авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«ИСТОРИЧЕСКАЯ СЕНСАЦИЯ БУЛГАР И СЕВЕРНАЯ ЕВРОПА ДРЕВНИЕ СВЯЗИ  BULGAR AND NORTH EUROPE ББК 63.3 (2 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Судя по конечным результатам, нападения по рекам булгарский флот, в течение многих веков, отражал довольно успешно. Особую опасность, должно было представлять западное направление, откуда в любое время могло последовать нападение агрессивных соседей, об легченное попутным течением.

Однако, наиболее мощный каменный замок, охранявший речной фарватер, сохранилсядо нашего времени на северном направлении, выше впадения реки Вятки в Каму. Замок был основан напротив скалы, разделявшей течение реки.

Скала, по всей видимости, выполняла важную оборонительную функцию. Легенды утверждают, что кормчий, не знавший особеннос тей этого участка, плывя с севера, разбивал свой корабль о скалу. Осо бенность этого участка позволяла относительно легко охранять реку от внезапного нападения 31.

Каменная крепость Алабуга (Аламир султан?) стоял на высокой го ре. Само расположение крепости выше устья Вятки, которая называ лась Нукрат Идель, Нукрат су (речной путь на Новгород), свидетельст вует о том, что ее основание не преследовало цель охранять Каму от Новгорода, Усть Юга, двинян или Колына (Хлынова).

От кого он хранял труднопреодолимый в этом месте фарватер? В XIV в. это были шайки ушкуйников. Но строить каменную крепость только против бандитов?

Русское название замка «чертово городище», «чертов город» со хранило до наших дней отношение завоевателей к каменной цитадели.

«Книга большому чертежу» позволяет утверждать о том, что данное название город получил от русских еще до начала массовой колониза ции края. Вероятно, дорогой ценой обходились непрошенным гостям попытки пройти мимо него.

Мы полагаем, что первоначальной целью этого важного поста было противодействие дружинам викингов, приходивших в Каму с северных 31 Скала была взорвана в ХIХ веке. Если бы она не была взорвана, имело бы смысл ис следовать дно вокруг нее на предмет обнаружения остатков кораблей.

морей (еще арабы описывали северное море, как акваторию постоян ной борьбы варягов, а поморы и много позже называли Белое и Кар ское моря «разбойными»). И лишь затем мощная цитадель стала защи щать внутренние области Булгара от русских войск, проникших на бул гарский север.

А каким же образом охранялся западный приток Идели (Кара Идель), тот, что сейчас зовется Волгой? Известно несколько городищ на берегах Волги, контролировавших наиболее важные ее участки. Уже в XII–XV вв. западными соседями были захвачены булгарские города Му ром (Кан?), Нижний Новгород (Обрам ош, Джун кала?), уничтожен Ошель… Но и на Волге (Кара Идель) известен населенный пункт, который так же обладал подводными препятствиями, перекрывавшими как на Каме (Ак Идель) речной фарватер. Каменными дамбами, установленными поперек реки было осложнено течение Волги у города Плес («пляш»

по татарски — «лысый», «голый») 32. Эти заграждения (по мнению ме стных краеведов — искусственного происхождения), до их частичного разрушения, должны были также значительно затруднить проход по от носительно мелкой в тех местах Кара Идели. Древний замок также на ходился на горе, контролировавшей фарватер (Ермолаев В. С. 13–21).

Краеведы пришли к выводу, что заграждения предназначались для потопления кораблей. Но если они шли снизу, от Казани, то они шли с низкой скоростью против течения и не могли разбиваться. Каменные молы становились бесполезными. К тому же, укрепление, судя по опи санию, стояло ниже плеса, что позволяло контролировать реку на за пад, при закрытом обзоре на восток. Вынужденное упоминание автора о «юрьевецких татарах» — жителей окресностей г. Плес ХVII в. (Ермо лаев В. 1987. С. 19, 21) может служить косвенным подтверждением версии о булгарском происхождении города.

Местные краеведы знают и подлинное название самого города Плес — Чувыль (практически, полный аналог булгаро чувашским Циви ли и Цивильску). Зная это название, они весьма удивляются (принимая «Повесть о погибели земли русской» за подлинник ХIII в.) почему лето писи говорят о взятии Батыем г. Плес, ведь в то время был Чувыль? А русский город, несмотря на памятники древним князьям, был основан только в 1410 году. Последняя успешная попытка его освобождения была предпринята казанцами в 1429 м году, а неудачная — в 1450 м.

32 По всей видимости, в данном случае мы имеем один из многочисленных случаев т.н. наложений, когда в русском языке совмещаются схожие термины восточных (пляш) и западных (пляж, плес) языков с близким или одним значением. Подводные заграждения зафиксированы археологами в нескольких важных городах Волжского пути.

Краеведам г. Плес не только удалось узнать древнейшее название замка, прикрывающего заграждения на фарватере — Алабуга, но и найти ювелирные украшения VIII–XI вв. со сканью, которая русскими ар хеологами ранее считалась изобретением новгородских ювелиров (Франковский А. 1997). Это, безусловно, открытие, и весьма значимое, так как связывает древний Чувыль с внутренними областями Булгара.

Расположение волжской Алабуги выше впадения в Волгу Оки свиде тельствует о том, что ее основатели не опасались речной атаки со сто роны Москвы и Киева (тогда еще, по видимому, булгарских). Поэтому, мы предполагаемосновным предназначением замка охрану страны с запада от викингов.

Термин «Алабуга» имеет несколько несуразную этимологию с точки зрения современного татарского языка — «божий бык» (в данном слу чае бык — речная скала). Возможны и другие версии. В качестве приме ра приведем и версию А. Х. Халикова — Ф.С. Хакимзянова, деливших термин на те же морфемы, но с иным значением основы «ала». Они предлагают для нее значение «злой», исходя из целей использования ска лы (Халиков А. Х., Хакимзянов Ф. С. 1996. С. 96). Автор склоняется к иной версии, которая объясняла присутствие этого ойконима в иных ме стах. Учитывая наличие манчжурского (гунского?) субстрата в Вочточной Европе возможно также Ula + buga, где Ula — ‘река’. Тогда в целом по лучается довольно удачно: «речной бык» и легко объяснимо его присут ствие и в других регионах 33. Этот подход оправдывает и современное официальное «русское» название — Елабуга. Оно получается при заме не первой манчжурской морфемы на общетюркскую «елга» с мягким «g/h» (Elha + buga). Фонема «g/h» традиционно со временем подвер гается усечению. Так получилось название города Елабуга. Трактовка от татарского Elgha сохранялась и среди самих жителей города.

