авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«Б. И. БЕСПАЛОВ ДЕЙСТВИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ВИЗУАЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО ...»

-- [ Страница 4 ] --

В то же время активное сод ерж ани е о б р а з а предмета вы ра­ ж ается человеком в генетически освоенных им внешних или внутренних речевых, жестовых, геометрических, логических и других пространственных языковых ф ор м ах. П ри этом « о б р а з предмета» превращ ается в «предметный об р а з». О д н ако такое превращ ение не «навязы вается» о б р а зу предмета теоретически, но является его органическим свойством или тенденцией к « с а ­ мовы ражению », которое обнаруж и вает себя при выполнении мысленных операций.

Ввиду обобщ енности сп особ а восприятия (см. ниже) человек непосредственно воспринимает не информ ацию и не символы как отдельные свойства предмета — яркость, конфигурацию, ориентацию и т. п., которые выделяются при выполнении мыс­ ленных операций, но яркий, прямоугольный, наклонный и т. п.

предмет (см. также А. Н. Леонтьев, 1977;

Д ж. Гибсон, 1979).

Поэтому, когда человек В наблюдает, например, за движения­ ми глаз человека А, который в ооб раж ает или воспринимает некоторый предмет 1, то В непосредственно воспринимает не биодинамическую ф орм у (внешне вы раженную информ ацию о воспринимаемом А предмете), но движущиеся глаза человека А, т. е. предмет 2. Этот предмет может от раж аться В в его чув­ ственных и предметных ф ор м ах сод ерж ан и я о б р а з а предмета 2, а также вы раж аться в общественных по природе и освоен ­ ных В внешних или внутренних языковых ф ор м ах вы ражения о б р а з а предмета 2.

Н априм ер, с помощ ью освоенных В геометрических (« о б р а з ­ ных») и речевых ф орм вы ражения он может выделить из в о с­ принимаемого им предмета абстрактную геометрическую ф орм у движений глаз человека А и назвать эту ф орм у «биодинами­ ческой тканыо».

Аналогично обстоит дело и с «чувственной тканыо» о б р а з а, «видимым полем» или чувственными ф орм ам и биодинамическо­ го (например, яркостного) сод ерж ан и я образа, которые не могут быть непосредственно восприняты (отраж ены ) челове­ ком, поскольку это не сами предметы, а их превращенные ф о р ­ мы сод ерж ани я, или чувственные формы активных тел, п о р о ж ­ даемые при непосредственном (прям ом ) восприятии внешнего предметного мира. О д н ако при соответствующей интроспектив­ ной установке «чувственная ткань» о б р а з а может быть о с о з н а ­ на и вы раж ена человеком в освоенных им внутренних геомет­ рических (проекционных) или внешне речевых (при ее вербаль­ ном описании) ф ор м ах вы ражения (см. Д ж. Гибсон, 1966;

B. В. Столин, 1976;

А. Д. Логвиненко, 1976).

Отметим также, что порождаемы е при восприятии предмета «активные тела» — об разы предмета, согласно данному выше определению этого понятия, не являются средствами перцеп­ тивных операций, но являются живыми результатами и про­ цессами активного человеческого восприятия предметного ми­ ра. П оэтому восприятие мира (как процесс и результат) явля­ ется непосредственным, т. е. «прямым» (см. такж е Д ж. Гибсон, 1979), поскольку он о не оп осред ован о средством, но сам о яв ­ ляется «чувственно-предметным средством» мысленных о п е р а ­ ций, однако не просто «средством» — субъективным телом, но активным телом — единством субъективного и объективного, которое мы называем об р азом предмета, а при его язы ковом вы ражении — предметным об разом.

С этой точки зрения, изучать восприятие — значит изучать различные морфологические, функционально-структурные и другие характеристики порож даем ы х человеком м ногоуровне­ вых, гетерархически управляемых и т. п. активных тел — пред­ метных о б р а зо в и о б р а з а мира, т. е. о б р а з а совокупного ( « р а с ­ ш иренного») предмета (см. такж е А. Н. Леонтьев, 1979;

C. Д. Смирнов, 1983).

Что же касается человеческих «орган ов чувств» (глаз, рук и т. п.), то эти об разов ан и я, являясь р е з у л ь т а т о м работы «всей предшествующей всемирной истории» 1 превращ аю тся 3, в активные тела, т. е. в живые органы (но не средства) пер­ цептивной деятельности, только в процессе и результате в о с ­ приятия предмета конкретным человеком. Сам и по себе глаз или рука, например — оперируемого человека, являются предметами действий, хирурга, а ситуация, когда человек зрительно воспри ­ нимает свою руку, активно осязаю щ ую предмет или другую его ж е руку, требует особог о рассм отрения.

Таким об разом, активные процессы и результаты выполне­ ния перцептивных операций, включенные в восприятие (но не 1 / М а р к с К, Э н г е л ь с Ф. Соч., т. 42, с. 122.

4 Г. И. Беспалов исчерпывающие его), п орож д аю т действительный образ пред­ мета, т. е. целостную совокупность активных тел и подмножест­ во первичных перцептивных условий (см. раздел 1.2.3). Такой о б р а з предмета образует конкретную чувственно-предметную основу «знаковых средств» мысленных операций. Аналогично этому, в процессе и результате выполнения мнемических опе­ раций, включенных в в оображ ен и е о б р а з а предмета, п о р о ж д а ­ ется актуальный образ предмета и подмножество первичных мнемических условий.

О д нако, в отличие от практических и теоретических (мыс­ ленных) операций, восприятие и воображ ен и е не имеют о т ­ д е л ь н ы х, ч а с т н ы х средств своего конкретного осущ еств­ ления, хотя мож но предположить, что внешний объективный мир человека и его внешний субъективный мир (порождаемый при выполнении практических операций) являются с о в о к у п ­ н ы м и, о б о б щ е н н ы м и средствами сооб р аж е н и я и восприя­ тия соответственно. Это не противоречит тезису о непосредст­ венности восприятия и в ооб раж ен и я. П ри их осуществлении у с ­ танавливаются целостные комплексы прямых связей и отнош е­ ний конкретного человека с его внешним объективным и субъ ­ ективным миром (первичной «долговременной памятью» чело­ в ек а). Од н ако эти комплексы связей и отношений не являются предметными средствами восприятия и в оображ ен и я, посколь­ ку з силу своей целостности, уникальности, ситуативности и предметной значимости такие комплексы не исчерпывают св о ­ им содерж анием внешний объективный и субъективный мир человека, хотя и принадлежат этому миру ’4.

Основы ваясь на изложенных представлениях о средствах восприятия и в оображ ен и я, а также на определении понятия «сп особ » как специфического свойства средства (см. раздел 1.2. 1), м ож но заключить, что обобщенный способ человеческого восприятия внешнего объективного мира («расш и рен н ого»

всего предмета) — это специфическое целостное свойство внешнего субъективного мира данного человека. Поскольку целостная совокупность свойств этого мира (активные внешние субъективные условия) образуется при активном выполнении практических операций (см. раздел 1.2.3), то из этого следует, что обобщенный сп особ восприятия внешнего объективного ми­ ра является активным и несет в себе опыт внешней практичес­ кой деятельности человека в этом мире. (Факты, подтверждаю ­ щие справедливость этого вывода, логически вытекающего из развиваемы х представлений, получены в экспериментах 8, и 18.) 14 Вероятно, немногие из таких активных комплексов перцептивных и мнемических связей и отношений могут быть мысленно преобразованы (д о­ полнены, замещены, разруш ены и т. п.), а также адекватно и достаточно пол­ но осознаны при внутреннем выражении их в освоенных человеком языковых ф орм ах.

oC- /^ - 0o ^ с^ -*Я Аналогично, обобщенный способ человеческого воображения внешнего субъективного мира («расш и рен н ого» о б р а з а ) — это специфическое целостное свойство всего внешнего объектив­ ного мира данного человека. И з этого следует, что обобщенный сп особ в ооб раж ен и я психологически реактивен, поскольку свой­ ством указанного мира является целостная совокупность пси­ хологически неактивных (ре-активных) внешних объективных условий (см. раздел 1.2). О дн ако обобщ енное условие в о о б р а ­ жения, т. е. целостная совокупность внешних субъективных условий, — активно 15. Кроме того, эта совокупность условий представляет собой множество активных результатов выполне­ ния практических операций и образует амодальную (мнеми чески и мысленно не освоенн ую ), пространственно-временную осн ов у (схему) « о б р а з а мира». (О б «амодальной» харак т ери с­ тике « о б р а з а м ира», которая, однако, не исчерпывает всех его свойств, см. в раб от ах А. Н. Леонтьева, 1979;

С. Д. См ирн ова, 1983;

Б. М. Величковского, 1983.) Полученный вывод о том, что обобщенный сп особ человечес­ кого в ооб раж ен и я принадлежит внешнему объективному миру и является психологически ре-активным, на первый взгляд выглядит довольно парадоксальным. О днако следует учесть, что обобщенный (совокупный) сп особ — это есть ф орм а вы­ полнения совокупности операций, к оторая управляет их вклю­ чением или исключением из того или иного действия (см. р а з ­ дел 1.1.3). П оэтому полученный вывод означает, что произволь­ ное управление одним из аспектов человеческого воображ ен и я, т. е. управление выполнением мнемических операций вы бора, уд ерж ания и извлечения информации из первичной долговре­ менной памяти человека (внешнего субъективного м ира) о с у ­ ществляется со стороны внешнего объективного мира, путем систематического наложения и снятия ограничений на степени свободы этих операций.

О таких ограничениях человек узнает «ре-активно», по их обратн ом у влиянию (сопротивляемости и т. п.) на него при вы­ полнении внешних практических операций. Когда же эти об ъ ­ ективные ограничения снимаются, например, во сне или при глубокой релаксации, что соп ровож д ается ослаблением п рак ­ тического контакта с миром, то произвольное (ре-активное) управление мнемическими операциями наруш ается. Вместе с тем порождаемы е при их выполнении первичные мнемические об разов ан и я сознательно не контролируются человеком, что вытекает из определений раздела 1.2.3. П оэтом у в этих услови­ ях начинается неуправляемое («извне» и «изнутри») выполне­ ние мнемических операций — извлечение из глубин предметной 15 В случае восприятия наоборот — обобщенный сп особ активен, а о б о б щенное условие психологически ре-активно. И з изложенного следует также, что целостный о б р аз предмета всегда обобщенный, хотя при этом может быть конкретным или абстрактным.

