авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«МОСКОВСКОЕ БЮРО ЮНЕСКО РОССИЙСКИЙ КОМИТЕТ ПО ПРОГРАММЕ ЮНЕСКО «ЧЕЛОВЕК И БИОСФЕРА» (МАБ) РОССИЙСКИЕ БИОСФЕРНЫЕ РЕЗЕРВАТЫ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ ...»

-- [ Страница 8 ] --

Заповедник охватывает часть территории, заключенной между реками Верхней Печорой и ее правого притока ­ Илычем. Общая площадь его составляет 721,3 тыс. га. Он состоит из двух участков. Один из них, площадью 15,8 тыс. га находится в пределах восточной окраины Русской равнины, другой, площадью 705,5 тыс.га ­ в пределах Уральской горной страны. Минимальное расстояние между ними достигает 40 км. С севера заповедник ограничен р. Илыч и его притоком ­ Кожимъю, с запада и юга ­ р. Печорой. Восточная граница проходит по самому восточному хребту Северного Урала и совпадает с административной границей Тюменской области. Основная территория заповедника лежит в пределах 61° 39 ­ 63° 16 с.ш. и 57° 47 ­ 59° 39 в.д. Небольшой изолированный западный участок ограничен 61° 53 ­ 61° 43 с.ш. и 56° 52 ­ 57° 07 в.д.

Появление заповедника связано с именами Станислава Генриховича Ната и Франца Францевича Шиллингера. В 1912 году С.Г. Нат первым выступил в печати с идеей организации заказника в Печорском крае «для сохранения, главным образом, соболя и других пушных зверей».

Реализация предложения Ната началась лишь в 1928 году, когда зоолог А.Ф.

Чиркова представила Совету Всероссийского общества охраны природы материалы Ната и краткий проект экспедиции на Печору с целью проверки этих материалов и сбора дополнительных сведений, необходимых для организации резервата. Экспедиция была одобрена Государственным Комитетом по охране природы и получила средства от Главнауки Наркомпроса и Исполкома Коми автономной области. Руководителем ее назначили Ф.Ф. Шиллингера ­ известного деятеля отечественного заповедного дела. После завершения экспедиции в опубликованном отчете был сделан следующий вывод: «Сохранение соболя в европейской части Союза, то есть в Коми области, обоснованному на детальном изучении данного вопроса на месте, возможно только в случае скорейшего учреждения большого национального парка в наиболее для этой цели подходящем месте. В противном случае с уверенностью можно предсказать, что соболь будет полностью истреблен также, как был истреблен бобр». Здесь же предложен проект организации такого парка ­ заповедника на территории междуречья Верхней Печоры и Илыча, ограниченной с востока Уральским хребтом, а с севера илычским притоком Кожимъю. Проект получил активную поддержку многих российских ученых, среди которых были С.А. Бутурлин, М.А.

Менсбир, В.А. Варсанофьева, А.А. Чернов, Г.А. Кожевников и др. Благодаря энер­ гичной деятельности автора проекта, он очень быстро прошел все необходимые инстанции. Вскоре было издано Постановление Совета Народных Комиссаров РСФСР от 4 мая 1930 года, в котором поручалось Народному Комиссариату Просвещения в порядке осуществления пятилетнего плана организовать и оформить шесть новых заповедников, в их числе был и «Печорский заповедник».

В последующих официальных документах и публикациях до 1951 года он именуется как Печорско­Ылычский, позднее было принято современное название ­ Печоро­Илычский.

30 июля 1931 года Постановлением СНК РСФСР № 826 «О границах заповед­ ников общегосударственного значения» утверждены границы заповедника, предложенные ранее экспедицией Шиллингера. Первоначальная территория резервата, в естественных границах Печоро­Илычского междуречья, имела площадь 1134,6 тыс.га. и в таком виде сохранялась в течение первых двух десятилетий существования заповедника.

Постановлением СНК РСФСР от 14 мая 1932 года № 510 Печоро­Илычский за­ поведник был включен в первый список научно­иссследовательских учреждений.

В 1933 году составлен первый организационный план будущего заповедника, включающий штатное расписание, смету расходов на строительство, приобретение оборудования и материалов, Функционирование заповедника, как государственной организации началось с 1934 года, когда был частично заполнен штат и стала осуществляться охрана территории и первые научные исследования силами самого заповедника и Ботанического Института Академии Наук.

Укомплектовать штат лесного и научного отделов сотрудниками необходимых специальностей удалось лишь к 1937 году.

Управление заповедника первоначально располагалось в селе Усть­Илыч, а в 1935 году было переведено в поселок Якша, где оно находится по настоящее время.

В соответствии с Постановлением ВЦИКа и СНК РСФСР от 10 февраля года «Об утверждении сети заповедников общегосударственного значения», Пе­ чоро­Илычский заповедник был переведен в ведение Комитета по заповедникам при Президиуме ВЦИКа. В мае 1939 года Комитет был преобразован в Главное управление по заповедникам СНК РСФСР, а затем в октябре 1939 года ­ в Главное управление по заповедникам, зоопаркам и зоосадам при СНК РСФСР.

В декабре 1945 года произошло преобразование Главного управления. От него отошли зоопарки и зоосады. Главному управлению вернули первоначальное название: Главное управление по заповедникам (ГУЗ) В марте 1946 года Главное управление по заповедникам перешло в ведение Совета Министров СССР и просуществовало до 1953 года.

В 1950 году, когда началась первая реорганизация отечественной заповедной системы, Печоро­Илычский заповедник, как и большинство других был включен в список заповедников подлежащих ликвидации. Только благодаря хлопотам и настойчивости ученых, в частности профессора В.А. Варсановьевой, его удалось сохранить. На основании Постановления Совета Министров СССР от 29 августа 1951 года № 3192 площадь заповедника была значительно сокращена ­ до 93 тыс.га и разделена. Из бывшей заповедной территории исключили весь горный ландшафтный район и почти всю равнинную часть. Заповедник стал существовать в виде двух участков. Один из них размером в 6 тыс.га., располагался в окрестностях поселка Якша, второй вытянулся вдоль верховий Печоры с выходом на Илыч по долинам рек Большого Шежима и Шежимъю. Вся северо­восточная и западные части были переданы Печоро­Илычскому лесхозу.

17 марта 1953 года Главное управление по заповедникам было передано Министерству сельского хозяйства и заготовок СССР, в декабре 1953 года в Министерство сельского хозяйства СССР.

В марте 1955 года Главное управление реорганизовано в Управление по запо­ ведникам и охотничьему хозяйству Главного управления лесного хозяйства полезащитного лесоразведения Министерства сельского хозяйства СССР. В середине 1955 года началась передача заповедников республиканским ведомствам. Созданное 19 июля 1955 года Главное управление охотничьего хозяйства и заповедников при Совете Министров РСФСР (Главохота РСФСР) стало преемником заповедного наследства в РСФСР. Печоро­Илычский заповедник был передан в Главохоту РСФСР.

В 1959 году по инициативе научной общественности и ходатайству региональной власти Коми, территория резервата была вновь увеличена. Приняв предложение Совета Министров Коми АССР и Министерства сельского хозяйства РСФСР, Совет Министров РСФСР распоряжением от 14 января 1959 года № 164­Р передал Печоро­Илычскому заповеднику из Печоро­Илычского лесхоза часть государственного лесного фонда. Территория заповедника была расширена до 721,3 тыс.га и разделена на два обособленных участка: борового площадью 15, тыс.га и темнохвойного ­ 705,5 тыс.га. В границах, определенных данным документом, заповедник находится до настоящего времени. Леса заповедника относятся к лесам первой группы с особым режимом ведения лесного хозяйства.

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 7 января 1988 года № 32 заповедник передан в Государственный комитет по охране природы СССР (Госкомприрода СССР).

Указом Президента СССР от 1 марта 1991 года Госкомприрода СССР была преобразована в Министерство природопользования и охраны окружающей среды СССР, а после августовского путча 1991 ­ в Министерство экологии и природных ресурсов (Минэкология РСФСР).

Указом Президента Российской Федерации от 2 октября 1992 года № 1155 Ми­ нэкология РСФСР преобразован в Министерство экологии и природопользования РСФСР.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 декабря года № 996 образовано Министерство охраны окружающей среды и природных ресурсов Российской Федерации (Минприрода России), в составе которого было образовано Управление, а затем Департамент заповедного дела.

Постановлением Правительства российской Федерации за № 1261 от 25 ок­ тября 1996 года создан Государственный Комитет Российской Федерации по охране окружающей среды (Госкомэкология России), в ведении которого заповедник находился до 2000 года.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 июля 2000 года № 495 создано Министерство природных ресурсов Российской Федерации (МПР России), куда были переданы заповедники и национальные парки России Указом Президента Российской Федерации от 9 марта 2004 года № 314 в со­ ставе МПР России создана Федеральная служба по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзор) в непосредственном ведении заповедник находится по настоящее время.

15 декабря 1995 года на заседании Бюро Комитета Всемирного Наследия при­ нято решение о занесении в Список Всемирного Наследия ЮНЕСКО территории «Девственные леса Коми», включающий площади Печоро­Илычского заповедника и национального парка Югыд­ва, а также их буферные и охранные зоны.

По принятой в начале прошлого века экономической номенклатуре хозяйство илычских коми и печорских русских (1884 г.) считалось «охот ничье­ промыслово – скот оводческо – земледельческим» или, в более поздней номенклатуре (1927 г.) – «пот ребит ельско – нат уральным».

К 1914 году установилась стабильность населения – прекратился приток на Печору и Унью колонизирующего элемента, сраставшегося с экономикой края.

