авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

«МОСКОВСКОЕ БЮРО ЮНЕСКО РОССИЙСКИЙ КОМИТЕТ ПО ПРОГРАММЕ ЮНЕСКО «ЧЕЛОВЕК И БИОСФЕРА» (МАБ) РОССИЙСКИЕ БИОСФЕРНЫЕ РЕЗЕРВАТЫ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ ...»

-- [ Страница 5 ] --

Наибольшая повторяемость инверсий — в ночные часы при малооблачной погоде, в дневные — при пасмурной. Повторяемость их возрастает при штиле и слабых ветрах южной четверти (юго­восточной, южной и юго­западной).

Химический состав атмосферных осадков является показателем уровня загрязнения атмосферы. Было показано, что массовое поступление в атмосферу от сжигания топлива сернистого газа привело к тому, что за период с 1079 по гг. кислотность осадков на территории заповедника повысилась на 1,5 единицы рН. В особо неблагоприятных ситуациях рН осадков достигала 3,5—4 единиц.

Повышение кислотности осадков в северных районах Верхнеокского бассейна вызвало закисление почв, что привело к нарушению геохимического равновесия.

В наших условиях средней полосы почвы обладают высокой буферностью и слабо реагируют на кислые осадки.

О реакции растений на загрязнение воздуха говорят морфологические нарушения у древесных растений, и в первую очередь у ели, дуба, липы — хлорозы и некрозы листьев и хвои, оголение ветвей. С помощью люминесцентного анализа листовой ткани дуба в 1978 г. удалось обнаружить реакцию растений на загрязнение воздуха до наступления морфологических нарушений. Это один из методов раннего предупреждения опасности.

Особенно чутко реагирует на загрязнение атмосферы мохово­лишайниковая растительность (лихенофлора), что дает возможность использовать ее в качестве индикатора загрязнения тяжелыми металлами.

Для оценки качества речных вод совместно с сотрудниками Кафедры гидрологии суши МГУ Географического факультета им. М.В.Ломоносова составлена карта фонового химического стока Верхнеокского бассейна. Все отклонения от фона расцениваются как антропогенные нарушения. Даже обычный анализ солевого состава речных вод в этом случае может дать информацию о степени антропогенного изменения их качества.

Наиболее массовым загрязнителем вод Оки являются нефтепродукты, поступающие с моечных пунктов многочисленных автохозяйств, речного транспорта, со сбросами шахтных вод и стоками промышленных предприятий.

Обоснованную тревогу гидробиологов вызывает эксплуатация на Оке удобного и быстроходного теплохода «Заря». Его слишком высокая волна разрушает берега и, главное, вызывает массовую гибель молоди рыбы. Для сохранения экологического равновесия этот тип судна решено заменить на более экологичный, а в последующем на этом участке р.Оки движение пассажирских судов практически прекратилось.

Кроме научно­исследовательской и природоохранной работы, сотрудники Приокско­Террасного заповедника и Пущинской биосферной станции вели большую пропагандистскую работу по охране окружающей среды. Ежегодно заповедник посещало около 15 тыс. экскурсантов, в том числе более иностранных специалистов различного профиля. В музее природы заповедника и на специальных экскурсионных маршрутах их знакомят с типичными и уникальными природными комплексами, редкими видами флоры и фауны, с методами экологического мониторинга и основами природоохранного.

Многочисленные экскурсии по специальным асфальтированным дорожкам по границе заповедника не нарушают его режима. Здесь ежегодно проходят производственную и учебную практику 15—20 студентов Московского университета и других вузов страны. На базе Биосферной станции и школьного лесничества «Лесовичок» по решению совета Научного центра биологических исследований АН СССР и Пущинского горисполкома организуется Детская экологическая станция, где школьники города смогут получить от квалифицированных специалистов основы экологических знаний и практические навыки по охране природы.

С тех пор прошло более 20 лет и начавшаяся в стране перестройка наложила свои отпечатки на данную работу. Экологический мониторинг в заповеднике после включения его в сеть биосферных резерватов получил определенное развитие. Так, в 1990 году на территории Приокско­Террасного заповедника была заложена первая на охраняемых территориях сеть из трех пикетов автоматизированного наблюдения за целым рядом параметров. Например, в рамках этой работы был разработан прибор в автоматическом режиме отбиравшем и анализировавшем кислотность каждого дождя. Получаемые данные заносились в постоянном режиме в ЭВМ (тогда еще персональных компьютеров не было). Все эту систему разрабатывал Всесоюзный институт автоматизации мелиоративных систем (г.Фрунзе). Начавшаяся в дальнейшем перестройка не позволила проводить авторский надзор и дальнейшую отладку аппаратуры. Отсутствие законодательства и официального закрепления за территориями ОЛХ "Русский лес" статуса биосферного резервата не позволило сохранить пикеты на его территории. В рамках планового ухода за лесом была проведена его вырубка. Гидропост на реке Любожихе из­за отсутствия комплектующих прекратил наблюдения. Институт почвоведения и агрохимии АН СССР был слит с институтом фотосинтеза АН СССР. Практически работы сектора экологии были остановлены. Необходимо вспомнить, что на протяжении целого ряда лет Пущинский научный центр РАН и Приокско­Террасный заповедник были центром работ по биосферной тематике в стране. В Пущино был проведен целый ряд международных совещаний, посвящены программе МАБ "Человек и биосфера", ежегодно на базе Пущинского научного центра проходили совещания, организуемые советским комитетом МАБ, на которых составлялись планы совместной работы, и оценивалось их выполнение.

Тяжелая обстановка была не только в Приокско­Террасном заповеднике.

Практически прекратили выполнение программы наблюдений станции комплексного фонового мониторинга в заповедниках страны.

В 1993 году заповедник начал восстанавливать нарушенные связи и продолжать работу в области экологического мониторинга. Первым делом была начата работа по поддержанию станции фонового мониторинга. Сотрудники станции были приняты в заповедник в качестве совместителей. Была оценена сложившаяся ситуация с оборудованием и намечены пути выполнения плана работы станции. Нельзя не учитывать, что станция, фактически, является подразделением Росгидромета и официальной точкой в глобальной сети наблюдений. Заповеднику было интересно и необходимо изучение экологической обстановки на всей площади, то есть включение дополнительных пикетов в план станции. Это было возможно только при согласии Росгидромета.

Нам удалось увеличить не только количество точек наблюдений, но и число измеряемых параметров. Так первым новым видом наблюдений стало определение кислотности каждого дождя. Существующая методика Росгидромета предусматривает определение кислотности в усредненной недельной пробе осадков, что показывает кислотность среднего дождя за неделю. Наша работа позволила выявить выпадение осадков с кислотностью до 3,5 рН. Осадки с высокой кислотностью отмечены в более чем половине случаев выпадения летних дождей.

Прошедший в 1995 году в Севилье 2 конгресс по биосферным резерватам принял Севильскую стратегию, в которой роль экологического мониторинга в биосферных резерватах уступила лидирующее место социальным вопросам.

Сейчас программа станции выполняется полностью. Заповеднику присвоен международный номер станции за слежением за приземным озоном.

В программу станции комплексного фонового мониторинга входит:

Отбор проб воздуха и ежесуточное определение 10 параметров ( определений) Отбор проб атмосферных осадков и ежемесячное определение параметров (192 определения) Отбор проб снежного покрова и однократное определение 12 параметров Отбор проб поверхностных вод и сезонное определение 12 параметров Отбор проб почв, подстилки и растительности и сезонное определение параметров Мониторинг (ежечасное сканирование) концентрации озона в приземном слое (программа ЕМЕП) Гидрометеорологические и радиационные наблюдения по программе метеостанции 1 разряда (6 срочные наблюдения) Наблюдения за уровнями грунтовых вод на 8 скважинах (288 опрелений) Определение кислотности каждого атмосферного выпадения осадков ( порядка 400 опрелений).

Непрерывность метеорологических наблюдений позволяет дать метеорологическую характеристику сезонов года и определить динамику климата в Приокско­Террасном заповеднике. Важно, что станция наблюдений находится непосредственно на территории заповедника и позволяет учитывать ее результаты в других научных работах.

Примерно в одно время с определением кислотности была начата работа по получению количественных оценок запасов, эмиссии и баланса углерода в дерново­слабоподзолистых почвах лесных и луговых экосистемах заповедника на основе многолетних круглогодичных мониторинговых наблюдений. Работа проводится совместно с сотрудниками Института физико­химических и биологических проблем почвоведения РАН, Пущино (И.Н. Курганова и др., 2005).

На основе непрерывных круглогодичных полевых наблюдений были получены средние за 7 лет наблюдений оценки годовых эмиссионных потерь СО2 из почв лесных и луговых экосистем Приокско­Террасного Биосферного Заповедника.

Они составили 801+73 г С м­2 год­1 и 585+57 г С м­2 год­1 в дерново­ слабоподзолистых почвах под лугом и лесом, соответственно. Межгодовая изменчивость суммарных потерь углекислого газа из почв изучаемых экосистем составляла 24­27%. Обнаружена тесная позитивная связь между годовыми эмиссионными потерями СО2 и суммарным количеством осадков год. Найдено, что годовые эмиссионные потери углерода из дерново­слабоподзолистых почв под луговой растительностью составляют приблизительно 1/5 часть общих запасов почвенного углерода, а в лесных экосистемах доля годовых потерь углерода от его запасов составляет примерно одну треть. Лесные и луговые экосистемы ПТБЗ являются устойчивым стоком углерода атмосферы с величинами углеродного баланса, составляющими соответственно ­262 и ­309 г С м­2 год­ Было начато изучение распространения эпифитных лишайников (Пчелкин А.В., 2005). В ходе обследования на территории Приокско­Террасного заповедника обнаружено 83 вида эпифитных лишайников. Большое их обилие говорит, по данным А. Н. Титова, о сравнительной ненарушенности территории (Титов, 1986). Обнаруженное число видов эпифитных лишайников не является окончательным, при дальнейшем изучении общее число таксонов без сомнения возрастет.