4* человеческой памяти «архетипических» об р азо в, оживление практически полученных впечатлений дня и т. и.

Следует учитывать также, что человеческое в оображ ени е не сводится полностью к выполнению мнемических операций и порож дению первичных мнемических условий. О н о включает еще произвольный выбор, удерж ание и извлечение сознательно контролируемых вторичных мнемических условий, что осу щ е­ ствляется при выполнении мысленно-мнемических операций.

Таким об разом, обобщ енное первичное перцептивное или мнемическое условие, которое конкретно порож дается при в ос­ приятии или воображ ении, является связанным с совокупным, обобщенным сп особом соответствующих операций и вместе с тем свободным, т. е. не связанным с каким-либо отдельным, частным сп особом перцептивных или мнемических операций.

П оэтому первичные перцептивные и мнемические условия явля­ ются единично-множественными и объективно-субъективными, так как они одновременно, но в «разны х отношениях» связаны и свободны. К этому выводу м ож н о прийти другим путем, если учесть, что указанные условия — это активные тела, которые, по определению, являются единством объективного и субъек­ тивного.

В процессе и результате научного изучения восприятия и в ооб раж ен и я, а также при выполнении мысленных операций происходит расщепление (регуляция) и соотнесение (к оорд и н а­ ция, см. ниже) указанных «переменных» о б р а з а предмета, т. е.

его единично-множественных и объективно-субъективных ас­ пектов. П ри этом сознательно выделяются различные (м н ож е­ ственные) уровни, виды, формы выполнения перцептивных и мнемических операций, их пространственно-временные, точност­ ные и другие характеристики, которые служат материалом для построения целостной и единой психологической теории. П ол у­ чаемые знания вы раж аю тся в языке и фиксируются в предме­ тах человеческой культуры, об разу я информационную основу для сознательного управления деятельностью.

В связи с выделением чувственного и предметного уровней отраж ения человеком мира, на каждом из которых могут вы­ полняться перцептивные операции вы бора, удерж ания и извле­ чения информации первого рода, возникают два взаи м освязан ­ ных в оп роса: в чем состоит различие условий, соответствующих разноуровневы м перцептивным операциям, и как осущ ествля­ ется обмен информацией между различными уровнями о т р а ж е ­ ния? Мы рассм отрим здесь только второй вопрос, имеющий от­ ношение к экспериментам 5, 6, 7 и 14.

М о ж н о предположить, что ф орм а сод ерж ани я некоторого активного тела (перцептивного условия), которая извлекается на более низком (п— 1)-м уровне отраж ения, тождественна ф орм е сод ерж ани я другого активного тела, которая выбирается на более высоком п-м уровне. Иначе говоря, перцептивные опе­ рации извлечения (п реоб разован и я) чувственной формы содер­ жания выполняются одновременно, но разнопространственно с перцептивными операциями вы бора первичной (конкретной) предметной формы содержания, ввиду структурного различия порож даемы х при выполнении этих операций активных тел, к о­ торые, однако, информ ационно эквивалентны в результате в з а ­ имно двойственного уподобления. В экспериментах 5, 6, 7 по­ лучены результаты, которые могут свидетельствовать о том, что имеются еще и вторичные (абстрактные) предметные ф о р ­ мы сод ерж ан и я, т. е. предметный уровень отраж ения имеет по крайней мере два подуровня — первичный и вторичный, к о о р ­ динация которых может осуществляться по описанной схеме.

4. Психологическое управление и осознание образов О б разы имеют не только многоуровневое строение, но и гете­ рархи ческую пространственно-временную структуру управле­ ния. Это означает, что управление (координация и регуляция) порождением и преобразованием об р а зо в предметов и предмет­ ных о б р а зо в не имеет единственно жестко ф иксированного уп­ равляющ его «центра» (см. также М. Турвей, Р. Ш оу, 1978;

Н. Д. Гордеева, В. П. Зинченко, 1982;

Б. М. Величковский, 1982;

1983).

П од гетерархией мы понимаем направленные друг на друга множества сп особов и условий, которые пересекаю тся и объеди­ няются в объективно-субъективном пространстве-времени цело­ стного активного тела и выполняемого человеком действия 16.

Наглядно такая гетерархия представляет собой две «взаимно пронизы вающ ие» друг друга иерархии, т. е. их «коалицию».

П ри этом главный «центр» иерархии сп особ ов подчинен челове­ ческой цели, пространственно-временная локализация которой является неопределенной (в отличие от результатов действия и представлений о них), а главный «центр» иерархии условий — предметному миру.

В экспериментальной части работы будем говорить также о статических и динамических ограничениях или управляю щ их связях и отношениях, налагаемых на степени свободы предмет­ ных средств мысленных и практических операций со стороны предмета действия и со стороны цели действия человека Н а ­ пример, управляющими связями и отношениями, налагаемыми со стороны предмета на степени свободы операций по н ап и са­ нию слова каран даш ом, являются орф ограф и ч ески е правила написания слова (отнош ения), неровности стола, в которые может упираться каран д аш, вибрация слова (связи) и т. п. С о стороны цели также накладываются статические и динамичес­,е Направление (см. [33]) на указанных множествах м ож н о задать, на­ пример, с помощью отношений строгого ( ) или нестрогого ( ^ ) порядка пространственно-временного включения в действие сп особов и условий соглас­ но его ф орм е выполнения.

кие ограничения, которые исключают движения пишущей ч а с­ ти к аран д аш а за пределами бумаги, ограничивают разм ер букв и т. п. Такие представления позволяют поставить задачу изуче­ ния локализации места и момента «включения» тех или иных управляю щ их ограничений в физическом и психологическом пространстве и времени выполнения действий (см. гипотезы к эксперим ентам ).

Р е г у л я ц и е й назовем расчленение (разделение, расщ еп ­ ление) каких-либо уж е определенных человеком «переменных»

действия — сп особов и условий, ф орм и содержаний, предметов и средств и т. п., на существенные и несущественные для цели действия. Регуляция всегда осуществляется на основе того, что у ж е произош ло (определилось). П ри этом д аж е мысленно выдвинутая гипотеза, как уж е случившееся событие, может я в ­ ляться основой для регуляции переменных действия.

К о о р д и н а ц и е й будем называть пересечение и объеди­ нение переменных действия, т. е. их «слияние», при котором между ними об разую т ся определенные связи и отношения. Н е исключена возм ожность, что категория «регуляция— к оорд и н а­ ция» соотносим а с категорией «ан ал из— синтез» переменных действия при определении на множествах этих переменных связей и отношений их существенности— несущественности для цели действия 17.

П оясним данные определения на примере управления мыс­ ленными операциями конкретного человека. П ри этом следует учитывать, что форм ы сод ерж ан и я и вы ражения активных тел (т. е. чувственно-телесной основы непрерывной человеческой мысли) несут в себе информацию о предмете мышления, кото­ ра я органически включена в координацию и регуляцию пере­ менных мыслительной деятельности. Кроме того, термин « о г р а ­ ничение» используется как родовой для терминов «связь» и «отношение».

Управление мысленными операциями осуществляется путем систематического наложения (включения) и снятия (исключе­ ния) ограничений на соответствующие этим операциям пред­ метные средства — образы и слова о предметах. Управляющ ие ограничения снимаются и налагаю тся как «извне» — со ст о­ роны внешнего объективного или субъективного мира, так и «изнутри» — со стороны цели действия человека в мире.

Ограничения «извне» налагаю тся с помощ ью изменения внешних условий действия. П ри восприятии или в оображ ени и изменений, происходящ их во внешних условиях, между ними и соответствующими им перцептивно-мнемическими способам и устанавливаются (об разую т ся ) новые связи и отношения, кото­ рые включаются в сод ерж ание уж е имевшегося у человека о б ­ 17 Аналогичные определения понятий регуляции и координации м ож но дать для поведения «организм а в среде» и деятельности, заменяя цель на м о­ тив («опредмеченную» потребность).

ра з а мира и п реобразую т его первичную координированную структуру.

О д н ако изменения в указанной структуре сами по себе не могут выразиться для человека в адекватных языковых ф о р ­ быть первично мах, поскольку они предварительно должны идентифицированы им. Д о этого момента (и последующего язы кового вы ражения этих изменений) в чувственно-мысли­ тельной деятельности человека возникает и существует разры в, несоответствие или конфликт между ее новым сод ерж анием и старыми форм ам и вы ражения.

Первичная идентификация изменений во внешних условиях осуществляется при перцептивном или мнемическом извлече­ нии предметной информации о них (предметных ф орм с о д е р ж а ­ ния), что соп ровож д ается порождением на предметном уровне первичных перцептивных или мнемических (объективно-субъ­ ективных) условий, на множестве которых задается одномест­ ное отношение существенности этих условий для мотива или цели действия (см. раздел 1.2.3). Выделенные с помощ ью этого отношения существенные условия становятся внутренни­ ми (так как соотнесены с мотивом или целью), а также о б р а ­ щенными (ориентированными) к человеку своей субъективной стороной в результате их регуляции (расщ епления) по п а р а ­ метру объективное— субъективное.

П ри выполнении мысленных операций соответствующие им внутренние субъективные условия от об раж аю т ся в сознательно контролируемые перцептивно-мнемические об разов ан и я и вы­ раж аю т ся в языке. Тем самым устраняется разры в между н о­ вым сод ерж анием о б р а з а и старыми ф орм ам и его вы ражения, и человек получает адекватную инф орм ацию (форм ы в ы раж е­ ния) об изменениях в первичной координированной структуре, которая связывает и соотносит его с миром.

Таким об разом, процессы координации одних переменных о б р а з а предмета, т. е. процессы пересечения и объединения («слияния») изменяющихся внешних условий и соответствую­ щих им перцептивно-мнемических способов, соп ров ож д аю т ся процессам и регуляции других переменных, т. е. расчленением образую щ и х первичный о б р а з активных связей и отношений на существенные и несущественные и выражением существенных комплексов ограничений в новых языковых ф о р м а х — о б р а з ­ ных (изобразительных) или речевых. В таком процессе к о о р ­ динации и регуляции о б р а з а происходит такж е систематичес­ кая модификация его внутренних связей и отношений.

