-Саламе, Аруше и Занзибаре. Н. Стеблин-Каменский (Европейский университет, СПб) уделил внимание антропонимике Северного Волло (Эфиопия) и продемонстрировал обширный фотоматериал, сделанный во время поездки.

Завершила деловую часть конференции секция "Исследования по африканской лингвистике и филологии" (руководитель к.и.н. Н. А. Жерлицына). Фразеологические обороты в языке хауса стали объектом исследования Л. Литвиновой (СПбГУ). В то время, как традиционная фразеология отражает давнюю культуру и быт народа хауса, современная фразеология - это способ ввести в язык новые понятия, явления, термины, идеи. Они отражают совершенно новые и незнакомые явления для народа хауса.

Основные политические, юридические, экономические, технологические и другие понятия часто представлены в виде фразеологических единиц. Е. Шевчук (СПбГУ) представила доклад, характеризующий видовременную систему в амхарском языке.

Итоги работы конференции подвели Ученый секретарь Научного совета по проблемам стран Африки РАН Н. А. Жерлицына, В. Г. Шубин и зам. директора ИВ МО КФУ Р. И.

Беккин. Они отметили высокий уровень представленных докладов, большой интерес, проявленный участниками конференции к научной дискуссии, и творческий подход и энтузиазм научной молодежи в изучении Африки. Проведение XII Школы намечено на ноябрь 2013 г.

Обзор подготовила Н. А. ЖЕРЛИЦЫНА, кандидат исторических наук стр. Заглавие статьи С МЕЧТОЙ, СЛОВАРЁМ И ОТВАГОЙ Автор(ы) О. Ю. КУЗЬМИН, О. В. ЖУКОВ Источник Азия и Африка сегодня, № 3, Март 2013, C. 68- СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 28.1 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ С МЕЧТОЙ, СЛОВАРЁМ И ОТВАГОЙ Автор: О. Ю. КУЗЬМИН, О. В.

ЖУКОВ Ключевые слова: советские военные переводчики, Афганистан. Мали Олега Кузьмина, студента, только что перешедшего с III на IV курс ИСАА МГУ, где он изучал языки дари и пушту, в конце лета 1979 г. пригласили на Старую площадь в Москве. Инструктор ЦК КПСС сообщил о решении направить его в Демократическую Республику Афганистан в качестве переводчика.

Какое Ваше мнение по этому вопросу?" - вежливо спросил меня инструктор. "Конечно, да!" - был ответ. А каким иным он мог быть? Я ведь был и остаюсь востоковедом, в то время изучал языки Афганистана и мечтал увидеть эту страну.

Вместе со мной в разные провинции Афганистана были направлены еще пятеро моих товарищей-однокурсников из нашей языковой группы. Мне предстояло работать в Газни.

С БРОНИ РАЗДАЛАСЬ РУССКАЯ РЕЧЬ...

В Кабуле, куда мы прилетели в начале сентября, меня познакомили с советником, к которому я был "прикреплен" в качестве переводчика. Это был второй секретарь одного из райкомов областного города на западе России.

Обстановка в городе была спокойной. Местные жители принимали советских людей "шурави" - по-братски. Скоро из столицы нас отправили в город Газни с населением около 60 - 70 тыс. человек примерно в 120 - 140 км к юго-западу от Кабула. В этот провинциальный центр из столицы ведет дорога, серпантином протянувшаяся сначала через горы, затем спускающаяся в долины, а затем - снова в горы.

В аэропорту нас вместе с группой афганцев - гражданских и военных - посадили на борт старенького "Ан-2". Именно на этом "небесном тихоходе" в небе над Газни принял я, если можно так сказать, свое боевое крещение.

Самолет летел метрах в пятистах над дорогой, используя ее в качестве ориентира. Через полчаса я увидел в иллюминатор внизу, на дороге, колонну военных машин. Летчик афганец выглянул в салон и прокричал сквозь гул мотора: "Держитесь крепче"! Ремней безопасности в самолете не было, мы ухватились за прикрепленные к бортам железные скамейки, на которых сидели. Ан-2 резко пошел на снижение.

Тут в салоне появился второй пилот с огромным, как мне показалось, пулеметом - ДШК.

Летчик открыл дверь самолета, высунул ствол пулемета и стал поливать длинными очередями какие-то цели внизу. Отстрелял весь боезапас, потом перезарядил ДШК и снова открыл огонь, а самолет тем временем делал большие круги над дорогой.

Грохот в салоне стоял чудовищный, старенький биплан трясся, как будто заболел малярией. Наконец пальба окончилась, и Ан-2 снова набрал высоту. Я спросил у второго пилота, в чем дело? Тот пояснил: "Наша колонна шла на Газни, а ее атаковал отряд ихваньюн" ("братья-мусульмане" - радикальные исламисты, как и талибы сейчас).

До Газни долетели благополучно. Нас встретили и поселили в резиденции губернатора провинции, на окраине города, недалеко от аэродрома. Куда ни бросишь взгляд - повсюду засушливая земля, пустынные долины, невысокие горы, зелени практически никакой, только вокруг городов небольшие посадки деревьев.

Газни - одна из типичных афганских провинций, местное население занимается сельским хозяйством - в той степени, в какой им позволяет здешняя суровая природа. Газни - это и своеобразная перевалочная база для кочевых племен, которые перегоняют скот, в зависимости от сезона, из Пакистана в Афганистан и обратно.

Большинство населения - пуштуны. Со временем я познакомился ближе со многими из представителей этого племени, и стал искренне уважать их. По натуре своей они открыты, верны слову, ценят дружбу, но не дай Бог поступить с ними несправедливо -пуштуны обиды не забывают и стремятся отомстить обидчику.

Бытовые условия наши были близки к спартанским. Резиденция местного губернатора была отнюдь не дворцом - обычный для Газни афганский дом, только большой, двухэтажный. На каждом этаже по десятку комнат. Вокруг - высокая стена, внутри небольшой дворик, пара деревьев, колодец, небольшой огород, на котором выращивали овощи - довольно чахлые.

Обедали и ужинали мы вместе с губернатором. Сыновей у него не было, брат служил в другом месте, а женщины на мужскую половину не заходили. И обеды, и ужины были весьма скромными: небольшая чашка жидкого супа без мяса, на второе - рис и отдельно к нему добавка - маленькое блюдечко с мясом, одно на всех. На каждого максимум два кусочка с ноготь большого пальца. Наконец, кисломолочные продукты с зеленью и чай с парой "печенюшек". Вот и вс. Позже узнал, что подобный "рацион" типичен для афганского чиновника, причем не из мелких.

Нередко после этой скудной трапезы советник звал меня к се Продолжение. Начало см.: Азия и Африка сегодня. 2013, N 2.

стр. бе в комнату для продолжения застолья. Мы доставали привезенные из Москвы консервы, резали копченую колбасу, а советник наливал себе и мне в стаканы спирт, привезенный им в огромном количестве в качестве подарка от друга - директора местного ликероводочного завода.