Большое значение для заповедника играет выполнение Международной совместной программы комплексного мониторинга (ЕЭК ООН) на территории Приокско­Террасного государственного природного заповедника (Кухта А. Е, Титкина С. Н., 2005). Эта совместная с Институтом глобального климата Росгидромета и РАН работа позволяет осуществлять сравнение состояний древостоев данной ООПТ и некоторых экосистем европейских стран. Результаты проведенных в рамках МСПКМ исследований свидетельствуют, что показатели степеней дефолиации и депигментации, характерные для биогеоценозов Приокско­Террасного заповедника, практически не отличаются от фоновых значений этих параметров, характерных для лесных экосистем ряда стран Европы. При этом колебания уровня дефолиации и депигментации хвойных деревьев на пробных площадях Приокско­Террасного заповедника отображают действительные изменения, вызванные комплексным воздействием антропогенных факторов, воздействующих на леса в данной местности. Нашей ближайшей задачей является вычленение откликов растительности на антропогенную составляющую, для чего необходимы дальнейшие многолетние исследования.

Очень интересной и нужной оказалась работа по определению динамики состава древесно­кустарниковой растительности заповедника под воздействием копытных­дендрофагов. Работа проводится сотрудниками Всероссийского научно­исследовательского института лесоводства и механизации лесного хозяйства (ФГУ ВНИИЛМ) Федоровым Ф.Ф., Рабиновой Т.И. (2005). Согласно их исследования если численность копытных­дендрофагов на территории заповедника в ближайшие десятилетия существенно не уменьшится, то основной ярус будущих лесов составят преимущественно береза, липа, ель, а в приокских борах произойдет смена сосны на мягколиственные породы. Вместе с тем изменится породный и количественный состав подлесочных пород и травянистой растительности, что приведет к изменениям численности и видового состава многих видов животных, обитающих на данной территории.

После публикации основного списка флоры ПТЗ в составе “Флоры Лужков” П.А.Смирнова (1958) работы по ее изучению продолжались. Были составлены списки растений, собранных как новые на территории ПТЗ и его охранной зоны различными исследователями после 1958 г. и фактически проведена повторная инвентаризация флоры заповедника (Ю.Е.Алексеев, Л.В.Денисова, 2005). В итоге, таким образом, после 1958 г. флора ПТЗ пополнилась 132 видами. Из них 20 видов редких для региона, а 44 ­ заносные или сорные. Следует отметить, что некоторые заносные виды интенсивно внедряются в естественные сообщества. Например, Impatiens parviflora, среднеазиатский вид, распространившийся в Европе из культуры. Впервые был обнаружен в заповеднике в 1973г. в ольшанике близ с.

Лужки, в настоящее время широко распространён в лесах по всей территории заповедника.

Список видов растений, видимо, исчезнувших с территории ПТЗ содержит 20 видов. Но как уже отмечалось выше, говорить о точном исчезновении того или иного вида, затруднительно. Во­первых, нужна проверка всех прошлых местонахождений видов. Во­вторых, некоторые виды после длительного перерыва появляются вновь. Например, Г.Е.Левицкая считала исчезнувшим видом Orchis militaris, но через несколько лет он появился вновь на прежнем месте. В то же время регулярные поиски Dactylorhiza cruenta и Andromeda polifolia результатов пока не дали.

Ценность флоры ПТБЗ определяется не только её богатством на небольшой территории, но и присутствием в её составе значительного числа растений, находящихся на границе своего ареала.

Прежде всего это относится к степным элементам. Известно, что вопрос о спасении степной флоры в Европейской России стоит особенно остро из­за продолжающегося разрушения степных ландшафтов (Тишков, 2004). На территории ПТБЗ находятся самые северные участки луговых степей. Здесь произрастает около 60 видов растений лесостепной зоны, находящихся на северной границе ареала (Clematis recta L., Cerasus fruticosa Pall. и др.) или имеющих изолированные местонахождения, удалённые от основного ареала (Stipa pennata L., Fritillaria rutheniсa Wikstr. и др.).

Не меньший интерес представляет и нахождение здесь видов растений, характерных для таёжной зоны и имеющие в ПТЗ южную границу своего ареала (Carex brunnescens (Pers.) Poir., Eriophorum gracile Koch и др.).

Необходимо отметить и значительную роль ПТБЗ в сохранении генофонда редких видов сосудистых растений.

Проведена дополнительная работа по изучению чешуекрылых ( Macrolepidoptera) Приокско­Террасного биосферного заповедника. Эта работа проведена Самодуровым Г.Д. из Московского общества испытателей природы (2005).

На основании обработки собранных материалов было подтверждено нахождение в заповеднике подавляющего большинства редких и единично отмеченных в списке 1994 года видов (Чешуекрылые …1994) и выявлено 88 видов, не отмеченных ранее в списке 1994г., что позволяет значительно расширить наши знания по фауне макрочешуекрылых заповедника. Кроме того, в дополнении учтены более ранние сборы автора и других энтомологов­любителей, которые не вошли в список 1994г. и стали известными автору от сборщиков материала (всего 15 видов). Таким образом, всего список макролепидоптера заповедника 1994г.

дополнено 103 видами и насчитывает в настоящее время 723 вида.

Важнейшим аспектом мониторинга окружающей среды является контроль состояния популяций животных и растений, а также видового состава биоценозов (мониторинг биоразнообразия). Проведены исследования шмелей (Bombus, Apidae, Hymenoptera) в Приокско­Террасном государственном природном биосферном заповеднике В.В. Ясюкевичем и Л. Е. Ривкиным из Института глобального климата и экологии Росгидромета и РАН, (2005). Получены результаты многолетнего учета численности и биоразнообразия шмелей (Bombus, Apidae, Hymenoptera) и их гнездовых паразитов шмелей­кукушек (Psithyrus, Apidae, Hymenoptera) на территории Приокско­Террасного государственного природного биосферного заповедника и, для сравнения, в городе Москве.

Показано, что на территории заповедника количество видов шмелей и их численность остаются высокими (выявлено 12 видов), тенденции к снижению этих показателей нет. в антропогенном городском ландшафте количество видов шмелей снижается (за 20 лет с 13 до 6 видов), численность резко падает.

В литературе и фондах различных учреждений рассредоточены многочисленные данные (картографические, текстовые, цифровые) о состоянии природных компонентов и хозяйственной деятельности человека в различные исторические периоды. Концентрация этих материалов в региональном масштабе, их обработка и исторический анализ могут дать необходимую информацию об изменении природы реддаона как в результате естественной эволюции, так и под влиянием антропогенного воздействия. По этому принципу следует формировать фонды биосферного заповедника (станции) в двух направлениях: а) этапы эволюции природы б) этапы хозяйственного освоения региона.

В региональных исторических и краеведческих музеях, музеях учебных заведений и научных учреждений, в частных коллекциях имеется множество природных экспонатов (почв, пород, торфа, деревьев, гербарных экспонатов, животных, археологического материала и т.д.), отобранных в определенных местах в различные периоды времени. Сбор региональной коллекции датированных образцов и их последующий химический анализ в хронологическом порядке ­ еще один шанс получить временной ряд и выявить тенденции загрязнения вплоть до настоящего времени. Однако эта работа требует больших затрат сил и средств, а кроме того, большой осторожности, поскольку речь идет об уникальных экспонатах, имеющих историческое значение.

В июне 2004 г. в окрестностях г. Пущино (буферная зона резервата) начал работать новый экспериментальный полигон российско­германского проекта «Волга­Рейн». Гидрометрическая и метеорологическая станции проводят регулярные измерения в автоматическом режиме следующих параметров:

жидкий и твердый сток малой реки, количество и интенсивность атмосферных осадков, скорость и направление ветра, температура и относительная влажность воздуха, суммарная солнечная радиация, температура почвы (на глубинах 0, 5, 10, 20, 40, 80 см). Эти данные включаются в общую систему фонового мониторинга Приокско­Террасного биосферного резервата.

В заключении хотелось бы дать несколько рекомендаций:

· необходимо возродить сеть СКФМ на территории биосферных резерватов России.

· Обратить внимание на получение информации, характеризующий природный бассейн в целом.

· Возродить научное кураторство биосферных резерватов ведущими научными учреждениями РАН и ВУЗами.

· Активнее и шире публиковать результаты фонового экологического мониторинга на территориях биосферных резерватов в научной литературе, в официальных и популярных изданиях. В том числе и зарубежных.

· Шире использовать потенциал биосферных резерватов для экологического просвещения и образования населения прилегающих регионов.

· Проводить конференции посвященные участию биосферных резерватов в программе МАБ "Человек и биосфера" с рассмотрением вопросов экологического монитринга.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА Смирнов П. А. Флора Приокско­Террасного Государственного Заповедника.

— Труды Приокско­Террасного государственного заповедника. М., 1958.

Ковда В. А., Керженцев А. С. Комплексные исследования в Пущинском биосферном заповеднике. — В кн.: Биосферные заповедники. Л.:

Гидрометеоиздат, 1977.

Экосистемы южного Подмосковья М, НАУКА, 1979.

