авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«Е. Э. Биржакова Нестор-История Санкт-Петербург 2010 УДК 811.161.1’374«17» ББК 81.2Р-4:63.3(2)51 Б 64 ...»

-- [ Страница 3 ] --

Знак отточия (..) означает пропуск латинского перевода, сохранена орфография сло варя.

приемом перевода. Они составляют всего лишь около 15% от общего чис ла статей.

Наиболее употребительным был перевод через набор эквивалентов синонимов (напр., Mnch.. монах, старец, инок, чернец, постриженник;

Bach.. исток, проток, ручеи, ток;

Mandelhaftig.. скудныи, оскудевшии, неимущии, недостаточныи;

Hag.. забор, ограда, перегородка;

Abarbeiten sich.. утомлятися, истомлятися, утруждатися;

Loch.. дира, скважна, нора, конура, щель, язвина;

Lgner.. лгун, ложныи, лживыи, неправедныи, кле ветающии, лжу глаголющии человек, лживец). Имеет место и описатель ное определение или истолкование значения слова в тех случаях, когда слову немецкого языка не было (или не найдено переводчиком), соответ ствующего эквивалента (Abbeeren обрывати овощи;

Majorenn.. в совер шенный возраст пришедшии, совершеннаго возраста;

Campieren.. в поле с войском стояти;

Aufbrechen.. в путь готовитися, в дорогу збиратися).

Такой способ передачи значения немецкого слова использован в словаре очень редко в своем чистом виде, но был довольно употребителен в роли дополняющего или объясняющего компонента русской переводной час ти ВЛ.

Так, передача значения немецкого слова заимствованным словом обычно сопровождалась раскрытием его содержания через толкование (Cantzley.. канцелярия, государственных дел и писем хранилище;

Miniatur.. миниатура, мелкая, дробная живопись;

Mitridat.. лекарство от отравы;

Parlament.. Парламент, вышнее собрание знатнеиших государственных членов;

Colick.. Колика болезнь: рез, закрут в животе). Ср. также при вве дении в перевод калькированного слова (Calendermacher.. календаропи сец, сочинитель календаря: которыи положения звезд собрал, и годовыя зимы и лета пременности в известное привел правило) или буквального перевода (Aschenmitwoch.. день пепела, среда первыя недели великаго поста).

Возможен и обратный порядок, когда заимствованный эквивалент за ключает объяснение значения (Carmeliter-Mnch.. монах Кармелитскаго уставу, чина, закона: Кармелита;

Carthaun.. пушка болшая, ломовая: кар таун;

Copist.. молодыи подъячии (копист);

Mnnin.. храбрая военная же на, героиня).

Не всегда дополнительное подключение описательных форм толкова ния содержания немецкого слова вызывалось какой-то ущербностью са мого используемого эквивалента (эквивалентов) или синонимического ряда. В русской части ВЛ была проведена идея собирания всех возможных способов адекватного выражения содержания немецкого слова средствами родного языка. Поэтому многие словарные строки содержат не только эквивалент, но и разнообразные описательные способы раскрытия значе ния переводимого слова (напр., Lgen.. ложь, неправду говорити, лгати, солгати, от истинны отступити, удалитися;

Lichtschen.. бегающии света;

обхождения с людми: в заперти, или запершися живущии: которыи ни с кем неводится).

Многовариантность перевода отличала и приведенные под вокабулой контексты, демонстрировавшие семантические сдвиги или особенности употребления (Es wird Abend.. вечеряет, квечеру клонится, вечер настает;

rger machen.. испортити, повредити, в хуждшее привести;

Attentmachen..

привлещи к слушанию, внимателных слушателеи учинити;

Creutz vor sich machen.. крестное знамение на себе, на лице ображати, крестом знамено ватися, креститися;

Er wills also haben.. он сам так захотел, он так хочет, ему так хочется, ему так надобно;

etwas vor rmlich halten.. за честь что принимати, вменяти, ставити;

sich an eines Wort halten.. держатися на чи ем слове, надеятися на чие слово, обещание;

aus den Hnden wahrsagen..

порукам глядя, по руке узнавати, угадывати, на руку ворожить;

Liederlich seyn.. нерадиву, леностну, пренебрегателну быти, небрещи нерадити, рас пустно жити, лишь бы толко день прошол).

Отмеченная вариантность переводов свидетельствовала о разнообра зии ресурсов переводящего языка. Авторы словаря по своему образова нию, культуре еще тяготели в своей основной переводческой деятельности к книжнославянскому языку. Так, Ильинский, Горлицкий, Сатаров почти одновременно с работой над ВЛ участвовали в переводе Латинских диссертаций академиков.15 Язык этого первого на русском языке ученого труда Академии еще не подвергался всестороннему исследованию.

При характеристике языка научных переводов первой четверти века было отмечено, что перевод Комментариев «сделан еще в полной мере в традициях славяно-российского слога».16 В подтверждение этого по ложения можно привести списки лексических славянизмов: егда, яже, отнеле же, обаче, яко, довлесотворити, рещи, престает, премена, сила двизателница, тысяща, вертение, истязание и пр., использованных в книге. Но грамматика Комментариев (парадигмы словоизменения) преимущественно русская. В синтаксисе отчетливо проявляется воз действие латинского оригинала. В то же время широко включаются иноязычные слова, преимущественно для передачи терминов и научных понятий: феномены неба и земли, эксперимент, корпус, компендиум, диссертация, феория, практика и пр. В пределах общего книжного типа переводов Комментариев наблюдаются некоторые индивидуальные от клонения. Так, переводы Сатарова в целом ближе к русскому типу (небольшое число церковнославянизмов, минимальное употребление ста рых форм словоизменения), в переводах Ильинского книжность отчетли вее (в частности, в употреблении глагольных временных форм типа из вестихомся).

Краткое описание комментариев Академии Наук. СПб., 1728. Ч. I.

Кутина Л. Л. Формирование терминологии физики в России. М.–Л., 1966. С. 15.

Ориентация на книжно-славянский тип перевода ВЛ нашла отражение во введениии славянизмов (die Kertze.. светилник, свеща;

Ochs.. бык, вол, буил), причем типичным приемом было соположение церковнославянской и русской вариантной пары (link.. левый, шуии;

Lippen.. уста, губы;

Nacke.. шея, выя;

Han.. петел, петух;

Nacht.. ночь, нощь;

Pforte.. ворота, врата;

Omei.. мравии, муравеи). Славянизмы использовались и в связ ных контекстах — в переводах сочетаний и употреблений (Attentmachen..

привлещи к слушанию;

Lichter machen.. свещи (салные) делати), но обыч но вместе с русским вариантом (die Arbeit stehen lassen.. покинути работу, престати от трудов;

Artzlohn.. платеж, воздаяние за труд лекарскии;

aut und ab.. вверх и вниз, горе и долу;

Aufenhalt geben.. прибежище кому учинити, принять кого к себе;

in Clocter gehen.. в Монастырь поити, по стрищися;

das Kleid liegt wohl an.. платье велми пристало: весма в пору, по телу зделано).

В грамматике текстов книжно-славянские черты последовательно проведены лишь в избрании инфинитивной формы для глаголов -ти (бы ти, делати и пр.), -щи (выжещи, небрещи).17 В остальном — в формах глагольных парадигм, в склонении существительных, в синтаксисе — на блюдается следование правилам русской грамматики.

В то же время ВЛ отразил новизну лексического состава языка той поры, прежде всего иноязычную неологию. Основная масса иноязычных эквивалентов корреспондировала с переводимой вокабулой (Clistier.. кли стирь;

Liverey.. либерея;

Lotterey.. лотериа;

Маjоr.. маеор;

Masquerade..

машкарад;

Noten.. ноты). В той или иной степени они были освоены рус ским языком и в своем большинстве являлись общеевропеизмами. Они могли выступать в качестве единственного эквивалента, но чаще в составе эквивалентного ряда (Magazin.. магазин анбар;

Melancholisch.. меланхо лическии, печалныи;

Pallisaden.. полисады, колие, ограда;

Patron.. патрон, благодетель, милостивец, заступник, защититель, предстатель).

Использование заимствованных слов, не совпадающих со словом оригиналом, крайне редко (Licht-stock, свещник, подъсвещник, шандал;

Panier.. знамя, штандарт, прапор), преимущественно в названиях нату ралей, некоторых терминов;

в подобных случаях эквивалент соответствует латинскому наименованию (Luft-ader, arteria, артерия;

Lungen-Kraut, pul monaria, Пулмонария трава;

Mannweib, hermaphroditus, Гермафродит, дву снастный;

das grosse Welt-Meer, Oceanus, Океан).

Можно утверждать, что наблюдаемая развернутость переводной части ВЛ (многоэквивалентность, синонимичность описательных форм перево дов) отражала реальную картину языковой ситуации первой трети XVIII в.

Характерно в этой связи замечание Адодурова в приложенной к ВЛ грамматике, что глаголы в инфинитиве имеют окончание -ть, но могут менять его на -и, когда этого требуют обстоятельства, напр., в стихах (с. 44).

При характеристике состава WL указывалось, что заметное место в нем занимала фразеология, в частности, пословицы и поговорки.

В предшествующей отечественной лексикографической практике фразео логия занимала незначительное место, так что столь большой массив идиоматики, какой был представлен в WL, предстояло перевести впервые.

Логично предположить, что русские переводчики воспользовались латин ской частью как образцом, демонстрирующим уже апробированные в за падной лексикографии приемы передачи фразеологии. В WL использовал ся буквально совпадающий или аналогичный по смыслу латинский фразеологизм, или же давалось описание либо истолкование смысла не мецкого фразеологизма. Эти приемы использованы и в ВЛ. Буквальное совпадение встрети лось лишь в редких случаях (напр., den Esel kennt man an den Ohren.. Осла по ушам знать;

einem geschenckten Gaul, sollt du nicht sehen ins Maul.. да реному, даровому коню в зубы неглядят;

wie das Kleid, so ist der Sinn..

