авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Челябинский государственный университет» ...»

-- [ Страница 4 ] --

Город населения 1970 1975 1980 1985 1990 1970 1975 1980 1985 Верхнеуральск 8,4 8,0 10,6 11,9 13,0 54,8 70,6 66,8 53,8 68, Верхний Тагил 18,8 14,8 21,7 19,3 – 72,5 81,5 68,1 75,7 – Верхотурье 19,5 19,5 27,3 34,8 – 141,2 162,2 151,5 135,1 – Волчанск 9,7 13,4 16,7 15,5 – 78,4 104,5 141,7 132,4 – Дегтярск 11,0 15,0 16,0 18,0 – 90,0 120,0 125,5 135,5 – Еманжелинск 18,4 22,5 21,3 24,2 29,3 101,0 119,4 113,5 111,4 113, Карабаш 12,6 15,3 12,5 14,0 13,5 110,6 136,0 136,8 99,4 90, Карпинск 11,8 20,1 22,6 20,7 – 113,7 134,4 132,4 140,3 – Карталы 12,4 16,1 19,6 26,4 24,8 62,8 72,4 88,1 81,6 89, Касли 10,2 13,5 16,5 17,6 22,4 79,8 82,5 83,7 85,7 99, Копейск 21,1 21,3 24,9 30,0 31,1 105,0 109,0 119,8 121,0 121, Коркино 20,0 25,8 25,8 27,5 31,1 110,0 114,0 124,0 110,0 101, Красноуральск ? 17,8 18,4 20,1 – – 120,9 121,9 110,3 – Кушва 10,6 16,2 18,2 20,5 – 98,7 120,1 117,0 107,3 – Невьянск – 9,8 11,5 13,6 – – 83,5 82,2 77,4 – Новая Ляля – – 11,7 13,6 – – – – 111,4 – Нязепетровск 12,7 13,7 16,3 18,6 19,9 70,9 88,8 89,6 99,0 105, Пласт 12,0 14,2 19,8 20,2 23,3 71,4 80,6 84,9 86,3 96, Тавда 10,2 10,3 12,0 16,8 16,4 96,9 106,1 116,0 109,5 109, Составлено по данным «Социально-экономических паспортов» соответ ствующих городов.

В том же 1965 г. в городе Копейске среди горожан отме чалось широкое распространение кишечных инфекций, ди зентерии и даже сыпного тифа. Врачи называли причиной плохое санитарное состояние жилой зоны. Распространению сыпного тифа способствовала и высокая завшивленность на селения, которая развивалась в условиях нехватки бань и полного отсутствия прачечных. В Копейске было около три дцати парикмахерских, но почти все они были маленькими, рассчитанными на одно место и располагались в неприспо собленных помещениях с нарушением санитарно-гигиени ческого режима 13.

Неудовлетворительным было в 1960-е гг. и санитарное состояние медицинских объектов. Проверка, произведенная депутатами Карабашского горсовета, выявила серьезные не достатки в организации системы здравоохранения города и в содержании принадлежащих ей объектов: «Родильный дом периодически, на несколько месяцев, остается без врача. Из за постоянных сбоев в котельной температура в роддоме в зимний период находится значительно ниже нормы… Очень большие трудности для горбольницы связаны с водоснабже нием. По 100 дней в году медгородок живет без воды… Зда ние молочной кухни не соответствует санитарным нормам, но самое ужасное то, что оно расположено на территории туберкулезного диспансера… Крайне тяжелое положение сложилось со скорой помощью, так как в городе работает всего одна машина» 14. Следует добавить, что молочная кух ня после этой проверки была закрыта распоряжением глав врача городской больницы, но с тех пор она так никогда и не была больше открыта.

Местная газета «Знамя Октября» так описывала сани тарное состояние городской больницы города Пласта: «Во всех отделениях больницы отсутствуют краны. Трубы у ра ковин пришли в негодность и забиты пробками. Посуду мо ют в тазах (в непроточной воде). Нет горячей воды, ее греют на плитках. Электропроводка нарушена. В операционной че рез потолочные плафоны капает вода. Столовая располагает ся в помещении бывшей ванной, и как память об этом в полу зияет огромная дыра, наспех заделанная деревянной проб кой. Были случаи, когда эту пробку выбивало канализацион ными отходами при засорении канализационных труб, нахо дящихся ниже. Потолок в палатах промокает. Канализаци онные трубы проржавели. Ванная находится в проходной.

В туалетах нет умывальников. Больные жалуются на непро стиранное белье. На территории горбольницы отхожие места очень захламлены. Все нечистоты от туберкулезных больных выливаются прямо на землю около изгороди, и над всем этим носятся мухи. Тут же пасутся телята. На заборах весит свежепостиранное белье – оно серое от грязи» 15.

К середине 1970-х гг., как уже говорилось, в большин стве рассматриваемых нами городов местным властям уда лось добиться перевода медицинских объектов из приспо собленных помещений в новые, достаточно благоустроенные здания.

Оставался еще один страшный бич для здоровья граж дан – плохая экологическая обстановка. Градообразующие предприятия в моногородах являлись и средообразующими, специфика их производства оказывала значительное влияние на ухудшение экологии зависевших от них городов. Дейст вительно, именно градообразующее предприятие являлось для малых городов основным источником загрязнения окру жающей среды. Такое положение было характерно для лю бого промышленного города России, но вдвойне актуален этот вопрос был для городов с неразвивающимися предпри ятиями. Такие предприятия все свои силы и ресурсы отдава ли на сохранение производства и не могли выделять средств на развитие природоохранных технологий. Экологические проблемы города и пути их решения являлись одними из наиболее часто рассматриваемых городскими советами во просов. Общественность требовала от предприятий более ак тивных действий в этом направлении. Из-за своей остроты проблемы экологии оказались среди немногих, открыто об суждавшихся в местной печати. Часть горожан не чувство вала угрозы здоровью, так как не была посвящена в свиде тельства медицинской статистики. «Тогда ведь не чувство вали. Это сейчас все говорят, что у нас загрязнение, а тогда то было не заметно. Работали и ничего не знали, что у нас за газованность, запыленность. Работали и хорошо получали.

За вредность талоны разные бесплатно давали. Горы вокруг города лысыми стоят, как нам говорили, еще с Демидовских времен, когда вырубали на них лес для металлургического завода. Но трава на них не растет все-таки из-за дыма» 16.

О реально существующем положении горожане могли судить лишь по некоторым внешним признакам: «Экология у нас всегда была плохая. И это было заметно. Как подует ветерок на город, так сразу дышать нечем. Листья с деревьев спадали в июне. Желтели и отпадали, а кое-где вырастали сразу же желтыми. Особенно вокруг завода. Травы раньше за городом было полно, а сейчас даже там ничего не найдешь.

Как подует ветер с завода, газ рассеивается, так все и гибнет.

Самое главное, из-за газа почти совсем не росла у нас кар тошка. Рыбы было много, но в ближайших озерах из-за сто ков вся погибла. Загрязненных озер не знаю. Раньше ведь приборов не было, кто его знает, загрязненное оно или нет, но рыба гибла. Есть очень грязная речка, вокруг нее вообще нет ничего живого» 17.

Наиболее сильно страдал от вредных производств воз душный бассейн. Дым заводских труб, пылевая завеса, го рящие терриконики – всё это бросалось в глаза сразу при въезде в город. Пресса постоянно указывала на эту пробле му: «Подъезжая к Бакалу, отчетливо видишь густое пыльное марево, постоянно висящее над нижней частью города. Не сколько лет назад улицы посыпались кварцитной мелочью, и беспрерывно следующие с Новобакальского карьера мощные самосвалы с рудой поднимают тучи мелкой кварцитной пы ли. Кроме того, дробильно-сушильная фабрика аглокомби ната уже шестой год не может освоить пылеулавливающие циклонно-скруберные системы и продолжает выбрасывать в атмосферу сотни тонн рудной пыли. Зараженность атмо сферного воздуха кварцитной и рудной пылью превышает все допустимые санитарные нормы. По данным областной санэпидемстанции, все живущее в районе запыленности на селение города подвергается опасности заболеть бытовым силикозом» 18. Та же картина наблюдалась и в другом горно добывающем центре – Пласте: «Большая запыленность го рода – это самый больной вопрос. В воздух поднимаются тысячи кубометров песка. Людям практически нечем ды шать» 19.

Городские власти пытались со всем этим бороться.

Вспоминает М.В. Горбук – заместитель главы администра ции города Карабаша: «Мы в городе занимались обжигом кабельной продукции. Это производство было крайне вред ным для здоровья. В конце концов, горсовет запретил прово дить обжиг на территории города, а так как приемлемой площадки за территорией не нашли, это производство вооб ще прикрыли. Стало легче дышать, особенно когда не было выбросов с комбината, но все равно в городе на первом мес те в структуре смертности до сих пор стоят онкологические и легочные болезни» 20.

В шахтерских городах существовала другая проблема.

Каждая шахта имела свой терриконик – отвал породы, в ко торой содержались в большом количестве вкрапления угля.

Внутри террикоников происходили химические реакции и начинались внутренние пожары, которые могли гореть деся тилетиями. Чтобы их потушить, требовалось огромное коли чество воды и песка. Дымящие терриконики являлись неотъ емлемой частью пейзажа шахтерских городов в 60–70-е гг.

Правительство рекомендовало их тушить, а потом изменять структуру с конической на горизонтальную, которая менее была подвержена пожарам. Тушение и засыпка в отвал про изводились при участии городских служб. Справиться с по жарами окончательно удалось лишь к концу 70-х гг., а до то го времени воздушный бассейн шахтерских городов был перенасыщен едким дымом и угарным газом 21.