Бассейн реки Илыч от колонизаторов охранялся местными коми. Это означало, что емкость среды была исчерпана.

Охотничьим промыслом в 1884 ­ 1914 г.г. – годы «стабильности» населения ­ занималось 16.3 % зарегистрированных домохозяев, 17% ­ извозом, 33% ­ лесору­ бочным и дровяным промыслом, 24% ­ судостроением (постройкой барж для Нижегородской ярмарки). Рыболовство существовало для собственных нужд более, чем для продажи. Золотодобыча давала доход небольшому количеству хозяйств, ввиду ненадежности этого промысла. Сельское хозяйство (для собственного потребления) было бесспорным занятием и зырян и русских.

Неоднократно предпринимались попытки заселения верховьев рек Печора и Унья, однако из­за отдаленности угодий возникшие поселения существовали недолго и мотивы «ради рыбалки и прост ора» уступали место традиционному сельскому хозяйству. Растениеводство в верховьях рек было более рискованным занятием, чем на месте существующих поныне поселений из­за более сурового климата. Верховья этих рек использовались русскими артелями только для добычи пушнины и вогулами (манси) для добычи рыбы. Расчет «емкости»

экстенсивного ведения охотничьего хозяйства в 1884 – 1914 гг. на территории бассейнов рек Унья, Илыч и верховьев реки Печора до Усть­ Илыча дал количество промысловых охотников из числа коми и русских равное 710 человек – более 340 хозяйств, не считая «скрыт ников», ушедших на Печору и Унью по рели­ гиозным мотивам (на 2 млн. га.). Семьи (дети и жены) охотников промышляли рябчика и зайца у деревень на «весьма обширных угодьях общего использования».

Продуктами «Печорского края» считались 1884 – 1914 гг. (по стоимости): лес для постройки судов и баржи, которые строились в деревне Усть ­ Унья (баржи делались от 48 до 14 саженей длиной), дичь, пушнина, рыба, ворвань, точильный камень, жернова, золото.

Революция, как писал Маляревский (1927 г.), свела на нет лесозаготовки, су­ достроение, извоз, остались только обмен с вогулами, охота и рыболовство.

Существовавший в 1890­1912 гг. металлургический завод Лукьянова на км. от устья реки Унья имел 1 домну, обьемы выплавки были невелики, рабочих во время строительства завод набирал до 2000 человек, заводчик разорился около 1912 года и по свидетельствам дела его шли плохо из­за недостатка средств. В настоящее время на территории завода растет лес, но осталась кладка печей, металлические конструкции.

Таким образом ­ до революции на территории биосферного полигона по рекам Унья и Печора из природопользования существовала только охота, русские не строили путиков как коми, артели русских промышленников ходили на территорию не ежегодно. Существовавшие поселения по речкам Култанье (приток Кисуньи), на Чамейном плесе были приспособлены для нужд сельского хозяйства – на прилегающих территориях выжигался лес и в результате жители получали пахотную землю и пастбища. Однако площадь выгоревшего леса составляла около 3% территории. Практика жить «хуторами» была ликвидирована во время коллективизации – часть населения переселилась в Сибирь, часть была выселена в деревню Усть­Унья. С тех пор освоение пушных ресурсов пришло в упадок. Нагрузка на промысловую фауну к 2000 году по сравнению с 1884­1914 упала более чем в 10 раз, а по некоторым видам и в сотни раз.

Илычские коми, в начале прошлого века «пост роив избу и проложив пут ик, заявляли эт им свои права на охот ничью т еррит орию, пут ики служили предмет ом купли­ продажи, мена, дара, наследования». Артелями коми промысловики не ходили, поэтому опромышляли не всю возможную территорию. Изменений ландшафта для нужд сельского хозяйства на территории, не прилегающей к деревням по реке Илыч не происходило.

Территория принадлежащая сейчас заповеднику до 1930 года была спорной, пограничной между Илычскими коми, вогулами и русскими Печоры.

На прилегающих к Уральскому хребту угодьях охотились вогулы, но занятие это не было для них основным. (Гофман, 1848). На указанной территории постоянных поселений было по Илычу – 4, по Печоре – 6.

На 1884 год в акте на ревизию приведен доходы населения и количество личного хозяйства крестьян:

Пахотной земли – 429 десятин. Сенокоса – более 6000 га.

КРС + телят – 1090+380 голов, лошадей – 400+ 30, овец ­1800.

Доход от охоты составлял – 19433 руб, (продано 1310 билетов на охоту) от рыбалки – 1460 руб.

После создания заповедника в 1930 году часть поселений была выселена с периметра заповедника. На месте поселений возникли кордоны заповедника.

Территория охранной и буферной зон испытывали неоднократные преобразования.

С точки зрения логики такие преобразования не всегда объяснимы:

Лесоустройство 1978 года рекомендовало создать охранную зону по пери­ метру заповедника, однако власти, учтя интересы всех пользователей, кроме запо­ ведника, создали охранную зону из разрозненных кусков, на которые видимо не было претендентов, а затем ее еще и сократили. Режим охранной зоны не давал заповеднику права регулировать лесопользование и в результате этого, местами, вырублены леса вплоть до границы заповедника. В конце концов, Охранная зона, уже сокращенная, утвержденная Указом Главы Республики Коми от декабря 1996 г. №350, была упразднена Указом Главы Республики Коми от 04.10.2002 г №286. В результате ликвидации охранной зоны заповедник стал не вправе регулировать даже посещение верховьев рек Печора и Илыч, чтобы сохранить нерестилища семги и хариуса, группировки лося и дикого северного оленя, концентрирующихся в верховьях рек. В этом, 2005 году леса, прилегающие к западной границе территории заповедника были переданы в аренду лесозаготовителям.

Более 25 лет идет промысел хариуса в целях «биологической мелиорации»

в реке Илыч. Усилиями заповедника, а более тем, что популяция хариуса уже не имеет промысловой плотности, промысел в 2005 году не проводился.

Пока существовала буферная зона, ликвидация разрозненной зоны охранной не ощущалась большой потерей. Однако буферная зона также была ликвидирована и с декабря прошлого года уже территория заповедника испытывает угрозу со стороны лесопользователей и геологов.

В короткие сроки заповедник сформулировал задачи охранной зоны, утвердил у пользователей Положение об охранной зоне, как того требовал Закон и передал документы в МПР Республики Коми, для проведения экологической и юридической экспертиз и последующего ходатайства перед Правительством Росси о создании охранной зоны, уже в границах и с режимом, необходимом для сохранения природного комплекса заповедника. Проект предусматривает расширение охранной зоны, в том числе за счет верховьев реки Илыч.

Буферная зона тоже испытала преобразование ­ Постановлением Правительства РК № 241 от 20.12.2004 г. (Об упразднении буферной зоны, она была упразднена, а Министерству природных ресурсов было предложено создать Охранную зону. Однако заповедник не стал обращаться в прокуратуру о незаконной ликвидации буферной зоны, так как она уже при организации не удовлетворяла принципам охраны природных комплексов и требованиям сохранения биологического разнообразия:

­ Охрана и обеспечение режима созданной (Постановлением Совмина Коми ССР от 19 февраля 1992 года № 85) буферной зоны возлагалась на Комсомольский лесхоз (государственную лесную службу Коми ССР).

­ Буферная зона была создана без передачи земель заповеднику, заповедник регулировал только побочное лесопользование на территории буферной зоны.

­ В буферную зону не входила часть бассейна (водосбор) реки Илыч, которая является неотъемлемой частью природного комплекса территории заповедника.

­ Режим буферной зоны не обеспечивал охрану природного комплекса от наиболее разрушительной хозяйственной деятельности – добычи полезных ископаемых, рубки леса, промышленного и сельскохозяйственного производства.

Сейчас заповедником разработано новое Положение о биосферном поли­ гоне, предусматривающее его увеличение за счет водосбора реки Илыч, предусмотрена передача земель заповеднику и определен режим охраны, не предусматривающий деятельность, наносящую вред природной среде. Проект «Положения» направлен в МПР России для проведения экспертиз.

В настоящее время проявляют повышенный интерес к территории бывшей буферной зоны геологи, появляются, в общем – то, утопические проекты по лесозаготовке на территории буферной зоны, организации рыборазведения на территории нерестовых рек и т.п. Существует интерес геологов и к территории заповедника.

Организация:

Планируется запретить эксплуатацию природных ресурсов на территории полигона, оставив традиционное неистощительное использование под контролем заповедника, сторонних экспертов, местной власти.

На проектируемой территории имеются все природные комплексы заповедника, таким образом полигон будет являться демонстрационной ареной для эколого – просветительской работы.

Что отличает природный комплекс территории полигона ­ Присутствие редких и уникальных реликтовых и эндемичных сооб­ ществ.: 11% видов флоры биосферный полигона представлены гипоарктической и арктоальпийской группами, оставшимися здесь с плейстоцена 14% видов флоры – реликты теплых периодов голоцена присутствуют степные и горностепные виды 20 видов эндемиков Урала произрастает на скалах территории.

Сообщества находятся на границе ареалов. Из древесных растений это си­ бирские виды – кедр, пихта, ель сибирская – западная граница распространения. Позвоночные – соболь – западная граница ареала. Из безпозвоночных – палеарктические виды с Уральско – восточносибирским ареалом – всего 20,8% видов.

Сообщества типичны. Темнохвойные леса определяют характер таежной зоны республики, на полигоне темнохвойников – 85%, представлены все типы тем­ нохвойных лесов и большинство ассоциаций типов.