по платью и ум). Обычно привлекался неадекватный по смыслу фразеоло гизм или пословица (напр., gebranntes Kind frchtet das Feuer, «буквально:

ожегшееся дитя боится огня».. кто на молоке ожегся, тот и на воду дует;

leichtlich Geld wissen zu verdienen «буквально: знать как заработать легкие деньги».. знать с кою сторону денга валится;

mann kennt den Vogel an dem Schnabel, an den Federn «буквально: знать птицу по клюву, по перьям»..

знать сова и по полету, и по перьям). Для многих фразеологизмов дава лось истолкование, перевод его смысла (der Han im Korb seyn «буквально:

иметь петуха в корзине».. имети власть полную, первенство;

wann eine Gans trincket, trincken sie alle «буквально: когда один гусь пьет, пьют и другие».. за что один за то и другои). Но преобладающим был прием пе редачи смысла немецкой фразеологической единицы через русский фра зеологизм в сочетании с истолкованием или дополнительным описанием.

Комбинации были различны: русский фразеологизм + толкование смысла, несколько синонимичных фразеологизмов + толкование. В обратном по рядке: перевод начинался с описания + фразеологизм (напр., das Maul ver brennen «буквально: рот обжечь».. своими словами себе досаду принести, многое вякание доводит до бяканья;

ich hab die Mhe, ein andrer die Brhe «буквально: я имею труды, а другой — навар».. я труждаюсь, а другии ползуется. я сею, а другии собирает. мы трудимся, а другим почесть. мы сварили, а другие сьели;

на готовое с лошкою, an ein Ngelein hencken.. на гвоздик повесити, нерадети о чем;

er hat weder zu beissen noch zu brechen «буквально: у него нет того, что укусить, разгрызть».. не имеет на что и В некоторых западных словарях специально обращалось внимание на предпочтитель ность передачи «фигурных оборотов» и пословиц такого же рода оборотами в другом языке или имеющими тот же смысл. Ср.: Teutsch-Englisches Lexicon… bey Thomas Frischen (Преди словие).

веревку купити, и перекусити нечего. неимеет чем и собаки из подстола выманити;

einen mit Geld bestechen «буквально: подкупить золотом».. бо рашка в бумажке подсунути: подарками склонити: серебряным колокол цом в ухо позвонити).

При передаче немецкой фразеологии авторы ВЛ использовали и ла тинские переводы, что также усложнило русскоязычную часть словаря (напр., den Bock zum Grtner machen, ovem lupo committere, козла огород ником учинить, овцу волку приказать. Первый перевод соответствует не мецкому, а второй — латинскому фразеологизму).

Неизвестно, какими источниками пользовались авторы ВЛ при пере воде пословиц. Трудно предположить, что все их многообразие было в активе их живого употребления. Возможно, что они имели в своем рас поряжении рукописные сборники (напр., сборник Петровской галлеpеи), которые имелись в Академической библиотеке.

Книжных пословиц и фразеологизмов (и афоризмов) сравнительно немного, напр.: всякая власть не без опасения еще без благоволения;

ка саяися смоле очернится;

любяи сына своего да участит ему раны;

кома ры оцеждати, велбуди же пожирати;

не всякому старцу в игумнах быть.

Народно-русских значительно больше, напр.: испустя лето в лес по мали ну;

когда плохо лежит то и брюхо болит;

стреленая ворона и куста бо ится;

повадился кувшин по воду ходить, тут ему и голову положить;

по Сеньке и шапка;

ровняки живут без драки;

на чьем возу едешь, того и песенку пой;

всякая лисица свой хвост хвалит;

новые веники хорошо ме тут;

у лошади четыре ноги, и та потыкается и пр.

Направление, выбранное в ВЛ, нашло дальнейшее развитие в ино язычно-русской лексикографии XVIII в. В следующем академическом словаре, Лексиконе Волчкова, также заметно стремление не ограничивать ся однословными эквивалентами, но дать возможный синонимический или эквивалентный ряд. Причем, в этом Лексиконе ассортимент русских соответствий расширяется за счет привлечения просторечия и областных слов, в переводную часть включаются более активно иноязычные заимст вования и прямые транслитерации французского слова.

При переиздании ВЛ19 редакторская правка значительно расширила русскую часть словаря за счет внесения дополнительных эквивалентов и толкований.20 Тем самым еще более определился тип ВЛ как словаря пе Вейсманнов немецкий лексикон с латинским, преложенный на российский язык, при сем втором издании вновь пересмотренный и … знатно приумноженный. СПб., 1782.

О правке, внесенной в ВЛ в связи с происшедшими изменениями языка см.: Алексе ев А. А. Изменения в языке и изменения в словаре (Лексикологические заметки) // Словари и словарное дело в России XVIII в. Л., 1980. С. 38–44. О сопоставлении некоторых граммати ческих и орфографических норм двух изданий ВЛ см.: Brien N. Die Weimannischen Wrter bcher — ein kurzer Vergleich der Erst — und Zweiaufgabe // Weismanns Petersburger Lexicon von 1731. Mnchen, Sanger. B. III. S. 23–37.

реводческого, служащего прежде всего целям перевода. Он имел также и черты иноязычно-толкового словаря, если учесть, что в правой перевод ной части наряду с эквивалентами давались и истолкования значения не мецкого слова.

РУКОПИСНЫЙ СЛОВАРЬ К. ШМИДТА И ЕГО ИСТОЧНИКИ История отечественной лексикографии XVIII в. располагает весьма скудными сведениями о переводных словарях с русским языком, создан ных за пределами России. Вероятно, это соответствует реальному поло жению дел — таких словарей почти не было, поскольку они имели бы ограниченный круг пользователей, что было связано со сравнительно скромной потребностью знания русского языка вне России, с одной сто роны, и с возможностью использования появившихся с начала века печат ных, а поэтому более доступных, российских словарей, с другой.

Правда, не каждое словарное предприятие доводилось до публикации и выходило в свет. Вероятно, не только в России хранятся в архивах нача тые или вполне законченные работы, известные по описям архивных фон дов, о существовании иных никто и не подозревает, а о других сохрани лись лишь свидетельства современников. Некоторое количество словарей было издано много позже времени их создания — как памятников своей эпохи. Одним из них и является словарь, который будет объектом внима ния в данной работе.

Издатель словаря Иоахим Дитце обнаружил в университетской биб лиотеке города Галле рукопись под титулом «Kurzes russisch-teutsches und teutsch-russisches Wrterbuch, angefangen zu Braunschweig den 27.sten Au gust 1774. von D. Christoph Schmidt, gennant Phiseldek» («Краткий русско немецкий и немецко-русский Словарь, начат в Брауншвейге 27 Августа 1774. Кристофом Шмидтом, по прозванию Физелдеком»).2 Словарь был издан факсимиле. Благодаря этому был сохранен рукописный вид словаря со всеми его графическими особенностями, характером почерка (или по черков), вставками и заметками на полях, с плотно заполненными и полу пустыми страницами, расположением каждой статьи с новой строки или Впервые опубликовано в: Русский язык конца XVII — начала XVIII века: Сборник статей / Отв. ред. З. М. Петрова. СПб., 1999. С. 28–42.

Schmidt Ch., gen. Phiseldek. Kurzes russisch-teutsches und teutsch-russisches Wrterbuch.

In Faksimile herausgegeben und mit einer Einleitung versehen von Yoachim Dietze. Martin-Luther Universitt Halle-Wittenberg... Halle (Saale), 1978.

в подбор, сплошным текстом и т.д. и т.п. Объем публикации — 549 стр.

Словарю предпослано предисловие издателя с краткими сведениями о жизни автора Словаря, его научных трудов, а также краткое описание характера рукописи и отдельные замечания по поводу фонетических, морфологических и стилистических особенностей словаря.

Воспользуемся частью биографических сведений о Шмидте, приве денных в предисловии и упоминаниями о его трудах, связанных с Рос сией.

Автор Словаря Кристоф Шмидт (1740–1801), уроженец немецкого го родка Нордгейма, студент Геттингенского университета в 1759 г. уехал в Россию, чтобы по рекомендации профессора философии А. Ф. Бюшинга занять место домашнего учителя у графа Иоганна-Эрнста Миниха, сына фельдмаршала Миниха, военного и государственного деятеля при Петре I и Анне Иоанновне. Семья И. Э. Миниха находилась тогда в ссылке, в Во логде. Там и пробыл Шмидт около 2-х лет, до той поры, пока Миних (уже при Петре III) не был помилован и возвращен в Петербург. Шмидт еще некоторое время оставался учителем, а затем уехал на родину. Он завер шил там свое образование, получил звание доктора права, преподавал в нескольких немецких университетах, а позже работал главным архива риусом и библиотекарем. Еще студентом он изучал в университете анг лийский, итальянский и испанский языки, владел латынью и, вероятно, французским.

Хотя Шмидт провел в России всего три года, он вспоминал это время как самое приятное и радостное в его жизни, а интерес к российским де лам, к русской истории и культуре проявились в его интенсивных штуди ях и в публикациях, относящихся, в основном, к тем же годам, что и его Словарь. Так, он издает «Письма о России»3, «Сведения о государствен ном состоянии России»4, двухтомный «Опыт нового введения в россий скую историю»5, «Материалы к российской истории от смерти императора Петра Великого»6, «Достопамятности правления Екатерины II». Следовательно, рукопись интересующего нас Словаря принадлежала ученому, который по самому предмету своих занятий должен был обра щаться к разнообразным источникам, содержащим сведения о России.

Можно предположить, что какое-то знание русского языка Шмидт мог получить еще в России, а затем он совершенствовал его дальше, чтобы иметь возможность читать в оригинале необходимые ему русские издания.

Briefe ber Ruland. Sammlung 1. 2. Braunschweig, 1770.

Beitrge zur Kenntnis der Staatsverfassung von Ruland. Riga, 1772.

Versuch einer neuen Einleitung in die russische Geschichte. T. 1. 2. Riga, 1773–1774.

Materialien zur russischen Geschichte seit dem Tode Kaisers Peter der Groen. T. 1–3, I. Ri ga;

Frankfurt;

Leipzig, 1777–1788.

Denkwrdigkeiten der Regierung Catherina II. Vol. 1. Riga;

Mitau, 1780.

Для этих целей и собирались лексические материалы, которые были со единены затем в виде словаря.