Однако все попытки городов самостоятельно решить экологические проблемы были обречены на провал из-за не достатка средств. Город не мог реконструировать своими си лами главное предприятие, для этого требовалась поддержка отраслевого министерства. Приведем отрывок из протокола одного из заседаний Карабашского горсовета, посвященного проблемам экологии города: «В связи со снижением содер жания металла в сырье объемы производства год от года увеличиваются за счет привозного серосодержащего сырья.

Так, если в 1971 г. количество серы в шихте составляло 193, тысячи тонн, то в 1972 г. уже 208,3 тысячи. В настоящее время металлургическими агрегатами выбрасывается в атмо сферу 1600 тысяч кубических миллиметров газов в час. Из них 1140 тысяч очищается от грубой пыли в пылевых каме рах и групповых циклонах, а 340 тысяч дополнительно под вергается тонкой очистке в электрофильтрах. В пылеулавли вающих устройствах улавливается примерно 32 тысячи тонн пыли в год. С отходящими газами выбрасывается примерно 364 тысячи тонн в год сернистого ангидрида, много цветных, редких и рассеянных элементов. Постоянные лабораторные исследования показывают, что в жилом секторе имеют пре вышение предельно допустимые концентрации по пыли и га зу. За последние 10 лет в центре города концентрация пыли выросла втрое. Мероприятия, проводимые силами комбина та, не решают кардинально вопрос об утилизации сернистых газов. По ориентировочным расчетам, затраты на обновление очистных камер оцениваются в 50 миллионов рублей. Ни у комбината, ни у города таких средств нет» 22.

Нельзя сказать, что отраслевые министерства ничего не предпринимали для охраны окружающей среды. Устанавли вались на предприятиях различные фильтры, пылеуловители, вентиляционные системы и многие другие устройства и при способления, однако кардинальных перестроек не произво дилось по тем же причинам, по которым не производилась и реконструкция производства – данные предприятия не были для соответствующих министерств приоритетными. Там же, где руководству предприятия удавалось «выбить» в своих министерствах средства на природоохранные технологии, в первую очередь решались проблемы очистки среды собст венно предприятия, а не воздушного бассейна города.

В Бакале работы по обеспыливанию агломерационной фабрики начались с 1965 г. В 1968 г. горьковская проектная организация «Сантехпроект» разработала проект по обеспы ливанию рабочих мест на аглокомбинате, который был во площен к 1970 г. Сметная стоимость проекта составила око ло 2 миллионов рублей, но эффект от его внедрения был неоднозначным. Теперь вся пыль с рабочих мест через про мышленные выбросы попадала в атмосферу и оседала на территории города 23.

В связи с серьезной экологической ситуацией вокруг аг ломерационной фабрики была создана 500-метровая сани тарно-защитная зона. Из нее за 1971–74 гг. было выселено 164 семьи, но еще 47 семей продолжали в ней находиться до конца 70-х гг. Помимо агломерационной фабрики в Бакале источником запыленности и задымленности города были рудники и карьеры. Городской совет неоднократно обращал ся к руководству рудоуправления с требованием поливать дороги в карьерах специальным раствором, удерживающим влагу, но все эти требования были проигнорированы. Сам же город просто физически не мог решить эту проблему, так как во всем его хозяйстве была всего одна поливальная маши на 24. Только в 1974 г. были произведены расчеты средств, необходимых для реализации проекта обеспыливания только одного Новобакальского рудника. Оказалось, что для этого требуется около 40 тысяч кубических метров воды в сутки, в то время как весь город потреблял тогда только 24 тысячи 25.

Дефицит воды требовал строительства в городе водохрани лища. Это строительство растянулось более чем на 10 лет и в конечном счете все равно не позволило реализовать проект обеспыливания рудника, так как к тому времени объемы до бычи руды упали и экология была уже далеко не главной проблемой предприятия. Но о том, что экологические про блемы продолжали остро стоять для населения города, гово рят данные здравотдела города Бакала за 1985 г.: «Продол жает расти в городе заболеваемость фарингитами, тонзил литами и другими легочными болезнями. Увеличился пер вичный выход на инвалидность по легочной патологии на 2%. Легочная патология вышла на третье место в структуре смертности – 11,4%» 26.

Не меньшей проблемой было и загрязнение водных ре сурсов городов. Промышленные стоки предприятий губили целые реки и озера, через подземные воды проникали в во дохранилища, а оттуда в водопровод, так как очистные со оружения городов были не предназначены для очистки пить евой воды от химических элементов. Одним из ярких примеров такого хищнического отношения к природе явля ется деятельность Карабашского медеплавильного комбина та: «Все сточные промышленные воды сбрасываются в хво стовые отвалы без очистки и обезвреживания. Хвостохрани лища переполнены пиритными хвостами. В промышленных стоках обогатительной фабрики содержится медь, цинк, же лезо, мышьяк, известь, флотационное масло. Русло реки Сак Элга и прилегающие к ней берега покрыты отложениями пи ритных хвостов, превратившими всю их площадь в безжиз ненную поверхность, лишенную растительности. Такое яв ление наблюдается на всем нижнем течении реки Сак-Элга и далее на участке реки Миасс ниже устья Сак-Элги. Сточные воды шахты «Центральная» после отстоя в пруду-осветителе сбрасываются в реку Аткус, а оттуда в Аргазинское водохра нилище. В воде Аргазинского водохранилища (источника питьевой воды для более чем половины населения Челябин ской области) содержание токсичных веществ превышает нормы по меди в 6 раз, а цинку в 20 раз» 27.

Комбинат использовал для своих нужд все водные ре сурсы города, даже предназначенный для рекреационных целей городской пруд. На это не раз обращала внимание ме стная газета «Карабашский рабочий»: «Городской пруд за пущен. Он загрязняется сточными и ливневыми водами, он сильно обмелел. Это происходит из-за того, что в него сбра сывается вода медеплавильного производства, от грануляции шлака с которым идут мелкие частицы и заиливают дно и всю юго-восточную часть пруда. Набережная разбивается, зелени не стало, водная и лодочная станции ликвидированы, вышка разобрана. Вода настолько загрязнена, что санэпи демстанция запретила пользоваться ею не только для питья, но и для купания. Рыба и утки, конечно, исчезли. Пруд надо спасать» 28. Однако все призывы общественности остались без ответа. Пруд в 80-е гг. почистили, но только от илистых отложений. Купаться в нем или ловить рыбу после очистки так и не разрешили, а комбинат продолжал его использовать в собственных целях.

Экология оказывала значительное влияние на городское развитие. Плохая экологическая ситуация не только отража лась на структуре заболеваемости и смертности горожан, но и резко снижала миграционную привлекательность города, а это означало не только снижение числа въезжающего в город населения, но и увеличение числа желающих покинуть город и обосноваться где-нибудь на новом месте.

Отсутствие канализации и водопровода, неудовлетвори тельное содержание жилищного фонда, крайняя загрязнен ность городской территории, отравление воздуха и водоемов вредными промышленными выбросами, низкая укомплекто ванность врачебными кадрами, безответственное отношение к содержанию объектов здравоохранения, а также недоста точный, по мнению врачей, ассортимент продуктов питания – все это отрицательно влияло на здоровье горожан и на ка честве медицинского обслуживания в депрессивных городах Урала.

ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКИХ СТРУКТУР ОБРАЗОВАНИЯ, КУЛЬТУРЫ И РЕКРЕАЦИИ Сфера образования в советском обществе была полити чески и идеологически значимой и занимала важное место в повседневной жизни граждан. Комплекс проблем, связанных с данной сферой, обширен, но в настоящей работе мы затро нем лишь те аспекты этих проблем, которые, на наш взгляд, имеют непосредственное отношение к общему депрессивно му состоянию социальной сферы в рассматриваемых нами городах. Прежде всего, это такие аспекты, как дефицит пре подавательских кадров и состояние городских объектов, от носящихся к сфере образования.

Укомплектованность школ педагогическими кадрами была в депрессивных поселениях значительно лучше, чем рассмотренная выше ситуация с медицинскими работниками в этих городах. Однако и здесь кадровый вопрос оставался на протяжении долгого времени нерешенным. Так, в Копей ске в 1967 г. депутаты городского совета сетовали на то, что в городе ощущался большой недостаток в преподаватель ских кадрах, особенно по основным предметам: математика, физика, химия, русский и иностранный языки: «Мы вынуж дены закрывать эти вакансии в школах скороспелыми учите лями, подготовленными в течение одного года на курсах по сле окончания средних школ. Таких учителей у нас много.

Они не владеют еще методикой обучения, не имеют должно го запаса знаний, часто учатся заочно на 1–2 курсах различ ных институтов, и это, конечно, отражается на уровне подго товки детей» 29. Спустя 15 лет положение лишь незначи тельно изменилось к лучшему. Городской отдел образования сумел справиться с дефицитом опытных учителей-пред метников по естественнонаучным дисциплинам, но оставал ся недостаток учителей начальных классов, русского языка и литературы, истории, физвоспитания, начальной военной подготовки. Все это, как неоднократно отмечалось самими педагогами, вело к серьезным пробелам в учебно воспитательном процессе 30.

Но Копейск был в отношении укомплектованности пе дагогическими кадрами еще относительно благополучным городом, гораздо острее эта проблема стояла, например, в Карабаше, где нехватка, а иногда и полное отсутствие спе циалистов вели к срыву учебных планов. В городе совсем не было учителей пения, рисования, черчения, не было ни одно го дипломированного учителя физкультуры, не хватало ма тематиков и преподавателей иностранных языков. В кара башской школе №4 на протяжении нескольких лет никакие иностранные языки вообще не преподавались 31. Из-за не хватки учителей крайне низок был и процент поступления выпускников школ в высшие учебные заведения. Так, в г. из 124 выпускников 10-х классов школ Карабаша в выс шие учебные заведения страны поступило всего 18 человек, а в техникумы – 13. Эти цифры, несомненно, говорят о низ ком качестве образования 32.