Работа была такой: мы с советником утром и днем ездили по разным партийным организациям, в т.ч. в воинские части и в подразделения Царандоя - местной милиции.

Там советник выступал перед командным составом, а я переводил. Лекции были по марксизму-ленинизму, политэкономии и марксистско-ленинской философии. Материал он брал из разных учебников, порой даже школьных - "для большей понятности и лучшего восприятия". А по вечерам я, тихо чертыхаясь, переводил все это, стараясь подбирать такие слова, чтобы они были понятны для афганцев -вчерашних неграмотных крестьян. Я был убежден, что они не понимают ничего из того, что им пытались вдолбить. Но все вели себя тихо и, казалось, были довольны тем, что получили хотя бы маленькую передышку от тяжелого труда в поле и дома.

Скоро советник понял, что ему нет смысла самому говорить по-русски и ждать перевода.

Поэтому он поручил мне проводить лекции самостоятельно. Я бубнил переведенный мною очередной его опус, а слушатели мои деликатно покуривали в кулак и тихо шептались о чем-то своем. Друг другу мы не мешали, всякий раз они меня горячо благодарили, а на другой день все повторялось снова. Вопросов никогда никаких не было...

Обычно после обеда советник беседовал с местным партийным активом Народно демократической партии Афганистана (НДПА - правящая тогда и единственная партия в Афганистане). Пытались подробно разбирать деятельность той или иной партийной ячейки в каждом из уездов и волостей провинции. Советник давал "ценные указания" по партийным делам, а я их переводил. Упор он делал на то, чтобы "научить афганских товарищей, как проводить партийную работу в массах, как привлечь на сторону НДПА все большие слои трудового крестьянства и ремесленничества". На мой взгляд - это была очередная химера. Сам советник до приезда в Афганистан об этой стране ровным счетом ничего не знал. Честно говоря, и я почти не понимал до приезда туда, как живут афганские крестьяне, о чем думают, чего хотят.

В Советском Союзе было немало первоклассных специалистов по Афганистану - ученых, военных, дипломатов, страноведов, - благо долгая история традиционно добрососедских отношений двух стран этому способствовала. Но посылали в Афганистан и фигуры вроде моего начальника -людей, в общем-то, не то чтобы "серых", но для этого дела никак не подходящих.

...С активизацией военных действий работа стала принимать все больше характер составления сводок полувоенного характера: сколько членов партии убито, сколько перебежало к противнику и т п.

Когда мы приехали в Афганистан, у власти в стране был Нур Мохаммад Тараки. Вскоре он отбыл на Кубу на саммит Движения неприсоединения. После Гаваны по дороге домой Тараки остановился в Москве, где его тепло принял Л. И. Брежнев, расцеловав в обе щеки.

Однако вскоре после возвращения в Кабул он был свергнут Хафизуллой Амином, который немедленно объявил своего бывшего соратника "предателем" и "американским шпионом". Вскоре Тараки по приказу Амина был задушен в тюрьме.

Тараки относился к когорте революционеров-романтиков и идеалистов, чем-то похожих на Че Гевару. Амин же был жесткий прагматик, к тому же авантюрист по натуре. По всем провинциям страны срочно разослали циркуляры, в которых утверждалось, что Тараки шпион.

Так уж получилось, что мы с советником были в одной комнате с губернатором провинции, когда ему сообщили о перевороте. Губернатор тяжело опустился на стул, уронил голову на руки и зарыдал. Сквозь слезы сказал: "Это только наш прозорливый товарищ Хафизулла Амин мог разглядеть предателя и шпиона в таком человеке". Он-то, бедняга, думал, как позже выяснилось, что переворот произошел при советской помощи и по указанию Кремля.

Тем временем активизировали свои действия моджахеды, которых афганцы, верные режиму НДПА, всегда называли просто "душманами" ("врагами"). На крышу резиденции губернатора водрузили пулемет, во дворе поставили бронетранспортер немецкого производства еще времен Второй мировой войны. Около него постоянно дежурили несколько солдат. Службу они несли из рук вон плохо, загорали во дворе, бездельничали.

Слава Богу, до боестолкновений с душманами дело не дошло - наши охранники просто разбежались бы.

Вскоре к нам присоединился и еще один советник - по линии КГБ со своим переводчиком, туркменом по имени Курбан, который поселился со мной в одной комнате. Резиденцию нередко обстреливали. Наше советское начальство вместе с губернатором приняли решение: мне с Курбаном по очереди по ночам дежурить на крыше у пулемета. Вдобавок к нам в комнату занесли ящик с гранатами: своей охране глава провинции не доверял.

...В конце ноября я заболел желтухой. Сначала не могли определить, что за болезнь, и мой советник принялся изгонять из меня "хворь" спиртом. Но от такого лечения мне становилось все хуже и хуже, температура зашкаливала за 40 градусов. Меня шатало, я ощущал слабость во всем теле. Вызвали местного врача. Он тут же определил: "болезнь Боткина в опасной форме". Необходима срочная госпитализация -надо везти в Кабул, иначе возможен летальный исход.

Афганцы везти меня наотрез отказались. К тому времени обстановка уже серьезно обострилась. Перевалы по дороге от Газни к Кабулу были под огнем мятежников. Мой советник не умел водить машину и попросил о помощи советника КГБ. Но Курбан - его переводчик - не имел води стр. тельских прав. Самолеты к нам тоже не летали - аэродром постоянно находился под обстрелом душманов.

На мое счастье, в тот момент в резиденции губернатора находился майор внутренних войск МВД - он обучал милиционеров Царандоя, а к нам приехал на какое-то совещание.

Он трехэтажным матом высказался по адресу обоих советников и сказал: "Парня надо немедленно спасать". Сборы были недолги. Майор погрузил меня в свой УАЗик, и мы поехали. Не помню точно, как он меня вез, - я часто терял сознание. Очнулся уже в Кабуле, у военного госпиталя. Майор меня растормошил: "Приехали, Олег, нам подфартило - всего две пробоины".

В госпитале в основном работали советские врачи. Я попал в руки к хорошему специалисту. "Повезло тебе, парень, - сказал он. - Еще бы сутки-двое - не смогли бы откачать". Со мной лечились и наши ребята из посольства и торгпредства - их тоже желтуха не миновала. Через три недели меня выписали из госпиталя и велели оставаться до полного выздоровления в Кабуле, где я и пробыл почти полтора месяца.

В один из вечеров я был в гостях у своего приятеля из торгпредства. Когда пришло время возвращаться в гостиницу, заметил, что в районе президентского дворца все небо в каких то огненных сполохах. Слышались глухие звуки взрывов, движение в ту сторону было заблокировано. Поймал с трудом такси до центра города, в гостиницу "Кабул", где жил.

Мы свернули на одну из площадей в полукилометре от гостиницы и остановились - вся дорога впереди была перекрыта бронетехникой. Таксист отказался ехать дальше. И я делать нечего - вылез и пошел пешком.

