авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

ИСТОРИЧЕСКАЯ СЕНСАЦИЯ

БУЛГАР

И

СЕВЕРНАЯ ЕВРОПА

ДРЕВНИЕ СВЯЗИ



BULGAR

AND

NORTH EUROPE

ББК 63.3 (2

Рос. Тат)

УДК 947.141

Н 13

Своим предкам, дорогим мне людям, а также сотням историков булгаро та

тарской школы, забытым в веках, посвящаю.

Рустам Набиев

Автор выражает искреннюю благодарность за помощь в сборе материала сотрудни

кам библиотеки им. Лобачевского Казанского Государственного Университета.

А так же испытывает глубочайшую признательность за ощутимую моральную под держку академикам И. Р. Тагирову и М. З. Закиеву.

Издание этой книги было бы невозможным без прозорливой оценки работы профес сором А. Н. Юзеевым, Н. К. Гариповым и выдающимся деятелем исламского просве щения Валиуллой хазратом Ягъкубом.

Пусть этот скромная работа станет еще одним памятником их неустанному труду в де ле развития булгаро татарской исторической школы.

Научный рецензент — М. З. Закиев Ответственный за выпуск — первый заместитель муфтия Республики Татарстан, председатель вакуфов Валиулла хазрат ЯГЪКУБ Технический редактор Гарифуллин И. Ф.

Монография посвящается роли булгар как потомков гуннов, которые соединяли сре диземноморские и дальневосточные культуры. Они также распространяли достижения южных цивилизаций на Севере. Автор пытается доказать, что под термином Биармия, упо менаемым скальдами следует понимать государство Булгар. Он описывает болгарские водные пути в Европу и динамику их изменения и доказывает, что некоторые древние тра диции морского флота в Западной и Северной Европе имели восточное происхождение.

Северный Морской Маршрут как один из наиболее важных торговых водных путей, обеспечивал процветание Норвегии и Поволжского региона до XIII го столетия. Сложный анализ разнообразных данных помогает автору решать, что Булгар использовал Северный Морской Маршрут в Норвегию ранее, чем приполярные территории были присоединены к Москве.

Тюркские, манчжурские и угрские топонимы прослежены на всем протяжении Северного Морского Пути (СМП), вплоть до Кольского полуострова, Норвегии, Шпицбергена и Исландии. Неконтролируемый Северный Морской Путь был опасен для Московской державы, которая и уничтожила его в начале XVIII го столетия.

Дополнение дает некоторую информацию об этимологии этнонимов ’bulgar’ и ’slav’, законов истории, языке гуннов, и исламе в древней Руси.

Подписано к печати 25.07.2001 Формат 60 90/16.

Печать офсетная. Условно печатных листов 10. Тираж 1200. Заказ № 118.

Издательство «Иман». Казань, ул. К.Насыйри, 27.

© Издательство «Иман», © Набиев Р., ОГЛАВЛЕНИЕ БУЛГАРЫ. В КАЧЕСТВЕ ВСТУПЛЕНИЯ....................... I. ГОРОДА, СТРАНЫ И ТОРГОВЫЕ ПУТИ.................... II. ДРЕВНЕЙШИЕ СВЯЗИ СКАНДИНАВИИ, ПОВОЛЖЬЯ И АЗИИ... III. ЛОЖНЫЙ СТЕРЕОТИП............................... IV. РЕЧНАЯ СИСТЕМА ПУТЕЙ БУЛГАР..................... V. СЕВЕРО ЗАПАДНЫЕ ТОРГОВЫЕ МАРШРУТЫ БУЛГАР........ VI. МОРСКОЙ ПУТЬ ИЗ БУЛГАРА В СКАНДИНАВИЮ.......... VII. ПЕЧОРСКИЙ МАРШРУТ............................. VIII. НЕСКОЛЬКО ДОВОДОВ В ПОЛЬЗУ БУЛГАРСКОЙ БИАРМИИ. IX. О ЗНАЧИМОСТИ СЕВЕРНОГО ТОРГОВОГО ПУТИ.......... X. АРКТИЧЕСКИЕ ПЛАВАНИЯ БУЛГАР..................... XI. КРУШЕНИЕ СЕВЕРНЫХ ТОРГОВЫХ ПУТЕЙ................ В КАЧЕСТВЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ............................ ПРИЛОЖЕНИЯ...................................... ИЛЛЮСТРАЦИИ..................................... ЛИТЕРАТУРА....................................... SUMMARY......................................... БУЛГАРЫ В качестве вступления Необходимость данной главы продиктована тем, что о булгарах не специалистам за пределами Волго уральского региона (Идель Урал) практически ничего неизвестно. Неподготовленному читателю этноним «булгары» мало о чем говорит. Некоторое представление о булгарах имеют коренные народы Идель Урала (Волго Уральского региона), предки которых формировались в рамках булгарской культуры и госу дарственности.

Внимание неподготовленного читателя может привлечь, разве что, очевидное сходство данного этнонима с названием черноморского сла вянского ныне народа — болгар. Более сведущие могут вспомнить так же северокавказских балкарцев. И лишь немногие знают, что эти наро ды, как и некоторые другие, являются прямыми потомками некогда могучего булгарского народа и государства. Потомками булгар, в той или иной степени, можно считать также карачаевцев и тюрков Дагеста на, крымских татар, чувашей, и угро финнов Поволжья. Известное род ство наблюдается также с венграми, вышедшими некогда из района Волжской Булгарии. При исследовании фрагментов булгарской культу ры вычленяются подчас элементы, которые находят аналоги в языках и культурах иранцев, кавказцев и … манчжур 1.

Единственное конкретное упоминание о манчжурских («Имэн»), на ряду с другими, корнях булгар имеется в официально непризнанном ис точнике «Джагфар тарихы» (Бахши Иман, 1993). При этом, предполо жения и, даже, утверждения ученых об определеннном родстве языков тюрков и тунгусо манчжур высказывалось ранее неоднократно (Чунта ев Я. 1983). Языки и тех и других исследователи даже относят к едино му урало алтйскому сообществу. Все же, прямого упоминания о связях булгар и манчжур ранее не приводились учеными. Кое что нам удалось найти в достоверных источниках. В «Книге росписей наукам» Ибн Якуб в частности, указывал: «…булгары и нуббат (тибет — Р.Н.) употребляют письмо китайцев и манчжур («МАНИ») (Гаркави А.Я., 1870. С. 241) 2.

1 Элементы некой культуры, схожей с манчжурской выявляются и в русском языке, мы связываем приобретение этих терминов славянами с булгарским периодом, но, безуслов но, эта проблема достойна отдельного специального исследования. В данной работе отне сение тех или иных терминов к тунгусо манчурским в определенной степени условно, хотя и имеет достаточные основания (См.: Приложение № 3). Мы уделяем внимание в этой ра боте манчжурскому элементу в связи с тем, что он непосредственно связан с нашей темой.

2 Судьба история часто заносит людей на землю своих предков (правда, не многие это способны уже осознать). В этом отношении, на наш взгляд, знаменательно, что штаб В настоящее время прямыми наследниками булгар принято считать казанских татар, проживающих непрерывно на территории, ранее от носившейся к центральным районам булгарского государства. Прямы ми потомками булгар также считают себя чуваши, кажется упоминав шиеся еще Ибн Фадланом. Язык чувашей интересен тем, что занимает промежуточное положение между угро финнскими и классическим тюркским языками. Он сохранил в себе определенное количество тюркских архаизмов (предположительно гуннского периода), которые оказались утраченными в других тюркских языках.

Первые известные нам достоверные сведения о булгарах появляют ся вскоре после распада гуннской империи, ядро которой, по всей види мости, составляли булгары и протовенгры. Современники, в частности, Иордан прямо называли булгар гуннами. В настоящее время предпола гается, что уже в гуннский период булгары пользовались тюркским язы ком. Современные болгарские ученые Симеонов Б., Дмитриев Д., ис ходя из гуннской принадлежности булгар обратились к китайским хро никам и обнаружили в них упоминания о народе пу ку. Примерно так же обозначаются они и сейчас. (Симеонов Б. 1979. С. 49–54). Это сви детельство можно считать древнейшим упоминанием о булгарах (веро ятно, именно там они приобрели элементы дальневосточных культур).

Уже в Восточной Европе на некоторое время они стали господству ющей силой после распада державвы Атиллы. Лишь междуусобные войны не позволили утигурам и кутригурам образовать мощную само стоятельную империю (Византийские историки. т. 1–2). В борьбе с по следующими противниками они были вынуждены обратиться за сою зом к аварам и, вскоре подчинили Восточную Европу аварскому кагана ту. Через определенное время положение второго по значимости (хоть и «своего») народа стало обременительно для булгар. На месте рас павшегося аварского каганата возникла булгарская империя Кубрата со столицей в Фанагории на Тамани. Его сыновьями империя была разде лена. Вследствие этого, большая часть ее территории была вскоре под чинена хазарами. В хазарском каганате булгары составляли также одну из основных сил и неоднократно наносили им поражения. Однако вновь и вновь разделенным булгарам приходилось признавать главенство ха зар, с которыми, по свидетельству современников, они имели схожие языки, отличные от других тюрков (вероятно, с тех пор часть удмуртов звала казанских татар «хазар»).

Для собственно русской истории булгары также представляют зна чительный интерес, в первую очередь тем огромным влиянием, кото _ квартира татарского национального движения за границей в момент наивысшего пика на ходилась в Манчжурии.

рое они оказали на формирование будущего русского народа и его культуры. В частности, до сих пор не подвергался исследованию и оцен ке тот факт, что славяне появляются на территории бывшей «Киевской Руси» и Новгородчины в период, когда в Восточной Европе булгары иг рали ведущую роль 3. Для подобного распространения славяне долж ны были обязательно пользоваться если не содействием, то, по крайней мере разрешением «хозяев» Восточной Европы — степных гегемонов.