Описанные процессы координации и регуляции активного о б р а з а предмета являются одним из механизмов осознания че­ ловеком комплекса ограничений на «степени свободы » предмет­ ных средств его мысленных операций, в результате которого происходит снятие этих ограничений «изнутри». В процессе и результате осознания указанного комплекса соответствующие ему внешние условия преодолеваются по ф орм е их субъектного вы раж ения (по смыслу), но сохран яю тся в своих существен­ ных превращенных ф ор м ах сод ерж ан и я (по значению ).

Ограничения снимаются еще и потому, что в своих адекват­ но соответствующих цели ф ор м ах вы ражения они органически включаются своим содерж анием во вторичную, сознательно контролируемую координированную структуру, что открывает человеку дополнительные «степени свободы » в осуществлении действия.

Когда первично-идентифицированные изменения во внешних объективных условиях соотносятся с сознательной целью дейст­ вия, то при их вы ражении в языковых ф ор м ах (вторичная идентификация) может происходить «дополнение» этих ф орм представлением о своем Я, которое соп ровож д ает ся вы раж ени­ ем мысли о том, что « Я вижу этот предмет». Это еще один специфически человеческий механизм осознан ия о б р а з а пред­ мета, который превращ ается при этом в предметный о б р а з.

Человек может осознать такж е воображаемый о б р а з пред­ мета, который объективно отсутствует в его поле зрения. Для этого нужно визуализировать этот предмет, постоянно прилагая соответствующее усилие для удерж ания его о б р а з а. В таком акте визуализации предмета «дополненность» его предметного о б р а з а представлением о себе и своем Я субъективно в ы ра ж а ­ ется более отчетливо, чем при восприятии.

В разделе 4.2 описан несколько иной механизм осознан ия о б р а зо в, состоящий в астрагировании вторичной предметной информации из тестовой фигуры. Причем экспериментально установлено, что при таком осознании также снимается одно из ограничений на «степени свободы » о б р а з а, которое со сто­ роны предмета налагается на него главной линией мысленно вращ аем ы х фигур.

Таким об разом, механизм осознан ия об р а зо в предметов в общ их чертах состоит в координации и регуляции его пере­ менных при опосредовании этих процессов языковыми ф о р м а ­ ми вы раж ения промежуточных результатов. Это предполагает наличие подвижных связей и отношений между переменными о б р а з а (особенно между формой и сод ерж ан и ем ), что п ри об­ ретается благодаря гибкости усвоенного человеком языка на уровне сознательного отраж ен ия мира.

Именно поэтому не обладаю щ ее развитым языком и с о з н а ­ нием, но имеющее психику животное (например, обезьян а) не может адаптироваться к инвертированному (перевернутому) с помощ ью специальных очков зрительному полю 1 П о нашему 8.

мнению, это обусловлено тем, что обезьяна не моя^ет « р а с щ е ­ пить» ф орм у и сод ерж ан и е о б р а з а предмета и зафиксировать (выразить) один из результатов такой регуляции (т. е. ф орм у 18 См. также интерпретацию с позиции теории деятельности обсуждаемы х нами «результатов экспериментов Д ж. Фоли (1940), подвергавшего зрение обезьян испытанию инвертирующими призмами», предложенную А. Д. Л о г ­ виненко [44, с. 263].

о б р а з а ) в развитом языке ввиду его отсутствия, что, в св ою очередь, является одной из причин ее «ком атозного состояния», возникаю щ его при восприятии мира через инвертирующие призмы. Это не означает, однако, что животное не может регу­ лировать свои взаимодействия со средой на основе п ростран ст­ венного, но н еосознаваем ого о б р а з а ситуации. В этом случае на уровне психического отраж ения мира регуляция системы организм — среда может осуществляться по другим координи­ рованным между собой переменным, при разделении их на су ­ щественные и несущественные, в том числе и относительно предмета потребности («мотива») животного.

Р ассм отрим коротко двойственное понятие психологической информации второго рода. Одним из внутренних аспектов этой информации является описанная в главе 1 ф ор м а выполнения действия, согласно которой в него включаются существенные операции. М ож н о предположить, что дополнительным, внешним аспектом информации второго рода является множество ф орм исключения действий, несущественных для достижения мотива той или иной деятельности.

И нф орм ац и я второго род а (ф ор м а включения) такж е может выбираться, удерживаться и преобразовы ваться, что соответ­ ствует вы бору, осозн ан и ю и реализации цели. Вы бирая и о с о ­ знавая цель, человек определяет существенные способы и соот ­ ветствующие им существенные условия. Н априм ер, словесно вы раж енная цель может состоять в том, чтобы «воспринять фигуру, мысленно повернуть фигуру, нажать кнопку». Тем с а ­ мым человек выбирает и удерживает некоторую ф орм у выпол­ нения действия, т. е. информ ацию второго род а. Перечисление существенных сп особов и условий при осознании цели в оп ре­ деленном смысле соответствует выделению «критических точек»

в ф орм е выполнения действия, в области которы х осущ ествля­ ется переход от одной группы операций к другой. Разд ел яя способы и условия на существенные и несущественные, что яв­ ляется одной из ф орм регуляции, человек идентифицирует и мобилизует средства выполнения действия, т. е. операции.

П род ол ж им сравнение логических характеристик мыслен­ ных и практических операций человеческого действия.

В отличие от материальных орудийных средств практичес­ ких операций, т. е. «комплекса вещей, которые человек поме­ щает между собой и предметом», идеальным знаковым сред ­ ствам мысленных операций соответствуют комплексы сущест­ венных отношений вещей, т. е. предметные смысловые о б р а з о ­ вания, или мысли о предметах, которые не имеют четкой п рост­ ранственно-временной локализации до момента и места их вы­ раж ен ия. Такие смысловые об разов ан и я существуют не между человеком и предметом его действий, а живут внутри и вокруг (вне) действующего и мыслящего человека, представляя собой единство внешних и внутренних аспектов непрерывной чело­ веческой мысли.

П ри выполнении мысленных операций происходит не только от ображ ени е соответствующих им внутренних субъективных условий во внешние (объективно-субъективные), но осущ еств­ ляется также расщепление (регуляция) внешне-внутренних предметных смыслов, которые при этом ориентируются или о б ­ ращ аю т ся к человеку одной из своих сторон, в ы раж аясь во внешних или внутренних языковых ф ор м ах. Эти языковые ф о р ­ мы и соответствующие им вторичные перцептивно-мнемические о б разов ан и я (вы раж аемы е человеком образы и слова о пред­ метах) находят свое значение в чувственно-предметном и се­ мантическом контексте действия. Тем самым пространственно неонределенные непрерывные смыслы и предметные с о д е р ж а ­ ния человеческой мысли вы раж аю тся и пространственно оп ре­ деляются в дискретных предметных ф ор м ах и значениях чело­ веческого языка.

Таким об разом, первое различие между практическими и мысленными операциями состоит в степени пространственной определенности соответствующих им предметных средств — орудийных и знаковых.

Р ассм отрим другую логическую характеристику, по которой разл ичаю тся эти операции. П ри выполнении практических операций соответствующие им условия абстрагируются из пред­ мета, т. е. от об раж аю т ся в абстрактные внешние субъективные условия, а способы конкретизируются с помощ ью «орудийных средств» (см. раздел 1.2). В отличие от этого при выполнении мысленных операций соответствующие им условия конкретизи­ руются и превращ аю тся во вторичные перцептивные или мне­ мические об разов ан и я, а способы абстрагируются из предмет­ ного мира с помощ ью «знаковы х средств», т. е. с помощ ью предметных смысловых образований, имеющих телесную о с н о ­ ву и вы раж аем ы х в языке.

Последнее следует из того, что способам и мысленных о п е р а ­ ций, по определению, являются специфические свойства з н а ­ ковых средств этих операций, т. е. свойства предметных см ы с­ лов (мыслей) вы раж аться в «знаковом » языке и тем самым обнаруж и ват ь себя при взаимодействии и общении человека с миром и другими людьми. Таким об разом, с п о с о б ы м ы с ­ л е н н ы х о п е р а ц и й — это у ж е в ы р а ж е н н ы е ч е л о ­ в е к о м в освоенных им внешних или внутренних, речевых или изобразительных абстрактных языковых ф орм ах специфи­ ческие с в о й с т в а д и н а м и ч е с к и х п р е д м е т н ы х с м ыс л о в.

С помощ ью знаковы х средств человек в процессе и резуль­ тате мышления выделяет из множества связей и отнош е­ ний предметов только те смысловые об разов ан и я (комплексы отношений), которые специфичны для того или иного освоен ­ ного им знакового средства и могут быть выражены в язы ко­ вых ф орм ах. С этой точки зрения знаковые средства мыслен­ ных операций имеют две стороны — объективную и субъектив­ на ную, которые соответствуют предметным значениям и предмет­ ным смыслам этих средств.

П рактические и мысленные операции различаю тся такж е тем, что первым соответствуют неактивные внешние объектив­ ные условия и психологически активные способы (х арак т ери с­ тики свойств активно управляемых человеком орудий труд а).

Вместе с тем мысленным операциям соответствуют активные внутренние субъективные условия (существенные комплексы активных тел) и психологически неактивные способы — вы ра­ женные человеком абстрактные языковые формы.

Итак, внешние практические и внутренние мысленные (тео­ по всем ф о р ­ ретические) операции п р о т и в о п о л о ж н ы мально-выразимым, логическим характеристикам и вместе с тем по некоторым (взаимнодвойственное утверждение) едины формально-содержательным, психологическим характеристикам, т. е. имеют общ ее психологическое строение соответ­ ствующих им предметных средств и их ф орм сод ерж ан и я. Этот вывод логически следует из всех изложенных выше представ­ лений, об истинности которых будет свидетельствовать его э к с­ периментальное подтверждение.

В чем ж е состоит общ ность психологического строения средств практических и мысленных операций? Абстрактным тео­ ретическим ответом на этот в оп рос является указание на их предметность, которая состоит, в частности, в том, что в этих средствах отражены связи и отношения предметов внешнего объективного мира. Действительно, орудийные средства п ра к ­ тических операций создаю тся и используются людьми всегда с учетом материальных связей и отношений соответствующих им предметов. Аналогично этому в знаковых средствах о т р а ­ жены главным об р азом идеальные отношения и связи предмет­ ного мира, зафиксированны е в объективных языковых о б р а з о ­ ваниях и других предметах человеческой культуры. П оэтом у общность средств практических и мысленных операций состоит в том, что, о б разу я сь в ходе исторического развития чувствен­ но-практической и чувственно-теоретической деятельности лю­ дей, они несут в своих превращенных ф ор м ах и сод ерж ан и ях связи и отношения предметного мира, к котором у сами при­ надлежат и относятся. Кроме того, практические операции яв­ ляются генетически первичными, а соответствующие им чувст­ венно-предметные средства образую т при выполнении этих операций активную телесную основу средств мысленных о п е р а ­ ций, к оторая также является общей для указанны х групп опе­ раций. О д н ако это абстрактный ответ на поставленный воп рос.