Назначением словаря объясняется его двучастный состав, зависящий от того, что именно было искомым для автора — точное соответствие рус ского слова немецкому или, наоборот, немецкого русскому. Отсюда же и многие его особенности, свидетельствующие, что само лексическое соб рание не было приведено в традиционно упорядоченный вид. Так, отсут ствует строгий алфавитный порядок внутри одной буквы, есть нарушения в самом алфавите, напр. слова на букву К в русско-немецкой части Слова ря находятся в двух местах, на П — в трех, внутри буквы А помещен спи сок слов под титлами от А до Ч, имеют место повторы одного и того же слова. Нет единого способа размещения слов, так как алфавитный поря док соседствует с приемом объединения лексики в словообразовательные гнезда или по тематическому признаку.

Левая, переводимая часть словника в основном представлена единич ной вокабулой, то есть имеет традиционный вид. Но возможно и соедине ние морфологических вариантов, напр., Идолопоклонство, Идолопок лонничество;

Поспешение, Поспешность;

Барышничей, Барышнический;

Умышление, Умысел;

Услуга, Услужение. Используется прием соединения синонимов, например, Урон, Убыток, Вред;

Приход, Прибытие, Приезд;

Залог, Заклад, Задаток;

Пучина, Вырь, Водоворот;

Робок, труслив, бояз лив. Вокабула может сопровождаться пояснением, напр., Аманат, порука, в заклад отданной или оставленной;

Атаман. Предводитель у казаков или разбойников. Нередко вводится для перевода только словосочетание, напр., бобровая шляпа;

денежный двор, денежный мастер, денежный вор;

коренная рыба, коренное слово (но нет вокабул бобр, деньги, ко рень).

Вообще отбор слов в этом словаре несколько своеобразен. Так, в рус ском реестре отсутствуют многие общеупотребительные слова, напр., на букву Ж нет: жена, жевать, желоб, жердь, жесткий, жестокий, жить, жизнь, жилище, жир, жирный и нек. др. При этом включаются дериваты от отсутствующих в реестре производящих слов, напр., благо дарность, бодрость, винный, горный, гористый, газовый, жалостно, ко локольчик (но нет благодарный, бодрый, вино, гора, газ, жалостный, коло кол). Аналогичная картина и в немецко-русской части Словаря.

Но тем не менее словник в общей сложности достаточно велик коли чественно и разнообразен по своему составу, что связано, как можно предположить, с назначением Словаря, а также с источниками, которые были использованы в ходе его составления.

Автор предисловия И. Дитце обратил внимание на то, что в самом Словаре при некоторых словах даны ссылки на книги, в которых есть ис комые слова. Так, при словах багульник, бугры, стерх, грива (в знач. ‘воз вышенность’), падун, сопка, разночинцы и нек. других даны ссылки на «Путешествие по разным провинциям Российской империи» Палласа8, с указанием тома и страницы. Слова возмездие, сопротивление, сочетание побочный сын сопровождены указанием на «Историю Российскую» Щер батова.9 Многочисленны ссылки на «Русскую грамматику» Родде.10 Мате риалы этой Грамматики были использованы Шмидтом также для списка слов, употребляемых под титлами, в некоторых приложениях и вставках.

Есть единичные ссылки на «Российскую историю» Миллера11, на Летопи си, сочинения Ломоносова. Но эти источники, в том числе и Грамматика Родде не могли быть основными для Словаря. Шмидт должен был вос пользоваться прежде всего лексикографическими источниками.

И. Дитце обнаружил в тексте Словаря (далее — Сл. Шмидта) ссылку лишь на один словарный источник, названный «Французским, немецким, латинским и русским лексиконом», к сожалению, без точных библиогра фических данных. Ссылка на этот лексикон дана в русско-немецкой части Сл. Шмидта при вокабуле определение, переведенной немецким словом das Urtheil, с примечанием Шмидта, что в его французском, немецком, латинском и русском словаре при слове sentence слово определение сино нимично слову мнение. Известно, что ко времени составления Сл. Шмидта в России был лишь один четырехъязычный словарь с таким набором языков — это Лексикон Волчкова (далее — ЛВ1).13 В статье sentence этого словаря, действительно, ряд русских эквивалентов, открывающийся словом мнение, включает в себя также и слово определение. Подтверждают возможность идентифицировать указанный Шмидтом словарь с ЛВ1 и следующие сопоставления:

К слову румб в Сл. Шмидта дается толкование значения сначала по русски, далее по-немецки, заканчивающееся ремаркой, как обозначается это слово по-французски:

Румб. Линеи на морской карте или в компасе, из которых всякая линея особливой ветер указывает. Die Linie, so in einer See-Karte und im Kreise eines Meer-Compaes einen jeden Wind zeiget. Franz Pallas P. S. Reisen durch verschiedene Provinzen der Russischen Reiches in den Jahren 1768–1774. T. 1–3. St. Petersburg, 1771–1776.

Щербатов М. М. История Российская от древнейших времен. Т. I–VII. СПб., 1770– 1791.

Rodde J. Russische Sprachlehre zum besten der deutchen Jugend eingerichtet. Riga, 1773.

Mller G. F. Sammlung russischer Geschichte. Bd. 8. St. Petersburg, 1763.

Определение. das Urtheil. ein gerichtliches nmlich nur, wo ich nicht irre. Zwar steht es im meinem Franzzischen, Teutsehen, Latein. u. Russischen Lexico bey Sentens, als synonimisch mit мнение. Сл. Шмидта 154.

Волчков С. Новой лексикон на французском, немецком, латинском и российском язы ках, переводу ассессора Сергея Волчкова. СПб., 1755–1764. Ч. I–II.

Sentence. Мнение, приговор, определение, решение, резолюция. ЛВ1 II 1048.

sisch: rumb. Сл. Шмидта 190. — Дефиниции буквально совпадают с теми, что находятся в ЛВ1. Почти полностью соотносится в обоих словарях описание сочетания бубновой король:

ЛВ Сл. Шмидта Бубновой король. der Kartenstein, Le Roi de carrau, au jeu des carte.

Knig im Kartenspiel. (le Roi de Der Kartenstein, Knig im Karten carreau;

quadratorum lusorius rex). spiel. Quadratorum lusorius rex.

115. Бубновой король в картах. I 371.

Выборочное сравнение других словарных статей этих двух словарей оказалось недостаточно доказательным, поскольку ЛВ1 со своей установ кой на подбор максимального числа возможных русских соответствий для французского слова отличается от более лаконичного в этом отношении Сл. Шмидта. Поэтому один или два эквивалента, приводимые в переводе Сл. Шмидта, можно было бы принять за извлечения из многочисленного ряда ЛВ1. Но приходится считаться с тем обстоятельством, что есть слу чаи, правда, достаточно редкие, обратного соотношения, когда в переводе Сл. Шмидта использовано большее число соответствий, чем в ЛВ1. Кроме того переводы могут вообще не иметь совпадающих единиц.

И. Дитце высказал также предположение, что упомянутый Шмидтом лексикон мог послужить источником для включаемых иногда в словарные статьи французских и латинских соответствий. По нашим подсчетам, ста тей с французскими эквивалентами не менее 42 и их распределение в обе их частях словаря почти равное (22 и 20 единиц). Значительно больше латинских эквивалентов, их не менее 128 (соответственно 30 и 98). Как правило, эти дополнительные эквиваленты даны в скобках в конце пере вода в русско-немецкой части словаря и начинают перевод в немецко русской его части.

Возможность использования франц. эквивалентов из ЛВ1 подтвержда ется лишь в немногих словарных статьях, при этом не слишком доказа тельных (или с однословными соответствиями или с неполным совпаде нием в переводимой или переводящей частях).

ЛВ Сл. Шмидта Принять, annehmen, (accepter). 168. Accepter. annehmen.. Принять. I 17.

Rumb, lignes qui marquent chaque vent sur la carte marine et dans la rose de la boussoloe.

Die linie, so in einer See-Karte und im Kreise eines Meercompasses einen jeden Wind zeiget. Li neae, quibus venti notatur in rabulis et pyxidibus nauticus. Румб;

линеи на морской карте или в компасе, из которых всякая линея особливой ветер указывает. ЛВ1 II 1003.

Проницание. Durchdringung (pn- Peneration. Die Durchdringung..

ration). 171. Проницание. II 633.

Kartenmacher, Kartenverkufer, (car- Cartier.. Ein Kartenmacher und tier). Картщик, картеник, картеной Verkuffer.. Картщик, картеник, мастер. 384. картеной мастер;

кто карты де лает и продает. I 374.

Одним из бесспорных представляется следющий пример на слово ган рейство — как эквивалент к нем. Hahnreyschaft:

ЛВ Сл. Шмидта die Hahnreyschaft, (cocuage) невер- Cocuage. Die Hahnreischaft. Ut ность мужа или жены, ганрейство. riusque conjuqis infidelitas. Не 369. верность мужа или жены;

ган рейство. I 468.

Слова ганрейство нет в просмотренных нами иноязычно-русских и русско-иноязычных словарях. В словаре Нордстета16 нем. Hahnreyschaft;

дано как эквивалент русскому рогоноство, у Виньерона17 фр. cocuage, нем. die Hahnreyschaft имеют русский перевод рогоносие. В КС XVIII есть всего один пример — тот же текст из ЛВ1. Следовательно полукалька ган рейство, состоящая из нем. основы и рус. суффикса -ство, является или индивидуальным окказионализмом С. Волчкова или крайне редким неоло гизмом, не попавшим в другие тексты.

Основная же часть статей с франц. эквивалентами значительно отли чается от тех, что есть в ЛВ1, а некоторых в нем нет вообще.

Аналогичный результат дало и сравнение словарных статей с общим латинским словом в Сл. Шмидта и ЛВ1.

Проведенные сопоставления позволяют утверждать, что ЛВ1 не мог быть главным источником для вводимых в Сл. Шмидта французских и латинских дополнительных эквивалентов. Более доказательно считать главным источником для латинских эквивалентов другой словарь, а имен но Целлариев Лексикон 1746 г. (далее — ЛЦ).18 К этому лексикону, по строенному по словообразовательному, гнездовому принципу, был при ложен алфавитный «Реестр российских слов» с указанием страницы, на которой находится в Лексиконе искомое слово. Реестр давал возмож ность пользоваться иноязычно-русским словарем как русско-иноязычным, Нордстет И. Российский,с немецкими французским переводами словарь, соч. Ива ном Нордстетом. Ч. I. СПб., 1780.