Затронув тему «Киевской Руси», мы должны указать те сведения, которые не афишируются русскими историками. В частности, выводы украинских археологов, о нахождении на месте будущего Киева (также основанного во время нахождения там булгарских племен) «тюрко ал ланских» поселений. В такой форме они вуалируют салтово маяцкий (булгаро хазарский) тип археологической культуры основателей горо да Кио.

О том, кем была привнесена государственность славянам однознач но свидетельствует нижеследующий материал.

Элита первого населения Киева, чьи захоронения исследовали спе циалисты, по своим антропологическим чертам отличается от окружа ющего населения большей монголоидностью и не могла принадлежать к скандинавам (Алексеева Т. С. 58).

Поэтому, вовсе не случайно Киев назывался средневековыми скан динавами (вероятными сородичами легендарного Рюрика) Хуннигар дом, то есть городом (страной) гуннов.

Другие известные его названия также близки к восточным: Шамбат, Башту, Киев. Он назывался скандинавами «Кио» и, кстати, указывался ими отдельно от Руси (Мельникова Е. А. 1986. С. 106–111). Жители го рода назывались в летописях «кияне», что предполагает в основе назва ние города (а не князя) КИО/КИЙ. То есть, скандинавы более точно за фиксировали древнее название города, чем славяне. А мы обратили внимание на тот факт, что все известные топонимы с основой КИО встречаются только в пределах ореала миграций номадов (Киевец, Ки ят, Киялык и пр.).

Наверное, к месту будет упоминание об одной интересной находке, сделанной нами в подтверждение версии о мачжурском следе в языке (части) булгар а, следовательно, и в русской культуре. Как известно, летописец, выдвигая версии об основании г. Киева, сообщает не только легенду о Кие, Хориве, Щеке и Лыбеди, но и другую версию – о пере возчике. В манчжурско русском словаре мы обнаружили, тер мин, подтверждающий именно вторую версию КЯО (кит) – мост, KIO ТУ 3 Имеется в виду не только периоды суверенного господства булгар, но времена, ког да они составляли основу могущества гуннов, авар и хазар, а это более 500 лет.

ХАНЬ — (манч.) мостик, KIO ЧАМБИ — наводить мост (Захаров И.

1875. С. 925). Подобный подход полностью объясняет «арабское» на звание города «Куяба». КIO + БA (манчж.) — «место переправы». Ве роятно, совсем не случайно Константин Порфирогенет указывает, что киевский архонт может препятствовать булгарам нападать на Крым.

Это было наиболее вероятно в случае, если часть кара булгар прожи вала в киевской земле.

Об известном родстве ранних булгар, угорских и тунгусо манчжур ских народов свидетельствует, по нашему мнению, и сам этноним бол гар/баргар в его сопоставлении с рядом других этнонимов (См.: При ложение №1).

Династия киевских правителей также, по всей видимости, имела бул гарское (гуннское — в широком смысле) происхождение 4.

Так, обращает на себя внимание тот факт, что знаменитый «трезуб»

Владимира не являлся гербом в современном смысле слова. Его пред шествующая форма, относимая Святославу (Термин «Святослав» – по нашему мнению, первоначально выступал не в качестве имени, а почет ного прозвища. Подлинное имя этого бека нам неизвестно), представ ляет собой, согласно В. Л. Янину, «двузубец». В последующих фор мах, принадлежащих потомкам «Владимира» (есть свидетельства о том, что «Владимир» не имя, а славянский титул [Гаркави А. Я. 1870]) 5, «трезубец» настолько обогащается «отпятышами», что теряет перво начальную форму. Итак, первичная известная нам форма представляла собой двузубые «вилы», и является практически полным аналогом древнейших символов власти тюрок, Согда, а также тамги Джучидов.

О древности «киевской» династии может свидетельствовать сопос тавление тамг и печатей Согда, Хорезма, Чача, тюрков, булгар и руси.

Их родство несомненно (См.: Таблица № 1). Таким образом, киевская династия была основана не северными авантюристами, а являлась вет вью древнейших царских домов востока.

В целом, материал вспомогательных исторических наук дает основа ния в большей степени предполагать булгарское (шире — гуннское) про исхождение киевской династии, нежели норманское. О этом говорит ге ральдика и языковой материал (Приложение № 3), и археологический и сохранившиеся портреты киевских правителей (См.: Рис № 2).

Родство этих династий, происходящих, по всей видимости, от гун нов, способно объяснить многие «темные» места евразийской истории.

4 Летописные предания ПВЛ, в данном случае нами, не берутся в расчет из за позд него их составления.

5 См. рис. 1.,где четко видно, что часть монет «Владимира» содержит реальное имя, которое передается арабами, как Булат Тимур.

Специалистам давно известно, что киевские правители во времена рас цвета своего могущества применяли титул «каган», знали тюрки и руни ческую письменность, длительное время сохраняли степные традиции.

Булгарские ученые оставили свой вклад в мировое наследие. Так, в Турции сохранилась поэма великого булгарского ученого и поэта Мика эля Башту (Киевского) «Шан кызы дастаны». Просвещенному средне вековому исламскому миру были широко известны десятки ученых, в имени которых применялась приставка «ал Булгари», то есть — из Бул гара. Цепочка этих имен не прекращается в Поволжье, практически, до начала ХХ века.

Продолжая тему влияния булгарского культурного наследия стоит, пожалуй, также вспомнить Кирилла (Константина) и Мефодия. Подлин ные булгарские их имена известны лишь в предположительном плане из «Джагфар тарихы». Напомним, что в IX–X вв. на Дунае тюрко булгары еще не полностью ассимилировались среди подвластного населения, о чем свидетельствуют многочисленные тюркизмы в церковно славян ском языке. Более того, даже во второй половине ХIII в. болгары кочев ники Лахана 6 на короткое время восстановили былую державу и, кто знает, как повернулись бы события, если бы Ногай не убил его, а ока зал помощь… О булгарских традициях, сохраненных «Кириллом и Ме фодием» свидетельствует так называемая «Таманская плита», исписан ная «кирилицей», датированная 590 годом, за пару сотен лет до пред полагаемого рождения «славянских просветителей», т.е. во времена могущества булгар (Пастернак О. 1991, С. 11) 7.

В плане оценки того влияния, которое оказали булгары на становле ние русской культуры следует обратить внимание на русские летописи.

Даже спустя столетия после описываемых событий, обладая уже вели кодержавным менталитетом, русские летописи практически не содер жат отрицательных оценок булгар. Учитывая многовековую зависи мость от них славян и, затем, столетия войн с Булгарией, а также иную конфессиональную принадлежность, этого вполне можно было бы 6 Имя, заметим, «пастуха» (кочевника) переводится с манчжурского как «задира, драчун, забияка». А это означает, что настоящие булгары в ХIII в. еще не все раствори лись среди податных славян.

7 Дословно, со ссылкой на В. Латышева (Латышев В. 1909. С. 203), О.Пастернак пи сал: «Мармурова плита 590 р., знайдена в Таманi, мае грецький напис майже цiлком слов’яньскими литерами, якими потiм писали в Киевi. Це наводит на думку, що Кирило взяв за основу для слов’яньского алфавiту боспорский алфавiт». Так то оно так, только между Боспорским царством и славянскими государствами залегает временной и прост ранственный разрыв — булгарской гегемонии.

предполагать. Мы полагаем, что в данном случае сказалось не только длительность времени, прошедшего со времени противоборства до окончательной переработки русских летописей, но также и определен ные традиции уважительного отношения к своим корням. Ведь даже в конце XVII в. Андрей Лызлов писал о родстве Москвы и булгар (Лызлов А. С. 1787. С. 6–20).

Информация, «татищевского свода» еще содержит положительные данные о булгарах, как, например, о строительстве булгарами камен ных церквей на Руси (салтово маяцкие традиции в технологии их строи тельства и элементы восточной архитектуры в стиле «русских» храмов давно обратили на себя внимание специалистов), о продовольственной помощи булгар во время сильных неурожаев и т.д. (Татищев В. Н., 1965. Т. 1–4). Проблема вклада булгар в мировую культуру, вообще, достойна отдельного крупного исследования 8.

Для данной темы принципиальное значение имеет наше понимание этнической составляющей булгарского союза племен. Письменные свидетельства, и археологические материалы, позволяют утверждать, что с прослеживаемого периода ядро булгар использовало тюрки. Воз можно также, что тюрки первоначально применялся булгарами лишь в качестве официального языка. Мы также полагаем, что булгарский тюрки значительно отличался от классического, если о таковом можно говорить в период раннего средневековья.

Об этом отличии и роли булгарской культуры в тюркском мире мо гут свидетельствовать ответы ахунов на вопрос В. Н. Татищева, почему во всех тюркских школах преподается чагатайский язык. Ученые отве чали, что все остальные «испорчены булгарским» (Татищев В. Н. 1950.

С. 232). Мы также предполагаем, что значительная часть племен и на родов, в разное время входивших в булгарский союз использовало угорские (угро финнские) языки. Это относится в первую очередь к венграм, сабарам (сабанам, савирам), башкортам, возможно, маджа ры (мещера, современные мишары), а также предки всех остальных современных угро финнов Поволжья и Приуралья. О длительном соче тании этих языков у булгар свидетельствует:

1. Сочетание в местах расселения булгар одних и тех же тюркских, угорских и славянских элементов (как на западном Причерноморье, так и на востоке).

8 В частности, в Италии, Швейцарии, Германии остались булгарские топонимы. В За падной Европе, временами, им подчинялись бавары и лангобарды, разрабатывалась тема о «Малой Болгарии» в Греции. Кстати, термин «Балканы» — явно восточного происхож дения (о чем свидетельствуют схожие топонимы в Азии) и, как нам кажется, связан с эт нонимом булгар.