Зашел в одну из лавок и спросил у хозяина: что происходит? Лавочник сам ничего толком не знал: "Какие-то иностранцы к нам вторглись - наверное, пакистанцы, а может и американцы". Смотрю на технику - это оказались БМД и БМП (боевые машины десанта и пехоты), о которых я, человек невоенный, раньше ничего не знал. Высунулся осторожно за дверь, посмотрел туда-сюда и вдруг услышал русскую речь. На броне сидели наши советские солдаты. Я подошел, поздоровался, представился и спросил: "Ребята, что происходит"? "Амина свергаем. Дадут приказ, и вся колонна туда двинется", - был ответ.

Только поздно вечером, в кромешной темноте добрался я до гостиницы. Наутро узнал о новой революции и приходе к власти Бабрака Кармаля.

В течение полутора месяцев своей кабульской жизни мне пришлось пережить мало кому сейчас известное "всенародное февральское восстание", как его тогда называли в западных СМИ;

оно было направлено против присутствия советских войск в Афганистане. В самом Кабуле тогда был только наш небольшой гарнизон, который нес чисто охранные функции - всего два-три батальона. Все думали: Кабул вот-вот падет.

Всех советских людей вооружили. Мы дежурили на улицах близ домов, где жили, две или три ночи, пока восстание не было подавлено. Жизнь в столице снова пошла своим чередом.

Тем временем врачи вынесли вердикт, что но состоянию здоровья я могу снова вернуться в Газни. Без сопровождения бронетехники тогда никто по афганским дорогам уже не ездил. В УАЗике, который шел на Газни, набилось столько народа, что мне не хватило места, обещали отправить на следующий день. Оно и к лучшему получилось - машина, на которую я не попал, перевернулась и свалилась в сухой арык - водитель не справился с управлением. Слава Богу, никто серьезно не пострадал. А на следующий день мне дали ключи от новенького УАЗика, чтобы заодно перегнать его в Газни - к тому времени я уже научился водить машину. Сел за руль и уже без всякого сопровождения погнал свой УАЗ в Газни.

Доехал благополучно. В Газни произошли кое-какие перемены. Моего прежнего советника отозвали в Союз - закончилась его полугодовая командировка. Новый советник тоже был по линии ЦК КПСС - второй секретарь какого-то обкома Азербайджана, но русский по национальности. Ему уже было под 70, тихий, спокойный человек с большим житейским опытом. Под моей койкой по-прежнему пылился ящик с гранатами - потом он куда-то задевался. А на аэродроме разместилась наша десантная рота.

Как-то очень быстро я сдружился с командиром десантников - старшим лейтенантом.

Звали его Андрей, а фамилии не помню. Мы были почти ровесники, земляки - Андрей тоже родом из Подмосковья. Несколько раз нам удавалось посидеть в местном ресторанчике. Вспоминали Москву, товарищей, девушек, говорили о современной музыке. Обстановка в Газни была спокойной - никто по ночам не стрелял. Несколько раз жарили на вертеле подстреленных солдатами сусликов - их было полно на поле аэродрома. "Неужели ты крысятину ел?" -ужасались мои московские родные и друзья. Я только посмеивался - мясо у сусликов сочное, очень даже вкусное, напоминает крольчатину.

Десантников недолго держали в Газни - относительно спокойном месте. В районе Джелалабада начались тяжелые бои, и их перебросили туда. Уже позднее узнал, что под Джелалабадом рота остановилась на ночлег, и среди ночи ее внезапно атаковали душманы. Десантники понесли большие потери - немногие остались в живых.

Я пытался выяснить судьбу Андрея, но узнать ничего не смог - может быть, читатели журнала помогут мне хоть что-нибудь о нем узнать... Шла весна 1980 года...

*** Олег Кузьмин еще несколько раз побывал в Афганистане, будучи уже корреспондентом информационного агентства ИТАР-ТАСС. Он встречал там советские войска в 1979-м и проводил их оттуда 10 лет спустя. Последний раз Кузьмину довелось побывать в стране в конце 90-х - в составе группы российских посредников, которые в Кандагаре вели переговоры с талибами об освобождении экипажа самолета Ил-76. Об стр. этой истории рассказывает известный фильм "Кандагар" (2007 г.).

АФРИКА, КОТОРАЯ ВСЕГДА С ТОБОЙ О своей работе в Африке рассказывает Олег Жуков. В 1970-е годы - студент Института стран Азии и Африки (ИСАА) МГУ им. Ломоносова. Знаток двух языков - французского и бамана. В 1982 - 1983 гг. он работал в Мали в качестве переводчика группы советских военных строителей.

Африка встретила меня тяжелым, жарким воздухом. Такое впечатление, что в горло влетел зажженный комок ваты и застрял там. Дыхание остановилось, в глазах потемнело...

Казалось, еще несколько мгновений - и потеряю сознание... До сих пор не пойму: то ли организм включил "режим самовыживания", то ли что-то другое привело меня в чувство.

На летное поле выкатил советский ПАЗик, из него резво выскочили наши ребята командировочные группы советских военных специалистов - и деловито стали разгружать из "Ил-24" "нашу" часть привезенного из Бамако груза. В основном мешки с картошкой, капустой, морковью, ящики с традиционной тушенкой и с чем-то еще... Некоторые из встречающих были одеты в легкие куртки и вообще не обращали внимания ни на жару, ни на духоту. "Ну, уж если тут наши люди так легко адаптировались, значит жить можно, не задохнусь", - подумал я, и сразу как-то отпустило...

На этот же ПАЗик была благополучно погружена и наша, только что прибывшая группа, и мы направились в поселок военных строителей, расположенный на окраине городка Гао.

Командировка началась...

Когда-то, два-три века назад, Гао был крупным торговым центром на континенте, перекрестком караванных путей. Но пришла цивилизация, с ней - новая техника:

железные дороги, автомобили, самолеты. От верблюдов не отказались - они так и остались вечными "кораблями пустыни", но уже, как говорится, "транспортным средством районного масштаба"... Наша строительная группа занималась модернизацией взлетно посадочной полосы аэродрома Гао, расположенного вблизи города.

Городок - это, конечно, громко сказано. Так, одноэтажные домики, как бы слитые в одну, общую постройку по обе стороны улицы в сотню метров длиной. Отдельно - дом коменданта, не вилла с бассейном, а обычный дом. Тут же ремонтные мастерские и открытый кинозал с низкими кирпичными стенами и экраном. Под ним обычно, перед началом киносеанса, вповалку располагалась прибегавшая местная детвора.

По вечерам была классическая скукота, царящая обычно в городках, вроде нашего, затерянного на задворках планеты. В кино смотрели все подряд - от "Чапаева" до жизнерадостных индийских кинолент. С нашим самолетом как раз прибыла очередная партия относительно свежих фильмов, так что скукота была разбавлена "важнейшим из искусств". С тягучей скукой боролись и с помощью алкоголя. Его к тому же принимали в качестве профилактики малярии - обычно это был джин "Три слона" от какого-то "интернационального производителя". К счастью, за все время моего пребывания в городке от него никто не отравился, да и соотношение "цена-качество" было приемлемым.

