авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Дорожающая земля продолжает подталкивать застройщиков растить этажность. И судя по нынешним темпам вертикальной за стройки, ни трагические события 2001 г. в Нью-Йорке, ни любые другие происшествия не в силах остановить желание современ ных мегаполисов возвести очередной небоскреб рекордной высо ты. Минимум два десятка зданий высотой более 50 этажей возво дится ежегодно по всему миру. Пока в списках лидеров значится Гонконг и его 4000 небоскребов, Нью-Йорк – 1000, Токио, Шанхай и Бангкок – более 500 небоскребов. Но сегодня в «гонку по вертика ли» входит и Дубаи, уместивший на своей небольшой территории чуть ли не все глобальные стройки века. В высоту устремились Китай, Кувейт, Индия, Турция и Россия (рис. 107).

Для современного этапа урбанизации характерны следующие особенности.

1. Концентрация, интенсификация, дифференциация и разноо бразие городских видов деятельности в городах и агломерациях.

Проектирование среды в «городе будущего»

2. Распространение вне центров и урбанизированных ареалов городского образа жизни.

3. Развитие крупных городских агломераций.

4. Усложнение форм и систем урбанизированного расселения:

переход от точечных агломераций к линейным системам.

5. Увеличение радиусов расселения в пределах агломераций и урбанизированных районов, связанных с местами производства, зонами отдыха и т. д.

Не случайно в последнее время во всех крупных городах увеличилось число людей с психическими заболеваниями. Спе циалисты называют это «синдромом большого города», который нередко проявляется в агрессивности человека. Одна из причин заболевания – противоестественная видимая среда. Приведем лишь несколько цифр из статистики: 35% людей, живущих в так называемых спальных районах с безликими коробками домов, за явили, что этот район им не нравится, а 72% опрошенных вообще хотели бы из него уехать.

Этой проблемой обеспокоены ученые и врачи. Они убеждены, что монотонные застройки жилых кварталов или огромные небо скребы из бетона и стекла оказывают крайне негативное влияние на жителей мегаполисов. Ежедневное созерцание унылых рядов пятиэтажек, равно как и сверхсовременных сооружений в стиле хай-тек, может вызвать у человека серьезные заболевания: от близорукости до эпилепсии и прочих психических недугов. Иссле дования ученых доказали, что большие монотонные поверхности оказывают негативное воздействие на организм человека.

Гомогенная видимая среда – это такая среда, в которой либо совсем отсутствуют видимые элементы, либо число их резко сни жено. Причины возникновения ее различны. Например, у людей с ослабленным зрением число видимых деталей в окружающей сре де уменьшается в результате снижения различительной способно сти глаз. Гомогенная видимая среда может возникнуть в шахте в силу специфического места работы – вокруг только черный уголь.

В природе гомогенная видимая среда представлена огромными снежными просторами Арктики или Антарктики. В современных условиях человек часто сталкивается с гомогенной средой в горо де, дома, на производстве и в транспорте.

В 1951 году проект квартала для необеспеченных граждан аме риканца японского происхождения Минору Ямасаки победил на Проектирование среды в «городе будущего»

конкурсе, организованном властями города Сент-Луиса. Социаль ный жилой комплекс в Прюитт-Игоу (Pruitt-Igoe) в Сент-Луисе про существовал всего лишь немногим более 20 лет, но успел стать одним из символов заката эпохи социального идеализма (рис. а, б). По различным причинам конечный результат зачастую оказы вается прямо противоположным первоначальным устремлениям.

Корни печально знаменитого в США жилого микрорайона Прюитт Игоу скрыты как раз в идеализме – архитектурном и социальном.

За проект комплекса автор получил премию Американского ин ститута архитектуры (American Institute of Architects). Заметим, что на бумаге всё было гораздо веселее: солнце, зелень, открытые пространства. Но в реальности серьёзное сокращение бюджета заставило автора пойти на компромисс и от многого отказаться.

Ямасаки испытал сильное влияние знаменитого Ле Корбюзье и в своих проектах придерживался функционализма, то есть первич ности утилитарно-практического назначения жилища по отноше нию к его форме.

Как видим, подобный «функционализм» может и обезоружи вать: когда основной материал – типовые блоки железобетонных плит, крыши – плоские, этажность – средняя, крыльцо – с железо бетонным козырьком, декор – прямоугольные плитки кафеля. марта 1972 года власти города приступили к сносу домов жилого комплекса в Прюитт-Игоу – 2870 апартаментов в 33 одиннадца тиэтажных домах, раскинувшихся на 23 гектарах земли. По иро нии судьбы, сейчас на этом месте расположен один из самых пре стижных пригородов. В каком-то смысле разрушение Прюитт-Игоу стало для многих символом краха утопических социальных идей и бездушного функционализма в архитектуре.

Основная проблема обезличенных микрорайонов не столько в их простоте конструктивных форм, сколько в принципе зониро вания на производственные и жилые районы, которые как капли воды становятся похожими в разных городах мира.

Кроме того, в городской среде возникают гомогенные видимые поля, которые, в частности, создают торцы зданий (рис. 108в). При взгляде на такую стену глазу совершенно не за что зацепиться, так как отсутствуют детали для фиксации взгляда. Подобную си туацию можно сравнить с ощущением, когда человек делает оче редной шаг и не чувствует под ногой твердой почвы. Легко себе Проектирование среды в «городе будущего»

представить, насколько неприятна подобная ситуация, которая не избежно ведет к ощущению дискомфорта. Монотонные торцы зда ний находятся в большой зависимости от освещённости, погоды и времени года. В вечернее время дня такая стена создает темное гомогенное поле угнетающего вида, а в солнечный день – это яр кая освещенная плоскость, на которую смотреть практически не возможно. Подобная проблема решается за счет зеленых насаж дений, которые отбрасывают тень на гладкую поверхность стены, создавая «живую графику» теней.

Не меньшим бедствием для жителей городов оказалось гло бальное остекление архитектурных поверхностей. Большие сте клянные поверхности создают в городе гомогенные видимые поля. Однако зеркальная поверхность, способная отражать небо, деревья, архитектуру, движение пешеходов и транспорта, решает проблему гомогенных состояний (рис. 109 а).

В гомогенной среде не может полноценно работать бинокуляр ный аппарат глаз, так как импульсом к слиянию двух изображений правого и левого глаза является несовпадение их контуров, а оно то как раз и отсутствует в гомогенном поле. В гомогенной среде не могут полноценно работать аппарат аккомодации, регуляции раз мера зрачка. В гомогенной среде не срабатывают должным обра зом нервные клетки мозга. Это значит, что при взгляде на здание, на большую стеклянную плоскость, на архитектуру, не имеющую зрительных деталей, нервные клетки мозга не реагируют. Это ве дет к ощущению «зрительного голода», длительное пребывание горожан в однообразной видимой среде ведет к выраженному психологическому дискомфорту, аналогичному тому, который ис пытывают полярники. Исправить ситуацию можно только внесени ем в гомогенную среду ярких зрительных элементов.

Человек оказывается жертвой собственного творчества: в по гоне за новыми строительными материалами он не учел основ зрительного восприятия, психологии человека. Для оптимального развития человек должен иметь благоприятную среду, соответ ствующую физиологическим нормам.

Еще одна проблема больших городов – это наличие агрессив ных полей в визуальной среде. Агрессивные видимые поля – это поля, на которых равномерно рассредоточено большое число одинаковых элементов. Современная архитектура в большинстве Проектирование среды в «городе будущего»

случаев создает своим видом агрессивную видимую среду в го родском пространстве. Это присуще всем многоэтажным зданиям, где на огромной стене рассредоточено большое число окон.

Гостиница «Россия» в Москве (ныне снесенная) являлась агрессивным полем большого размера. Когда человек смотрел на нее с моста или с противоположного берега реки Москвы, то в поле его зрения находилось примерно 1000 одинаковых окон;

около 600 окон на одной стороне и примерно 400 на другой. Кроме того, на человека отрицательно влияла прямая линия кровли. В целом глаз скользил по всему полю, не находя каких-либо эле ментов для фиксации взора. Говорить об эстетической ценности гостиницы, также не приходилось.

Вид на московский Кремль – пример комфортной визуаль ной среды. Совсем иную картину видит человек с левой стороны того же моста, где взору открывается панорама Кремля: вид на колокольню с золотым куполом, кремлевскую стену с башенками и кремлевский дворец в глубине. При сопоставлении этих двух объектов архитектуры создается впечатление, что строились они по разным эстетическим критериям: в одном превалировал ху дожественный замысел, а в другом – инженерный подход. Голый рационализм в архитектуре, как мы видим, находится в полном противоречии с законами зрительного восприятия.

В практике градостроительства есть целые улицы, представ ляющие собой непрерывную цепь агрессивных видимых полей.

Во многих городах появились огромные территории, застроенные домами, имеющими «агрессивный» внешний вид.

Орган зрения является основным сенсорным каналом, через который человек получает около 80% информации об окружаю щей среде. В агрессивной среде этот мощный канал связи практи чески перестает работать. Это происходит из-за того, что человек, окруженный множеством одинаковых видимых объектов (напри мер, окон на стене многоэтажного здания), не может четко выде лить тот объект, на который он смотрит. Образно говоря, зрение на время как бы отключается. В естественной же среде, к примеру, в лесу, глаз всегда «точно знает», куда он смотрит и что видит.