Мы полагаем, что на определенный период г. Плес (Алабуга) мог являться форпостом Булгара и таможенным пунктом 34. Эта версия подкрепляется и переводом названия города Чувыль, расположенного у речной преграды на высокой и крутой горе 35.

33 Манчжурский также дает возможность применить морфему аlа — «пригорок, холм, (скала?)», тогда возможен перевод «скальный бык».

34 Роль таможенного пункта сохранилась за ним и позднее, в русский период. В доку ментах ХVI в. он выступает, наряду с другими бывшими булгарскими городами (Нижний Новгород,Казань)вкачестветаможенногопунктаИванаIV(СадиковП.А.1950,С.500–501).

35 Манчжурский: Т(Ч)увмэ карамби — высматривать, наблюдать, Т(Ч)увангихэ — по сылаешь высмотреть, Т(Ч)увада — смтритель, Т(Ч)увакянь — охранение, сбережение.

Чувашаха — посматривать, присматривать, стеречь, караулить (при закономерной утере аффикса ха получается значение термина чуваша — «караульные, дозорные» и вовсе не Итак, внутренний Булгар прикрывался двумя крепостями Алабуга, прочно закрывавшими речные подходы к Булгару с северных напрвле ний (отметим, что известен населенный пункт с аналогичным названием и в Сибири. Древними упоминалась алабужская дорога и в низовьях Волги).

Весьма прискорбен тот факт, что скандинавской традиции неизвест ны города внутреннего Булгара. Впрочем, и летописи ближайших сосе дей — русских не знали о большинстве из них. Русские источники упо минают только о пограничных городах, не зная даже столицу — Биляр, который выступает в летописях дважды под уважительным названием «Великий город». Это свидетельствует о том, что доступ на Волгу дей ствительно был для них ограничен.

Учитывая, что скандинавы (те из них, что не служили Булгару) име ли еще меньший доступ к Великому Волжскому Пути чем русские, они могли хорошо знать лишь пограничные (примерно на ХI–ХII в.) го рода. И, кажется, нами найдено тому подтверждение. В скандинав ских географических сочинениях упоминаются названия, сопостави мые с гидронимами булгарских земель, например, Кuma — Кама, Olkoda — Волга? Длительное время русские ученые мучаются, пыта ясь «привязать» город АЛАБОРГ в Гардарики (указанный в саге о Хальвдане сыне Эйстена) к какому нибудь населенному пункту в рус ских княжествах. Пока «привязали» к Олонцу! (Глазырина Г. В., 1984.

С. 200–208).

Необходимо отметить, эпизоды скандинавской средневековой гео графической традиции, где приравниваются понятия «Гардарики» и «Русь» крайне редки. На это обратил внимание еще в XIX в. Г. Эвере.

По всей видимости, перенос тождества Руссаланд — Гардарики это следствие позднейших стереотипов. Зато оппозиция Руссаланд — Гар дарики встречается в сагах неоднократно, на что ученые обратили вни мание еще в прошлом веке. Имеется также указание на то, что «Вулга рия — часть Гардарики» (Снорри Струрлсон 1996.). В связи с этим, есть ли смысл выискивать малопохожие на Алаборг «деревни» на террито рии русских княжеств, когда существовал стратегически значимый пункт на оживленном волго балтийском пути, как Алабуга? случайно в Чувашии сохранился Ц(Ч)ивильск). На это значение (как это часто бывает с манчжурскими терминами в русском языке) по всей видимости наложилось Т(Ч)увелэ си — перепродавец, Т(Ч)увелэхэ — перепродаешь товар. Наша версия об основном зна чении «охранять» подтверждается наличием в Ченоморской Болгарии термина ЧУВАМ со значением «беречь, сохранять».

36 Обращает на себя внимание, что и в булгарском варианте и в скандинавском «бу га» и «борг» могут переводиться как «скала».

Позволю себе несколько отступить от темы и остановиться на такой важной, на мой взгляд, проблемме, как узость кругозора значительного числа историков, воспитанных в традициях московской исторической шко лы. Историю нашего государства невозможно разобрать, исходя из пред ставлений о прошлом, навеянных поповской исторической концепцией ХVII в. Что такое Северо восточная Русь в Х–ХI вв? Совокупность мелких княжеств, находившихся в зависимости от Киева и Булгара и населенных преимущественно финно уграми и балтами. Рассматривать историю стра ны того времени с точки зрения великорусской державности — по меньшей мере неразумно. Но, к сожалению, в Москве чаще пока это еще продол жается.

Вероятно поэтому, когда встречаются историки Латвии и Украины, Узбе кистана или Армении, одной из наиболее частых тем является юмор по пово ду исторических выводов московских «корифеев», формирующих импер ское мировоззрение современного русского населения.

Эксплуатируя речные пути, Булгары использовали в своих транс портных целях не только волоки, но и каналы.

Булгарская Тамань и некоторые области северного Причерноморья еще со времен синдов сплошь были изрезаны каналами (О. Н. Труба чов.1999).

Одним из наиболее ранних, следует считать, по всей видимости, ка нал между Днепром и Азовским морем. Мы предполагаем его исполь зование в период булгарского (аварского, гуннского) господства исхо дя из того, что он не упоминался как используемый греками и византий цами, а ко времени Константина Багрянородного и усиления в Причер номорье русов (Х в.) он уже полностью засох, зарос лесом и использо вался лишь степняками в качестве сухопутной дороги. Позже этот ка нал был указан на генуэзских картах золотоордынского времени (Заго скин Н. П. 1910. С. 84).

