авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 15 |

«А.С. Пученков УКРАИНА и КРЫМ в 1918 – начале 1919 года Очерки политической истории Нестор-История Санкт-Петербург ...»

-- [ Страница 3 ] --

Скоропадский объявляет себя гетманом — читаем и молчим»252. Действительно, безропотность населения Киева не могла не поражать воображение, а Центральная Рада — тут нельзя не согласиться с советским историком Н. И. Супруненко, — «из жила себя целиком»253. Помимо немцев, в перевороте важную роль сыграла пар тия хлеборобов, которая, по выражению современного украинского специалиста В. Ф. Солдатенко, «освятила» гетманский переворот, но партия эта, по мнению ученого, «была слабо организованной и не могла претендовать на всеукраинский характер»254. По словам Солдатенко, «не имея под собой сколько-нибудь серьез ного социального фундамента, гетманщина не могла надежно опереться на какую нибудь украинскую политическую силу…»255.

Вечером того же дня на квартире полковника Безака происходило обсужде ние кандидатур в будущее гетманское правительство. Каждый из присутствовав ших (всего заседало около 20 человек) писал свой список Совета министров256. Од нако вскоре все было согласовано и началось правление гетмана Скоропадского.

Р. Ю. Будберг писал о том, что «вся конструкция власти была двояка: официаль но — Гетман и Совет министров, а за кулисами — немецкое командование;

пер вая власть являлась видимой всеми, хотя до некоторой степени ответственной пред общественным мнением, наружно облеченной всей полнотой власти и, в то же время, — фактически совершенно бессильной и вполне зависимой от власти вто рой, немецкой, действовавшей за кулисами, никому не видной, но единственной, обладавшей реальной силой»257. Буквально за несколько дней власть гетмана рас пространилась на всю территорию Украины, включая и будущую столицу Укра инской ССР (в 1919–1934 гг.) — Харьков258, население разочаровалось в политике Центральной Рады и связывало со Скоропадским надежды на улучшение положе ния259. Особые надежды воцарение гетмана вызывало у интеллигенции, видевшей в режиме Скоропадского прежде всего стабильность и мечтавшей о том, чтобы она продлилась подольше260. Е. Х. Чикаленко, один из самых известных представителей украинской интеллигенции того времени, писал вскоре после гетманского перево рота в своем дневнике: «Как быстро меняются в зависимости от обстановки и наши идеалы. Еще не так давно мы только мечтали про территориальную автономию Ук раины, как об очень нескором идеале. Мы мечтали о своем парламенте, в котором будут править русофил В. Шульгин с одного боку, а с другого В. Короленко … Теперь после социалистических экспериментов все надежды вновь приходится Там же. Л. 10.

Супруненко Н. И. Очерки истории гражданской войны и иностранной военной интервенции на Украине (1918–1920). М., 1966. С. 44.

Солдатенко В. Ф. Украiна в революцiйну добу: Iст. есе-хронiки. У 4-х т. Т. II. Рiк 1918. К., 2009.

С. 170.

Там же. С. 170.

ГАРФ. Ф. Р-5974. Оп. 1. Д. 42 б. Л. 12–13.

Там же. Ф. Р-5881. Оп. 2. Д. 270. Л. 4.

Михайлов Г. Гетманский переворот в Житомире // Лiтопис революцii. Харкiв. 1928. № 4 (31).

С. 134.

Папакин Г. В. Павел Петрович Скоропадский // Вопросы истории. 1997. № 9. С. 69.

Полетика Н. П. Виденное и пережитое. Тель-Авив, 1983. С. 133–134.

Украина на рубеже 1917–1918 гг.: от Октябрьской революции до гетманщины возлагать на украинскую стихию, которая впоследствии создаст все-таки нацио нальную Украину»261. Появилось новое официальное название украинского наци онального государства — Украинская Держава262.

Все же настоящей популярности режиму гетмана достичь так и не удалось. Гет мана поддерживали хлеборобские, землевладельческие и торгово-промышленные элементы Украины, средняя буржуазия поддерживала режим Скоропадского ско рее из соображений безопасности, чем какого-то национального чувства;

левая со циалистическая демократия, крестьянство и рабочие — т. е. подавляющая масса — заняли по отношению к гетману враждебную позицию263. К тому же на Украине противоречия между трудом и капиталом были особенно сильны, а промышленни ки в свою очередь не были готовы к конструктивному диалогу с пролетариатом264.

Помещики же не только хотели получить полную компенсацию за то, что было у них взято или уничтожено во время аграрных беспорядков, но зачастую и пре увеличивали суммы своих убытков265. Такая классовая ограниченность в то время была попросту неуместна. Думается, что одна из справедливых дефиниций гетман щины предложена в новейшей монографии В. И. Голдина: «буржуазно-помещичья диктатура»266.

Переворот на Украине безусловно носил монархический характер. Глава совет ской школы историографии Октябрьской революции и Гражданской войны ака демик И. И. Минц, вслед за Лениным, утверждал, что воцарение Скоропадского было лишь генеральной репетицией перед готовившимся немцами восстановлени ем монархии во всей России267. По словам Минца, «Германия превратила Украину в свое генерал-губернаторство»268. Об этом же писалось и в работе А. В. Лихолата269, именовавшего Скоропадского не иначе как «марионеткой» в руках германских ок купантов270. Наркоминдел Георгий Васильевич Чичерин писал о том, что образо вание в Киеве правительства Скоропадского в глазах большевиков выглядело как «живая угроза всероссийской реставрации»271, советские публицисты рассматрива ли произошедшие события как «репетицию» восстановления монархии272, а Ленин Чикаленко Е. Щоденник (1918–1919). К., 2004. Т. 2. С. 29.

Солдатенко В. Ф. Украiна в революцiйну добу: Iст. есе-хронiки. У 4-х т. Т. II. Рiк 1918. К., 2009.

С. 159.

Дорошенко Д. И. Указ. соч. С. 164.

Маляревский А. На переэкзаменовке. П. П. Скоропадский и его время // Архив гражданской вой ны. Вып. 2. Берлин, б. г. С. 128.

Скоропадський П. Указ. соч. С. 183.

Голдин В. И. Гражданская война в России сквозь призму лет: историографические процессы: мо нография. Мурманск, 2012. С. 52.

Минц И. И. Год 1918-й. М., 1982. С. 437. Современный российский публицист Александр Смир нов даже говорит о том, что Скоропадский установил «практически абсолютную казачью монархию»

(Смирнов А. Правда о гетмане Скоропадском, или «Белый кентавр» украинского казачества // Проект «Украина», или Звездный год гетмана Скоропадского. М., 2008. С. 21).

Минц И. И. Год 1918-й... С. 433.

Лихолат А. В. Указ. соч. С. 101.

Там же. С. 103.

Чичерин Г. В. Внешняя политика Советской России за два года. М., 1920. С. 7.

Стеклов Ю. Киевская репетиция // Известия ВЦИК. 1918. 10 мая;

Устинов Г. Новые упова ния контрреволюции // Известия ВЦИК. 1918. 11 мая. Эта мысль была четко выражена в передови це «Правды»: «Правительство Скоропадского не есть Украинское правительство. Это правительство, 50 Глава I говорил о том, что русская буржуазия в тот момент рассуждала солидарно с немца ми и была готова «в несколько недель переменить свою политическую веру и от со юза с хищниками английскими перейти к союзу с хищниками германскими против Советской власти»273.

Если советские авторы в 1918 году, как видим, акцентировали внимание на мо нархическом облике гетманата, иначе говоря, на политической составляющей ре жима Скоропадского, то в эмигрантской мемуаристике (естественно, антибольше вистского толка) больше говорилось о том, сколь унизителен для национального сознания был приход к власти на Украине немецкого ставленника. Мемуаристка Анна Павловна Максимович писала о правительстве Скоропадского: «они воспри нимали подчинение немцам, как вещь не только неизбежную, но и не столь уж тра гичную. Рассчитывали на немцев, чтобы разбить большевиков, на немцев — чтобы предотвратить дальнейшее развитие революционного процесса на Украине. Сло вом, для них немцы являлись не врагами, не чужеземными захватчиками, а чем-то вроде покровителей, на которых они рады были опереться. Правительство Скоро падского предпочитало презрительно отмахиваться от всех поднятых революцией социальных и экономических проблем, считая самым удобным и простым заста вить население забыть о них при помощи немецких шуцманов. Трудно было пред ставить себе что-нибудь более отвратительное и предательски антинациональное, чем такая политика»274. «Не Хмельницкому, а Мазепе подражал Скоропадский», — писал другой мемуарист, князь А. В. Оболенский275. Еще более оскорбительно на писал в своих воспоминаниях о гетмане знаменитый адвокат Оскар Грузенберг, по словам которого, «ряженный в гетмана, свитский генерал Скоропадский, удо вольствовавшийся ролью чистильщика сапог у немецкого командования, свел свое служение к обер-интендантству по отобранию для немцев у крестьянства послед ней горсти зерна»276.

Как видим, решающую роль в избрании гетмана сыграли германские оккупа ционные силы, без поддержки которых П. П. Скоропадский не смог бы занять свой высокий пост277. Не случайно, что сразу же после избрания германское командова ние на Украине сообщало Главнокомандующему Восточного фронта: «В данный момент Скоропадский находится целиком и полностью под влиянием главного ко мандования». В той же беседе с немецким штабом Скоропадский заявлял о том, что воссоздание нормальной жизнедеятельности на Украине невозможно без пол которое по своим задачам и характеру неизбежно идет к власти Всероссийской. Русская контррево люция, а не только Украинская отныне имеет своей столицей Киев;

русская контрреволюция, а не только украинская имеет своим правительством — “кабинет” гетмана Скоропадского. Гетман Скоро падский — это майское издание августовского ген. Корнилова. Это Всероссийский Корнилов, име ющий к своим услугам пол-миллиона немецких штыков» (Контрреволюция // Правда. 1918. 9 мая (25 апреля)).

Ленин В. И. Доклад о внешней политике / Полн. собр. соч. М., 1962. Т. 36. С. 334.

Максимович А. П. Идут большевики… Париж, 1937. С. 51.

Оболенский А. В. Мои воспоминания / Предисловие и публикация Н. Н. Вуколова // Проблемы истории Русского зарубежья: материалы и исследования. Вып. 2. М., 2008. С. 371.