Виньерон Ж. Краткой лексикон на четырех языках то есть на французском, италиан ском, немецком и российском. М., 1771.

Целларий X. Христофора Целлария Краткой латинской лексикон с российским и не мецким переводом, для употребления Санктпетербургской гимназии. СПб., 1746.

когда искомым являлось не русское, а латинское слово. В реестре были помещены все русские переводящие единицы — слова, сочетания слов, неоднословные эквиваленты и описательные толкования.

При сопоставлении заглавных русских слов с латинскими эквивален тами Сл. Шмидта и реестра ЛЦ обнаружилось, что они все (за единичны ми исключениями, о которых ниже) есть и в реестре. Приведем для под тверждения некоторые примеры:

Сл. Шмидта ЛЦ Обращение. Umkehrung, Vernde- Conversio. Обращение. Umkeh rung (conversio). 158. rung, Vernderung. 371.

Питаю, Кормлю. ich speise, er- Питаю, кормлю. Ich speise, er nhre. (cibo). 180. nhre. 50.

Серный, Серистый. Schwefelig, Sulphureus et Sulphuratus. Сер geschwefeld. (sulphureus, sulphura- ный, серистый. Schwefelig, tus). 198. geschwefelt. 335.

Совпадают и неоднословные заглавные единицы, напр., крик слоно вый, начинать гнить, росою мочу, облаками покрываю, способный к ще панию и проч., например:

Cл. Шмидта ЛЦ Крик слоновой. das Schreyen des Barritus. Das Schreyen des Ele Elephanten. (barritus) 198. phanten. Крик слоновой. 27.

Медью обитый, окованый. Mit Erz Aeratus. Медью обитый, окова beschlagen. (Aeratus). 138. ный. Mit Erz beschlagen. 6.

Много совпадений с ЛЦ и в немецко-русской части Сл. Шмидта, на пример:

Сл. Шмидта ЛЦ Kothig (stercoreus) навозный, гряз- Stercoreus. Навозный, грязный.

ный. 385. Kothig. 325.

ich meide, entgehe. (devito, evito) Devito et Evito. Ухожу, удаляю ухожу, удаляюся. 412. ся. Ich meide, entgehe. 380.

Zum Mehl gehrig (farinarius) муш- Farinarius. Мушный. Zum Mehl ный. 413. gehrig. 97.

die Spalte (fissure, fission, fissus) Fissura, Fissus, Fissio. Щель, рас щель, расселина. 468. селина. Eine Spalt. 107.

Правда, во многих статьях есть отдельные несовпадения, которые можно объяснить особенностями самих сопоставляемых словарей. Так, в ЛЦ иногда латинскому глаголу в форме 1 лица настоящего времени дается немецкий эквивалент в форме инфинитива, тогда как в Сл. Шмидта оформление единообразнее (по 1-му лицу), возможен другой порядок раз мещения эквивалентов, а также некоторые изъятия, не меняющие в целом существенных черт сходства сопоставляемых единиц, напр.:

Сл. Шмидта ЛЦ Свирепо, жестоко поступаю. ich Saevio. Свирепо, жестоко посту bin grausam, wte. (saevio). 199. паю. Wten, grausam seyn. 287.

Клейка, или Склейка. das Leimen Conglutinatio. Клейка, склейка.

(conglutinatio) 117. Das Leimen, Fgung. 133.

Reiend, geschwind (rapidus) быст- Rapidus. Быстрый, скорый. Ge рый. 452. schwind, reissend. 276.

gesetzmig, rechtmig. (legitimus) Legitimus. Законный, праведный.

законный, праведный. 353. Rechtmig. 167.

знамя ist so viel, als Прапор. eine Vexillum. Знамя, прапор. Eine Fahne. (vexillum). 94. Fahne. 366.

Выборочное сопоставление слов без латинских вставок в русско немецкой части Словаря позволяет предположить, что примерно 30 % ста тей, оформленных, как и в ЛЦ, без ударения, могли иметь своим источни ком, именно этот лексикон.

Дополнительным подтверждением использования Шмидтом ЛЦ слу жит также воспроизведение в Сл. Шмидта такого же орфографического или формального варианта, какой помещен в ЛЦ, напр., жолтею, желт есм, ярманка, мушный, охотничей, слоновой, льняный, щепляю, щеплю, щепаю, иногда и орфографических ошибок (голупка, опступить), а также включение редких, малоупотребительных эквивалентов, напр., присержи ваются.19 Повторены в Сл. Шмидта и отдельные недосмотры ЛЦ, напр., в том и другом словаре слова качалочка, художный даны без немецкого перевода, только с латинским соответствием.

Как было упомянуто выше, не все латинские переводы могли быть взяты из ЛЦ. Вторым источником, как полагаем, был Вейсманнов Лекси кон.20 Действительно, почти все интересующие нас немецкие слова, отсут ствующие в ЛЦ, есть в этом лексиконе, а их разработки (иногда с мини мальными расхождениями) совпадают с теми, что даны в Сл. Шмидта, например: В КС XVIII только один пример из ЛЦ: Subirascor. Присерживаюся. Ich zrne we nig. — Ср. в Сл. Шмидта: Ich zrne ein wenig. (subirascor.) присерживаюся.

Вейсманн Э. Немецко-латинский и русский лексикон купно с первыми началами рус скаго языка. СПб., 1731.

В Сл. Шмидта не везде сохранены отдельные особенности ВЛ: отсутствие й (заинде велыи), оформление глаголов на -ти (гнати), которые к середине XVIII в. уже не соответст вовали нормам русского языка.

Сл. Шмидта ВЛ Jest (fervor vini) брожение вина, То же самое. 320.

бурда. 380.

Voll Reifes (pruinosus.) заиндеве- То же самое. 500.

лый, заиндевел. 457.

Jagen. (venari) ловить звереи, на Jagen, das Wild, venari, ловити зве ловитве быть, на ловле быть, гнать реи, на ловитве быти, на ловле за звереи. 379. быти, гнати за зверми. 318.

Можно считать заимствованными из ВЛ те словарные статьи в немец ко-русской части Сл. Шмидта, которые буквально совпадают, напр.:

Abendessen. ужен, вечеря, 283;

Abermahl. еще, паки, опять, сызно ва, вновь. 283: aberwitzig. безумный, шалный, глупый, сумозброд ный, изумленный. 283;

aberwitzig werden. безумствовать, шалить, глупствовать, дурить, 283;

die Binne sauset: пчела бунчит, бурчит, гудет. 300;

abdanken die Soldaten. салдатов отставить, отпустить, отставить от службы;

войско разпустить. 283;

Abbreviaturen. пи сание под титлами, сокрещенное писание чрез знаки. 282. — В последнем примере обращаем внимание на повторение ошибки:

сокрещенное вм. сокращенное.

Поскольку ВЛ подобно ЛВ1 является словарем, отличным по своему характеру от Сл. Шмидта, то вовлечение чрезмерно широкого круга ста тей в число заимствований из ВЛ может быть спорным. Но сам факт об ращения Шмидта к этому словарю, по нашему убеждению, бесспорен.

В числе несомненных источников Сл. Шмидта был Российский Цел лариус Гелтергофа,22 словарные материалы которого были организованы по словообразовательному, гнездовому принципу. В Сл. Шмидта включе ны не только отдельные словарные статьи, но и целые куски из РЦ, без всяких изменений, напр., 72 статьи от багрить до бахрома, 12 от верблюд до веревочник, 14 от гадать до гасить, 17 от давить до дарствоватъ и т.д.

Вводятся словарные гнезда из РЦ, напр. (представлена только русская часть, без перевода):

Зуб.. зубы выпускать. Зубами скрежетать. Зуб выдернуть. корен ные зубы. глазные зубы. Зубок. Зубатый, зубастый. Зубный. Зуб ная болезнь. Зубец. Зубчатый. Зубочистка. Сл. Шмидта 103–104.

Можно без преувеличения сказать, что значительная часть акцентиро ванного русско-немецкого словника Сл. Шмидта является извлечением из РЦ. Из этого словаря было использовано также его приложение — «Прибавление чужестранных в российском языке принятых слов». Так, в реестре слов на букву А после слова ахать, с очередным нарушением Гелтергоф Ф. Российской Целлариус, или Этимологической российской лексикон...

М., 1771.

алфавита, даны в строго алфавитном порядке статьи (от аббат до астро ном), перечень которых полностью совпадает (за исключением двух изъя тий) с тем, что есть в РЦ. В конце реестра на букву Ф после слова фуфай ка даны в Сл. Шмидта иноязычные заимствования (от фабрика до фуриер), состав которых также совпадает с РЦ.

При определении лексикографических источников Сл. Шмидта, кроме упомянутых выше, были привлечены для сопоставления те имевшиеся в нашем распоряжении словари, которые гипотетически могли бы быть использованы Шмидтом в его словарных занятиях. Однако отсутствие доказательных подтверждений такого использования принудило отверг нуть Немецкий Целлариус23, Российский лексикон24 и Четырехъязычный словарь25 с тематической группировкой слов Ф. Гелтергофа, тематические словари Пеплие26, Полетики27, Виньерона28, а также словари Я. Родде29, на Грамматику которого часто ссылался Шмидт.

Таким образом, при работе над своим словарем Шмидт использовал по меньшей мере четыре российских лексикона — с входным немецким языком (ВЛ), с входным русским (РЦ), с входным французским (ЛВ1) и латинским (ЛЦ), дополненным русским реестром. При этом данные сло вари объединяет то обстоятельство, что над ними трудились высококва лифицированные переводчики и ученые, понимающие сложность сопос тавления и перевода разноязычных единиц и что эти словари делались в главных научных центрах России того времени — в Академии Наук и в Московском университете.