Типичным примером применения булгарами каналов является Бу лак, прорытый между озером Кабан (Кубан?) 37 и рекой Казанкой (Ку бан?). Со дна Булака не раз поднималось древнее дубовое крепление канала. Одним из первых вопрос о его искусственном происхожде нии поднял в русской науке П. Заринский (1887), это мнение учитывал и 37 Безусловно, что казанцы не могли пользоваться в средневековье славянским тер мином «кабан», тем более для обозначения озера. Однако ойконим занимает весьма значимое место в цепочке топонимов растянувшейся от Сев. Кавказа до вепсских зе мель. Ср.: цепь гидронимов Кубан (возможно от и.а. «извилистый) от Тамани до Кубинки (подм.), Кубенского оз., и одноименной реки. То же топоним Терек — Терский берег и нек. другие.

М. Г. Худяков (Худяков М. Г. С. 179). Мы же, со своей стороны, допол ним их мнение тем, что уровень оз. Кабан не изменился после пере крытия протоки Булак.

Некоторые из булгарских каналов считаются естественными протока ми, как ныне затопленная протока Чертык между Волгой и Камой у г. Ла ишева 38 (Книга Большому Чертежу, 1950. С. 1–39), каналы между прито ками Камы и Вычегды — Кельтмы. В. Н. Татищев так описывал их: «при родные совокупления, кельтмы в поморской стране, что из КАМЫ вес ною, через вершины оных рек в Юг приходят» (Татищев В. Н. 1950, С. 81).

Эти отводы из приуральского озера позволяли весной переплывать из Ка мы в Вычегду без волока. Возможно, именно этот безволоковый речной путь на запад указан на европейской карте (Карта № 1) ХVI в.?

Автор склонен предполагать, что и в районе Печорского волока су ществовал подобный весенний канал, ведь речь идет практически об одном огромном болоте, питающем реки бассейнов Северной Двины, Мезени, Камы и Печоры.

Н. П. Загоскин полагал, что судоходными каналы на Печорском во локе были лишь в ХIХ в., но учитывая актуальность этих путей в древно сти и особенности местности, можно предположить, что каналы могли быть проложены там и ранее, но для судов меньшей осадки. После уте ри старых хозяев, болотные каналы быстро заилились, как это и было на Вогулке и Печорском волоке в ХIХ в.

Кроме того, мы отметили одну из особенностей оснований крупных булгарских городов. Все они имели порты на водных путях, но сами рас полагались в некотором отдалении от берега, соединяясь с портом су хопутной дорогой и водной протокой, например: Булгар–Биляр, Ка зан–Эчки Казан. Исходя из этой закономерности, мы, в частности, со чли «неправильным» расположение «Муромского городка» в Жигулях.

Просчитав, где примерно должен был находиться его порт, мы без тру да нашли там следы поселения — булгарскую керамику ХII–ХIV вв. (по предварительной оценке специалистов), а также камни с различными знаками.

Известно также, что турки, планируя операцию по освобождению Астрахани рыли канал между Волгой и Доном, для чего необходима была длительная инженерная разведка и изучение БУЛГАРО ТАТАР СКОГО региона и гидрологический расчет, ставший возможным для России лишь во второй половине ХХ в. Не могло не использоваться так же северное направление течения реки Свияги, что позволяло булга рам плыть по течению к верховьям Волги с юга… 38 Ср. (венг) Csatorna — канал (Хаас Э. С. 154).

Известно также, что крупные торговые корабли плыли из Волги в Ка спий, что также невозможно (из за постоянных заносов песком) без канала, постройка которого стала возможна в России лишь в ХVIII в.

Таким образом, булгары, используя речные пути, с древнейших времен располагая высоким уровнем инженерной науки и промышлен ности, активно использовали различные гидросооружения — дамбы, в том числе и подводные (Плес), каналы (Булак, Чертык…), порты и базы (Биш балта — Адмиралтеская слобода), фортификационные сооруже ния для контроля фарватера. Все это не только улучшало транспортные пути, но и позволяло на протяжении 500 лет сдерживать напор вар варов.

V. СЕВЕРО ЗАПАДНЫЕ ТОРГОВЫЕ МАРШРУТЫ БУЛГАР В целом, речные транспортные маршруты доворльно неплохо рас смотрены Н. П. Загоскиным в ХIХ в., в то время когда еще существовал деревянный флот и древние традиции.

Надо отметить, что своими открытиями современный историк, как пра вило, на 2/3 обязан трудам предшествующих поколений, которые смогли собрать и систематизировать огромный материал, но зачастую не имели возможности открыто высказатиь свои выводы из за давления цензуры (ре же — из за стереотипов национального восприятия истории). Во всяком случае, так воспринимаю свои находки я. Без кропотливого труда предшест венников, в том числе и часто критикуемой мною московской исторической школы, эта работа не могла состояться, и я выражаю всем этим, зачастую малоизвестным широкой публике подвижникам, свою искреннюю благо дарность.

Так вот этот труженник от истории исследовал больльшую часть речных путей Восточной Европы применительно к «древнерусскому»

плаванию. Но ведь с переходом роли гегемона Восточной Европы от булгар к Московии, реки не изменили своего направления, поэтому маршруты, расчитанные им, мы можем смело применять и к более ранним временам (карты № 4–8).

Наиболее старым и удобным торговым маршрутом из Булгарии в Европу нам видится Волго балтийский торговый путь, которым должны были пользоваться булгарские купцы до того, как он был перекрыт мо лодым западным государством.

Возможно, что европейские прабулгары пользовались им еще в до гуннский период. Так Клавдий Птолемей (II в. н. э.) перечисляя народы Сарматии, разумеется не знает ни славян, ни руси, но указывал осиев, карбонов, восточнее которых «кареоты и салы…аорсы и пагириты (почти полная аналогия с удмуртским названием поволжских татар«би гер/пигер»!), за ними — савары… вплоть до рифейских гор…», он так же упоминал и аваринов на Вистуле. (Птолемей К. География. С. 51).

То есть народы, относимые к гуннской группе: авары, пагир (булгар) и сабары отмечаются в Восточной Европе уже ко II в. н. э. И это далеко не единичное свидетельство. К тому же времени отно сят появление булгар (и гунов) на Кавказе Моисей Хоренский (V в.) и анонимный хронограф IV в. (История Българии. 1981. т. 1. С. 60., Плет нева С. 1997. С. 33).