В 6.45 начиналась рабочая "поверка" с выдачей заданий на день - бульдозеристам, крановщику, операторам гудронного агрегата, дежурному по кухне. Двум женам строителей и нередко мне тоже "выпадал жребий" идти на местный рынок, закупать продукты.

Уже на этом этапе у переводчика было много работы. Каждое задание сопровождалось обстоятельными пояснениями, некоторые приходилось повторять по нескольку раз, широко используя местные выражения, которые я здесь воспроизводить не решаюсь. Так я постепенно "набрался" местного сленга, лишний раз убедившись в правоте тех, кто рекомендовал: забудь все, чему тебя учили в институте, - учись здесь!

Впрочем, часть работы переводчика была достаточно серьезной и ответственной. Это письменный перевод на французский язык различных строительных инструкций, указаний, поступавших "из центра", т.е. из Москвы, пособий по работе с техникой и прочих нужных и не очень нужных бумаг. На русский переводились просьбы местных властей о поставках дополнительных материалов и техники, а также местные инструкции, которыми должны были руководствоваться рабочие из России, и юридические документы, касающиеся различных стр. аспектов строительных работ. Думаю, что у большинства переводчиков, во всяком случае, в Африке, вся работа в этом и заключалась. Просто у кого-то ее было больше, а у кого-то меньше.

В 10.00 подавали ПАЗик, и мы, т.е. переводчики, ехали на рынок за продуктами. Там было повеселей, ведь рынок - это лицо города, с особой атмосферой, непринужденным общением, где наши женщины навострились с помощью пяти-шести слов умело сбивать цену. Продавцы, в основном тоже женщины, среди которых были молодые и весьма симпатичные особы, торговались весело, и никогда не было понятно, в выгоде они остались или нет.

...Если ранним утром многие выходили на работу в куртках, т.к. было довольно прохладно, все-таки пустыня, то к полудню ситуация менялась. Особенно туго приходилось бульдозеристам, техника накалялась под африканским солнцем до градусов, и тепловой обморок был обычным делом - ведь наши машины не имели даже простейших вентиляторов. Чтобы не обжечь руки о раскаленные рычаги, надевали перчатки, поливали себя водой (увы, тоже горячей) из пластиковых бутылок... За такую работу орденов и медалей не давали, но зато была зарплата с добавкой "климатического коэффициента", которая помогала людям продержаться в таких условиях пару-тройку лет, скопив за этот срок, как говорится, "детишкам на молочишко"...

После обеда - обязательный отдых, африканский "мертвый час" до 16.00 - 16.30. Потом жизнь начиналась снова. В "красном уголке" нас знакомили с последними международными новостями, либо читали какие-то лекции. Затем шахматы, волейбол иногда с командой советских летчиков: славные ребята, натренированные, рослые. Среди нас только трое были подстать им - они-то и "вытягивали" игру.

Но настоящей отдушиной была охота. Примерно раз в две недели выезжали в саванну "на кабанов". Помимо снятия психологического стресса от тяжелой и монотонной работы, от охоты был и иной эффект: мясо кабанов - просто великолепное по вкусу. К тому же, благодаря добытым "трофеям" не надо было покупать мясо на рынке.

Готовились к охоте загодя, потихоньку меняли у местного чиновника керосин на патроны и брали китайские карабины "в аренду". Чиновник просил привезти ему "в подарок" козочку, поскольку для местных свинина - табу.

Когда ездили па охоту, останавливались всегда в Ансонго - там была первая большая стоянка с ночевкой. Нас неизменно встречали местный старейшина г-н Мусса со своим ближайшим окружением - все в белых бубу и чалмах, вид - солидный и даже величественный.

Ансонго - мини-городок, тоже в свое время входивший в торговое сообщество и так же запустевший, как и Гао. Местное население живет в ужасных, на взгляд европейца, условиях: низенькие глиняные домики с песчаным полом. Из утвари - несколько разных котлов и кастрюль, и пять-шесть кувшинов. В каждом дворе - по шесть-восемь ребятишек разного возраста и пола, а столь нужные "удобства" находились вообще непонятно где.

Но надо было видеть жизнерадостные лица этих детей! Да и женщины тоже вовсе не предавались тоске - вечно в заботах, они стр. что-то мололи в высоких кувшинах палками, напевали, беззлобно покрикивали на своих расшалившихся детишек.

Надо сказать, что оптимизм и жизнерадостность - национальная черта малийцев. Наряду, увы, с определенным "пофигизмом". Вот пример. Как-то пришел к нам, русским, кто-то из местных, в глазах чуть не слезы: "Маме плохо! Мама умирает! Дай таблеток!" Судя по всему, мама простудилась. Мне в тот момент надо было срочно отъехать, и я попросил гостя придти через пару часов.

Вернувшись, нашел таблетки, подошел к воротам городка, стою, жду. Прошло не менее часа, никто так и не пришел. На другой день встречаю в городке своего нового знакомого:

"Ну, как мама, болеет?" - "Ой, месье Олег, сильно болеет!"- "А чего вчера не пришел?" "Да мы с друзьями ушли на дискотеку, я и забыл...".

В целом же никакого общения на бытовом уровне с местными не было. Малийцы жили сами по себе, а мы, советские, - сами по себе. Их на строящемся объекте работало чуть более двадцати, все семейные. Местного языка наши рабочие и специалисты не знали и не стремились узнать. Это были простые рабочие разных специальностей, числящиеся "по военному ведомству" и приехавшие в Мали "в порядке воинской дисциплины". Но были и высококвалифицированные военные инженеры, желавшие "заработать на "Волгу". Однако формально они все равно числились рабочими. Все были как бы равны, кроме коменданта-полковника, разумеется.

Среди наших рабочих были удивительные умельцы. "Коля-Картер", например. Николай был очень похож на тогдашнего американского президента Картера. Малийцы как увидели его, так сразу и окрестили "Картером".

В Ансонго Коля-Картер буквально за час с помощью нехитрых инструментов отремонтировал давно брошенный кем-то УАЗик. Нырнул в моторный отсек и загремел ключами. Прошло совсем немного времени, и "этот бесполезный кусок железа", как отзывались о нем малийцы, затарахтел и вскоре перешел в режимное урчание. Вспыхнули фары. Малийцы радостно завопили как дети при виде "чуда" - а это и было рукотворное чудо: "Теперь у нашего старейшины будет свой автомобиль"! В мгновение ока появилась "скатерть-самобранка" с огромным блюдом местного плова, дюжина пива и даже какая-то зелень. При свете фар вышедшего из глубокой комы УАЗика состоялся настоящий шумный многолюдный банкет в честь советского умельца.