2. Отсутствие территориальных и языковых границ между языками ев ропейских татар и угров. Например, в Идель–Урале они не только издавна проживают смешанно, но также выработали множество пе реходных диалектов (или остатков языков?) между татарским и уг ро финнскими языками.

3. Современное географическое расположение коренных народов Идель Урала, при котором районы плотного проживания угро фин нов «облепили» татарское «ядро». Отметим, что за пределами по зднего булгарского государства коренные народы уничтожены. Мы полагаем, что современная картина географического расположе ния коренных народов в Поволжье примерно отражает и былое со отношение этносов в восточно булгарском союзе. При этом, конеч но, необходимо учитывать, с течением веков постоянно уменьшав шуюся долю балтских и славянских племен под властью Булгара.

4. Был еще один весьма значимый этнический элемент, который мы учитываем, но глубоко не разрабатывали в рамках данной рабо ты — это иранское (шире — кавказское) культурное влияние. Для глубокого раскрытия этой темы необходимо отдельное исследова ние. Оно выявляется как на уровне салтово маяцкой культуры, так и в другие периоды. Иранская терминология сохранилась во всех бул гарских языках, а в русле нашей темы — и в топонимике Арктичес ких областей.

Таким образом, по нашему мнению, большую часть населения Волжской Булгарии составляли народы и племена, пользовавшиеся раз личными языками, которые сложились в угро финнскую языковую общность. Этническое ядро Булгарии, в исторически прослеживае мый период составляли тюрки. При этом, анализ известных источников позволяет сделать предположение, что булгары как этнос и культура нередко противопоставляли себя тюркскому кочевому миру. Мы так же предполагаем наличие в прошлом большого количества языков и говоров, которые, исходя из современной систематизации, можно назвать переходными между угорскими, тунгусо манчжурскими и тюрки.

Полиэтничность булгар неоднократно отмечалась древними и под тверждается данными вспомогательных исторических наук. Угры, по всей видимости, чаще оценивались булгарами, как родственные племе на, и, возможно, имели равный статус с тюрко булгарами. Есть упоми нания некоторых историков, называвших протовенгров уногур булга ры. По материалам раскопок, вообще трудно, а подчас и невозможно отделить булгар от мадьяр (Бешевлиев В. 1977. С. 64–66). Мы обрати ли внимание на широкое распространение термина «мадьяр/маджар»

на собственно тюрко булгарских территориях: г. Маджар у кавказских Булгар, маджары в Волжской Булгарии, некоторыми авторами степи Мажар выделялись из Дешта, «мажара» — название большегрузной телеги встречалось в степях Украины, Дона и на Кубани. Примечатель но, что и у татар Поволжья и на Балканах сохранились фамилии типа «Маджаров». Одна из легенд карачаевцев кавказа утверждает, что ка рачаевцы до возвращения на Кавказ звались мажар.

Язык славян, по нашему представлению, складывался под определя ющим влиянием языков урало–алтайской общности на основе преды дущих «индо европейских» (балто фракийских и германских диалек тов). Тюрки, на протяжении около тысячи лет (начиная с хазарского пе риода?), являлся по отношению к восточнославянским диалектам госу дарственным языком. Славяне, по всей видимости, первоначально оце нивались как масса податного населения, что, собственно отражено и в их этнониме (См.: Приложение № 2). Затем, длительное время, под именем «саклаб» в арабском мире воспринимались северные рыжие народы. Византийцы же, судя по письменным источникам, продолжали толковать этноним «склавины», как производную от слова «раб», и с удивлением отмечали, что на своей земле они склонности к рабству не проявляют.

Стремясь владеть как можно большим количеством рабов (славян), степняки способствовали их размножению и территориальному рас пространению. Об ином образе жизни царя славян (кумыс, скот, пол ное вооружение) свидетельствуют письменные источники. Однако, в западных районах, где приток тюркского элемента был слаб, а славян оказалось слишком много, булгарская знать со временем раствори лась среди них. При этом, сформировавшаяся славянская элита дли тельное время сохраняла тюркские традиции, а в западном Причерно морье до сих пор сохранилось даже название великих предков — болгары. На востоке эта опасность была хоть и поздно, но учтена. Боль шую часть не принявших ислам рабов отправляли за пределы Булгара (Казани).

Это схематичное представление об этническом составе булгарских союзов позволит читателю проще освободиться от оков ложных сте реотипов школьной программы истории и легче воспринимать последу ющий материал.

Основываясь на вышеприведенном фактическом материале, при поиске булгарских древностей в топонимике, мы посчитали возмож ным обращаться к тюркским, славянским, иранским, угорским и тун гусо манчжурским языкам.

I. ГОРОДА, СТРАНЫ И ТОРГОВЫЕ ПУТИ Для того, чтобы читатель полнее мог усвоить подход автора к про блеме булгарских торговых сообщений, необходимо ознакомиться с моим видением проблемы возникновения, развития и гибели городов.

Существует несколько теорий, согласно которым города различных цивилизаций имеют принципиально различные судьбы. Более того, ряд ученых выводил различные причины возникновения городов у восточных и западных народов. Так, например, предполагалось, что основой для европейских городов являлись рыцарские замки, а для восточных — во енные лагеря (Греков Б. Н., Якубовский А. Я. 1950.). Невозможно отри цать определенную региональную специфику, однако отметим, что и те и другие не возникали, как правило, на пустом месте. Когда имеется возможность проверять предоснову больших городов, нередко выясня ется, что они имели предшественников. Кроме того, подобный подход попахивая расизмом, не дает возможности найти причины возникнове ния, расцвета и быстрой гибели одних городов и длительного существо вания других, (несмотря на бесконечные разрушения, изменение этни ческого состава, орудий труда и государственных форм).

Проблема возникновения и развития городов чрезвычайна важна для истории и понимания основных процессов человеческого общества, поэтому учеными предпринимались значительные усилия для выявления основных причин возникновения и роста городов. Различные причины ученые выдвигают также исходя из функций, которые города выполня ли в различные времена. При этом, большинство из них, выделяли ад министративную или, например, производственную их функцию. Учи тывались также религиозные, демографические и этнические аспекты.

Но, как мне кажется, подобные причины все же вторичны. Поему не развились города в доевропейской Австралии или, например, на окраи нах Американского континента? Неужели эти расы и нации были неспо собны к созданию государственности и городов? Вспомним, именно так говорили и о древних славянах. Так нередко продолжают говорить и о тюрках или кочевниках вообще 9.

Вместе с тем, неоднократно высказывалось мнение о том, что город возникает, в первую очередь, как центр торговли. Сторонником 9 Тезис, как следует из объективных данных вспомогательных исторических наук, аб солютно не соответствует истине. Уже древние гунны имели в Восточной Сибири десят ки городов (что говорить об основной их территории, располагавшейся на территории со временного Китая). В последующем города зафиксированы на территории всех «кочевых государств». И это не только не удивительно, но и закономерно: кочевники контролиро вали степи, по которым пролегали торговые маршруты.

этой теории был в нашей стране, неоднократно оплеванный своими уче никами М. Г. Покровский.

И в самом деле, выявляется закономерность между размерами го рода и мощностью товаропотока, проходящего через него. В свою очередь, растущий товарооборот определяет и прирост спроса на ту или иную продукцию. А спрос, как известно, рождает предложение.

Вследствие этого, расцветает ремесло, затем — наука, искусство… Если мы обратим внимание на этот аспект, то обязательно выявим ту закономерность, что небольшие города контролировали относительно небольшие, локальные рынки, а большие обязательно стояли на пере сечении нескольких важных магистралей. Город, основанный лишь си лой власти, без учета этой составляющей, даже расположенный на са мом удобном месте, был обречен на гибель со сменой властителя. С другой стороны, нам известны десятки примеров, когда некоторые го рода подвергаясь регулярным разгромам, все же продолжали процве тать. Например, Византий (Константинополь, Истанбул), Ереван (Эри буни) или Багдад). Они расцветали после того, как стирались с лица земли, несмотря на то, что неоднократно изменялись не только наро ды, населяющие их, но и целые цивилизации.

С другой стороны, город (и страна, регион) приходили в упадок, как только изменялось напраление торговых маршрутов контролировав шихся им. Яркий тому пример — Киев (Кио, Башту, Шамбат) или Рязань (Эрзянь). Контролировавший важный торговый перекресток город Ки ев (процветавший несмотря на многократные смены населения и посто янные нашествия врагов) пришел в упадок после того, как эти пути поте ряли свой смысл: на Юге не стало Константинополя, а пути на Запад и Восток перекрыли сильные соседи. Пресловутая легенда о том, что Ки ев пал жертвой монгольского нашествия — неверен. Он был разрушен до них Рюриком смоленским, а потерял былое значение еще раньше.

Борьба целых династий за обладание торговыми путями и доходами от них проходит красной нитью через средневековую историю. При до статочно вдумчивом анализе становится очевидным, что именно эту цель считали главной великие завоеватели древности. Военная добыча и прямое ограбление подвластных народов редко могли оправдать тита нические усилия древних политиков. Во всяком случае, это справедли во, в первую очередь, по отношению к центральным (по географичес кому расположению) державам Евразии.

Только полнейший идиот 10 может, например, поверить, что вся Ев ропа (в том числе и купцы и просвещенная знать) была настолько фана 10 Напомним, что слово «идиот» (идиотик) не ругань, а афинское определение лю дей, не занимающихся политикой.