Выше уж е отмечалось, что психологические характеристики, операций проявляются только при их конкретном выполнении, человеком. Поэтому общ ность психологического строения пред­ метных средств мысленных и практических операций м ожет быть конкретно об н ару ж ен а практически, при эксперименталь­ ном исследовании механизмов их выполнения. П рактическом у ответу на поставленный воп рос посвящ ена четвертая глава книги, в которой изучаются механизмы мысленного вращ ения о б р а з о в геометрических фигур. Опишем предварительную м о­ дель этой операции, основы ваясь на изложенных представле­ ниях.

Мысленному п реобразован и ю (вращ ению ) подвергается ин­ ф орм ац и я о фигуре (ф ор м а сод ерж ан и я) и ее телесный носи­ тель — активный о б р а з предмета. Пространственно-временное тело о б р а з а предмета образую т не только материальные связи мозга, но и идеальные отношения человека с миром, которые были образован ы при перцептивном или мнемическом извлече­ нии информации о фигуре в исходной ориентации. Результаты выполнения операции мысленного вращ ения о б р а з а предмета вы раж аю тся для человека в языковых (геометрических) ф о р ­ мах. Внутренне выраженный «образ предмета» становится «предметным об р азом фигуры», который локализован относи­ тельно человека в психологическом пространстве действия.

Дополнение формы выражения о б р а з а предмета представлени­ ем о себе и своем Я (его пространственное доопределение) яв ­ ляется одним из механизмов осознан ия о б р а з а.

Осознанный «предметный о б р а з определенной фигуры»

в измененной ориентации (определенный результат мысленного вращ ения) становится неосознаваемым «об разом предмета»

в процессе его мысленного п реобразован ия. П ри этом о со з н а н ­ ный предметный о б р а з определенной фигуры переходит из од ­ ной ориентации в другую за некоторое время и субъективно дискретно, тогда как о б р а з предмета (комплекс материальных и идеальных связей и отношений) трансформ ируется объектив­ но непрерывно. Здесь имеется, по-видимому, не только ф о р ­ мальная, но и содерж ательная аналогия с квантовой механи­ кой. Квантовомеханическая система переходит из одного изме­ ряемого (определяемого) человеком состояния в другое диск­ ретно, тогда как объективно описы вающ ая такой переход вол­ новая функция (отношение) трансформ ируется при этом непре­ рывно (Д. Бом, 1965).

§ 5. ПРОБЛЕМА ОБЩНОСТИ МЕХАНИЗМОВ ВОСПРИНИМАЕМОГО, ВООБРАЖАЕМОГО, МЫСЛЕННОГО И МАНУАЛЬНОГО ВРАЩЕНИЯ ПРЕДМЕТОВ Проведенный анализ аналоговой и препозиционных моделей операции мысленного вращ ения показал, что в указанны х м о­ делях в различных ф ор м ах принимается предположение об общ ности механизмов восприятия в ращ аю щ егося предмета и мысленного вращ ения о б р а з а предмета. Считается, что это предположение об осн ов ан о как со стороны интроспективных данных, так и экспериментально-психологически, в частности линейностью функций В Р при мысленном сравнении различно ориентированных фигур и линейностью функций для порогов восприятия стробоскопического вращ ения тех же фигур [106].

Д ру гая группа экспериментальных данных, на которых не явно осн ован о это предположение, получена в многочислешных исследованиях восприятия и воображ ен и я стационарных, не движущ ихся предметов. Как отмечают Р. Ш еп ард и П. Под.гор ный, на протяжении всей истории экспериментальной психюло гии и нейрофизиологии, начиная с английских эмпири стов (Л окк, Ю м, Гартли, Милль) и немецких структурал истов (Вундт, Титченер) и кончая представителями современной ког­ нитивной психологии и нейрофизиологии (Бартлетт, Н ай ссер, Косслин, Хебб, К онорски, П ри брам и другие), вы сказы вается предположение о том, что «каким бы ни был механизм р е п р е ­ зентации, лежащий в основе зрительного восприятия у лю*дей, он в сущности тот ж е самый, что и механизм, лежащий в о с н о ­ ве зрительного в ооб раж ен и я» [94, с. 21]. Действительно, в современных исследованиях Л. Б р у к са [74], С. С егал и Ф. Фузелла [103], Р. Финка [79], Р. Ш еп ард а [105] и других получены неопровержимы е доказательства (общ­ ности восприятия и в ооб раж ен и я стационарных предм е­ тов. Тем не менее остается открытым воп рос об ад екват­ ности теоретических моделей и интерпретаций полученных данных, в которых используется понятие репрезентации и св я­ занные с ним представления о психологической информ ации.

В когнитивной психологии понятие «репрезентация» имеет вполне определенный смысл (см. раздел 3.1). С ним обы чно связывается некоторая совокупность структурных единиц, и функциональных отношений между ними. «М еханизм репрезен­ тации» описывается с помощью семантических или син такси ­ ческих оп ераторов, интерпретирующих функциональные от н о­ шения между единицами репрезентации и выступающих в к а ­ честве моделей различных психологических процессов.

Типичными примерами представлений о «м еханизм ах реп ре­ зентации» являются блоковые модели кратковременной памяти и внимания, функционально-структурные модели восприятия, в которых многомерное психологическое пространство визуаль­ ного действия подменяется физическим (трехмерным) п рост ран ­ ством, а также используется произвольный н абор внутренне неограниченных структурных единиц, между которыми м ож но устанавливать любые отношения при объяснении того или иного экспериментального результата.

Нельзя не признать, что с помощ ью когнитивных моделей м ож н о довольно эффективно решать частные психологические проблемы — объяснять однородные группы экспериментальных данных, разрабаты вать валидные тесты и т. д. Вместе с тем подобные модели напоминают объяснительную систему Птоло мея, которую невозм ож но опровергнуть эмпирически, поскольку она при включении соответствующих эпициклов сп особн а опи­ сывать и предсказывать движение планеты по любой траекто­ рии О д н ако эта система, как известно, не является адекватным выражением объективных законов природы, а представляет собой своего род а «рецепт» для решения частных проблем.

Для того чтобы с позиции когнитивной психологии раскры ть отношение подобия, или общность механизмов восприятия в р а ­ щ аю щ егося предмета и мысленного вращ ения его о б р а з а, необ­ ходимо сравнить пропозиционные или аналоговые описания репрезентаций и процессов, леж ащ их в основе восприним аем о­ го и мысленного вращ ения. Од н ако сравнение указанны х м еха­ низмов, опосредованное их эксплицитными описаниями, ставит проблему адекватности таких описаний, без решения которой н евозм ож но об осн ов ан н о говорить об общности механизмов.

Вместе с тем, как показывают диспуты между сторонниками пропозиционных и аналоговых моделей, проблема адекватности описания механизмов восприятия, в ооб раж ен и я и мысленного вращ ения о б р а з а не находит определенного решения в когни­ тивной психологии.

В данной работе проблема общности указанны х механизмов формулируется иначе. П ри постановке этой проблемы мы опи­ раем ся на идеи А. А. Ухтомского о «подвижных функциональ­ ных орган ах», П. К. Анохина о «функциональных системах», А. Н. Леонтьева о морфологических «функционально-физиоло­ гических системах» [41, с. 116] и В. П. Зинченко о «функцио­ нальных орган ах деятельности». В данной книге механизмы ви­ зуального мышления человека рассм атриваю тся как психоло­ гически подвижные функционально-структурные органы чело­ веческой деятельности, которые имеют определенное м орфоло­ гическое строение.

Психологические операции, образую щ и е различные челове­ ческие действия, организованы в единую функциональную структуру целью действия и характеризую тся определенными ф орм ам и выполнения — перцептивной, мнемической, мыслен­ ной, практической. Предметные средства, соответствующие этим операциям, такж е являются носителями различных ф орм сод ерж ани я. Именно поэтому указанные средства и выполняе­ мые операции могут определять конкретную м орфологию (ф орм у ) того или иного психологического орган а человеческой деятельности. Функциональная структура такого орган а опи­ сывается составом об разую щ и х его психологических операций и действий, порядком и длительностью их выполнения, ф о р м а ­ ми их регуляции и координации. П оэтому зад ач а изучения пси­ хологических механизмов восприятия и в ооб раж ен и я форм ул и­ руется как зад ача изучения м орфологических и функциональ­ но-структурных особенностей соответствующих орган ов чело­ веческой деятельности.

П ри таком понимании механизмов восприятия и в о о б р а ж е ­ ния проблема их общ ности такж е формулируется иначе, чем в когнитивной психологии. П ри постановке этой проблемы не­ обходим о прежде всего учитывать, что существует бесконечное ра зн о о б р ази е конкретных м орфологических особенностей и функциональных структур визуально-мыслительного орган а человека, ввиду бесконечного числа предметных условий, средств, сп особов и целей человеческих действий. И з этого следует, что лю бая функционально-структурная модель м еха­ низмов восприятия, в ооб раж ен и я, памяти и т. п. всегда будет иметь частное значение и описывать ограниченный класс чело­ веческих действий. В таких моделях могут от раж ат ься отдель­ ные законом ерности тех или иных видов деятельности, но вряд ли их м ож но рассм атривать как вы ражение ее законов.

Объективные психологические законы предметной человеческой деятельности должны, по-видимому, извлекаться при изучении морфогенетической, функциональной и структурной о б щ н о с ­ ти ее различных психологических орган ов (м еханизм ов).

П ост ан овка проблемы общности механизмов восприятия вращ аю щ егося предмета, воображ ен и я образа повернутого предмета и мысленного вращ ения о б р а з а из одной заданной ориентации в другую в данной книге тесно св язан а с идеями теоретико-группового подхода к изучению физико-математи­ ческих проблем. П лодотворность такого подхода была проде­ м онстрирована в так называемой «Эрлангенской програм м е»

немецкого математика Ф. Клейна. О сн овная идея этой прог­ раммы состоит в том, чтобы изучать и классифицировать р а з ­ личные виды геометрий (проективную, аналитическую, неевкли­ дову и другие) по структурам соответствующих им групп и находить систему инвариантов некоторой группы п р е о б р а з о в а ­ ний. Сам автор этой идеи определяет основную зад ачу теоре­ тико-группового подхода к геометрии следующим о б разом :

«Д а н о м ногообразие и в нем группа преобразований ;

нужно исследовать те свойства об разов, принадлежащ их м н ог ообра­ зию, которые не изменяются от п реоб разован и я группы...» [34, с. 402].