Грузенберг О. Страницы воспоминаний / Публикация В. В. Кельнера // Вестник еврейского уни верситета в Москве. 1994. № 3 (7). С. 226.

Михайлов И. В. Малоизвестные страницы деятельности правительства гетмана П. П. Скоропадс кого // Гражданская война в России. М., 2002. С. 458.

Украина на рубеже 1917–1918 гг.: от Октябрьской революции до гетманщины ной ориентации экономики страны на Германию278. Судя по опубликованным днев никам высокопоставленного немецкого генерала Макса Гофмана, гетман проявил себя в начальный период вполне лояльно к немцам, и его воцарение было встрече но в военных кругах Германии одобрительно279. Э. Людендорф написал по этому поводу: «В лице гетмана Скоропадского во главе киевского правительства мы по лучили человека, с которым можно было хорошо работать. У него была решимость обеспечить в стране порядок и идти нам широко навстречу. В дальнейшем я лично имел возможность познакомиться с ним и вынес весьма благоприятное впечатле ние. Он не скользил поверхностно по делам, а углублялся в их существо. Верхов ное командование могло быть только довольно переменой киевского правительст ва, так как оно отвечало интересам ведения войны. Я надеялся, что формирование войск и выкачивание хлеба сложатся успешнее. Было также начато образование новых украинских частей. На это естественно требовалось время, и это не могло непосредственно разгрузить нас в военном отношении. Германские войска, нахо дившиеся на Украине, были настоятельно необходимы штабу фронта для защи ты от большевиков и для обеспечения экономического использования страны»280.

Украина помогла своими неисчислимыми запасами продовольствия и Германии и Австро-Венгрии. В свою очередь, центральные державы воспринимали Украи ну как державу-сателлит, о чем пишет и современный украинский историк Р. Пи рог281. «Сателлитом» называет Украину в условиях германской оккупации 1918 г.

и О. Федюшин, договорившийся, правда, в итоге до того, что немцы в конце кон цов «приобрели роль просто дружелюбных советников и стали держаться в стороне от невероятно сложной и запутанной обстановки на Украине»282.

Чем руководствовался Павел Петрович Скоропадский, соглашаясь на принятие титула гетмана фактически из рук немцев, с которыми он до этого три года драл ся на фронте? Учившийся со Скоропадским в Пажеском корпусе и хорошо знав ший гетмана полковник Б. А. Энгельгардт, изображает Павла Петровича в своих воспоминаниях человеком, для которого превыше всего на свете было удовлетворе ние собственного тщеславия и честолюбия. Именно поэтому Энгельгардту, по его словам, «ничуть не казалось удивительным то, что Скоропадский, как только цар ская власть рухнула, не задумываясь принял покровительство другого монарха, по скольку тот посулил ему лестное для его самолюбия, хоть и марионеточное, но с виду блестящее положение. То, что он получил свой гетманский сан из рук врагов, его конечно ни мало не смущало. Как многие представители крайне правых тече ний, Скоропадский стал, после революции, считать союз с Францией крупной по литической ошибкой царского правительства, приведшей Россию к войне и рево люции, а потому находил себя вправе исправлять эту ошибку своим соглашением с Германией»283. Кроме того, сам Скоропадский позднее говорил, что не сомневался Крах германской оккупации на Украине (по документам оккупантов). М., 1936. № 24. С. 61.

Гофман М. Война упущенных возможностей. Записки и дневники 1914–1918. [?], [Б. г.]. С. 246.

Людендорф Э. Указ. соч. Т. 2. С. 191.

Пирiг Р. Указ. соч. С. 192.

Федюшин О. Украинская революция. 1917–1918. М., 2007. С. 294.

Отдел Рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ) Ф. 1052 (Энгельгардт Борис Александрович). Ед. хр. 37. Л. 8. Воспоминания полковника Б. А. Энгельгардта.

52 Глава I в полезности переворота при любом политическом раскладе, считая необходимым использовать данный ему исторический шанс. Все же Скоропадский подчеркивал, что его «появление на посту гетмана произошло совсем не планомерно, а почти вне запно» для него самого284. Отношение к немцам у Скоропадского было чрезвычайно сложным: «С одной стороны, они [немцы. — А. П.] нам были чрезвычайно нужны.

Без них Украина была бы то, что представляет собой теперь север — пустыню. С дру гой стороны, я не мог равнодушно видеть их хозяйничанья у нас в Киеве. Я был им благодарен и одновременно с этим слышать о них не мог»285.

Заслуживает внимания вопрос о политических взглядах П. П. Скоропадского.

Несомненно, что Павел Петрович был монархистом, причем являлся решитель ным противником социалистических партий и течений. В своих воспоминаниях Скоропадский подчеркивал то обстоятельство, что территория гетманской Укра ины в первую очередь была оплотом антибольшевизма, не враждебным по отно шению к национальной России. Именно с Украины антибольшевистские силы, по Скоропадскому, могли нанести сокрушительный удар по большевизму в цен тральной России, не обращаясь за помощью к западным державам286. Что же ка сается его отношения к украинской идее, в покровительстве и культивировании которой его неоднократно обвиняли, то тут вопрос гораздо сложнее. Скоропадс кий всегда любил Украину, с детства интересовался историей своего края, одна ко воспитан он был именно как человек русской культуры287, преданный русскому монарху;

подобных убеждений, быть может, Павел Петрович придерживался и в период своего пребывания на посту гетмана288. Ходили слухи, что на одном из при емов гетман заявил, что стоит за самостийную Украину, но «эту самостийную Ук раину, когда придет время, я положу к ногам Его Императорского Величества»289, на что В. В. Шульгин в одной из своих аналитических записок, составленных для Правого Центра, вопрошал: «Какого Величества? — Русского или германского императора?»290. В беседах с русскими общественными деятелями Скоропадский Скоропадский П. Указ. соч. С. 139.

Там же. С. 146.

Там же. С. 183.

Приятель П. П. Скоропадского Г. Н. Лейхтенбергский (князь Романовский) писал о гетмане:

«Он был человеком чисто русской культуры, хотя и верил, искренно или нет, не знаю, в какую-то от дельную, украинскую культуру» (Лейхтенбергский Г. Н. Воспоминания об «Украине». 1917–1918. Бер лин, 1921. С. 29).

Современные украинские исследователи утверждают, что обвинения Скоропадского в «москво фильстве, авантюризме … подлежат … пересмотру» (см.: Бондаренко К. Допитання про «московсь ку орiентацiю» гетьмана П. Скоропадського // Останнiй гетман. К., 1993. С. 96).

Наживин И. Записки о революции. Вена, 1921. С. 156.

Трубецкой Г. Н. Годы смут и надежд. 1917–1919. Монреаль, 1981. С. 81. По утверждению Г. С. Чу вардина, Скоропадский отказался от участия в панихиде по последнему российскому императору Нико лаю II, проходившей в Софийском соборе в Киеве (Чувардин Г. С. Гетман (Историко-психологический портрет генерала П. П. Скоропадского) // Клио. 2001. № 2. С. 185). В свою очередь, современный укра инский историк Р. Пирог пишет о том, что Скоропадский глубоко и болезненно переживал убийство императора Николая II, отстояв панихиду в дворцовой церкви (см.: Пирiг Р. Указ. соч. С. 199–200).

Генерал Б. С. Стеллецкий, на глазах у которого Скоропадский узнал о расстреле Николая II, в своих воспоминаниях говорит о том, что гетман, узнав об убийстве бывшего царя, «заплакал, как маленький ребенок», плакал он и во время панихиды в дворцовой церкви (см.: ЦГАВОУ Украины. Ф. 4547. Оп. 1.

Д. 2. Л. 150–151).

Украина на рубеже 1917–1918 гг.: от Октябрьской революции до гетманщины оправдывался, что он, как бывший свитский генерал «не может быть не русским в душе, но политика до времени требует известных уступок»291.

Действительно обстановка, в которой он получил власть, предполагала ориен тацию гетмана на две реальные силы: немецкие оккупационные войска и украин ское движение. Судьба Украины как самостоятельного государства в тот момент напрямую зависела от исхода мировой войны, от успехов германского оружия292.

По словам министра иностранных дел Украины Д. Дорошенко, задача внешней по литики в тот момент заключалась в том, чтобы, «опираясь на помощь Германии, стараться как можно быстрее и легче выйти из-под ее опеки…»293. Немцы же уси ленно поддерживали украинские самостийнические течения. Как следствие, на на чальном этапе своего правления, продлившегося, к слову сказать, всего семь с по ловиной месяцев, гетман также изображал из себя «щирого украинца»294. Труднее всего Павлу Петровичу Скоропадскому давалась устная украинская речь: по Киеву даже ходили слухи, что гетман ни слова не знает на «мове». Речи гетмана переводи лись на украинский язык, но, по словам современника, когда Скоропадский читал их по бумажке, «щирых украинцев» так коробило его «украинское» произношение, что они тряслись от негодования, как трясется черт перед крестом»295.

Скоропадский считал необходимым установление на Украине крепкого, жиз неспособного режима, создание сильной армии, необходимой для того, чтобы мож но было по-другому разговаривать с немцами. Как только Великороссия изживет свой большевизм, он, Скоропадский, обещал первым подать голос за объединение с Россией296. К тому, чтобы создать хорошую армию (против чего изначально реши тельно выступали немцы), Скоропадский действительно прилагал немало усилий, лично ведя беседы с высокопоставленными офицерами бывшей Российской импе раторской армии, достаточно назвать имена генералов Врангеля и Лукомского. Од нако восстановление братского союза с Россией должно произойти на качественно иных основаниях, украинскому национальному движению должен быть дан выход, говорил «ясновельможный гетман».

Все противники Павла Петровича сходятся на том, что за семь с половиной ме сяцев своего пребывания у власти бывший царский генерал продемонстрировал исключительную изобретательность и сноровку в искусстве политического лави рования.

В. В. Шульгин в письме А. В. Колчаку писал: «Скоропадский ведет двойную игру и в четырех стенах утверждая, что он “человек русской культуры”, в официальных Гейден Д. Ф. «Скоропадского я знал с малых лет» // Исторический архив. 2012. № 3. С. 146.

ГАРФ. Ф. Р-446. Оп. 1. Д. 41. Л. 5.