Идентификация объекта, фиксируемого глазом в конкретный мо мент, и является основной функцией зрения.

Основная задача бинокулярного аппарата человека получить единый зрительный образ путем слияния в зрительных центрах Проектирование среды в «городе будущего»

мозга двух изображений, приходящих от правого и левого глаз.

Для того чтобы такое слияние произошло, оба глаза должны смотреть на один предмет, что достигается путем поворота глаз или, как говорят специалисты, путем конвергенции глаз. Именно конвергенция не всегда срабатывает при зрительном восприятии агрессивного поля.

В сетчатке глаза человека находятся фоторецепторы, которые срабатывают при включении и выключении света. Это так на зываемые on- и off-системы. При постоянном освещении с этих рецепторов идет слабый поток импульсов в центры мозга. Оn- и off-системы срабатывают также при пересечении границы – к при меру, бело-черной или черно-белой. В агрессивной среде on- и off-системы вынуждены работать в повышенном режиме. Напри мер, при переводе взгляда с одного конца многоэтажного дома на другой глаза многократно пересекают белую стену и темное окно.

Соответственно многократно срабатывают on- и off- системы, что создает большой поток сигналов с сетчатки глаза в зрительные центры мозга. Однако этот афферентный поток не несет большой информации, так как агрессивное поле ясно с первого взгляда в полном объеме.

В агрессивной видимой среде не могут полноценно работать и другие механизмы зрения: аккомодация, конвергенция, реакция зрачка, фузионный механизм. Слишком много однотипных объ ектов, на которых можно зафиксировать взгляд, приводят к тому, что в мозг поступает огромное количество сигналов, содержащих повторяющуюся информацию. Это вызывает смятение, рябь в глазах и заставляет нас быстро отворачиваться. Тем не менее в городах с каждым днем появляются все новые и новые агрессив ные поля. Это и панельные многоэтажные дома с равномерным расположением окон, всевозможные сетки и решетки, гофриро ванное железо, шифер, ровная кирпичная кладка, плитка в ме тро и многое другое. Причем негативное влияние гомогенных и агрессивных полей усиливает их сочетание с прямыми линиями и прямыми углами, которые глаз также «не любит» [52].

Среди возможных причин стресса не последнее место занима ют мусор на улицах, грязь под ногами в осенне-зимний период, игорные заведения с агрессивной иллюминацией. Депрессию во многих случаях провоцирует унылый вид из окна. Серый, темно Проектирование среды в «городе будущего»

коричневый, бледно-голубой – именно те цвета, в которые окра шено большинство спальных районов, угнетающе действуют на психику.

Конец XIX и начало ХХ веков характеризовались мощным рево люционным движением, охватившим всю Европу. Оно коснулось не только общественного уклада, но всех сторон жизни человека, в том числе и города. Ле Корбюзье в 1930 г. провозгласил: «Ре волюция в архитектуре уже свершилась, пришло время великих дел».

Быстрый рост городов опережал творческий потенциал архи текторов, а в 30% случаев строили люди без архитектурного обра зования. Повсеместная нехватка жилья диктовала свои условия, снижала требования к архитектуре, потому что в большинстве случаев люди довольствовались «крышей над головой». При этом строительная индустрия навязывала свои правила игры: строите ли часто отказывались от сложных проектов, требующих индиви дуального подхода, и охотно брались за большие объемы работ с унифицированными конструкциями. Естественно, визуальная среда города в таких условиях не могла не пострадать, и она стре мительно ухудшилась.

Быстрый рост городов диктовал и быстрый рост производства строительных материалов. В конце 1940-х годов началось бурное увеличение числа автоматизированных производственный линий.

Они позволили в огромных количествах выпускать строительные материалы: кирпич, блоки, плитки, стекло, изделия из металла и дерева. Одновременно появились новые материалы: профиль ный кирпич, шифер, ДСП, гофрированный металл, гофрирован ное и армированное стекло, дырчатые плиты, гипсокартон и т. п.

Долгое время архитекторы руководствовались «триадой Ви трувия» – польза, прочность, красота (firmitas, utilitas, venustas).

Однако уже во второй половине XIX в. ценность красоты становит ся необязательной [52].

Одна футурологическая организация «Общество мира будуще го» и журнал «Футурист» выпустили 36-страничный доклад Дэви са Оуэна Марвина Сетрона с описанием 55 тенденций, которые изменят наш мир в ближайшие 20-30 лет. Рассмотрим выдержки из этого доклада. Среди тенденций были рассмотрены следую щие вопросы.

Проектирование среды в «городе будущего»

• Сухие годы: «К 2040, по крайней мере, 3,5 млрд человек будут испытывать нехватку воды, это почти в 10 раз больше, чем в году. Уровень грунтовых вод в Пекине упал почти на 200 футов по сравнению с 1965 годом. К 2050 году, по крайней мере, две трети населения земного шара будет проживать в регионах, страдаю щих от хронической, повсеместной нехватки воды».

• Старение человечества: «Во всем мире пожилые люди ( лет и старше) составляли 440 млн человек, или 6% от населения земного шара в 2002 году. Их число почти удвоится к 2020 году и более чем утроится к 2050 году, дойдя почти до 17% от общей численности населения США. В Японии люди старше 65 лет будет составлять 22% от общей численности в 2010 году и почти 37% в 2050 году».

• Равенство в управлении бизнесом: «Почти 10,4 млн женщин имели собственные предприятия в США в 2006 году, что на 42% больше 1997 года. Возглавляемые женщинами фирмы в настоя щее время обеспечивают работой 13 млн. человек и генерируют $1,9 триллиона продаж. Согласно отчету Департамента торговли и промышленности Великобритании в Британии из 20 ведущих фирм 90% имеют, по крайней мере, одну женщину в своем совете директоров. В Соединенных Штатах женщины составляют 14,6% от директоров рейтинга компаний Fortune 500 за 2006 год».

• Смерть приватности: «В Британии приблизительно 4,2 мил лиона камер наблюдения следят за улицами, офисными зданиями, школами и торговыми центрами. В среднем британцы попадают в камеру около 300 раз в день… В крупных и средних по размеру го родах мира число мест, которые еще остаются незаметными для видеонаблюдения, будет продолжать сокращаться».

• Дефицит времени: «Недостаток времени, который долго счи тался чисто американской проблемой, стал фактором жизни в развивающихся странах. Согласно последним опросам китайско го новостного портала, 56% респондентов заявило, что они име ют мало времени. 64% заявили, что они никогда не опаздывают и нетерпимы к опозданиям других людей, что можно оценить как культурный вызов традиционной китайской концепции неспешно го существования».

Возможно, города будущего проектируются для решения на сущных проблем. Рассмотрим некоторые из вариантов этих реше Проектирование среды в «городе будущего»

ний. В современном технократическом обществе стремительность жизни, огромные расстояния, активная работа, – все это приводит к тому, что у жителей крупных мегаполисов практически не остается свободного времени для личной жизни. Для занятых, мобильных и деловых людей очень важен комфорт и уют собственного дома, квартиры. Она становится единственным местом, где человек мо жет полноценно отдохнуть, расслабиться и отгородиться от суеты большого города. Архитектура должна быть обращена к человеку, внутреннее пространство положительно влиять на самочувствие, настроение человека, раскрывать его творческие способности.

Жилище прежде всего непосредственно связано с условиями обитания, поэтому для того, чтобы спроектировать максималь но комфортабельный дом, очень важно учитывать особенности ландшафта местности и состояние почвы. В настоящее время особо остро стоит вопрос нехватки земли, пригодной для обита ния человека. К сожалению, с каждым днем эта проблема растет по следующим причинам:

- повышение уровня океана за счет таяния ледников, как след ствие затопление земель;

- расширение площади пустынных местностей из-за засухи и повышение уровня температуры;

- наличие больших площадей скалистых и горных местностей;

- рост численности людей.

Если раньше люди обживали такие территории, где максималь но удобная местность для строительства и осваивания земель, то теперь людям приходится подстраиваться под особенности ланд шафта, ведь комфортные земли уже заняты. Исходя из данной проблемы, можно сделать вывод о том, что в будущем человеку нужно научиться осваивать новые территории для жительства, учиться экономить земельные ресурсы, строить легко демонти руемые здания, многоярусные системы.

Помимо земельной проблемы, нужно принимать во внимание погодные условия, которые особенно беспокоят ученых всего мира. Благодаря активному антропогенному воздействию на при роду климат Земли претерпевает глобальные изменения, которые особенно явно дадут знать о себе в будущем. Надо сказать, что изменение климата Земли – постоянный процесс, но в столь «гло бальном» плане человечество сталкивается с ним только сейчас.

Проектирование среды в «городе будущего»

Существует несколько климатических прогнозов, которые опи сывают возможное будущее Земли:

1) глобальное потепление.

По различным оценкам за последние сто лет средняя темпе ратура на нашей планете увеличилась на 1°С, концентрация СО возросла до 24%, а метана – до 100%. В будущем эти процессы получат дальнейшее продолжение, и к концу XXI века средняя температура поверхности Земли может увеличиться до 6,4°С по сравнению с 1990 годом (по прогнозам – IPCC от 1,4 до 5,8°С).