В физике понятие инвариантности (и более общ ее понятие ковариантности) является обобщением идеи сохран ени я раз­ личных физических величин и связей между ними (см. [10;

15]). Одна из важнейших теорем классической и современной физики — теорема Э. Нётер — позволила развить общий метод получения системы инвариантов (сохран яю щ и хся величин) для любой физической теории действия, т. е. теории, использующей дифференциальные уравнения Л агран ж а или Гамильтона.

Согл асно теореме Э. Нётер, всякому непрерывному п р е о б р а з о ­ ванию координат (переносу начала координат, их зеркальному от ображ ени ю, вращ ению, п реобразован и ю Л орен ц а и т. п.), о б ­ ращ аю щ ем у в нуль вариац ию действия, соответствует опреде­ ленный инвариант и физический зак он сохранения. В озм ож ­ ность установления такого соответствия обусловлена фундам ен­ тальными свойствами симметрии физического пространства и времени — их однородностью и изотропностью. Так, например, закону сохранения энергии соответствует инвариантность функ­ ции Л а г р а н ж а (физическое действие есть интеграл этой Hi функции), относительно смещения начала времени (од н ород ­ ность времени), закону сохранения момента импульса соответ­ ствует инвариантность л агран ж и ан а относительно пространст­ венных поворотов (изотропность пространства) и т. п. Д ал ь ­ нейшее развитие понятие инвариантности получило в работ ах Г. Вейля и Е. Вигнера. Е. Вигнер [10] ввел в аж н ое различие между геометрическими принципами инвариантности, св язан ­ ными с геометрической симметрией, и динамическими принци­ пами инвариантности, которые формулирую тся как законы при­ роды и связаны с внутренней симметрией физических систем.

Другими словами, динамическая инвариантность соответствует определенным типам взаимодействий в физической системе.

В психологической теории инвариантность м ож н о опреде­ лить как свойство неизменности или постоянства эффектов статических (в частности, геометрических) и динамических факторов по отношению к некоторым группам операций и дей­ ствий. Свойством инвариантности могут обладать как отдель­ ные факторы, так и связи и отношения между ними (в том числе физиологические и психологические). Тогда зад ача пси­ хологических исследований общности механизмов перцептив­ ных и мнемических операций будет состоять в классификации и изучении инвариантных ф акторов, влияющих на выполнение указанны х операций. Аналогично формулируется зад ача (см.

ниже) изучения статических и динамических ф акторов, инвари­ антных относительно группы мысленных и мануальных п реоб­ разований предмета, его перемещений, вращений и т. п.

Выявление инвариантных ф акторов будет свидетельствовать об общности психологических механизмов (соответствующих определенным группам операций и действий) по данным ф ак т о­ рам. Дальнейшие задачи исследований могут состоять в изуче­ нии природы общности различных психологических механизмов (орган ов) деятельности — генетической, функциональной или структурной, а также в изучении социальных, психологических, физиологических, биологических и других причин, обусловлива­ ющих инвариантность и влияние ф акторов на выполнение опе­ раций и действий. П ерв ая из этих задач реш ается в данной книге с помощ ью серии конвергирующ их экспериментов, н ап рав ­ ленных на локализацию инвариантных ф акторов во времени выполнения действия и на выяснение того, с какими психологи­ ческими операциями связаны эффекты этих ф акторов. Таким о б ра зо м, проблема общности механизмов восприятия, в о о б р а ­ жения и мысленного вращ ения образа предмета реш ается в экспериментальной части работы не путем сравнения их ги­ потетических функционально-структурных моделей, а в п ро­ цессе изучения причин инвариантности статических и динами­ ческих ф акторов, влияющих на время выполнения познаватель­ ных действий.

ГЛАВА ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ МЫСЛЕННОГО ВРАЩЕНИЯ ОБРАЗОВ ДВУМЕРНЫХ ФИГУР § 1. ОСНОВНЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ГИПОТЕЗЫ «Манипулятивные» операции с предметами — перемещение,, вращение, растяж ение или сжатие, свертывание или разверты ­ вание и т. п., могут выполняться человеком в двух ф ор м ах — практически (мануально) и мысленно. В функционально-гене­ тических исследованиях мысленных манипуляций с о б разам и предметов, в работ ах Б. Ф. Л ом ов а, 1959, 1961;

Ф. Н. Ш ем яки ­ на, 1959;

В. П. Зинченко и Н. Ю. Вергилеса, 1969;

Л. А. Вен­ гера, 1976;

Н. Н. П оддъякова, 1977;

И. С. Якимянской, 1980;

и других установлено, что операции мысленного манипулиро­ вания форм ирую тся в опыте практических мануальных дейст­ вий с предметами, выполняемых под контролем зрения, о с я з а ­ ния и проприоцепции. И з этого следует, что практическая ф о р ­ ма выполнения указанны х операций является генетически пер­ вичной, а мысленная ф ор м а — генетически вторичной.

Вместе с тем в предыдущей главе был теоретически полу­ чен вывод о возможной общ ности некоторых психологических характеристик выполняемых человеком внешних практических и внутренних мысленных операций. Этот вывод является кон­ кретизацией открытого А. Н. Леонтьевым фундаментального зак он а предметной человеческой деятельности, состоящ его в том, что « в н е ш н я я и в н у т р е н н я я деятельность имеют о д и н а к о в о е о бщее с т р о е н и е » [41, с. 101].

Результаты генетических, функционально-структурных и л о­ гических исследований человеческой деятельности позволяют предположить, что время мысленных преобразований, в том числе вращений о б р а з о в предметов, может определяться такж е факторам и, влияющими на время аналогичных мануальных преобразований. Экспериментальное выделение ф ак т оров, ин­ вариантных относительно операции мысленного и мануального вращ ения, свидетельствовало бы об общ ности ф орм выполне­ ния этих операций по соответствующим ф ак т орам и являлось бы еще одним доказательством справедливости основных поло­ жений психологической теории деятельности — действия — операций.

П ри форм улировании проверяемых гипотез главной линией мысленно вращ аемы х фигур будем называть прямолинейную геометрическую связь (ограничение), наложенную на физичес кие степени свободы двух противоположных частей фигуры.

Фокальной областью будем называть ту часть фигуры, на к о­ т ору ю с помощ ью инструкции направляется внимание испыту­ емого.

Т, & 0е % Главная линия Фокальная область Но-Т, =Тг Но-Т, = Т | г Гипотеза \Гипотеза!

г Т : 7} *Тг j А В Р ис. 4.1. Гипотезы эксперимента 1. Ф и гура в исходной ориентации и зоб р аж е ­ на контурной линией, а в повернутой на угол 90° ориентации — сплошной линией. Т I, Тг — показатели времени мысленного поворота об р азов фигур на угол 90°.

Г и п о т е з а 1 (см. рис. 4.1, А ). Нулевая гипотеза ( # 0):

Врем я мысленного п оворота о б р а з а фигуры на некоторый угол одинаково при перемещении фокальной области по направле­ нию О Т и по направлению К главной линии фигуры. Альтерна­ тивная гипотеза (Ну) : мысленный поворот о б р а з а двумерной фигуры вокруг центра ее главной линии выполняется быстрее при перемещении фокальной области фигуры по направлению О Т главной линии и медленнее — по направлению К главной линии.


В этой гипотезе имеется в виду, что главная линия является «помехой» на пути мысленного перемещения фокальной о б л а с­ ти вращаемой фигуры, преодоление которой требует определен­ ного времени. П оскольку помехи или препятствия на пути п ре­ об разов ан и я влияют такж е на время выполнения операции м а­ нуального вращ ения предметов, то принятие гипотезы Н будет\ свидетельствовать об инвариантности ф ак т ора помехи относи­ тельно операций мысленного и мануального п реобразован ия.

В случае принятия гипотезы Н | главную линию м ож н о будет рассм атривать как статическое ограничение, налагаемое на выполнение операции мысленного вращ ения со стороны пред­ мета. Такое ограничение исключает возм ож ность выполнения операции до тех пор, пока он о не будет преодолено («сн ят о»).

Принятие нулевой гипотезы (//0) будет свидетельствовать о возможной общности ф орм выполнения операций мысленного и мануального вращ ения в том смысле, что главная линия не является инвариантным ограничением для этих операций, но могут быть другие инвариантные связи, налагаемые на у к азан ­ ные операции со стороны предмета.

Г и п о т е з а 2 (см. рис. 4.1, В ). Н улевая гипотеза ( Я 0) :

мысленный поворот о б р а з а фигуры на некоторый угол выпол­ няется за одинаковое время при перемещении фокальной о б ­ ласти как В В Е Р Х, так и В Н И З. Альтернативная гипотеза (H i): мысленный поворот о б р а з а фигуры на некоторый угол выполняется быстрее при перемещении фокальной области ф и ­ гуры В Н И З по сравнению с перемещением этой области ВВЕРХ.

Когда человек с максимально возможным для него усилием перемещает по кругу во фронтальной плоскости руку или в р а ­ щает предмет вокруг центра масс, то угловое ускорение при перемещении руки вниз будет положительным, а при перемеще­ нии вверх — отрицательным, т. е. рука вниз перемещается об ъ ­ ективно быстрее и субъективно легче, чем вверх. Это обусл ов ­ лено, во-первых, строением мышечного ап п арат а руки, который позволяет развить большее усилие при движении руки вниз, и, во-вторых, наличием направленной вниз силы тяжести. У п р а в ­ ляя движением руки по кругу, человек налагает определенные динамические связи на степени свободы (в том числе и кине­ матические) операции мануального вращ ения, которые исклю­ чают, например, движения руки по другим траекториям. П о ­ этому принятие гипотезы Н будет свидетельствовать об инва­ \ риантности некоторых динамических связей, налагаемых со стороны цели человеческого действия на выполнение операций мысленного и мануального вращ ения фигуры и руки, т. е. об общности ф орм выполнения указанны х операций по динамичес­ кому ф ак т ору вращ ения вверх или вниз.