Когда-то великая "советская империя" весьма ощутимо поддерживала африканские (и не только африканские) страны, принявшие идеологию марксизма-ленинизма и принципы социалистического обустройства общества. Кто-то - искренне, кто-то -из прагматических соображений. Чем руководствовались лидеры Мали, выступавшие за расширение контактов с Советским Союзом, сказать трудно. Но невозможно забыть, что сотни малийцев бесплатно учились в советских вузах, в военных училищах, женились на русских девушках.

Кстати, в тот период малийская армия считалась самой сильной в Западной Африке:

кроме танков, пушек и самолетов, на ее вооружении были даже две ракетные установки "Печора". Другое дело, что половина танков была не на ходу, не все самолеты взлетали, а способной запускать ракеты была только одна установка из двух. Но кто об этом знал?..

Боеспособность армии считалась очень высокой, и на Мали никто даже и не помышлял нападать. Не говоря уже о том, что за спиной у этой страны маячила грозная тень "большого советского друга". Ну, а для ремонта и поддержания в более или менее боевом состоянии военной и другой советской техники как раз и направлялись в страну советские военные специалисты и их помощники - военные переводчики, в числе которых посчастливилось быть и мне.

...Прошло много лет. И теперь, сидя у окна своей московской квартиры, я гляжу вдаль, и передо мной возникают веселые, дружелюбные люди - малийцы;

многих из них мне довелось узнать, а с некоторыми подружиться. А еще перед взором мысленно часто встает саванна. Над ней колышется марево раскаленного воздуха, в котором миражом отражаются медленно идущие слоны, бегущие антилопы, застывшие фламинго и укоряюще смотрящие в мою сторону кабаны...

Из Африки невозможно уехать навсегда - она навечно остается в сердце.

(Окончание следует) стр. Заглавие статьи ИСЛАМ В РОССИИ Автор(ы) М. М. ГУСЕВ Источник Азия и Африка сегодня, № 3, Март 2013, C. 74- РЕЦЕНЗИИ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 11.2 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ ИСЛАМ В РОССИИ Автор: М. М. ГУСЕВ ГЛАЗАМИ ИНДОНЕЗИЙСКОГО ДИПЛОМАТА И ПУБЛИЦИСТА Летом 2012 г. в крупнейшем издательстве Индонезии "Компас" вышла монография "Ислам в России", написанная советником но культуре посольства Индонезии в Москве Аджи Сурья. Сам факт опубликования книги - убедительное свидетельство значительного интереса, проявляемого в Индонезии к событиям, происходящим в мусульманском сообществе в России.

Автор указывает, что, несмотря на огромные расстояния, разделяющие наши страны, у мусульман обоих государств много общего: они с особым почтением относятся к учению Масхаб и его проповеднику Шафии, молитвы также очень похожи по содержанию и способу чтения. Совпадают (в отличие от исламских сообществ в ряде других стран) даты отпевания усопших: в 1-й, 3-й, 7-й, 40-й, 100-й и 1000-й дни после кончины. Когда российские священнослужители приезжают в Индонезию, их проповеди не вступают в противоречие с бытующими нормами и не вызывают нежелательной реакции верующих.

Для россиян книга представляет значительный интерес как своеобразный "взгляд со стороны" на то, что происходит в российской умме. Аджи Сурья высказывает мнение, что российское мусульманское сообщество пока еще находится в процессе становления после развала СССР и не выработало общую концепцию дальнейшего развития ислама в огромной многонациональной и многоконфессиональной стране. Что легко объяснимо, если вспомнить о продолжавшихся много десятилетий гонениях на религию, и особенно на ислам, в Советском Союзе. Чего стоит, например, такой факт: число действующих мечетей по сравнению с царским периодом сократилось с примерно 10 тыс. до... 100. Это не могло не привести к существенному отставанию от других умм в том, что мы называем исламским воспитанием и образованием, разнобою в толковании важнейших канонов ислама и, как следствие, - появлению различных сообществ, отличающихся по своим подходам к исламу, - по существу, сект, в ряде случаев довольно многочисленных. Среди международного сообщества мусульман появилась даже формулировка -"российское толкование исламской веры", отражающая некоторые отличия подхода российских мусульман к одному из величайших вероучений мира.

Однако всякие варианты претензий на монополию в понимании и толковании ислама, равно как использование его в прагматических целях в России и в других государствах, абсолютно бесплодны. Они приводят к отторжению носителей таких устремлений от подлинных приверженцев этой религии, которых в исламе абсолютное большинство.

Кроме того, современное состояние мирового сообщества и основных мировых религий настоятельно требует активизации внутри конфессионального и межконфессиональпого диалога. Отсутствие такого диалога, а также единства в подходе к основополагающим канонам ислама ведет к непредсказуемым последствиям, и конкретных примеров на этот счет можно привести сколько угодно.

Исследование Аджи Сурья интересно и тем, что исходит от носителя другой бытовой и повседневной практики, другого видения и понимания ислама в России, его прошлого, настоящего и будущего. Это обеспечивает исследованию большую объективность и неподверженность бытующим у нас подходам, концепциям и теориям, так или иначе имеющим отношение к исламу. Гражданам нашей страны - как ученым-исламоведам, так и просто приверженцам этой религии, - предоставляется, таким образом, возможность сравнить разные точки зрения на ислам и сделать из этого самостоятельные и, несомненно, полезные выводы.

Автор уже сравнительно долго живет в России, совершил ряд поездок но стране, встречался и продолжает встречаться с множеством людей, причастных к данной проблематике. Он, несомненно, выработал свою точку зрения на положение и развитие ислама в России, и в ряде случаев она не совпадает с большинством наличествующих у нас концепций. Возможно, именно эти страницы будут наиболее интересны нашему читателю, а главное - наиболее полезны для решения проблем, с которыми сталкивается российская умма.

Необходимо также отметить, что, освещая различные острые вопросы современной российской действительности, автор сохраняет неизменную доброжелательность и не вызывающую сомнения искренность в своем стремлении оказаться хоть чем-то полезным российским мусульманам.

Оценивая дальнейшие перспективы взаимоотношений умм Индонезии и России, автор не скрывает возможных трудностей, которые могут встретиться на этом пути. Они могут проистекать и из-за существенной разновеликости мусульманских сообществ двух стран.

Известно, что Индонезия -крупнейшая страна мусульманского мира. При населении млн. человек более 210 млн. исповедуют ислам. Численность российской уммы значительно меньше - 23 млн, и это всего 15% населения страны. Вместе с тем, индонезийцы не могут не учитывать огромный вес нашего государства на международной арене. И, исходя из этого, они стремятся поддерживать максимально благоприятные отношения между нашими странами, используя при стр. этом и "исламский фактор" как непременную часть этих отношений.

Россия тоже учитывает весомую роль Индонезии на международной мусульманской арене, а также то, что эта страна является проводником идей терпимости, толерантности и взвешенного подхода к решению самых острых проблем современности. Оба наших государства являются представителями т.н. "периферийного ислама", относительно молодого по сравнению с традиционным (и заметно более консервативным) исламом в арабских странах.