Чешуекрылые Приокско­Террасного заповедника (аннотированный список видов). Под ред. И.Н.Горпостаева. Комиссия РАН по заповедному делу и др.

(Флора и фауна заповедников, вып. 56). М., 1994, 37стр.

Экологический мониторинг Приокско­Террасного биосферного заповедника. Пущино, ОНТИ НЦБИ, 1983. 225 с.

Региональный экологический мониторинг. М., Наука, 1983. 264 с.

Экосистемы Южного Подмосковья. Выпуск 2, Пущино.2005. 156с.

СОХРАНЕНИЕ ПРИРОДНЫХ КОМПЛЕКСОВ В ВИСИМСКОМ БИОСФЕРНОМ ЗАПОВЕДНИКЕ А. С. Мишин В Висимском биосферном заповеднике, на склонах Урала берет начало р.

Сулем, который входит в Волжско­Камскую речную систему и имеет протяженность около 80 километров. От сохранности тысяч таких речек и их водосборов зависит чистота и полноводность Волги. Чистые воды Сулема не могут значимо, повлиять на параметры стока Волги. Так и особо охраняемые природные территории (ООПТ) не могут серьезно повлиять на сохранность Волжского бассейна в силу их небольшой суммарной площади.

В заповедниках сохраняются природные комплексы, специально выделенные государством, и не эксплуатируются природные ресурсы. Здесь проводят долговременные исследования и мониторинг биоты, на одних и тех же учетных площадях. Полученные данные используются для корректировки мер по охране и в эколого­просветительской работе, что расширяет поле деятельности коллективов заповедников, не позволяя замыкаться на собственных проблемах.

Сохранение природных комплексов отличительная черта деятельности заповедников. Этим она отличается от деятельности других государственных природоохранных структур, которые отвечают за сохранение одного ресурса:

леса, вод, охотничьих животных и рыб, воздуха. Сложившаяся практика охраны (точнее эксплуатации) отдельных ресурсов не эффективна, поскольку интересы ведомств, зачастую носят противоречивый характер, поэтому нельзя достигнуть главной цели охраны природы ­ поддержания средообразующей функции природы в стабильном состоянии. Не могут выполнить эту функцию и ООПТ из­ за незначительности территории для поддержания устойчивости биосферы Земли.

В биоте Волжско­Камского заповедника происходят изменения в результате вырубки лесов и эксплуатации природных ресурсов для хозяйственных нужд на сопредельных территориях. При этом в заповеднике на площади, около 10000 га, сохраняется более 50% видового разнообразия сосудистых растений республики Татарстан, а лесистость республики, за обозримый период, снизилась почти в три раза и составляет 17%.

Биологическое разнообразие Лапландского заповедника в Мурманской области не спасло его леса от гибели от выбросов никелевого комбината.

Заповедник получил новые площади, удаленные от источника загрязнения.

Висимский заповедник сохраняет 53% биологического разнообразия флоры Чусовского ботанико­географического округа Среднего Урала. При расширении заповедника в 2001 году, из 19990 га в состав принято более 12000 га молодняков.

Это говорит об изменениях в структуре лесного фонда вокруг заповедника в послевоенные годы, хотя лесистость заповедника и района оставалась неизменной.

В июне 1995 года на Висимский заповедник обрушился удар стихии.

Штормовой ветер, обильный снегопад, определенный температурный режим вызвали налипание снега на кроны. В результате действия различных факторов, произошло единовременное выпадение до 50% деревьев в лесах заповедника и в округе на общей площади более одного миллиона гектаров.

После ветровала возросла пожарная опасность в лесах за счет большой массы горючего материала, повышения сухости из­за инсоляции, снижения запасов почвенной влаги вследствие усиления поверхностного стока, фрагментации мохового покрова, смены мхов на злаки, и т.д. Через три года в лесах были отмечены пожары от сухих гроз. За 27 лет после организации, это был первый пожар в заповеднике.

Для Сахалинской области установлено, что лесозаготовки увеличивают класс пожарной опасности в ельниках и ставится вопрос об уменьшении расчетной лесосеки, что актуально и для Свердловской области.

Приведенные примеры показывают, что само по себе видовое разнообразие не является гарантией сохранения ООПТ. Угроза для ООПТ и для биосферы связана с изменениями лесистости, структуры лесного фонда и т.д.

Видовое разнообразие биосферы можно сравнить с системой надежности, которая обеспечивает возможность ее длительного существования, независимо от текущих изменений: орбиты Земли, солнечной активности, других факторов в исторически сложившихся пределах.

Не менее важная сторона в функциях структуры биосферы. Виды в природе существуют не отдельными особями, а популяциями. Каждая популяция имеет определенную пространственную структуру. В процессе эволюции популяции различных видов приспособились к совместному существованию, связаны между собой сложными отношениями и образуют единые природные комплексы (биоценозы) ­ элементарные ячейки структуры биосферы.

На эти сообщества, прежде всего фоновые виды, приходится основная доля усвоения солнечной энергии, создания первичной биологической продукции, обеспечения круговорота вещества и энергии, создания среды обитания вместе со всем комплексом видов, для каждого вида, в том числе и для человека. Именно на природные комплексы, образующие структуру биосферы, ложится функция компенсации негативных последствий деятельности общества.

Дифференцированное рассмотрение вопросов видового разнообразия и структуры биосферы имеет смысл при планировании мер по охране природы.

Такой подход уточняет функцию «сохранения», стоящую перед обществом и заповедниками, не как локальное сохранение биологического разнообразия, а как сохранение, прежде всего, структуры биосферы, включая видовое разнообразие, как части охраны природы в самом широком плане.

Требования устойчивого развития равнозначны и важны для общества и природы. Устойчивое развитие общества без устойчивого состояния природы невозможно, но и устойчивое состояние природы без стабильности общества также невозможно.

Адекватными должны быть и меры по сохранению биосферы, а именно проводиться в масштабах областей, регионов, государств и объединяться общим подходом. Отказ ряда стран, которые больше всего загрязняют атмосферу углекислым газом, от ратификации Киотского протокола можно рассматривать как желание и в дальнейшем эксплуатировать природный потенциал других государств без какой либо компенсации за ущерб отдельным странам и мировому сообществу.

Решение проблемы в снижении неблагоприятных воздействий деятельности человека и в сохранении потенциала природы путем организации сети ООПТ и природно­заповедного фонда, «…для поддержания способности природных систем к саморегуляции».

Поддержание природной среды в режиме естественной регуляции, потребует больших площадей, чем те, на которых можно организовать заповедники, национальные и природные парки. Поэтому необходимо предусмотреть участие лесного, сельского, водного, охотничьего хозяйств в поддержании природных систем в равновесии, дифференцировав функции организаций в зависимости от задач по охране природы.

Систему природно­заповедного фонда в лесной зоне можно представить в виде взаимосвязанных территорий, в которых хозяйственный режим меняется от полной неприкосновенности (заповедники), через массивы площадей с разными оборотами рубки леса, рассчитанными на естественные процессы восстановления, до участков интенсивного лесного хозяйства, расположенных в особенно благоприятных экономических условиях. Таким образом, сохранность крупных природных комплексов, таких как Волга и ее бассейн, зависят от воплощения в жизнь Экологической доктрины России.

ПРИНЦИПЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ПОДХОДА В УПРАВЛЕНИИ БИОРАЗНООБРАЗИЕМ НА ПРИМЕРЕ ТЕБЕРДИНСКОГО БИОСФЕРНОГО ЗАПОВЕДНИКА В. В. Онищенко, Д. С. Салпагаров К специфике горных заповедников относится их бесконечное и нередко ставящее в тупик разнообразие, а также все подавляющее свойство вертикальности – трехмерности территории, что делает их мало восприимчивыми к общим процессам развития современного мира.

Экосистемные принципы функционирования Тебердинского заповедника следует рассматривать, прежде всего, в контексте экологических и социально­ экономических особенностей горных территорий [4], которые определяются следующими характеристиками:

­ сложностью орографии формирующей экологическую среду и биоразнообразие ­ труднодоступность ­ уязвимостью и длительной маргинализацией.

С учетом данных параметров, Тебердинским заповедником предлагается комментарий к «принципам экосистемного подхода, принятым на Пятом совещании Конференции сторон Конвенции о биологическом разнообразии»

(Найроби, Кения, 2000) // V/6. Экосистемный подход).

1. Задачи управления земельными, водными и биологическими ресурсами определяют ся общест вом.

Земельные, водные и биологические ресурсы горных территорий являются единой цепью связывающей не только продовольственную обеспеченность горного населения, но и элемент духовности, определяемый охраной природы, культурой, священными местами и ландшафтным разнообразием. Управление в данной цепи взаимосвязанных элементов экосистем, безусловно, определяется обществом и направлено на развитие сотрудничества между общественными и частным секторами, где возникают новые формы партнерства по планированию деятельности связанной с устойчивым развитием горных экосистем.

2. Управление должно быт ь, по возможност и, максимально децент рализованным.

Децентрализация управления экосистемами осуществляется в новых формах партнерства, на уровне правительств, неправительственных и межправительственных организаций, когда находятся новые общие позиции и ведется конструктивный диалог. Кроме того, следует уделять больше внимания вовлечению местного населения и других общественных групп в работу по планированию деятельности связанной с устойчивым развитием экосистем [1].

3. Органы управления экосист емами должны учит ыват ь влияние своей деят ельност и (дейст вит ельное или возможное) на смежные или любые другие экосист емы.