Нехватка учителей, как и в случае с врачами, вела к серьезной перегрузке в их работе. Многие преподаватели вынуждены были вести по 36–40 уроков в неделю, что в два раза превышало допустимые нормы. Такие нагрузки отпуги вали молодежь от работы в школе. А это означало снижение темпов воспроизводства специалистов и, в свою очередь, влияло на затягивание решения кадрового вопроса.

Однако наибольшее влияние на дефицит преподаватель ских кадров оказывала нерешенность жилищного вопроса.

Приведем в качестве примера выступление на заседании горсовета в 1967 г. одного из депутатов, представляющего Копейский городской отдел народного образования: «Следу ет считать ненормальным, когда учителя живут в землянках, в бараках, на частных квартирах или в комнатах с площадью 10 квадратных метров с семьей в 4–5 человек. Разве удер жатся у нас специалисты с высшим образованием в количе стве 12 человек, которых, как великую милость, разрешил поселить в своем общежитии завод имени Кирова и взимает с них по 10 рублей в месяц за койко-место? 150 учителей стоят в очереди на получение жилплощади, и если учесть то, что горисполком выделяет учителям пока только 8–10 квар тир в год, то вопрос с обеспечением квартирами будет решен не скоро» 33. О тех же проблемах говорили и учителя на засе даниях горсовета в Бакале в середине 70-х: «Нет у нас своих профилакториев и домов отдыха, а квартир за последние пять лет нам не дали ни одной. В одной только школе интернате в настоящее время 12 преподавателей остро нуж даются в квартирах. Некоторым из них даже приходится жить с маленькими детьми в подсобных помещениях шко лы» 34.

Как уже говорилось, в решении жилищного вопроса го родские власти зависели от помощи градообразующих пред приятий. Но в условиях, когда сами предприятия оказались в тяжелом экономическом положении, рассчитывать на эту помощь становилось затруднительно. Предприятия всячески старались сократить расходы, связанные с социальной сфе рой, а городские власти вынуждены были использовать имеющиеся средства не на развитие городской социальной инфраструктуры, а на ее поддержание. С этим связаны и проблемы состояния городских объектов, принадлежащих горисполкому, в том числе и объектов городского отдела об разования.

Строительство новых школ и детских учреждений про должалось в депрессивных городах на протяжении всего рассматриваемого периода, однако это строительство часто превращалось в «долгострой». Так, по словам заместителя главы администрации Карабаша М.В. Горбук, первое камен ное здание школы в этом городе появилось только в 1983 г., причем строительство объекта затянулось на несколько лет.

До этого момента детям приходилось учиться в бараках и приспособленных помещениях. О том, какие условия были в таких помещениях, неоднократно писала городская газета «Карабашский рабочий»: «Полы проваливаются, потолок то го и гляди обрушится. Проводить учебные занятия зимой бывает затруднительно из-за постоянных сбоев в системе отопления. Школа не имеет даже своего сборника нечистот, отчего в помещении уборной царит страшная антисанита рия» 35.

В тех городах, где новые школьные здания появились раньше, ситуация была более благополучной, но этих школ явно не хватало. Строились они в основном в центре города, а в городских поселках, которые были почти в каждом горо де, дети продолжали учиться в старых, часто аварийных зда ниях. Об этом говорит и тот факт, что в городе Копейске, где в 1950–60-е гг. было построено несколько новых школьных зданий, к концу 60-х гг. все начальные, 15 восьмилетних и 1 средняя школа не имели ни спортивных залов, ни спорт площадок, ни специальных оборудованных помещений для занятий спортом 36.

В целом, ситуация в сфере образования в депрессивных поселениях, как и по всей стране, с каждым годом улучша лась, но темпы этих улучшений были значительно ниже по сравнению с растущими крупными городами. В большинстве депрессивных городов к концу 80-х гг. городским властям удалось более или менее разрешить вопрос с дефицитом преподавателей, но недостаток в новых школьных зданиях продолжал оставаться серьезной проблемой.

Одной из важнейших составляющих миграционной при влекательности того или иного поселения является разви тость рекреационной сферы, которая позволяет жителям это го поселения разнообразно и интересно проводить свободное время. Отсутствие достаточного числа городских объектов рекреационного и культурного назначения в свою очередь было дополнительным стимулом к перемене места житель ства, особенно для молодежи. В условиях депрессии содер жание и развитие таких объектов для городских властей и, тем более, для администраций градообразующих предпри ятий оказывалось крайне затруднительным, так как требова ло дополнительных средств. Поэтому построенные на энту зиазме эпохи индустриализации заводские клубы, дворцы культуры, городские парки и стадионы начали постепенно приходить в упадок.

Вот как описывала состояние клуба имени Володарского в городе Пласте местная газета «Знамя Октября»: «Здание уже давно требует капитального ремонта. Крыша протекает, потолки и стены гниют. Зимой в помещениях очень холодно из-за отсутствия дров. Побелка клуба не производится уже несколько лет. Вокруг здания грязно. А ведь клуб имени Во лодарского – единственный очаг культуры в северной части города» 37. Подобные «очаги культуры» имелись в каждом городе.

Депутаты городских советов, посещавшие такие терпя щие бедствие учреждения культуры на своих избирательных участках, негодовали и требовали ответа у руководителей предприятий, которым эти учреждения принадлежали. Так, в Копейске один из депутатов, посетивший клуб шахты 4/6, спрашивал на заседании горсовета у директора этой шахты:

«Клуб просто разваливается! Помещение не отапливается, мебели нет, никаких кружков не ведется. Ведь в клубы и дворцы трудящиеся ходят отдыхать, сама обстановка должна располагать к отдыху. Но найдет ли отдых зритель в таком клубе? Что шахта может предпринять для скорейшего реше ния этого вопроса?» 38 Но ответа не последовало. Сославшись на отсутствие средств, руководство шахты перенесло рас смотрение этого вопроса на следующую сессию, а потом пе ренесло и ещё раз. И подобные сцены разыгрывались почти в каждом городе во всех ведомственных объектах культуры.

В таком же плачевном положении находилось и боль шинство других объектов рекреационной сферы в депрес сивных городах. В том же Копейске депутаты рассказывали на сессии о проверке состояния одного из городских стадио нов: «Кто пойдет тренироваться на заросший бурьяном так называемый стадион, где уже полностью исчезли даже бего вые дорожки? Мы побывали на днях на этом стадионе и все же обнаружили любителей туда приходить. Это были шахте ры, которые лежали в высокой траве и распивали вино за за бором, благо там жены их не скоро найдут» 39.

Многие объекты рекреационной сферы были неудачно расположены, что в первую очередь связано с продолжи тельным отсутствием генеральных архитектурных планов города в рассматриваемых нами поселениях. Кинотеатры, клубы, спортивные сооружения оказывались далеко распо ложенными от основных жилых массивов, строительство ко торых производилось позже пуска в эксплуатацию названых выше объектов. В Бакале единственный кинотеатр оказался в зоне расширения рудника и был снесен. Новый так и не по строили. В Карабаше также единственный кинотеатр «Побе да» находился очень далеко от центра города, фактически уже в части деревенской застройки. Поэтому туда горожане ходили неохотно, особенно в вечернее время, так как это бы ло небезопасно 40. Удаленность кинотеатров в ряде городов ощущалась особенно сильно в условиях острой нехватки го родского пассажирского транспорта. Поэтому в зимнее вре мя или просто вечером регулярно происходили срывы кино сеансов, а интерес горожан к этому виду досуга неуклонно падал. Об этом свидетельствуют и цифры посещаемости ки нотеатров: в Верхотурье, Карпинске, Новой Ляле, Тавде и ряде других городов средняя посещаемость платных киносе ансов в расчете на одного жителя города упала с 1970 по 1985 г. на 20–35% 41.

Однако проблемой было не только плохое состояние или неудачное расположение объектов рекреационной сферы.

Часто необходимые объекты просто отсутствовали. Так, ни в одном из депрессивных городов не было своего театра. Как уже отмечалось, не хватало кинотеатров, спорткомплексов и спортивных школ. Из 22 городов, по которым мы обладаем информацией, плавательные бассейны имелись только в шести. Но и там, где они имелись, их работа была далеко не регулярной. Например, в Бакале построенный в начале 70-х гг. плавательный бассейн уже в конце десятилетия закрылся на ремонт, который продолжался почти десять лет 42.

Строительство новых объектов культуры и рекреации в депрессивных городах было затруднено в связи с сокраще нием ассигнований и прочей материальной помощи со сто роны градообразующих предприятий.

Поэтому местным вла стям приходилось идти на всяческие ухищрения, чтобы привлечь финансирование из областных центров для реали зации задуманных проектов. В этом смысле показательна ис тория создания в городе Копейске детской музыкальной школы, которую рассказал в своем интервью бывший дирек тор Копейского горного техникума В.А. Вачугов: «Наше го родское руководство сумело добиться от областного началь ства разрешения на строительство в городе собственной гостиницы. Средства на это область выделила. Гостиницу построили, но никто там даже пожить не успел, как ее сразу же начали ломать, перестраивать. На сессии горсовета вы ступал один шахтер и ругал городские власти. Говорил, что это вредительство – ломать только что построенное здание.

Председатель горисполкома, посоветовавшись с коллегами, вышел на трибуну и обратился к депутатам: «Товарищи, мы здесь все люди свои, поэтому перед вами можно говорить честно. Городу нужна детская музыкальная школа, а ее нам область не разрешает, не дает ни денег, ни проекта. Гости ница, конечно, тоже нужна, но мы хотели бы использовать под нее площади строящегося сейчас общежития. Поверьте, так будет лучше для всех…». Вот как! Добивались своего в то время обманом. Обманывали всех, включая и самих себя!