тичной, что двинулась в крестовые походы ради «спасения гроба гос подня». И при этом, торговые караваны проходили неприкасаемые че рез поля битв, а самой крупной жертвой крестовых походов стал «пра вославный» Константинополь. Куда наступали крестоносные ордена в католической Польше и в христианской, в основном, Руси?

Вне всяких сомнений, что главной целью европейской политики в ХI–ХIII вв. было установление контроля над главными перекрестками мировых торговых путей, перекрытых более удачливыми и неуступчи выми соседями. В конечном итоге, руками монгол они добились сво бодного доступа к «шелковому пути» и передовым технологиям Восто ка. Перенос центра тяжести международных торгово информацион ных потоков на морские маршруты позволил Европескому полуостро ву значительно опередить по темпам технологического развития конти нентальные державы на многие века.

Какое же это имеет отношение к истории булгар? Самое прямое.

Булгары со времени фиксации их в письменных источниках раннего средневековья стремились к контролю над важнейшими торговыми пу тями. В этом прослеживается преемственность их политики по отноше нию к гуннам, потомками которых они и считаются. Места, где сохра нились следы булгар являются важнейшими районами международной торговли. При этом, сосредоточие большей части булгар в VIII–X имен но на Волге и образование именно там нового государства — отнюдь не случайно. Именно сюда переносился в то время центр мировой тран зитной торговли. Степной коридор соединил «шелковым путем» три ве ликие цивилизации Китай, Среднюю Азию и Средиземноморье. Поэто му, в условиях, когда булгары стали не в состоянии контролировать весь восточноевропейский участок «шелкового пути», их выбор был оптимален. Контроль над волжским перекрестком мог давать доста точный доход для поддержания сложной государственной системы.

Расцвет Булгара не случайно приходится не время ордынского владыче ства. В этот период Булгар контролировал мощные торгово информа ционные потоки, связывающие Азию и растущую северо западную Европу. Столкновение интересов Булгара, Московии и татарской Импе рии Джучидов в этих условиях, было закономерным. По мере роста по тенциала Западной Европы и дробления Империи Джучидов, необнхо димость в ней (как гаранте успешной торговли) снижалась. Поэтому освободительная борьба Булгара, а затем и Москвы были обусловлены экономически. Впрочем, как и конкурентная борьба за торговые пути между Литвой, Крымом, Казанью и Московией.

Автор предлагает вниманию читателя выявленную закономерность в развитии городов восточной Европы в зависимости от изменения тор говых маршрутов. (См.: карта № 9).

В целом, за двухтысячелетний период выявляется следующая общая закономерность: города Восточной Европы испытывали расцвет (в том числе и становились столицами) последовательно в направлении с юго востока на северо запад. В ХХ веке обнаружилась тенденция к движе нию в обратном направлении.

Обращает на себя внимание, что эта закономерность выходит за пределы какой либо определенной культуры или нации. На наш взгляд, она связана с ориентацией мировых торговых путей на наиболее выгод ные рынки. В Европе же в прослеживаемый период происходило посте пенное смещение условного центра со средиземноморского побере жья на более северные регионы. Эта тенденция становится очевидной только в случае отказа от узконационального видения истори. В рамках одного национально государсвенного образования (например, «Киев ской Руси», Булгарии, Хазарии или Российской империи эта закономер ность практически не выявляется, а ее выявление не приведет к адекват ным выводам). Отметим, что в прокрустовом ложе узконациональных исторических концепций законы и закономерности исторического про цесса вообще невыявляемы 11.

По каким же критериям строится историческое мировосприятие россиянина? По летописям. То есть поповским легендам ХVII–ХVIII вв.

Немудрено, что наши политики идут от одной стратегической ошибки к другой.

Имеется ли выход? Конечно!

Для решения задач возросшей сложности человечеству и стране не обходима не сказочная а научная история (а их выводы зачастую проти воречат друг другу). Подлинная наука изучает и использует законы и закономерности.

Представляю некоторые из давно выявленных закономерностей:

1. Наблюдается устойчивая тенденция развития крупных городов на пе ресечении торговых маршрутов.

2. Наиболее оживленные маршруты (а, следовательно, и наибольшие товаропотоки) связывали между собой наиболее развитые рынки.

11 В отношении отечественной истории, мы исходим из того, что тесная культур ная, экономическая взаимосвязь народов проживающих вдоль степного евразийского коридора рамках единого государства (и многих государств по времени) продол жается на протяжении нескольких тысячелетий. После разрушения одного возникает другое, которое выполняет ту же интегрирующую функцию. Как же убого, после восприятия этой позиции, выглядит фраза «русская история» по отношению к евра зийской ойкумене и ее народам! «Русский» этап ее истории можно сравнить с дож диком (или солнечный лучиком, как угодно) окропившим как то странника в его дол гом пути.

3. Столицы государств располагались, как правило, в городах, контро лировавших наибольший объем торговых операций.

4. Столица Восточной Европы (ныне называемой Россия) постепенно смещалась с Юго Востока на Северо Запад вдоль основной транс портной магистрали — Волго балтийского пути по мере усиления Ев ропейского рынка и культурной ориентации восточно европейской элиты на европейские ценности.

5. Рост экономической (а значит и политической) мощи Сарая, Булга ра, Москвы (или Твери) в значительной степени обусловлен смеще нием торговых перекрестков.

6. С изменением культурной оринтации, а также постепенным смеще нием политического и экономического центра в связи с изменением роли США и стран Азии, в начале ХХ в. наблюдается перенос столи цы в обратном направлении — в Москву. Продолжение изменений в расстановке сил на международной арене способствовало тому, что на случай военной опасности дублером столицы назначается Са мара. Налицо тенденция к дальнейшему смещению столицы в об ратном направлении.

Кроме закономерностей в истории Евразийской державы, давно вы явлены законы истории, которыми должен руководствоваться любой исследователь, претендующий на звание историка:

1. Нет вечных государств, народов и культур, но они не изчезают бес следно.

2. Каждый народ завоеватель со временем становится завоеванным.

3. Новая культура, как и человек, может появиться на свет только в ре зультате одновременного взаимодействия двух прежних культур.

4. Жизнь цивилизации в Евразии ограничена продолжительностью в 1000 (+/– 200 лет) 5. Наибольшего развития на всякий конкретный исторический момент достигает государство, контролирующее наиболее мощные торго во информационные потоки.

6. Этнические образования становятся все более крупными, а господ ствующей тенденцией развития человеческого общества становится глобализация экономических, культурных и этнических процессов.

II. ДРЕВНЕЙШИЕ СВЯЗИ СКАНДИНАВИИ, ПОВОЛЖЬЯ И АЗИИ Общеизвестно, что современные народы сформировались в резуль тате многочисленных миграций и длительного смешения рас и культур.

Расстояния, на которые перемещались народы в отдаленные эпохи подчас, просто поразительны. Еще на уровне каменного века, обладая весьма примитивными средствами передвижения, древние первопро ходцы освоили за тысячи лет до новой эры все заселенные ныне земли.

Современное население в абсолютном большинстве является пришель цами 2 й–5 й волны (по доступным источникам).

При наложении пришлой культуры на предыдущую, зачастую скла дывалась новая культура, и, нередко, новый этнос, и, даже – новый ан тропологический тип (субтип). Причем, известны случаи, когда, часть некогда единого народа становилась в одной части ойкумены порабо щенной, а в то же время, другая часть того же народа в ином месте со ставляла элиту другого государства.

В целом, картина этнических составляющих большинства современ ных народов представляется нам в виде мозаичных картин, созданных из одних и тех же элементов (красок), но в разных пропорциях.

На равнинах процесс смешения рас и народов, по нашему мнению, проходил более активно, в горах, лесах и в других труднодоступных районах, напротив, племена и народы могли более длительное время сохранять свою самобытность. Народы, проигравшие в борьбе за гос подство в благодатной Степи, оттеснялись в горы и леса, постепенно ут рачивая навыки и обычаи номадов. Значительные массивы высоких гор, вообще, представляются нам в виде своеобразных спонтанно возника ющих этнических «холодильников», где многие мелкие народы и пле мена, вытесненные с равнин, длительное время могли сохранять неза висимость и самобытность.

Если рассматривать историю человечества на достаточно значитель ных промежутках времени, проявляется несколько устойчивых законо мерностей. Среди них достойна внимания, например, такая: любой на род захватчик, господствовавший некогда, со временем сам становит ся объектом и жертвой агрессии. В то же время, народы, подчинявши еся ранее захватчикам и обслуживавшие их, со временем, объединив шись с иными народами, восприняв частично, культуру завоевателей, образуют более мощный этнос с новой синкретичной культурой, обла дающей большим потенциалом, чем арифметическая совокупность ее составляющих.

Это довольно длительное вступление автор предлагает с той целью, чтобы современная картина соотношения культур, этносов и рас не пред ставлялась читателю неизменной и окончательной. Все они — результат взаимодействия прошлых рас и культур, и, в свою очередь, — базис для продолжающегося дальше процесса этногенеза человечества.

Символом древнейших связей Скандинавии и Азии является полное сходство енисейских писаниц с изображением гребцов в лодке и анало гичное изображение на скалах Скандинавии (Белов М. 1956. Т. 1. С. 23).

Современное германское население Скандинавии проживает там относительно недавно. При этом, колонизация Скандинавии германски ми племенами осуществлялась в общем направлении с Юга на Север, по большей мере — вдоль побережья. Движение осуществлялось до вольно долго, что позволило сохраниться части более архаичного насе ления — финнам, лапоноидам и кельтам.