Органы управления горными экосистемами непременно и в первую очередь должны прогнозировать влияние своей деятельности на смежные или любые другие экосистемы, так как повышенная уязвимость, труднодоступность, неконкурентноспособность, в большинстве случаев продукции производимой в горах на международных рынках, требуют разработки особых мер использования природных ресурсов.

Краткосрочное планирование, связанное с изъятием природных ресурсов из экосистем приводит к их деградации – уничтожению почвы, развитию эрозии ухудшению экологической среды, потере биоразнообразия. Комплексный принцип природопользования в решении задачи разработки и реализации долгосрочных программ позволит достичь длительное устойчивое использование горных районов [5]. Например, зерно дешевле выращивать на равнинах, а молоко производить в горах. Таким образом, кооперация производителей приведет к успешной реализации каждым своей продукции на рынке. Поскольку спрос на спорт и рекреацию остается устойчивым, летний и зимний туризм может быть приоритетным так же большое значение будет приобретать использование и гидроэнергетических ресурсов.

4. При определении возможных положит ельных результ ат ов управления экосист ема должна рассмат риват ься к экономическом конт екст е.

С экономической точки зрения горные экосистемы могут быть конкурентноспособными по отношению к равнинным, только в том случае если они используют особые ресурсы, обусловленные их горным положением:

эстетические для туризма и отдыха, минеральные или целебные ресурсы.

Развитие социально­экономических отношений за счет хищнического природопользования приводит к кризису экосистем. Преодоления современного экологического кризиса возможно только на основе осознания того, что нормальное развитие природных экосистем, включая ООПТ, ­ необходимое условие устойчивого существования социоэкосистемы и, следовательно, самих людей [2].

Любая программа управления экосист емой должна:

а) уст ранят ь диспропорции в ст рукт уре рынка от рицат ельно влияющие на биоразнообразие, используя экономические механизмы регулирующие существующие рыночные отношения посредством платежей (налогов, штрафов) и стимулов (налоговых льгот, не денежных субсидий) направленных на:

­ ограничение хозяйственной деятельности человека, негативно воздействующей на редкие виды и их местообитания, прежде всего:

­ чрезмерного использования (добывание, сбор, охота, браконьерство) ­ загрязнение природной среды в местах обитания редких и уникальных природных объектов ­ оборота (торговли) биологических видов и продукции ценных экосистем.

в) предост авлят ь ст имулы для сохранения биологического разнообразия и уст ойчивого использования в случаях:

­ экологически благоприятного поведения участников рынка по отношению к важным биологическим видам ­ контролируемой платной рекреационной деятельности (включая туризм, экологические тропы и т.д.), связанной с наблюдением за биологическими видами в местах их обитания или размещения (вольеры, зоопарки, дендропосадки и т.п.) ­ разведения коммерчески ценных видов на специализированных формах и в неволе ­ акционирования экологических объектов с ценными или редкими видами, выпуск природоохранных облигаций, создание системы страхования редких видов ­ поощрения контролируемой коммерческой деятельности в ООПТ.

с) сосредот очиват ь все зат рат ы и выгоды внут ри самой экосист емы значит создавать неблагоприятные условия для доступа нового бизнеса на национальный и международный рынки, обеспечивающие высокую добавленную стоимость. Усиление конфликтов интересов в отношении сохранения экосистем приводят к сужению поля деятельности и к хрупкости регионального баланса. Решение данного вопроса в перспективе потребует дополнительных усилий для повышения привлекательности экосистем, а также сохранения финансовой помощи как важнейшего фактора поддержания жизнеспособности экосистем в постоянно меняющихся условиях.

Приемлем аспект сосредоточения выгод внутри самой экосистемы, который возможно реализовать, например, реформированием системы налогообложения – переход от косвенной (опирающейся на учет результатов производства и не принимающий во внимание используемые природные ресурсы) к прямому природно­ресурсному налогообложению, базирующемуся на учете вовлекаемых в производство природных ресурсов. При сохранении общей суммы налогов необходимо резкое изменение ее пропорций за счет роста доли налогов, связанных с использованием природных биоресурсов и нанесением ущерба биоразнообразию.

5. Главной особенност ью экосист емного подхода являет ся сохранение ст рукт уры и функций экосист емы.

Приоритетной целью сохранения нормального функционирования сообществ является в первую очередь сохранение экосистем, а не отдельных видов. Этот принцип позволяет сохранить большое число видов в самовоспроизводящейся структуре, в то же время сохранение отдельных видов зачастую сложно и экономически мало выгодно [3].

6. Управление экосист емами должно осущест влят ься т олько в пределах ест ест венного функционирования.

Управление экосистемами основывается на экологических принципах и оценке состояния территорий, максимально близких к естественным. Оно опирается на планирование гармоничных отношений между использованием и самовосстановительным потенциалом природы с сохранением существующих и возможным восстановлением естественных экосистем. Особое внимание в управлении экосистемами следует уделять потенциалу долгосрочного и жизнеобеспеченного природопользования в традиционных формах проявления (сельское хозяйство, животноводство, лесоводство, другой местный промысел).

Средства создания устойчивых экосистем заложены в согласовании четырех элементов: форма поверхности и ее очертания, вода, растительность, структуры экосистем.

7. Экосист емный подход т ребует соот вет ст вующих масшт абов.

Экосистему следует понимать как разномасштабное, но вместе с тем индивидуальное явление. Соответственно, подразумевается, что ее можно выделить как индивидуум в разных масштабах. Так как система отношений между биотой и окружающей средой, в локальных областях равновесия нелинейна, то в ней существуют эффекты синергизма, и она неизбежно дифференцирована в пространстве – времени. К такой схеме организации системы затруднительна адаптация системы управления. Следовательно, масштабность экосистемного подхода требует созданная, соответствующей системы высшего иерархического порядка (макроэкосистемы), каковой может быть трансграничная система взаимодействия локальных экосистем.

8. Учит ывая изменчивост ь временных характ ерист ик и возможност ь от сроченных последст вий, свойст венных экосист емным процессам, цели управления экосист емой должны быт ь долговременными.

Объяснение существующей картины разнообразия экосистем требует понимания большого числа факторов разного пространственно­временного масштаба, от миллионов лет и тысяч километров геоэкологической истории до лет или десятилетий, в течение которых шли процессы микроэволюции и преобразования человеком локальных экосистем. Особенности управления биоразнообразием меняются в зависимости от экологических условий и практики природопользования. В контексте устойчивого развития экосистем, которое всегда представляет собой долгосрочный процесс, глобальные интересы общества, связанные с функционированием экосистем (гидрологические циклы, поддержание биоразнообразия, чистый воздух), не могут быть обеспечены сиюминутно. Решения, касающиеся глобальных экосистем, имеют долгосрочный характер (десятилетия).

9. При управлении экосист емами необходимо учит ыват ь неизбежност ь изменений Экосистемы представляют собой динамические взаимодействия речных бассейнов, форм земли и форм жизни в конкретном месте. Экосистемы изменяются по концептуальным принципам. Однако в процессе их функционирования происходят изменения потоков вещества и энергии, а так же деятельность человека влияющие на равновесие экосистем. В горах движение в сторону конечного состояния экосистемы (климакса) часто прерывается катастрофическими событиями. В определенном высотном поясе климаксные «модели» часто используют в качестве меры «естественности» и представляют собой ту цель, к которой следует стремиться в результате разработки стратегии управления экосистемами. Однако, как показала практика в горах особенно в высокорасположенных поясах концепция климакса мало применима, поскольку их физическое и биологическое разнообразие не позволяет, как следует понять черты непрерывного развития. Следовательно, с учетом неизбежности изменений, при планировании и управлении экосистемами крайне важно проведение мониторинга и использование мониторингового материала оставшихся или потенциально возможных климаксных участков, реконструированных из остатков естественных экосистем.

10. Экосист емный подход должен ст ремит ься к дост ижению адекват ного равновесия между сохранением и использованием биологического разнообразия.

Воздействие человека на экосистемы стало настолько мощным, что они уже не в состоянии противостоять процессами антропогенной трансформации и утрачивают важнейшее свойство природных сообществ – способность к самовосстановлению. Трансформация экологической обстановки в результате различных антропогенных воздействий, невозможность полного восстановления структуры и состава экосистем приводят к изменению в них ценотических отношений и внедрению видов с широкой экологической амплитудой, в свою очередь способствует образованию производных экосистем.

В настоящее время во многих программах, проекта и документах отражены отдельные природные экосистемы, подвергающиеся опасности, где увеличение разнообразия видов и популяций может обеспечить экономическую прибыль и непрерывность экологических процессов. Посредством плодотворного взаимодействия теории экосистем и практики их эксплуатации, две концепции – биоразнообразия и устойчивого развития, ­ стали важной поддержкой глобальной политики. В этом может быть суть адекватного равновесия между сохранением и использованием биологического разнообразия при экосистемном подходе. Крайне важно осознать необходимость разных уровней охраны природы и, наоборот, человеческой деятельности в каждой из зон охраняемых экосистем, начиная от строго охраняемого ядра и заканчивая окружающими экосистемами, где можно проводить разнообразную экономическую деятельность, учитывая при этом стремление к охране природы.

11. Экосист емный подход должен учит ыват ь любые формы соот вет ст вующей информации, включая научные данные и мест ный опыт, нововведения и практ ические мет оды.