Я полагаю, что гланой задачей гуннской династии была «расчистка»

и установление контроля над ключевыми участками Великого торгово го пути. Поэтому, появление Гунналанда на Балтике и их выход к север ному океану я считаю непременным следствием их побед. В этом пред положении я опираюсь на сообщение европейского очевидца вторже ния гуннов — Марцеллина: «…племя гуннов …живет по ту сторону Меотийских болот, примыкая к Ледовитому океану» (Тагиров И. Р.

2000. С. 22).

Красочной иллюстрацией правоты нашей позиции может служить аб солютное геральдическое сходство гербов Казани и шведской земли Вандалия (См.: Рис. 4 ). Подобная степень сходства не может быть слу чайной, а в совокупности с другими сведениями 40 случайность попросту исключается. Из контекста саг следует, что земля Вандалия, сменившая в сагах гуннов, охватывала побережье современной Польши и Прибалтики.

Следы вархонитов — западных хонов в Европе сохранились в топо нимике, например: Варшань (западная священная гора), Варшава (манчж.) — западнная… (См.: приложение № 3) на реке Вистула 41.

Особое внимание слабой исследованностью тюркского и манжур ского присутствия привлекает Прибалтика.

39 Хотелось бы отметить, что это упоминание Птолемея о гунах в Европе не указыва лось в христоматиях по истории СССР, за исключением вырванных из контекста двух трех слов о венедах на Балтике. Как вы думаетае, почему?

40 Так, в некоторых источниках (например Адам Бременский), славян попросту назы вают «гуннами». По всей видимости, они составляли вспомогательные силы гуннов.

41 Отметим, что финно угорская этимология Вислы/Вистулы (wis — вода), лишь ча стично раскрывает семантику термина. Предполагая древние связи аваров с манчжур ской культурой следует, наверное, обратиться к манчжурскому языку? Вторая мор фема двучленного термина — ула в манчжурском языке имеет значение большой транспортной реки. Таким образом, Висула/Висла — типичное сочетание вода река.

Мы также допускаем и более архаичнную форму второй морфемы тула «за рубежом, внешняя».

Примечательно, что некоторые археологические находки в Прибал тике, относимые к балтским культурам, украшены традиционным бул гарским орнаментом, который до сих пор сохранили казанские татары (Археология СССР, 1987). Примечательно также, что даже в совре менном латышском языке присутствует определенное количество тюркизмов 42.

Бесспорным является сам факт древнейших торговых связей При балтики с Поволжьем. Не менее важным является установление време ни и культурного экспортера янтаря на мировой рынок. В.В.Бартольд отмечает, что в китайской «Истории северных дворов» (Бей ши) среди предметов, вывозимых из Хорезма, (постоянного торгового партнера булгар), — янтарь упоминается уже в VII в.

Невозможность этимологии исторически принципиально значимого термина «янтарь» с индо европейских языков, и легкость его толкова ния с позиции венгерского, чувашского и манчжурского языков, много кратно усиливают позицию восточного происхождения древнейших прибалтийских ойконимов 43. Возможно, что их появление следует свя зывать с периодом прибалтийского Хуналанда, ведь именно со време ни установления господства гунов янтарь получает распространение в странах «шелкового пути»?

Как и в других, ныне российских регионах, в Прибалтике нередко встречается сочетание тюркских, манчжурских и угорских ойконимов.

Причем, Елгава — не единственный тюркизм в Прибалтике. В средневе ковых документах отражены названия прибалтийских городов содержа щих тюркские морфемы на «…кюль», урало алтайские на «…кар». И манчжурские. Например, древнее название г. Даугавпилса — Навгинь (лит. Neuginis) явно происходит от манчжурского нэйгинь — «ровно, одинаково». Земли Латвии (Латгале, Земгале) содержат в своем назва нии морфему — gale, что соответствует манчжурскому golo — «об ласть» (hala — «род»). То же (Ариогала) — в Литве. А всего по данным Петра из Дусбурга (ХIV в.) автор насчитал в янтарном крае несколько десятков топонимов, которые могут быть исследованы с точки зрения 42 Версия: особенности звучания этнонима одной из составляющих латышского наро да — куршей (наличие морфемы «кар/гур») позволяет осторожно предположить, что наиболее воинственный латышский народ первоначально относился к урало алтайской общности. Вероятно, и этим объясняется присутствие безусловных тюркизмов в латыш ском языке.

43 Кстати, пока мне совершенно непонятна семантика татарского «гарап», ведь янтарь шел от Булгара арабам, а не наоборот. Примечательно также, что русское «янтарь» по расчетам О. Трубачова появляется относительно поздно — в промежуток между Х и ХI вв.

восточных языков, среди них выделяется замок Каттов — манч. «кре пость», Кимель (=Kinel, Hinel), Каменисвике — «непроходимый» (рас положенный в дефиле), Ангеррап, Гирдавия, Керсов, Варген, Гирмов, Вармия, Балга (очень интересен тем, что гидронимы на га доходят от Алтая до Прибалтики, а также сходством с Волгой и Волховом), Ногат (восточный рукав Вислы), Барта (тюркская Барда в Перми и Дагестане), Торунь (знамя, ставка, штаб) 44, Липа, Сартовице, Наттангия (нэйтинь «ровно, одинаково», на — «земля»), Надровия, Хонеда, Биргелов (Бир гелау) 45, Гердауен, оз. Шертино… Резкую активизацию транзитной торговли после расчистки торговых путей тюрками отмечает член корреспондент АН РТ профессор А.Г.

Мухаммадиев, крупнейший специалист по исторической нумизматике.

Он отмечает, в частности, что «…появление [систематического Р.Н.] металлического денежного обращения Поволжья и Приуралья отно сится к VI–VII в. н.э. и связано с активностью кочевников… Перво бытные лесные племена довольно рано включились в товарно денеж ные отношения с кочевым миром, а через него с развитыми странами Востока.

Появление [в Восточной Европе — Р.Н] хорезмийских монет VI в.

совпадает с усилением и расцветом Тюркского каганата, правители которого вели борьбу за установление и контроль над торговыми пу тями… Основными центрами не только денежного обращения, но и интен сивной чеканки «восточных монет», т.е. дирхемов подражаний, яви лись (булгарские — Р.Н.) города Поволжья VIII–X вв...» (Мухамади ев А. Г. 1990, С. 145–148).