Сами же германцы сумели сохранить вплоть до ХIII века информа цию о своей былой Родине и древних обычаях. Известный скальд Снор ри Стурлсон, в частности, записал сказание о том, что своей историче ской Родиной предки современных шведов считали «Великую Светь од», располагавшуюся «восточнее Дона», он же отметил в обычае древних скандинавов было хоронить своих умерших в курганах и «есть конину». Им же не раз утверждается об отличии современного ему языка от языка предков. Таким образом, самими германцами была со хранена память об Азиатской (Поволжской?) Родине и древнем языке (Снорри Стурлсон, 1995). Подтверждением этих сведений могут быть изыскания Тура Хейердала на Дону 2001 года.

Более того, скальды прямо заявляют о былом соседстве и даже родстве с тюрками. Так, например, в «Саге о Скъельдунгах» четко ука зывается местонахождение Великой или холодной Свитьод — «к севе ру от меотийского болота» (Джаксон Т. С. 224). В «Саге об инглингах»

(первой династии скандинавов) указывается, что север Великой Свитьод не заселен «из за мороза и холода» и отделялся от Тюркланда горным хребтом, «который тянется с Северо востока на Юго запад». Один из первых исследователей ХIХ века П.А. Мунк полагал, что эти горы — Урал. Саги утверждают, что в Тюркланде у Одина были обширные вла дения. Более того, есть упоминания, что один из инглингов Ари Мудрый Ингви был конунгом тюрков, а один из потомков — Свейгдир много позже побывав в Тюркланде и в Великом Свитьод «и встретил там мно гих своих родичей» (Джаксон Т. С. 52, 53, 63, 224) 12.

В средневековом скандинавском географическом произведении «Какие земли лежат в мире» пишется, что в Тракии (рядом указывается Унгараланд и Болгараланд) некогда жил Фирас — сын Иафета, внук Ноя 12 Значительную пользу нам окажет и следующая фраза: «из Свитьод он направился сначала на запад — в Гардарики…»).

… «от него произошел народ, который называется тюрками»… «из этих земель заселялась Свитьод, а Норвегия — из Свитьод» (Мельнико ва Е. С. 65).

Таким образом, древние шведы и норвежцы отмечали не только древнейшие контакты с тюркским миром, но и указывали на известное родство своих династий с тюрками.

В рамках татарской исторической школы также сохранились леген дарные сведения о былых связях. Так, отмечается, что « в результате гражданской войны, вспыхнувшей после принятия Хазарией иудаиз ма…восемь племен во главе с одним из Ашинов (род тюркских кага нов) покинули страну и обосновались в Скандинавии (Тагиров И. Р. 2000.

С. 52) 13.

Пожалуй, у нас найдется подтверждение свидетельству древних скальдов и тюркской легенде. Европейские ученые неоднократно от мечали сходство названия правителей скандинавов и руси, предполагая, что сходство терминов «конунг» и «коназ/къназ» является свидетельст вом в пользу «норманской» версии. Разумеется коnig из «хохдойча»

(«верхний» или «высший» немецкий язык) считался производным от konung. Европейцы (а значит и московская историческая школа), как правило, игнорировали сходство этих титулов с азиатским KON/КАN, несмотря на то, что востоковеды неоднократно обращали внимание на выявляемую идентичность с тюркскими терминами, производными от кон — «день, свет» 14.

Обращение к манчжурскому языку позволяет полностью раскрыть семантику термина. Манчжурский аффикс unga/ anga превращает имя существительное в прилагательное, т. о. конунга — «светлый, сия ющий» 15. Тезис о том, что немецкое коnig это производное от konung отрицать трудно. Таким образом, налицо подтверждение сведениям скальдов о древнейших культурных и родственные связях правящих ди настий древних германцев и тюрков. Не менее важным фактом для нас является то, что и в последующем скандинавы поддерживали устойчи вые связи с областью древней Родины.

В период роста могущества германских государств культурные и торговые связи со странами востока не прекращались. Археологами отмечается, что среди находок IX–XI вв. булгарские изделия, в частно сти, монеты булгарской чеканки фиксируются регулярно, что отмеча 13 Только истинность этого положения может спасти куцые остатки норманской теории.

14 Обращение к болгарским монетам снимает последние сомнения. Например, на медальоне Омуртага «кан еси» почти сливаются, монету же можно прочесть, как «ка нас» (Археология. София. 1977. № 1.) 15 Отметим, что то же окончание имеет и знаменитый термин «викинги».

лось археологами Г. Рислингом (Швеция) и А. Фоминым (Закиев М. З.

1995. С. 63–65;

Фомин А. В. 1988. С. 148). В то же время, монеты ев ропейских государств встречаются не только в южных областях но и на берегах северных рек, нередко параллельно с соответствующими бул гарскими подражаниями арабским дирхемам и татарскими монетами (Спицын А. А. 1928. С. 10–12).

Некоторые современные исследователи, стремясь отделить древ них асов от азиатов (в основе — та же морфема), отмечают средневе ковое стремление удревнить свою генеалогию, «привязав» ее к извест ным событиям и сильным народам. Подобная тенденция, действитель но, наблюдалась, в том числе, и у скандинавов. Но эта тенденция в Ев ропе скорее обратная зафиксированной стремление обязательно сблизиться с Троей, Древним Римом или Грецией на худой конец. Что мы, собственно, и видим у Снорри Стурлсона (ХIII в.), когда страну ас сов он видит в римской Асии, а Асгард — в модной тогда Трое, поэто му и древний Тюркланд у него — южнее Черного моря (Джаксон Т.

С. 63), где в его время турки уже проживали.

В этом сообщении мы сможем выделить скорее, иной аспект:

несмотря на многие века, когда к азиатским культурам и народам от носились в Европе презрительно, в сагах сохранилась противоположная тенденция, которую следует считать отвечающей реалиям более древ него периода. Поэтому нежелание некоторых исследователей исполь зовать указанные сведения, я отношу к пережиткам европоцентризма в истории.

Некоторые иные параллели в элементах культур древних германцев и азиатских народов сохранились и по сей день. В первую очередь это значительный пласт «германских» терминов в славянских, тюркских, иранских языках, определенное количество тюркских терминов в гер манских языках 16. Имеется несколько версий о том, в какое объеди нение входили древние германцы на территории Евразийского конти нента. Считается возможным, что они могли входить в скифский союз, парфянское государство. Обнаруживается и сходство в легендах асов и нартского эпоса. Эти параллели, на наш взгляд, охватывают намного более широкий спектр культур. Сходство некоторых сюжетов и лите ратурных приемов, обнаружилось нами также в тюркских и других ле гендах и сказках.

Очень интересные параллели подметила в ходе посещения сканди навских стран казанский композитор М. Шамсутдинова. В шведском музыкальном музее демонстрируется древний шведский народный му 16 Труднее утверждать о количестве заимствований из иранских языков, т. к. оба су бьекта относятся к одной индоевропейской общности (Абаев В. И. 1965).

зыкальный инструмент — КУБЫЗ 17. Несмотря на то, что его название различно у разных народов, само его присутствие весьма значимо. Ею же было отмечено, что ПЕНТАТОНИКА (музыка использующая пять нот), традиционно выделявшаяся как своеобразная особенность вос точных культур, по сведениям специалистов по истории национальной музыки, в древности применялась у всех скандинавских народов.

Этот ряд параллелей в культурах азиатских народов и древних гер манцев можно продолжить, мы же завершим его тем фактом, что сам термин «герман» содержит морфему «ГЕР/ГАР/ГУР» типичную для этнонимов урало алтайского происхождения (См.: Приложение № 1).

Сами немецкие исследователи также до сих пор не смогли достоверно определить происхождение и значение своего этнонима (Die Germanen.

S. 50–51. ) и склоняются к «римской» версии Страбона, согласно кото рой термин происходит из архаичной латыни, по которой может быть переведен, как «подлинные» галлы (Этнические меньшинства. С. 203).

Эти наблюдения значительно усиливают позиции тех ученых, кото рые отстаивают версию о древнейших прямых контактах тюрков и гер манцев на основе выявленных параллелей в культурах, олицетворением которых является сходство тюркских и древнегерманских рун.

Согласно сагам, древние норвежцы и использовали их также как и тюрки: рассылали стрелу с вырезанными знаками — рунами, как это было подмечено арабами у тюрков.

Столь значительный ряд параллелей в культурах скандинавов и тюр ков находит объяснение в сказаниях скальдов о древней родине сканди навов на континенте.

Современное германское население Скандинавии не является авто хтонным. Они пришли откуда то с севера Восточной Европы, вытеснив кельтов и лаппаноидов.

Древнейшим (относительно германцев) населением севера Сканди навии были палеоазиаты и лапоноиды, до сих пор еще сохранившиеся на севере Норвегии и Кольского полуострова. Им, или близким к ним пле менам, по всей вероятности, принадлежит древнейшая археологичес кая «Туле культура», остатки поселений которой располагаются на арк тическом побережье Гренландии и Америки.

Схожая материальная культура была выявлена на полуострове Ямал.

Ненецкий эпос сохранил, в частности, название одного из предшествую щих им на побережье Северного Ледовитого океана племен — «Sirt’s» 18. По расчетам В. И. Чернецова, ненцы, считающиеся абориге 17См.: фото № 3.

18 Очевидное сходство данного этнонима с былым обозначением торговых таджи ков — «сарты» вызвало у нас поначалу недоумение, но топонимика и гидронимика север нами северного побережья Восточной Европы, пришли с юга и, относи тельно недавно — 5–6 поколений назад (Чернецов В. И. 1936. С.

125–131).

Таким образом, древнейшими (из тех, кого можно выявить) море ходами Севера Евразии были так называемые палеоазиаты, проложив шие на примитивных плавсредствах маршруты на Запад и Восток до Америки. В последующем северные пути поддерживались самыми различными народами, утверждая постоянную культурную взаимо связь контакт между Западом и Востоком.