Да что там музыкальная школа, городскую котельную строили, тоже всех обманывали. Пробивали строительство вплоть до ЦК. Это сейчас смешно, а тогда это была наша жизнь» 43.

Однако такой дополнительный источник финансирова ния, как областной бюджет был далеко не у всех городов.

Напрямую общаться с областными властями могли только города соответствующего областного подчинения. Города же районного подчинения вынуждены были искать помощи только у своих районных властей. Среди депрессивных по селений такое районное подчинение имели 14 городов. Рай онные центры предпочитали финансировать сферу культуры в подчиненных им поселениях по остаточному принципу.

А областные власти всячески старались переложить ответст венность в принятии необходимых решений на районный уровень. В результате города районного подчинения вынуж дены были рассчитывать только на собственные силы 44.

Одним из немаловажных аспектов развития рекреацион ной сферы города является обеспечение организованного летнего отдыха горожан. Однако далеко не каждый город обладал собственными туристическими базами или домами отдыха. В Копейске строительство таких объектов силами предприятий началось только в 70-е гг., а в таких городах, как Бакал, Пласт, Нязепетровск, Верхнеуральск и ряде дру гих мест организованного летнего досуга просто не было.

В Бакале на сессиях горсовета данная проблема даже назы валась в числе основных причин отрицательной миграции населения: «Горисполком считает, что немаловажное значе ние в закреплении кадров на предприятиях нашего города имеет организация отдыха трудящихся. Однако для решения этого вопроса нет соответствующих условий. Бакальцы не располагают ни одной мало-мальски организованной базой отдыха. На протяжении ряда лет не работает дом отдыха на базе пионерского лагеря, городской пруд и близлежащая к нему территория не отвечают элементарному своему назна чению. Это, товарищи, не праздные вопросы, и от того, как мы их будем решать, будет зависеть общее благополучие го рода и его населения» 45.

С определенными сложностями сталкивались горожане и при организации семейных торжеств, свадеб, праздников и юбилеев. Причем проблемы эти были настолько насущны, что попадали в поле зрения депутатов. Так, в Копейске во прос доступности некоторых благ, необходимых для полно ценной организации семейных торжеств и праздников, даже поднимался на сессии городского совета: «Любой женщине хотелось бы иметь к Восьмому марта букет цветов, но в на шем городе это проблема. Вот пример, в феврале 1970 г. во Дворце культуры рудоремонтного завода проходило не сколько свадеб и только две невесты были с цветами. Ос тальные молодожены смотрели на это с завистью. Но, как позже выяснилось, цветы были приобретены недозволенны ми приемами, и разбором этого вопроса занимались органы милиции» 46. Вот так, понятное каждому желание украсить праздник цветами порой превращалось в неразрешимую проблему и формировало отрицательное отношение к род ному городу.

В условиях ограниченного спектра возможностей для культурного проведения досуга в небольших городках нема ловажное значение приобретало отношение к этой сфере об ластных властей. Большинство наших респондентов расска зывали, что в 50–60-е гг. областные управления культуры регулярно направляли в малые города творческие коллекти вы, проводились гастроли областных театров, приезжали даже артисты из столицы. Однако уже с конца 60-х гг. это положение стало заметно меняться к худшему. Концерты и спектакли в таких городах проходили все реже, что отмеча лось даже депутатами. Так, один из депутатов на сессии Ка рабашского горсовета в 1971 г. задавался вопросом: «Почему в последние годы совершенно перестали приезжать различ ные артистические группы в наш город? Получается, что нашему молодому человеку почти негде организованно про вести вечер. Видимо, областные культурные учреждения со вершенно забыли о таких рабочих городишках, где живут горняки и металлурги, и не стали к нам направлять ни пере движной цирк, ни театральные труппы. Да и силами дворцов культуры нашего города мероприятия проводятся крайне редко» 47. Подобные высказывания в 70–80-е гг. звучали все чаще.

В связи с сокращением числа культурных мероприятий, проводимых в депрессивных городах центральными учреж дениями культуры, на первый план выходили мероприятия, организованные собственными силами горожан. Однако ак тивность городской самодеятельности часто зависела в своей материальной части от помощи градообразующих предпри ятий. Появление в Копейске городского домрового оркестра было как раз примером такого плодотворного сотрудничест ва самодеятельных коллективов и руководства предприятий.

Объявление о продаже трофейного домрового оркестра из инструментов появилось в одной из областных газет, и в Ко пейске нашелся человек – Иоганн Менгель, сумевший убе дить директора шахты «Центральная» приобрести этот ор кестр для города. Он же сумел найти необходимые 40 чело век для игры на этих музыкальных инструментах и органи зовал класс игры на домре в детской музыкальной школе.

Оркестр приобрел известность далеко за пределами города и просуществовал более 10 лет 48.

Тем не менее, оказать помощь самодеятельным коллек тивам в депрессивных поселениях могло далеко не каждое градообразующее предприятие. Иногда эта помощь ограни чивалась только выделением средств на приобретение кос тюмов или изготовление декораций. Предприятия всячески старались сократить свои непроизводственные расходы и по этому часто передавали имеющиеся у них творческие кол лективы под руководство городского отдела культуры. У ме стных властей также не хватало средств на развитие городской рекреационной и культурной сфер, и они стара лись привлечь к решению этого вопроса действующие в го роде общественные организации, прежде всего комсомол и профсоюзы. Именно методом «комсомольской стройки»

появились во многих городах собственные рекреационные зоны – парки культуры и отдыха, городские пляжи, некото рые клубы и дворцы культуры. Силами комсомольской орга низации проводилось и большинство вечеров отдыха, поэти ческих чтений, юмористических представлений 49. Особенно это характерно для городов, не имевших статуса районного центра и, следовательно, не имевших возможности привле кать к себе творческие коллективы всего района. Такие горо да вынуждены были рассчитывать в культурном плане толь ко на собственные силы и на редкое участие районных властей в решение этих проблем.

В целом, проблемы, освещенные в данной главе, были присущи многим малым городам России, но они обостря лись, когда поселение оказывалось в состоянии депрессии.

В этих условиях слабое развитие сфер культуры и рекреации становилось дополнительным стимулом к перемене горожа нами места жительства, усиливая и без того значительный отток населения из такого города.

ПРИМЕЧАНИЯ См.: Архивный отдел администрации г. Копейска. Ф. 69. Оп. 1. Д. 108.

Л. 151–152.

Там же. Ф. 69. Оп. 1. Д. 183. Л. 270–271.

Там же. Ф. 69. Оп. 1. Д. 529. Л. 73.

Архивный отдел администрации Саткинского района. Ф. 46. Оп. 2. Д. 12.

Л. 121.

Там же. Ф. 46. Оп. 1. Д. 12. Л. 117.

Там же. Ф. 46. Оп. 1. Д. 140. Л. 2–3.

Там же. Ф. 46. Оп. 1. Д. 209. Л. 111–112.

Карабашский рабочий. 1965. 21 мая. С. 4.

См.: Архивный отдел администрации г. Карабаша. Ф. 31. Оп. 1. Д. 256.

Л. 301.

Там же. Ф. 31. Оп. 5. Д. 152. Л. 40–46.

См.: Программа «О развитии малых и средних городов РСФСР»: Науч ная концепция экономического и социального развития малых городов РСФСР / Госплан РСФСР. ЦНИЭИ. М., 1982. С. 16.

См.: Архивный отдел администрации Саткинского района. Ф. 46. Оп. 2.

Д. 12. Л. 45.

См.: Архивный отдел администрации г. Копейска. Ф. 69. Оп. 1. Д. 108.

Л. 166–167.

Архивный отдел администрации г. Карабаша. Ф. 31. Оп. 1. Д. 121.

Л. 41–46.

Знамя Октября (г. Пласт). 1965. 1 авг. С. 3.

Интервью с Саламатиным В.А. … Интервью с Хахалиным И.Н. … Горняк Бакала. 1964. 21 мая. С. 2.

Знамя Октября (г. Пласт). 1965. 28 мая. С. 3.

Интервью с Горбук М.В. … См.: Интервью с Осетровым Г.Е. … Архивный отдел администрации г. Карабаша. Ф. 31. Оп. 1. Д. 164. Л. 5–6.

См.: Архивный отдел администрации Саткинского района Ф. 46. Оп. 1.

Д. 103. Л. 142.

Там же. Ф. 46. Оп. 1. Д. 51. Л. 21.

Там же. Ф. 46. Оп. 1. Д. 103. Л. 139.

Там же. Ф. 46. Оп. 1. Д. 255. Л. 6.

Архивный отдел администрации г. Карабаша. Ф. 31. Оп. 1. Д. 164.

Л. 41–43.

Карабашский рабочий. 1965. 9 сент. С. 3.

Архивный отдел администрации г. Копейска. Ф. 69. Оп. 1. Д. 130. Л. 63.

Там же. Ф. 69. Оп. 1. Д. 529. Л. 57.

См.: Архивный отдел администрации г. Карабаша. Ф. 31. Оп. 1. Д. 164.

Л. 124.

Там же. Ф. 31. Оп. 1. Д. 121. Л. 161.

Архивный отдел администрации г. Копейска. Ф. 69. Оп. 1. Д. 130. Л. 63.

Архивный отдел администрации Саткинского района. Ф. 46. Оп. 1.

Д. 112. Л. 184.

Карабашский рабочий. 1965. 19 нояб. С. 3.

См.: Архивный отдел администрации г. Копейска. Ф. 69. Оп. 1. Д. 130.

Л. 175.

Знамя Октября (г. Пласт). 1965. 9 июня. С. 3.

Архивный отдел администрации г. Копейска. Ф. 69. Оп. 1. Д. 108.

Л. 486.