И в России, и в Индонезии ислам носит умеренный, толерантный характер, не отягощенный жесткими требованиями шариата. Вместе с тем, нельзя закрывать глаза и на то, что в наших странах встречаются проявления радикального толкования ислама вплоть до наличия сторонников и исполнителей террористических акций. Есть и территории, где экстремистские силы предпринимают попытки отторжения их и превращения в самостоятельные теократические государства. Для Индонезии такую проблему представляет провинция Аче, для России - отдельные районы Северного Кавказа. Обе страны добились определенных успехов в борьбе с этими негативными проявлениями.

Правда, используемые методы борьбы с экстремизмом совершенно разные, и какой-либо "обмен опытом" здесь вряд ли возможен. Тем не менее, сравнительный анализ этих методов обогащает практику борьбы с экстремизмом в международном масштабе.

Значительная часть работы Аджи Сурья - своеобразный исторический очерк о проникновении ислама в Россию, рассказ о положении мусульман в императорской России, а также в СССР, когда значительная часть верующих подвергалась гонениям и репрессиям. В этом разделе речь идет и о развитии ислама в постсоветский период. Здесь автор придерживается объективистского, сугубо информационного подхода, предоставляя читателям самостоятельно делать выводы о происходящем в нашей стране.

Есть глава, специально посвященная развитию взаимоотношений мусульман двух стран в долгосрочной перспективе. Правда, до начала 1990-х гг. рассказывать об этом фактически нечего. Даже в период тесного сближения наших государств при президенте Сукарно в СССР продолжалась жесткая регламентация религиозной деятельности, и о контактах "по мусульманской линии" не могло быть и речи. Сейчас "мост" фактически приходится "строить" заново... И книга Аджи Сурья - заметный вклад в фундамент этого "моста".

Причем автор не скрывает, что это - одна из главных целей его работы.

Трудности, стоящие перед строителями "моста", как с той, так и с другой стороны, велики и многообразны - уж слишком разнятся религиозные культуры наших стран. В отличие от индонезийских мусульман их российские единоверцы далеко не всегда идут на компромиссы с оппонентами, не хотят прислушиваться к иным мнениям. В Индонезии ислам является мощной объединяющей силой (хотя и там нередки разногласия между приверженцами разных течений и взглядов). В России же пока не удалось объединить приверженцев ислама вокруг масштабной общей идеи, а разногласиям между сторонниками разных направлений в исламе не видно конца... Причины такого положения Аджи Сурья видит в фактическом семидесятилетнем "провале" в истории ислама в России и в трудном восстановлении его роли и авторитета в наше время.


Один из путей решения этой проблемы, по мнению автора, -расширение масштабов "классического" образования священнослужителей. Индонезия - идеальное место для этого, у религиозного исламского обучения в этой стране огромные традиции. "Наш ислам, - утверждает Аджи Сурья, - мирный, толерантный, развивающийся в согласии с другими конфессиями". Примечательно, что, кроме большого объема сугубо религиозных знаний, выпускники высших духовных учебных заведений в этой стране получают еще специальности инженеров, экономистов, строителей и др.

По наблюдениям автора книги, в действиях элиты российских мусульман нередко прослеживаются не столько поиск истины в толковании вероучения и желание приобщить к одной из ведущих мировых религий ее новых ревнителей и сторонников, сколько исключительно личные амбиции. Впрочем, он признает, что нечто подобное происходит и в среде индонезийских мусульман, многие из которых вовлечены в споры различных партий и объединений, придерживающихся собственных целей и программ, в т.ч. далеких от нравственных постулатов ислама. Хотя это, разумеется, не должно служить препятствием для налаживания контактов между мусульманами наших стран.

Все это дает основания поставить высокую оценку книге "Ислам в России" и ее автору Аджи Сурья. Он блестяще справился с поставленной целью: не умалчивая о проблемах и уязвимых местах в российском мусульманском сообществе, найти и выделить все позитивное, что в нем происходит, а также наметить "точки соприкосновения" и пути сотрудничества мусульман наших двух стран.

Книга богато иллюстрирована фотографиями мечетей, возведенных в разных уголках России, содержит рассказы об архитектурных и эстетических достоинствах этих прекрасных сооружений. Есть и фотоочерк о Дербенте - городе, где впервые появился ислам в России. На индонезийских читателей наверняка произведет большое впечатление воспроизведенная в книге обложка Корана на русском языке - свидетельство и подтверждение глубокого интереса российской общественности к исламскому вероучению.

В какой-то мере новую работу публициста и дипломата можно считать продолжением его предыдущей книги о нашей стране, которая называется - и это глубоко символично - "Из России с любовью".

Автор рецензии выражает надежду, что ее публикация в журнале "Азия и Африка сегодня" поможет скорейшему выходу новой книги Аджи Сурья и на русском языке.

М. М. ГУСЕВ, кандидат исторических наук стр. НАУЧНАЯ МОНОГРАФИЯ С "ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИМ Заглавие статьи АКЦЕНТОМ" Автор(ы) И. М. ПЕТРОВ Источник Азия и Африка сегодня, № 3, Март 2013, C. 76- РЕЦЕНЗИИ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 7.8 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи НАУЧНАЯ МОНОГРАФИЯ С "ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИМ АКЦЕНТОМ" Автор: И. М. ПЕТРОВ НОВАЯ КНИГА О ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ РОССИИ И ЮАР В книге профессора Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики" И. И. Филатовой и профессора того же университета, академика А. Б.

Давидсона "Россия и Южная Африка: наведение мостов" (М., Издательский дом Высшей школы экономики, 2012 г.) - почти 500 страниц. Невольно задумываешься:

неужели у авторов было достаточно материалов для подготовки столь внушительной по объему монографии? Ведь речь идет о взаимоотношениях двух стран, находящихся - без преувеличения - на разных концах Земли, на расстоянии друг от друга более чем в 9 тыс.

километров и 17 часов полета на самолете с пересадкой! К тому же, как известно, с ЮАР у Советского Союза не было дипотношений;

их установила только обновленная Россия, и то сравнительно недавно - в 1992 году. Да и были ли вообще когда-нибудь хоть какие-то взаимоотношения?

Но по прочтении первых двух десятков страниц убеждаешься: такие отношения были, причем они отличались исключительной активностью и большим разнообразием. А с какого-то момента даже начинаешь упрекать авторов в чрезмерной краткости и конспективности многих важных разделов - так много нового, яркого и необычного открывают они перед российским читателем. Ибо авторы не свели свой рассказ только к описанию взаимоотношений двух стран "на официальном уровне" - все последние десятилетия с разной степенью активности сотрудничали партийные и общественные организации (прежде всего, речь идет о связях КПСС с Африканским национальным конгрессом - АНК и Южно-Африканской коммунистической партией - ЮАКП). СССР оказывал военную помощь южноафриканским борцам против апартеида и их союзникам, а в вузах и военных училищах проходили подготовку сотни активистов АНК. Разведки двух стран также проявляли неослабевающий интерес друг к другу - этой теме также посвящены десятки увлекательнейших страниц.