III. ЛОЖНЫЙ СТЕРЕОТИП Объективному рассмотрению проблемы морских торговых марш рутов булгар длительное время мешал традиционный стереотип, при нятый в Европе и России: булгары — это тюрки, тюрки — кочевники, а кочевники не плавали в море.

Плавали.

Достаточно вспомнить, как быстро, исторически одномоментно арабы и турки создавали флот, применив новейшие достижения совре менной им науки, весьма быстро установив господство на важнейших в то время морях. Булгарское присутствие в Восточной Европе практиче ски постоянно связано с водными пространствами – морями, крупными реками. Столица Великой Булгарии — Фанагория размещалась на Та манском полуострове (Тмутаракань — Таматархан) на территории рпредшествующего Боспорского царства. Осколки некогда единого булгарского народа сохранились затем на побережье Черного и Кас пийского морей, важных перекрестках речных путей.

Вероятно, булгарские флотские традиции имеют довольно древние корни, о которых можно судить по письменным упоминаниям.

Византийские историки еще в VIII в. отмечали импорт «булгарской ры бы» — «ксистон» (Литаврин Г. Свод. С. 275). Учитывая господство греков на Черном море, это — весьма примечательное свидетельство.

ного Зауралья (Обь — вода, река;

Обдория — об+дарья;

Кондория — кон+дарья и т. д.) позволило бы сделать предположение о прежнем господстве иранцев в приарктических областях Зауралья, что, кстати, объяснило бы наличие в финно угорских языках значи тельного пласта иранских терминов. Однако, sirt на финнских языках — не более чем «черт», что вполне соответствует тому презрительному отношению, которое улавлива ется в сведениях о древних контактах кочевников ненцев с «подземными» людьми». Тер мин «дор» на древнепермском означает «около, вблизи», в удмуртском — послеслог.

Т. о., «Обдория» — это Приобье.

Арабы неоднократно отмечали в качестве булгарского экспорта рыбий клей. Эти свидетельства позволяют предполагать наличие у булгар до вольно развитой рыболовной и рыбообрабатывающей отраслей с древ нейших времен.

Составляя значительную часть населения и торгового капитала Ава рии, Великой Булгарии, Хазарии, булгары распространяли свои торго вые интересы не только на Черное, но и на Каспийское море.

В русской географической традиции Каспийское море называлось Хвалисским. К Хвалисам обычно относили и булгар.

В «Джагфар тарихы» Каспийское море называлось «булгарским».

Критически воспринимая источник, данное свидетельство воспринима лось мною скептически. Многие народы внутри собственной культуры пытались закрепить моря за своим этносом: немецкое (Балтийское), «русское» (Черное)… Но для того, чтобы это название приняли другие народы необходимо было если не господство, то преимущество перед остальными участниками на данной акватории (Южно Китайское море, Персидский залив). Однако, учитывая, что древнейший вариант этнони ма должен был содержать морфему «БАР», нам удалось найти бул гарскую привязку в арабской географической традиции. Ал Хорезми (нач Х в.) называл Каспийское море «морем Барики и Лазики». Нужно отметить, что Т.М. Калинина считала, что речь идет о Черном море, т. к. в трактате указывалось на сообщение этого моря со Средизем ным (Калинина Т. М. 1999. С. 86). Однако, мы исходим из привязки моря к «Лазике» т. е. области проживания лезгин и лакцев, которые в прослеживаемое время проживали на побережье Каспийского моря 19.

Связь же Прикаспийских земель с Черным морем и Средиземномо рьем постоянно поддерживалась по водной линии Терек Кубань через Тамань.

Следы булгар на Тамани длительное время сохранялись близь Фана гории. Так, в «шести верстах от Темрюка» находятся руины древнего города и порта. Название его зафиксировано в русских документах ХVIII в., поэтому толкование его затруднительно. О. Н. Трубачовым обнаружены следующие варианты его названий:

19 Здесь необходимо отметить, что, по свидетельству Масуди, в арабской географи ческой традиции, вслед за за греческой, длительное время считалось, что Каспийское и Черное моря сообщаются проливом, поэтому в принципе неверно привязывать это назва ние к одному из них, по крайней мере, до Масуди. Сам Масуди морем «булгара, руса, баджны и баджгурда» называл именно Черное море (Гаркави А. Я. 1870. С. 127). В дру гой, уточненной трактовке море понт (Черное) он называет морем «бургар булгар, ру сов…» (Гаркави А. Я. 1871. С. 26).

Берземен Бахбарземин, Берберземин, Барбарземин, Бермезань и, возможно, Balzimachi — по средневековой итальянской карте (О. Н. Трубачов. С. 142).

Относительно уверенно можно выделить вторую составляющую термина — zamin «земля». Первый компонент менее устойчив, но с очевидностью можно говорить о присутствии этноопределяющей мор фемы Bar в той местности, которая указывалась как «море БАРики…», «море булгар баргар». В этом отношении весьма велика заслуга О. Н. Трубачова, увидевшего вариант того же названия в латинском (возможно, просто — более молодом Балзимахи). В этом случае выяв ляется та же закономерность ротации морфем R и L, что зафиксирова на Марджани и масуди для этнонима балгар/баргар 20.

Следует отметить также, что в средневековой традиции Каспийское море называлось «морем Хвалисским», при этом хвалисы указывались булгарами или их родственниками 21 (Татищев В. Н. т. 1. С. 269).

Таким образом, былое булгарское могущество на морях зафикси ровано в средневековых названиях Черного и Каспийского морей.

В Российской истории флота традиционно считается, несмотря на вескую аргументацию специалистов «против» (Боголюбов Н. П. т. 2.

С. 391–399), что древнейшие мореходные навыки славяне получили от греков. Отметив, что данный тезис недостаточно обоснован, предлага ем рассмотреть некоторые аспекты тюркского и булгарского влияния на русское мореходство.

Внимательно исследуя византийские свидетельства о балканских войнах VI–VIII в., можно прийти к выводу о том, что славяне в большин стве случаев воевали под руководством авар и булгар в войнах кагана против Византийской империи. Говоря о морском искусстве славян, греки (например, Федор Синкел — 625 г.) отмечали, что оно заро дилось с началом походов против Империи (Свод. 1995, С. 85, 90). На 20 Если вспомнить, что одно из основных колен булгар — барсилы упоминались визан тийцами и как «berzila»( Халиков А, Х., Хакимзянов Ф. С. 1996. С. 94–95) то наша привяз ка данного топонима к булгарам станет еще более обоснованной.

21 Джурджаном как и хвалисами называли Хорезм, «… хвалиси и болгаре суть от до чери Лютаву…» (Измайлов И. С. 37). В плане перспективных исследований отметим, что Каспийское море, расположенное на пути из Европы в Китай называлось еще и морем Джурджан (Гурган). Этот ойконим поразительно схож с этнонимом манчжуроязычных джурджан (чжурчженей) Рашид ад Дина.

помним, что славяне использовались аварами в качестве вспомогатель ных и инженерных войск, они возводили осадные сооружения, пере правы, мосты, настилы на морские заливы под руководством авар и булгар. В произведении современника событий — Георгия Писиды в описании неудачного морского штурма Константинополя отмечено на личие в «экипажах» моноксил не только славянских гребцов, но и бул гар (Свод… 1995, С. 69). Мы, кстати, полагаем возможным считать, что «непонятный» гнев кагана, обрушившийся на выживших в морской битве славян, связан с гибелью булгарских моряков, которых авары считали «своими» и берегли.

Некоторые исследователи аварских и булгарских войн против Кон стантинополя отмечают даже «болгарскую флотилию» на Черном мо ре (Свод. 1995, С. 244).

Позже арабские ученые не раз отмечали, что по Итилю ходят бул гарские корабли.

В русских летописях также упоминаются булгарские корабли. Так, под 1229 годом сообщается о помощи, которую оказали булгарские купцы, развозя по голодающим городам по Волге и Оке хлеб. В «Тати щевском своде» отмечается, что в качестве личного подарка Юрию, только булгарский кан направил ему 30 насадов с хлебом. (Татищев В.

Н. 1964. С. 225). Безусловно, что кан послал с подарком далеко не весь свой флот, то есть он должен был значительно превышать указанную цифру.

Интересны элементы народной памяти русского народа. Так, в по вести о Марье Юрьевне в записи В. Буслаева, сообщалось, что полон в Орду татары вывозили на «больших червленых кораблях».

Об успешной борьбе булгаро татарского флота с агрессорами и ушкуйниками русские летописи также сообщают неоднократно.

Так, весьма интересно в этом отношении, описание контрнаступле ния булгарского (казанского) флота в Никоновской летописи после на падения московской армады на Казань в 1469 году. Весьма важным на наш взгляд, является первое и единственное упоминание летописцем «больших кораблей» у московитов. Этими кораблями воеводы доро жили более, чем судьбой самого похода и остальным большим фло том, состоящим из кораблей обычных размеров. Исходя из описания битвы, и последующих событий, — армада была разгромлена булгар ским флотом. Большие боевые корабли также больше не упоминают ся в русской истории, вплоть до пресловутого голштинского «Орла» по стройки XVII века.

Булгарский флот не встретил агрессора перед Казанью. Что, на мой взгляд, было обусловлено его овлечением на другой русский флот, атаковавший булгарские земли с севера. Учитывая, что нападение рус ских осуществлялось с двух сторон, булгарам пришлось разделить свои силы. Большая часть булгарского флота топила северную русскую ар маду у Камского устья. Были захвачены и убиты князья и воеводы.

Казанский флот в этой кампании, вероятно, изначально обладал меньшими силами чем московский, так как не был достигнут решитель ный успех при первой атаке под Казанью на главные силы русского фло та. Как мне кажется, казанцами была предпринята ложная атака с це лью сковать инициативу основных сил на время разгрома северного русского флота и подхода новых сил булгар. Эта догадка косвенно под тверждается тем, что несмотря на легкость, с которой русские моряки отбили первую атаку булгарских судов, московиты начали отступление.