Сибирские леса в Европе­ Древесная растительность представлена в основном сибирскими видами, характерно присутствие кедра (сосны сибирской) во всех типах леса. Кедр находится здесь на крайней западной части ареала. Полигон входит в список территорий, на которой расположены основные массивы кедровых лесов Европы.

Девственных лесов на территории буферной зоны и биосферный полигона – 87%, (из них первичных березовых лесов – 2%), горных тундр и каменистых россыпей – 3,2%, болот – 6,9%. Всего первичных фитоценозов – 97,1%.

Флора биосферный полигона уникальна. Анализ ее показывает, что в осиновых и березовых лесах европейский характер флоры выражен отчетливо. В еловых лесах выражен сибирский характер флоры: бореальная группа растений – преобладает ­ 79%, гипоарктическая группа ­ 5,6%, аркто­ альпийская ­ 2,6%, неморально ­ бореальная ­ 4,6, виды, характерные для дубрав­ 3,9%, полизональные ­ 3,3%, лесостепные ­ 1%.

Территория полигона ­ эталон растительности бореальных девственных лесов ­ 15 тысяч лет на территории биосферного полигона господствовали темнохвойные леса. Лесные сообщества биосферного полигона (западного склона Северного Урала) отнесены исследователями к наиболее древним в Коми.

Исследователи также полагают, что растительные сообщества биосферный полигона являются аналогом темнохвойных лесов Приуралья в плейстоценовых межледниковьях. Лесная растительность – низкогорные и горные леса елово – пихтовые с примесью кедра, травянисто – кустарниковые зеленомошные.

Наличие уникальных древостоев дополнено большим количеством видов лекарственных растений. Леса биосферного полигона являют собой пример устойчивых, коренных таежных фитоценозов, сформировавшихся в процессе длительной эволюции.

Уникальное биологическое разнообразие.

Список позвоночных полигона составляет 304 вида: птиц ­ 233, млекопи­ тающих ­ 49, земноводных – 4, пресмыкающихся ­ 1 (змей нет), рыб – 17. Значи­ тельная часть видов редкие, наблюдается смешение сибирских и европейских видов животных и птиц.

Только на западном склоне Урала встречается гибрид соболя и куницы – кидус.

Встречаются на гнездовьях крупные хищные птицы, относящиеся к особо охра­ няемым – Орлан­белохвост, скопа, беркут, филин и другие. В реках полигона нерестятся ледниковые реликты – семга (атлантический лосось), хариус, последний – много­ числен. Беспозвоночные биосферного полигона на фоне смешения ареалов растительности, многочисленны и неизучены. Отсутствие обоснованной эксплуатации популяций некоторых охотничьих животных вызывает «старение»

популяций – например 22% популяции медведя ­ звери предельного возраста.

История, традиции, культура.

История остановилась здесь в XIX веке.

Промышленное освоение территории биосферного полигона не велось и в прошлом.

До начала 19 века территория была заселена кочующими вогулами, тяготеющими к горным тундрам. Одновременно с конца 17 века русские промышленники и купцы осваивали пушные и рыбные запасы территории. А коми перенимали культуру вогулов и постепенно выселили их с территории, освоив их отрасли – оленеводство и рыболовство, оставаясь при этом земледельцами.

Охотничий промысел, его технология, с тех времен изменились немного и составляют в настоящее время, вместе с сельским хозяйством для собственных нужд, основные занятия местного населения, основу его ресурсосберегающей культуры. Территория полигона практически ненаселенна, исторически, этому виной и артельный способ освоения пушных богатств края русскими переселенцами, частично – коллективизация, а в основном неприспособленность предгорьев Урала для сельского хозяйства, которое являлось основой жизни местного населения, как коми, так и русских.

При обилии рыбы и зверя территория не имела постоянных поселений. В межсезонье для сельского хозяйства – зимой ­ на территории свои путики открывали охотники коми и артели печорских русских, выходцев из Перми, добывали пушнину. Остальное время территория не осваивалась. Об этом говорит минимум лесных палов, которые делались для создания пастбищ для скота и пашни.

Религиозное движение нанесло некоторый урон лесам – была выжжен скрытниками (ушедшими в лес по религиозным мотивам) часть бассейна речки Култаньи. Зимовья скрытников растворились в природе, вторичные леса на месте палов заменяются темнохвойными. В остальном территория представляет собой девственные темнохвойные леса.

Этносоциальный аспект территории биосферного полигона Территория полигона может быть отнесена к этносоциальной и этнокультурной:

­ населенной в течении 3,5 веков русскими выходцами из Перми и сохранившими древний уклад жизни, быт и фольклор того времени, традиции природопользования, не всегда вписывающиеся в современные правила, ­ долгое время населенной народом коми, адаптировавшимся к местным условиям, однако утратившим оленеводство в настоящее время, ­ прежде территория, принадлежала народу манси, численность которого сейчас критическая. Однако, заходы манси сюда постоянны, культура их не изменилась, основные виды хозяйственной деятельности остались прежними.

­ заповедник и его проектируемый биосферный полигон является пограничной территорией для трех народностей, много взявших друг у друга но сохранивших свою культуру практически неизменной.

1. Одна из приоритетных нагрузок на полигон и менее разрушительная деятель­ ность для природного комплекса – Экологический туризм.

Существующие экологические маршруты знакомят экотуристов с геологической историей полигона Печоро­Илычского заповедника, с девственными лесами Коми и их естественной динамикой, с биологическим разнообразием, уникальными ландшафтами, с историей, культурой и ремеслами на территории бореальных девственных лесов.

На территории полигона имеются экологические маршруты.

Темы курсов экологического просвещения – «девственные леса», «биологи­ ческое разнообразие девственных лесов», «история, природа и культура».

Планируется перенесение базы с территории заповедника на территорию биосферного полигона для практик студентов, экотуризма и обучения, чтобы снизить нагрузку на заповедник.

2. Использование ресурсов традиционного природопользования.

Охотничий промысел имел одно из основных значений для местного населения как илычского так и печорского участка полигона.

– На территории существовавшего биосферного полигона проведен учет экс­ плуатируемых популяций охотничьих зверей в течение 6 лет, определена динамика эксплуатируемых популяций, влияние на них промысла. Определены ресурсные резервы этого традиционного промысла местного населения.

Определены затраты, необходимые на вовлечение в промысел массовых видов животных и развития этой отрасли, как наименее разрушительной для природного комплекса. Определена хозяйственно возможная продуктивность охотничьих видов, ориентированная на устойчивое воспроизводство популяций.

Политика рынка с начала 20 века сместила промысел на дорогие виды пушнины, не уделяя внимания видам массовым и игнорируя дичь. Анализ заготовок диких животных с 1884 по 1927 год говорит о том, что промысел тех лет был ориентирован на массовые виды и вовлекал в заготовки широкий спектр диких зверей и птиц.

­Тип хозяйства местного населения и раньше не был ориентирован исключи­ тельно на охотничий промысел, который существовал как побочный. Основу со­ ставляло сельское хозяйство, хотя продукция его сбыта не имела ни тогда ни теперь, а использовалась для собственных нужд. Увеличения производства продуктов сельского хозяйства не представляется возможным, т.к. пашни и сенокосы не позволяют использовать механизмы, и площадь их невелика.

­В последнее время пользуются спросом дикорастущие ягоды и грибы, и при наличии небольших инвестиций, возможно увеличить рентабельность этого вида пользования и повысить интерес местного населения к этим ресурсам.

­Подготовлен инвестиционный проект по возрождению модели натурального хозяйства прошлого века, в который органично вписывается проект по организации экологического и природного туризма.

3. Организация традиционных промыслов ­ ­ Представляется наиболее выгодным создание промысловых участков на ос­ нове собственности на ресурсы, проект организации таких участков существует, законодательство позволяет этот проект осуществить. Хозяйственно – возможная продуктивность охотничьих животных позволяет добиться увеличения выхода продукции с территории в десятки раз, не нанося ущерба воспроизводству этого ресурса, запасы дикорастущих практически неисчерпаемы и переработка их на месте повысит рентабельность, позволит вовлечь в заготовки новые виды сырья, в том числе и лекарственно ­ технического. Рыболовство, носящее в настоящее время характер хищнического, подорвало популяцию наиболее ценных видов – хариуса и семги, однако при условии пятилетнего запрета на ловлю хариуса, популяцию его можно восстановить. К сожалению, таймень как вид потерян в реке Илыч и это связывают с разрешением в свое время, промысла хариуса сетными орудиями лова, практически бесконтрольного. (Прежде был разрешен неводной промысловый лов при строгом контроле). Популяция семги также переживает не лучшие времена и только контролем нерестилищ восстановить ее не удастся. До нерестилищ пропускается очень мало семги.

­ Печорский участок биосферного полигона (бассейн реки Уньи) имеет все шансы стать демонстрационной территорией, отвлечь посетителей от зоны «ядра», снизить нагрузку на охранную зону заповедника, т.к. имеет большую привлекательность для туристов, как экологических, так и туристов на дикой природе, и этот участок более доступен для посетителей, имеет большее количество жителей, способных принимать и обслуживать туристов, обеспечивать их местными продуктами питания, изделиями местных ремесел.

Уже сейчас, с минимальными инвестициями можно принимать до экотуристов в год и более 200 туристов на дикой природе. Население имеет пятилетний опыт обслуживания групп туристов.

Экологичные виды пользования пока популярностью у бизнеса не пользуются, существующий Илычский промхоз имеет в своем штате двух охотников – промысловиков, занимается он в основном заготовкой леса вне территории проектируемого полигона. Однако, местное население продолжает охотиться, пока сохраняя свой самобытный уклад жизни.