Посредническая роль булгар во взаимодействии Востока и Запада неоднократно отмечалась в разные времена. В пользу того, что Волго балтийский путь, в IX–XII вв. контролировался ими на всем или на боль шей части своего протяжения свидетельствуют даже работы россий ских историков. Так, вся балтийская новгородская торговля оценива лась, например, П. С. Савельевым лишь как «продолжение арабо бул гарской торговли с западом» (Загоскин Н. П.1910. С. 112).

Вероятно, выводы П. С. Савельева опирались на арабские источни ки. А они весьма красноречивы.

44 Известен был и город с таким названием Торунь хотунь (город Торунь) в Манч журии.

45 Не здесь ли располагалась БАЛГАРАСИДА Снорри Стурлсона… (Снорри Стурл сон. 1995. С. 170)? Нам представляется, что и татарский анклав в Финляндии, зафиксиро ванный в начале ХХ в. возник не на пустом месте, так как в Финляндии также сохранились топонимы, которые можно расценивать как следы пребывания булгар.

Так, анонимный источник Х в. «Ахбар аз Заман» описывает «сладкое море», принадлежащем славянам и текущем с запада на восток, до со единения с другим морем (Белым?), простирающемся со стороны бул гар. (Калинина Т.М. 1999, С. 95). Обращает на себя сходство этого опи сания со скандинавским описанием Квеннланда, который, по Саге об Оркнейцах, располагался «к востоку от того залива, который простира ется навстречу Гандвику (Белому морю)» (Джаксон Т. 1993. С. 228).

Кроме известного по западным источникам Хуналанда на Балтике, сохранились также другие письменные свидетельства сведения араб ских ученых. Так, в сочинении ал Хараки, датируемом 30 ми годам ХII в., обобщившим древнейшие географические сведения, сообщает ся о «великом заливе на севере страны славян, называемом морем ва ранк 46 …простирается этот залив до земли мусульманских булгар…».

Перечитав ПВЛ и там можно найти указание на то, что варяги живут по варяжскому морю «до пределов Симовых».

Интересно также сообщение другого географа — Ал Хорезми (ин формация датируется примерно IX в.) о том, что «с заливом окружаю щего моря на севере страны славян, сообщается озеро «Бараста нис» — (тюркск.: «страна БАРов»?).

Ал Хорезми также знал и крупные реки, впадающие в «Северное внешнее море»: Турунтос — Хесинос, и Ликос Поритес 47. Кроме озе ра Барастанис он сообщает также об озере Тирма с городом Тирамба на его берегу.

Нами удалось найти еще одно упоминание, которое можно сопос тавить с гидронимом Тирма и тем самым подтвердить объективность источника Ал Хорезми. В Новогородской 1 й летописи под (1218?) 48 годом сообщается, что Мечислав ходил на чудь (в данном слу чае предки эстонцев) — Търму с целью взять город «Медвежья голова»

(Юрьев, Дерпт?) (ПСРЛ. 2000. т.3. С. 52). Надо полагать, что эстонское племя тирма во времена Хорезми еще владело северными озерами.

Термин Тирамба очень интересен тем, что содержит манчжурскую морфему ба, которая обозначает место, местность… Таким об разом, Тирамба это место впадения реки в озеро либо слива озера 49.

46 «Варяжское море», (Балтийское). Первоначальное значение, вероятно, «запад ное». См.: Приложение № 3.

47 Вторые названия не так уж и далеки от современных, ср.: р. Пур у Мангазеи, Пур наволок на месте Архангельска..Первые названия имеют вполне приемлимую этимоло гию с манчжурского.

48 Возможно, имеет смысл сопоставить это событие с попыткой Булгар вновь про биться на запад через Усть Юг в том же году?

49 Турамби (манчж.) «впадают воды в озеро (реку)» (Захаров И. С. 761). Тур (манси) — озеро.

О том, где подобное место существовало, нам может подсказать нов городская берестяная грамота № 227. В ней содержится указание ис полнителю о том, что по прибытию на Нево (Ладогу) «…поцнеши ти ро…» 50. Так значит это все таки Ладога с рекой Невой?

Несмотря на предположение Т. Калининой о том, что речь идет об Азовском море 51, мы склонны считать, что речь все таки идет об озе ре, о чем недвусмысленно пишет и сам автор, тем более, и сама Т. Ка линина отмечает, что автор не связывал это озеро с Черным морем (Калинина Т. М. 1999, С. 85–86). Данное сообщение позволяет с доста точно большой степенью уверенности предполагать, что наиболее оживленный маршрут восточных купцов к Балтийскому морю и Скан динавии в то время проходил через систему северных озер (См.: Кар та № 1).

Эти сообщения о былом выходе булгар к морям косвенно под тверждаются наличием на Ладоге восточных (булгарских?) топонимов.

Весьма романтично, например, название одной из бухт — Назия. В честь какой гордой булгарской красавицы она была названа? Вряд ли сейчас возможно ответить на этот вопрос — коренное население давно истреблено или ассимилировано. Однако, отметим, что неподалеку от этой бухты на р. Оять А. М. Линевским в курганной группе Нюбиничи был обнаружен булгарский салтово маяцкий кувшин начала ХI в. (Полу бояринова М. Д.,1993.) Район Ладоги примечателен тем, что на ее за падных берегах синхронны дославянские древности скандинавского и булгарского происхождения. Е.А. Рябинин отмечает, что по данным ар хеологии в конце IХ–начале Х в. «на западной окраине Приладожья осе дают выходцы из Ладоги — скандинавские торговцы» (Рябинин Е. А.

Uralo Indogermanika. С. 47).

Кроме того, в этом районе, также как и на Белозере (топоним — ти пичная калька с финского) 52 проживала ранее и легендарная весь (веп 50 Составители сборника предлагают толковать «тиро», как обрывок слова «тирова ти» — гостить (Янин В. Л., Зализняк А. А. 1986. С. 194.). Возможно. Но для нас имеет зна чение не столько семантика отдельного термина, сколько совокупность сведений из раз ных источников, указывающих на присутствие древних манчжур на Севере.

51 Наличие подобного топонима (Tiramba = [манчж.] Turambi — «впадают воды в озе ро, в реку») в Булгарской Тамани, (где Азовское море вливается в Черное) может слу жить еще одним свидетельством в пользу нашей версии.