Воеводы поняли, что время упущено и провели плановый маневр на воз вращение. Главной задачей отступления, как и всей кампании было со хранение больших кораблей.

Весьма интересна тактика, применявшаяся казанцами при разгроме основного флота. Преследуя агрессора до внутренних русских облас тей, они вступили в бой с армадой как только нагнали их. Превосходя щие силы основного русского флота вскоре начали преобладать, тогда казанцы заманили противника под огонь береговых стрелков, после че го вновь перешли в наступление. Раз за разом атакуя расстроенные ря ды противника казанцы, по всей видимости, нанесли русскому флоту колоссальный ущерб.

Летописец, отметив, что по итогам битвы каждая из воющих сторон осталась на своем берегу, назвал воеводу Федора Хрипуна победите лем. При этом он вынужден был искать оправданий в неподготовленно сти русского флота?!!!

Вероятно флот агрессора был разгромлен, так как Москвой был ор ганизован в том же году новый ответный поход на Казань, но уже без су довой рати. Большие боевые корабли не упоминались в следующих похо дах. Судовая рать никогда больше самостоятельно не атаковала Казань.

В этом коротком описании обращает на себя внимание полководче ский талант казанского флотоводца. Бороться параллельно и разгро мить два превосходящих по мощи флота! И это в условиях, когда, из начально инициатива в руках у противника, а ты уведен обманным мане вром от основного театра боевых действий! Нельсону или Ушакову бы ло бы чему поучиться у этого безымянного булгарского флотоводца.

Имена этих отважных стратегов и рядовых батыров достойны занесения в скрижали мировой военной истории.

Казанский флот продолжал быть грозой для агрессора и далее.

Так, С. Герберштейн в XVI в. сообщал, что московский князь в похо де на Казань вновь потерял сотни кораблей (Герберштейн С. 1908.

С. 156). Надо полагать, что они не просто «затерялись» на волжских просторах. Тот же Сигизмунд Герберштейн, описывая черемис, писал, что они, в отличие от чуваш 22 слабо воюют на воде (Герберштейн С.

1991. С. 158). То есть, корабельный бой практиковался не только тюр ко булгарами, но и другими булгарскими народами.

Историкам известно несколько провальных походов московитов на Казань. Почти во всех из них участвовала «судовая рать». В связи с этим хотелось бы вкратце остановиться на вопросе о «300 летии русского флота». Сотни (и тысячи?) кораблей судовой рати, посылаемые на Ка зань, — разве это не флоты, причем, очень крупные? Напомним, что этими судами перевозились даже крепостные орудия больших калиб ров. Существование подобных армад, как правило, было недолгим — до очередного штурма булгарских городов. Обратно возвращались очень немногие. Возможно, поэтому про тех моряков не любит вспо минать официальная история флота? Не было ярких побед. А редкие ус пехи, достигнутые при подавляющем численном преимуществе, оказы вались в итоге «смазанными» дальнейшим развитием событий.

Общая роль казанского флота?

В конечном итоге, Казань была уничтожена, когда (интригами?) уда лось нейтрализовать булгарский флот с его боеспособными кораблями.

Закономерен вопрос: а были ли те средневековые речные деревян ные «корабли», вообще достойны подобного названия? Небольшие ка яки, учаны, лодьи…стоит ли о них вообще говорить как о «судах»?

В. Н. Татищев, ярый сторонник европейской культуры и просвеще ния, прибыв на Урал, с удивлением отмечал, что по Каме ходят суда, на которые «грузится 150 000 пуд соли (250 т.) в каждую» (Татищев В. Н., 1950. С. 127). Исследователи Севера, опираясь на свои источники, ут верждают, что лодьи поморов достигали 300 т водоизмещения. Отме тим, что каравеллы Колумба были существенно менее крупными.

То есть «большие корабли» были действительно большими и требо вали для своей постройки мощную инфраструктуру: специальные лес ные угодья, сушильни, сословие корабелов, верфи, отработанные соб ственные типы судов.

О собственных типах судов — ниже, а что касается карабельного ле са, то нужно помнить, что нужны особые сосны. Для того, чтобы его вырасть нужны столетия работы. Я не располагаю информацией о на личии корабельного леса в средневековой Московии. Неожиданно вый дя на стратегический уровень в конце ХV в., Москва встала перед про блемой строевой древесины. Это оставалось проблемой и для пет ровского флота. В то же время Казанской губернии, несмотря на варвар 22 В данном случае, возможно, под чувашами следует понимать именно казанцев, вернее категорию передовых войск.

ские порубки 23 еще оставались сосновые боры корабельных сосен. Да же во времена Н. Шишкина в Елабуге еще оставались многовековые «реликтовые» сосновые леса — следы усилий древних лесоводов.

Значительно влияние, которое оказало булгарское судостроение на формирующееся русское. Из 4 х центров русского судостроения два (Нижний Новгород и Казань) являлись булгарскими портами соответст венно до середины ХV и XVI вв. Причем, они до сих пор остались важ ными центрами российского судостроения и речного судоходства.

В официальной истории русского флота обычно не указывается и то, что первое российское адмиралтейство было основано на месте бывшей базы булгарского флота в казанской слободе Биш балта. Она до сих пор сохранила название адмиралтейской. Верфи продолжали работу сразу же после оккупации края. «Уже в первые годы по взятии Казани находим мы здесь речные флотилии» — отмечает Н. П. За госкин.

Адмиралтейство продолжало развиваться, и в 1703 г. Де Бруин от мечал на вефях Казани до 40 готовых к спуску больших судов из 380 за казанных. По некоторым видам судостроительства казанские традиции продолжали оставаться лучшими в России до конца деревянного кораб лестроения. К таковым относили оснастку кораблей мачтами (кора бельный лес) и другими принадлежностями (Загоскин Н. П. С. 287).

Учитывая культурную близость булгар к арабам, персам, манчжу рам и Хорезму — странам с передовой (в средние века) наукой и тех нологией, их флот должен был получать преимущества перед западны ми агрессорами за счет достижений науки и техники (метательных ма шин, и артиллерии, карт, компаса и других приборов).

Интересны научные предположения историков русского Поморья.

К. Бадигин предполагает, что компас к поморам попал раньше, чем к европейским морякам. Они «познакомились с ним через посредство восточных народов, которые проникали на Русский Север «задолго до татарского нашествия» (К. Бадигин 1953. С. 273). Мы согласны с такой постановкой вопроса, с небольшой поправкой на то, что булгары торго вали на Севере задолго до его русской колонизации. Что касается су щества вопроса о передаче древнекитайского «ноу хау» первоначаль но тюркам (гуннам), то это предположение кажется нам вполне логич ным. Известно, что китайцы сначала применили компас в степи, в вой нах против тюрков, и лишь спустя значительное время — море. Арабы познакомились с компасом много позже, чем тюрки, поэтому предпо 23 Для сравнения можно сравнить площадь, занимаемую лесами в Татарстане и в со седних регионах с теми же исходными условиями — Мари, Удмуртия, Чувашия.

ложение К. Бадигина о том, что с компасом поморы могли познако миться независимым от Европы путем — от «восточных народов» (бул гар) заслуживает специального отдельного изучения.

Русские политики старались скрыть следы булгарского влияния. И это им, во многом, удалось благодаря уничтожению своих древних библиотек, а также и архивов государств, попадавших к ним в зависи мость. До современных историков, к сожалению, не дошло ни одного подлинного текста исторических работ булгарского периода. А ведь были библиотеки и архивы, школы и университет «Мухаммадия» (один из первых, если не самый первый в Европе)… Тем не менее, некоторые следы булгарского влияния сохранились в народной памяти.

Несмотря на века оккупации, в течение которых поволжским тата рам было запрещено на территории России заниматься всеми видами промышленности и развитием собственной науки, следы древней флот ской терминологии сохранились не только в близкородственных язы ках. Наибольшее количество тюркизмов представлено в русском язы ке, в русских флотских терминах. Учитывая, что собственные «рус ские» термины сознательно вытеснялись с флота голландскими, а поз же — английскими словами, общее количество тюркизмов в средневе ковом русском флотском словаре должно было быть огромным.

Для поиска терминов мы обратились к словарю В. Даля, работе ад мирала П. Ф. Кузмищева по волжским и каспийским терминам, слова рям поморских терминов в работах К. Бадигина, М. Белова, Б. Шериги на, а также попытались обнаружить аналогии в родственных языках. Та ким образом, в русской морской терминологии нам удалось выявить следующие безусловные тюркизмы, которые мы относим преимуще ственно к булгарскому влиянию.

— бурун (тат. — «нос») — барашки (на волнах, витиеватые закрутки в механике), — бык (как опора моста, торчащая из реки скала), мы полагаем происхождение данного термина переводом булгарского термина «бугай», который также имел параллельное хождение, — бурлак, — лиман (ильман), — яр, — Судно — посудина — посуда 24, 24 Наша версия о тюркской основе этого термина (сэуде — торговля) неожиданно на шла свое подтверждение в исследовании историка ХIХ в. контр адмирала П.Ф. Кузмище ва, который отмечал, что стеклянной и фарфоровой посудой, привозимой на ярмарки обычно весною, торговали прямо с приставленных к берегу кораблей, расставив на них товар. «Ходить на посуду» означало ходить на такие корабельные торги за посудой. Та — займище (от диалектного «зай» — река), — ватаман (атаман) — капитан.

Как видно, тюркские флотские термины тяготеют к скотоводческим обозначениям. К тому же, в русском морском общении принято «хо дить» по воде, как и в тюркских (имеется в виду под парусами). Данный термин указывает на типично сухопутный стереотип первых флотовод цев будущей России.