На Печорском участке полигона проекты по экотуризму и природному ту­ ризму отсутствуют. Местное население также занимается промысловой охотой и сельским хозяйством для собственных нужд.

Претенденты на земли полигона в основном добытчики полезных ископаемых и лесозаготовители.

Добыча полезных ископаемых уничтожит нерестилища лососевых, экономику края, она, возможно, ненадолго поднимет, но потеря среды обитания, культуры, традиций местного населения будет невосполнима.

Заготовка леса не представляется как достойное занятие для местного населения. В настоящее время бригады лесозаготовителей набираются из приезжих, при активизации лесозаготовок, для местного населения также будут отведены только вспомогательные роли.

При существующих технологиях, развитие этих отраслей приведет к деградации окружающей среды. Обещанные этими отраслями рабочие места не рассчитаны на труд местных жителей, т.к. требуют специальной квалификации.

Существуют проекты создания целлюлозно – бумажного комбината.

Сторонники ЦБК также апеллируют к тому, что увеличатся нерентабельные из­ за невозможности реализации сейчас баланса, лесозаготовки, не принимая во внимание то, что запасы спелого леса в настоящее время на территории района невелики и расчетная лесосека была весьма завышена, а значит, чтобы обеспечить ЦБК сырьем, в заготовки будут вовлечены неспелые и перестойные леса, последние сохранились только на территории планируемого биосферного полигона и представляют интерес как эталон нетронутой природы, а не как сырье для перерабатывающей промышленности.

После строительства ЦБК местное население лишится своей среды, затем своей культуры, основанной на неистощительном природопользовании, но не приобретет рабочих мест, т.к. ЦБК так же требует особой квалификации работников.

Имеется проект рыборазведения на базе водоемов печорского участка полигона, но поскольку биосферный полигон отменен, проект не передан на экологическую экспертизу заповеднику.

Любое развитие промышленных отраслей вызовет люмпенизацию местного населения и потерю ими своей территории и промыслов. О справедливом распределении доходов от добывающих отраслей также говорить не приходится, законодательство этого не предусматривает.

Традиционные ресурсы.

Традиционное природопользование.

Ресурсы, которые могут быть вовлечены в хозяйственную деятельность Рыболовство.

До настоящего времени в бассейне р. Илыч имеет место промысловый лов хариуса, осуществляемый в рамках биологической мелиорации для улучшения условий обитания молоди атлантического лосося. По данным промысловой статистики, максимальные уловы хариуса приходились на пятидесятые годы прошлого столетия и достигали 24.8 т, в год. При существенных межгодовых колебаниях тренд уловов илычского хариуса демонстрирует классическую кар­ тину перелова. В последние годы, только учтенные уловы хариуса в р. Илыч составляют 1­2 т. О снижении численности илычского хариуса также свидетельствует динамика географии биологической мелиорации. Если в пери­ од высокой численности популяции в 50 ­ 60­е годы прошлого столетия лов ха­ риуса осуществлялся от впадения р. Исперед и выше, то в последующем он сдвигался к верховьям реки. В настоящее время, ввиду низкой численности об­ лавливаемого объекта, биологическая мелиорация проводится лишь в самых верховьях Илыча в районе впадения р. Кожим, где хариус еще сохраняет уро­ вень численности, при которой его промысел остается выгодным для рыбаков.

В последние годы произошло снижение численности молоди атлантического лосося в р. Илыч. Плотность молоди семги на одном из типичных семужье­нерестовых перекатов р. Илыч в 2002 г. составила 0,9 экз. на 100 кв. м., что согласуется с данными В.П. Антоновой (2000), согласно которым плотность илычской молоди семги в конце 90­х годов прошлого столетия составляла 1,3 экз. на 100 кв.м. По данным М.И. Владимирской (1957), плотность пестряток семги на нерестилищах Верхней Печоры в начале пятидесятых годов прошлого столетия составляла 11 рыб на 100 кв.м, что на порядок выше, чем плотность молоди семги на нерестилищах р. Илыч в настоящее время. (В.Г.

Мартынов) Мелиорация популяции хариуса, которую оправдывают сохранением популяции семги, таким образом, неоправданна. Т.к. максимальные уловы хариуса наблюдались в годы обилия молоди семги.

За прошедший период в верховьях реки Илыч был построен трубопровод, его влияние на воды реки Илыч неизвестно.

В реке Унья неуправляемый и неконтролируемый лов хариуса привел к такой же картине перелова, что и на Илыче.

Популяция хариуса в реке Печора пока благополучна, и это говорит о том, что естественные столетние колебания численности, о которых любят говорить сторонники промысла хариуса, здесь не при чем.

Таймень в настоящее время в реках заповедника и прилегающих территорий потерян как вид. Существует проект возрождения популяции тайменя в реках биосферного полигона.

Охота.

Хозяйственно – возможная продуктивность (размер изъятия, предусматри­ вающий расширенное воспроизводство) ресурсов охотничьего промысла на территории проектируемого биосферного полигона: (Мельничук А.В.) Голов Вид\год 1998 1999 2000 2001 2002 Белка 23736 33906 33267 70130 22917 Волк 0 7 28 0 29 Выдра 41 18 8 8 Горностай 577 737 1895 40 316 Заяц –беляк 5250 9656 13056 14634 18782 Куница 114 117 254 179 272 Лисица 44 39 44 27 24 Лось 0 49 26 18 0 Норка 322 111 98 161 193 Росомаха 4 2 2 4 0 Рысь 0 0 0 2 1 Глухарь 6815 5058 2289 4242 5520 Рябчик 18390 20020 47104 29580 62284 Тетерев 12346 6204 6998 14784 Бел.куроп. 2535 5038 5086 15738 6719 Бобр 60 Медведь 8 Представляется наиболее выгодным создание промысловых участков на ос­ нове собственности на ресурсы, проект организации таких участков существует, законодательство позволяет осуществить этот проект. Количество участков на территории – 100, что даст работу, в зависимости от используемого ресурса, от ста до тысяче человек.

Стоимость продукции охотничьего промысла составит от 0,7 до 4, млн.руб., в среднем 3,5 млн.руб. за сезон что будет зависеть от естественного колебания численности охотничьих животных.

На базе производственных участков полнее будет организован сбор дикорастущих.

Повысить рентабельность каждого участка возможно проведением коммерческих охот, ориентируясь в основном на добычу глухаря.

Затраты на организацию промыслового участка невелики, срок службы строений и оборудования на таких участках велик, кроме того, промысловая охота ­ основа культуры местного населения и, согласно проведенным в 2003­ годах опросам – одно из предпочитаемых занятий местным населением.

Сельское хозяйство на территории биосферного полигона:

Лимитирующим фактором для сельского хозяйства считают наличие сенокосов и пастбищ. Всего лугов под сенокосы и пастбища на территории полигона, по материалам лесоустройства – более 4000 га. С продуктивностью 0,5 ­ 1,5 тн. на га. Использование на сенокосах существующей техники невозможно и это также сдерживает, совместно с невозможностью реализации продукции, сельское хозяйство на территории.

Дикорастущие:

Ресурсы дикорастущих на территории биосферного полигона:

Вид Запас тонн Вид Запас тонн клюква кг. 4820,3 голубика кг. 57, брусника кг. 4500,1 малина кг. 100, черника кг. 27899,6 грибы кг. 6487, в т. ч. для солки 3905, При организации сбора, доработки и переработки дикорастущих возможно заготавливать всю доступную продукцию (около 10% и выше от запаса).

Наличие в местах промысла сушилок и ледников позволит вовлечь в заготовки и иные виды продукции. Стоимость продукции дикорастущих при минимальных затратах в существующих ценах составит в среднем 0,78 млн. руб. в год, той же переработанной продукции – 2,7 млн. руб. Издержки заготовок снизятся при организации сбора, централизованной дообработки из – за снижения транспортных затрат. И централизованной переработки, за счет увеличения стоимости конечного продукта.

Заготовка и переработка древесины.

Потребность в древесине для собственных нужд на строительство и отопление жилых помещений возможно удовлетворить при существующей МТБ, потребность в пиломатериалах, после инвестиций.

Экологический и природный туризм.

Организация промысловых участков позволит создать базы для развития природного туризма, обучить проводников из числа охотников.

Предпосылки для экологического туризма существуют, из числа сотрудников методического отдела заповедника возможно выделить гидов, научные сотрудники опишут экологические маршруты. На базе существующих маршрутов возможно организовать практики студентов.

Для развития этого рода деятельности необходимы инвестиции для создания условий проживания с достаточным уровнем комфорта.

Большой вклад в создание демонстрационной территории может внести действующая в заповеднике лосинная ферма.

Лосеферма была создана в 1949 году. Тогда она была первой и единственной в Советском Союзе, хотя попытки одомашнивания лося предпринимались неоднократно на протяжении всей истории человека со времен палеолита. В 30­х годах прошлого века в Советской России к проблемам доместикации животных и растений было решено применить научный метод.

Перед учеными были поставлены задачи по уточнению биологии лося, разработке кормовых рационов, режимов содержания, предстояло также проверить жизнеспособность и возможность размножения лося в условиях неволи, выяснить возможные направления хозяйственного использования одомашненных лосей. Задачи, поставленные при создании лосефермы, были решены к концу 60­х годов.

Результаты работы лосефермы неоднократно внедрялись в практику разви­ вающегося лосеводства. Оказывалась консультативная помощь и передача части племенного поголовья вновь организуемым лосиным фермам и питомникам. лосей вывезено за границу ­ в Югославию и ГДР, 28 ­ отечественным организациям (Костромская СХОС, Ярославский НИИ животноводства, Затонский ОПЛ Горьковской области) В сентябре 1990 г. на базе лосефермы проведен выездной семинар для участников Третьего Международного симпозиума по лосю.