Так, ВЛ, созданный академическими переводчиками И. И. Ильинским, И. Л. Сатаровым и И. С. Горлицким на основе немецко-латинского слова ря Э. Вейсманна, был первым большим трудом новообразованной Акаде мии. Он предназначался как русскоязычному читателю, так и немецко язычному, о чем свидетельствовала приложенная к словарю русская грамматика на немецком языке. Достаточно большой и разнообразный по своему составу словник, наличие употреблений, фразеологии, пословиц и поговорок, а самое главное, обилие лексических эквивалентов и истолко Гелтергоф Ф. Немецкий Целлариус, или Полезный лексикон. М., 1765.

Гелтергоф Ф. Российский лексикон по алфавиту, с немецким и латинским переводом.

Ч. I–II. М., 1778.

Гелтергоф Ф. Сокращенной четыреязычной словарь, а имянно на немецком, латин ском, французском и российском языках. М., 1766.

[Пеплие]. Собрание слов французских и российских // Теплов В. В. Новая францусская грамматика... СПб., 1752.

Полетика Г. А. Словарь на шести языках: российском, греческом, латинском, фран цусском, немецком и английском. СПб., 1763.

Виньерон Ж. Краткой лексикон на четырех языках...

Rodde J. Deutsch-Russisches Wrtebuch. Riga, 1784. Родде Я. М. Российский лексикон по алфавиту... Лейпциг, 1784.

ваний в русской переводной части, сделали ВЛ популярным и полезным изданием, так что он еще трижды переиздавался.

В упомянутом самим Шмидтом ЛВ1 переводчик С. Волчков продол жил избранное предшествующим словарем направление. В нем также преобладают ряды эквивалентов с широким набором русских соответст вий, включающие в себя просторечные и областные слова, иноязычные заимствования и прямые транслитерации французского слова. Словарь был переиздан в исправленном и дополненном виде еще дважды. Это был самый полный переводной словарь с входным французским языком вплоть до 80-х гг. XVIII в.

Иной вид и назначение имели два других словаря — ЛЦ и РЦ. Это были прежде всего учебные пособия для изучающих языки. Для ЛЦ был использован Латинско-немецкий словарь известного немецкого филолога X. Целлария, дополненный русским переводом, осуществленным перевод чиками Академии наук. Он был предназначен прежде всего для учеников академической гимназии и также неоднократно переиздавался. РЦ был составлен по образцу лексиконов Целлария, почему и получил свое на именование, обозначавшее уже не авторство, а тип словаря. Его автор, магистр философии и свободных наук, а затем профессор Московского университета Ф. Гелтергоф издал несколько учебных словарей подобного типа. Оба словаря были расположены «этимологическим» порядком, об легчавшим изучение языка, поскольку представленные под первообраз ным словом его производные помогали понять «как естественным образом производныя и сложныя от своих первообразных выводятся». Через не сколько лет вышло 2-е, дополненное издание этого словаря.

Следовательно, в распоряжении Шмидта были надежные и, пожалуй, лучшие лексикографические публикации из числа тех, что существовали в России ко времени его работы над словарем.

Однако список лексикографических и иных источников Сл. Шмидта при дальнейших изысканиях может быть продолжен. Так, осталось невы ясненным, откуда были извлечены объединенные тематически группы слов, находящиеся как в основном корпусе Сл. Шмидта, так и в отдельно оформленных приложениях, поскольку просмотренные нами тематиче ские словари и по рубрикации и по самому составу лексических материа лов внутри рубрик значительно отличались от того, что представлено в Сл. Шмидта. Не нашли полного подтверждения источники французских эквивалентов, иногда включаемых в переводную часть словарной статьи.

Но и выявленный круг источников помогает понять некоторые свое образные черты Сл. Шмидта и, прежде всего, причины разнообразного оформления словарных материалов в этом словаре. Шмидт, как показали наши наблюдения, обычно сохранял в извлечениях из каждого конкретно го словаря его особенности. Отсюда и различные способы расположения слов — по алфавиту, в гнезде или по тематическому принципу, в зависи мости от того, был ли источником алфавитный, «этимологический» или тематический словарь. Используемый словарь предопределял и приемы оформления заглавных слов, что в итоге привело к соположенности раз ных способов подачи исходной формы глагола то в 1-м лице, то в инфини тиве, указаний на элементы парадигмы или их отсутствие, эпизодичности сведений о словообразовательных отношениях (напр., при уменьшитель ных и отглагольных сущ., при наречиях). Этим объясняется и неполнота акцентологической информации, поскольку часть вокабул дана с ударе ниями, часть без них. Встречающиеся в Сл. Шмидта повторы слов также связаны с тем, что в процессе работы они были взяты из разных словарей, так как обычно нет полного совпадения двух словарных статей, например:

Голубятня. Das Tauberhaus. 53 (как в ЛЦ);

Голубятня. Das Tauberhaus, d. Tauberschlag. 60 (как в РЦ).

Словарь Шмидта, без сомнения, занял свое место среди немецких пе реводных лексиконов XVIII в. Для нас же он представлял интерес прежде всего в плане определения словарных материалов, которые могли послу жить ему основой, поскольку история российской лексикографии очень бедна сведениями о том, насколько известны были российские словари за пределами России, как они оценивались тогда, какое имели практическое применение. В данной работе и была сделана попытка коснуться этих во просов на примере одного словаря, правда, словаря нетипичного, своеоб разного, отвечающего требованиям не просто любого потребителя, а лишь самого его автора. Но, может быть, именно нестандартность привлеченно го для такой цели лексикона и позволила назвать не один, а несколько ис пользованных в нем лексикографических источников.

К ВОПРОСУ ОБ ОТРАЖЕНИИ СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ РУССКОГО ЯЗЫКА В ДВУЯЗЫЧНОЙ ЛЕКСИКОГРАФИИ ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XVIII ВЕКА Ценность словаря, особенно словаря, отражающего хронологически предшествующий период развития языка, в первую очередь определяется степенью адекватности представленного и разработанного в нем лексиче ского материала реальному состоянию языковой действительности.

Для русско-иноязычных словарей XVIII в., при всем разнообразии их видов и назначений, наиболее существенным считалась полнота, возмож ная исчерпанность списка русских слов. В предисловиях к словарям как правило отмечалось, что данный словарь «приумножил» свой словник.

XVIII век характеризуется развертыванием и активизацией словообразо вательных процессов в языке, связанных с потребностями номинации.

В этой ситуации перед составителями словарей неизбежно должен был встать вопрос о соотношении слов «первообразных» и слов производных, о доступной для словарей возможности отражения отдельных разрядов этих последних.

Одновременно этот период отличается обилием неузуальных слов. На первый взгляд, этот лексический пласт не должен входить в русско иноязычный словарь, реестр русской части которого должен строиться на стабильной, узуальной лексике. Однако это предположение требует проверки, поскольку переводные словари XVIII в. с этой точки зрения не рассматривались. Уточнение состава словников русско-иноязычных сло варей применительно к реальной употребительности введенных в них слов важно еще и для определения степени достоверности этих словарей как источников изучения русской лексики XVIII в. Известно, что современные исследователи рассматривают наличие слова в словаре как несомненное свидетельство его функционирования в языке;

показания словарей при влекаются в качестве критериев для отграничения реальных слов от окка зиональных. Впервые опубликовано в: Развитие словарного состава русского языка XVIII века / Отв. ред. Л. Л. Кутина. Л., 1990. С. 136–153.

Лопатин В. В. Рождение слова: Неологизмы и окказиональные образования. М., 1973.

С. 71, 81 и др.;

Богданов Н. А. Потенциальные имена существительные суффиксального спо соба образования со значением отвлеченного действия // Некоторые аспекты изучения грам матического строя русского языка. Алма–Ата. 1979. С. 78.

Задача данной работы — определить отношение к отбору производ ных слов и к проблеме «узуальное-неузуальное» в русско-иноязычных словарях последней трети века. К узуальным словам причисляются слова, реальность существования которых подтверждается использованием их в текстах XVIII в.;

к неузуальным соответственно — включенные в ино язычно-русский словарь слова, не нашедшие подтверждения в других ис точниках. Источники наблюдений: «Российский Целлариус, или Этимологиче ский российский лексикон…», изд. Ф. Гелтергофом (М., 1771), «Россий ский лексикон по алфавиту, с немецким и латинским переводом», изд.

Ф. Гелтергофом, ч. 1–2 (М., 1778;

далее — ЛГ 1778), «Российский, с не мецким и французским переводами, словарь», соч. И. Нордстетом, ч. I–II (СПб., 1780–1782;

далее — Нрд.). Обращение к словарям последней трети века, ближайшим предшественникам первого толкового словаря русского языка — Словаря Академии Российской (далее — САР1), объясняется со стоянием и характером лексикографии XVIII в. С 70-х гг. наблюдается активизация русско-иноязычной лексикографии, появляются достаточно большие по своим словникам лексиконы, повышается уровень словарного дела. Большое внимание в этих словарях обращается на грамматические характеристики слов, ранее, как правило, отсутствовавшие.

РЦ был первым опубликованным русско-иноязычным словарем, орга низующим русскую часть по этимологическому, иначе — по гнездовому способу;

следовательно, в нем возможности словопроизводства и его реа лизации могли быть представлены в наиболее обозримом виде. Подобные словари были широко распространены в Западной Европе, в России также издавались построенные по гнездовому принципу иноязычно-русские сло вари. Таков, например, «Краткий латинский лексикон с российским и не мецким переводом» X. Целлария (СПб., 1746), учебный словарь «для употребления в санктпетербургской гимназии», основой для которого по служил латинско-немецкий словарь известного немецкого филолога Хри стофора Целлария. ЛЦ построен по алфавиту латинских корневых слов.

Под заголовочным словом (более мелким шрифтом) помещены производ ные, по алфавиту, с нарушением последнего при собирании производных под их производящее. Сам Ф. Гелтергоф, автор РЦ, магистр философии и свободных наук, «лектор немецкого языка» в Московском университете, издал несколько Дополнительные обследования источников могут изменять суждение о принадлежно сти какого-либо отдельного слова к разряду узуальных, употребительных или неузуальных, неупотребительных.