Вышеуказанные термины известны каждому и сейчас, еще в начале века этих терминов насчитывалось в десятки раз больше. Предлагаем вашему вниманию часть из них:

— ерик — протока — исады — пристань 25, — бударка — вид небольшой лодки (байдарка?), — челн — (венг.) сsоnак, (манч.) селнохо джахудай — легкая лодка, — кочи — (нанайск) неуправляемый, — ушкуй — (тюркск.) ушкаль от (манчж.) «уяшанга джахудай» — длинная лодка для плавания по большим рекам, — шейма (якорный канат) — термин применялся как у северных по моров, так и на промыслах южной России по ХIХ в включительно, — бакалда (юж.) — временное озеро, образованное разливом реки, — османка (тип волжского трехмачтового судна), — учан (тип волжского судна), — баткак (юж.) — ил, — карга — ворона, скоба, — карга (сев. шпангоут) — от кaburga (турецк.), — карсак (юж.) — морской разбойник, — плешина (юж.) — голая отмель, — бабайка — кормовое весло, — кича — носовая часть судна по В. Далю, в турецком — корма, — табань (манси) упираться, забивать до отказа, — чапур (юж.) — багор, ким образом, за кораблями закрепилось название «посуда», «посудина» (Кузмищев П.

Ф. б/м., С. 14–15). Известно, что основным массовым товаром булгарской торговли (сэуде) для «варварских» народов была отличная, для того времени, керамика — «саут».

Таким образом, наложение понятий «корабль» и «посуда» (по+саут) у славян становится вполне понятным.

25 Непривычное для современного русского уха слово «исады» (применявшееся в России на бывших булгарских землях вплоть до ХIХ в., со значением, «пристань, при брежный торг, место лова» нашло свое толкование в манчжурском «исадэ» — собира юсь, скапливаюсь;

«исань» — собрание, место сбора.

— чки (юж.) — ледяные поля, — Каторга — вид галеры (турецк), — Каяк — тип судна от 40–50 до 280 т. водоизмещения. На юге упо треблялся в качестве грузового, а на севере — в качестве пассажирско го судна с палубами, каютами (чердаками) и прочими удобствами (За госкин Н. П. С. 407). Интересно, на наш взгляд, название каяков в За падной Сибири – «зырянский каяк». Данный термин свидетельствует о том, что булгаро татарские кораблестроительные традиции были до статочно широко распространены у коми народа 26 бафьт, пабус, кер бати (карбас), мишани — типы кораблей (Загоскин Н. П. С. 411).

— Примечательны еще два названия «мусульманских» судов, при менявшихся на Черном море, которые Н. П.Загоскин относил к турец ким. Большие морские корабли назывались тумбас и трамбаки, а ма лые — ушкаль (Загоскин Н. П. С. 447). Как видим, первооснова основ ного корабля русских пиратов — ушкуя также сближается с тюркским.

Специалисты считают также, что знаменитые казацкие чайки также названы на тюрки (от «чайкарга» — плескать (Шипова Е. Н. 1976).

— корма — (манчж., монг.) «керем» — стена (что соответствует схеме постройки простейших лодок, где плоскость, близкая к верти кальной одна — корма, корима (гольдск) — рубленый, сложеный из бревен (Аврорина В. А. С. 227) 27.

— корабль, [ (от тюркск.) — кору — строить, возводить. Возмож но, от более древнего манчжурского «кори бе ( мбу)» — выдалбли вать, вынимать середину (Захаров И. 1875. С. 282)] 28.

26 Что, наряду с отмеченным сходством гидронимов булгарскогоЗауралья и северод винского Заволочья (рр. Сосва, Сытва…), является еще одним свидетельством в пользу булгарской Бьярмии.

27 Возможно, что термин «корма» был перенесен в восточнославянскую среду через угорские традиции. В венгерском языке (венгры выходцы из Волжской Булгарии) руль — kormani, отсюда рулевой — kormanjos (Хаас Э. С. 402). Русское «кормчий/кормщик» от личается от венгерского лишь тюркским суффиксом « чи», определяющим принадлеж ность субьекта к действию данным предметом. Этот факт выдает путь движения терми на от манчжурской основы, через угорский и тюркские языки к славянскому.

28 Выведение термина «корабль» из греческого, как предполагали в свое время Г. Эверс и некоторые другие маловероятно, несмотря на то, что в греческом есть схо жий термин «харао», в латыни — «carabus», «corbita», в испанском, португальском — «caravella»( на базе этих языков семантика термина туманна). Однако этим ряд не завер шается: в арабском — «гураб», «караб» (что полностью соответствет современному та тарскому и близко к русскому. В церковнославянском (содержащем обилие тюрко бул гарских терминов) присутствует восточная форма «кораб» ( в качестве соответствия гре ческому — Поio — легкая лодка), есть упоминания, что у экзарха болгарского встреча — К терминам манчжуро китайского происхождения, прошедших через тюрки, я отношу лодью (финск. Алдия) и ял(ик) яо ло чжуань (олоджия).

Таким образом, большинство «древнерусских» названий плав средств (кроме, разве что «струга» и греческого «плот») связано с манчжурским, угорскими и тюркскими языками. Финские термины мы подробно не рассматриваем, чтобы избежать чрезмерной пере грузки фактическим материалом 29.

Рассматривая в данной работе проблему северных маршрутов бул гарской торговли, мы обратили внимание особое внимание на ориги нальный словарь специфических терминов русских поморов, собран ных К. Бадигиным, Б. Шеригиным, М. Беловым. Большая их часть долж на была отнесена к финнским языкам, часть — скандинавским, однако, есть и тюркизмы, к которым мы относим, например, следующие:

Алаж, байга, бакалда, балан, бахта, батаг, бурундук, бык, гурей (ке кур), колтак, яр, кут, майна, прапур, табир(ки), тагун, чир, шихан, вата ман… При тщательном изучении этот пласт будет увеличиваться. При этом, независимо от времени и путей перенятия этих морских терми нов, безусловным остается сам факт их заимствования у тюрков.

Мы полагаем также, что к тюркским (прототюркским) языкам отно сятся также:

— буй — от томбуй (поплавок), — шуга, как диалектное от шауш, — рундук, как производное от сундук, — музур — матрос — канат, — мы предполагаем также что основа термина «причал» — чал (ча личь), также тюркизм (ср.: турецк. cima — чал, cimala baglamak — ча лить (Мустафаев Э. М. С. 983).

Перечень тюркизмов в русской флотской терминологии можно зна чительно расширить, что не является самоцелью данной работы. Оста вим что то вдумчивым последователям. Отметим, что о значительном ется форма «кораби» (Загоскин Н. П. С. 358), что сближается с манчжурским «кори бе», которое выглядит наиболее архаичной формой. При этом, следует отметить, что грече ский, как и остальные европейские языки, не дают надежной этимологии термину. Спе циалистами также было отмечено, что в греческом языке этот термин начинает употреб ляться после встречи со славянами, и, как заметил С. А. Гедеонов, применялся по отно шению к славянским кораблям (Загоскин Н. П. С. 358).

29 Например: парус, салма… булгарском влиянии свидетельствуют многочисленные топонимы и гид ронимы Восточной Европы урало алтайского происхождения. Среди наиболее известных — Урал, Черное море (перевод тюркского кара дингез), Карское море — (наложение тюркского кар — «снег» на ура ло алтайское кар — город)… — Множество рек, в «славянской» части Восточной Европы сохрани ли манчжурские, угорские и тюркские наименования. Этот вопрос так же требует дальнейшего исследования, представляя собой отдельную крупную тему.

Во всяком случае, возвращаясь к вопросу о ложном стереотипе восприятия тюрков, как народов, чуждых мореплаванию, мы можем смело заявить: тюрки плавали, имели мощную судостроительную ин фраструктуру, флотские традиции и оказали значительное влияние на морские традиции других народов и в первую очередь, на флотские традиции будущей русской культуры.

IV. РЕЧНАЯ СИСТЕМА ПУТЕЙ БУЛГАР Период расцвета мощи булгар приходился на то время, когда их держава опиралась на древнюю культуру Боспорского царства, где флотское дело являлось условием существования. В этом регионе, должно было творчески синтезироваться флотское искусство булгар на базе дальневосточной и средиземноморских школ.

Булгары, несмотря на то, что разделились и потеряли общегосудар ственное единство, длительное время сохраняли под своим контролем наиболее значимые в торговом отношении транспортные узлы: Тамань, Крым, Западное Причерноморье, Кавказский узел (г. Маджар), Прика спий… Со временем, наиболее перспективным стал волжский маршрут, по этому, вероятно, наибольшее количество булгар сосредоточилось там.

На Идели расцвели города, которым не было равных по размерам в средневековой Европе 30. Судя по всему, основу государственных до ходов составляли поступления от посреднической торговли и налогов с транзитных операций. В целом же, на протяжении столетий наблюдает ся стремление булгар к недопущению иностранных торговцев к осуще ствлению международных транзитных операций помимо Булгара. Мно гочисленные письменные свидетельства позволяют судить о том, что _ 30 Например, по утверждению археологов, по площади города, находяйщейся за стенами укреплений г. Биляр («Великий город» русских летописей) уступал лишь Констан тинополю и Багдаду.

речные пути оставались за булгарами даже в тягчайшие для них времена.

Так, знаменитый напор викингов, потрясший Европу и, даже, — ха лифат, не смог преодолеть булгарских застав. Единичные проходы ру сов (викингов?) к Каспию заканчивались, как правило, их полным раз громом. Булгар стал для военных походов викингов непреодолимой преградой. Но, при этом, русы приезжали в Булгар продавать пленных славян и их добро. Есть упоминания, что их пропускали и до города Итиля.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.