52 Гидронимы такого типа неизменно выдают предыдущую финнскую основу. Но в данном случае, возможна и полукалька, когда первая составляющая гидронима не под вергалась переводу. В этом случае можно искать финнские топо аналоги с морфемой «Бел». ВЕРСИЯ: если учесть также нередко встречающуюся закономерность постепен ной замены архаичного «Р» на «Л», то «озеро Барастанис» найдет свою основу — Бар сы). Примечательно, что весь в качестве торговых партнеров и данников Булгара упоминалась еще Ибн Фадланом. Археологические находки подтверждают эти, весьма ранние контакты. Исследователи отмечают, что «к Х в. относится проникновение древностей северо западного и скандинавского происхождения в земли летописной веси (Белозерско шекснинский край), сочетающееся с появлением арабского (в значитель ной мере булгарского — Р.Н.) серебра и булгарской керамики (Рябинин Е. А. Uralo Indogermanica. С. 46–47;

Голубева Н. 1979. С. 131–137).

Вероятно, к этому периоду относится посещение Булгара Ибн Фад ланом, когда весь (вису) еще находилась в зависимости от Булгара. Ис торик русских речных путей Н. П. Загоскин утверждал, что «еще древ ние арабские авторы оставили нам свидетельства о больших торговых судах булгар, плававших по Волге и Шексне, между устьем Камы и городом Белоозеро». Этот путь составлял три месяца (Загоскин Н. П.

С. 410). К сожалению, нам неизвестно произведение, из которого ис торик почерпнул эти сведения. Кроме 3 х месяцев пути до земли вису нам ничего не встречалось. Но сами расчеты Н. П. Загоскина речных маршрутов, и времени на них затрачиваемого, весьма любопытны и совпадают с летописными (Карты № 4 8).

Таким образом, объективные данные вспомогательных историчес ких наук подтверждают не только возможность выхода волжских бул гар через систему северных озер на Балтику, но и позволяют с доста точной степенью вероятности определить одну из западных контактных зон булгаро скандинавского взаимодействия Х–ХII вв. — раойон Ладо га–Белоозеро–Онега.

Но там же находился «древнерусский» город Новгород Великий — лоно «древнерусской государственности»! И он контролировал выход из озерного края в Финский залив! — возразят мне догматики. Позже так и было. А в IХ–Х вв… само название «Новгород» подразумевает су ществование некоего более старого города. Кроме того, основным на селением новгородских земель и в более поздние века оставались фин но угры.

А еще известно, что древнейшие булгарские монеты (например, Алмуша Абдуллы) обнаружены в Новгороде Великом (разумеется, при отсутствии русских монет того же периода).

На сегодняшний день наиболее ранней находкой в Новгороде Вели ком является клад «арабских» куфических монет, датированных 930 м годом (Янин В. Л. 1999. С. 10).

озеро (Перяярви). Иоланд М. Отмечает наличие подобной полукальки в том же вепском регионе. Он обратил внимание на название Пал озеро, предполагая предшествующее Paljarvi (Uralo Indogermanika. C. 54).

Отметим также, что определенный процент новгородских берестя ных грамот не читается по славянски, и, напротив, в читаемых по сла вянски грамотах домонгольского времени присутствуют тюркизмы и тюркские имена типа Боян, Азгут, Боран, Ботяк, Асаф» (Янин В. Л., Ар циховский А. В. 1986) 53.

Основное население края — меря, весь, чудь первое упоминание о которых в русских летописях можно связать с «призванием Рюрика» в IХ–Х вв. «сохраняли традиционную этносоциальную структуру» (Ряби нин Е. А. Uralo — Indogermanica. С. 47), несмотря на то, что упомина ются в летописях в качестве данников руси.

Более того, во второй половине Х, начале ХI в. у мери получа ют наибольшее распространение этноопределяющие украшения.

Этот факт свидетельствует в пользу того, что к началу ХI в. зем ли мери еще не подверглись оккупации, вопреки сведениям Рус ских летописей. А это, в свою очередь, означает существование у них собственных экономических интересов и, как следствие — за интересованность в транзитных торговых путях из Булгара. Учиты вая, что булгарская государственность, как и большинство других тюркских культур не основывали своего развития на прямой коло низации чужих земель и целенаправленной ассимиляторской поли тике (о чем свидетельствует тот факт, что на территории Булгарии казанского периода, в отличие от Руси, угро финнские народы со хранились до сих пор), заинтересованность финноугров в булгар ской транзитной торговле и расцвете их городов 54 вполне законо мерна.

Исследователи финно угорской топонимики, отмечают также прак тически непрерывную цепь финно угорских ойконимов (в том числе ги 53 Эта информация позволяет отнестись более серьезно к упоминаемому в Джагфар тарихы среди знатных новгородских купцов — «Садыка», который мог стать прообразом для славянского Садко.

54 Упоминаемая арабами «вонючая земля» на Волге могла быть переводом скан динавской формы названия Суздаля (Сюрсдал) от манчж. Сур (сэмэ) — «тяжелый за пах, вонь» + далань — «запруда, дамба». Это свидетельствует о том, что (булгарский) информатор лично не был в городе или отрицательно относился к его жителям. Мы же склоняемся к иной семантике, учитывая более архаичную форму «Суждаль». Суч жань — граница, далиха — «защищать, закрывать, перегораживать путь», это слово сочетание неизбежно со временем дает Сужадали/Суждаль. Может быть на момент основания он являлся пограничным городом булгар? Находка в верхнем Поволжье формы для отлива булгарских подражаний арабским дирхемам усиливает нашу позицию.

дронимов на га/ яга 55 от Балтики и Беломорья до Волги. А мы доба вим: до Алтая и даже Манчжурии 56.

То есть, носители финно угорских культур активно пользовались Волго балтийским путем и в булгарский период.

О раннем использовании «балтийских ворот» свидетельствуют не только многочисленные находки ранних булгарских изделий и монет, но и захоронение «венгра» на о ве Бирка (Викинги. С. 64–65). Учитывая, что по материальным остаткам венгров периода завоевания практичес ки невозможно выделить из булгарской культуры, а Европа почти ниче го не знает о булгарской культуре, эта находка весьма перспективна для булгарской тематики.