Там же. Ф. 69. Оп. 1. Д. 130. Л. 171.

См.: Интервью с Горбук М.В. … См.: «Социально-экономические паспорта» соответствующих поселе ний. С. 21.

См.: Архивный отдел администрации Саткинского района. Ф. 46. Оп. 1.

Д. 209. Л. 86.

Интервью с Вачуговым В. А. … См.: Интервью с Борщевым В. В. … Архивный отдел администрации Саткинского района. Ф. 46. Оп. 1.

Д. 209. Л. 26.

Архивный отдел администрации г. Копейска. Ф. 69. Оп. 1. Д. 183. Л. 35.

Архивный отдел администрации г. Карабаша. Ф. 31. Оп. 1. Д. 131.

Л. 190.

См.: Интервью с Вачуговым В.А. … См.: Интервью с Маликовой Г. … ЗАКЛЮЧЕНИЕ Депрессивное развитие индустриальных городов не бы ло специфически советским феноменом. Это явление затро нуло города во многих промышленно развитых странах ми ра – США, Великобритании, Франции, ФРГ, Нидерландах, Италии и др. Как и в СССР, депрессия городов в этих стра нах происходила на поздних стадиях их индустриального развития и также была связана с кризисом в традиционных отраслях промышленности, разразившимся на рубеже 1950– 60-х гг. Концентрация производства приводила к тому, что депрессией оказывались охвачены целые регионы: Шотлан дия и Северные районы Англии в Великобритании, район Аппалачей в США, Рур в Германии, Эльзас и Лотарингия во Франции и т.д. На территории СССР таким депрессивным старопромышленным районом был Урал, сосредоточивший технологически устаревающие отрасли. Города, связанные с этими отраслями, втягивались в кризис вслед за своими гра дообразующими предприятиями. Масштаб депрессии ока зался значительным – в полосу кризиса попало около четвер ти городов региона. Появление большого числа таких поселений на рубеже 1950–60-х гг. было вызвано всем ходом их предшествующего развития в форме моногорода, с четко выраженной отраслевой доминантой. Именно узость градо образующей базы этих поселений, в конечном счете, и стала для них роковой. Комплексные проблемы будущих депрес сивных поселений закладывались в годы индустриализации, то есть еще на этапе образования самих городов.

Анализ внутренней динамики депрессии позволил нам обнаружить дифференциацию депрессивных городов по темпам потери ими населения. Были выявлены четыре ос новные группы депрессивных поселений: города с неустой чивой демографической динамикой, поселения с запазды вающим началом депрессии, города с затухающей дина микой депрессии и, наконец, депрессивные города с четкой отрицательной демографической динамикой. Такая диффе ренциация была вызвана демографическими процессами, происходившими как в самом депрессивном городе, так и в стране в целом: снижением рождаемости, ростом смертно сти, общим падением миграционной активности населения в 1980-е гг., основными миграционными волнами. Все эти процессы оказывали воздействие на отрицательную динами ку роста населения в указанных городах. Затухание депрес сивной динамики в некоторых поселениях было вызвано не коренными улучшениями условий жизни в городах, а общим снижением миграционной активности населения города при сохранении постоянного притока мигрантов из сельской ме стности.

Можно выделить три основных фактора, оказавших зна чительное влияние на развитие депрессивных городов. Пре жде всего, это комплекс экономических проблем, связанный с состоянием градообразующих предприятий и трудовых ре сурсов города, комплекс социальных проблем и демографи ческая ситуация в городе. Ведущим здесь, безусловно, явля ется экономический фактор, который выступает как сложный комплекс взаимосвязанных процессов и проблем, среди которых присутствуют: истощение ресурсной базы предприятий города, изношенность и немодернизованность основных фондов градообразующих предприятий, принад лежность этих предприятий к отраслям традиционного для Урала технологического уклада (металлургия, лесная, уголь ная, горнодобывающая промышленность). В рассматривае мый период этот уклад стал уступать свои позиции в эконо мике страны отраслям нового технологического уклада, базирующегося на химических технологиях, нефтехимии, электронике и электротехнике. Наибольший урон градообра зующей промышленной базе депрессивных городов нанесли Великая Отечественная война и последующее энергетиче ское перевооружение страны – переход в энергетике с угля на газ. Изношенные предприятия требовали реконструкции, а в некоторых случаях и переориентации производства, од нако отраслевые министерства предпочитали строить новые предприятия-гиганты, а не модернизировать старые. Немо дернизированные предприятия быстро оказывались в числе неперспективных, а их продукция не находила спроса. Все это вызывало сокращение производства основных видов продукции, сокращение штатов и снижение возможностей для таких предприятий поддерживать социальную сферу го рода.

Именно помощь предприятий определяла состояние со циальной сферы города, поэтому комплекс социальных про блем оказался тесно связанным с экономическим фактором.

Содержание жилищного фонда и его благоустройство, со стояние городских объектов социальной сферы, кадровые вопросы – все это зависело от положения на градообразую щем предприятии. Однако эти социальные проблемы в сово купности выступали самостоятельным, хотя и зависимым фактором развития депрессии города.

В своем общем виде, механизм развития депрессии уральского города выглядел следующим образом. В силу объективных причин, таких как истощение ресурсной базы, изношенность основных фондов предприятий города, а так же изменения приоритетов в развитии отраслей промышлен ности СССР в 1960–80-е гг., градообразующие предприятия в некоторых городах начинали приходить в упадок, что вы ражалось в сокращении производства профильных видов их промышленной продукции. Падение объемов производства на этих предприятиях означало сокращение штатного распи сания, что вело к частичному высвобождению рабочей силы и ее оттоку из города.

Находясь в упадке, градообразующие предприятия ока зывались неспособными содержать принадлежащий им жи лищный фонд и на прежнем уровне финансировать социаль ную сферу города. Это незамедлительно сказывалось на раз витии всех систем социальной сферы города и, прежде всего, на состоянии жилищного фонда и основных городских объ ектов. Снижались темпы ввода нового жилья, откладывалось на неопределенный срок строительство первоочередных го родских объектов – водохранилищ, очистных сооружений, магазинов, школ, больниц и т. д., а капитальный ремонт жи лья производился со значительными задержками. Нерешен ность квартирного вопроса и отсутствие перспектив дож даться получения нового жилья стимулировали горожан к перемене места жительства, что еще более усиливало отток населения из города.

В условиях сокращения финансирования социальная сфера города испытывала серьезные трудности. Городские объекты систем образования, здравоохранения и культуры приходили в упадок, их ремонт не производился десятиле тиями. Вследствие этого падало качество жизни в данном городе. Сами горожане осознавали это. Сравнение качества жизни в депрессивном городе с качеством жизни в област ном центре или в активно развивающемся поселении было явно не в пользу первого. Отсутствие достаточного фонда жилья, принадлежащего городской администрации, усугуб ляло кадровые проблемы социальной сферы. Город ощущал острую нехватку врачей, преподавателей, работников куль туры и сферы услуг. Кадровый вопрос в этих сферах означал снижение доступности и качества услуг – медицинских, об разовательных, культурных, рекреационных, бытовых. А это, в свою очередь, подхлестывало миграцию населения из го рода.


Таким образом, депрессия в экономической и социаль ной сферах города вела к депрессии демографической. Мас штабы последней сдерживались почти исключительно за счет притока мигрантов из деревень, для которых депрес сивный город был своеобразным перевалочным пунктом в поиске благополучного места жительства. Не будь этого входящего потока миграции, масштабы демографической депрессии могли бы быть еще более значительными.

Положение депрессивных поселений усугублялось от сутствием специальных государственных или региональных программ их реабилитации. Государственные капитальные вложения в городское хозяйство продолжали идти не адрес но, а уравнительно, по отраслевому и территориальному принципам. Во многом это игнорирование общественных интересов было связано с отсутствием в СССР реального представительства граждан в законодательной власти. Сле довательно, жители депрессивных поселений не могли во всеуслышание заявить о своих бедах. Поэтому, в отличие от промышленно развитых стран Запада, в СССР проблемы де прессивных городов загонялись вглубь, а их решение откла дывалось. Первые федеральные программы помощи депрес сивным поселениям в нашей стране стали появляться только в начале 1990-х гг., однако о степени их эффективности го ворить пока рано.

Подводя итог, заметим, что депрессивная стадия в таком городе являлась закономерным историческим этапом его развития. Она была вызвана всей спецификой советской мо дели урбанизации, когда во главу угла ставились не интере сы населения, а узко понятые государственные интересы или интересы отраслевых министерств и ведомств. Эта специфи ка советской урбанизации, наложившаяся на региональные экономические особенности градообразующей базы Урала, привела к тому, что к концу 1980-х гг. около четверти ураль ских городов оказались фактически в предкризисном состоя нии.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК 1. Аитов Н.А. Город. Население. Трудовые ресурсы. Уфа, 1982.

2. Алексеев В.В., Зубков К.И., Килин А.П., Широгоров В.В. За рубежный опыт антидепрессионной региональной политики.

Екатеринбург, 1992.

3. Алексеева Т.И. Город как концентратор субстрата социопро грамм общества // Город и искусство: субъекты социокуль турного диалога. М., 1996.

4. Алексеева Т.И. Город как саморазвивающаяся система. Кон туры новой парадигмы // Город как социокультурное явление исторического процесса. М., 1995.

5. Алексеева Т.И. Процессы урбанизации как смена системооб разующих связей // Урбанизация и формирование социокуль турного пространства. М., 1999.

6. Анимица Е.Г. Города Cреднего Урала: Прошлое, настоящее, будущее. Свердловск, 1983.

7. Бакунин А.В. Уральский промышленный комплекс. Екате ринбург, 1994.

8. Баранский Н.Н. Об экономико-географическом изучении го рода // Экономическая география. Экономическая картогра фия. М., 1956.