Обширная область исследований экосистем требует различных подходов:

традиционных форм фундаментальных и прикладных исследований, привлечения местного населения, обеспечивающего перспективу развития анализа информации и распространения результатов, как традиционными методами, так и электронным путем. Пока не удалось достичь достаточного прогресса в поддержании и развитии баз данных и информационных систем, способствующих интегральному управлению и оценке состояния особенно горных экосистем. Это положение меняется благодаря формированию новых организаций и использованию новых технологий, специально разрабатываемых для такого рода работ. Активизируется совершенствование базы экологических знаний по технологиям и по сельскохозяйственной и природоохранной практике в отдельных районах. Большинство программ по сохранению и развитию экосистем теперь включает конкретные компоненты, направленные на совершенствование баз данных по биологическим ресурсам, экономическим, социальным и культурным вопросам.

Придается большое значение пониманию и поддержке эффективных традиционных и адаптированных к местным условиям технологий. Развивается и межнациональное экологическое сотрудничество. Из всего разнообразия получаемой информации вытекает важное социоэкологическое отношение:

разнообразие элементов экосистем порождает разнообразие самих экосистем, которые сами по себе могут рассматриваться как элементы систем более сложного следующего уровня. Поэтому более исчерпывающая и многоплановая информация о разнообразии экосистем разного уровня гарантирует эффективное управление ими и устойчивое их развитие.

12. Экосист емный подход должен объединят ь все заинт ересованные группы общест ва и научные дисциплины.

Включение проблемы экосистем и биоразнообразия в контекст социальных отношений касается уже не только генетического и видового разнообразия биологических объектов в экосистемах, но включает в экосистемы и разнообразие культур, и разнообразие материальных продуктов цивилизации. Таким образом, проблема экосистемы уже не является проблемой только собственно живого (естественного) мира и среды его обитания. Она дополняется социальными компонентами антропогенного (искусственного мира) и преобразованной среды (цивилизацией). Мир современной цивилизации – это соцоэкосистема имеющая свою эволюцию. С социологической точки зрения проблему биоразнообразия следует определять как проблему самих людей, их культуры, социализированности, образованности. В этом ракурсе проблема биоразнообразия социальна, а ее разрешение зависит от качеств человеческих личностей во всех группах общества.

Прогрессивное направление предметной области экосистемного биоразнообразия расширяет ее содержание путем вывода в поле «юрисдикцию»

различных наук: биологию (экосистемы в узком изначальном содержании), экологию, географию, экономику, социологию, этику, культурологию, педагогику, политологию, теологию.

Литература 1. Айвз Дж. Д., Мессерли Б., Роадс Р.И.. Повестка дня для устойчивого развития // Горы мира – глобальный приоритет. Изд. дом «Ноосфера». М., 1999. – С. 437­448.

2. Йеник Я. Разнообразие жизни в горах // Горы мира – глобальный приоритет. Изд. дом «Ноосфера». М., 1999. – С. 191­222.

3. Лебедева Н.В., Криволуцкий. Биологическое разнообразие и методы его оценки // География и мониторинг биоразнообразия. Колл. авторов. М.:

Издательство Научного и учебно­методического центра, 2002. – С. 13­71.

4. Онищенко В.В., Салпагаров Д.С.,… Некоторые результаты комплексных экологических исследований высокогорий Северо­западного Кавказа направленные на усиление роли Ассоциации в процессе формирования региональной политики природопользования и охраны природы // Оценка современного экологического состояния природных комплексов Кавказа и Юга России. Ставрополь: Изд. «Кавказский край», 2000. – С. 11­28.

5. Эль Хаджи Сене, Д. Мак­Гунри Устойчивое горное развитие – Глава 13 в действии // Горы мира – глобальный приоритет. Изд. дом «Ноосфера». М., 1999. – С. 431­436.

ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ОЗ. МАНЫЧ ГУДИЛО ­ ТЕРРИТОРИИ БИОСФЕРНОГО РЕЗЕРВАТА «ЧЕРНЫЕ ЗЕМЛИ», ОТНЕСЕННОЙ К РАМСАРСКИМ УГОДЬЯМ В. С. Бадмаев, Б. С. Убушаев Территория Рамсарского угодья «Маныч­Гудило» находится в пределах Кумо­ Маныческой впадины и характеризуется наличием пойменных террас. Первая пойменная терраса, высотой 1­2 метра, слагает дно современной долины Маныча и в настоящее время затоплена водами озера. Вторая надпойменная, высотой 3­ метров, образует острова и отмели, третья представляет собой равнину высотой 12­15 метров и шириной до 10 км с хорошо выраженной продольной волнистостью (невысокие пологие гряды, вытянуты параллельно течению Маныча и чередуются с такими же понижениями). К четвертой террасе отнесены расположенные к северу от озера Маныч­Гудило бугры­гряды, вытянутые в широтном направлении. Эти гряды образованы размывом древней террасы, высота которых достигает 35 метров. Такой рельеф прослеживается в северной части орнитологического участка заповедника, где южные склоны гряд короткие, сильнопокатые, а северные ­ пологие, слабопокатые и относительно длинные.

Восточная часть акватории озера Маныч­Гудило, площадью 27,6 тыс. га, с островами и прибрежной буферной зоной является орнитологическим филиалом Государственного природного биосферного заповедника «Черные Земли», расположеным между 46 12 и 46 27 с.ш. и 42 30 и 43 02 в.д. на стыке административных границ Яшалтинского и Приютненского районов Республики Калмыкия, Орловского района Ростовской области и Апанасенковского района Ставропольского края. Специфика акватории включенной в состав заповедника состоит в том, что уровень минерализации воды здесь скорее морской (27­49 г/л), нежели пресноводный. Соленость озера зависит от количества пресной воды, поступающей по рекам Большой Егорлык и Калаус. Однако они впадают в Маныч­Гудило за десятки километров от зоны заповедника и не могут ее существенно опреснить. Образующиеся весной в результате разлива Маныча в микропонижениях рельефа временные (пересыхающие летом) водоемы, представляющие собой небольшие озерца, тоже являются солеными. Кроме того, в пределах территории орнитологического участка и в его окрестностях имеются три небольшие, более пресные, чем Маныч­Гудило, речки с берегами поросшими тростником.

Климат умеренно континентальный. Зима преимущественно облачная, умеренно холодная, относительно малоснежная. Лето теплое и очень теплое, малооблачное. Для Приманычья характерно устойчивое проявление не только засушливого, но и суховейно­засушливого типа погоды. Средняя многолетняя температура воздуха весной колеблется +1,3 до +16.3 С, летом в пределах +20,2 ­ +23,5 С, зимой ­2,2 ­ ­4,9С. Среднегодовая температура – около +9,3 С. Среднее многолетнее количество осадков составляет 423 мм. Ветра в основном восточные, юго­восточные, реже западные. Полный ледостав за последние 5 лет наблюдался всего два года. Вскрытие льда отмечается в конце февраля, в начале марта.

Важнейшими местообитаниями орнитофауны на озере являются острова.

Различия в высоте, площади и микрорельефе островов с одной стороны, а также межгодовые и сезонные изменения в уровневом режиме водоема и водно­солевом режиме почв обуславливают разноэтапность сукцессий растительного покрова островов в один и тот же вегетативный период и удовлетворяют потребности для гнездования птиц самой различной экологической специализации.

На низких островах (0,5­1,0 м.), как правило, формируются гнездовые орнитокомплексы, представленные колониями чаек, крачек, куликов. Наиболее сложные орнитокомплексы характерны для островов средней высоты (1,0­2,0 м.), в меньшей степени­ высоких островов (2 м). Здесь, наряду с пеликанами, колпицей, черноголовым хохотуном и другими чайковыми, гнездятся все гусеобразные.

На мелководной акватории с глубиной от 0,3 до 2,0­3,0 м. в период миграции и линьки скапливаются одновременно сотни тысяч водоплавающих и околоводных птиц. На мелководьях широко распространены подводные заросли заннихелии, рупии, рдеста нитчатого, рдеста гребнчатого, встречаются также пятна вашерии, харовых водорослей, кладофоры, кишечницы. Летом в хорошо прогревающихся мелководьях, имеющих постоянную циркуляцию воды, в массе развивается зоопланктон и бентос. Основу зоопланктона (всего около 50 видов) составляют веслоногие и ветвистоусые рачки. Биомасса зоопланкнота достигает 50 г/м, а бентоса –40г/м.

Глубоководная акватория со средними глубинами в 3­5м. Является местом отдыха и кормежки большого количества линяющих и летующих гусеобразных и других водоплавающих и околоводных птиц. Водная растительность и гидробионты представлены достаточно обильно.

Угодье расположено в пределах самой крупной миграционной трассы в Евразии, соединяющей Западную Сибирь, Таймыр и Казахстан с Ближним и Средним Востоком, Северной и Восточной Африкой. В настоящее время угодье является одним из самых крупных мест длительных остановок мигрирующих гусеобразных и околоводных птиц в пределах России. Общий масштаб миграции различными авторами оценивается у уток – в 800,0­1500,0 тыс. особей, у гусей – в 350,0­600,0 тыс. особей, из которых краснозобых казарок не менее 16, тысяч особей, или около 33% мировой популяции.

Озеро Маныч­Гудило является районом массового гнездования колониальных околоводных птиц, численность которых по данным В.Г.Кривенко колебалась в следующих пределах: розовый пеликан – 50­240 пар, кудрявый пеликан – 6­120, колпица – 200­300, серая цапля – 10­280, черноголовый хохотун – 600­1200, серебристая чайка – 1200 – 3000, морской голубок – 100­1000 пар. Обычны на гнездовании шилоклювка, ходулочник, изредка встречаются малая белая цапля, каравайка.