Дорошенко Д. Дещо про Закордонну полiтику // Хлiборобська Украiна. Вена. 1921. Зб. 2/4. С. 50.

Врангель П. Н. Воспоминания… С. 77. Странным поэтому выглядит заявление известного укра инского националиста И. Мазепы о том, что после провозглашения Скоропадского гетманом власть сосредоточилась в руках «российских реакционных сил» (см.: Мазепа I. П. Украiна в огнi й бурi револю цii. 1917–1921. Днiпропетровськ, 2001. С. 85).

Полетика Н. П. Указ. соч. С. 134.

Лукомский А. С. Очерки из моей жизни. Воспоминания. М. 2012. С. 470. Ср.: «Я такой же герма нофил, как и франкофил, я просто русофил, желающий восстановления России», — писал Скоропад ский одному из своих корреспондентов менее чем через год после сложения с себя полномочий гетмана, в октябре 1919 года (Россия и Украина. Из дневников Н. М. Могилянского и писем к нему П. П. Скоро падского. 1919–1926 / Публикация А. А. Сергеева // Минувшее. М.;

СПб., 1993. 14. С. 257).

54 Глава I выступлениях, также как и его министры, ежедневно отрекается от единой России, насаждая самостийность»297. С чем это было связано? Опять-таки надо обратить внимание на то, что на Украине была исключительно сложная политическая ситу ация. Гетману приходилось лавировать между украинскими радикалами и русски ми великодержавниками, выказывая в устных беседах сочувствие и тем и другим298.

Поэтому многие из собеседников Скоропадского по недомыслию считали, что в об ласти политики у гетмана вместо ясной позиции — «недомыслие, сумбур»299. На са мом деле тут, скорее, кажется, можно говорить о хитрости гетмана, стремившегося, что называется, угодить «и нашим, и вашим». Такая позиция Скоропадского мо гла была связана с тем, что и он не был до конца убежден в итоговой победе нем цев в мировой войне300, а значит, не хотел идти на разрыв отношений с какой-ли бо из влиятельных политических сил. Победа Антанты, казалось гетману, приведет к восстановлению России в прежних или почти прежних границах;

победа немцев, несомненно, приведет к созданию самостийной Украины. Поэтому-то собеседники гетмана выходили после бесед с ним с совершенно противоположными суждения ми о его политическом credo. Начальник штаба гетмана генерал Б. С. Стеллецкий в своих воспоминаниях попытался высказать свой взгляд по вопросу о «русской»

политике Скоропадского: «Общерусский вопрос его мучил, это было заметно по его отношению к офицерству бывшей Российской Армии, по его попыткам сблизиться с Красновым и Алексеевым. Но иногда резкие выходки офицерства или чиновников петроградского толка, выступавших с резкой публичной критикой его деятельнос ти, лишали Скоропадского расположения, и он произносил речи, о которых потом искренне сожалел. Вот почему будущему историку ни в коем случае нельзя основы вать свои выводы на отдельных речах Скоропадского, т. к. зачастую они являлись как следствие фактов, до крайности его раздражавших…»301.

Во многом раскрывает подлинную позицию гетмана его беседа со своим старым боевым товарищем генералом М. Свечиным, построенная едва ли не в жанре испо веди: «Трудно мне в нескольких словах ответить о своем личном мнении. Во вся ком случае, я не «расчленитель». Не скрою от тебя, что в нашем правительстве идет невысказываемая громко борьба, но все делают вид, что Украина волей судьбы ста ла отдельным государственным образованием — Украинская держава, но это одна видимость. Большинство членов правительства в сердцах смотрят, что мы пере живаем временную эпоху, что Украина на каких-то условиях вольется в Россию, но сейчас кривят душой, делая вид сторонников самостийной политики в угоду меньшинства членов правительства, действительно искренних сторонников Ук раины как отдельного государства. При таком положении я стараюсь найти сред ний выход для примирения, но, понятно, теперь, да еще при немцах, это нелегко».

Коснулся гетман и своих критиков: «Сюда, в Киев, стеклись и стекаются немало ГАРФ. Ф. Р-5827. Оп. 1. Д. 54. Письмо Шульгина Колчаку. 1918. 21 июня. Л. 1.

ГАРФ. Ф. Р-5881. Оп. 2. Д. 524. Л. 67;

Лейхтенбергский Г. Н. Воспоминания об «Украине». 1917– 1918… С. 29–30.

Шлиппе Ф. В. От революции до эмиграции 1918–1920 // «Российский архив». М., 2008. Вып. 17.

С. 175.

Скоропадський П. Указ. соч. С. 146.

ЦГАВОУ Украины. Ф. 4547. Оп. 1. Д. 1. Л. 147–148.

Украина на рубеже 1917–1918 гг.: от Октябрьской революции до гетманщины убегающих от большевиков русских людей, никого мы не преследуем и даем при ют. Среди прибывших немало знакомых и друзей. Многие, осуждая меня, просто не приходят ко мне, но многие приходят и как будто понимают мое положение, другие — чтобы получить место или выхлопотать себе тепленькое местечко, тре тьи — наружно льстиво, а в душе у них сидит мысль: как ты, русский генерал, об ласканный Государем, коему присягал, а теперь, для удовлетворения своего тще славия, идешь на расчленение России! Разве неверно говорю? Да ты, вероятно, это и слышал. Но хотелось спросить моих хулителей: а что же случилось, не по моей вине, в создавшейся трагедии для России, что ухудшило ее положение от моего со гласия принять по избранию Гетманскую Булаву? Некоторые, не стесняясь, мне пишут — «продался немцам»! Приняв гетманство, дал многим укрыться, отдал рас поряжение не чинить препятствия переходящим к нам, а сделали бы это петлюров цы? Думаю, что нет. Хулители приехали — едят, пьют, спекулируют, устраивают свои дела, под охраной того же немецкого сапога, за который мечут на меня громы и молнии… А своим пребыванием здесь — не продались ли тоже немцам? Я не со гласен с руководством Добровольческой армии, в тяжелое время для России, когда все мы должны объединиться, а они заняли отрицательную позицию не только про тив немцев, что еще можно понять, хотя противодействовать не можем, но и про тив меня. Но я уважаю их за жертвенность, которая горит у них в борьбе за Россию.

Они ведут тяжелую борьбу, как совесть им велит, но почему же здешние хулители, обливая меня грязью, предпочитают оставаться тут, а не едут на борьбу туда?» Свечин М. Записки старого генерала о былом. Ницца, 1964. С. 164–165. Схожие мысли, по сви детельству Н. Н. Шиллинга, Скоропадский высказал и в беседе с офицерами, находившимися в то вре мя в Киеве: «Как Вы, так и я, — русские офицеры бывшей императорской армии и, конечно, понима ете, что никаких помыслов об отделении Украины от России у меня нет, — но в данное время, когда нет в России настоящей национальной власти и Россия управляется шайкой авантюристов, по указке III Интернационала, то, конечно, приходится создавать временную самостоятельную Украину, дабы хотя часть России, спасти от того разрушения, которое происходит на территории всей остальной Рос сии;

верьте мне, что я это говорю Вам совершенно искренне и откровенно, и поймите меня, что в виду создавшейся политической обстановки, я не могу сказать громко и открыто всего того, что я сказал Вам»

(ГАРФ. Ф. Р-5881. Оп. 2. Д. 745. Воспоминания Н. Н. Шиллинга. Л. 61). Примерно в тех же словах описы вает свои впечатления от беседы с гетманом и генерал В. А. Слюсаренко ( ГАРФ. Ф. Р-5881. Оп. 2. Д. 645.

Л. 53).

Глава II АНТИБОЛЬШЕВИСТСКИЙ ЛАГЕРЬ И ГЕТМАНСКАЯ УКРАИНА §1. Гетманщина и отношение к ней русских сил И звестие о монархическом перевороте, совершившемся в Киеве, было встрече но антибольшевистской общественностью Москвы и Петрограда с исключи тельным энтузиазмом и принесло, по словам В. И. Ленина, «временное окрыление надежд российских кадетов, меньшевиков и правых эсеров, воспылавших любовью к тому, что несет Украине Скоропадский, и надеющихся теперь на то, что, дескать, это легко произойдет и в России»1. Впервые за долгое время на территории бывшей Российской Империи появилось место, где буржуазный обыватель мог чувствовать себя — пускай под защитой германских штыков, с присутствием которых многие «буржуи» быстро примирялись, хотя бы в относительной безопасности2.

Из Советской России на Украину началась эмиграция людей, представлявших самые разные категории русского общества. К тому времени при содействии нем цев в Москве и Петрограде учреждено было Украинское Генеральное консульст во. Генконсулом в Москве был А. К. Кривцов, а в Петрограде — С. Ф. Веселовс кий. Штат служащих консульств был весьма многочисленным, только в Москве на службе находилось 108 человек, считая прислугу3. В архивном деле, что любо пытно, можно найти интересную анкету: служащие консульства Украины в Мо скве отвечали на вопрос, владеют ли они украинским языком и в какой степени.

Из 108 служащих только 27 могли писать и говорить по-украински, в то время как сам консул, А. К. Кривцов, на государственном языке не говорил4.

Получив разрешение украинского консула, на так называемом «державном поезде»5 можно было уехать на Украину, под защиту немецких штыков. Для этого требовалось свидетельство об украинском происхождении гражданина, покидаю щего Россию, и его заявление о желании перейти из подданства РСФСР в поддан ные Украинской Державы. По подсчетам автора, только в сентябре–октябре года ежедневно подавали заявления о выходе из подданства РСФСР и о переходе в подданные украинской державы от 38 до 173 человек6. Заявление должно было быть составлено на украинском языке на имя консула. Именно консул и решал, Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 36. С. 337.

Пташкина Н. Л. Дневник. 1918–1920. Париж, 1922. С. 124.

Центральный государственный архив Высших органов власти и управления Украины (ЦГАВОУ Украины). Ф. 1236 (Генеральный консул Украинской Державы в Москве). Оп. 1. Д. 9. Л. 5–6. Подсчет автора.

Там же. Л. 27. Подсчет автора.

Бурышкин П. А. Москва купеческая. Нью-Йорк, 1954. С. 348.

ЦГАВОУ Украины. Ф. 2187 (Украинское генконсульство в Петрограде). Оп. 1. Д. 37. Л. 9–48.