Книга "Россия и Южная Африка" является своеобразным продолжением вышедшей два года назад другой работы тех же авторов "Россия и Южная Африка: три века связей", рецензию на которую наш журнал уже публиковал (см.: "Азия и Африка сегодня", 2011, N 4).

Отношение в ЮАР к СССР в период, о котором идет речь в новой книге, было неоднозначным: для противников расистских порядков он был другом, для защитников этих порядков - заклятым врагом. В работе обстоятельно, с привлечением многочисленных документальных материалов, рассматриваются позиции той и другой стороны. Кроме того, значительное место занимают личные впечатления авторов - в ЮАР они бывали в разное время и подолгу.

В этой книге авторы часто ссылаются на работы и мнение многих российских ученых африканистов и публицистов - африканских корреспондентов наших газет и журналов.

Особняком стоят частые ссылки на высказывания и работы д.и.н., профессора В. Г.

Шубина, отвечавшего в свое время за африканское направление в Международном отделе ЦК КПСС.

Авторы достаточно откровенно пишут о том, что политика СССР в отношении этого региона Африки, равно как и по отношению к национально-освободительным движениям (НОД) не отличалась последовательностью, в ней наблюдались подъемы и спады. В принципе, СССР всегда поддерживал НОД в Африке, но на каком-то этапе такая поддержка, особенно военная, осложняла политику разрядки и мирного сосуществования с Западом. Этой серьезной проблеме посвящен большой раздел, освещающий советскую теорию национально-освободительных революций в их конкретном приложении к АНК и ЮАКП.

Советский Союз на протяжении трех десятилетий поддерживал и сотрудничал с АНК, который еще в 1963 г. появился в списке получателей финансовой помощи КПСС. В книге подробно рассказывается о том, как Конгресс противодействовал активной антикоммунистической и антисоветской пропаганде, которая много лет велась в Южной Африке. Интересно, что значительный вклад в разрушение стереотипов представлений о жизни в СССР вносили и авторы книги во время их поездок в этот регион континента.

Едва ли не самые драматические страницы книги посвящены военной помощи, которую оказывал Советский Союз правительству независимой Анголы. ЮАР постоянно вводила свои войска в эту страну, поддерживая реакционные силы УНИТА.

Возможно, впервые из этой книги мы узнаем, какие большие потери нес тогда советский военный персонал, а также о масштабах нашей помощи этой многост стр. радальной стране. Через Анголу прошло не менее 30 тыс. наших военнослужащих разных категорий, а также тысячи гражданских специалистов. В книге И. И. Филатовой и А. Б.

Давидсона приводится много уникальных сведений о поставляемой из СССР военной технике, о конкретных операциях с участием наших военных. Вольно или невольно авторы заполнили ряд заметных "белых пятен" в нашей новейшей истории - ведь публикаций на эту тему у нас крайне мало.

Множество ярких и даже в чем-то трогательных эпизодов приведено в разделе, посвященном учебе в СССР активистов АНК. Эти люди в большинстве своем с исключительным волнением приезжали в "страну Ленина", и неизменно на всех уровнях встречали они теплый и добрый прием. Но бывало всякое - некоторые курсанты из далекой страны "в субботу напивались и попадали в вытрезвитель". А иные, прожив в нашей стране несколько месяцев и познакомившись с "советскими реалиями", испытывали горькое разочарование.

Но вот о своих учителях практически все говорили с восторгом. "Нашим лучшим другом в Москве был... Владимир Шубин, писал один из "курсантов" Касрилс. - Он был медвежьих размеров, с громовым голосом и объятием, которое грозило сломать нам кости... Он был всем нам как дядюшка, обладал острым, как бритва умом и... поразительным пониманием южноафриканской ситуации". И таких примечательных характеристик друзей из далекой страны, а также любопытных деталей в работе множество.

Едва ли не главное и, безусловно, позитивное свойство книги "Россия и Южная Африка:

наведение мостов" - удивительно гармоничное сочетание глубокого научного изложения материала, взвешенности политических оценок - с одной стороны, и множество ярких, "житейских", даже "бытовых" деталей, подробного освещения малоизвестных страниц взаимоотношений двух наших стран - с другой.

Будучи по всем параметрам, включая чисто формальные (наличие обширнейшего списка использованных документов и литературы, именного указателя и др.), серьезнейшим научным исследованием, книга (по крайней мере, большинство страниц) написана на высоком публицистическом накале, и потому будет интересной гораздо более широкому кругу читателей, нежели только лишь ученым, аспирантам и студентам-африканистам.

Авторы поставили точку на рассказе о том этапе взаимоотношений ЮАР и России, когда между нашими странами были установлены дипломатические отношения. Между прочим, с тех пор прошло не так мало времени -почти 21 год. Эта страна прошла за этот срок большой путь. Ныне ее уже никто не относит к "третьему миру" (хотя и к развитым странам тоже не причисляют), это самая крупная и самая быстро развивающаяся экономика в Африке.

Вот почему читатели вправе ожидать от И. И. Филатовой и А. Б. Давидсона еще один, третий том на ту же тему, который, надо полагать, будет не менее интересным, чем два первых.

стр. Заглавие статьи SUMMARY Источник Азия и Африка сегодня, № 3, Март 2013, C. 78- Место издания Москва, Россия Объем 14.4 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ SUMMARY TOP PROBLEM EGYPTIAN CONSTITUTION: ISLAMIC "YES" TO SECULAR "NO" by A.M.Vasiliev, Academician, RAS, D.I.Vinitsky, staff correspondent in Cairo Keywords: Egypt, constitutional declaration, Mohammed Mursi, Muslim Brotherhood Two years after the overthrow of Hosni Mubarak in a revolution of January 25 Egypt remains to be an unpredictable country, recalling a raging volcano, or, rather, a battleground.

"Muslim Brothers" are waging a brutal struggle on the political and economic fields. They are doing their best to win the right to govern the largest state of the Arab world, trying to prove to the world their consistency and moderation. However, they don't deny their goals which are not clear to the international community.

POLICY. ECONOMY MONGOLIA. DEMOCRATS BACK IN POWER by M.I.Goleman, Dr.Sc. (History) Keywords: Mongolia, parliamentary elections, the Democratic Party, the Mongolian People's Party, new government In June 2012, elections to the State Great Hural took place in Mongolia. As a result of the split of the ruling Mongolian People's Party (BNP) it was defeated. After a break of many years the Democratic Party (DP) came into power. The first term of the Democrats in office in 1996 1999 was a failure. This time so far they are acting successfully.

WOMEN'S POLITICAL LEADERSHIP IN ASIA by A.A.SUVOROVA, Dr.Sc. (Philology) Keywords: Asia, charismatic leaders, women's gender role, political dynasties, inheritance of power There are not so many families whose lives have been most directly linked to the history of their countries - accept, of course, the royal dynasties. In contemporary history of Asia a unique role has been played by such influential clans as Nehru-Gandhi, Bhutto, Sukarno, Bandaranaike, Mujibur Rahman, Aquino and some others.