Дальнейшее таяние арктических и антарктических льдов может ускорить процессы глобального потепления из-за изменения аль бедо планеты. По утверждению некоторых учёных, только ле дяные шапки планеты за счёт отражения солнечного излучения охлаждают нашу Землю на 2°С, а покрывающий поверхность оке ана лёд существенно замедляет процессы теплообмена между относительно теплыми океаническими водами и более холодным поверхностным слоем атмосферы. Кроме того, над ледяными шапками практически нет главного парникового газа – водяного пара, так как он выморожен.

Глобальное потепление будет сопровождаться подъёмом уров ня Мирового океана. С 1995 по 2005 год уровень Мирового океана уже поднялся на 4 см, вместо прогнозируемых 2 см. Если уро вень Мирового океана в дальнейшем будет подниматься с такой же скоростью, то к концу XXI века суммарный подъём его уров ня составит 30-50 см, что вызовет частичное затопление многих прибрежных территорий, особенно многонаселённого побережья Азии. При этом следует помнить, что около 100 миллионов чело век на Земле живёт на высоте меньше 88 сантиметров над уров нем моря.

Кроме повышения уровня Мирового океана, глобальное поте пление влияет на силу ветров и распределение осадков на плане те. В результате на планете может возрасти частота и масштабы различных природных катаклизмов (штормы, ураганы, засухи, на воднения). В настоящее время от засухи страдает 2% всей суши, по прогнозам некоторых учёных, к 2050 году засухой будет охваче но до 10% всех земель материков. Кроме того, изменится распре деление количества осадков по сезонам. В Северной Европе и на западе США по прогнозам ученых увеличится количество осадков Проектирование среды в «городе будущего»

и частота штормов, ураганы будут бушевать в 2 раза чаще, чем в XX веке. Климат Центральной Европы станет переменчивым: в средней части Европы зимы станут теплее, а лето дождливее, а восточную и южную Европу, включая Средиземноморье, ждёт за суха и жара;

2) наступление нового ледникового периода.

К середине XXI века на Земле из-за существенного уменьше ния полного потока солнечного излучения произойдет глобальное понижение температуры «до состояния глубокого похолодания».

Такое мнение высказал в интервью руководитель сектора косми ческих исследований Пулковской астрономической обсерватории Российской академии наук Х. Абдусаматов. «Глобальное пониже ние температуры уже наблюдалось во всей Европе, в Северной Америке и Гренландии во время маундеровского минимума сол нечной активности в 1645-1705 годах. В Голландии тогда замерз ли все каналы, а в Гренландии вследствие наступления ледников люди были вынуждены оставить часть поселений». Он также на помнил, что долговременное параллельное изменение вариаций 11-летних и вековых колебаний солнечной активности оказывает непосредственное влияние на изменение климатических условий на Земле. Анализ этих колебаний показал, что в настоящее время Земля уже достигла стадии максимума глобального потепления.

Далее, в соответствии с ожидаемым дальнейшим параллельным спадом солнечного излучения, наступит медленное понижение гло бальной температуры Земли. «Наиболее существенным собы тием ХХ века в жизни Солнца, – по мнению Х. Абдусаматова, – было в целом постепенное повышение количества излучаемой им энергии, и как следствие – наблюдаемое глобальное потепление климата, что является рядовым (а не аномальным) событием в жизни Земли, поскольку глобальные потепления, аналогичные современному, а также и глобальные похолодания, наблюдались и ранее». По его мнению, начала понижения глобальной темпе ратуры Земли можно ожидать в 2012-2013 годы. В 2035-2045 гг.

солнечная активность достигнет минимума, а вслед за этим с от ставанием на 15-20 лет наступит очередной климатический мини мум – глубокое похолодание на нашей планете.

Из вышесказанного следует, что жилище будущего должно быть максимально приспособлено к климатическим условиям, а совре Проектирование среды в «городе будущего»

менное жилье человека еще не приспособлено к радикальным климатическим изменениям [55].

Не менее важным следствием урбанизации является истоще ние природных ресурсов. Во-первых, истощаются невозобновимые ископаемые, энергоресурсы биогенного происхождения – уголь и нефть. На протяжении тысячелетий основными видами исполь зуемой человеком энергии были химическая энергия древесины, потенциальная энергия воды на плотинах, кинетическая энергия ветра и лучистая энергия солнечного света. Но в XIX веке глав ными источниками энергии стали ископаемые топлива: каменный уголь, нефть и природный газ. В связи с быстрым ростом потре бления энергии возникли многочисленные проблемы, и встал во прос о будущих источниках энергии. Истощение энергетических ресурсов непосредственно влияет на качество жилища человека, потому что люди в своих домах используют энергию, и если эти ресурсы иссякнут, то людям, возможно, придется забыть о ком фортной и уютной жизни.

Во-вторых, истощаются такие относительно возобновимые ре сурсы, как почва и леса. Почвенный покров планеты страдает от эрозии, в результате которой катастрофически убывает плодород ный слой. Многие древние цивилизации исчезли с лица Земли именно вследствие неумеренной распашки почвенного слоя. Так, нынешняя пустыня Сахара была когда-то богатейшей житницей Римской империи. И сейчас на различных участках земного шара происходит опустынивание, связанное прежде всего с вырубкой ле сов, исчезновением кустарников и травяного покрова. Сплошная распашка почв ведет к пыльным бурям, ветровой и водной эрозии плодородного почвенного слоя. Катастрофичной в данное время является вырубка тропических лесов, которые являются одним из крупнейших источников кислорода, жизненно важного ресурса нашей планеты. Тропические леса исчезают в силу того, что насе ление в этих районах быстро увеличивается. Из-за угрозы голода люди в погоне за небольшими урожаями используют под поля и огороды любые клочки земли, вырубая для этого древние тропи ческие леса, деревья, кустарники. В случае уничтожения лесов в экваториальной зоне, Амазонии и, как следствие, снижения со держания кислорода в атмосфере планеты человечество и само су ществование биосферы окажутся под угрозой гибели от гипоксии.

Проектирование среды в «городе будущего»

Истощение почвы и леса также влияет на системное проекти рование жилища в наиболее неблагоприятных местах с целью сохранения оставшихся пригодных территорий для земледелия и восстанавления «испорченных» земель.

В-третьих, из-за загрязнения водоемов под угрозой исчезно вения оказались запасы чистой пресной воды. Треть населения мира (около двух миллиардов человек) уже сейчас испытывают нехватку водных ресурсов. В мире 1,1 миллиарда людей живут в состоянии водного кризиса. При этом около 900 миллионов лю дей живет в состоянии водного стресса – им регулярно не хвата ет воды, например, в сухой сезон, который во многих местностях длится до полугода. Таким образом, дом будущего должен учи тывать проблему нехватки воды, в доме должны быть заложены системы очистки и переработки воды, которые дадут возможность экономить и правильно расходовать такой важный элемент при роды, как вода [56].

Таким образом, современная архитектура призвана не только проектировать красивые и удобные дома, но и решать проблемы совершенно разного характера: от проблем, связанных с экологи ей, до социально-политических проблем. Сегодня с помощью ар хитектуры и дизайна решаются проблемы использования отходов, переработки материалов, экономии и выработки энергии, а также проблемы, связанные с нехваткой земель и природных ресурсов.

Проектирование среды в «городе будущего»

3.2. Современные технологии формирования среды Наиболее сложным периодом формирования новой эстетики гар монизации городской среды является середина XIX и начало XX вв.

Бурное развитие биологии и небывалые успехи по сравнению с предыдущим периодом строительной техники (изобретение желе зобетона и начало интенсивного применения стекла и металли ческих конструкций) привели к серьезным последствиям в градо строительстве. Не случайным в этой связи выглядит появление такого значительного по своей силе течения в архитектуре, как «органическая архитектура» XX века. Под названием «органи ческая архитектура» отнюдь не подразумевается прямая и су щественная связь архитектуры с живой природой. Направление «органической архитектуры» – направление функционализма.

Об этом говорил в 1953 году один из основных её идеологов Фрэнк Ллойд Райт, отвечая на задаваемые ему вопросы: «...органическая архитектура – это архитектура «изнутри наружу», в которой идеа лом является целостность. Мы не употребляем слово «органик» в смысле «принадлежащий к растительному или животному миру».

Райт был убежден, что архитектура должна развиваться целост но, удовлетворяя человеческие жизненные функции, исходить из этих жизненных функций, а не подгонять последние к «абстракт ным» архитектурным формам. И действительно, вся «органич ность» такой архитектуры на практике, по крайней мере в рабо тах Райта, свелась к установлению внешней связи архитектурных форм с местным ландшафтом, а также применению местных стро ительных материалов с целью сохранения национального коло рита архитектурных сооружений. Таким образом, «органическое»

направление в архитектуре на деле не имело прямого отношения к бионике, но в нем интересна сама идея развития архитектуры «изнутри наружу», то есть такого развития, которое направляет по пути формирования систем, характерных для живого мира.

Процесс урбанизации XXI века оказывает заметное воздей ствие на формирование городской среды, и характер этого воз действия во многом зависит от принимаемых сегодня мер по пла нированию городов.

Проектирование среды в «городе будущего»

По прогнозам ученых, крупнейшим городским районом плане ты до 2025 года останется зона Большого Токио, где в настоящее время проживает чуть менее 36 млн человек. В мире на данный момент существует 19 мегаполисов с населением свыше 10 млн человек: 11 из них расположены в Азии, четыре – в Латинской Америке, два – в Северной Америке, один – в Африке и один – в Европе. По мнению экспертов, к 2025 году число таких городов достигнет 27. Пять новых мегаполисов появятся в Азии, два – в Африке и один – в Европе.