По материалам многолетних исследований на базе Печоро­Илычской лосе­ фермы сотрудниками заповедника и сторонних научно­исследовательских учреждений опубликовано около 200 печатных работ.

Весьма существенным всегда было значение лосефермы в деле популяриза­ ции лосеводства и экологического просвещения населения, а в 1996 году, когда научная тема «Одомашнивание лося» была закрыта (в нашем заповеднике), лосеферма целиком и органично перешла в состав отдела экопросвещения и продолжает процесс доместикации, в фоновом режиме, и по сей день.

В настоящее время лосеферма является одним из наиболее посещаемых туристических обьектов заповедника. К нам приезжает от двухсот до трехсот человек в год, в основном это дети. Всех посетителей, независимо 1­2 это человека, семейная группа, туристы или целый класс учеников, встречают, показывают лосей или лосят, рассказывают про них, и самое главное дают возможность пообщаться с этими интереснейшими лесными животными поближе. Конечно, мы продолжаем непрерывность процесса одомашнивания и уже сейчас есть особи восьмого домашнего поколения, идет совершенствование технологии содержания. Например, последние пять лет, мы проверяли возможность содержания лосей полностью на привозных кормах летом, и в загонах большой площади зимой, не от хорошей жизни конечно, так как, выпустив лосей на волю, мы рискуем потерять их от рук браконьеров.

Способ содержания лосей закрытыми в загоны, на привозных кормах – очень затратный, нужно больше комбикорма, много горючего для подвоза кормов и ещё нужны хорошие загоны. Поскольку основная проблема лосеводства ­­­ обеспечение веточными кормами, сейчас разработан проект пастбищеоборота. По сути, это запланированные на 20 лет вперед постепенные рубки леса с последующим засевом предпочитаемыми лосями растениями, обеспечвающими годовую потребность лосей в кормах.

Мы не отказываемся полностью также от содержания лосей на воль­ ном выпасе, как это было в середине прошлого века, но, сейчас необходимо обес­ печивать надежную охрану, с привлечением современных технологий радиомечения, возможно спутникового слежения, и мобильным транспортом.

Лосеферма может не только давать лосиное молоко, вылечивающее язвен­ ные болезни и проводить экскурсии, но и могла бы выдавать интересную фото и видео продукцию.

Существует также проект создания профилактория на базе лосефермы, в котором будут лечиться болезни желудка.

Да и у самих лосей осталось неисследованными множество поведенческих моментов, особенно в вопросах управления поведением и формирования его в процессе одомашнивания.

С 1 июня 1973 года в заповеднике функционирует Музей природы он хранит информацию об истории и развитии территории заповедника а теперь и биосферного полигона, и знакомство посетителей с резерватом начинается с музея. Здесь посетители получают информацию о памятниках природы, об истории заселения края, промыслах. Получают представление о видовом разнообразии заповедника. В музее хранятся коллекции, которые могут быть интересны для специалистов.

Ежегодно музей посещают около 600 человек.

Пассивность местного населения, терпящего всевозможные перестройки последние сто лет, помогла сохранить его культуру и самобытность.

Деятельность, основанная на традициях, поможет местному населению вы­ браться из нищеты, при условии сохранения привычных занятий. Список привычных и «предпочтительных» занятий местным населением включает рыболовство, охоту, сельское хозяйство, обслуживание туристов, сбор и переработка дикорастущих.

Для участия местного населения в управлении биосферным полигоном планируется создать общественное объединение, имеющее своей целью участие в планировании деятельности полигона, охране ресурсов, мониторинга обьектов животного мира.

Отчетность и данные мониторинга ресурсов, вовлеченных в хозяйственное использование, данные мониторинга за состоянием окружающей среды планируется сделать более доступными для местного населения.

До настоящего времени статьи о состоянии ресурсов постоянно публикова­ лись в местной прессе. К сожалению, специфика средств массовой информации не способствует полному и непрерывному отражению информации о состоянии окружающей среды.

Безусловно, появится потребность в издании брошюр по видам деятельности на территории полигона, направленным на неистощительность природопользования и правильную организацию хозяйства (промыслов).

Понадобится также обучение собственников производственных участков и обмен опытом между ними.

Стимулы к устойчивому развитию.

Стимулы к устойчивому использованию ресурсов территории возможны только на базе частной или общественной собственности на ресурсы.

Дополнительный стимул – привлечение собственников ко всем проектным видам деятельности. Что создаст резерв деятельности в годы, неурожайные на отдельные виды ресурсов.

Обустройство территории.

Основой гармоничного обустройства резервата явится широкое привлечение специалистов из различных отраслей к проектированию и разработке модели хозяйства. Однако разработка модели должна предшествовать частной и общественной форме собственности на ресурсы.

Существующие в настоящее время проекты страдают отсутствием комплексного подхода к развитию территории.

Для обкатки модели комплексного хозяйства понадобится модельная территория, состоящая из двух – трех производственных участков.

Заповедник в настоящее время работает над сбором комплексного инвестиционного проекта, однако необходимо привлечение экономистов, юристов. В процессе функционирования резервата понадобится постоянно действующая комиссия из всех заинтересованных участников эксплуатации территории.

Заключение Недостатки, умышленно или по неведению допущенные в «Положении»

при организации буферной зоны заповедника, не позволили развернуть работу по реализации Севильской стратегии.

Заповедник был бесправен на своем буферном полигоне, заслуга сотрудников, что, не смотря на сопротивление ведомств, они методично работали для сохранения лесов буферного полигона, если нельзя было его интегрировать в народное хозяйство на условиях сохранения природных комплексов. Работали, собирая материалы для проектов по развитию традиционных отраслей, которые могут и должны, осваивая возобновляемые ресурсы и сохраняя культуру местного населения, работать на экономику.

Заповедник доказал, что возобновляемые ресурсы будущего биосферного полигона способны приносить и местным жителям и экономике ежегодно достойный доход. Это и будет справедливое распределение доходов от использования территории. В случае с добывающей промышленностью мы лишимся природных комплексов без компенсации местному населению. Но и любой компенсации не хватит, чтобы восстановить культуру местного населения не на уровне резерваций, а на уровне территорий.

Нам нужно только понимание властей того, что гармоничное взаимодействие человека и природы способно приносить и бюджету и, главное, обнищавшему теперь местному населению, устойчивый доход. И того, что традиционное почитание добывающей промышленности, как спасителя бюджета культивируется самой добывающей промышленностью, в перспективе экологические, этнокультурные и другие потери от нее неизмеримо больше сиюминутных доходов.

Однако, несмотря на оптимизм сотрудников заповедника, документы на охранную зону и биосферный полигон отлеживаются в бюрократических столах и угрозы природному комплексу не пропадают.

СОСТОЯНИЕ, ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ БИОСФЕРНОГО РЕЗЕРВАТА «ВАЛДАЙСКИЙ»

Г. М. Жданов Национальный парк «Валдайский», образованный в 1990 г., включен в сеть биосферных резерватов ЮНЕСКО в 2004 г., располагается на территории Окуловского, Валдайского и Демянского районов Новгородской области и занимает площадь 158500 га. С учетом угодий неизъятых из хозяйственного использования и охранной зоны парка площадь биосферного резервата составляет 240000 тыс. га.

Закрепленная в правовом отношении зона долгосрочной охраны природных комплексов, совмещенная с заповедными и особо охраняемыми территориями парка, занимает 23418 га, что составляет 15% площади резервата. Она состоит из ядер с наиболее ценными типичными для Валдая и уникальными природными комплексами. Буферная зона складывается из отдельных участков, окружающих основные зоны резервата, и имеет площадь 70514 га, или 45% площади резервата.

Площадь зоны сотрудничества достигает 150000 га. Она включает в себя как участки территории национального парка, так и земли, принадлежащие другим собственникам.

Рассмотрим физико­географические особенности резервата и современное состояние хозяйственной деятельности и изученности его территории.

Геология Район Валдайского национального парка обладает всеми признаками зоны «свежего» ледникового рельефа. Здесь во всей полноте представлено разнообразие и необычность форм этого типа рельефа, сформировавшегося 15­ тыс. лет тому назад в период таяния и отступания последнего поздневалдайского ледникового покрова.

В окрестностях парка можно встретить едва ли не весь обширнейший спектр аккумулятивных и аккумулятивно­денудационных форм ледниковой морфоскульптуры: валы и гряды конечных морен, оторженцы в конечных моренах, плоские равнины, сложенные основной мореной, камовые скопления, друмлины, озы, подледные и краевые ложбины стока талых вод и конусы их выноса, зандровые водно­ледниковые и подпрудные озерно­ледниковые равнины и террасы. Происхождение их легко увязывается с основными этапами истории последнего оледенения: 1) этапом наступающего «активного» льда 2) этапом остановившегося и начавшего таять «пассивного» льда 3) этапом распавшегося на отдельные глыбы активно тающего «мертвого» льда 4) этапом «растаявших»

льдов с прерывистым спадом водности последниковых потоков и водоемов.

Относительно большой размах высот между отдельными формами поверхности, сильная изменчивость их размеров и плановой конфигурации – все это создает большое впечатление холмистости и даже «гористости» местности. Не случайно еще в XIX в. Валдайскую возвышенность именовали Алаунскими горами.