По весенним учетам за 2001 год роль в населении отдельных видов в процентах выглядит следующим образом: серая утка – 2,4 кряква – 11, красноносый нырок – 3,5 пеганка – 5,8 шилохвость – 23,3 серый гусь – 1,7 лебедь­ шипун – 11,8 широконоска – 2,7 огарь – 16,3 лысуха – 8,7.

В 1996­2001 гг. отмечены поселения большого баклана на островах, общее число гнезд, в двух поселениях составило около 120. Из чайковых на островах угодий встречено поселения серебристой чайки с общей численностью около пар и поселения черноголового хохотуна, речной крачки, черноголовой чайки. В последние годы на оз. Маныч­Гудило проходят массовые линьки огаря и лебедя щипуна, численность которых в зависимости от условий года и уровня воды, колеблется от 3 до 20 тысяч и от 0,5 до 1,5 тысяч особей.

В мягкие зимы при отсуствии ледостава на акватории озера и его окрестностях остается на зимовку до 100 тысяч уток, в том числе 15­20 тысяч огаря, несколько тысяч серого и белолобого гуся, несколько сот лебедя щипуна.

Угодье является местом обитания 32 редких и исчезающих видов птиц, занесенных в «Красную книгу» Российской Федерации и МСОП.

На прибрежных участках степи до недавнего времени размножалась перевязка (Vormela peregusna), современное состояние неизвестно. На островах и прибрежной степи был выпущен байбак (Marmota bobak), который сохранился в охранной зоне заповедника. По литературным данным на Маныче Гудиле встречается Гигантская вечерница (Nyctalus Iasioptterus). В последние три года достоверно отмечены несколько встреч с каменной куницей (Martes foina Erxleben).

Растительный покров прилегающего к акватории района весьма разнообразен, так как территория расположена на стыке двух зон растительности: степной и полупустынной. К степной зоне относятся территории юго­западной части долины Маныча, остальная ­ полупустынная зона.

Равнинные степные и сухостепные ассоциации на глинистых, суглинистых почвах и солонцах характеризуются ковыльными, разнотравно­злаковыми и дерновинно­злаковыми биоценозами с преобладанием ксерофильных злаков, полукустарников (полыней), засухоустойчивых и солевыносливых растений. Из ковылей чаще всего встречаются ковыль Лессинга (Stipa lessingiana) и волосовидный (Stipa capillata L.). Множество житняка гребневидного (Agropyron pectinatum), овсяницы валийской (Festuca valesiana). Из эфемерных злаков присутствуют мятлик луковичный (Poa bulbosa), кострец безостый (Bromopsis inermis), полевичка малая (Eragrostis minor). Богато разнотравье, которое представлено: шалфеем мутовчатым (Salvia verticillata), зопником клубненосным (Phlomis pungens), коровяком фиолетовым (Verbascum phoeniceum L.), живокостью восточной (Consolida orientalis), лютиками иллирийским и многоцветковым (Ranunculus illyricus, polyanthemos).

Надпойменные террасы представленные каштановыми почвами характеризуются злаковыми, разнотравно­злаковыми, полынно­злаковыми, злаково­осоковыми ассоциациями. В их структуре пырей ползучий (Elytrigia repens), ковыль волосовидный, пижма тысячелистниковая (Tanacetum achilleifolium), житняк пустынный и гребневидный (Agropyron desertorum), полыни белая и австрийская, а из однолетников господствуют рогач песчаный, мятлик луковичный, а также эфемеры и эфемероиды клоповник пронзеннолистный (Lepidium perfoliatum), кострец безостый, мортук восточный и тюльпаны (Tulipa).

А по берегам пресных впадающих в озеро речек слагаются болотные и лугово­ болотные ценозы: осоковые, злаково­осоковые, осоково­тростниковые. Они представлены ­ камышом озерным (Scirpus lacudris L.), тростником обыкновенным (Phragmites australis), осокой береговой (Carex riparia).

Вдоль берегов Маныча на засоленных почвах первой пойменной террасы слагается солянко­солеросовая ассоциация. Доминируют сарсазан шишковатый (Halocnemum strobilaceum), климакоптеры толстолистая и шерстистая (Climaкoptera erassa, lanata), солерос европейский (Salicornia europaea), лебеда мелкоцветковая и стебельчатая (Atriplex micrantha, pedunculata).

Для островных фитоценозов и береговой растительности характерна полосная комплексность. Она представляет собой узкие полосы растительности, сменяющие друг друга в пространстве в зависимости от изменения увлажнения, засоленности в одном определенном направлении (по берегу от воды, а на островах ­ к центру).

В угодье произрастает виды, занесенные в Красную книгу Российской Федерации, а также некоторые редкие и исчезающие растения:

­тюльпан Шренка (Tulipa gesneriana). Ареал этого вида сокращается вследствие сбора дикоросов и перевыпаса скота. Формы этого тюльпана, которые встречаются на островах Маныч­Гудило, по величине цветка и красоте расцветок не уступают, и даже превосходят лучшие сорта культурных тюльпанов:

­василек Талиева (Centaurea taliewii) – почти исчезнувший вид, встречается на островах Маныч­Гудило.

­касатик (ирис) карликовый, или степные петушки ­ Iris pumila L. Невысокое растение, высотой 5 см, с одним цветком. Растет по всей территории на солонцеватых степных склонах, лиманных лугах и солончаках.

Существующие угрожающие и беспокоящие факторы в основном антропогенного характера. Наблюдаемое в настоящее время последствия экономического кризиса, уменьшение использования воды на орошение приводит к снижению уровня воды в Маныче­Гудило, к росту минерализации вод угодья. За последние 3 года береговая линия акватории озера сократилась на 30 – 80 метров, что привело к соединению двух островов с материковой частью.

Ежегодно наблюдается увеличение количества охотников на водоплавающую дичь по границам Рамсарского угодья. Непоправимый ущерб сохранению орнитофауны наносит весенняя охота, на пролетных птиц, открываемая в марте в Республике Калмыкия и Ростовской областях.

Рекреационные возможности озера Маныч­Гудило для проведения экологического туризма оцениваются достаточно высоко, но в настоящее время осуществляются в виде разовых посещений неорганизованных групп в периоды цветения тюльпанов и пролета некоторых видов птиц. Назрела необходимость создания сохраняющих биоразнообразие, природохранных проектов по использованию природных ресурсов Маныча на базе двух Государственных заповедников Ростовского и «Черные Земли».

Литература 1. Кривенко В.Г. Водоплавающие птицы и их охрана. М.: Агропромиздат, 1991.

2. Кривенко В.Г.,Любаев В.Л. Колониально гнездящиеся птицы Восточного Маныча/ Мат­лы У1 Всес. Орнит. Конф.,ч.1, М. МГУ, 3. Летопись природы ГБПЗ «Черные Земли» за 1996­2002 г. Рукопись.

4. Миноранский В.А. Летняя орнитофауна Ростовского степного заповедника и прилегающих районов. Кавказский орнитологический вестник, вып. 9. ЗОНИРОВАНИЕ ОКСКОГО БИОСФЕРНОГО РЕЗЕРВАТА И ПЕРСПЕКТИВЫ ЕГО РАЗВИТИЯ С. Г.Приклонский Окский государственный заповедник, как «выхухолевый», был образован в 1935 г. Первоначально он располагался узкой полосой вдоль левого, поросшего лесом, берега р. Пры и захватывал участок ее устья с раскошными, богатейшими в флористическом отношении, злаково­разнотравными лугами окской поймы.

Эта территория, площадью около 11 тыс. га, находилась под непосредственным управлением заповедника. Кроме того, ему была придана обширная охранная зона, площадью от 30 до 40 тыс. га где, собственно говоря, и находилась основная часть поголовья той самой выхухоли, «охранять и восстанавливать» которую ему было поручено. Охранная зона находилась в подчинении и управлении (владении) различных землепользователей, главным образом животноводческого профиля.

На протяжении последующих лет территория заповедника претерпела многократные изменения. Еще в довоенные годы все окские пойменные участки были изъяты и переданы «в вечное пользование» колхозам и совхозам. Затем фактически была упразднена охранная зона. Одновременно в его состав были включены некоторые «лесные дачи», расположенные к северу от первоначальных заповедных угодий. В относительно «стабильном» состоянии заповедник просуществовал с 1939 по 1989 гг., когда его площадь приближалась к 22,9 тыс. га.

Некоторой трансформации подверглась охранная зона: вначале (1956 г.) она была частично восстановлена (до 7,5 тыс. га), а затем (1966 г.) расширена (до 15,5 тыс.

га).

В число биосферных резерватов (БР) Окский заповедник официально включен Решением 9 сессии Международного координационного совета МАБ ЮНЕСКО от 25.04.86 г., хотя Положение о нем, как о «биосферном» было утверждено МСХ СССР еще в сентябре 1983 г.

В настоящее время (на 1.01.2003) площадь заповедной территории, находящейся в управлении его администрации, составляет 55 744 га, охранной зоны, имеющей иных владельцев, 22 985 га (Казакова, Соболев, 2004). Это изменение закреплено распоряжением СМ РСФСР от 11.08.1989 г. Причем 32, тыс. га переданы заповеднику для образования биосферного полигона (БП).

Размещение отдельных зон Окского биосферного резервата (ОБР) в настоящее время представлено на схеме (Рис. 1).

Готовясь к расширению заповедника, его работники и сотрудничавшие с ними исследователи рязанских и московских НИИ и вузов, провели детальные исследования земель, предлагаемых к включению в состав ОГЗ. Обследование вновь полученных территорий продолжено ими в 1990 – 2003 гг. На переданной территории выявлены участки, не имеющие аналогов в Центральном лесничестве (ядре) БР, а также угодья, характеризующиеся существенным природным разнообразием. В соответствии с полученными данными представилось целесообразным несколько изменить зонирование ОБР.