Ныне в агломерациях-миллионерах проживает 1/3 всех горо жан мира. В результате слияния агломераций вдоль транспорт ной магистрали или побережья возникают мегалополисы. Самый большой в мире мегалополис сложился в Японии вдоль Тихоокен ского побережья, в нем проживает свыше 70 млн. человек. В США один мегалополис «Босваш» сформировался вдоль Атлантиче ского побережья он объединяет Нью-Йорк, Филадельфию, Балти мор, Вашингтон;

другой – вдоль побережья Великих озер: Чикаго, Детройт, Кливленд, Питтсбург.

Одним из важнейших условий комфортного проживания в по добных агломерациях-миллионерах является решение пробле мы городского озеленения, которое формирует эстетически при влекательный образ города и очищает воздух.

Среди основных видов городского озеленения можно отметить посадку крупномеров и кустарников, а также обустройство газонов и высадку цветов. Деревья, крупномеры и кустарники обладают свойством очистки городского воздуха от пыли (1 гектар листвен ного леса задерживает до 100 тонн пыли в год), свойством ре генерации воздуха, что особенно актуально в городе с большой плотностью населения и большим количеством автомобилей.

Следует отметить способность деревьев задерживать большую часть шума, который стал одной из проблем особо крупных горо дов. Кроме того, деревья берут на себя задачу по ионизации воз духа легкими аэрофонами отрицательно заряженного типа, что также положительным образом сказывается на здоровье горожан.

Кроме того, вырабатываемые растениями фитонциды могут уни чтожать большую часть болезнетворных бактерий, распростра няемых по воздуху. Наиболее часто зеленые насаждения в город ских условиях можно заметить вдоль дорог, в скверах и парках, а также в придомовых и внутридворовых территориях.

Проектирование среды в «городе будущего»

Роль газонов в городском озеленении также имеет большое зна чение. Ведь они играют вспомогательную роль в очистке возду ха от пыли и в насыщении его кислородом, а также в увеличении влажности воздуха и в поглощении части городского шума. К тому же, газонные травы укрепляют структуру почвы за счёт своей до статочно мощной корневой системы, что устраняет риск эрозии почвы. Газоны сами по себе несут немаловажную эстетическую функцию, решая проблемы свободных пространств (рис. 109 а).

Цветы в городской среде несут в первую очередь декоративную функцию. Для озеленения улиц могут применяться и специальные бетонные цветочницы (вазоны), а иногда и более подвижные пла стиковые конструкции.

В рамках архитектурных конкурсов поднимаются самые разные темы, связанные с экологическими, эстетическими, климати ческими проблемами городов. Одна из тем, представленная на конкурсе концептуальных проектов, это тема погоды. Погода долгое время служила любимой темой в ежедневной беседе го рожан. Знаменитая цитата писателя 18 века Самуэля Джонсона «всеобще известно, что когда 2 англичанина встречаются, они го ворят о погоде, они спешат сказать друг другу то, что известно и так, – холодно или жарко, пасмурно или солнечно, ветрено или спокойно». В рамках инсталляции «Погодного проекта» репрезен тация солнца и неба является доминантой. Туман перемещается в пространстве, заполняя среду. В течение дня туман преобразу ется в легкие облакоподобные формы, прежде чем раствориться в пространстве. Зеркальный потолок как бы исчезает, замещаясь отражениями окружающего пространства. В дальнем конце зала расположен огромный объект, состоящий из сотни специальных ламп. Такие лампы, обычно используемые при городском осве щении, придают интересный двухтоновой эффект окружающему пространству (рис. 110).

На первый взгляд в инсталляциях бельгийского художника Fred Eerdekens нет ничего необычного, нового. Можно долго стоять и смотреть на скрученную проволоку, ватные облака, кусты и искать в этом скрытый смысл. Но поймешь его лишь тогда, когда сквозь них проникнет свет, и рисуются неожиданные текстовые картины (рис. 111). Инсталляции основываются на концепте проектирова ния луча света сквозь скульптуры, которые идеально передают Проектирование среды в «городе будущего»

заложенный в них текст в форме теней на противоположной сте не. Искусство рисования тенью или светом требует идеальной ком позиции и выдержки пропорции.

Проблемы плотной застройки в мегаполисах, нехватка ресур сов земли заставляет архитекторов искать новые пространства и площади для размещения и планировки архитектурных сооружений. Водная поверхность, в частности, очень востребо вана в качестве замены привычной площадки для строительства на суше (рис. 113).

Неравномерность застройки, наличие зон активной концен трации сооружений в городах и зон «пустырей» или малой то чечной застройки в местах с низкой численностью населения на 1кв. км – проблема наших дней. Проект дома «Яйцо» (рис. 114) решает подобную проблему – это достаточно изолированное жи лое пространство хорошо вписывается в любой ландшафт благо даря своей форме, совершенной с точки зрения геометрии и ее восприятия.

Тема концептуальных проектов «Дом в лесу» (рис. 118, 119, 120) решает вопросы урбанизации среды путем включения в естественную природную среду или пригородную зону, малозасе ленную и экологически чистую, жилых комплексов, которые, не нарушая естественного ландшафта, явились бы конструктивно пластическим продолжением его. «Дом-змея» (рис. 118), в част ности, повторяет ландшафтные линии и гармонично вписывается в среду, охватывая значительную территорию, то погружаясь под землю, то вновь поднимаясь на разные высотные уровни. Бла годаря «копированию» внешней формы – пластике природного аналога («змея») дом «преодолевает» всевозможные природные преграды – озеро, деревья, возвышенности.

На рис. 120 – проект японского архитектора «Дом-раковина».

Дом помещен в сложную ландшафтную среду: на месте соедине ния нескольких рек, окруженных «диким» лесным массивом, вда ли от населенных пунктов. Пространственная спираль раковины послужила прекрасным прототипом для решения проектной зада чи – дом имеет закрытые и открытые зоны в виде террас, внутрен них площадок с деревянными настилами и деревьями, не только окружающими дом, но и входящими во внутреннюю структуру жи лого пространства.

Проектирование среды в «городе будущего»

Дефицит природных ресурсов – проблема, которую также следует решать. Поверхность дома-дерева (рис. 115а), как лист, содержит фотосинтетический слой, который поглощает солнечный свет. Он нагревает воду и производит электричество для дома, обогащает атмосферу кислородом, перерабатывая углерод, кото рый образуется в других частях дома. Крыша с большим карнизом обеспечивает тень, понижая давление высокой температуры ле том, таким образом, уменьшая потребность в кондиционировании воздуха. «Ствол», или каркас, дома состоит из углеродистых труб, а его «корни» – система обмена тепла между домом и почвой.

Произведенный компанией Domespace Homes «Солнечный купольный дом» (Dome House) (рис. 115б) – это решение расту щего спроса на экодома с автономным экологически безопасным электроснабжением и дома из природных материалов. Дизайн дома был разработан Патриком Марсилли. Рассказывая об этом проекте, он заявляет, что экодом не только имеет футуристиче ский вид, но и содержит в себе огромное количество инноваций, которые выделяют его среди других. Кроме того, сводчатая кон струкция и продуманный интерьер обеспечивают максимальное использование естественного освещения. Дом стоит на механи ческой платформе, которая может вращаться на 360 градусов.

Таким способом дизайнер пытается решить проблему максималь ного поглощения света солнечными панелями, расположенными на крыше.

Концептуальные проекты решают самые разные потребности человека в комфортной среде обитания. К примеру, разработана специальная оболочка для «дома-рептилии» (рис. 116 а) – по верхность, которая реагирует на погоду. Она становится светлой на ярком солнце, чтобы изолировать дом от высокой температу ры, и тёмной в пасмурные дни, чтобы поглотить как можно больше света и тепла. Внутри дома комнаты легко изменяют свое назна чение в зависимости от времени суток: одно и то же место исполь зуется и для отдыха, и для работы благодаря стенам и мебели, снабженным роликами. Главная особенность дома – отличный обзор окружающей местности: ничто не мешает его обитателям наслаждаться ландшафтом.

Максимальное жилищное пространство с минимальной об щей площадью, максимальный комфорт при минимальных усили Проектирование среды в «городе будущего»

ях – это проект Л. Колани «Rotor House» (рис. 116б). Большие функциональные возможности конструкций, экономия вложенных средств – еще ни одна строительная задумка не была таким иде альным сочетанием цены и качества. Особенно это актуально, по мнению Л. Колани, для холостяков, предпочитающих минима лизм и привычный аскетизм, когда все под рукой и нет надобности блуждать в поисках спальни по длинным коридорам, да и чтобы принять ванну, не придется пробираться сквозь сотни баночек, бу тылочек и полотенец. В Rotor House это просто не предусмотрено.

Центральной осью дома является ротор, который поворачива ется и при необходимости открывает зону: «спальня», «кухня» или же «ванная». Уникально? 6х6 метров, и в эти 36 квадратов поме щается все необходимое человеку в быту. Безусловно, в домике присутствуют и второстепенные предметы обстановки, но все они уступают цилиндру, скрывающему в себе потаенные комнаты. И какой частью ротора к вам повернется это милое жилище, зависит лишь от вашего желания. Уместить – задача не из лёгких. Дизай нер Луиджи Колани решил задачу размещения четырех комнат на ограниченной территории не только эффективно, но и красиво:

внутри этого домика находится вращающийся цилиндр площадью 6 квадратных метров. Внутри дома небольшая главная комната с окнами во всю стену и цилиндр, похожий на театральную сцену.