Антибольшевистский лагерь и гетманская Украина основательны ли претензии заявителя на получение украинского гражданства. Он мог поставить либо положительную резолюцию, удовлетворяющую ходатайство, либо написать отказ: «Нет данных, доказывающих украинское происхождение»7.

И действительно понятие «украинец» в ту пору «стало крайне растяжимым», как вспоминал мемуарист А. С. Гершельман8. Зачастую украинские корни того или иного кандидата на получение украинского подданства были фикцией. Люди при думывали всевозможные ухищрения для того, чтобы «записаться…в хохлы», как писал в своем дневнике литератор С. Р. Минцлов9.

Вступавший в украинское подданство давал присягу на верность Украине:

«Обещаю и присягаю всегда быть верным Украинскому Государству как своей Ро дине, охранять интересы Державы и всеми силами своими способствовать ее сла ве и процветанию, не жалея для этого своей жизни. Обещаю и присягаю не при знавать другой Родины, кроме Украинской Державы, исполнять все обязанности Гражданина, повиноваться ее правительству и всем законным властям»10. Гет ман П. П. Скоропадский дал своим представителям в Москве и Петрограде ука зание «толковать украинское происхождение, как можно более широко, что они и делали»11. Так генерал В. Н. фон Дрейер сумел убедить московского консула Украинской Державы А. К. Кривцова в том, что он, Дрейер, — якобы украинец, несмотря на свою явно немецкую фамилию, спев Кривцову песню на украинском языке. В итоге Дрейер, его жена, двое детей и даже нянька получили «посвид чение» — паспорт уроженца Украины, и уехали на «державном поезде» из нена вистной «большевистии»12. Но сначала требовалось, конечно, попасть на прием к украинскому консулу, что было невероятно трудно, так как желающих было очень много: сотни людей дожидались очереди, сидя прямо на земле. Некоторые ждали приема больше месяца13.

У людей, стремившихся покинуть Советскую Россию, было много общего:

в большинстве своем они представляли «бывшие категории» российского обще ства, хотя были и люди никак не подходившие под такую аттестацию;

по удачному выражению Н. Н. Чебышева, всех этих людей гнал прочь из России «не страх рас правы… не страх смерти от большевиков, а страх жизни при большевиках»14. По ездка на Украину, к германцам, которых подавляющая масса русского населения продолжала считать врагами, многими рассматривалась как предательство, а уез жающие, в свою очередь, воспринимались как изменники. Монархист Н. В. Савич писал по этому поводу: «Тяжело было выслушивать эти упреки несчастных, изму ченных людей, хотелось им сказать: “Вот поживете с большевиками, увидите, что Там же. Л. 3.

Гершельман А. С. Тюрьма и сума // Михайлов день 1-й. Ямбург, 2005. С. 290.

Минцлов С. Р. Трапезондская эпопея. Дневник. Киев. Трапезонд. Финляндия. Берлин, [?].

С. 362–363.

ЦГАВОУ Украины. Ф. 2187. Оп. 1. Д. 2. Л. 12;

Державний вiстник. 1918. 11 липня.

Васильчиков И. С. То, что мне вспомнилось… М., 2002. С. 152.

Дрейер В. Н., фон. На закате империи. Мадрид, 1965. С. 220.

Паустовский К. Г. Повесть о жизни // Собр. соч. М., 1957. Т. 3. С. 654.

Чебышев Н. Н. Близкая даль. Париж, 1933. С. 236. В следующем, 1919 г., поток беженцев из Пе трограда устремился уже в «буржуазную» Финляндию (см.: Пученков А. С. Национальная политика гене рала Деникина (весна 1918 — весна 1920 г.). СПб., 2012. С. 60–61).

58 Глава II они хуже немцев, ведь лакеи всегда хуже хозяев”»15. В свою очередь, бывший губер натор Минской губернии, князь В. А. Друцкой-Соколинский с горечью вспоминал свои чувства по поводу бегства в зону германской оккупации: «И вот я, русский человек, затравленный своими же, ими же обобранный, бегу от своих же к ним, к немцам, к исконным врагам моей расы, моего народа и в них, немцах, вижу пока единственное спасение не только своей ничего не значащей персоны, но и спа сение жизни всего населения, всех культурных ценностей, всего экономического бытия тех областей своей родной страны, которые немцами оккупированы и кото рые, в случае занятия их большевиками, были бы быстро обращены по примеру гу берний великорусских в сплошные кладбища…»16. Бывший член Государственного Совета (а затем член Совета Государственного объединения России) Павел Пав лович Менделеев объяснял желание уехать из РСФСР страхом ареста и расстрела от рук представителей Советской власти: «Спасаясь от него [террора. — А. П.], кто мог, принимали меры к бегству туда, где не было Советской власти. Дон, Кубань, Кавказ, Крым, Украйна сделались предметом общих мечтаний. Тоска по ним пре восходила тоску чеховских сестер по Москве, да и была куда более обоснованной и понятной. Не говоря уже о нависшем терроре, тягостно становилось жить вслед ствие усилившегося недостатка в пропитании и топливе. Всюду у еще не закры тых лавок длиннейшие хвосты алчущих и жаждущих граждан. Ослабели надежды на близкий конец Советской власти. Внутренние заговоры казались обреченными на провал. Нужно было найти иные пути для борьбы с большевиками: внешний фронт, опирающийся на иностранную помощь. Многие из наших близких и зна комых уже совершили желанный перелет…»17.

Поскольку очередь к консулу была едва ли преодолима, то действовала слож ная система рекомендаций, подкупов и разных служебных удостоверений ответ ственных работников различных советских ведомств;

за сходную плату в укра инском консульстве выдавалось свидетельство о принадлежности к украинскому гражданству18. Поначалу большевики не чинили никаких препятствий для перехо да в украинское подданство, но со временем решение этого вопроса становилось все труднее и труднее19. В немалой степени возникновение или исчезновение этих препятствий было связано с ходом мирных переговоров между РСФСР и Украин ской Державой.

22 мая 1918 г. в Киеве начались переговоры между Украиной и Советской Рос сией. По утверждению ярославского историка В. П. Федюка, переговоры эти были инициированы немцами, заинтересованными в стабильности своего тыла. К тому же Брестский договор предусматривал необходимость заключения мира меж ду РСФСР и Украиной и прекращение между двумя странами боевых действий20.

Несмотря на то, что перед переговорами советские «Известия ВЦИК» уверяли Савич Н. В. Воспоминания. СПб.;

Дюссельдорф, 1993. С. 258.

Друцкой-Соколинский В. А. На службе Отечеству: Записки русского губернатора, 1914–1918. М., 2010. С. 312.

ГАРФ. Ф. Р-5971 (Менделеев П. П.). Оп. 1. Д. 112. Л. 60–61.

Савич Н. В. Указ. соч. С. 254;

Федоров М. Осколки прошлого // Русская мысль. Париж. 1977.

20 января.

Трубецкой Г. Н. Годы смут и надежд. 1917–1919. Монреаль, 1981. С. 91.

Федюк В. П. Указ. соч. С. 86.

Антибольшевистский лагерь и гетманская Украина читателей в том, что народ Украины тяготеет к объединению с РСФСР на «фе деративных началах» вместо «фактического подчинения Украины центральным державам»21, переговоры были открыты, а интересы России представляла доста точно представительная делегация. Советская делегация во главе с Х. Г. Раковс ким, Д. З. Мануильским и И. В. Сталиным располагалась в гостинице «Марсель»

на пятом этаже. «Марсель» никак не относился к отелям высокого уровня;

по при знанию министра иностранных дел Украинской Державы Д. И. Дорошенко, «Мар сель» был «отелем второго, если не третьего класса, из разряда тех, в которых слу чайно находят себе приют девицы легкого поведения и их кавалеры»22. По словам Дорошенко, все его попытки найти для высоких московских гостей гостиницу по приличнее успехом не увенчались, ввиду перенаселенности Киева приезжими23.

Об «уважении» к большевистской делегации говорит то, что и комнаты в «Марсе ле» нашлись не сразу. Первую ночь российские дипломаты провели на вокзале24.

Перед приездом в Киев советская делегация, как вспоминал выполнявший обя занности эксперта по торговым вопросам в ее составе сын кадетской деятельницы А. В. Тырковой-Вильямс белогвардейский шпион А. А. Борман, несколько недель провела в Курске, где красных дипломатов охраняли верные латыши, продолжав шие нести свою службу и в Киеве25. Гетманская тайная полиция вела за гостиницей «Марсель» ежедневное агентурное наблюдение26, в номерах, где проживала россий ская делегация, неоднократно проводились тайные обыски на предмет обнаруже ния агитационной литературы27.

Украину на переговорах, проходивших в здании Педагогического музея, пред ставлял генеральный судья, бывший министр юстиции в правительстве Рады С. П. Шелухин, аттестованный Скоропадским как «безусловно выдающийся че ловек как в умственном, так и в нравственном отношении из числа украинских деятелей»28, а знаменитым философом и министром церковных исповеданий «державного» правительства В. В. Зеньковским как «прямо комическая фигура»29.

По словам Федюка, «обе стороны не были заинтересованы в достижении догово ренности и успешно затягивали переговоры, фактически сводя все дело на нет»30.

Аналогично заявлял и сам Скоропадский, утверждавший: «Переговоры ровно ни к чему привести не могли. Это было уже видно с первых же дней»31. Генерал Б. С. Стеллецкий, начальник штаба гетмана, в свою очередь, выражал уверен ность в том, что «вся эта большевистская делегация была одна лишь комедия» и что «большевики ею пользовались ради агитационных и информационных целей»32, К. З. Украина и судьба демократии // Известия ВЦИК. Москва. 1918. 18 мая.

Дорошенко Д. Моi спомини про недавне минуле (1914–1920 роки). К., 2007. С. 285.

Там же. С. 285.

Голос Киева. 1918. 22 (9) мая.

BAR. Borman A. A. memoirs. P. 148. Предоставлено С. Машкевичем (Нью-Йорк).

Государственный архив Киевской области (ГАКО). Ф. Р-2793 (Осведомительный отдел при Ки евском градоначальнике). Оп. 1. Д. 13. Л. 4;

ГАКО. Ф. Р-2793. Оп. 1. Д. 15. Л. 1.