Примечательная особенность макрорельефа района НПВ состоит в том, что переход к присущему Валдайской возвышенности сложному строению поверхности от почти плоской и крайне однообразной Приильменской равнины, находящейся чуть западнее, совершается здесь на весьма коротком расстоянии. От села Яжелбицы, расположенного на отметке 63,0 м, до г. Валдай (абсолютная высота 266 м) подъем на 200 м происходит на расстоянии всего 15 км. Здесь особенно отчетливо и наглядно прослеживается макроструктурная асимметрия Валдайской возвышенности. Она выражена в наличии крупного Валдайского уступа, обращенного на северо­запад и пологой, обращенной на юго­восток, Валдайской покатости. Валдайский уступ в виде резко выраженной полосы шириной 2­20 км тянется на огромное (около 600 км) расстояние от г. Великие Луки на юго­западе до Онежского озера на северо­востоке.

Валдайский уступ, а также Валдайская покатость сложены, в основном, моенными и зандровыми отложениями, состоящими преимущественно из валунных суглинков и грубых песков. Они отлагались в процессе постепенного отступания поздневалдайского ледника, целиком заполневшего Приильменскую низину. В окрестностях НПВ крутой Валдайский уступ состоит из нескольких (до 8) ступеней с относительной высотой 5­15 м. Ступени уступа расчленены глубокими ложбинами, образовавшимися при спаде озерных вод и ставшими долинами современных рек и озер.

Ледники надвигались на уже существующие тектонически обусловленные неровности платформы в виде пластовых ступеней и асимметричных впадин. В целом, все три протяженных куэстовых уступа Северо­Запада Русской равнины, в том числе и Валдайский, создают «генеральную географическую схему» Северо­ Запада, основа которой заложена древними геологическими процессами.

В осадочных толщах позднепалеозойского карбонового возраста, относящихся к визейскому ярусу и слагающих основание Валдайской возвышенности, имеются пласты угля. Угли кое­где (в урезах рек и озёр) выходят на поверхность и относятся к типу низкокачественных бурых, многозольных, содержат серу и поэтому, будучи непригодны для коксования, используются в теплоэнергетике. В окрестностях НПВ открыты небольшие угольные месторождения на берегах озёр Ужин и Городенское. Выходы этих углей фактически фиксируют место прохождения погребенного карбонового Валдайского уступа.

Известняки входят в состав толщ практически всех ярусов карбонового возраста, слагающих Валдайскую возвышенность. В юго­восточной части территории НПВ распространены коренные известняки, перекрытые маломощной толщей (4­7 м) четвертичных отложений. Здесь наблюдаются различные проявления карста и связанного с ним рельефа (исчезающие озёра, обильные выходы подземных вод, провалы, карстовые воронки). Для зоны распространения моренных отложений, включающих карстующиеся породы, характерен бугристый рельеф с бессточными озёрно­болотными котловинами.

Своеобразную живописность и загадочность местности придают цепочки действующих карстовых воронок, располагающихся по периферии обширных верховых болот. Наличие условий для развития карстовых процессов подчёркивает важность недопущения разрушений покровных четвертичных отложений, нарушений режима стока поверхностно­грунтовых вод и повышения кислотности атмосферных осадков.

В процессе гидрогеологических и гидрохимических исследований, проводившихся на территории НПВ в 1970­80 гг., были выявлены обширные запасы минеральных вод. Они приурочены к верхнедевонскому водоносному комплексу, расположенному под карбоновыми отложениями в окрестностях г.

Валдай. Это хлоридные (типа Трускавец) и сульфатно­хлоридные воды. Оба типа пригодны для лечения заболеваний желудочно­кишечного тракта. Здесь же встречаются хлоридно­натриевые рассолы с высоким содержанием брома и лечебные грязи. В озёрах имеются большие запасы лечебных сапропелей. Все они пригодны для лечения опорно­двигательного аппарата и нервной системы. В связи с этим территория НПВ считается перспективной санитарно­курортной зоной.

Почвы Разнообразие форм рельефа и почвообразующих пород предопределили чрезвычайную пестроту и сложность почвенного покрова. Общие свойства почв – относительная обогащенность первичными минералами (полевые шпаты, слюды, биотит и др.) и наличие остаточной карбонатности, слабее выраженной во флювиогляциальных и озерно­ледниковых песках. Выделяется 8 типов почвообразующих пород: морена суглинистая морена песчаная озерно­ ледниковые пески и супеси, безвалунные супеси, подстилаемые мореной суглинистой валунные суглинки и супеси, подстилаемые тонкослоистыми озерно­ледниковыми песками флювиогляциальные пески новейшие озерные, делювиальные, алюво­делювиальные и алювиальные отложения озерно­ ледниковые безвалунные красно­бурые глины. На территории национального парка преобладают дерново­слабоподзолистые почвы. Собственно подзолы довольны редки. В понижениях между холмами и лощинах распространены дерново­подзолисто­глеевые почвы. Торфяно­болотные почвы занимают небольшую площадь вследствие хорошей дренированности территории. Под некоторыми типами неморальных лесов формируются буро­псевдоподзолистые почвы.

Климат НПВ располагается в умеренно континентальном климате с умеренно теплым летом и довольно продолжительной умеренно холодной зимой. Среднегодовая температура воздуха составляет +3,2°C. Среднегодовая температура самых холодных месяцев (январь и февраль) – 9…10°C мороза. Температура самого теплого месяца (июль) – 26,2°C. Продолжительность безморозного периода – дней.

Годовое количество осадков составляет 828 мм. Минимум осадков приходится на февраль­март, максимум – на июль­август. 53% осадков выпадает в виде дождя, – в виде снега и 21% – в виде снега с дождем. Продолжительность периода с устойчивым снежным покровом – 140 дней. Высота снежного покрова достигает 40­45 см.

В течение года преобладают западные и юго­западные ветра. Одна из примечательных черт климата Валдая – сравнительная неустойчивость, быстрая переменчивость погоды.

Флора НПВ находится на границе южной тайги и хвойно­широколиственных лесов и интересен, прежде всего, своими лесными сообществами и ландшафтами. Лесом покрыты 133,3 тыс. га (84,1% территории). Хотя вследствие хозяйственной деятельности велика доля производных лесов, главным образом, березняков (Betula pubescens, B. pendula) (36,4%) и сероольшанников (Alnus incana) (15,7%), значительную площадь занимают леса с преобладанием ели (Picea abies) (27,7%) и сосны (Pinus sylvestris) (17,3%). Местами, например, на больших островах Валдайского озера и к югу от него, полновозрастные хвойные леса превалируют над лиственными.

Пестрота рельефа и разнообразие почвообразующих пород, а также хозяйственная деятельность породили высокую мозаичность в распределении растительных сообществ. Если классифицировать лесные сообщества НПВ не по доминантам (в первую очередь, древесного яруса), а исходя из полного флористического состава, то они распадаются на четыре основные группы: 1) бореальные леса (сосняки­зеленомошники, ельники­зеленомошники, сравнительно бедные заболоченные и сухие березняки) 2) неморальные флористически богатые леса (сухие богатые ельники, сухие сероольшанники, осинники, дубрава) 3) заболоченные флористически богатые леса (некоторые ельники и березняки, черноольшанники) 4) флористически бедные сосняки и сосново­березовые леса на сфагновых болотах.

На территории парка встречаются и безлесные участки болот. Однако в большинстве своем верховые болота Валдая в той или иной мере облесены.

Наиболее крупные болотные массивы – Синюха (площадь 140 га, Демянский р­н), болота в урочищах Гагарино, Кикино и Большое Гагарье (соответственно 390, и 168 га, Окуловский р­н) и Веревкино (90 га, Окуловский р­н). Остальные болота небольшой площади (до 20­30 га).

Среди лесных сообществ наибольший природоохранный интерес представляют дубравы, находящиеся вблизи северной границы своего распространения. Они встречаются спородически, очень небольшими участками (в целом, не менее 0,1% площади лесов), и поэтому нуждаются в особенно бережном отношении.

Бережного отношения требуют также черноольшанники, малые участки которых занимают и незначительную суммарную площадь в парке. Большую ценность представляют ельники и сосняки всех типов.

С природоохранной точки зрения небезынтересна и флора Валдая. Хотя территория парка обследована пока не полностью, детальное изучение некоторых его участков позволяет утверждать, что список сосудистых растений насчитывает не менее 750, а список мхов (включая печеночники) – не менее видов. В НПВ произрастают полушник щетинистый (Isoetes setacea), меч­трава обыкновенная (Cladium mariscus), венерин башмачок настоящий (Cypripedium calceolus), пальцекорник балтийский (Dactylorhiza baltica), липарис Лезеля (Liparis loeselii) и ятрышник шлемоносный (Orchis militaris), занесенные в Красную книгу РФ.

В парке обнаружено немало видов, которые редки на всем Северо­Западе европейской части России. Это щитовник гребенчатый (Dryopteris cristata), баранец обыкновенный (Huperzia selago), пухонос альпийский (Baeothryon alpinum), осоки высокая (Carex elata) и волосистая (C. pilosa), ожика белая (Luzula luzuloides), лилия саранка (Lilium martagon), тайник сердцевидный (Listera cordata), гнездовка настоящая (Neottia nidus­avis), ладьян трехнадрезный (Corallorrhiza trifida), мякотница однолистная (Malaxis monophyllos), гаммарбия болотная (Hammarbya paludosa), береза карликовая (Betula nana), вяз шершавый (Ulmus glabra), гвоздика Фишера (Dianthus fischeri), хохлатка луковичная (Corydalis bulbosa), молодило побегоносный (Jovibarba sobolifera), фиалка коротковолосистая (Viola hirta) и удивительная (V. mirabilis), одноцветка одноцветковая (Moneses uriflora), зимолюбка зонтичная (Chimaphila umbellata), ясень обыкновенный (Fraxinus excelsior), незабудка лесная (Myosotis sylvatica), шалфей мутовчатый (Salvia verticillata), мытник Карловскипетр (Pedicularis sceptrum­carolinum), петров крест (Lathraea squamaria), пузырчатка средняя (Urticularia intermedia), колокольчик крапиволистный (Campanula trachelium), лобелия Дортманна (Lobelia dortmanna), бузульник сибирский (Ligularia sibirica), ястребинка гладкая (Hieracium laevigatum) и др. Наибольшее число видов обнаружено в неморальных лесах, особенно дубравах.