Цилиндр поворачивается в любую сторону и имеет четыре поло жения: «гостиная», «ванная», «спальня» и «кухня». В «главной»

комнате также есть отдельный туалет и небольшой коридор, всё в доме подчиняется пульту дистанционного управления.

На крупной строительной выставке OFFSITE 2007 в английском городе Ватфорд был продемонстрирован интересный проект жи лого дома, полностью отвечающего новому английскому закону об экологических домах и нормах выброса двуокиси углерода в процессе их «жизнедеятельности». По подсчётам в Англии чет верть всего выбрасываемого в атмосферу углекислого газа – это результат выбросов частных жилых домов. Закон предназначен для архитекторов, дизайнеров и строителей новых жилых зданий индивидуальной постройки. Суть закона заключается в том, что к 2016 году в Англии в индивидуальном строительстве обязаны соблюдаться строжайшие нормы выброса двуокиси углерода.

Кроме того, в законе рассматриваются вопросы экономии воды, Проектирование среды в «городе будущего»

электроэнергии, использования малоизлучающих материалов и технологий. То есть он регулирует строительство не просто част ных жилых домов, а современных экономичных экосистем, ис пользующих все самые современные технологии и материалы.

Специальный раздел посвящён выбросу в атмосферу двуокиси углерода в результате работы инженерных систем строения. На казания предусмотрены за превышение показателей, изложенных в действующих строительных нормах:

• эффективность использования энергии и минимизация выбро сов двуокиси углерода;

• использованные защитные и изолирующие материалы;

• меры экологической защиты, включая средства очистки и пе реработки сточных вод;

• системы переработки и утилизации бытовых отходов и сточ ных вод;

• выбросы в атмосферу различных видов энергии;

• комфортность жилища, включая инсоляцию и звукоизоляцию строения;

• использование собственных источников водоснабжения;

• использование атмосферных осадков;

• интеллектуальные системы управления домом.

Начисленные баллы затем преобразуют в систему «звёзд» (дому, как и отелям, присваивается классность). «Шестизвёздный» дом обязан соответствовать следующим важнейшим критериям: ну левой баланс уровня выброса двуокиси углерода;

здание должно использовать солнечную энергию и/или ветровые турбины в ка честве источника электроэнергии;

для отопления должно исполь зоваться биотопливо. Таким образом, дом должен обеспечивать себя энергией сам на 100%. Кроме того, оговорено обязательное рациональное использование атмосферных осадков и энергосбе регающих технологий.

Предполагается, что к 2016 году следование нормам, отвечаю щим уровню «шесть звёзд», станет строго обязательным. Ситуация напоминает действующую в Европе систему постоянного повышения качества двигателей внутреннего сгорания, когда постепенно вво дятся всё более жёсткие нормативы выброса вредных веществ и постепенный запрет на производство моторов, не отвечающих действующим нормам. Представленный на выставке жилой дом Проектирование среды в «городе будущего»

под названием «Маяк» («Kingspan Lighthouse») архитектора и ди зайнера Шеппарда Робсона – первый реальный проект, который отвечает высшему, шестому, уровню (рис. 117). «Маяк» представ ляет собой частный жилой 2,5-этажный коттедж жилой площадью около 100 м2 с двумя спальнями. Применённые технологические решения изменили общепринятую в Англии компоновку подобных домов, в частности, заставили переместить жилую часть на вто рой этаж, ближе к солнцу и свету. Солнечный свет поступает в здание через большие наклонные окна. Наклонная и изогнутая, сбегающая вниз крыша позволяет значительно увеличить высоту потолка в жилых помещениях и зрительно расширить простран ство. Кроме того, такая крыша зрительно увеличивает небольшой по габаритам дом. На ней же расположены солнечные батареи. В доме применена система сбора и утилизации атмосферных осад ков. Современные эффективные сантехнические решения при званы максимально экономить воду.

Архитектурное бюро Graft Lab разработало оригинальный про ект «экологически дружелюбного» жилья в Малайзии (рис. 121).

Дом представляет собой конструкцию в виде бамбукового карка са, обтянутого эластичной тканью, изготовленной на основе сили кона. Благодаря легкому весу, а также особым отверстиям в ткани дом может быть интегрирован в природную среду. Кроме того, он не требует энергозатрат и абсолютно безопасен для окружающей среды. Легкость и гибкость данной конструкции позволят ей рас качиваться на ветру, подобно верхушкам деревьев. Дом был раз работан для проекта Bird Island, который планируют построить в столице Малайзии Куала-Лумпуре. Проект Bird Island предполага ют расположить в парке, занимающем 14 гектаров в районе Sentul West.

Промышленный дизайнер Orhan Cileli разработал проект экологически-безопасного дома-корабля (рис. 122), который мо жет использоваться не только на гладких водах озер и рек, но и в бурных океанских водах. Все дело в подводной части дома, кото рая не дает ему перевернуться даже в очень сильный шторм. За основу дизайна был взят обычный поплавок, основой устойчиво сти которого является то, что тяжелая нижняя часть находится под водой, что не дает ему перевернуться. По окружности дома про ходит плавучее кольцо, которое также играет роль внешней па Проектирование среды в «городе будущего»

лубы и может служить пирсом для других транспортных средств.

Прочность дому придают усиленные акриловые панели, которые выдерживают высокое давление штормовых волн. Это дает воз можность использовать дом на океанских просторах. Другая за дача акрилового купола – это сбор дождевой воды, которая сте кает по панелям в специальные желоба, а оттуда, проходя через фильтры, попадает в резервуар пресной воды. Эту воду можно использовать для питья и полива. Сад на верхней палубе служит системой кондиционирования всего дома. Солнечные лучи, про ходящие через кроны деревьев, успевают достаточно охладиться, прежде чем попадут в жилые помещения. Морская вода, также помогает кондиционировать помещения, охлаждая нижнюю часть дома. В нижней части дома установлены двигатели, работающие от энергии океанических течений и энергии солнца. Это дает воз можность дому передвигаться. В таком «корабле» можно наслаж даться комфортом обычного дома, находясь при этом в океанских просторах.

Органическая архитектура предполагает создание домов, яв ляющихся естественным продолжением природы, не вступающих с ней в противоречие. Архитектура в своем дальнейшем разви тии стремится к созданию экодомов – энергоэффективных и ком фортных зданий с независимыми системами жизнеобеспечения.

Конструкция такого дома предусматривает комплекс инженерного оборудования. При строительстве используются экологически со вместимые с человеком материалы и строительные конструкции.

В идеале дом будущего – это автономная самообеспечивающаяся система, органично вписывающаяся в природный ландшафт и су ществующая в гармонии с природой [53;

с. 111].

Экоархитектура разнообразна, в ней отсутствуют прямые линии и углы, она является естественным продолжением самой приро ды. Органическая архитектура тесно связана с теми проблемами, которые изучает видеоэкология. Подобные архитектурные строе ния изначально предполагают взаимосвязь с природным ланд шафтом. Формы, линии сооружений дополняют ту местность, в которой предполагается строительство, поэтому у человека, смо трящего на архитектурный объект, не возникает чувства раздра жения и беспокойства.

Проектирование среды в «городе будущего»

Новый архитектурный стиль предполагает синтез природных форм и высоких технологий, а так как скорость современной жиз ни жителей крупных мегаполисов создает определенные параме тры для жизненного пространства, одним из важных критериев качества современного жилья стали его функциональность и ком форт.

Проектирование среды в «городе будущего»

3.3. Футуристические проекты «городов будущего»

Со времен Геродота до нас дошло огромное количество проектов городов-утопий. Причем и Леонардо да Винчи, и Томаса Мора, и Кампанеллу, и Корбюзье интересовало вовсе не скопление кра сивых домов в одном месте, а совершенное устройство социума.

Любая попытка заглянуть в будущее города – это попытка понять, как будет устроена наша жизнь завтра [50, c. 62].

Существует множество подходов к решению проблемы неком фортной среды человека. Одним из подходов может быть футу ристическое проектирование «городов будущего». Любая попыт ка заглянуть в будущее города – это попытка понять, как будет устроена наша жизнь завтра.

С середины XIX века впервые встал вопрос о регулировании взаимоотношений человека и окружающей его природной среды.

Не случайно идея создания «города-сада» нашла свое вопло щение в многочисленных проектах тех лет. В знаменитой книге Э. Ховарда «Город-сад будущего» заключена идея самого широ кого проникновения природы в городскую среду. По его замыслу (рис. 123) крупные города должны были быть окружены зеленым поясом сельскохозяйственных угодий, далее – центрическая си стема города-сада с театрами, больницами, музеями, библио текой, жилыми кварталами, связанными сетью железных дорог.

Шесть радиальных бульваров и улиц его города носят имена ве ликих людей – Ньютона, Шекспира и др. Площадь города по пред ставлению Э. Ховарда должна составлять 400 га с численностью населения 32000 человек.

Стремление изменить городскую структуру особенно характер но для архитекторов XX века. Один из таких проектов – проект разработки инфраструктуры над улицами Парижа (рис. 124).