9. Бессонова О.Э. Жилье: рынок и раздача. Новосибирск, 1993.

10. Богорад Д.И., Израилевич А.С. Предпосылки размещения промышленных новостроек в средних и малых городах // Вопр. градостроительства. 1965. Вып. 1.

11. Бочаров Б.П., Любовный В.Я., Шевердяева Н.Н. Город и производство. М., 1980.

12. Бурьян А.П. Трудовые и культурно-бытовые связи в Челя бинской агломерации: Дис. … канд. экон. наук. М., 1970.

13. Вагин В.В. Городская социология. М., 2000.

14. Вебер М. Город. М., 1999.

15. Вишневский А. Серп и рубль. Консервативная модерниза ция в СССР. М., 1998.

16. Возрождение и развитие малых городов России. М., 1994.

17. Гладышев А.Н. Трудовые ресурсы средних и малых городов и их статистическое изучение: Дис. … канд. экон. наук. М., 1964.

18. Глазьев С.Ю. Экономическая теория технического развития.

М., 1990.

19. Город в процессах исторических переходов: Теоретические аспекты и социокультурные характеристики / Под ред.

Э.И. Сайко. М., 2001.

20. Город и деревня в Европейской России: сто лет перемен / Под ред. П. Поляна. М., 2001.

21. Город: проблемы социального развития. Л., 1982.

22. Города России: Науч.-информ. справ. М., 1993. Т. 1–2.

23. Города России: Энцикл. / Под ред. Г.М. Лаппо. М., 1994.

24. Государственное регулирование размещения производи тельных сил в капиталистических странах. М., 1975.

25. Градостроительные проблемы развития малых городов в системах расселения / Под ред. Е.М. Маркова. М., 1970.

26. Градостроительные проблемы развития малых городов в си стемах расселения / Под ред. Е.М. Маркова. М., 1971.

27. Гришанова А.Г. Социально-демографическая характеристи ка городов разных функциональных типов: Автореф. дис. … канд. экон. наук. М., 1975.

28. Еропкина Н.Д. Динамика численности населения в системах расселения Урала // Территориальные социально-экономи ческие системы Урала. Пермь, 1982.

29. Жеманова М.П. Проблемы использования трудовых ресур сов малых и средних городов угольных районов Урала // Проблемы развития малых и средних городов Поволжья и использования трудовых ресурсов. Куйбышев, 1969.

30. Жолков А.С., Зуев В.М. Развитие социалистического горо да. М., 1984.

31. Задорожный В.Н. Система показателей статистики городов.

М., 1990.

32. Занадворов В.С., Занадворова А.В. Экономика города. М., 1998.

33. Иванова Н.В., Егорова Н.Е. Социально-экономическая ти пология городов Пермской области // Территориальные со циально-экономические системы Урала. Пермь, 1981.

34. Иванченко А.А. Трудовые ресурсы экономических районов СССР и проблема рационального их использования // Во просы размещения производства в СССР. М., 1965.

35. Иофа Л.Е. Города Урала. Период феодализма. М., 1951.

36. Использование трудовых ресурсов. Свердловск, 1968.

37. История народного хозяйства Урала. Ч. 1 / Под ред. А.В. Ба кунина. Свердловск, 1988.

38. История народного хозяйства Урала. Ч. 2 / Под ред. А.В. Ба кунина. Свердловск, 1990.

39. Классификация городов РСФСР по экономическим, соци альным, экологическим критериям и потенциалу развития.

М., 1992.

40. Константинов О.А. Географическое изучение городских по селений СССР // География населения СССР. М.;

Л., 1964.

41. Константинов О.А. Динамика и размещение малых городов СССР // Учен. зап. Ленингр. пед. ин-та им. Герцена. Т. 279.

Л., 1966.

42. Константинов О.А. Изучение сети городских поселений в советской экономгеографической науке // Материалы пер вого междуведомственного совещания по географии насе ления. Вып. 7. Л., 1965.

43. Константинов О.А. Типология и классификация городских поселений в советской экономгеографической науке // Ма териалы по географии населения. Вып. 2. Л., 1963.

44. Корсаков А.Я. Развитие и размещение промышленности на Среднем Урале. Свердловск, 1972.

45. Косенкова Ю.Л. Советский город 1940-х – первой половины 50-х годов. М., 2000.

46. Кочетков А.В., Листенгурт Ф.М. Генеральная схема рассе ления на территории СССР: Цели, проблемы, решения // Изв. АН СССР. Сер. геогр. 1964. № 4.

47. Кравчук Я.Т. Проблемы малых городов // Изв. АН СССР.

Сер. стр-во и архитектура. 1963. № 1.

48. Кризисные города России: пути и механизмы социально экономической реабилитации и развития / Под ред.

В.Я. Любовного. М., 1998.

49. Куцев Г.Ф. Новые города. М., 1982.

50. Лаппо Г.М. География городов. М., 1997.

51. Лаппо Г.М. Города на пути в будущее. М., 1987.

52. Лаппо Г.М. Проблемы малых городов // Народонаселение и экономика. М., 1967.

53. Лаппо Г.М. Развитие городских агломераций в СССР. М., 1978.

54. Лексин В.Н., Швецов А.Н. Новые проблемы российских го родов. М., 2000.

55. Листенгурт Ф.М. Методика оценки трудовых резервов ма лых и средних городов Центрального экономического рай она СССР // Вопр. градостроительства. Киев, 1965.

56. Листенгурт Ф.М. Методические основы разработки гене ральной схемы расселения на территории СССР. М., 1982.

57. Листенгурт Ф.М. Проблемы регионального расселения в СССР. М., 1979.

58. Листенгурт Ф.М. Теория и практика городского расселения в СССР на этапе развитого социализма. М., 1978.

59. Листенгурт Ф.М., Смоляр И.М. Изучение некоторых пред посылок промышленного развития малых и средних горо дов центрального экономического района // Изв. АН СССР.

Сер. геогр. 1964. № 4.

60. Листенгурт Ф.М., Смоляр И.М. О разграничении понятий «малые» и «средние» города: По материалам изучения го родов Центрального экономического района // Вестн. МГУ.

Сер. геогр. 1966. № 5.

61. Личман Б.В. Урал: политика и индустрия (социально демографическая и квалификационная характеристика ра ботников индустрии во второй половине ХХ века). Екате ринбург, 1992.

62. Личман Б.В. Экономическая стратегия КПСС и тенденции развития индустрии Урала (1956–1985). Свердловск, 1990.

63. Логинов С., Любовный В.Я. Проблемы малых и средних го родов Российской Федерации // План. хоз-во. 1975. № 2.

64. Любовный В.Я., Савельев В.К. Малые и большие города России // Экономика и организация промышленного произ водства. Новосибирск, 1977. № 4.

65. Майергойз И.М. Географическое учение о городах. М., 1987.

66. Малые и средние города РСФСР: Аналитический материал к научному отчету «Анализ и оценка экономического и со циального развития РСФСР» / ЦНИЭИ. Госплан РСФСР.


М., 1985.

67. Малые и средние города РСФСР: Характеристика, условия, направления развития: Науч.-информ. сб. / ЦНИЭИ. Гос план РСФСР. М., 1976.

68. Малые населенные места в системах расселения / Под ред.

Ф.М. Листенгурта. М., 1976.

69. Малый город: Социально-демографическое исследование небольшого города / Под ред. Б.С. Хорева. М., 1972.

70. Марков Е.М. Развитие малых и средних городов. М., 1983.

71. Марков Е.М., Бутузова В.П., Таратынов В.А. Малые города в системах расселения. М., 1980.

72. Мерлен П. Город: Количественные методы изучения. М., 1977.

73. Металлургические заводы Урала: Энцикл. Екатеринбург, 2001.

74. Методические рекомендации по подготовке городских про грамм социального и экономического развития малых и средних городов. М., 2000.

75. Методические рекомендации по подготовке региональных программ социально-экономического развития малых и средних городов субъекта федерации. М., 2000.

76. Методические указания по оценке условий развития малых и средних городов и ограничению роста крупных городов.

М., 1982.

77. Население СССР: по данным Всесоюзной переписи населе ния 1959 г. / Госкомстат СССР. М., 1960.

78. Население СССР: по данным Всесоюзной переписи населе ния 1970 г. / Госкомстат СССР. М., 1971.

79. Население СССР: по данным Всесоюзной переписи населе ния 1979 г. / Госкомстат СССР. М., 1980.

80. Население СССР: по данным Всесоюзной переписи населе ния 1989 г. / Госкомстат СССР. М., 1990.

81. Население Урала. ХХ век: Стат. сб. Свердловск, 1992.

82. Научная сессия по проблемам развития городских поселе ний Урала / Под ред. М.Д. Шарыгина. Пермь, 1967.

83. Нещадин А., Горин Н. Феномен города: социально-эконо мический анализ. М., 2001.

84. О развитии малых и средних городов РСФСР: Научная кон цепция экономического и социального развития малых го родов РСФСР / Госплан РСФСР. ЦНИЭИ. М., 1982.

85. Об экономическом и социальном развитии городов РСФСР:

Науч. докл. / Госплан РСФСР. ЦНИЭИ. М., 1986.

86. Опыт российских модернизаций XIII–XX вв. / Под ред.

В.В. Алексеева. М., 2000.

87. Оруджиева А.Г. Особенности миграции населения городов Кизеловского угольного бассейна // Проблемы формирова ния и развития населения Урала. Свердловск, 1977.

88. Осидзе А.Ф. Место небольших городских поселений в ур банизации СССР // Проблемы развития городов и использо вания трудовых ресурсов. М., 1968.

89. Особенности воспроизводства и миграции населения на Урале. Свердловск, 1986.

90. Особенности демографического поведения городского на селения Урала. Свердловск, 1987.