«Арабское серебро», представленное в Европе обширным монет ным материалом вплоть до Эльбы (Татищев В. Н. т. 1. С. 268), в значи тельной своей части является булгарским по своему происхождению.

Это, так называемые, «булгарские подражания». А география находок этих монет, позволяет судить о том, что наиболее активно использовал ся Волго балтийский путь.

В странах балтийского региона и Скандинавии довольно часты наход ки булгарских монет и подражаний VIII–XI вв. Большая часть из найден ных в скандинавии монет (более половины) были найдены на о ве Гот ланд (Викинги. С. 64–65).

Известно также, что примерно в это время монета фризов называ лась «денье». Ее название примечательно тем, что это именно эта фор ма, могла бы связать воедино понятия «день» и «деньги» с манчжур ским субстратом «элдень», «элденьге» — «светлый, сияющий» 57.

Со второй половины Х в. В Восточной Европе начинает играть значи тельную роль династия киевских князей. Особо выделяется каган, изве 55 Кстати, по описанию одного немецкого автора известно иное название Волхова — «Волга», которое воспринимается современными исследователями, как описка автора.

Нам же этот вариант видится вполне возможным в плане выявления устойчивых связей По волжья и Прибалтики и т. к. он являлся бы логичным звеном в цепи вышеуказанных топо нимов.

56 Учитывая что gjanj [гянь] — «большая река», birga — «ручей» (где bir — «реч ка» + gа — «вода») может служить исходным термином для последующего усечения в « га». Выявленная закономерность утери окончания на «нь» при переходе слова из манч журского в другие языки укрепляет нас в этом предположении. Более того, ВЕРСИЯ: а не связано ли название Белого моря Гандвик с манчжурским?

57 Попытка сопоставить напрямую современный фризский язык с финскими, тюркски ми и тунгусо манчжурскими не увенчалась успехом. По крайней мере современный фриз ский с точки зрения евразийца — не более чем диалект немецкого. Но их называли гуннами.

стный в русских летописях как «Святослав» («Барс»). Он выступал под древней тюркской тамгой «багана» (булгарская руна Y См.: Таблица № 1). Его походы осуществлялись (в союзе?) с булгарскими народа ми — булгарами Поволжья, Черноморья, венграми. По всей видимос ти, он еще помнил и родной язык, т.к. его легендарная фраза «хочу на вас идти» не соответствует правилам русского языка. Весьма интерес но, что результатами его военных действий воспользовались Византий, венгры и булгары Поволжья.

Судя по описаниям походов «сына» «Святослава» — «Владимира Святого» на булгарские земли, его первоначальной целью являлся не столько захват новых земель, сколько освобождение от булгарской да ни (упоминание о булгарских вирниках и тиунах в договоре, деятель ность которых на его землях отныне запрещалась) и достижения равно го торгового статуса. По всей видимости, он его достиг, что в то время еще обеспечивало превосходство налаженной булгарской торговли, но свидетельствовало о значительных геополитических успехах Киева.

Дальнейшими действиями Владимир прерывает Волго балтийский путь.

Западные исследователи отмечают, что «примерно в 970 году пре кращается приток арабского серебра в Швецию, что вызвало упадок островного торгового города Бирки (Викинги. 1996. С. 54).

Некоторые исследователи предполагают прекращение потока «арабских» монет кризисом добычи серебра в Азии. Однако, отмеча ется также, что « в последней четверти Х в., примерно с 975 года на территории Руси изчезают и типично скандинавские элементы культуры (Исмаилова С. Т. 1995. С. 135).

Причина резкого прекращения товаропотока отмечается в работе Ибн Хаукаля «Книга путей и государств» (976–977 гг.) «…в настоящее время не осталось и следа ни от Булгара, ни от Буртаса, ни от Хазара, ибо русы истребили их всех, отняли у них все эти области и присвоили их себе. Те же, что спаслись от них — рассеялись. Булгар — есть неболь шой город… русские ограбили его в 969 году. (Гаркави А. Я. 1860.

С. 218–219).

По всей видимости, с этим периодом следует связывать потерю пози ций булгар на Балтике (Билтэкэ [манчж.] — «прибыла вода»). В то же вре мя, (Х в.), по всей видимости, происходит славянизация Новгорода Вели кого (которую мы связываем с усилением германского натиска на запад ных славян и массовой миграцией последних на восток. Сходят «на нет»

изделия, которые, безусловно, можно было относить к скандинавским.

Таким образом, очевидно, что изменение этнической картины в Восточной Европе, пресечение и осложнение торговых связей на пути «из варяг в греки» и на «янтарном (волжском) пути» было связано с це ленаправленой политикой князей расущего киевского государства.

В ХII в. русская династия взяла под контроль земли мери, муромы — Ростов, Суздаль, Москву… — т. е. район булгарской провинции «Джир». Этот бедный природными ресурсами район являлся важным транспортным узлом, местом пересечения нескольких речных марш рутов. Джир являлся также важнейшим плацдармом, позволявшим раз вивать военную инициативу в любом направлении в Восточной Европе вдоль по течению рек.

Таким образом, захват Юрием Долгоруким Москвы был действи тельно знаменательным событием и означал завершение процесса пе рекрытия основных торговых магистралей из Булгара в Европу.

К слову сказать, известное упоминание московской летописи том, что жена Андрея Боголюбского — Кучковна (то есть из рода хозяина Москвы — боярина Кучки) убила его за нападение на Булгар, свиде тельствует о том, что дорусская знать Москвы, как минимум, была тес но связана с Булгарией. Совокупность косвенных фактов, в том числе и наличие в Москве топонимов, производных от имен булгарского вре мени (ср.: Арбат/Арпад, Тушино и др.) позволяет утверждать, что пе реход этого региона под власть русских князей действительно происхо дил в течение ХII в.

Есть основания предполагать, что в то же время, Юрием Долгору ким был захвачен и г. Устьюг, т. е. был перекрыт и второй речной путь в Прибалтику — по рр. Моломе и Сухоне. О том, что булгары имели на него определенные права, может свидетельствовать бескровный пе реход города к булгарам в 1218 г. 58, а также утверждение русскими князьями своих прав на него, со времени Георгия Володимировича (Юрия Долгорукого), по итогам последующей кровавой войны.