Э. Лисицкий предложил свое видение на архитектуру будущего (рис. 126, 127). Устремление ввысь, динамика форм и мыслей че ловека – все это можно увидеть в его проектах.

В 1914 г. итальянский архитектор А. Сент'Элиа разрабатывает проект крупного города с 70-этажными небоскрёбами (рис. 125).

На переднем плане – различные уровни для транспортного и пеше ходного движения;

на заднем – взлетная полоса для самолётов, Проектирование среды в «городе будущего»

расположенная между зданиями. Начинается период футуристи ческого движения архитекторов. Кредо Сент'Элиа стало манифе стом футуристической архитектуры: «Мы должны планировать современный город заново с самых основ и возводить его как ги гантскую и шумную корабельную верфь, активную, полную дви жения. Футуристическое здание должно походить на гигантскую машину».


Проекты городов будущего в большой степени стали завоёвы вать позиции с середины XX в. Это было вызвано динамическим характером современной жизни. Катастрофический рост плотно сти застройки центральных районов крупных городов породил ряд серьезных социальных, градостроительных и экологических про блем, которые пытались решить архитектурными средствами.

К фантастической архитектуре можно отнести некоторые пред ложения ведущих архитекторов мира.

Так, в конце 1950-х годов известный американский архитектор Фуллер выступил с предложением перекрыть Нью-Йорк геодези ческим куполом и создать под ним искусственный климат (рис.

128). Перекрытые города с искусственным климатом встречаются в проектах многих современных архитекторов.

Интересный проект создал архитектор П. Морген (США). Его дом напоминает книжный шкаф, но вместо книг в нем лежат «на полках» квартиры. Они в совершенно готовом виде доставляют ся на вертолете и устанавливаются на место специальным меха низмом. Квартиры можно менять, подобно тому, как мы меняем книги, когда они устаревают или перестают соответствовать изме нившимся вкусам и условиям жизни хозяина квартиры. Несущая конструкция остается постоянной, это стабильная часть дома.

Основные черты футуристической архитектуры прошлого мы можем наблюдать в настоящее время в реальных городах.

Проектирование среды в «городе будущего»

3.4. Современные концептуальные проекты на тему «города будущего»

Исходя из опыта прошлого, мы замечаем, что прогнозирование и проектирование будущего влияет на дальнейший ход событий.

В наше время это становится осознанным процессом управле ния ситуацией – стратегическим менеджментом (в пер. с англ.

«manage»-управлять).

Уже в наше время футурология на практике есть ни что иное как стратегический менеджмент, определяемый как целенаправ ленный перевод систем в качественно новые состояния. Такой переход возможен только как результат неустанных попыток при ведения целеполагания в соответствие с возможностями как са мой управляемой системы, так и среды ее обитания.

Цели, предписывающие желаемые результаты и алгоритмы действий, являются каркасом любой стратегии, отличающей ее от сиюминутных реакций на импульсы внешней среды или соб ственные побуждения. Источником планирования стратегических маршрутов в «города будущего» могут быть как случившиеся или ожидаемые открытия, новые идеи, изменения технологий, спроса или производственных возможностей, так и утопии, иллюзии, фан тазии, попытки воплощения которых, ведут к растрате ресурсов природных и человеческих. При этом любая стратегия строится в сложном игровом многосубъектном пространстве, знание и учет тенденций и законов которого – предпосылка успеха реализации стратегий как способа формирования фрагментов будущего горо да. Оценка и выбор траектории развития – ключевая проблема и футурологии, и стратегического менеджмента.

Таким образом, проектирование будущего есть управление даль нейшим ходом событий в том или ином направлении.

Кендалл Бастер, американская художница, микробиолог, дол гое время как профессионал изучала строение и структуру ми кромира, чтобы впоследствии свои научные знания применять в художественной практике, создавая минималистские скульптуры сооружения, выстроенные в соответствии с архитектурными за конами и диктуемыми природой (рис. 129).

Тенденции проектирования плавающих городов вполне понятны.

Предполагаемая экологическая катастрофа в результате глобаль Проектирование среды в «городе будущего»

ного потепления, глобализация, которая толкает людей осваивать помимо наземного пространства водное, а также применение но вых видов ресурсов, а именно возобновляемых природных ресур сов, например движение течения, приливы и отливы и т. д. В ХХ веке общий подъём уровня мирового океана составил всего лишь десять сантиметров, к XXI веку прогнозируют уже пятьдесят (для этого достаточно, чтобы растаял 1% антарктического льда).

Проект биотехнического «города-лилии» («Lilypad») разрабо тал архитектор Винсент Каллебо (Vincent Calebaot). Бионический город-лилия (Рис. 130) рассчитан на 50 тысяч жителей. Внеш ний вид «Lilypad» напоминает плавающий лист водяной лилии (а именно самой большой из них – амазонской). Отсюда и название всего проекта. «Двойная кожа» строения сделана из высокопроч ного полиэфирного волокна, покрытого слоем диоксида титана.

Внешний слой под воздействием ультрафиолета разлагает загряз няющие атмосферу вещества посредством фотокаталитической реакции. Город функционирует благодаря солнечным батареям, использует энергию ветра и приливов, а также энергию биомассы Земли, очистку воды с помощью явления обратного осмоса и фи тоочищение. Бельгийский архитектор Винсан Каллебо представил проект плавающего экологического района для экологических бе женцев, рассчитанный всего на 50 000 человек, хотя, по прогно зам Межправительственной группы эволюции климата (IPCC), ор ганизации созданной при ООН в 1988 году, в зоне бедствия могут оказаться до 25 миллионов жителей нашей планеты.

На ЭКСПО – 2010 Республика Саха презентовала проект ново го городка – городского кластера «Земля Олонхо» (рис. 131а). Это проект создания ультрасовременного научно-технологического го родского кластера-комплекса по разработке, внедрению, апроба ции и коммерциализации новых технологий для строительства и обустройства городов-поселений, создающих и обслуживающих инфраструктуру северо-восточных регионов России. Городской кластер будет называться «Земля Олонхо», или «Olonkholand»

Республики Саха (Якутия). Комплекс создается на территории го родского поселения Новоивановское, вблизи деревни Сколково, в восточной части Одинцовского района Московской области. Стои мость проекта оценивается в 4-6 млрд долларов. Исходя из опыта создаваемого комплекса Сколково, предлагается создать ком Проектирование среды в «городе будущего»

плекс «Земля Олонхо» – особую экономическую зону туристско рекреационного типа на территории города Якутска. Концептуаль ное отличие проекта «Земля Олонхо» от комплекса «Сколково»

состоит в том, что в якутском проекте планируется конкретная адресно-целевая разработка и применение на месте инноваци онных технологий для строительства городского кластера креа тивной индустрии в условиях Крайнего Севера, вечной мерзлоты с визуальным и идейным выражением традиционной культуры, истории как проживающего народа, так и самой территории.

При разработке инновационного проекта «Земля Олонхо» также планируется обязательное изучение опыта создания Силиконовой долины (Кремниевой долины) в штате Калифорния (США), отли чающейся большой плотностью высокотехнологичных компаний, инновационной зоны «Шоссе 128» на северо-востоке США вокруг Гарварда и MIT, предшественницы Силиконой долины, а также тех нологического парка «София Антиполис» северо-западнее Антиба и юго-западнее Ниццы во Франции, центра инновационной зоны – университета Технион в городе Хайфа в Израиле, малазийского «города будущего» Киберджайя в пригороде Куала-Лумпура и др.

Сегодня во всем мире все больше говорят о «креативной эконо мике», в которой главной движущей силой является творчество и широкое вовлечение граждан в процесс творческой самореализа ции. Развитие креативной экономики становится новым не только для России, стремящейся к инновациям, но и для всего мирового сообщества. Министерство культуры и духовного развития Респу блики Саха (Якутия) в рамках плана реализации проекта «Земля Олонхо» намерено проводить научно-практические конференции, мастер-классы, сессии по теме креативной индустрии и креатив ной экономики с приглашением отечественных и зарубежных спе циалистов.

В основу проекта «Био-Сити» (рис. 131б) положена идея соз дания экологически чистого города индустрии отдыха и развле чений: « Borovoe – BioCity». Идея основана на концептуальных разработках архитекторов С. Расторгуева и М. Кудряшова по соз данию городов будущего. Город представляет закрытую терри торию с куполообразными светопроницаемыми конструкциями и управляемым внутренним климатом. Энергообеспечение города будет осуществляться в основном за счет регенерации использо Проектирование среды в «городе будущего»

ванных ресурсов и переработки бытовых и технических отходов, тепла грунтовых вод, солнечной энергии.

Мариа Роза Сервера и Хавьер Пиоз разработали проект города-башни (рис. 132) для Китая, в котором по замыслу архи текторов будут жить 100 тысяч человек. Уникальное сооружение, созданное по законам архитектуры будущего и имитирующее при родные конструкции, сможет противостоять пожару, наводнению, землетрясению и урагану. С 1985 года испанские архитекторы начали экспериментировать с так называемыми динамическими структурами. По мнению Хавьера Пиоза, всё что человек строил до сих пор, – неестественно, непрочно и бесперспективно. Поиск «перспективных» аналогов он начал в природе, где не существует однородных материалов. К примеру, если посмотреть на дерево, то можно увидеть, что оно не состоит из единого монолита: оно меняется по мере того, как растёт;

внешние слои имеют совсем иную плотность, чем внутренние;

ветви у земли – иную структуру, чем верхние;

а корневая система постоянно изменяется. Более того, каждое дерево, в зависимости от среды обитания, почвы и прочих факторов, имеет особенную корневую систему. Именно это наблюдение легло в основу будущего архитектурного проекта.