Ср. гнездо с заголовочным оловом Duсо (приводится лишь латинская часть, без не мецких и русских переводов, слова даны в строку): Duco. Ductus. Ductor. Dux. Ducatus. Ab duco. Adduco. Circumduco. Conduco. Conductio. Deduco. Deductio. Diduco. Educo. Educatio. In duco. Introduco. Obduco. Perduco. Productus. Reduco. Redux. Seduco. Subduco. Traduco. Tradux.

учебных словарей подобного типа, в том числе «Немецкой Целлариус»

(М., 1765) и «Французской Целлариус» (М., 1769). По образцу таких сло варей, предназначенных для лиц, обучающихся иностранным языкам, был сделан и РЦ. По всей вероятности, словарь был предназначен для немцев, изучающих русский язык. В предпосланном Словарю «Читателю настав лении» высказывается пожелание «благополучнаго успеху» «в скором и лехком изучении» русского языка. Для иностранца предусмотрены ударе ния: «Над каждым словом поставленные силы могут иностранному неина че как приятны быть, когда напротив того оных недостаток наводит скуку, особливо ежели кто желает выучиться языку без учителя». Словарь со ставлен по алфавиту корневых («первообразных») слов. Под основным корневым словом располагаются его производные в определенном, до вольно точно выдержанном порядке.

Поскольку РЦ построен как лексикон этимологический, то есть рас сматривающий зависимость между производящим и производным слова ми генетически, то принцип выделения заглавного слова гнезда основан на его «первообразности». Это имело своим результатом появление очень больших и сложных по своей структуре гнезд (например, гнезда: беру, бываю, бью, воля, дею, емлю, раждаю и мн. др.), а кроме того, усложняло выбор заглавного слова гнезда, так как не для всех производных можно было найти употребительное исходное заголовочное слово. Поэтому лек сикограф вынужден был выставлять гипотетически выведенные или уже неупотребительные «первообразные», сопровождая их ограничительными пометами «inusitat» (лат. inusitatum — неупотребительное) или «obsol.»

(лат. obsoletum — устарелое), например: булдыга, гибаю, говя, мкну, мжу, стигу, сещу, толю, торгаю, шую, теза и некоторые др.

По-видимому, именно «этимологическое» расположение слов имело целью облегчить изучение русского языка. См. такое рассуждение автора РЦ: «Что до собственного намерения в сочинении Лексикона сего касает ся, то состоит оное в том, чтоб любителям Российского языка учинить оной легчайшим;

но к получению оного следующее наблюдать должно. Во первых потребно затвердить и в память гораздо углубить первообразные слова сей книги… и от коих производные есть и сложныя, а потом начать ежедневно по листу, или сколько кому заблаго разсудится, читать со вни манием, от чего в скорости можно будет разбирать, как естественным об разом производныя и сложныя от своих первообразных выводятся».

Таким образом, читателям предлагался словарь, который должен был помочь осознать структуру русского слова и уяснить основные словообра зовательные модели, чтобы легче запомнить слово. При такой четко сформулированной задаче лексикограф должен был с возможной в слова ре полнотой отразить самые продуктивные, живые способы словообразо вания, но при этом внести в свой реестр лишь реально существующие, употребительные слова русского языка.

РЦ впервые собрал такое большое число слов, по нашим подсче там, — более 18 тыс. Следует учесть, что из основного корпуса словаря были исключены заимствования, в том числе и большинство давних гре ческих заимствований. Не имея возможности подвергнуть рассмотрению весь корпус слова ря, покажем лишь принципы отбора лексики и степень представленности отдельных групп производных на материале некоторых глагольных и именных гнезд.

Гнезда, заголовочным словом которых является глагол, пожалуй, са мая обширная и сложная по составу включенных в них слов часть словаря.

Под корневым глаголом собраны отглагольные существительные, префик сальные глаголы и их дериваты, субстантивированные причастия и пр.

Степень исчерпанности разных типов производных не одинакова. Обра щает на себя внимание обилие приставочных глаголов. Приведем в каче стве примера некоторые корневые глаголы с собранными под ними в гнезде префиксальными глаголами:6 киплю — вскипаю, выкипаю, доки паю, закипаю, накипаю, перекипаю, прикипаю, прокипаю, раскипаю, уки паю;

колочу — вколачиваю, выколачиваю, доколачиваю, заколачиваю, наколачиваю, околачиваю, отколачиваю, переколачиваю, приколачиваю, расколачиваю, сколачиваю, уколачиваю;

мету — выметаю, дометаю, за метаю, обметаю, отметаю, переметаю, подметаю, приметаю, разметаю, сметаю;

нюхаю — вынюхиваю, донюхиваю, обнюхиваю, перенюхиваю, понюхиваю, поднюхиваю, принюхиваю, пронюхиваю, разнюхиваю, сню хиваю;

парю — выпариваю, допариваю, запариваю, опариваю, перепари ваю, распариваю, упариваю;

плещу — вплескиваю, выплескиваю, запле скиваю, наплескиваю, уплескиваю;

прыгаю — впрыгиваю, вспрыгиваю, допрыгиваю, напрыгиваю, отпрыгиваю, перепрыгиваю, припрыгиваю, распрыгиваюсь, спрыгиваю;

рублю — врубаю, вырубаю, дорубаю, зару баю, надрубаю, нарубаю, обрубаю, отрубливаю, перерубаю, подрубливаю, подрубаю, прорубливаю, разрубливаю, разрубаю, срубаю.

Приведенные списки показывают, что в каждом глагольном гнезде да ется почти исчерпывающий набор приставочных глагольных образований.

Характерно, что в предисловии к словарю особо оговорены «предлоги»

без, в, воз, вы, до, з, из, на, не, о, об, от, пере, под, пре, про, раз, с, со, у, с помощью которых могут быть «сложены» слова.

Проверка реального функционирования префиксальных глаголов в языке XVIII в., по данным картотеки Словаря XVIII в., показала, что по давляющее большинство их действительно употреблялось. Однако многие приведенные в РЦ глаголы не нашли отражения в других источниках. Та Иноязычные слова выделены в Приложение, включающее около 400 гнезд.

Не приводим видовременные формы глагола (например: впрыгивать — впрыгнуть — впрыгать), условно считая их одной единицей, как это представлено в самом словаре.

ковы, например, глаголы вплескиваю, докипаю, накашливаю, наплескиваю, перенюхиваю, поднюхиваю, приплескиваю, раскипаю, снюхиваю. Некото рые единично представлены в более поздних, чем РЦ, словарях, например:

доклеиваю, напрыгиваю, принюхиваю, донюхиваю.

Столь регулярная демонстрация префиксальных глаголов могла быть связана с желанием показать аналогию в структуре русского и немецкого глаголов. Действительно, некоторые гнезда подтверждают такое предпо ложение, поскольку сходство словообразования находит свое выражение в передаче значения русского глагола соответствующим немецким пре фиксальным глаголом, например: впрыгиваю — hineinspringen, выпрыги ваю — herausspringen, напрыгиваю — hinaufspringen, отпрыгиваю — weg springen, перепрыгиваю — hinuberspringen, припрыгиваю — hinzuspringen, спрыгиваю — herabspringen. Однако гораздо чаще такое соответствие от сутствует, ср., например;

выпариваю — baden, допариваю — vollends zum Ende baden, запариваю — sehr stark baden, напариваю — viel baden, опари ваю — die erste Hitze abbaden, перепариваю — viele baden.

Следовательно, принцип «аналогии» не может считаться общим осно ванием для столь внимательного отношения к включению префиксальных глаголов.

Более или менее регулярно вводятся в глагольное гнездо отглаголь ные существительные со значением «действие-состояние по глаголу».

Чаще всего они даются при заглавном глаголе, открывающем гнездо, например: болтаю — болтание, брезгую — брезгование, брюжжу — брюжжание, вожу — вожение, грызу — грызение, долблю — долбление, дразню — дразнение, кидаю — кидание, курю — курение, мну — мятье, мою — мытье, полю — полотье, рою — рытье и пр.

Наибольший вес отглагольных существительных с суффиксами -ни(е), -ани(е), -ени(е) — около 230 слов;

с суффиксом -ть(е) — 16 слов, с суф фиксами -б(а), -к(а) и бессуффиксных — 15 слов. Около 60 корневых гла голов (несколько больше 20% от общего числа) даны без существитель ных, хотя последние были представлены в языке XVIII в., причем многие из них весьма употребительны. Ср. такие, не включенные в РЦ существи тельные, как вещание, вязание, гадание, глядение, гниение, клевание, линя ние, плавление, хранение и др. Другие хотя были и менее употребительны, например: верчение, жатие, порчение, стлание и т.п., но также функцио нировали в языке. Отсутствие их в РЦ свидетельствует о том, что включе ние отглагольных существительных проводилось, по-видимому, на осно вании тех реальных материалов, которыми располагал составитель, поскольку трудно найти какое-либо обоснование для отвержения их, кроме того что они оказались вне поля зрения составителя. Наконец, к ряду глаголов существительные не образовывались, ср. такие глаголы, как мру, пру, прею, чалю, щемлю, поэтому отсутствие их в гнезде вполне объяснимо.

Отглагольные существительные в XVIII в. были живой, активно по полняющейся категорией, употребительной во всех жанрах и видах пись менности. Почти все отглагольные существительные, помещенные в РЦ, отмечены в других источниках того времени, незначительная часть их помещена только в более поздних словарях — Нордстета и Словаре Ака демии Российской 1789-1794 гг. (далее — САР1). Таковы слова колупание, кутание, маяние, окунывание, пяление;

слово мусоление не отражено в доступных нам источниках XVIII в.

Следовательно, почти весь состав отглагольных существительных от носится к разряду реально функционирующих в языке слов.

В то же время при префиксальных глаголах отглагольные существи тельные, как правило, не даются, хотя для лиц, не знающих достаточно хорошо русский язык, их образование представляло известные трудности.


Обращение к другим разрядам слов в глагольном гнезде показывает следующее.