Для того чтобы не внести ненужной путаницы в последующем изложении, остановимся на некоторых терминологических и концептуальных представлениях о БР в нашем понимании. Уже при разработке проекта БР в «недрах» программы «Человек и биосфера» предлагалось выделять на их территориях следующие зоны:


1). Ядро (Nuclear, Core) ­ территория наименее подвергаемая всякого рода хозяйственному использованию (антропогенному воздействию). Здесь влияние человека на природные комплексы должно быть минимальным вплоть до жесткого регулирования числа посещений и объема научных исследований, прежде всего ­ экспериментального характера.

2). Биосферны й полигон Переходная зона Зона традиционного хозяйственного использования (Transition zone, Biosphere polygon) ­ территория, где, как следует из ее названия, допускаются те или иные традиционные пользования.

А именно: ведение сельского хозяйства: полеводства, луговодства, животноводства, пасечного дела лесного хозяйства охоты рыболовства и др.

видов использования природных ресурсов, традиционно существовавших в данной местности, под контролем и при согласовании с администрацией заповедника. В качестве исполнителей могли быть использованы сотрудники заповедника, местные жители, а, также, люди, специально привлеченные для этих работ из других районов.

3). Для смягчения влияния разных режимов функционирования перечисленных выше зон на соседние участки, а также для отграничения территории заповедника от окружающих, интенсивно осваиваемых человеком угодий, предлагалось создавать буферны е зоны (Buffer zone).

Размеры перечисленных зон предполагалось устанавливать на месте в соответствии с конкретными природными условиями и фактически существующей антропогенной нагрузкой. Инициаторы этого проекта (8а по номенклатуре МАБ, ЮНЕСКО Соколов, 1987) поговаривали о возможности организации также иных зон (например, ­ «зоны восстановления нарушенного природного комплекса» ­ Reconstruction zone), целесообразность которых могла быть определена только в условиях конкретного БР.

Анализ реакции природных комплексов на различный уровень антропогенной нагрузки на отдельные зоны каждого БР предполагалось определять путем сопоставления данных, получаемых на соответствующих пробных площадях (участках, маршрутах), закладываемых во всех зонах.

Оптимально необходимое число таких проб должно быть определено в каждом БР эмпирическим путем. Предполагали так же, что роль в биосфере Земли, природной зоне, ландшафте или регионе каждого БР (а также ­ по сравнению с другими БР) может быть представлена некой «суммой» индексов. Разработку этого показателя инициаторы проекта 8а переложили на будущих исследователей.

Внося предложения по новой схеме зонирования территории Окского БР мы исходили из следующих постулатов:

а). Центральное лесничество Окского заповедника, на протяжении более лет выполнявшее роль ядра, зонированию не подлежит.

б). Из состава БП в ядро необходимо включить участки, где находятся экосистемы, отсутствующие в Центральном лесничестве ОГЗ, или слабо там представленные.

в). Заповедник имеет охранную зону (ОЗ, Protection zone), установленную в соответствии с Федеральным Законом об ООПТ ­ на региональном уровне. Эта зона (по Положению о ней) фактически может осуществлять задачи буферной зоны БР для отграничения собственно резервата от смежных пространств.

Отличие охранной и буферной зон состоит в праве собственности на них. Если вторая входит в состав заповедника, то в первой «хозяйничают», (хотя и при согласовании с администрацией ОБР) другие владельцы. Поэтому там, где охранная зона проходит по границе участков ядра, выделение буферной зоны из состава БП не везде целесообразно.

г). Учтены предполагаемое увеличение охранной зоны, а именно установление ее вокруг всей территории БР и некоторые изменения ее очертаний. Названные вопросы находятся в стадии обсуждения и согласования преимущественно на уровне местных и областной администраций. Это позволит в будущем при включении новых территорий в состав резервата ограничиться минимальной коррекцией предлагаемого варианта зонирования ОБР.

Для районирования территории Окского БР использовали материалы лесоустройства, отчеты экспедиций В.Н. Тихомирова (Ботанический сад и Кафедра высших растений МГ ­ 1974­1995 гг.), И.И. Мамай (Географический факультет МГУ – 1979­1982 гг.) и собственные наблюдения (преимущественно 1988­2002 гг.). Предлагаемая схема нового районирования представлена на Рис. 2.

Ориентировочная площадь отдельных зон (в тыс. га) при этом составит:

­ ядра ­ 29, ­ буферной зоны ­ 5, ­ биосферного полигона ­ 20, Общая площадь охраняемой территории т.е. – фактически всего Окского биосферного резервата, учитывая ныне существующую охранную зону (около тыс. га), находящуюся в собственности иных владельцев, составляет 78,7 тыс. га.

(около 800 кв. км).

При ознакомлении с этой схемой (Рис. 2), следует иметь в виду, что мы считаем очевидным в недалеком будущем создание (и административное подтверждение в областном законодательстве) километровой полосы охранной зоны на территории Касимовского района Рязанской области вдоль границы ядра заповедника от его крайнего северо­восточного угла в западном направлении, а затем – на север до соединения с существующей ОЗ в Клепиковском районе.

Наличие охранной зоны вокруг всей территории заповедника соответствует российскому представлению о заповедных образованиях. Оно соответствует также взглядам на этот вопрос, декларированным в международных документах о БР (где, впрочем, такая зона именуется буферной). Выше мы изложили суть отличий этих терминов и фактических образований в нашем случае.

Основаниями для включения ряда участков (пронумерованных с севера на юг) нынешнего БП в состав ядра Окского БР можно назвать:

­ № 1. Расположен на территории Комсомольского лесничества в крайнем СЗ углу заповедника. Площадь 612 га. Наличие относительно крупных массивов чистых ельников с значительным количеством спелых и перестойных насаждений этого типа леса и обильным подростом.

­ № 2. Юго­восточный угол Комсомольского лесничества. Площадь 207 га.

Массивы открытых верховых болот. Здесь же расположена братская могила: захоронение жертв (около 2 тыс. чел.) лесного пожара, произошедшего в центре Мещеры в 1936 г.

­ № 3. Центральная часть Куршинского лесничества. Площадь 2560 га.

Район характеризуется обширными заболоченными пространствами.

Здесь же встречаются массивы (по 200 – 300 га) чистых осинников, отмеченные, как уникальное явление для мещерских лесов В.Н.

Тихомировым.

­ № 4. Южная часть Чарусского лесничества. Площадь 1698 га. Участки спелых сосновых лесов, примыкающие к северо­западной границе ядра Окского БР.

­ № 5. Северо­западная часть Лакашинского лесничества. Площадь 2173 га.

Включение этой территории позволит получить значительный отрезок р.

Пры (Протяжением около 18 км) с ее обоими берегами в составе ядра.

Можно вспомнить, что, в сущности говоря, вся река Пра входит в ядро, поскольку граница заповедника, находящегося на левобережье Пры, первым же решением об его образовании (1935 г.) проложена по ее правому берегу. Однако, присоединение и самих правобережных лесов в особо заповедную зону несомненно усилит охранный статус этого водотока на названном участке.

­ Урочища (без номеров), расположенные на берегу р. Оки, носящие названия «Рябов затон» и «Красный холм», площадью соответственно 3 и 11 га, включены в состав ядра при лесоустройстве 1990 г.

По периферии вновь образуемых участков ядра, не соприкасающихся с существующей охранной зоной, предлагается установить километровую полосу буферной зоны. Ее площадь составит 5,2 тыс. га. Создание буферной зоны на площади нынешнего БП в дополнительных обоснованиях не нуждается.

Из состава ядра при лесоустройстве начала 90­х гг. территория зубрового питомника (317 га) переведена в состав Лакашинского лесничества (биосферный полигон). Питомник функционирует. Там же построена производственная база питомника редких видов журавлей. Ведутся хотя и не слишком интенсивные хозяйственные работы, осуществляется экскурсионная деятельность, эксперименты, что не соответствует по нашим представлениям уровню антропогенного воздействия, допустимого в ядре. Мы предлагаем установить в ней статус буферной зоны БР.

Следует вкратце остановиться на перспективах развития Окского БР.

Они могут быть определены четырьмя основными направлениями:

территория (l), усовершенствование законодательной базы (ll), оргвопросы (lll), развитие НИР (lV).

l. Для завершения территориального формирования Окского БР необходимо:

а). Включение в его состав урочища «Ореховские луга», расположенного по обоим берегам р. Пры между 169­173 Центрального и 21­2473­75 кварталами Лакашинского лесничества. Площадь около 800 га. Урочище в настоящее время находится во владении Лакашинского СПК. Исключение этого участка в 30­х гг.

прошлого века из состава ОГЗ было вызвано планами его использования в качестве сенокосов, а, в дальнейшем ­ мелиорацией в целях увеличения их площади и продуктивности. До 80­х гг. эти земли использовались, хотя и экстенсивно. В конце 70­х гг. был выполнен первый этап мелиоративных работ:

уничтожение древесной и кустарниковой растительности путем авиационной обработки территории бутиловым эфиром. (При этом пострадали ивняки по берегам Пры в том числе и на заповедной территории в 186­187 кв.). В соответствии с требованиями дальнейшего технологического процесса, предполагалась глубокая распашка «освобожденных» от леса земель, их полная рекультивация, внесение необходимых удобрений и засев «культурными»

луговыми травами. Только после этого территория могла бы считаться т.с.