91. Павлова Л.И. Город: модели и реальность. М., 1994.

92. Паперская-Сердобова М.А. Обеспечение рабочей силой предприятий в малых городах Центрального экономическо го района // Проблемы развития городов и использования трудовых ресурсов. М., 1968.

93. Патрушев. В. Жизнь горожанина (1965–1998). М., 2000.

94. Перспективное планирование экономического и социально го развития городов: Метод. рекомендации. М., 1977.

95. Перцик Е.Н. География городов (геоурбанистика). М., 1991.

96. Пивоваров Ю.Л. Современная урбанизация. М., 1976.

97. Полян П. Методика выделения и анализа опорного каркаса расселения. М., 1988.

98. Предложения по развитию малых и средних городов цент ральных экономических районов СССР / Под ред. Д.Г. Ход жаева. М., 1964.

99. Проблемы промышленных городов Урала. Свердловск, 1975.

100. Проблемы развития городских поселений Урала. Вып. / Под ред. М.Д. Шарыгина. Пермь, 1967.

101. Проблемы развития малых и средних городов Поволжья и использование трудовых ресурсов / Под ред. Е.М. Марко ва. Куйбышев, 1967.

102. Проблемы современной урбанизации / Под ред. Б.С. Хоре ва. М., 1972.

103. Проблемы урбанизации в США: Науч.-аналит. обзор. М., 1986.

104. Программа «О развитии малых и средних городов РСФСР»: Научная концепция экономического и социаль ного развития малых городов РСФСР / Госплан РСФСР.

ЦНИЭИ. М., 1982.

105. Пути развития малых и средних городов центральных эко номических районов СССР / Под ред. Д.Г. Ходжаева. М., 1967.

106. Региональные особенности движения населения Урала.

Свердловск, 1980.

107. Российское городское пространство: попытка осмысления / Под ред. В.В. Вагина. М., 2000.

108. Саморазвитие и регулирование экономического развития малых городов России в новых экономических условиях.

М., 1997.

109. Сенявский А.С. Российский город в 1960–1980-е годы. М., 1995.

110. Сенявский А.С. Российский путь к городскому обществу в контексте модернизационных процессов // Урал. ист.

вестн. Екатеринбург, 2000. № 5–6.

111. Сенявский А.С. Урбанизация России в ХХ веке: Роль в ис торическом процессе. М., 2003.

112. Сердобова М., Хорев Б. Совещание по изучению малых и средних городов Центрального экономического района // Изв. АН СССР. Сер. геогр. 1964. № 4.

113. Скутин В.А., Скутина Т.П. Роль социальной инфраструк туры в развитии поселков городского типа Свердловской области // Территориальные социально-экономические сис темы Урала. Пермь, 1982.

114. Скутина Т.П. Место поселков городского типа в системе расселения Среднего Урала // Размещение производитель ных сил Урала. Свердловск, 1978.

115. Смоляр И.М. Методика оценки условий развития малых и средних городов // Вопр. градостроительства. Вып. 1. Киев, 1965.

116. Современная демография / Под ред. А.Л. Кваши, В.А. Ион цевой. М., 1995.

117. Судьбы современного города. М., 1991.

118. Томилин В.Н. Разработка проблемы сближения города и деревни советской историографией. М., 1987.

119. Урбанизация в формировании социокультурного простран ства / Под ред. Э.И. Сайко. М., 1999.

120. Урбанизация и развитие городов СССР / Под ред. Ю.Л.

Пивоварова. Л., 1985.

121. Феофилактов И.В., Вдовиченко М. Эффективность функ ционирования небольшого города // Размещение произво дительных сил Урала. Свердловск, 1985.

122. Харитонов В.М. Урбанизация в США. М., 1983.

123. Хворов Ю.И., Жданова Е.А. Пути рационального исполь зования трудовых ресурсов города Александровска Перм ской области // Размещение производительных сил Урала.

Свердловск, 1985.

124. Ходжаев Д.Г., Кочетков А.В., Листенгурт Ф.М. Система расселения в СССР: Вопросы комплексного планирования.

М., 1977.

125. Хорев Б.С. Городские поселения СССР. М., 1968.

126. Хорев Б.С. Единая система расселения и развитие городов:

Дис. … д-ра геогр. наук. Л., 1971.

127. Хорев Б.С. Проблемы городов. М., 1971.

128. Хорев Б.С., Смолина Т.К., Соломинская Н.Г. Особенности маятниковой миграции в пригородных зонах небольших и средних городов // Расселение в пригородных зонах. М., 1971.

129. Хромов В.Я. Особенности развития малых городов в каче стве центров межселенного обслуживания // Градостро ительные проблемы развития малых городов в системах расселения. М.;

Берлин, 1970.

130. Численность населения российских городов 1897–1992 гг.:

Справ. Ярославль, 1995.

131. Шарыгин М.Д. Дробное районирование и локальные тер риториально-производственные комплексы. Пермь, 1975.

132. Шарыгин М.Д. Территориальная организация Уральского экономического района. Пермь, 1978.

133. Широгоров В.В. Сравнительно-историческое исследование депрессивных старопромышленных регионов (на примере Среднего Урала и Шотландии): Дис. … канд. ист. наук.

Екатеринбург, 1993.

134. Rowland R.H. Declining and Stagnant Towns of the USSR // Soviet Geography: Review and Translation. 1980. № 21.

Р. 195–218.

135. Rowland R.H. Declining Towns in the Former USSR (1979– 1994) // Post-Soviet Geography. 1994. № 25. P. 352–365.

136. Rowland R.H. Disappearing Towns: New Evidence of Urban Decline // Post-Soviet Geography. 1996. № 37. P. 63–87.

137. Rowland R.H. Urban Settlement Size Trend in the Former USSR // Post-Soviet Geography. 1992. № 33. P. 34–38.

ПРИЛОЖЕНИЯ Тыс. жителей Ивдель 20 Невьянск Нижняя Салда Касли 1959 г. 1970 г. 1979 г. 1989 г.

1959г 1970г 1979г 1989г Рис. 1. Города с неустойчивой динамикой численности населения Рассчитано по: Численность населения российских городов 1897–1992 гг.:

Справ. Ярославль, 1995.

Тыс. жителей Медногорск Гремячинск Карталы 1959г г.

1959 1970 г. 1979 г. 1989 г.

1970г 1979г 1989г Рис. 2. Города с запаздывающим началом депрессии (потенциально депрессивные) Рассчитано по: Численность населения российских городов 1897–1992 гг.:

Справ. Ярославль, 1995.

Тыс. жителей Абдулино Губаха Волчанск Карпинск Карабаш Пласт 1959 г. 1970 г. 1979 г. 1989 г.

1959г 1970г 1979г 1989г Рис. 3. Города с затухающей депрессией Рассчитано по: Численность населения российских городов 1897–1992 гг.:

Справ. Ярославль, 1995.

Тыс. жителей Кизел Усолье Верхняя Тура Дегтярск Бакал 1959 г. 1970 г. 1979 г. 1989 г.

1959г 1970г 1979г 1989г Рис. 4. Города с четкой депрессией Рассчитано по: Численность населения российских городов 1897–1992 гг.:

Справ. Ярославль, 1995.

Чел.

-200 миграц. прирост.

естеств. прирост -400 полиномиальный (естеств. прирост) -600 полиномиальный (миграц. прирост) - - 1964 г. 1969 г. 1974 г. 1979 г. 1984 г. 1989 г.

Рис. 5. Динамика миграционного и естественного прироста населения с линиями трендов (город Карабаш) Рассчитано по: Текущие данные «Динамических рядов населения по горо дам Челябинской области» (Челябинский областной комитет государствен ной статистики).

Чел.

миграц. прирост.

0 естеств. прирост -500 полиномиальный (естеств. прирост) -1000 полиномиальный (миграц. прирост) - - - - - 1964 г. 1969 г. 1974 г. 1979 г. 1984 г. 1989 г.

Рис. 6. Динамика миграционного и естественного прироста населения с линиями трендов (город Копейск) Рассчитано по: Текущие данные «Динамических рядов населения по горо дам Челябинской области» (Челябинский областной комитет государствен ной статистики).

Чел.

полиномиальный (естеств. прирост) 0 полиномиальный (миграц. прирост) полиномиальный -200 (общий прирост) - - - 1964 г. 1969 г. 1974 г. 1979 г. 1984 г. 1989 г.

Рис. 7. Тренды динамики естественного и миграционного прироста населения в депрессивных городах Челябинской области в 1964–89 гг.

Рассчитано по: Текущие данные «Динамических рядов населения по горо дам Челябинской области» (Челябинский областной комитет государствен ной статистики).

Чел.

полиномиальный 200 (естеств. прирост) полиномиальный 100 (миграц. прирост) 0 полиномиальный (общий прирост) - - - 1964 г. 1969 г. 1974 г. 1979 г. 1984 г. 1989 г.

Рис. 8. Тренды динамики естественного и миграционного прироста населения в растущих малых и средних городах Челябинской области в 1964–89 гг.

Рассчитано по: Текущие данные «Динамических рядов населения по горо дам Челябинской области» (Челябинский областной комитет государствен ной статистики).

% 120, 100, 80, полиномиальный 60,0 (естеств. прирост) полиномиальный (миграц. прирост) 40, полиномиальный (общий прирост) 20, 1964 г. 1969 г. 1974 г. 1979 г. 1984 г. 1989 г.

Рис. 9. Динамика изменения долей естественного и миграционного прироста населения в общем приросте в депрессивных городах Челябинской области Рассчитано по: Текущие данные «Динамических рядов населения по горо дам Челябинской области» (Челябинский областной комитет государствен ной статистики).