Принятие нулевой гипотезы ( Я 0) будет свидетельствовать о возможной общ ности операций мысленного и мануального вращ ения в том смысле, что могут быть другие инвариантные связи, налагаемые человеком на указанные операции.

Предварительное изучение этих гипотез проводится в пер­ вых трех экспериментах. Изучению инвариантности ф акторов, описанных в гипотезах 1 и 2, относительно операции мыслен­ ного вращ ения и операций восприятия стробоскопического и реального движения фигур посвящены эксперименты 16, 17, 18 данной работы.

Эксперим ент А п п а р а т у р а. В о всех экспериментах фигуры предъяв­ лялись с помощ ью высвечивания определенных ячеек электро люминесцентного индикатора, который расп ол агал ся фронтал ь­ но на расстоянии 120 см от испытуемого и представлял собой матрицу разм ером 5 x 5 см, состоящ ую из ста (1 0 X 1 0 ) ячеек квадратной формы. Яркость индикатора составляла около 50 кд/м2 при фоновой освещенности 10— 15 лк. Предъявление фигур и регистрация ответов производились с помощ ью Э В М «Д непр».

И с п ы т у е м ы е. Для участия в одном эксперименте обы ч­ но привлекались пять— семь испытуемых, которые случайно выбирались из группы десяти постоянных участников в в о з р а с ­ те от 20 до 30 лет.

Т и с. 4.2. Фигуры в вертикальных (1 и 2) и горизонтальных (3 и 4) эталон­ ных ориентациях. Эксперимент 1.

Материал. Н а рис. 4.2 в эталонных ориентациях и зоб ­ ражены крупные и мелкие фигуры, представляющие собой дву­ мерный аналог фигур Р. Ш еп ард а и Д. Меилер (см. рис. 3.1).

Фокальной областью ( Ф О ), на которую направлялось внима­ ние испытуемого, являлась короткая часть фигуры, перпенди­ кулярная ее более длинной части, к оторая является главной линией фигуры Любой паре фигур в эталонной ориентации (эталонам) соответствовало 8 тестовых фигур, которые полу­ чались путем п оворота эталонов на углы 0°, ± 90° и 180° в плоскости и зображ ен и я.

П р о ц е д у р а. С каждым из шести испытуемых в течение дня проводились четыре сеан са. В сеансе в случайном порядке предъявлялись 16 различных тестовых фигур, соответствующих двум крупным и двум мелким эталонам и принадлежащ их к одной из четырех серий (см. рис. 4.2). Испытуемый должен был быстро и точно определять, с каким эталоном (правым или левым) совмещ ается предъявленная фигура при вращ ении ее в плоскости и зображ ен и я, и давать ответ о ее категории (п равая или левая) нажатием на правую или левую кнопку соответственно. В инструкции требовалось выделять ф окал ь­ ную область и мысленно вращ ать фигуру до ориентации соот ­ ветствующего эталона, с которым связан определенный двига­ тельный ответ. Зап рещ ал ось вращ ать представление об эталоне до ориентации тестовой ф и г уры 1 П еред каждым сеансом испы­.

туемые с помощью карточек знакомились с эталонными ориен ­ тациями фигур и выполняли несколько тренировочных проб.

Ф и гура высвечивалась на индикаторе до ответа испытуемого о ее категории, после которого через 2,5 с предъявлялась сле­ дую щ ая. Регистрировалось время (В Р ) от момента п оказа ф и ­ гуры до наж атия на кнопку и количество ош ибок. П робы, в которых допускались ошибки, включались случайным о б р а ­ зом в этот ж е сеанс и повторялись до тех пор, пока испытуемый Таблица 4. Кодированные Обозначения Значения Факторы значения Перемещение фокальной облас­ Вверх 4 Вниз ти фигуры по вертикали X: — К главной линии Перемещение фокальной облас­ -ь х* ти относительно главной линии От главной линии фигуры — Против часовой Вращение фигуры по кругу в + * стрелки плоскости изображения По часовой стрелке Размер фигуры Крупный 4 * Мелкий Положение фокальной области Вверху + эталона относительно горизон­ *эт тали, проходящей через центр Внизу главной линии эталона ’ Субъективные отчеты нсех испытуемых свидетельствовали о выполнении данной инструкции Когда н тексте говорится о мысленном вращении фигуры, то имеется в виду, что вращ ается или преобразуется ее об р аз, j не сам а фигура Таблица 4.2. Экспериментальный план и результаты регрессионного ан а­ лиза В Р на фигуры в ориентациях ±90°, соответствующих вертикальным эталонам. Знаком (Л) соединены В Р, различия между которыми значимы при Р 0,05 по критерию Дункана. Знаком (X ) отмечены коэффициенты регрессии, значимые при Р 0.0 5. Эксперимент 1.

не давал правильный ответ. С одним испытуемым в одном се ансе регистрировалось 128 правильных В Р (по 8 В Р на тесто вую фигуру).

Коэффициенты П лан регрессии ВР, Фигу­ Эта/юны мс ры % X, х г X j х4 обозна­ значения, ЭТ чения мс — 1- ++ + Г АК V - +- 1_ _ 531 Р ш 0, М к эт + + 1 — 1- Л Ко ++- — - к, - +-- + — 1 L Кг 34м _ 1+- + - - * _ м К +-+ + 1_ _ "V J V % J — 1+ - - - - % ++++ —1- Кщ Г V +- + - 1_ 1 К + Кр _ 1- + _ 559 К 1 Л - + - ++1 К — - К ++ +- - — L Л - К + +- _ 1+ 2 _ Km к, +++ +- 1_ _ 1— - Кгзь V 1+ - - 545 К План эксперимента. И сследовалось влияние пяти ф акторов на время опознания фигур в ориентациях ±90°.

Каждый ф актор варьировал ся на двух уровнях, которые коди Коэффициенты П/1а н регрессии ВР, Фигц Эталоны мс ры *3 * *эт Xi обозначения значения, мс + + L - - шшЛ АК + 548 =0, 1 - Р - -. - !м КЭТ -+ - Г Ь— Ка +-- - J Л/ 20* +++- J Нг 26* V “ +- - - Г 472 г 4 « М + + 534 * 1 - А г- к1г - +++- - L % - 26* -+-++ L - Ки, яашшЛ --+- + 1 3 - К Кр - - ++ ’ + Г 610 К2ц L hh +-- + 591 J К Si, + + + + + 567 К J J V кт -г Г + - - - + - Кр Кт 1 + - - + + 557 А к гз L + + + - + Таблица 4.3. Экспериментальный план и результаты регрессионного ана­ лиза В Р на фигуры в ориентациях ±90\ соответствующих горизонтальным эталонам. Знаком ( Д ) соединены В Р, различия между которыми значимы при Р 0.05 по критерию Дункана. Знаком ( X ) отмечены коэффициенты регрессии, значимые при Р 0.05. Эксперимент ).

ровались знакам и ( + ) или (— ). Эти факторы описаны в табл. 4.1.

П ри мысленном вращении о б р а з а любой фигуры из ориен­ тации ± 90 ° ее фокал ьная область перемещается до эталонного положения по кратчайшей траектории (на угол 90°, а не 2703), о чем свидетельствуют субъективные отчеты испытуемых. Этот факт используется при определении кодированных значений ф ак т оров для каждой тестовой фигуры в ориентациях ± 90°.

Н ап ри м ер (см. первую строчку плана в табл. 4.2), при в ращ е­ нии мелкой фигуры (— Х 4) к эталону с фокальной областью вверху (— Х эт) фокальная область фигуры перемещается вверх ( + Лч), в сторону главной линии фигуры ( + Х 2) и против ч а­ совой стрелки ( + Х 3).

Д ля фигур в ориентациях ± 90°, соответствующих верти­ Х ь Х 2, ^ з, ^ кальным и горизонтальным эталонам, факторы образую т полные ортогональные планы типа 24 (см. табл. 4. и 4.3). П ри регрессионном анализе В Р ф актор Х эт не включал­ ся в экспериментальные планы, так как при вращении о б р а зо в к вертикальным эталонам этот ф акт ор полностью смешан с фактором Xi (Х эт= — Х\). И наче говоря, перемещение ф о ­ кальной области фигур вниз (вверх) всегда происходит к эта Угол поворота, град Угол поборота, град Рис. 4.3. Средние групповые В Р как Рис. 4.4. Средние групповые В Р как функции угла поворота фигур к вер­ функции угла поворота фигур к вер­ тикальным и горизонтальным этало­ тикальным эталонам. Эксперимент I нам. Эксперимент 1.


лонам с фокальной областью внизу (вверху) (см. табл. 4.2).

П ри вращении о б р а зо в к горизонтальным эталонам факторы Х эт и Xi ортогональны. Эф фект ф ак т ора Х эт вычислялся от­ дельно.

Р е з у л ь т а т ы. Средние групповые В Р как функции угла поворота фигур к вертикальным и горизонтальным эталонам показаны на рис. 4.3. Различия между наклонами указанны х функций отличаются от нуля: F (11) ==2.3, Р 0.0 5 2.

Трехфакторный дисперсионный анализ В Р ( Х ЭТХ р а зм е р X Хугол поворота) на фигуры, вращаемые к вертикальным эта­ Х эт лонам, выявил значимый главный эффект фактора (F (l,1 6 5 ) = 3.6, Р 0.1 ), а такж е взаимодействия « Х этХраз м ерХугол» (F (3,165) =38.1, Р 0.0 0 1 ) и «ХэтХ уго л поворота»

(/*(3,165) = 3.82, Р 0.0 5 3). П ри вращении фигур к горизон­ тальным эталонам значимы: главный эффект угла поворота взаимодействие « Х Э ХТ (F ( 3,165) =30.5, Р 0.0 0 1 ) и тройное Х р азм ер Х уго л » (Р 0.0 0 1 ).

В Р на фигуры, вращ аемы е к вертикальным эталонам с ф о ­ кальными областями (Ф О ) внизу, в ориентациях 0° и 180° значимо больше по критерию Д ун кан а (Р 0.0 5 ), чем В Р на фигуры, вращ аемые к эталонам с Ф О вверху (см. рис. 4.4).

П ри вращении о б р а зо в к горизонтальным эталонам с ФО вверху (серия 3) и Ф О внизу (серия 4) различия между В Р незначимы (F 1 ) во всех ориентациях (при сравнении между се р и я м и ).