Существительные, образованные от простых непрефиксальных глаго лов со значением «лицо, производящее действие», включались в словарь достаточно регулярно. Самой представительной оказалась группа сущест вительных с суффиксом -тель/-итель (44 слова): бдитель, блюститель, водитель, вязатель, гадатель, гонитель, грабитель, губитель, давитель, зритель, кормитель, куритель, лаятель, лобызатель, ловитель, любитель, медлитель, мститель, меритель, писатель, плаватель, проситель, пры гатель, роптатель, ругатель, слушатель, смотритель, спаситель, строи тель, учитель, хвалитель, хранитель, хулитель, целитель, читатель и др.

На втором месте существительные с суффиксом -ун (34 слова): брез гун, брызгун, брюзгун, визгун, воркун, врун, вещун, говорун, грызун, дерун, зевун, кликун, колдун, крадун, лгун, лепетун, лизун, ляпун, мигун, моргун, пискун, сапун, скакун, сосун, харкун, хвастун, храпун, шалун, шатун, ши пун, бормотун, болтун и др. Обращает на себя внимание сравнительно большой удельный вес этой группы существительных. Их список почти исчерпывает реально функционирующие в языке XVIII в. слова.

На третьем месте существительные с суффиксами -щик, -чик, -льщик:

будильщик, валяльщик, гридировальщик, качальщик, клейщик, копальщик, лудильщик, маральщик, молотильщик, паильщик, плавильщик, платель щик, плясальщик, полольщик, прядильщик, рещик, садильщик, сеяльщик, чеканщик, чесальщик.

Несколько слов с суффиксом -ец: гребец, жнеи, купец, лжец, ловец, плавец, певец, писец, творец.

Единично представлены существительные с суффиксами -ник, -ак(а), -ей, -ок, -арь, например: хлопотник, хульник;

зевака;

ворожей;

едок, зна ток;

лекарь, пекарь, писарь и др.

Подавляющее большинство указанных слов было достаточно широко употребительно в языке XVIII в. Лишь единицы не нашли подтверждения употреблению ни в текстах, ни в словарях того времени. Таковы лобыза тель, ляпун,7 маральщик. В немецкой части для них даны однословные соответствия: лобызатель — ein Liebkoser, ляпун, маральщик — ein Schmierer.

Обнаруживаются и пропуски в рассматриваемой группе существи тельных, в том числе и весьма употребительных, например: держатель, метатель, носитель, радетель, носильщик, плавильщик и некоторых др. Правда, количественно такой список пропущенных слов невелик.

Образования женского рода с соответствующими суффиксами -иц(а), -ниц(а), -ь(я) приводятся нерегулярно.

Для этой группы слов принцип соотносительности (деятель — дея тельница) не прослеживается. Характерно, что словам с суффиксом -ь(я) отдано предпочтение — они пропорционально представлены полнее, чем образования с другими суффиксами. Ср.: брюзгунья, воркунья, врунья, го ворунья, колдунья, лгунья, лепетунья, лизунья, шалунья, шептунья, шипу нья: гадательница, гонительница, губительница, просительница, руга тельница;

гуляльщица, плясальщица и некоторые др. При этом в числе слов с суффиксом -ь(я) отмечаются такие, которые не зафиксированы в текстах (лизунья, шипунья) или отмечены лишь в более позднем САР (брюзгунья, лепетунья, шептунья). Основная же масса существительных женского рода относится к числу употребительных. В гнездах, исходным словом которых является имя существительное, обследовано отражение в РЦ слов, имеющих лексико-грамматическое зна чение субъективной оценки.10 Выяснилось, что последовательно приво дятся слова уменьшительно-ласкательные, преимущественно с суффикса ми -ик, -чик, -ок/-ек для слов м. р. и -к(а), -очк(а) для слов ж. р., например:

ботик, брусик, винтик, внучик, волик, гвоздик, горшечик, дворик, домик, Ляпун известно в качестве личного имени в XVI в.: Дияк Ляпун Ковезин. См.: Словарь русского языка XI-XVII вв. М., 1981. Т. 8. С. 350.

Ср. примеры их употребления в текстах: «Держатели банков» (АП 34);

«В суде держа тели (беглых — Е. Б.) запрутся» (МЗК IV 361);

«Метатель на врагов перуна» (Птрв 190);

«Ты ветьвистых елень носитель гордых рог» (Птрв 164);

«Носильщики моих креслов» (Гулливер I 146);

«Плавильщикам, которые руды выплавливают» (Минер. В. 415).

«Старая воркунья» (ЛВ1 II 61): «Врунья» (ВЛ 472);

«[Неумолков:] Не приведи бог с говоруньями в речь пуститься» (Лук. Пуст. 211);

«Колдуньи со всего света всякую ночь...

слетаются на гору» (Поденщ. 43): «Лгуньи бабашки его помним безконечны басни» (Кнт.

Сат. 155);

«Шалунья некая в беседе… Не бредила без слов французских ни чево» (Сум.

Притчи 197);

«По выходе гадательницы, вопрошавшая призывает Ваньку» (Жив. 147): «Нра воучительная философия не однажды объявила себя гонительницею пороков и порочных»

(АП 73);

«Моей возлюбленной, или паче губительницы моей лишился» (Хрс. Кадм 43);

«Сия просительница… рисованию довольно обучалась» (МАН V 17);

«Ругательница, поноситель ница». (ЛВ1 II 347);

«Бывало в употреблении… выводить певиц и плясальщиц» (Пут.

Бел. 95).

Просмотрены подряд материалы от А до К включительно и выборочно на все после дующие буквы.

калачик, крестик;

болванчик, буравчик, кабанчик, карманчик, кувшинчик;

барышок, батожок, башмачок, бережок, бугорок, глазок, грибок, домок, жучок, квасок, колосок, кузовок, кусок;

баночка, банька, бородка, бочечка, булочка, бумажка, ветчинка, жилка, игорка, кадка, кистка, козка, коров ка, крупка и др.

В числе уменьшительно-ласкательных существительных можно обна ружить и довольно редкие для XVIII в., например: бляшечка, бревенцо, брусик, весельцо, войлочек, ветчинка, иготька, клеек, колесцо и некоторые др. Характерно, что почти все они были известны в более раннюю пору, до XVIII в.;

например, такие, как бревенцо, брусик, весельцо, войлочек, ветчинка, клеек, колесцо находим в Словаре русского языка XI–XVII вв.

В текстах же XVIII в. они не нашли отражения.

При переводе лексикограф не ставит обязательной задачи дать соот ветствующее немецкое уменьшительное. Такой способ применяется (на пример: ведро — der Eimer, ведерка — das Eimerchen), но использованы и другие приемы: сопровождение пометой «dim.» (лат. diminutivum — уменьшительное): бахрама — бахромка, dim.;

описательный: башмак — der Schuh, башмачек — ein kleiner Schuh, берег — das Ufer, бережок — ein kleines Ufer;

наконец, неразличение значения в основной и уменьшитель ной формах слова: крупа — die Grze, крупка —id. (лат. idem ‘то же са мое’), бочка — das Fas, die Tonne, бочечка — id.

Регулярно помещаются слова, обозначающие детенышей животных (с суффиксом -енок), а также молодых животных (с уменьшительными суффиксами), например: волченок, воробенок, вороненок, журавленок, медвежонок;

боровок, бычек, волчек, голубок, лососек, львок;

волик, дроз дик, левик, осетрик;

воробейчик, кукушечка. Они сопровождаются стан дартным переводом: ein junger Eber, junger Och (Wolf, Sperling, Rabe).

Слова же с суффиксами экспрессивной оценки -ишк-, -ушк-, -оньк-, -ошк-, а также слова с суффиксами увеличительного значения -ищ- пред ставлены эпизодически, например;

бабища, каменище, ковшище, копы тище, коренище, коровище, колище;

бабенка, клячонка, коровченка;

гнез дышко, горлышко, зернышко;

избушка, деревушка;

воришка, кафтанишка, корчмишка. Большинство из них имеют подтверждение и в других, несло варных текстах XVIII в.11 Но некоторые относятся к числу редких и дру гими материалами, кроме РЦ, не подтверждаются, например: корчмишка, коровченка, клячонка, каменище;

в последующие словари введены слова «Дурная бабища вить зеркала не любит» (Сум. Притчи 162);

«Упал он на коренище»

(Члкв Песни 234);

«Оне увидят бабенку в смущении» (Промот. 95);

«Ремезово гнездышко»

(Пут. Леп. I 350);

«Ворона горлушко разинула свое» (Сум. Притчи 240);

«От единого зер нышка в землю посаженного, выростает целое растение» (Эйлер ПП II 37);

«Ты, друг мой, родился в какой ниесть Сибирской деревушке» (Жив. 281);

«В избушку топлу ввел» (Трд. СП 222);

«Зови меня купчишком, банкрутом и воришком» (Нклв Тв. V 144);

«Один кавтанишка»

(Трут. 219).

котлище, коровище, копытище, ковшище. При оценке подобных слов с суффиксами экспрессивной оценки следует учитывать особенную за трудненность их проникновения в письменные источники (ограничен ность жанров, в которых они могут быть представлены, избирательность ситуации использования), а в связи с этим решение вопроса о реальной их употребительности в живой речи XVIII в. еще более осложнено.

Описанные выше группы производных слов, представленных в РЦ, подтверждают высказанное предположение о том, что в словаре с воз можной для него полнотой представлены слова, образованные по продук тивным, живым моделям словообразования. Таковы префиксальные гла голы с префиксами в-, вз-, вы-, до-, за-, на-, о-, от-, пере,- при-, про-, раз-, с-, у-, отглагольные существительные с суффиксами -ни(е), -ани(е), -ени(е), отглагольные существительные с суффиксами -ителъ, -тель, -ун, -щик, -льщик;

уменьшительно-ласкательные существительные с суффиксами ик, -чик, -ок/-ек, -к(а), -очк(а).

Обнаружилось, что степень представленности производных связана также и с уровнем словопроизводных ступеней. Так, достаточно регуляр но даются отглагольные существительные при бесприставочных глаголах, но очень выборочно, скупо — при приставочных. Последовательно при водятся имена лица действователя м.р., образованные от глаголов, но с большим отбором слова следующей ступени — образованные от этих существительных обозначения лиц женского пола.