В результате первой страной, которая решилась на заключение контракта с компанией испанцев, стал Китай, который в послед нее время оказывается плацдармом многих футурологических и очень перспективных проектов. Для эксперимента выбран Шан хай, численность которого, по самым скромным подсчётам, в бли жайшее время достигнет 30 миллионов человек. Не исключено, что в этом колоссальном мегаполисе будут построены несколько подобных зданий. Кроме того, если к 2050 году население плане ты удвоится и составит 12 миллиардов человек, естественно ожи дать «революции» в архитектуре не только в Китае, но и многих других городах мира.


Что же эта башня собой представляет? Высота 300-этажного сооружения 1228 метров, общая площадь – 2000000 квадратных метров, около 400 горизонтальных и вертикальных лифтов, ско рость которых достигает 15 метров в секунду, что позволит под няться с первого на последний этаж всего за 2 минуты. Диаметр башни, который имеет форму кипариса, в самой широкой точке – 166/133 метра, у ее основания – 133/100 метра. Город будет воз Проектирование среды в «городе будущего»

веден на искусственном плоском острове диаметром 1 км. «Ме ханизм роста, точнее набора высоты, позаимствован у кипариса.

Его зелёная часть состоит из мелких чешуйчатых мембран, сквозь которые проходит ветер любой силы. Его корневая система заглу блена всего на 50 сантиметров и по своему строению напомина ет губку. С каждым новым сантиметром ствола появляется, уходя чуть в сторону от уже существующего, новый отросток корня. Все это позволяет дереву выдерживать любые нагрузки. Так и в ар хитектуре, чем выше башня, тем прочнее становится фундамент:

он «дышит», не спрессовываясь». По проекту благодаря тому что свет и воздух будут легко проникать сквозь башню (к сожалению, жители вертикального города не смогут открывать окна), сопро тивление ветру и, как следствие, колебания будут сведены до ми нимума. Между тем известно, что на верхних этажах современных небоскрёбов колебания под воздействием порывов ветра доволь но ощутимы. Кроме того, снаружи здание будет покрыто специ альным воздухопроницаемым пластичным материалом, которое будет имитировать кожу или кору. Кроме того, системы кондицио нирования, которые будут создавать городской микроклимат, на помнят о теплорегулирующей функции кожи.

Подобные проекты, безусловно, решают в той или иной мере поставленные перед ними задачи. Однако для реализации боль шей части таких проектов необходимо полностью исключить уже имеющуюся городскую среду. Иными словами, их реализация воз можна лишь в незаселенных ранее пространствах. А как быть в таком случае уже существующим городам? Очевидно, что города не перестанут расти, застройка будет все более и более уплот няться. Жизненное пространство людей при этом будет сокра щаться, как неизбежно сокращаться будут и уголки природы в го роде, такие как парки, скверы и т. д. Картина предстает довольно мрачная, особенно если учесть, что дома будут строиться по ти повым проектам, что с точки зрения рыночной экономики является наиболее выгодным, иными словами, ситуация с неблагоприятной визуальной средой в городе будет только усугубляться.

Ярким примером тому может служить «Boom tower» (рис. 133).

Башнями планируется застройка целого города с плотностью на селения от 20 млн жителей. Не окажется ли человек в новой уль тратехничной и плотной городской среде полностью подавлен Проектирование среды в «городе будущего»

ным? Именно этим обеспокоена группа архитекторов, инженеров и художников из нескольких стран, объединившаяся в фонд «Ди намичный город» со штаб-квартирой в Пекине. Основали эту орга низацию голландский архитектор Невилл Марс (Neville Mars) и его соотечественница Саския Вендель (Saskia Vendel).

Башня «Boom tower» вмещает в себя на 200% больше жите лей, чем любой другой вид планировки. На площади 0,06 кв. км помещается 5 тысяч квартир, не считая прочей инфраструктуры, что видится приемлемым решением проблемы при нарастающих темпах урбанизации. Более вместительным может быть только сплошное здание без доступа солнечных лучей. Авторы проекта пробуют ответить на вопросы: во что превратится город, отвечая на требования растущего рынка недвижимости: поглотят ли зда ния улицы, а транспорт уйдёт ли под землю полностью? Возможно ли, что сеть башен, связанных мостиками на разных уровнях, при несёт в мегаполис новый стиль жизни, больше похожий на стиль жизни в пригороде – общение только с близкими соседями и со циальная сегрегация, только не по горизонтали, а по вертикали?

Тенденции роста ввысь городов вполне понятны и прослеживают ся с начала 20 века. Такой вид планировки является, по словам автора проекта, «логичным финалом текущих желаний рынка».

Еще один проектный вариант С. Расторгуева – это так назы ваемая архитектура концепции антикондиционализма, то есть создание локализованных очагов гиперурбанизации при наимень шем соприкосновении с природой, чтобы ее не тревожить.

Концепция антикондиционализма в начале нового века, когда ре зультаты социальных и технологических экспериментов XX века уже известны, этический принцип ставит во главу угла. Причем важно, что соблюдаться он должен не только по отношению к че ловеку в частности, но и ко всему мирозданию. Здесь утвержда ется паритет человечества и мировой экосистемы. Современное общество неэтично по отношению к среде своего обитания. Со знание обывателя подчинено продовольственной логике и закоди ровано современными манипулятивными практиками рекламы.

Стремление к упорядочиванию – неотъемлемое условие суще ствования человека в среде, подобно поведению пчел и созданию ими сот для «экономичности» систем хранения меда и т. п. Все эти процессы переделывания мира «под себя» разрушают первона Проектирование среды в «городе будущего»

чальный «хаос» природы, что ведет к утрате и выхолащиванию со крытого в ней смысла. В отличие от животных потребности челове ка и его экспансивные планы запрограммированы на гипертрофию, при исключении сознательного контроля над ними. Раньше сдер живающими факторами служили религия и прочные социальные связи, традиционный уклад жизни общества, которые постепенно утрачивают свое значение. Но «хаос» можно исследовать и проек тировать самим, не дожидаясь катаклизмов. Психологами давно отмечено, что в хаотически организованных пространствах у че ловека полнее раскрываются творческие способности, сознание переориентируется с потребляющего, на продуцирующее, разви вается чувство альтруизма, в целом повышается уровень духов ности, потребность в деятельном добре и созерцанию красоты, отмечает автор концепции антикондиционализма. Поэтому в отли чие от своих предшественников XX века современный футуролог предлагает последовательную дезурбанизацию. Парадоксальность идеи заключается в том, что ее осуществление предполагается путем создания очагов локализованной гиперурбанизации. С. Рас торгуев придумал так называемые «города-стержни» (рис. 134).

Положения Геоглобального антикондиционализма С. Растор гуева:

1. Резкое сокращение площади, занимаемой цивилизацией. Ар хитектура должна как можно меньше соприкасаться с природой.

Города должны быть сверхкомпактными.

2. Не антикондиционалистическая архитектура будет постепен но поглощена природой, для начала она не должна воздейство вать на природу. Упорядоченная архитектура преобразовывается в антикондиционалистическую.

3. Население Земли группируется в многоуровневых компакт ных городах «гигаполисах» (с населением более 100 млн человек) – в вертикальных городах-стержнях Промышленное производство должно быть вынесено за пределы атмосферы. Возможно также существование мелких, связанных с природой архитектурных объ ектов.

4. Модернизация коммуникаций, транспорта, энергетических ис точников до антикондиционалистических – экологически чистых.

Использование термоядерной энергии и водородного топлива.

Проектирование среды в «городе будущего»

5. Континентальные государства с переходом ко всемирному объединению (языков, религий, культур). Отсутствие границ и от личий.

6. Переход к интерактивному обществу.

Также в качестве аналога тенденции Антикондиционализма можно привести проект компании Nakheel, которая ведет широко масштабное строительство самых больших искусственных остро вов на Земле в ОАЭ «Пальму Джамейра» (рис. 135). Вообще же, «трилогия» Palm, расположенная недалеко от побережья Дубая, имеет цель показать главное предназначение города – глобаль ный центр туризма.

Следующую концептуальную идею можно определить как вирту ализацию пространства. Виртуальная реальность (от лат. «virtus» – потенциальный, возможный и лат. realis – действительный, суще ствующий) в рамках этой концепции ничто иное, как создаваемый техническими средствами мир и передаваемый человеку через его привычные для восприятия материального мира ощущения:

зрение, слух, обоняние.

Если обратить внимание на развитие информационных техно логий, то нетрудно заметить, что в конце 1990-х годов на передний план выходит специфически новая форма передачи и восприятия данных, связанная с использованием технологий виртуальной ре альности. Информационное пространство сегодняшнего общества значительно отличается от того, что окружало человека в 1970 80-е годы, и главным образом тем, что в жизнь людей входит вир туальная реальность. Как правило, данный термин в сознании связывается с компьютерной сферой. Но с большими оговорками, ведь все чаще мы слышим, как понятие «виртуальный» употре бляется в контексте, совершенно выходящем за рамки области информатики и компьютерной техники. Так, вошли в повседнев ную жизнь такие понятия, как «виртуальная корпорация», «вир туальные деньги», «виртуальная демократия», «виртуальное обучение», «виртуальная игрушка» «виртуальная студия» и т. п.