Средние групповые В Р на крупные и мелкие фигуры в о р и ­ ентациях ± 90° представлены в табл. 4.2 и 4.3 для вертикаль­ ных и горизонтальных эталонов соответственно. Различия внут­ ри отдельных нар В Р на фигуры, соответствующие одному о б ­ щему эталону, значимы при Р 0.0 5 по критерию Д ун кан а (см.

табл. 4.2 и 4.3). В этих же таблицах приведены результаты рег­ рессионного а н а л и з а 4. Н а время опознания фигур в ориента­ циях ± 90°, соответствующих вертикальным эталонам, значимо влияет только один ф ак т ор Х 2, тогда как при опознании фигур, соответствующих горизонтальным эталонам, значимы факторы Xi и Х 2 и взаимодействие X t и Х 3.

О б с у ж д е н и е некоторых результатов. О п р о с испытуемых данной группы (шесть человек), проведенный после обработки результатов, показал, что четверо из них ранее уж е работал и с эталонами в горизонтальной ориентации (серии 3, 4 рис. 4.2).

Э то позволило предположить, что различия в наклонах функций В Р на рис. 4.3 обусловлены тренировкой. Такое предположение 2 Количество ош ибок составляло около 7% общего количества проб и исключалось из рассмотрения.

3 Для повышения точности оценок факторных эффектов при дисперсион­ ном анализе В Р из остаточной суммы квадратов всегда исключалась сумма квадратов, обусловлениая фактором «Испытуемые».

4 Дисперсии средних В Р однородны для обоих экспериментальных планов:

критерий К охран а не превышает критического значения G (5,16) = 0.12, Р 0,0 5.

подтвердилось в дополнительном эксперименте с не тренирован­ ными ранее испытуемыми (см. такж е эксперимент 3).

Наблю даем ое взаимодействие ф акторов Х х и при в ращ е­ нии об разов к горизонтальным эталонам (план 3— 4) свиде­ тельствует, по-видимому, о том, что испытуемые данной группы давали ответ правой рукой быстрее, чем левой. Этот вывод сле­ дует из того, что единичный вектор-столбец Хз, соответствую­ щий в планах фактору вращ ения фигур по кругу, по определе­ нию, есть векторное произведение двух ортогональных единич­ ных векторов: X, -- перемещение Ф О фигуры по вертикали (вверх ( + ) или вниз (— )) и Х с — перемещение Ф О по гори­ зонтали (влево ( + ) или вправо (--)) 5. Поэтому в случае вер­ тикальных эталонов (план 1— 2) Х 3= Х ! Х Х 6, или Х б= Х ] Х Х 3, а в случае горизонтальных эталонов (план 3— 4) Х 6= — XiXXa Од н ако при вращении об разов к горизонтальным эталонам ф актор Х 6 полностью смешан с ф актором Х 7 — ответ правой (— ) или левой ( + ) рукой, тогда как такое смешивание отсут­ ствует (т. е. Х 6 и Х 7 ортогональны) при вращении о б ра зо в к вертикальным эталонам. Это м ож но проверить по табл. 4. и 4.3. И з этого следует, что Х 6= Х 7= - Х \ Х Х 3 в плане 3— 4, что и требовалось показать.

Проведенный анализ системы смешивания эффектов п озво­ ляет заключить, что, во-первых, взаимодействие /'пХЛ'з явля­ ется следствием большей скорости ответа правой рукой, что обусловлено, по-видимому, еще недостаточной тренирован­ ностью испытуемых. Действительно, в следующих эксперимен­ тах при увеличении степени тренированности испытуемых это взаимодействие исчезает. Во-вторых, фактор Х е — перемеще­ ние Ф О фигур по горизонтали — незначим при вращении о б р а -.

зов к вертикальным и, по-видимому, к горизонтальным эта­ лонам.

Эксперим ент Г и п о т е з а. Незначимость различий между В Р на фигуры в ориентации 90е, вращ аемых к вертикальным эталонам (см.

рис. 4.4), обусловлена субъективной неопределенностью р а з ­ мера фигур и эталонов ввиду использования в сеансах одновре­ менно мелких и крупных фигур.

Эта гипотеза проверялась на той же группе испытуемых из шести человек. Эталонами служили крупные и мелкие фигуры из эксперимента 1 только в вертикальных ориентациях (четыре пары эталонов из серий 1 и 2, рис. 4.2). Каждый испытуемый участвовал в четырех сеансах. В одном сеансе использовались либо крупные, либо мелкие пары эталонов с Ф О либо вверху, либо внизу. В сеансе было восемь тестовых фигур, для каждой 5 К аждому новому фактору присваивается следующее по порядку число, которое сохраняется за ним по всей работе.

из которых измерялось по 10 правильных В Р с одним испы­ туемым.

Результаты. Средние показатели В Р как функции угла поворота об разов к эталонам с Ф О вверху и внизу показаны на рис. 4.5. Различия между пересечениями с осью В Р у этих функций отличаются от нуля (/г(5 )= 2.7, Р 0.0 5 ). Аналогич­ ный результат наблюдается и для ф ак т ора Х А Функции. ВР, соответствующие мелким и крупным фигурам, параллельны, причем В Р на мелкие фигуры в среднем на 40 мс больше, чем на крупные (Р 0.0 5 ), по результатам трехфакторного диспер­ сионного анализа «Х этХ Х 4Х угол п оворота». Кроме значимых i 30 т Угол поборота, град Рис. 4.6. Средние по двум экс­ периментальным дням группо­ вые В Р как функции угла по­ ворота фигур. Отдельно и зоб­ Рис. 4.5. Средние групповые В Р ражены функции В Р для ф и ­ как функции угла поворота гур, мысленно вращаемых к крупных и мелких фигур к вер­ вертикальным эталонам с ф о ­ кальными областями вверху и тикальным эталонам. Экспери­ внизу. Эксперимент 3.

мент 2.

главных эффектов значимо такж е тройное взаимодействие у к а ­ занных ф акторов (F(2,165) = 5.2, Р 0.0 5 ). Незначимость в заи ­ модействия X 3TX X i ( F 1) свидетельствует о том, что различия (45 мс) между пересечениями функций с осью В Р, соответст­ вующих эталонам с Ф О внизу и вверху, одинаковы для мелких и крупных эталонов, что подтверждается такж е графическим анализом результатов.

Регрессионный анализ В Р на фигуры в ориентациях + 90°, проведенный но плану 1— 2 (табл. 4.2), выявил: значимые э ф ­ фекты (Д К = 1 8 мс, / ’ = 0.05) ф акторов ХЗТ и Х ( К э т = — Ki = \ ВР, Квэсрфициенты Эксперимен­ регрессии мс тальные ‘Роги­ планы Эталоны значения, ры 1 мс 2 обозна­ чения день день Хэт 1 Л2 Х3 день день % 1 +- + Кдт - 538 JH L 577я 542* - ++- 644 11 - J + - ++ 620 40* 29* К + --- 555 - - К} Г к 1г - +++ — 1 _ +— ~ «,з L- 542 - К 1 ~ + ——+ Г 514 -12 К L +- +- 576 597 АК шЛ Р-0, Г ++ — 582 К эт 1 573* 546* j Ко - 4--- 577 2 2* 3 Ki 26" 1 + --+ 1 513 кг 22* 27* — L + + +- - - * г 2 3 К +- + - 11 -5 K l --+ - 562 _ к гз 1 JL + +++ 616 609 -5 к — 4------ 534 532 АК 21 Р » 0, Таблица 4.4 Экспериментальные планы и результаты регрессионного анализа В Р на фигуры в ориентациях ±90°, соответствующих вертикальным (1 и 2) и горизонтальным (3 и 4) эталонам. Знаком ( X ) отмечены к оэф ­ фициенты, значимые при Р 0.0 5. Эксперимент 3.

= + 24 мс, поскольку эффекты этих двух ф ак т оров здесь пол­ ностью см еш аны ), ЛГ2(К.2= 25 мс) и Х 4(К 4= 20 мс) при незначи­ мое™ всех взаимодействий.

Обсуждение. Параллельность функций В Р на рис. 4. позволяет принять экспериментальную гипотезу. И з того, что ф актор X j (смешанный с Хэт в ориентациях 90 и 180°) отсут­ ствует в ориентации 0° по определению (образы в этой ори ен ­ тации не в ращ аю т ся ), а также из параллельности функций на рис. 4.5, следует, что различия между пересечениями с осью В Р у этих функций обусловлены фактором Хэт, а ф актор Х незна­ \ чим при вращении об р а зо в к вертикальным эталонам.

Эксперим ент Этот конвергирующий эксперимент был проведен с целью дальнейшего изучения ф акторов Х, Х 2, Х эт в условиях, с кото­ \ рыми испытуемые ранее не работали. В нем использовались крупные фигуры из эксперимента 1, из которых были составл е­ ны четыре эталонные пары, показанные в табл. 4.4. Ф окал ьная область оставалась прежней. В опытах было занято пять чело­ век, двое из которых участвовали в экспериментах 1 и 2.

П р о ц е д у р а. Для каждой пары эталонов проводились по два сеанса с каждым испытуемым в течение одного дня. В од ­ ном сеансе ответ левой рукой давался на тот эталон и соответ­ ствующую ему категорию тестовых фигур, фокальная область которого находилась вверху (выше центра главной линии эта­ л он а). Правой рукой ответ давался на фигуры, соответствую­ щие эталону с фокальной областью внизу. В другом сеансе с о ­ ответствие фигур и рук изменялось на противоположное. Этот эксперимент проводился дважды. В течение одного дня к а ж ­ дый испытуемый участвовал в восьми рандомизированны х се­ ан сах (по два сеан са на каж д ую пару эталонов), на следующий день сеансы повторялись. Регистрировалось по 5 правильных В Р в сеансе с одним испытуемым на каж дую фигуру с повто­ рением ошибочных проб.