Не нашло подтверждения предположение о том, что словарь, предна значенный в первую очередь для лиц, обучающихся русскому языку, дол жен включать лишь употребительные, узуально закрепленные слова. Во всех исследованных группах оказались слова, употребительность которых не удалось подтвердить другими текстами. Введение подобной лексики в словарь не всегда было связано с желанием дать русско-немецкие лекси ческие эквиваленты, поскольку нередко русское слово получало описа тельный перевод.

В связи с этим встает вопрос о возможных источниках РЦ, на основе которых мог быть образован его словник. К сожалению, об истории созда ния РЦ пока нет доступных нам сведений. Но поскольку его автор состав лял несколько ранее Немецкой Целлариус и Французской Целлариус, он мог воспользоваться правой, объясняющей русской частью для словника РЦ. Вероятно, были использованы и предшествующие словари. Так, кос венным подтверждением использования Лексикона Ф. Поликарпова мож но считать включение некоторых слов, документированных до РЦ лишь этим лексиконом, например: купление, морщение, сыпание.

Для выяснения вопроса о возможном использовании русской части Немецкого Целлариуса (далее — НЦ) была проведена сверка русских слов, признанных нами неупотребительными или малоупотребительными по «Реестру российских слов», выпущенному в 1767 г. как дополнение к НЦ. Оказалось, что ни одно из этих слов не представлено в НЦ. Немец ким словам соответствуют иные русские эквиваленты, например:

РЦ НЦ поднюхиваю — horchen horchen — прислушивать, подслушивать лобызатель — ein Liebkoser ein Liebkoser — льстец Чаще всего немецкое слово-эквивалент РЦ вообще отсутствует в НЦ, по-видимому, в связи с тем, что гнездо в этом словаре было менее пред ставительно, чем гнездо в РЦ.12 Так, отсутствуют отглагольные образова ния (типа das Unreinmachen, das Untertrauchen, das Krachen), обозначения лица (der Schmierer), уменьшительно-ласкательные формы и некоторые другие, использованные для перевода в РЦ. Приведенные исходные фор мы или однокоренные слова свидетельствуют о том, что при переводе в НЦ были использованы другие русские слова, например:

РЦ НЦ мусоление — das Unreinmachen die Unreinigkeit — нечистота окунывание — das Untertrauchen die Untertauchung — погружение шаренье — die Ausforschung, ausforschen — выведывать Untersuchung untersuchen — выпытывать, выспрашивать, выведывать ляпун — ein Schmierer schmieren — мазать маральщик — ein Schmierer Следовательно, гнездо в РЦ, организованное в соответствии с особен ностями русских словообразовательных норм, включает в себя большее количество словообразовательных рядов лексики, нежели гнездо НЦ.

Кроме того, и сам лексический состав РЦ не является простым извлечени ем из русской части предшествующего словаря. Составитель РЦ значи тельно увеличил его по сравнению с НЦ. Аналогичные результаты полу чены и при составлении русской части Французского Целлариуса с РЦ.

Таким образом, выявленные нами неузуальные слова РЦ не были ранее использованы в качестве окказиональных эквивалентов при переводе не мецких и французских слов. По всей вероятности, они были созданы лек сикографом по живым словообразовательным моделям для заполнения звена в цепи «производящее-производное». Следовательно, в РЦ мы встречаемся с тенденцией лексикографической фиксации потенциальных, В предисловии к НЦ сказано, что в нем недостаточно представлены как сложные сло ва, «которыми немецкий язык изобилует», так и первообразные слова, «чему есть причиною недостаток в немецких лексиконах».

узуально не закрепленных слов, тенденцией, которая прослеживается за тем не только в русско-иноязычных словарях конца XVIII в., но и в САР1.

В немалой степени сам тип словаря, организующего состав языка по сло вопроизводному принципу, требовал особого внимания к исчерпанности в демонстрации производных гнезда и подсказывал желательность запол нения «пустых клеток».

Изданный в 1778 г. «Российский лексикон» был организован по алфа витному принципу. В предисловии к нему указывалось, что данный сло варь «полнейший прежнего». По подсчетам Бакмейстера,13 в нем около 23 800 слов, следовательно, его объем по сравнению с РЦ увеличился примерно на 5 000 слов.

Алфавитное расположение слов, удобное для практического пользо вания при наведении справок, ограничивало соположенность однокорен ных лексем, поскольку рядом оказывались лишь некоторые однокоренные суффиксальные образования. Но при этом увеличивалась алфавитная бли зость разнокоренных производных, образованных с помощью одного и того же префикса, то есть более обозримыми и наглядными в словаре ока зывались словообразовательные возможности отдельных префиксов.

В ЛГ 1778 удельный вес префиксальных образований достаточно ве лик. Поскольку нет возможности описать состав всех префиксальных слов, покажем степень их представленности в словаре на примере глаго лов с префиксом под-. Выбор этого форманта основан на следующих со ображениях: префикс под- имеет разветвленную систему значений (при менительно к современному русскому языку в «Словаре современного русского литературного языка» отмечено 8 значений, Б. Н. Головин вы членяет 17 значений14), он соединяется с глаголами широкого семантиче ского спектра. В то же время объем материала обозрим и одновременно достаточно представителен для того, чтобы можно было на основании его анализа прийти к более или менее достоверным заключениям. Кроме того, глаголы с приставкой под- были рассмотрены в специальном исследова нии, посвященном внутриглагольному префиксальному словообразова нию в языке XVIII в. Всего с префиксом под- в ЛГ 1778 дано 137 глаголов.16 Сопоставление с РЦ показывает, что основная масса глаголов в том и другом словаре сов Backmeister H. L. Bibliotek zur Kenntniss des gegenwrtigen Zustandes der Literatur in Russland. St.–Petersburg, 1772. Bd 6. S. 558.

Головин Б. Н. Каталог типов приставочного внутриглагольного словообразования в современном русском литературном языке. Ч. II. // Лексика. Терминология. Стили. Горь кий, 1976. Вып. 5. С. 11–24.

Шаповалова Т. А. Внутриглагольное префиксальное словообразование в русском ли тературном языке XVIII в. (приставки реального лексического значения) // Учен. зап. Яро славского пед. ин-та. Ярославль. 1971. Вып. 27. С. 3–28.

Подсчитаны глаголы без аффикса -ся.

падает, но в ЛГ 1778 включены отсутствовавшие в РЦ глаголы. Такими являются: подвышаю, поддалбливаю, подзываю, подкачиваю, подлагаю, подлипаю, подновляю, подплываю, подпрыгиваю, подпрыскиваю, подпус каю, подпехиваю, подразумеваю, подсмехаю, подтакиваю, подтесываю, подхватываю, подцепляю, подщипаю — всего 19 единиц, что составляет около 14% увеличения по сравнению с РЦ.

Рассмотрение приставочных глаголов в ЛГ 1778, равно как и в РЦ, по казывает, что степень их употребительности неодинакова. Одни из них находят многократное подтверждение в текстах XVIII в., что свидетельст вует о занимаемом ими месте в разряде живых, употребительных единиц языка, например: подбиваю, подбираю, подбрасываю, подвешиваю, подвя зываю, поддерживаю, поддуваю, поджариваю, подзываю, подкатываю, подкидываю, подкладываю, подкупаю, подлагаю, подлетаю, подметаю, подмываю, подпадаю, подпираю, подписываю, подползаю, подрастаю, подрезываю, подсаживаю, подсеваю, подсекаю, подсиживаю, подскаки ваю, подсматриваю, подсмеиваю, подставляю, подсыпаю, подтираю, подтягиваю, подучаю, подущаю, подхожу и мн. др. Их включение в сло вари бесспорно. Другие же отмечены лишь в отдельных лексиконах или только в РЦ и в ЛГ 1778. Так, употребительность отмеченных в РЦ и в ЛГ 1778 глаголов подбриваю, подкраиваю, подцепляю, подлизываю, подмары ваю, подмасливаю, подматываю, подмораживаю, поднюхиваю, подпекаю, подтравливаю, пошептываю и некоторых других не подтверждается тек стами, часть их позже отражена в Нрд. и САР1. Можно предполагать, что включение подобных глагольных образований было основано на желании представить с необходимой для данного словаря полнотой словообразова тельную возможность приставок, в частности, приставки под-.

Анализ вновь включаемых в ЛГ 1778 приставочных глаголов показы вает, что наряду с восполнением случайных пропусков РЦ (например:

подзываю, подлагаю, подплываю, подпускаю, подразумеваю, употреби тельность которых бесспорна17), в словник впервые вводятся глаголы под качиваю, подлипаю, подсмехаю, подтесываю, подщипаю, не подтвержден ные несловарными текстами. Следовательно, идея отразить не только употребительные, необходимые для двуязычного словаря слова, но и ме нее употребительные и ситуативно создаваемые в речи слова проводилась с достаточной отчетливостью не только в РЦ, но и в ЛГ 1778.

Эта линия продолжена и в Нрд. В этом словаре список слов с пристав кой под- составляет около 190 слов. В него входят такие не зафиксирован ные в предыдущих словарях употребительные глаголы, как подбавливаю, «[Андрей:] Господин мой изрядного было товарища подзывал в армию» (Лук. Посто янство 142);

«Судьи… подлагали под оные бумаги золото» (Эмн Фемист. 35);

«Часто под плывают они [киты] и к берегам» (Краш. ОЗК II 297);

«Подпускать любовные усмешки»

(Члкв Пересм. I 75);

«В сей басни подразумевали сборище всех зол и бедствий» (МЖ V 145).

подвариваю, подвертываю, подгладываю, подкликаю, подновляю, подпа рываю, подпахиваю, подпиливаю, подстегиваю, подтибрить.18 После дующие словари (САР1 и словарь И. Гейма19) включают следующие впер вые введенные в Нрд. слова: подколачиваю, подпаиваю (от ‘паять’), подсасываю, подскребаю. Наконец, в Нрд. содержатся слова, не подтвер жденные доступными нам источниками, таковы подкапываю (от ‘капать’), подпариваю, подтаптывать, подтрушивать. Следовательно, и в этом словаре список слов с приставкой под- расширяется не только за счет не учтенных ранее употребительных глаголов, но и за счет потенциальных, образуемых по мере надобности.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.