Там же. Оп. 1. Д. 13. Л. 7.

Скоропадский П. Указ. соч. С. 213.

Зеньковский В. В. Указ. соч. С. 211.

Федюк В. П. Указ. соч. С. 86.

Скоропадский П. Указ. соч. С. 213.

ЦГАВОУ Украины. Ф. 4547. Оп. 1. Д. 2. Л. 133.

60 Глава II пытаясь, по утверждению мемуариста, спровоцировать большевистскую револю цию на Украине. Вождь Белого движения на Юге России генерал А. И. Деникин назвал переговоры Раковского с Шелухиным «теоретически-бесконечными, под час весьма курьезными…»33, а такой осведомленный мемуарист, как Д. И. Доро шенко объяснил провал переговоров сознательной тактикой советской делегации, якобы стремившейся к тому, чтобы «просто затянуть переговоры», ожидая немину емой революции и свержения гетманской власти34.

Советская пресса помещала подробные стенографические отчеты о ходе перего воров с Украиной35. В статьях по данной проблематике советскими авторами говори лось об агрессивном настрое украинской делегации, ее желании играть на переговорах первым номером;

в то же время говорилось о стремлении Украины к размежеванию с Россией с одной стороны, а с другой — о ее желании включить в свой состав но вые земли, в частности, район Дона, Северное Предкавказье, Крым. По справедли вому высказыванию Х. Г. Раковского, «аннексионистские аппетиты не прямо про порциональны величине и возрасту государства, а обратно-пропорциональны: чем государство меньше, чем оно слабее, чем оно моложе — тем шире и безудержнее его захватные стремления…»36. Особый интерес у украинцев вызывал богатейший До нецкий угольный бассейн, который, по утверждению новоявленного государства, должен принадлежать ей целиком, однако советская делегация с самого начала зая вила о невозможности уступок по этому вопросу, поскольку России не меньше, чем Украине, нужен уголь37. Понятное дело, «Известия» выражали уверенность в обре ченности Украинской Державы и предопределенности ее исторического поражения.

Так, по словам публициста «Известий», «как бы Украина Скоропадских-Шелухиных ни отделялась от великорусской революционной заразы, семена, посеянные на ее территории Октябрьской революцией, дадут новые плоды»38.

На переговорах затрагивались вопросы о демаркационной линии, правовом статусе российских граждан на территории Украины и украинских на территории РСФСР, возможности подписания мира между двумя государствами;

отдельно за седала комиссия, обсуждавшая вопрос о принадлежности остатков Черноморского флота — как захваченных немцами в Севастополе, так и пришедших из Новороссий ска39. Естественно, поднимался и вопрос о возможности воссоединения украинцев Деникин А. И. Очерки русской смуты. Т. III. С. 380.

Дорошенко Д. Моi спомини… С. 288–289.

Мирные переговоры на Украине // Известия ВЦИК. 1918. 25 мая, 26 мая, 28 мая, 29 мая, 4 июня, 5 июня, 6 июня, 11 июня, 12 июня, 19 июня, 20 июня, 21 июня, 22 июня, 23 июня, 25 июня, 2 июля, 6 июля, 10 июля и т. д.

Мирные переговоры с Украиной (беседа с тов. Раковским) // Известия ВЦИК. 1918. 27 июня.

К мирным переговорам с Украиной (беседа с тов. Мануильским) // Известия ВЦИК. 1918.

18 июля.

К. З. В связи с мирными переговорами // Известия ВЦИК. 1918. 28 мая.

См: «Мирные вопросы Украйной не поднимались» / Публикация Л. А. Кузнецова;

предисловие и комментарии В. Г. Андриенко // Гангут. 1997. Вып. 12. С. 134–144. По словам А. А. Бормана, Раковский активно выступал за возвращение флота (специфика ситуации заключалась в том, что корабли находи лись в Севастополе под непосредственным контролем немцев, а не украинцев), в то время как Сталин говорил о том, что лучше обменять флот на какую-нибудь территорию. «Вопрос о Черноморском флоте поднимался на этих совещаниях неоднократно. Однажды Раковский для поддержки в споре с морскими экспертами о флоте обратился к Сталину.

Антибольшевистский лагерь и гетманская Украина и русских с исторической Родиной. Отвечая на вопросы о трудностях с получением украинского «громадянства» подданными РСФСР, Раковский отметил: «Если у нас и были до сих препятствия к отъезду украинских граждан, то эти препятствия вовсе не имели основой злое намерение Советской власти, но имели чисто-технический характер…»40. В другом интервью Раковский подчеркнул, что одним из важнейших вопросов для Советской России является вопрос о восстановлении товарообмена с Украиной. Также Раковский обратил внимание на то, что требование Украины о передвижении демаркационной линии встретило решительный отпор советской делегации и не нашло поддержки у высшего немецкого командования41. Кроме того, Раковский заявил, что в самом начале переговоров они оказались под угро зой срыва в связи с поднятым украинской делегацией вопросом о полномочиях рос сийской делегации. По признанию Раковского, украинцы «воспользовались неко торыми неточностями наших полномочий, чтобы оттянуть переговоры»42. Правда, по утверждению советского делегата, полномочия самих украинцев, «если смотреть на них с юридической точки зрения, были не совсем правильны. Так, например, от сутствовала подпись гетмана»43. По словам Раковского, «в процессе мирных перего воров в них, как в зеркале, отразилась вся внешняя и внутренняя жизнь Украины»44.

5 июня 1918 г. в «Известиях» были опубликованы «Условия перемирия, предло женные российской делегацией», сводившиеся к приостановлению военных дейст вий на всех участках фронта и отводу «советской и немецко-украинской армий» «за демаркационную линию в тех местах, где эта линия перейдена». Оба правительст ва, РСФСР и Украинской Державы, обязывались «не чинить никаких препятствий и оказывать содействие гражданам одного и другого государства при их передвиже нии с одной территории на другую. Украинцы при выезде из России и русские при выезде из Украины пользуются теми же правами и подчинены тем же законам, как и все другие граждане иностранных государств»45. Сообщалось о том, что переговоры затягиваются, а председателем делегации назначен И. В. Сталин46. Судя по всему, — Тов. Сталин, нам же необходим Черноморский флот, мы же не можем уступить его в обмен на какую-нибудь территорию.

На этих совещаниях Сталин обычно молчал. Он сидел в кресле, откинувшись на спинку, и точно отсутствовал.

— Зачем нам сейчас этот флот. Лучше обменяем его на какую-нибудь губернию, — коротко изрек он и замолчал. Раковский внимательно посмотрел на народного комиссара по национальностям и с не скрываемым высокомерием сказал:

— Вы, тов. Сталин, не понимаете этого вопроса. У вас недостаточно ясные государственные и ди пломатические идеи. Вам необходимо заняться изучением международных вопросов. Сталин ничего не ответил, взглянул на Раковского звериным взглядом и опустил глаза. В течение этих заседаний в быв шем предводительском кабинете [речь идет о переговорах в Курске, предшествующих официальным российско-украинским переговорам. — А. П.] Раковский еще два раза при нас всех обривал Сталина.

Если бы он тогда знал, во что это ему обойдется…», — вспоминал Борман (BAR. A. A. Borman memoirs.

P. 142. Предоставлено С. Машкевичем (Нью-Йорк)).

Мирные переговоры с Украиной // Известия ВЦИК. 1918. 29 мая.

К мирным переговорам с Украиной (беседа с тов. Раковским) // Известия ВЦИК. 1918. 26 июня.

Там же.

Там же.

Там же.

К мирным переговорам с Украиной // Известия ВЦИК. 1918. 5 июня.

Там же.

62 Глава II на тот момент советская дипломатия всерьез рассчитывала на успешный итог мир ных переговоров с Украиной. Однако уже 11 июня в «Известиях» было опубликовано интервью с Д. З. Мануильским, в котором последний скептически отозвался о воз можности подписания мирного соглашения. Мануильский подчеркнул, что пере говоры были инициированы украинской стороной и что вины советской стороны в том, что в июне месяце они еще находятся в стадии переговоров, нет47. Объяснял он ситуацию так: «Предварительным условием мирных переговоров мы считали вопрос о перемирии. Трудно всерьез говорить о мире, когда на некоторых пунктах фронта грохочет артиллерия, и происходят бои с газовыми атаками»48. Завершая интервью, Мануильский сказал, имея в виду перспективу переговорного процесса, что «уско рить слишком затянувшиеся переговоры и добиться перемирия, без которого даль нейшая работа конференции немыслима» удастся только при «известном желании»

украинской стороны «понять... точку зрения» советской делегации49.

12 июня 1918 г. текст договора о перемирии был подписан50, а 16 июня опублико ван в советской печати51. Однако на этом переговоры застопорились52, каждая сторо на обвиняла друг друга в непомерных претензиях. В очередном интервью Раковский предельно откровенно высказал позицию советской делегации: «мы понимаем, что в современных условиях международные переговоры и соглашения не могут иметь устойчивого характера … Но и при таком положении дел достигнутые нами резуль таты следует признать значительными, если мы дождемся того момента, когда объе диненный международный труд выступит на борьбу с объединенным международным капиталом. Российская Советская Республика самым фактом своего существования сыграет тогда великую историческую роль. Наша задача — продержаться до междуна родной революции … Мы вписываем в наш актив прежде всего тот факт, что пу тем мирных переговоров было приостановлено немецкое наступление … хотя пе реговоры еще не кончены, но фактическое состояние войны уже прекращено. Уже украинские и русские граждане могут спокойно переезжать границу, налаживаются телеграфные и почтовые сообщения, сегодня нами подписывается соглашение о това рообмене. Таким образом, восстанавливаются нормальные экономические сношения между Россией и Украиной, а это служит лучшей гарантией против войны … Работы мирной конференции идут медленнее, чем мы этого желаем. Главный вопрос — о гра ницах — еще не разрешен, хотя ему посвящено более 17 заседаний, как пленарных, так Мирные переговоры с Украиной // Известия ВЦИК. 1918. 11 июня.

Там же.