Фауна На территории парка встречаются около 50 видов млекопитающих, не менее видов птиц, 5 видов пресмыкающихся, 7 видов земноводных и 45 видов рыб. Из крупных млекопитающих обычны лось (Alces alces) и кабан (Sus scrofa), бурый медведь (Ursus arctos), и волк (Canis lupus), обычны заяц­беляк (Lepus timidus), бобр (Castor fiber), белка (Sciurus vulgaris), лисица (Vulpes vulpes), енотовидная собака (Nycterertes procyonoides), лесная куница (Martes martes), ласка (Mustela nivalis), горностай (M. erminea), европейская норка (M. lutreola), барсук (Meles meles). Значительно реже встречаются летяга (Pteromys volans), выдра (Lutra lutra), лесной хорь (M. putorius), рысь (Felis lynx).

Наиболее детально изучена фауна мелких насекомоядных и грызунов.

Массовыми видами являются обыкновенная бурозубка (Sorex araneus), рыжая полевка (Clethrionomys glareolus), обыкновенный крот (Talpa europaea), малая (Sorex minutus) и средняя (S. caecutiens) бурозубки, кутора (Neomys fodiens), лесная мышеловка (Sicista betulina), красная (Clethrionomys rutilus), подземная (Microtus subterraneus), обыкновенная (M. arvalis), темная (M. agrestis) и водяная (Arvicola terrestris) полевки, полевка­экономка (Microtus oeconomus), лесная (Apodemus sylvaticus) и домовая мыши (Mus musculus). Сравнительно малочисленная равнозубая (Sorex isodon) и крошечная (S. minutissimus) бурозубки, желтогорлая мышь (Apodemus flavicollis), мышь­малютка (Micromys minutus). Фауна рукокрылых практически не изучена. Установлен лишь факт обитания рыжей вечерницы (Nyctalus noctula).

Доказано гнездование 148 видов птиц. Остальные несколько десятков видов наблюдаются только в период сезонных миграций. На территории парка отмечались сапсан (Falco peregrinus) и беркут (Aqula chrysaetos), гнездятся черный аист (Ciconia nigra) и скопа (Pandion haliaetus), занесенные в Красную книгу РФ.

Многие гнездящиеся (или предположительно гнездящиеся) в парке виды считаются редкими, малочисленными и/или уязвимыми на всем Северо­Западе европейской части России. Это чернозобая гагара (Gavia arctica), выпь (Botaurus stellaris), большой кроншнеп (Numenius arquata), серая цапля (Ardea cinerea), гоголь (Bucephala clangula), большой крохаль (Mergus merganser), дербник (F.

columbaris), серый журавль (Grus grus), большой улит (Tringa nebularia), зимородок (Alcedo atthis), желна (Dryocopus martius), зеленый (P. viridis), белоспинный (Dendrocopos leucotos) и трехпалый (Picoides tridactylus) дятлы, черноголовая гаичка (Parus palustris), дроздовидная камышевка (Acrocephalus arundinaceus), овсянка­дубровник (Emberiza aureola) и др. Некоторые из них (серая цапля, гоголь, большой крохаль, желна, трехпалый дятел) на Валдае обычны. Не представляют редкости все виды тетеревиных птиц за исключением белой куропатки (Lagopus lagopus).

Наиболее обычны пресмыкающиеся – это живородящая ящерица (Lacerta vivipara) и обыкновенная гадюка (Vipera berus). Веретеница (Anguis fragilis), прыткая ящерица (Lacerta agilis) и обыкновенный уж (Natrix natrix) встречаются значительно реже.

Земноводные представлены обыкновенным тритоном (Triturus vulgaris), серой жабой (Bufo bufo), обыкновенной чесночницей (Pelobates fuscus), травяной (Rana temporaria), остромордой (R. arvalis), прудовой (R. ridibunda) и озерной (R.

lessonae) лягушками.

Ихтиофауна представлена, в частности, щукой (Esox lucius), лещем (Abramis brama), язем (Leuciscus idus), сигом (Coregonus lavaretus), ряпушкой (C. albula), налимом (Lota lota), судаком (Stizostedion lucioperca), обыкновенным сомом (Silurus glanis), снетком (европейской корюшкой) (Osmerus eperlanus eperlanus morpha spirinchus), обыкновенным угрем (Anguilla anguilla), линем (Tinca tinca), обыкновенным жерехом (Aspius aspius), сазаном (Cyprinus carpio), золотым (Carassius carassius) и серебряным (C. auratus) карасями. Редкими можно считать обитателей мелких каменистых рек – европейского хариуса (Thymallus thymallus), форель (Salmo trutta fario), европейскую ручьевую миногу (Lampetra planeri).

Хозяйст венная деят ельност ь Территория парка относится к давно освоенным человеком землям, что подтверждается многочисленными памятниками различных исторических эпох.

Благодаря сложившейся на Валдае щадящей культуре природопользования, невысокой плотности населения и сосредоточения его основной массы в крупных населенных пунктах, влияние местной хозяйственной деятельности не превышает той нагрузки на природные комплексы, за которой начинается их деградация.

На территории парка нет недропользователей. Деградация природных ландшафтов имеет локальный характер и приурочена, в основном, к карьерным разработкам материалов в прошлом у населенных пунктов и вдоль дорог.

Сельскохозяйственное производство, культивируемое на малоконтурных полях, при незначительной площади сельскохозяйственных угодий и жестких ограничениях в применении минеральных удобрений и полном запрете использования химических средств борьбы с сорняками и вредителями культурных растений, не представляет угрозы для водоемов. Абсолютное большинство крупных животноводческих комплексов, ранее загрязнявших водоемы, прекратило свое существование и полностью демонтировано в перестроечный период.

Работающие на Валдае промышленные предприятия в основной массе относятся к чистым производствам и снабжены необходимыми техническими средствами для предотвращения ущерба окружающей среде. Абсолютное большинство коммунальных отопительных систем работает на газе, а в частном секторе – на дровах и не оказывает негативного влияния на чистоту атмосферы.

Некоторую опасность для водоемов вблизи крупных населенных пунктов представляют несовершенные канализационные сети и очистные сооружения, а также полное отсутствие систем ливневой канализации.

Основной источник загрязнения – пересекающая НПВ магистраль трасса Москва– Санкт­Петербург с интенсивным движением автотранспорта и применением на ней соле­песчаных смесей для борьбы с оледенением полотна дороги.

Ввиду большой протяженности сети шоссейных дорог общего пользования ( км) на территории НПВ необходимо перейти на использование газообразного топлива местным автопарком и ужесточить требования к транзитному транспорту по выхлопным газам.

Наиболее существенный ущерб для территории парка был нанесен при ликвидации по договору ОСВ­2 шахтных ракетных позиций. Санация и рекультивация этих участков проводится на средства Минобороны с использованием технологий фирмы «Полинформ» для очистки замазученных грунтов.

Наибольшую угрозу для природного комплекса представляли проекты строительства ВСМ С.­Петербург–Москва и Новгородской ГРЭС. Усилиями общественности и судебных органов реализация этих проектов была остановлена.

С оз. Велье, которое является крупнейшим по площади водоемом (около 50 кв. км) и производственной базой Никольского рыборазводного завода, у НПВ связан ряд проблем. В настоящее время парку, при поддержке экологической общественности, через Арбитражный суд удалось добиться соблюдения на оз.

Велье оптимального для его экосистемы уровенного режима. Необходимо добиться также реконструкции незаконно построенного ФГУП «Канал им.

Москвы» – водозаборного сооружения, предназначенного для переброски Вельевской воды в систему р. Волги, ранее стекавшей на Балтийский склон, а также восстановления связи оз. Велье с Ильменским бассейном через р. Явонь.

По данным гидрометеорологических наблюдений метеостанции Валдай, открытой более 100 лет тому назад, заметных изменений климатических параметров не обнаруживается. Погодные циклы ввиду близости Балтики подчиняются четкому ритму и, в большинстве случаев, погода соответствует местным приметам и характерным датам. Вследствие значительной вытянутости территории НПВ с севера на юг (120 км) сдвиг в прохождении фенологических явлений в отдельных точках парка может достигать 2­3 недель. Вместе с тем, в последние 20 лет более часто стали повторяться мягкие зимы, засушливые весна и лето и ураганы большой силы, что, видимо, связано с процессами глобального потепления климата и изменения циркуляции атмосферы.

Пересеченный рельеф способствует быстрому скатыванию паводочных вод, и наводнения не представляют угрозы ни местному населению, ни хозяйствующим субъектам. За 70­летний период гидрологических наблюдений на Валдае зафиксировано лишь несколько случаев прохождения катастрофических ливневых паводков в пределах небольших водосборов, которые привели к появлению или расширению береговых оврагов и сносу небольших мостов бушующими потоками.

Наиболее существенны для территории Валдая ветроломы и ветровалы, связанные с летними ветрами ураганной силы, при которых обламываются верхушки деревьев и выворачиваются с корнем старые ели,осины и березы на заболоченных участках, а также снеголомы и снеговалы, образующиеся при обильных снегопадах на участках загущенных насаждений сосны и березы.