For many years these clans were determining the political course of India, Pakistan, Indonesia, Sri Lanka, Bangladesh and the Philippines.

SOUTH KOREAN TRILLION. SOME SOURCES AND CAUSES OF IMPRESSIVE ECONOMIC SUCCESS OF THE REPUBLIC OF KOREA by M.A.Morehodov Keywords: The Republic of Korea in the global economy system, innovative technologies, investment climat, export capacity In December 2011, the Republic of Korea (ROK) joined the club of the leading nations of the world, which foreign trade balance exceeded^ $1 trillion, and became a member of the "community" of the most developed economies in the world. It should be noted that South Korea is the smallest country in this club. The size of its territory and population are second only to the Netherlands. And yet as far as variety of exports is concerned it firmly holds the third place among club memebers. According to this indicator only Germany and the Netherlands are ahead.

INDIA'S POSITION IN WORLD EXPORTS OF SERVICES by N.V.Galishcheva, PhD (Economy). Part 2 (Part 1 in "Asia and Africa today", 2013, N 2) Keywords: foreign capital, Indian capital market, nonresident deposits The article deals with the main aspects of the foreign capital's inflow to the Indian economy in the form of nonresident deposits. The author analyses the evolution of Indian government's policy towards foreign capital in the form of non-resident deposits. The data are given on volumes and structure of the non-resident deposits to India.

SCHOOL IN KENYA: ROLE OF INITIATIVE "FROM BELOW" by N.F.Matveeva Keywords: Kenya, education, harambee schools, informal schools, slums On the eve of independence of Kenya (1963) there were 6.000 primary schools for Africans with an enrollment of 890.000 children, and about 150 secondary school with only 31.000 students, 80,5% of the population was illiterate. Currently in Kenya there are over 20.000 primary and more than 6.000 secondary schools, which educate, respectively, 8,8 million and 1,4 million children. The literacy rate now is 85%.

CHRISTIANITY IN TROPICAL AFRICA by L.A.Andreeva, Dr.Sc. (Philosophy) Keywords: religion, Christianity, Sub-Saharan Africa The history of Christianity in Africa has about two millennia. Its distribution began in the II century AD in Egypt and Ethiopia. The main event of the early expansion of Christianity was formation in the IV century AD the so called Monophysite Church, which united Christians of Egypt and Ethiopia. The next stage is associated with the beginning of the Cnristianization in the XV century as a result of colonial expansion of the Catholic Portuguese. But only from the middle of XIX century, when European countries began colonization of vast African territories, one could speak of the mass conversion of the local population into Christianity.

POINT OF VIEW HENRY KISSINGER ON PAST AND FUTURE OF AMERICAN-CHINESE RELATIONS by V.I.Trifonov Keywords: Kissinger. Nixon. Mao Zedong, China, USA, Soviet Union, policy of PRC, American-Chinese relations The article analyses the book by the former Secretary of State of the USA Henry Kissinger "On China" which in itself is a solid scientific work on the development of American-Chinese relations after the formation of PRC and on the most important stages of the policy of China. The book is constructed in geopolitical manner, from the point of view of the struggle of the main world powers - the USA, Soviet Union (at the period under review) and China - to secure their leading positions in the world.

Considerable part of the book is dedicated to the presentation of the modalities of American Chinese rapprochement during 70-s of the last century. Kissinger personally played an important role in that process, not concealing his sympathy towards China. He stresses that relations between the USA and China, built on the basis of cooperation, "are necessary for the global stability and peace". But, as the author of the article points, in fact the relations between two sides took another scenario. Wc are witnessing an aggravation of confrontation between China and the USA which adopted the course of comprehensive "containment" of PRC.

AFGHAN STRATEGY OF B.OBAMA ADMINISTRATION by Sh.I.Akmalov, PhD (Political Sciences) стр. Keywords: Afghanistan, B.Obama Administration, Afghan Strategy of the US, Regional Security, Terrorism. Geopolitical Perspectives The paper examines problems and positive aspects of the Afghan strategy of the Obama Administration in the context of the plans of US military withdrawal from Afghanistan in 2014.

The USA in its Afghan policy pays attention not only to security issues, but also to problems of political future of Afghan state, its social and economic development. Nowadays realities in Afghanistan prove the necessity of alternative effective ways of its salvation, which would consider problems of security and sustainable development of the Afghan state and society.

POST-GRADUATE COLUMN RELATIONS BETWEEN CHINA AND SAUDI ARABIA by M.A.Pakhomova Keywords: Chinese impact, Saudi Arabia. Middle East, diplomatic relations, economic statistics The main stages and future perspectives of relations between China and Saudi Arabia are examined as an example of Chinese influence in the Middle East. The analysis is based on official data from Ministry of Foreign Affairs of the People's Republic of China and Chinese, Arabian, Europe and Russian publications in press. The paper presents some new information about Chinese policy in the region.

YEMEN: FACTORS OF POLITICAL INSTABILITY by V.P.Kirichenko Keywords: Yemen, political crisis, Zaydis. Shafiis, tribalism, al-Oaeda This article analyses the causes of political crisis in Yemen that took place in 2011 - 2012. In the author's opinion, the crisis was mainly caused by the aggravation of social and economic problems such as demographic explosion and increasing unemployment in Yemen. As the political power is actually controlled by the Hashid tribes' confederation, the relations between the diverse Yemeni tribes grew worse. However, differences between two Islamic confessions presented in Yemen are not the core reason of growing Eolitical disturbances. The latters are promoted mainly by ranches of al-Qaeda which have lately intensified their activity in the Arabian Peninsula.

FROM OUR OWN CORRESPONDENT RUSSIAN BIOLOGICAL EXPEDITION: MORE THAN A QUARTER CENTURY OF SCIENTIFIC WORK IN ETHIOPIA by A.N.Bragin Keywords: Russian-Ethiopian scientific cooperation. Joint Russian-Ethiopian biological expedition In November 2012 the ten-days Festival of the Russian-Ethiopian scientific cooperation in the field of biology took place in Addis Ababa. The event was dedicated to the 125th anniversary of Academician Vavilov's birth day, the 85th anniversary of his scientific expedition to Abyssinia, as well as the 25th anniversary of the Joint Russian-Ethiopian biological expedition, which is a good example of successful scientific cooperation between the two countries.

SCIENTIFIC LIFE XI SCHOOL OF YOUNG RUSSIAN AFRICANISTS by N.A.Zherlitsina Annual Scientific Conference - School for young Africanists ("Problems of African Studies in Russia and abroad") was held on 14 - 15 November 2012 in Kazan. At the invitation of the Institute of Oriental Studies and International Relations, Kazan (Volga) Federal University people participated in the conference - students, postgraduates and young scientists from universities and academic institutes of Moscow, Kazan, St. Petersburg and Yaroslavl.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.