% 120, 100, 80, 60,0 полиномиальный (естеств. прирост) полиномиальный 40,0 (миграц. прирост) полиномиальный 20,0 (общий прирост) 1964 г. 1969 г. 1974 г. 1979 г. 1984 г. 1989 г.

Рис. 10. Динамика изменения долей естественного и миграционного прироста населения в общем приросте в растущих малых и средних городах Челябинской области Рассчитано по: Текущие данные «Динамических рядов населения по горо дам Челябинской области» (Челябинский областной комитет государствен ной статистики).

Чел.

родилось умерло въехало выехало 1964 г. 1969 г. 1974 г. 1979 г. 1984 г. 1989 г.

Рис. 11. Динамика естественного и механического движения населения в среднем по депрессивным городам Челябинской области в 1960–80-е гг.

Рассчитано по: Текущие данные «Динамических рядов населения по горо дам Челябинской области» (Челябинский областной комитет государствен ной статистики).

Чел.

родилось 1500 умерло въехало 1000 выехало 1964 г. 1969 г. 1974 г. 1979 г. 1984 г. 1989 г.

Рис. 12. Динамика естественного и механического движения населения в среднем по растущим малым городам Челябинской области в 1960–80-е гг.

Рассчитано по: Текущие данные «Динамических рядов населения по горо дам Челябинской области» (Челябинский областной комитет государствен ной статистики).

Доля обществен Доля ведомствен ного фонда ного фонда 28% 65% Доля личного фонда 7% Рис. 13. Доли секторов жилищного фонда в его общем приросте в депрессивных городах Урала в 1970-е гг.

Доля обществен ного фонда 9% Доля личного Доля ведомствен фонда ного фонда 9% 82% Рис. 14. Доли секторов жилищного фонда в его общем приросте в де прессивных городах Урала в 1980-е гг.

Составлено по данным «Социально-экономических паспортов» соответст вующих городов.

Таблица Общая площадь секторов жилищного фонда в депрессивных городах Урала в 1970–80-е гг., тыс. м Сектор Город 1970 1975 1980 1985 в 54,8 70,5 79,9 106,0 139, Верхняя Тура л 94,9 95,1 93,8 93,1 90, о 2,4 2,5 3,0 3,0 3, Бакал в 229,3 244,4 298,1 302,9 – л 47,6 48,6 49,1 49,5 – о 20,1 19,3 21,5 26,7 – Верхний Тагил в 78,8 88,1 101,0 119,1 129, – – л – – – – – – – – о Верхотурье в 37,4 41,3 46,3 55,0 103, л 51,1 52,7 56,4 55,3 52, о 14,4 15,8 17,9 22,2 26, Дегтярск в 169,0 188,5 207,2 217,4 248, л 93,4 92,8 91,7 91,9 92, о 0,4 0,4 4,2 4,2 9, Карабаш в 111,2 122,7 131,3 152,9 179, л 97,1 90,9 80,0 77,3 73, о 13,1 15,4 19,3 27,8 33, Карталы в 157,0 161,2 174,1 189,7 255, л 147,7 152,9 154,8 164,8 185, о 7,3 12,9 12,9 37,5 50, Копейск в 961,9 1077,0 1192,0 886,3 1406, л 553,2 491,7 501,0 295,0 530, 91,3 169,0 207,7 293, о 72, 387,3 408,9 447,4 486, Красноуральск в 356, 91,5 87,8 86,7 85, л 93, 22,5 38,3 34,1 48, о 14, Продолжение табл. Сектор Город 1970 1975 1980 1985 61,5 – 97,8 116,0 – Миньяр в – 103,6 65,1 64,4 – л – 0 3,1 10,1 – о 85,3 108,0 124,3 140,0 154, Новая Ляля в 90,8 91,8 78,2 78,1 77, л 5,1 10,9 11,4 15,6 19, о 68,5 88,8 106,7 – 143, Пласт в 135,5 129,8 105,7 – 123, л 34,0 21,3 28,7 – 28, о 261,3 318,5 348,1 401,9 457, Тавда в 200,9 207,0 215,6 218,1 219, л 16,3 22,4 21,0 21,5 35, о 29,5 42,1 48,4 65,6 44, Нязепетровск в 127,9 125,8 127,7 150,5 146, л 6,4 0,2 8,0 13,2 37, о 82,8 120,8 147,5 214,9 291, Невьянск в 151,3 148,0 143,4 138,1 132, л 23,9 33,1 48,2 60,9 68, о 296,9 345,0 399,9 451,3 505, Кушва в 155,5 152,4 151,3 148,2 145, л 16,8 21,0 33,0 33,5 41, о 465,9 488,0 361,1 398,0 794, Коркино в 319,0 313,0 344,0 258,0 392, л 18,0 33,6 145,9 431,0 63, о 41,0 68,5 102,5 122,1 235, Касли в 146,7 147,6 156,4 158,1 185, л 18,3 20,9 24,5 27,9 34, о 308,6 377,5 395,0 427,1 439, Карпинск в 175,3 175,9 174,3 173,9 175, л 9,7 16,1 17,3 30,4 43, о Окончание табл. Сектор Город 1970 1975 1980 1985 186,1 223,2 235,8 257,1 466, Еманжелинск в 117,0 150,2 169,0 147,7 250, л 20,1 18,6 22,1 39,1 88, о 141,0 153,2 182,3 198,9 207, Волчанск в 53,8 54,3 56,4 56, л – 1, о 0 0 0 – 8,1 13,4 8, Верхнеуральск в – – 56,6 60,2 57,5 58, л – 26,7 28,3 39, о – – В – жилищный фонд, находящийся в собственности министерств и ведомств.

Л – жилищный фонд, находящийся в личной собственности граждан.

О – вневедомственная часть обобществленного жилищного фонда (включает фонд местных советов народных депутатов и фонд ЖСК).

Составлено по данным «Социально-экономических паспортов» соответст вующих городов.

Таблица Доли секторов жилищного фонда в депрессивных городах Урала в 1970–80-е гг., % Сектор Город 1970 1975 1980 1985 в 36,03 41,94 45,22 52,45 59, Верхняя Тура л 62,39 56,57 53,08 46,07 38, о 1,58 1,49 1,70 1,48 1, Бакал в 77,21 78,26 80,85 79,90 – л 16,03 15,56 13,32 13,06 – о 6,77 6,18 5,83 7,04 – Продолжение табл. Сектор Город 1970 1975 1980 1985 Верхний Тагил в 44,20 46,52 49,08 50,17 50, л – – – – – о – – – – – Верхотурье в 36,35 37,61 38,39 41,51 56, л 49,66 48,00 46,77 41,74 28, о 13,99 14,39 14,84 16,75 14, Дегтярск в 64,31 66,92 68,36 69,35 71, л 35,54 32,94 30,25 29,31 26, о 0,15 0,14 1,39 1,34 2, Карабаш в 50,23 53,58 56,94 59,26 62, л 43,86 39,69 34,69 29,96 25, о 5,92 6,72 8,37 10,78 11, Карталы в 50,32 49,30 50,94 48,39 52, л 47,34 46,76 45,29 42,04 37, о 2,34 3,94 3,77 9,57 10, Копейск в 60,59 64,88 64,02 63,81 63, л 34,85 29,62 26,91 21,24 23, о 4,57 5,50 9,08 14,95 13, Красноуральск в 76,78 77,26 76,43 78,74 78, л 20,18 18,25 16,41 15,26 13, о 3,04 4,49 7,16 6,00 7, Миньяр в 37,25 – 58,92 60,89 – л 62,75 – 39,22 33,81 – о 0,00 – 1,87 5,30 – Новая Ляля в 47,08 51,26 58,11 59,91 61, л 50,11 43,57 36,56 33,42 30, о 2,81 5,17 5,33 6,68 7, Пласт в 28,78 37,02 44,26 – 48, л 56,93 54,11 43,84 – 41, о 14,29 8,88 11,90 – 9, Тавда в 54,61 58,13 59,53 62,65 64, л 41,99 37,78 36,87 34,00 30, о 3,41 4,09 3,59 3,35 5, Окончание табл. Сектор Город 1970 1975 1980 1985 Нязепетровск в 18,01 25,04 26,29 28,61 19, л 78,08 74,84 69,36 65,63 64, о 3,91 0,12 4,35 5,76 16, Невьянск в 32,09 40,01 43,50 51,92 59, л 58,64 49,02 42,29 33,37 26, о 9,26 10,96 14,21 14,71 13, Кушва в 63,28 66,55 68,45 71,30 73, л 33,14 29,40 25,90 23,41 21, о 3,58 4,05 5,65 5,29 5, Коркино в 58,03 58,47 42,43 36,61 63, л 39,73 37,50 40,42 23,74 31, о 2,24 4,03 17,14 39,65 5, Касли в 19,90 28,90 36,17 39,63 51, л 71,21 62,28 55,19 51,31 40, о 8,88 8,82 8,65 9,06 7, Карпинск в 62,52 66,29 67,34 67,64 66, л 35,51 30,89 29,71 27,54 26, о 1,97 2,83 2,95 4,81 6, Еманжелинск в 57,58 56,94 55,24 57,92 57, л 36,20 38,32 39,59 33,27 31, о 6,22 4,74 5,18 8,81 10, Волчанск в 71,98 73,83 76,37 78,00 78, л 27,46 26,17 23,63 22,00 – о 0,56 0 0 0 – Верхнеуральск в 8,86 13,15 7,68 – – л 61,93 59,08 54,50 50,69 – о 29,21 27,77 37,82 – – В – жилищный фонд, находящийся в собственности министерств и ведомств.

Л – жилищный фонд, находящийся в личной собственности граждан.

О – вневедомственная часть обобществленного жилищного фонда (включает фонд местных советов народных депутатов и фонд ЖСК).

Составлено по данным «Социально-экономических паспортов» соответ ствующих городов.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.