Лесные пожары возникают, в основном, из­за неосторожного обращения с огнем и подавляются на стадии возгорания лесной охраной. В засушливые периоды случаются возгорания подсохших торфяников. Тушение таких пожаров затягивается на длительный срок. Большой опасности они не представляют из­за мозаичного распределения болот и значительной обводненности местности.

Для предотвращения больших пожаров лесная охрана НПВ не допускает захламленности в наиболее посещаемых людьми лесных массивах. В течение всего пожароопасного периода проводится авиапатрулирование, и пожары, благодаря оперативному их обнаружению, как правило, подавляются дежурными моторизованными группами еще на стадии возгорания.

Благодаря профилактическим мероприятиям, разъяснительной работе среди населения и посетителей парка и профессиональным действиям дежурных пожарных групп в парке выгорает ежегодно не более 3­5 га лесонасаждений при 20­30 случаях возгораний за сезон. При необходимости для подавления сложных лесных пожаров по линии гражданской обороны могут быть привлечены пожарные команды из ближайших населенных пунктов.

В пределах НПВ находится 169 населенных пунктов, в которых проживает 38 тыс.

человек. В охранной зоне проживает около 12 тыс. человек. В летний период за счет дачников и приезжающих погостить горожан население на этой территории удваивается и достигает приблизительно 100 тыс. человек.

Большинство отдыхающих и местного населения активно занимается сбором дикорастущих грибов, ягод и орехов в традиционных угодьях и соблюдает сложившиеся на протяжении столетий приемы щадящего природопользования.

Благодаря этому в валдайских лесах до сих сохранились обильные ягодники морошки, черники, земляники, брусники, голубики, клюквы и малины, а в реках и озерах обитают такие редкие виды рыб, как форель, хариус, минога, жарех, сиг, рипус и ряпушка.

В то же время увеличившаяся, особенно в кризисный период, посещаемость лесных угодий, как дополнительный фактор беспокойства, вызвала смещение крупных животных в более глухие отдаленные места.

Сокращение посевных площадей зерновых (овса) и овощных культур отрицательно сказалось на численности медведя и кабана.

Для стабилизации обстановки, гарантированного сохранения биоразнообразия и привлекательности природного комплекса парка необходимо предложить местному населению альтернативные источники доходов, например, в сфере обслуживания туристов и более жестко контролировать и соблюдать установленный режим природопользования.

Руководство НПВ, который располагается в зоне экономических интересов различных ведомств и акционерных компаний, проводит активную политику по предотвращению действий, способных причинить ущерб объектам природного и историко­культурного комплексов на основе положений Федерального закона об ООПТ, Водного кодекса и других юридических актов. Администрация парка тесно взаимодействует с общественными (Социально­экологический союз, Новгородский клуб «Экология»), международными (Европейская федерация национальных парков, Центр охраны дикой природы, Экоцентр «Заповедник», ГЭФ и др.) и юридическими природозащитными организациями (Экоюрис, Эколайн и др.), комитетом Госдумы по экологии. В качестве примера успешности такой работы можно упомянуть протестные акции и судебные процессы по проблеме проектирования и строительства высокоскоростной магистрали Санкт­ Петербург–Москва, Новгородской ГРЭС, строительства водозаборной плотины на оз. Велье.

Основной упор НПВ делает на экологическое воспитание и просвещение подрастающего поколения, для чего используются детские воспитательно­ образовательные и просветительские учреждения (детские сады, школы, колледжи, лицеи, центры дополнительного образования, дома детского творчества, библиотеки, летние экологические лагеря и школьные экспедиции).

Сотрудники парка готовят необходимые методические пособия, публикации, обзоры своей работы на страницах районных газет, издают собственную газету, проводят различного рода природоохранные мероприятия в рамках «Марш парков», семинары учителей и слеты школьников. В качестве подспорья в этой работе используются издаваемые парком книги, брошюры, буклеты, открытки, календари.

Формирование международного имиджа НПВ обеспечивается его членством с 1996 г. в Европейской федерации национальных парков.

Научные исследования Валдай давно привлекает к себе внимание, как уникальный природный комплекс, требующий особой охраны. В 1921 г. «парк­лес» на островах Валдайского озера был объявлен памятником природы. В 1938 г. был создан Валдайский заповедник площадью около 5 тыс. га, предложение о создании которого было выдвинуто В.

П. Семеновым­Тяншанским в 1917 г. К сожалению, заповедник был ликвидирован через несколько лет после создания, в годы Великой Отечественной войны.

Тем не менее, территория НПВ многие годы служит базой научных исследований.

С 1934 г. здесь Валдайской научно­гидрологической лабораторией (ВНИГЛ), принадлежащей Гидрометеослужбе, систематически проводятся фундаментальные научные исследования в области совершенствования методов изучения режима и закономерностей формирования элементов гидрологического цикла малых водосборов, речных и озерных экосистем.

В последние годы эти работы осуществляются силами Валдайского филиала Государственного гидрологического института и НПВ. Национальный парк имеет тесные научные контакты с Институтом биологии внутренних вод РАН.

Территория Валдая использовалась тремя факультетами МГУ (биологический, почвенный и географический) в качестве полигона при проведении исследований по международной биологической программе. Большой вклад в изучение функционирования экосистем НПВ был сделан в результате 15­летних работ лаборатории биогеографии Института географии РАН и Института проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова РАН. НПВ начата долгосрочная программа научно­техническая сотрудничества с Новгородским государственным университетом, продолжается сотрудничество с Институтом географии РАН.

В настоящее время научная деятельность парка развивается в области комплексного мониторинга потоков загрязняющих веществ в условиях лесной, луговой и водной экосистем. В г. Валдае находится Визит­центр НПВ, работа которого связана с детским экологическим просвещением. НПВ – член Федерации европейских национальных парков, сотрудничает со многими национальными парками России, а также зарубежными национальными парками: «Лахемаа»

(Эстония), «Баварский лес» (Германия), «Вануаз» (Франция).

Для оценки состояния сохранности природного, историко­культурного и хозяйственного комплексов на территории резервата планируется использовать:

­ данные химического анализа природных вод, основных (крупнейших и замыкающих) водоемов парка, как показатель экологического благополучия самих водоемов, их водосборных бассейнов и всей территории парка ­ данные наблюдений за состоянием древостоя в 25 пунктах постоянных наблюдений по программе лесопатологического мониторинга ­ данные таксации лесных угодий при периодически проводящихся лесоустройствах ­ данные о доле используемых пахотных угодий в границах парка ­ данные о площади леса, пройденной пожарами ­ данные о площади леса, пройденной рубками ­ данные о выведенных из рекреационного использования деградировавших участках ­ данные учета численности крупных копытных животных, боровых птиц и завершающих пищевые цепи хищников ­ данные об общей численности памятников археологии, истории и культуры и количестве поврежденных и разрушенных объектов.

По данным последних наблюдений за состоянием природного, историко­ культурного и хозяйственного комплексов на территории парка, можно сделать следующие выводы.

Водные объекты в связи сокращением промышленного и сельскохозяйственного производства находятся в экологически благополучном состоянии. Угрозу качеству природных вод представляют аварийные сбросы городских канализационных вод (Валдайское озеро).

Кислотность атмосферных осадков после некоторого спада стабилизировалась и не представляет угрозы для растительного покрова.

Лесопатологическое обследование древостоя в пунктах постоянного наблюдения биоиндикаторной сети НПВ не обнаруживает признаков существенной деградации насаждений.

В связи с кризисными процессами в сельском хозяйстве площади обрабатываемых сельхозугодий в границах парка сократились до 10%. Местное зерноводство, как и животноводство, не представляют реальной угрозы для природной среды.

Прослеживается отрицательное влияние сокращения посевных площадей и отходов животноводства на численность медведя, кабана, зайца, тетерева, лисы, волка.

В целом, сохраняется богатое биологическое разнообразие животного мира, что подтверждается нормальным воспроизводством хищных видов животных и птиц.

Отмечается уменьшение численности колоний чаек на крупных озерах и переключение их на другие источники питания в связи с уменьшением численности верхоплавающих рыб. Вместе с тем, зафиксировано появление раков и редких видов рыб (форели, хариуса, сига, ряпушки и др.) в ряде водоемов парка, что объясняется улучшением качества воды.

Случающиеся неблагоприятные погодные явления, пожары и антропогенная нагрузка пока не представляют большой опасности для природного комплекса парка.

Направление работы в ядрах резервата Выделенные в территориальном зонировании биосферного резервата НПВ заповедные зоны обладают определенной спецификой, которая предполагает использование дифференцированного подхода к их изучению, охране и использованию.

В частности, Байневский болотный массив необходимо защитить от проникновения в него сборщиков дикоросов, количество которых, в связи с увеличением дачников, постоянно растет. Уменьшение фактора беспокойства позволит поддерживать условия для полного восстановления флоры и фауны этого уникального болотного массива и, в первую очередь, истощенных ягодников клюквы, брусники, черники, а также необходимо продолжить развитие Шуйской экологической тропы на основе охвата всех встречающихся в этом районе биотопов.

Следующее ядро резервата – Красная горка представляет особый научный интерес, как благополучный лесной массив с преобладанием дуба и других широколиственных пород, который находится в окружении хвойных лесов, сохраняет редкие для южной подзоны тайги травянистые растения, мхи, лишайники и насекомые – реликты прошлых климатических эпох. Здесь необходимо провести детальную инвентаризацию всей флоры и фауны, так как территория этого ядра наименее изучена в парке.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.