Там же. Как вспоминал знаменитый советский кинорежиссер М. И. Ромм, Мануильский «сла вился тем, что очень хорошо изображал Ленина, подражал ему. Настолько хорошо, что Ленин часто просил Мануильского: покажите мне меня. И он показывал. Ленин хохотал» (см.: Ромм М. Устные рас сказы. М., 1989. С. 45). О характерном для Мануильского чувстве юмора пишет в своих воспоминани ях и выдающийся советский дипломат А. А. Громыко. (См.: Громыко А. А. Памятное. Кн. 1. М., 1988.


С. 277–278).

Бондаренко Д. Я. К вопросу о мирных переговорах между РСФСР и Украинской Державой в году // Науковий вiсник. Одесса, 2011. № 11. С. 73.

Мирные переговоры с Украиной // Известия ВЦИК. 1918. 16 июня.

В одной из украинских газет был даже помещен по этому поводу фельетон, автор которого иро нически писал о том, что дипломаты двух стран будут заседать до «светопреставления», споря об опре делении границ в «Свинюхинской волости» (см. Старый сержант. Исторические материалы // Новости дня. Киев. 1918. 29 сентября).

Антибольшевистский лагерь и гетманская Украина и политических комиссий. Представители Украинской делегации желают присоеди нить к Украине как можно большее количество территории и населения. Предъявляя неприемлемые требования, они рассчитывают на поддержку Германии. Но мы все таки надеемся выйти из этой неравной борьбы с честью и ничего не отдать, что при надлежит русским рабочим и крестьянам … Когда кончатся переговоры — трудно сказать. Но, повторяю, самое главное уже достигнуто, война фактически окончена»53.

В свою очередь, Мануильский отметил, что переговоры затягиваются, объяснив это «чрезвычайно неустойчивым положением на Украине»54. По словам Мануильского, еще одной причиной затягивания мирных переговоров является русская гражданская война, в частности, донская и кубанская контрреволюция. Мануильский подчеркнул, что эти области — Дон и Кубань — граничат с Украиной, в связи с чем «вопрос о гра ницах, т. е самый существенный, основной вопрос мирной конференции так долго затянулся. Не может быть и речи о границах с Украиной до тех пор, пока не будет окончательно раздавлена донская и кубанская контрреволюция»55. Кроме того, Ма нуильский заявил о том, что хотя РСФСР признала окончательно независимость Ук раины, но это «не значит, что она должна мириться и равнодушно относиться к тем сепаратистским тенденциям, которые искусственно поддерживаются и разжигаются в соседних с Украиной областях посторонними силами. Серьезно говорить о поли тических границах с Украиной можно только в том случае, если у нас будет твердая гарантия, что с момента подписания мирного договора чужеземные войска будут уве дены с российской территории и раз и навсегда будет положен конец попыткам балка низации южных и юго-восточных областей российского государства»56. Мануильский утверждал (к слову сказать, справедливо), что в Киеве существует штаб монархиче ской Астраханской армии, и вдобавок «почти ежедневно из Одессы, Харькова и дру гих городов отправляются в Новочеркасск поезда, увозящие сотнями повстанческий офицерский элемент, пополняющий ряды контрреволюционных банд, сражающихся против России…»57. Все это, по Мануильскому, делало дальнейшее ведение перегово ров малоперспективным. Он также подчеркнул беспочвенность притязаний Украины на Крым, ибо вопрос о Крыме не был предусмотрен Брестским договором, а Крым в перспективе, по мысли советского политика, должен был войти в состав РСФСР.

«Если вопрос об Украине, — отмечал Мануильский, — предусмотрен русско-герман ским миром, то ни в каком договоре нельзя найти оправдания для претензий с чьей бы то ни было стороны на Крым», а в Киеве ни в коем случае не может быть пере смотрен Брестский договор58. Раковский же, в свою очередь, заявил о том, что, хотя работа делегаций России и Украины и не была безрезультатной, но «гордиться ими К мирным переговорам с Украиной (беседа с тов. Х. Г. Раковским) // Известия ВЦИК. 1918. 4 ав густа. Схожая мысль прозвучала и в интервью Сталина, подчеркнувшего, что первоочередной задачей советской мирной делегации была «задача установления перемирия на фронте, на границе с Украиной».

«Заключением перемирия, — сказал Сталин, — и установлением демаркационной линии определяется, по нашему мнению, первая стадия ведения мирных переговоров» (см.: Сталин И. В. Мирные перегово ры с Украиной. Беседа с сотрудником газеты «Известия» // Сочинения. Т. IV. М., 1947. С. 82).

К мирным переговорам с Украиной (беседа с тов. Мануильским) // Известия. 1918. 15 августа.

Там же.

Там же.

Там же.

Там же.

64 Глава II нельзя»59. По утверждению Христиана Георгиевича, они «застряли и на вопросе о гра ницах, и на вопросе о разделе обязательств и имуществ, а также и на вопросе о тор говом договоре»60. К результатам продолжающихся мирных переговоров могли быть отнесены, по мнению Раковского, «лишь частичное перемирие на северном фронте, восстановление железнодорожно-почтовых и телеграфных сообщений, сделка о то варообмене на 16–17 миллионов рублей и обмен консулами»61. Вместе с тем Раков ский выразил уверенность в том, что «благоразумие и умеренность, особенно ввиду осложняющегося с каждым днем международного положения, возьмут верх», и ра бота будет доведена «до заключения мирного договора, которого одинаково жаждут русский и украинский народы»62.

Критическое воздействие на ход переговоров оказало признание Украиной государственной независимости Всевеликого Войска Донского. Российской де легацией оно расценивалось как грубое нарушение Брестского договора и факти ческое вмешательство во внутренние дела России. «Фактическая самостоятель ность» Дона и его независимость от РСФСР, по утверждению российской мирной делегации, была фикцией, поскольку «Донское правительство, как совершенно ясно видно из короткой истории его существования, возникло как следствие во енных обстоятельств и не признано громадным большинством населения». По этому, утверждалось в декларации российской мирной делегации, ни о каком применении принципа самоопределения здесь говорить нельзя63. В заключении декларации говорилось о том, что российская делегация предлагает украинской делегации, «оставаясь на точке зрения международных трактатов, провести госу дарственную границу между Россией и Украиной, как на севере, так и на востоке и на юге», и подчеркивалось, что «отказ от этого положения уничтожает все юри дические основания, на которых должен строиться мирный договор между Рос сийской Советской Республикой и Украинской Державой и не может не оказать пагубного действия на переговоры»64. В другой декларации Раковского говори лось о том, что РСФСР исходит из того, что суверенитет российской республики не может считаться упраздненным на том основании, «что в тех или иных ее облас тях, в силу временных военных обстоятельств не действует власть Советов рабочих и крестьян», а значит претензии Украины на Белоруссию, Крым, Донскую область и Бессарабию «отпадают сами собой»65. По утверждению Раковского, стремление К мирным переговорам с Украиной // Известия ВЦИК. 1918. 18 августа.

Там же.

Там же. Как сообщал эксперт в составе российской мирной делегации В. Инбер, помощник Ма нуильского, товарообмен в реальности шел «туго, очень туго, но мы боремся и не отступаем…» (см.:

ЦДАГО Украины. Ф. 57 (Коллекция документов по истории Коммунистической партии Украины).

Оп. 2. Д. 174. Доклад на имя В. И. Ленина от 5 июня 1918 г. Л. 2).

К мирным переговорам с Украиной // Известия ВЦИК. 1918. 18 августа. В другом интервью Раковс кий подчеркивал: «Каждый раз, когда мы искали практические пути из безвыходных положений, украинская делегация не шла нам навстречу... Мы явились в Киев с твердой волей и искренним желанием заключить мирный договор с Украиной, но лишь мирный договор, который имеет в виду в надлежащей степени инте ресы России. Мы и теперь считаем, что такой договор возможен, если Украинская делегация этого искрен не пожелает» (см.: К мирным переговорам с Украиной // Известия ВЦИК. 1918. 23 августа, 27 августа).

Мирные переговоры с Украиной // Известия ВЦИК. 1918. 15 сентября.

Там же.

Декларация Российской делегации на Украине // Известия ВЦИК. 1918. 1 октября.

Антибольшевистский лагерь и гетманская Украина «Украинской делегации доказать, что Брест-Литовский договор возлагает на Рос сию лишь односторонние обязательства по отношению к Украине», подрывало «всю правовую основу мирных переговоров»66. Кроме того, Раковский обвинил Ук раину в невыполнении договора о перемирии от 12 июня 1918 г. и отмел аналогич ное обвинение РСФСР, предъявленное со стороны украинской делегации. Вывод Христиана Георгиевича гласил, что «интересы мирных слоев населения обоих госу дарств продолжают страдать исключительно потому, что Украина по неизвестным нам соображениям не проявляет необходимой доброй воли на то, чтобы пойти на встречу Российской Советской Республике для установления между обоими госу дарствами нормальных отношений»67.

Переговоры изобиловали поистине комичными ситуациями. В частности, Шелухин, опытный прокурор еще старого времени, после перехода на украин скую службу сразу же «забыл» русский язык и в разговоре с российскими делега тами прибегал к помощи переводчика68. Вместе с тем общаясь с немцами Шелу хин, как вспоминал российский эксперт А. А. Борман, «автоматически» переходил с украинского языка на русский69. В свою очередь, Раковский, по происхождению болгарин, на самом деле плохо говорил по-русски. Если верить воспоминаниям А. А. Бормана, Раковский постоянно коверкал слова, часто вызывая неудержимый смех у присутствующих на переговорах70. Мемуарист даже назвал русский язык Ра ковского «птичьим»71. Именно Раковский, по словам Бормана, играл ведущую роль на переговорах и был «главным двигателем» большевистской делегации. Сталин не участвовал в прениях и вообще говорил крайне мало72.

В начале октября был объявлен перерыв в переговорах. Стало очевидно, что мирный договор подписан не будет, ибо не отвечает стратегическим целям обоих государств: Украина боялась «запачкать» себя договором с большевистской Совет ской Россией — в тот момент было очевидно, что Германия терпит крах в мировой войне, и гетману нужно искать нового покровителя уже из лагеря антисоветски на строенной Антанты;


РСФСР же обрела твердую уверенность в том, что режим Ско ропадского скоро рухнет, и в договоре с Украинской Державой уже не нуждалась.