«мелиорированной». Однако, после первого этапа весь участок был заброшен и в настоящее время в хозяйственном отношении не используется. Луга обильно заросли кустарниками. В планах развития Окского БР этот участок намечался как «территория восстановления после антропогенного воздействия, приведшего к деградации природного комплекса». Но к настоящему времени природа сама залечила нанесенные ей раны. Включение этого участка в состав ОБР важно еще и потому, что он находится в центре земель заповедника и представляет потенциальный источник угрозы нарушения заповедного режима.

б). Присоединение к Окскому БР второй половины Чарусского лесничества, ныне Чарусского лесничества Бельковского лесхоза (Касимовский р­ н) площадью 8000 га. На этой территории В.Н. Тихомировым были найдены интересные и уникальные для Мещерского края растительные сообщества, поэтому значительная ее часть должна войти в состав ядра заповедника.

в). Присоединение к Окскому БР отторженных в конце 30­х гг. от него луговых урочищ окской поймы: «Лопата» и «Ореховский остров». В те годы для директивных органов было очевидным, что эти луговые участки представляют первостепенную ценность для развивавшегося животноводства. В настоящее же время (с начала 90­х гг.) они по сути дела заброшены. Ухода за лугами не производится. Выкашивается менее трети пригодной для сенокошения площади, да и то не ежегодно. Идет активное закустаривание лугов. Таким образом, активного и, главным образом, разумно обоснованного противодействия восстановлению этой части заповедника в первоначальных границах мы не ожидаем. В то же время, для целостности природного комплекса Окского заповедника наличие в его составе типичны х окских лугов совершенно обязательно. Этого же требует декларированная задача создания заповедника ­ охрана и восстановление выхухоли: угодья, о которых идет речь, основные местообитания этого вида, обильно ею заселённые.

При выполнении п.п. а­в формирование «собственной» территории Окского БР на этапе обозримого времени (первая четверть 2000­ного века) завершится.

г). Замкнуть километровой полосой охранной зоны участок на северо­ востоке заповедника от д. Акулово до д. Кочемары. Дополнительная площадь ее в этом случае, в зависимости от выполнения п. «б», составит от 2,7 до 3,5 тыс. га.

ll. Совершенствование законодательных актов, определяющих функционирование заповедника. В целях улучшения выполнения ОБР своих задач следует ликвидировать ряд пробелов в его законодательной базе, а именно:

внести ряд поправок в действующее Положение об ОГЗ (см. выше), разработать и утвердить на соответствующем уровне Положение об охранной зоне (Администрация Рязанской обл.), Положение об Ученом совете ОБР (Управление ООПТ и объектов МПР РФ) и Устав поселка Брыкин Бор (Администрация Спасского района). Наконец, следует создать рекомендуемый «Севильской стратегией» Координационный совет БР и принять Положение о нем (Администрация ОБР).

lll. Организационно­административные вопросы. Для улучшения координации руководства Окского БР следует образовать на северных территориях филиал или отделение Научного отдела заповедника. При этом научный отдел заповедника рассматривается нами в контексте классических представлений о российских (советских) заповедниках, как мозговой, нравственный и наиболее консервативный орган таковых (Реймерс, Штильмарк, 1978 1979 Штильмарк, 1996). В зависимости от решения предыдущих моментов его центр может быть размещен в р.п. Тума, д. Малахово или в д. Лубяники.

Альтернативным решением может быть строительство дороги: Брыкин Бор ­ Лубяники с твердым покрытием. Это обеспечит улучшение связи с северными территориями, руководства ими и их научного освоения. Проект такой дороги, учитывающий перспективы развития ОБР, был разработан еще в 80­х гг.

Важнейший элемент ее ­ железобетонный мост через р. Пру в районе пос. Брыкин Бор построен.

lV. Развитие научно­исследовательской работы. Вектор научных исследований должен быть смещен в сторону первоочередного решения «внутризаповедных» задач и проведения цикла работ, в плане задач биосферного резервата. Последнее существенно еще и потому, что этим Россия выполняет перед международным сообществом взятые на себя обязательства по проекту «Биосферные заповедники». Здесь следует всемерно поддерживать дальнейший ход инвентаризационных работ наименее изученных групп флоры и фауны резервата (низшие растения, водоросли, почвенная фауна, нематоды, моллюски, ракообразные, вирусы и бактерии). Закладку и повторное обследование пробных площадей в различных по антропогенному статусу ценозах, обобщение данных ЛП, ее фондов и многолетних трендов (флуктуционных процессов). Принято анализировать их на основании цифровых данных или графических изображений. Самостоятельного внимания заслуживает изучение отдельных модельных видов природных ассоциаций, животных и растений.

Литература Анненская Г.Н., Мамай И.И., Цесельчук Ю.Н., 1983. Ландшафты рязанской Мещеры и возможности их освоения. М., изд­во МГУ, 245 с.

Казакова М.В., Соболев Н.А., 2004. Природно­заповедный фонд Рязанской области. Рязань, изд­во «Русское слово», 418 с.

Реймерс Н.Ф., Штильмарк Ф.Р., 1978. Особо охраняемые природные территории. М., «Мысль».

Реймерс Н.Ф., Штильмарк Ф.Р., 1979. Эталоны природы. Заповедники нашей страны. М., «Знание».

Соколов В.Е. 1987. Международная программа ЮНЕСКО «Человек и биосфера» (МАБ) в СССР. М., Гидрометеоиздат. 380 с.

Штильмарк Ф.Р. 1996. Историография российских заповедников (1895­1995).

М., ТОО «Логата», 340 с.

ТРАДИЦИОННОЕ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЕ НА ТЕРРИТОРИИ ДАРВИНСКОГО БИОСФЕРНОГО ЗАПОВЕДНИКА Н.Н.Калуцкова, Н.А.Ст епина Преобладающее большинство биосферных резерватов в нашей стране организовывалось на базе государственных заповедников. Многие заповедники к тому времени функционировали как научные учреждения достаточно долгое время. Приобретение нового статуса потребовало существенной перестройки их деятельности. Статус биосферного резервата предполагал проведение экологического мониторинга под эгидой МАБ, развитие экологического просвещения и туризма. Однако не все заповедники еще могут выполнять функцию развития и сотрудничества с местным населением, хотя поддержка традиционного природопользования признается в качестве одного из ключевых элементов функционирования биосферных резерватов (Севильская стратегия…, 1996). Причины этого понятны. Многие заповедники были созданы на территориях, ранее бывших в интенсивном хозяйственном использовании.

Расположенные вокруг заповедника рабочие поселки и даже деревни по архитектуре и стилю жизни бывают весьма далеки от традиционных сельских поселений, органично вписанных в ландшафт. Возникают вопросы, что же следует считать «традиционным природопользованием» и каким образом можно оказывать поддержку его развития, если все, включая земли, леса, образ жизни местного населения было трансформировано в течение многих десятилетий.

Такой анализ был проделан для территории Дарвинского биосферного заповедника, расположенного на берегах Рыбинского водохранилища.

Предлагаемый подход может быть использован и для других заповедников в Центральных и Северо­западных областях Европейской России, поскольку эти районы имеют сходные традиции в природопользовании.

Понятие «традиционное природопользование» в научной литературе в основном рассматривается на примере территорий проживания малых народов.

До сих пор нет точного определения, что такое традиционное природопользование, чаще встречается словосочетание «рациональное природопользования» (Основы экологии и..., 1994 Снакин, 2000 Дедю, Реймерс, 1990). В самой общей форме традиционное природопользование характеризуют как полезный для современности опыт природопользования, накопленный на традиционных стадиях (присваивающего хозяйства и господства традиционной аграрной экономики). Обычно подчеркивается адаптивный, экологически щадящий режим использования ресурсов (Данилова,1998). В этих формулировках есть некоторая идеализация традиционного природопользования, тогда, как известно много примеров необратимых изменений среды, вызванных традиционными видами пользования на самых разных стадиях исторического развития (уже в XVIII в. под воздействием вырубки лесов происходит обмеление рек Европейской России, «осуходоливание» их пойм и падение урожайности лугов). Несомненно только, что традиционные системы хозяйствования отличаются от современного землепользования большей привязанностью к ландшафтам. Это и дает один из критериев для поиска «традиционного природопользования» ­ оно должно хорошо отражать ландшафтные особенности территории биосферного заповедника.

Для многих районов Центрального и Северо­Западного региона России традиционными типами природопользования являются земледелие, молочное животноводство и лесные промыслы в различном сочетании. Это природопользование в лесной зоне России имеет древние традиции. Так, в Северо­Западном регионе России обрабатывались на протяжении веков одни и те же территории, а подсечно­огневая система благополучно дожила до начала XX века (Шилов, 1998). До 30­х годов прошлого столетия Россия оставалась по преимуществу аграрной страной, где большинство населения составляло крестьянство, а крестьянская экономика служила фундаментом общественной системы. Наряду с землепашеством и животноводством большое значение имели лесные промыслы. Заготовки древесины были одним из самых доходных промыслов для крестьян. Большое значение имел сбор дикоросов. В России неурожаи продолжались и в XX в., и только благодаря широкому употреблению в пищу даров природы (съедобных трав, ягод, плодов, грибов и т.д.) народ мог выжить в неурожайные годы. Собирательство было обычным занятием в свободное от полевых и других работ время. Дикорастущие съедобные, лекарственные, витаминоносные растения в последние годы вновь приобрели значение.

К концу XIX века сложилась уже определенная дифференциация Нечерноземной области Европейской России по преобладающей системе хозяйствования (Сельское..., 1893). Выделялись три системы хозяйствования:



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.