Подобные факты говорят о том, что проблема, связанная с рас пространением виртуальных технологий, выходит за рамки специ альных наук и становится проблемой, требующей философского обобщения. Глубина проникновения виртуальности в социальную и индивидуальную жизнь позволяет говорить о «виртуализации»

общества.

Проектирование среды в «городе будущего»

Проект «Ярославль-millennium» выполнен Семеном Растор гуевым в 2004 году (рис. 136) и посвящен 1000-летию города.

«Ярославль-millennium» – это объект-символ. Каждая эпоха несёт свои символы, поэтому по замыслу автора мы не должны копиро вать архитектурные образы прошлого. Но ценные символы про шлого – это ярославские храмы, которые в проекте остаются в не прикосновенности, лишь уважительно обрамлены в хай-тековскую рамку современности – как музейные экспонаты в современных прозрачных витринах. Празднуя приход нового тысячелетия, жители города должны почувствовать себя уже в принципиаль но новой демократичной и прозрачной среде ближайшего буду щего. На этом основана функциональная программа комплекса «Ярославль-millennium».

Одна из картин, представленная на проекте «Российский дом будущего», – дом компьютерщиков. Огромный небоскреб, со стоящий из небольших капсул, в которых лежат люди. К их телу по трубкам подводятся питательные вещества, подобным образом выводятся и продукты жизнедеятельности. В руках у «жителей»

клавиатуры и компьютерные мыши. Некоторым из них электроды внедрены прямо в мозг. Свободное от работы время люди прово дят все в той же виртуальной реальности: они знакомятся и обща ются, в том числе с лицами противоположного пола. При возник новении взаимной симпатии могут вступить в брак и даже завести ребенка. Причем без выхода в «реал»: у «мужа» и «жены» прямо в их капсулах могут быть взяты сперматозоиды и яйцеклетка. В вир туальном доме «живут» компьютерщики, подписавшие контракт с корпорацией, выпускающей программное обеспечение. На срок контракта они согласились поместить себя в капсулу. Физические предметы потеряли для «жителей» ценность, так как имеется воз можность моментального «переноса» предметов из виртуального в физический мир и наоборот.

На рис. 137 и 138 представлены концептуальные проекты го родов будущего архитектора Винсента Калебо – это «Lanscapes Jeneva» и «Perfumed Jungle». В этих проектах мы можем просле дить тенденцию оптимизации ресурсов, использование экологич ных технологий, обращение к природным формам, бионическому формообразованию.

Проектирование среды в «городе будущего»

В контексте визуальных коммуникаций прослеживается тен денция синтеза архитектурной среды и информационного напол нения города. В городах будущего речь пойдет не только об орга низации архитектурного пространства, но и о создании целостной системы города – некого «организма», который функционирует по принципу экономии и целесообразной потребности в живой и не живой природе.

Проектирование среды в «городе будущего»

3.5. Визуальное пространство городской среды Знаковая природа вещей означает определенное перерождение, предметного мира, которая начала осознаваться как самостоятель ная реальность около ста лет назад. Еще в начале XX века амери канский ученый Чарльз Пирс предложил трехуровневую класси фикацию знаков. Предложенная им типология использована для описания знаков визуальной коммуникации: икон – индекс – сим вол, поскольку отражает знаковую природу городской среды.

1. Икон – это изображение объекта в любой степени достовер ности: от максимально упрощенной стилизации до максимально возможной точности. Например, любая фотография является ико ническим знаком того, что сфотографировано.

2. Индекс – это такой тип изображения, который имеет с обо значаемым им объектом лишь причинно-следственную связь, естественную или конвенциональную (то есть, достигнутую в ре зультате культурной договоренности). Например, дым – это ин декс огня, а следы на песке – это индекс того, что здесь кто-то прошел.

3. Знаки-символы устанавливают с обозначаемыми объектами сложную и неоднозначную связь, которая может быть прочитана лишь в определенном культурном и ситуативном контексте, вне которого символ просто не имеет смысла.

Средства коммуникации, обладающие иконическими свойства ми (различные носители наружной рекламы), порождают визуаль ные акценты городской среды.

Если же рассматривать городскую среду как единое коммуни кационное поле, то визуальное пространство городской сре ды в целом – это совокупность коммуникационных импульсов, передаваемых различными брендами, которые, по сути, являются символическими знаками, требующими своего прочтения. Куль тура постоянно вбирала в себя и давно уже сделала своим ор ганическим компонентом семиотику товарной марки, бренда, вы ражающую его функционирование в качестве одного из средств информационной, эмоциональной и эстетической коммуникации.

Бренд – это то, что стоит за знаком, что символизируется им.

Бренд – это отправитель в процессе коммуникации, получателем Проектирование среды в «городе будущего»

в котором являемся мы, совокупный средовой субъект, обитатели городской среды. Посредником между отправителем и получате лем выступает визуальная коммуникация.

Сама архитектура выступает как знак, понимаемый каждым в доступном лишь ему культурном контексте. Зоны исторической за стройки, как правило включающие в себя соборную площадь или храм, – бренд монархической России;

индустриальные пейзажи и спальные районы мегаполисов – бренд советской эпохи;

мечети и синагоги, помимо своего конфессионального назначения, – брен ды национальных культур в православном пространстве. Разуме ется, никто из создателей упомянутых архитектурных комплексов не позиционировал свое творчество как брендмэйкинг, и никто из них не считал, что занимается коммуникационным дизайном, но в срезе современной культурной реальности их произведения ста ли символами брендов, культур и эпох.

Одна из тенденций развития визуальных коммуникаций – усложнение знаковой системы, причем более точная подстрой ка ее под семантическое поле, которое, в свою очередь, также усложняется. Идентификатором становится само семантическое поле, а не изображение.

Семантическое поле, термин, применяемый в лингвистике чаще всего для обозначения совокупности языковых единиц, объ единенных каким-то общим (интегральным) семантическим при знаком;

иными словами – имеющих некоторый общий компонент значения. Одним из классических примеров семантического поля может служить поле цветообозначений, состоящее из нескольких цветовых рядов (красный – розовый – розоватый – малиновый;

синий – голубой – голубоватый – бирюзовый и т. д.): общим се мантическим компонентом здесь является «цвет». Семантическое поле обладает следующими основными свойствами:

1) обладание психологической реальностью, интуитивно по нятной носителю языка;

2) автономия, позволяющая выделению самостоятельной под системы языка;

3) наличие системных семантических отношений и с другими семантическими полями;

4) формирование единой языковой системы.

Развитие средств и способов формирования визуальной среды особенно ярко проявилось в конце ХХ века. Трудно было пред Проектирование среды в «городе будущего»

ставить, что образы визуальной коммуникации выйдут за преде лы печатной рекламы и переместятся в телевизионное простран ство, Интернет, электронные табло, flash-ролики. Современные технологии позволяют выходить на другой уровень трансляции информации. Сегодня методы визуальной коммуникации позво ляют товарам иметь образ, который раскрывает себя с помощью максимально богатых способов визуальной передачи информа ции в городской среде. Логотип, цвет и шрифт – бесконечно малая часть системы визуальной идентификации бренда в современных конкурентных условиях. Глобализация и слияние крупных рынков предъявляют новые требования к узнаваемости и внутреннему содержанию бренда. Стандарты визуальной идентификации ста новятся всеобъемлющими, они определяют ключевые принципы стилистического и идеологического единства всех визуальных аспектов коммуникации бренда.

На примере метода сквозной идентификации бренда, можно рассмотреть тенденции открытых коммуникативных систем.

Сквозная система визуальной идентификации (СВИ) как под ход к визуальному отображению идентичности бренда успешно вытесняет доктрину «фирменного стиля». Термин «сквозная» го ворит о всепроникающем свойстве СВИ. Она видоизменяема для любого носителя, и на каждом из носителей максимально прояв ляет свои свойства (рис. 139, 140). СВИ делает узнаваемыми лю бые рекламные носители, интерактивные и динамичные среды.

Из теории систем известно, что системы бывают открытыми и замкнутыми. Большинство современных «фирменных стилей»

либо не являются системами, поскольку не имеют единых законов и правил построения, за исключением правила повсеместного ис пользования логотипа, либо являются замкнутыми системами, по скольку «работают» только внутри системы. Особенность любой замкнутой системы заключается прежде всего в том, что она не взаимодействует с окружающим миром. Классический фирмен ный стиль объединяет элементы внутри системы, но не помогает отличить их от конкурентов, сохраняя дифференциальные при знаки только в определенном узком поле.

Преимущество сквозной системы визуальной идентификации в том, что это система с главной функцией коммуникативной иден тификации дифференциальных признаков бренда открыта для внешнего мира. Основные характеристики сквозной СВИ:

Проектирование среды в «городе будущего»

1. Способность проникать и присутствовать на всех этапах и участках визуальной коммуникации бренда. (Если в традицион ной модели «фирменного стиля» роль всепроникающих элемен тов отводилась логотипу и фирменным цветам, то в СВИ на их место приходят интеграторы и идентификаторы.) 2. Адаптация для любого носителя за счет интеграторов.

3. Сохранение своих признаков с позиции задач идентифика ции бренда при любой ситуации применения.

4. Узнаваемость бренда в каждом элементе визуальной комму никации за счет использования системы образов.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.