Вскоре после этого произошел странный, казалось бы, инцидент: чины дер жавной варты задержали поезд, на котором Раковский отправлялся в Москву, и, невзирая на дипломатическую неприкосновенность советского дипломата, сорва ли печать с дипломатической почты и задержали поезд на несколько часов. Однов ременно с этим, 12 октября, уже в самом Киеве, чины варты численностью до человек ворвались в здание российского консульства в гостинице «Марсель» и про извели аресты;

арестованных разместили в камерах Лукьяновской тюрьмы. Знаме нитый публицист, «виртуоз большевистского журнализма», по словам британского Декларация Российской делегации на Украине // Известия ВЦИК. 1918. 1 октября.

Там же.

ЦГАВОУ Украины. Ф. 4547. Оп. 1. Д. 2. Воспоминания генерала Б. С. Стеллецкого. Л. 132–133.

BAR. Borman A. A. memoirs. P. 155.

Там же. Р. 154.

Там же. Р. 130.

Борман А. А. Москва — 1918 (из записок секретного агента в Кремле) / Подготовка текста В. Г. Бор тневского и Е. Л. Варустиной;

предисловие и комментарии В. Г. Бортневского // Русское прошлое: Исто рико-документальный альманах. 1991. Кн. 1. С. 125.

66 Глава II дипломата Роберта Локкарта73, Карл Радек в передовой статье «Известий» рас ценил действия украинской стороны как «заведомую провокацию украинско го правительства», потребовав от немцев, чтобы они приструнили пана гетмана74.

В свою очередь, Мануильский после встречи с министром иностранных дел Ук раины Д. И. Дорошенко расценил поведение украинской стороны как сознатель ное стремление Украины пойти на разрыв дипотношений и предложил сделать соответствующие выводы75. Как вспоминал Дорошенко, Мануильский потребо вал освобождения арестованных, дав украинскому министру «слово старого рево люционера, что никто из арестованных никакой агитации не вел»76. Тем временем арестованные содержались в обычной тюрьме, а советская пресса обличала в этой связи бесчинства «гетманских опричников»77. Освобождены представители совет ской России были лишь 16 октября78. По-видимому, известную роль здесь сыграла нота советского посла в Германии А. А. Иоффе, попросившего у немецкой сторо ны содействия в освобождении арестованных украинскими властями подданных РСФСР79. Но и в дальнейшем преследования российских подданных и провока ции в отношении советских представителей в Киеве не прекратились. Вскоре пря мо у входа в «Марсель» едва не был убит российский генеральный консул в Киеве К. А. Кржеминский, которого спас от кровавой расправы немецкий караул80. Укра ина буквально подталкивала российскую мирную делегацию к оставлению Киева.

К середине ноября 1918 г. по новому стилю большевистских дипломатов попроси ли «ускорить отъезд» из Киева…81 Во многом инициатива окончательного разрыва мирных переговоров исходила от влиятельного И. А. Кистяковского, занимавшего пост министра внутренних дел. Как вспоминал министр церковных исповеданий в правительстве гетмана В. В. Зеньковский, «Кистяковский настаивал на разры ве с большевиками, на аресте Раковского, на принятии самых решительных мер по борьбе с большевиками. Большинство сочувствовало планам Кистяковского, но они встречали самую резкую оппозицию со стороны немцев, которые не могли решиться на разрыв с большевиками на Украине — раз они вели дружеские отно шения с теми же большевиками в Москве…»82.

Крах Германии, ее поражение в мировой войне развязали украинской стороне руки, подтолкнув ее к демонстративно-агрессивным акциям против советских ди пломатов и прекращению переговорного процесса.

Мирный договор между РСФСР и Украиной так и не был подписан. Между тем эти переговоры позволяют увидеть все силы, слабости и предварительные расчеты Локкарт Р. Б. История изнутри. Мемуары британского агента. М., 1991. С. 234.

Радек К. Скоропадский собирается в поход // Известия ВЦИК. 1918. 12 октября.

Нападение на советских представителей на Украине // Там же. 1918. 12 октября.

Дорошенко Д. Моi спомини… С. 284.

Эрде. Чуют гибель // Известия ВЦИК. 1918. 15 октября.

Представители советской России в Скоропадии // Известия ВЦИК. 1918. 22 октября.

Нота тов. Иоффе // Известия ВЦИК. 1918. 15 октября. Такое предположение, в частности, было выдвинуто публицистом «Известий» В. Керженцевым (см.: Керженцев. Украинское правительство и Со ветская Россия // Известия ВЦИК. 1918. 16 октября).

Нота тов. Мануильского о разоружении белогвардейских банд на Украине // Известия ВЦИК.

1918. 3 ноября.

Голос Киева. 1918. 15 ноября.

Зеньковский В. В. Указ. соч. С. 219–220.

Антибольшевистский лагерь и гетманская Украина большевиков и украинцев: первые, видимо, действительно на какой-то стадии пе реговоров стремились к подписанию мирного договора, но не на особо обремени тельных для России условиях, справедливо полагая, что Украина — не та страна, на переговорах с которой следует идти на унижение сродни брест-литовскому;

укра инские дипломаты, в свою очередь, надеялись урвать от слабых, как им казалось, Советов кусочек пожирнее, рассчитывая на поддержку в этом вопросе Германии.

После того, как стало ясно, что Германия пала, большевики окончательно уверились в скорой победе мировой революции и — соответственно — в неминуемом падении режима Скоропадского;

последний же постарался поскорее избавиться от любых форм официальных отношений с РСФСР, справедливо полагая, что сам факт пере говоров с Советами лишает его всяких шансов на союз и поддержку Антанты. Кроме того, прекращение переговоров с РСФСР было еще и реверансом в сторону Дени кина и данью новой «пророссийской» ориентации гетмана83. Отметим, что во время рабочей фазы переговоров — т. е. весны–лета 1918 г. — «державные поезда» практи чески беспрепятственно курсировали между Россией и Украиной, доставляя в Дер жаву многих и многих будущих активных противников Советской власти.

Беженцы старались любой ценой припрятать хоть какие-то ценности. Орша была пограничным пунктом, отделявшим гетманскую Украину от ленинской Советской России84. Поезд до Орши шел теперь почти двое суток, хотя прежде дорога занимала всего 15 часов85. Граница проходила между Оршей пассажирской и Оршей товар ной, находившейся в руках немцев. На полпути между этими станциями, на шос се, был выстроен огромный барак, в котором происходил быстрый и бесцеремон ный досмотр вещей «товарищами»86. Все недозволенное реквизировалось, при этом обыскиваемые подвергались опасности. Отсутствие вещей, таким образом, суще ственно упрощало переход советско-украинской границы87. Однако в большинстве случаев все завершалось для уезжающих благополучно, и в скором времени Киев был переполнен до отказа беженцами с севера88, проблемой стало найти в городе свободную комнату или угол89. Помимо «буржуев» в город также прибыло и мно жество представителей криминального мира, аферистов, жуликов, спекулянтов «и тому подобных типов, стремящихся в столицу Украины для возможных коммерче ских операций и наживы», — отмечалось в рапорте начальника Особого отдела шта ба гетмана Украины на имя начальника штаба гетмана генерала Б. С. Стелецкого90.

Украина производила ошеломляющее впечатление на людей, добровольно оставивших Советскую Россию. Здесь было все: свобода перемещения, чистота, Федюк В. П. Указ. соч. С. 111.

Шидловский С. Н. Записки белого офицера. СПб., 2007. С. 10.

Литтауэр В. Русские гусары. Мемуары офицера императорской кавалерии. 1911–1920. М., 2006.

С. 246–248.

Долгоруков Пав. Д. Великая разруха. Воспоминания основателя партии кадетов. 1916–1926. М., 2007. С. 92.

Глобачев К. И. Правда о русской революции. Воспоминания бывшего начальника Петроградского охранного отделения // Вопросы истории. 2002. № 10. С. 61–62.

Романова М. Воспоминания великой княжны. Страницы жизни кузины Николая II. 1890–1918.

М., 2006. С. 372;

Мякотин В. В Киеве при гетмане // Революция на Украине. По мемуарам белых. К., 1990. С. 223.

Глобачев К. И. Указ. соч. С. 62.

ЦГАВОУ Украины. Ф. 2469 (Главная квартира гетмана). Оп. 1. Д. 7. Л. 6.

68 Глава II прилавки, заполненные едой91, от которой жители Центральной России успели от выкнуть и на которую они жадно набрасывались92, и, самое главное, здесь был поря док, сохранившийся во все время пребывания немцев на Украине93 — люди чувство вали, что оказались на свободе94. Словом, на Украине были все атрибуты нормальной человеческой жизни, или же, по выражению Г. В. Вернадского, «прошлое благопо лучие». Но, несмотря на несомненные плюсы, был и недостаток. Вернадский вспо минал свои чувства, описывая впечатления от гетманской Украины: «Сквозь все это [имеется в виду спокойствие и порядок. — А. П.] — унизительное чувство, что на ходишься под немецкой оккупацией. Как тогда говорили, “шкура радуется, а дух скорбит”»95.

Первый указ гетмана объявлял о неприкосновенности недвижимой собствен ности и содержал обещание восстановить порядок на Украине. Большое значе ние Скоропадский уделял разрешению аграрного вопроса. В составе землеустро ительной комиссии под председательством В. Г. Колокольцева принимали участие Д. Ф. Гейден, Г. Е. Рейн, А. А. Зноско-Боровский. Помещики, представлявшие союз хлеборобов, не могли договориться с кадетами, требовавшими немедленного отчуждения помещичьей земли, в то время как первые настаивали на ликвидации земель Крестьянского банка, которых оставалось несколько миллионов десятин в запасе. Гетман сердился, что комиссия не идет на немедленные уступки, думая, что, как только будет объявлена аграрная реформа, сразу закончится всеобщее не довольство, и падут большевики. Хлеборобы же хотели сохранить культуру поме щичьих имений, хлеб с которых являлся предметом вывоза заграницу и не могли отказаться от удовлетворения своего классового эгоизма96.

Тэффи. Воспоминания // Ностальгия: Рассказы;

Воспоминания. Л., 1991. С. 328. «Изголодавши еся москвичи и отощавшие петербуржцы набросились на белый хлеб и пожирают его, стоя и сидя», — вспоминал Дон-Аминадо (А.П. Шполянский) (Дон-Аминадо (А. П. Шполянский). Поезд на третьем пути.