Р е з у л ь т а т ы. Средние по двум дням В Р как функции угла поворота о б р а з о в к вертикальным эталонам с фокальны ­ ми областями вверху и внизу показаны на рис. 4.6. Разл ичия между наклонами и пересечениями с осью В Р у этих функций отличаются от нуля (/(9 ) = 2.3, Р 0.0 5 для наклона и t ( 9) = = 1.9, Я 0.1 для пересечения), причем указанны е различия в первый день выражены сильнее, чем во второй. Аналогичные различия между наклонами и пересечениями функций В Р, с о ­ ответствующих горизонтальным эталонам, незначимы в первый и второй день (Я 0.2 5 ). Средние наклоны и пересечения функ­ ций с осью В Р одинаковы при вращении об р а зо в к вертикаль­ ным и горизонтальным эталонам. Трехфакторный дисперсион­ ный анализ В Р ( Х )Тх д е н ь X у г ол поворота) на фигуры, в р а ­ щаемые к вертикальным эталонам, выявил значимый главный эффект ф ак тора угла поворота (Г(2,44) = 3 1.6, Р 0,0 0 1 ), фак т ора «день» (F ( 1,44) = 8.3, Ж 0. 0 1 ), а также взаимодействия « X 0TX д ен ь X у г ол п оворот а» (F (2,44) = 3.3, Р 0.0 5 ).

Результаты регрессионного анализа В Р на фигуры в ори ен ­ тациях ± 90 ° показаны в табл. 4.4. П ри вращении о б р а зо в к вертикальным эталонам значим ф актор Х 2, а при вращении к горизонтальным эталонам значимы факторы Х и Х 2. \ О б с у ж д е н и е. В данном эксперименте, в отличие от двух предыдущих, функции В Р, соответствующие вертикальным эталонам с Ф О вверху и внизу, различаю тся между собой как по наклону, так и по пересечению с осью В Р (см. рис. 4.6).

М о ж н о предложить два объяснения этому результату.

1. Различие в наклонах функций обусловлено взаимодейст­ вием ф ак т ора «угла п оворота» с одним из двух полностью см е­ шанных ф ак торов X t и/или Х эт. Это объяснение плохо согл асу­ ется с результатами экспериментов 1 и 2, в которых такое в з а ­ имодействие отсутствует.

2. Различие в наклонах обусловлено различной степенью устойчивости эталонов. Действительно, вертикальный эталон с Ф О внизу зрительно воспринимается как более устойчивый и стабильный, чем эталон с Ф О вверху. Это, в свою очередь, обусловливает большую устойчивость в ооб раж а е м о г о эталона, что и вызывает различия в наклонах функций. П оскольку нак­ лоны от раж аю т скорость вращ ения об р азов, то из предложен­ ного объяснения следует, что мысленное вращ ение о б р а зо в вы­ полняется с большей скоростью к более устойчивой эталонной ориентации, чем к менее устойчивой.

И з того, что в ориентации 0° (см. рис. 4.6) различия В Р значимы и равны 38 мс, следует, что ф актор Х эт значим в эк с­ перименте 3 ири вращении о б р а з о в к вертикальным эталонам.

О д н ако в ориентациях 90 и 180° вступает в игру ф ак т ор устой­ чивости эталонов, увеличивающий скорость мысленного в ращ е­ ния о б р а зо в и «затеняющий» эффект Х эт, который, по-видимо­ му, остается значимым и в этих ориентациях. Таким об разом, результаты эксперимента 3, как в первый, так и во второй день, согласую тся с результатами двух предыдущих в том, что при вращении о б р азов к горизонтальным эталонам всегда значимы и аддитивны факторы X, и Х 2, а ири вращении их к верти­ кальным эталонам значимы и аддитивны факторы Х эт и Х 2.

О б щ ее обсуж дение Опознание двумерной фигуры, повернутой относительно од ­ ного и того ж е в ооб раж аем ог о эталона на углы ± 90°, требует различного времени. М аксимальное различие этих времен р а в ­ но 103 мс (см. табл. 4.3) для данных фигур. Эти различия обусловлены тремя аддитивными факторами.

Ф а к т ор Х 2 — мысленное перемещение фокальной области (Ф О ) фигуры О Т или К ее главной линии— всегда значим, что позволяет принять ненулевую гипотезу 1 (см. выше).

ф а к т ор Х — мысленное перемещение Ф О фигуры В В Е Р Х \ или В Н И З — значим при вращении о б р азов к горизонтальным эталонам и незначим ири их вращении к вертикальным. Этот результат не позволяет полностью принять ненулевую гипотезу 2 и нуждается в дальнейшем изучении.

Ф ак т ор Х эт — положение Ф О эталона В В Е Р Х У или В Н И З У относительно центра главной линии эталона — значим при в р а ­ щении о б р а зо в к вертикальным эталонам и незначим при их вращении к горизонтальным.

Эффекты ф акторов Xi, Х 2, Х эт не зависят от разм ер а фигу­ ры, т. е. от длины воображ аемой траектории мысленного пере­ мещения ее фокальной области до эталонного положения, вви­ ду отсутствия взаимодействий этих ф акт оров с ф акт ором р а з ­ мера, а также не зависят от степени тренированности испытуе­ мых 6. Для объяснения описанных результатов предлагаются следующие гипотезы.

Г и п о т е з а А. Ф ак т ор Х г связан с операцией мысленного выбора информации о направлении перемещения Ф О фигуры но вертикали Направление мысленного сдвига о б р а з а вниз вы­ бирается быстрее, чем вверх.

Такой выбор необходим в случае двух альтернатив, которые всегда имеются в сеан сах с горизонтальными эталонами. О д н а­ ко в сеансач с вертикальными эталонами — в экспериментах 1 и 2, направление мысленного сдвига Ф О фигуры предопреде­ лено еще до ее п оказа, так как во всех п роб ах этих сеансов ФО обоих эталонов находятся либо вверху, либо внизу.

Это объясняет значимость Х х во всех экспериментах при в ращ е­ нии о б р а зо в к горизонтальным эталонам, поскольку в каждой пробе приходится выбирать одно из двух направлений вверх или вниз, и незначимость Х } при вращ ении о б р а зо в к верти­ кальным эталонам в экспериментах 1 и 2. В эксперименте с вертикальными эталонами такж е имеются две альтернативы вы бора направления в каждой пробе. П оэтом у м ож но предпо­ ложить, что и здесь ф актор Х { значим в ориентации ± 90°, однако его эффект «м аскируется» полностью смешанным с ним эффектом ф ак т ора устойчивости эталонов.

Г и п о т е з а Б. Ф а к т ор Х эт влияет на пересечение функций В Р с осью времени и связан с операциями мысленно-мнемичес кого вы бора и/или извлечения информации об эталонах из п ам я­ ти ч ел ов ек а7. Сказанны е операции выполняются быстрее при 6 При десятикратном тестировании трех испытуемых по методике экс­ перимента 1 с крупными фигурами не удалось получить значимого cpe.uierDvn пового уменьшения эффектов указанных ф акторов, хотя их индивидуальные значения в различных сеансах варьировали в довольно ш ироких пределах.

Наклон и пересечение групповых функций В Р при тренировке уменьшались 7 Мысленно-мнемическим и перцептивно-мысленным операциям мы i' га вим в соответствие вторичные (сознательно контролируемые) мнемические и перцептивные условия (активные об разов ан и я ), формы содерж ания которых также могут выбираться, удерживаться и преобразовываться положении фокальных областей эталонов вверху (т. е. выше их главной линии) по сравнению с положением этих Ф О внизу.

X эт ВО Если гипотеза Б верна, то незначимость ф ак т ора всех экспериментах с горизонтальными эталонами объясняется несущественностью различий между уровнями ф ак т ора Х эт ( Ф О внизу ( + ) и вверху (— )) для указанны х эталонов.

Вместе с тем в проведенных экспериментах ф ак т ор Х эт пол­ ностью смешан с ф акт ором устойчивости/неустойчивости этал о­ нов. П оэтому последний ф актор также может быть причиной наблюдаемой значимости ф ак т ора Х эт. Попытка разделить э ф ­ фекты указанны х ф акторов, т. е. оценить их независимо друг от друга, предпринята в эксперименте 15.

В экспериментах 8 и 15 методом вычитания производится более точная функционально-структурная локализация ф ак т о­ ра Х эт, т. е. реш ается воп рос о том, с какой операцией он св я ­ зан — с вы бором или извлечением информации. Гипотезы А и Б изучаются такж е в экспериментах 4, 6, 9, 12 и 14.

Гипотеза В. Ф ак т ор устойчивости/неустойчивости этало­ нов влияет на наклон функций В Р и на скорость мысленного вращ ения об разов, если в одном сеансе одновременно использу­ ются устойчивый и неустойчивый эталоны (эксперимент 3 ).П р и этом эффект указанного ф ак т ора распределен по траектории вращ ения равном ерно. Од н ако если в сеансе об а эталона име­ ют одинаковую степень устойчивости, то этот ф ак т ор не влияет на наклоны функций В Р, от раж аю щ и е в том числе и скорость мысленного вращ ения об р а зо в фигур (эксперименты 1 и 2).

Эф фект этого ф ак т ора уменьшается с тренировкой. Дальней­ шему изучению указанного ф ак т ора посвящен эксперимент 10.

§ 2. ОСОЗНАНИЕ ОБРАЗОВ И ВРЕМЕННАЯ ЛОКАЛИЗАЦИЯ ФАКТОРОВ Х х Х 2 Х эт, СВЯЗАННЫХ,, С ПЕРЕМЕЩЕНИЕМ ФОКАЛЬНЫХ ОБЛАСТЕЙ ФИГУР И ОРИЕНТАЦИЕЙ ЭТАЛОНОВ "В четырех экспериментах, представленных в этом разделе, методом аддитивных ф акторов установлено, что эффекты ф а к ­ Х 2 и Х эт локализованы во времени действия после торов выполнения операций восприятия фигуры и до операций о р г а ­ низации (вы бора парам етров) двигательного ответа. П ри о с о ­ знании « о б р а з а предмета» в ф орм е вторичного извлечения предметной информации о фигуре исчезает эффект ф ак т ора Х 2.

Эксперим ент Г и п о т е з а. Эф фект ф ак т ора Х\ (перемещение фокальной области фигуры вниз или вверх) связан с операциями вы бора парам етров двигательного ответа, состоящ его в нажатии кноп­ ки также по направлению вниз.

Для проверки этой гипотезы к ранее варьируемым ф ак т о­ ра м Х\ и Х 2 были добавлены еще два ортогональных ф ак т ора Xs и A'g, относительно которых с большой уверенностью м ож но утверждать, что они влияют только на время вы бора или вы­ полнения двигательного ответа и не влияют на остальные опе­ рации действия. П оэтому они не должны взаимодействовать с факторами, которые не связаны с операциями организации движения руки. В этом состоит основн ая идея применения ме­ тода аддитивных ф акторов для проверки выдвинутой гипотезы.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.