М., 1991. С. 218).

Рабочий петроградской фабрики «Скороход» М. А. Бобков, служивший во время Гражданской войны в продотряде, вспоминал, что попав в сытый белорусский город Витебск, он был буквально оше ломлен: «Живя в голодном Питере, мне не верилось, что где-то есть уголок, где полным ртом кусают хлеб. Но то, что я увидел на Витебском рынке, глазам моим представилось что-то невероятное: там хлеб черный, хлеб белый, бисквит, пирожки, овощи, фрукты и все это покупай неограниченно и по сходным, доступным ценам рабочего заработка. Голодная наша братва набросилась на черный хлеб… Трудно было удержать от такого соблазна, когда на тебя дышит запах черного хлеба, вечного нашего спутника жизни.

Все же не все удержались от соблазна, и кое-кто поплатился коликами в животе» (Центральный государ ственный архив Санкт-Петербурга (ЦГА СПб). Ф. 3359 (Коллекция воспоминаний участников русских революций и социалистического строительства). Оп. 1. Д. 5. Воспоминания М. А. Бобкова. «Питерские рабочие в борьбе за хлеб». Л. 158). В свою очередь, участник Белого движения гвардейский ротмистр князь П. П. Ишеев вспоминал, как он, попав в Киев «после петроградской голодухи, не пропускал ни одной кондитерской и с каким “зверством” уничтожал в них пирожные» (Ишеев П. П. Осколки прошло го. Воспоминания. 1889–1959. Нью-Йорк, ?. С. 124). Об этом же пишет в своих мемуарах и знаменитый певец Александр Вертинский (Вертинский А. Н. Дорогой длинною… М., 1991. С. 110–111).

ДРЗ. Ф. 1. А-94. Л. 14.

Такие же ощущения были и у людей, оказавшихся в других новоявленных столицах новоявлен ных государств. Так, например, композитор А. Т. Гречанинов, приехавший из РСФСР в столицу Латвии Ригу, вспоминал, что он «испытывал чувство вырвавшегося на свободу после долгого заключения» (см.:

Гречанинов А. Т. Моя жизнь. СПб., 2009. С. 144).

Вернадский Г. Пермь — Москва — Киев // Новый журнал. Нью-Йорк. 1971. Т. 104. С. 186.

Гейден Д. Ф. «Скоропадского я знал с малых лет» // Исторический архив. 2012. № 3. С. 145.

Антибольшевистский лагерь и гетманская Украина Скоропадский так и не успел осуществить полномасштабную аграрную рефор му, сделав, как когда-то и Столыпин, ставку на крепкого зажиточного крестьяни на97. Между тем именно в период правления Скоропадского сельская масса начи нает по настоящему участвовать в политической жизни, становясь, пожалуй, едва ли не главной силой в событиях на Украине. По словам видного деятеля той эпо хи генерала А. П. Грекова, будущего военного министра петлюровской Директо рии, «нелепая и жестокая аграрная политика германо-гетманского режима вызвала к жизни ряд активных вооруженных выступлений крестьянства и подготовила по головное восстание его в декабре 1918 года, закончившееся очищением Украины от оккупационных германских войск». Она же создала в крестьянской среде нена висть к оккупационным войскам, чьи бы они не были, т. к. деревня не слишком раз биралась в иностранцах и считалась лишь с самим фактом оккупации98. Что касается немцев, то главным образом они были заняты вывозом с Украины зерна, мяса, леса и даже украинского чернозема. Досмотр отправлявшихся в Германию грузов был запрещен99. Каждый немецкий солдат и офицер дважды в неделю отправлял себе на Родину тяжелые продовольственные посылки100. Немецкий офицер Ганс Тип тур в этой связи вспоминал: «Белая мука, сало, масло, яйца — необходимые рус ские слова были быстро выучены — закупались как в местах расположения роты, так и вне их за немецкие бумажные деньги, которые русские крестьяне охотно бра ли. Начиналась такая хлопотная деятельность возле печей, что можно было глядеть, и подобно Тилю Уленшпигелю, почти можно было насытиться от одного только за паха жарившихся и испекавшихся кушаний. И подобно тому, как давно не удовлет ворявшиеся потребности приходят в равновесие лишь после того, когда они пол ностью, может быть, сверх меры удовлетворены, так и среди нас были отдельные люди, которые требовали слишком много, подчас невозможного от своего пищева рения…»101. По небесспорному свидетельству современника, «по сравнению с теми представителями «высшей расы» — коричневыми большевиками, с которыми при шлось столкнуться потом, через два десятка с лишним лет — это были скорее добро душные сентиментальные бюргеры, не столько думавшие о войне или о Западном фронте, от которого Бог их спас, сколько о том, чтобы как можно больше продук товых посылок отправить жене в голодающий фатерланд. Но Украина тогда еще была богата, и опять же, они за все платили»102. Однако, помимо оплаченных поста вок были и откровенные реквизиции, в которых особенно активно проявляли себя именно австрийцы, в открытую грабившие продовольственные склады и лавки103.

ГАРФ. Ф. Р-5881. Оп. 2. Д. 270. Записки Р. Ю. Будберга. Л. 8. См. приложение 3.

ДРЗ. Ф. 1. Е-179. Л. 14.

ЦГАВОУ Украины. Ф. 2592 (Министерство иностранных дел Украинской Народной республи ки). Оп. 1. Д. 35. Телефонограмма от коменданта железнодорожного участка Голобы-Ковель Коблецкого.

Апрель 1918 г. Л. 31.

ДРЗ. Ф. 1. А-94. Л. 18. Неизвестный автор. Украина в 1918 году;

Г-ъ М. Больше правды, чем фан тазии. Записки буржуя. Париж, [Б. г.]. С. 59;

Болдырев В. Г. Директория. Колчак. Интервенты. Новони колаевск, 1925. С. 21.

ЦДАГО Украины. Ф. 57 (Коллекция документов по истории Коммунистической партии Украи ны). Оп. 2. Д. 256. Рукопись Ганса Типтура. «Война на Украине. Записки немецкого офицера». Л. 1–2.

Рафальский С. Что было и чего не было. London, 1984. С. 76.

ЦГАВОУ Украины. Ф. 2592. Оп. 1. Д. 39. Доклад министерства продовольствия УНР на имя гла вы австрийской торговой делегации графа Форгача. 26 марта 1918. Л. 7.

70 Глава II Вывоз продовольствия из австрийской зоны Украины приобрел такие масштабы, что местному населению всерьез угрожал голод104. Особенно страдала от австрий ских грабежей Одесса105.

Все это, конечно, предопределило враждебное отношение крестьянства к окку пантам. Деревня, конечно же, кипела от ненависти к австро-германским войскам106.

Крестьяне относились к гетману, как ставленнику немцев и стороннику крупных землевладельцев, отрицательно. К мелким помещикам крестьянство относилось примирительно. Оккупационные войска ненавидели. «Дань», возложенная окку пантами на украинскую деревню, спровоцировала многочисленные вооруженные выступления, в советской историографии именуемые «народной войной против германских поработителей»107, приведшие в конце концов к образованию хорошо вооруженных (даже артиллерия!) партизанских отрядов (одним из них руководил легендарный Н. И. Махно)108, численность которых доходила до 5000 человек. По добные отряды действовали даже под Киевом, производя, если верить тексту ана литической записки, составленной крупным украинским общественным деятелем Е. П. Котовым-Конашенко на имя гетмана, «убийства, грабежи и… мобилизацию среди крестьян». В подобных партизанских отрядах были сильны большевистские настроения, по-видимому, хорошо работали и агитаторы-большевики, призывав шие крестьян, как писал Скоропадскому Котов-Конашенко, «к восстанию против гетмана и немцев, убеждая при этом вырезывать всех помещиков и хлеборобов с их семьями, так как де отобранная крестьянами земля все равно возвратится прежним владельцам благодаря немцам»109. Деревня, по определению Шульгина, говорила с немцами на своеобразной мове — «языком пулеметов… этот нехохлацкий пулемет ный язык гораздо вразумительнее, чем самая щирая галицийская мова»110. Против повстанцев гетманская власть с согласия австро-венгерского и германского коман дования организовывала карательные отряды, в документах деликатно именовавши еся «добровольческими»111. Изначально предполагалось, что отряды эти будут в массе своей состоять из хлеборобов, государство гарантировало «обеспечение семей добро вольцев, пострадавших в борьбе с повстанцами и вознаграждение за истребленное их имущество и особые отличия в борьбе с повстанцами»112. Содержание добровольцев Там же. Л. 11. Записка председателя Кременецкой уездпродуправы Качановского. 30 марта 1918.

Вместе с тем, в работе немецкого генерала Куля говорилось о том, что «Крестьяне прятали хлеб. Хлеба не удавалось получать в большом количестве ни при помощи денежной оплаты, ни путем товарообме на, ни в результате военных реквизиций» (см. Фон-Куль Г., Делбрюк Г. Крушение германских наступа тельных операций 1918 г. М., 1935. С. 45). В свою очередь, крупнейший германских историк В. Баумгарт также подчеркивал то, что сырьевые возможности Украины были переоценены центральными держава ми, строившими на использовании украинского продовольствия и сырья свои расчеты (см.: Baumgart W.

Deutsche Ostpolitik 1918. Von Brest-Litowsk bis zum Ende des Weltkrieges. Wien, 1966. S. 118).

ЦГАВОУ Украины. Ф. 2592. Оп. 1. Д. 39. Л. 44.

РГАСПИ. Ф. 70. Оп. 3. Д. 737. Эленкгриг. Киев в 1918 году. Л. 3;

Волошин А. На «немецкой» Укра ине. Отрывки воспоминаний // Новое русское слово. Нью-Йорк. 1940. 16 сентября.

Минц И. И. Указ. соч. С. 439–444.

Махно Н. И. Воспоминания. М., 1992. С. 229.

ЦГАВОУ Украины. Ф. 2469. Оп. 1. Д. 3. Л. 1, 18.

Шульгин В. Мовчат, бо благоденствуют // Зарницы. Константинополь. 1921. № 16. С. 9.

ЦГАВОУ Украины. Ф. 2311 (Представитель Украинской Державы при Австро-венгерском ко мандовании). Оп. 1. Д. 17. Л. 1.

Там же. Л. 2.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.