Мы также отметим, что сутью и предназначением Двинско днепров ского пути была связь балтийского региона с Причерноморьем и Визан тией. Поэтому и расцветал Киев на этом направлении. Его упадок был связан вовсе не с монгольским нашествием, как пытаются внушить нам псевдоученые, а с потерей самой цели пути. Крестоносцы надолго ли шили возможности Константинополь играть самостоятельную роль на международной арене. Они же овладели янтарем на Балтике. Наруши лись устоявшиеся товаропотоки в меридиональном направлении. Поэто му, Киев, полностью разрушенный Рюриком Смоленским (до мон гол), объективно не мог играл той роли, как раньше. Его место мог бы занять другой город, расположенный на пересечении большего количе ства торговых путей. За это право боролись Владимир, Суздаль, Ростов, Тверь…, расположенные примерно одинаково — на перекрестке реч 58 Не связано ли это с убийством в 1216 году «в Бьярмии» шведского купца Борганзо на («сына Боргана»!), отмеченного историком О. Далином (Берх В. С. 67)?

ных маршрутов. Любой из этих финских городов мог стать столицей бу дущей России.

Итак, молодое государство русской династии в конце Х–начале ХI в.

прочно перекрыло сначала балтийско днепровский путь, а затем начало борьбу за Волго балтийский. К этому времени относится упоминание… о том, что Булгар и Русы находятся в состоянии постоянной войны.

Мы предполагаем, что в условиях поэтапной потери влияния на Вол го балтийском пути, основные торговые маршруты булгар примерно в ХI–ХII вв. постепенно должны были смещаться на север и поворачи вать с Волги в общем направлении на Белозеро, а затем — на Север ную Двину с последующим выходом на европейский рынок через Норвегию.

Учеными археологами установлено, что в обширном северном ре гионе, носящем в наше время название «Русского Севера» в период средневековья влияние булгарской культуры было весьма значитель ным и, «в ряде случаев булгарские изделия предшествуют славянским находкам». Археологами также утверждается, что в Х–ХII вв. основной маршрут торговли Булгара со Скандинавией проходил Волгой и через ее ответвления выходил к Белоозеру и Двине. Активная торговля по этому направлению прекращается в ХIII в. Ее начало может быть при мерно датировано гуннским треножным котлом найденным на Север ной Двине. Дело в том, что такие котлы не могли быть предметом тор говли, так как являлись культовой утварью.

К сожалению, автор не располагает информацией о Белозерских служилых князьях Новгорода. Известно лишь, что на кормление им Новгородом традиционно выделялась половина Копорья. Так, известен случай, когда они делили Копорье с Литовским князем Наримонтом в 1338 году. Известны имена двух князей — Роман Михайлович и его сын Василий Сугорский, умерший у 1380 году. Л. В. Янин отмечает, что «внедрение белоозерских князей в административную систему Новго рода Великого произошло не позднее первой трети ХIV в.» (Янин В. Л.

1998. С. 71). Таким образом, до этого времени они могли играть и соб ственную роль в этом ключевом пункте северной торговли. Ничтожный объем информации, заключенный в приведенных выше строках, связы вает с Белоозером западное Копорье и восточный Щугор (Сугор) в булгарской зоне господства.

Об особой позиции беллоозерских князей по отношению к развитой булгарской культуре может служить их древний герб сохранивший па мять об исламе (См.: Рис. 5).

Булгарские изделия обнаружены и в Вологодчине, и в Архангель ской области и под Ленинградом и в Карелии… (Полубояринова М.Д.

1993. С. 6–106).

В IX–XI вв. булгары, вероятно, господствовали на Севере.

Автор данной статьи обратил внимание на топонимы и гидронимы «Русского Севера». В результате этого исследования были обнаруже ны многочисленные ойконимы, сходные с топонимами региона булгар ского государства. Это, например, реки Сура, Тойма, Сюзма, Сунь, то поним Верхний Идел, озера Иман, Кубенское и др.

Для неподготовленного исследователя обнаружение многочислен ных древних тюркских топонимов на «Русском севере» может пока заться парадоксальным. На наш взгляд, эта непривычность обусловлена лишь недостаточным вниманием наших предшественников к дославян ским культурам и их международным связям. Известно, что культура древних булгар длительное время охватывала своим влиянием весьма обширные регионы Европы и Азии. Сама же она в различное время ис пытывала воздействие мощных иранских, тюркских, финно угорских, кавказских и понтийско греческих традиций (в Причерноморье). Поэто му странную «невнимательность» исследователей мы объясняем в пер вую очередь избирательностью подхода определенную национальны ми приоритетами московской исторической школы, игнорировавшей многочисленные свидетельства о «мощном воздействии племен волжско окского междуречья на дорусскую культуру Беломорья»

(Белов М. 1956. С. 22). А ведь это один из решающих аргументов в пользу булгарской Бьярмии (Гл. № VIII).

Морская часть Северного торгового пути, по всей видимости, была известна достаточно давно. Учитывая скандинавские саги, исследовате ли примерно отсчитывают его начало с похода в 870–890 е годы викин га Отара в Двину (Тиандер И. П., 1906. С. 30).

Ранее упоминавшийся труд «Джагфар тарихы» сохранил следующую ле генду о начале регулярных арктических плаваний из Булгара в Норвегию 59:

В Джире (Ростове) купец Айхи встретился с отцом Салахби (Оле га) — Эриком. Тот приобрел товар и выразил сожаление, что не может вывести его в Садум (Скандинавию) и Альманию (Германские земли), из за того, что галиджийцы (на то время этот термин по всей видимос ти, обозначал скандинавов [в основе арабск. «пролив»]) перекрыли путь к Артан дингезе (Балтийскому морю). Тогда Айхи сказал, что мо ре есть и в Бий су (Печора). Эрик и Айхи весной пошли этим путем. Бек 59 В настоящее время принято считать Джагфар тарихы фальшивкой. Поэтому многие ученые используют данные этого свода без ссылок на него. Я же вижу в нем сведения, не указанные в других источниках, которые подтверждаются данными вспомогательных на ук только сейчас. Ранее о них и не предполагали. Хотя, по некоторым направлениям, это произведение и у меня вызывает сомнения. В настоящее время я полагаю, что в основе Джагфар тарихы лежат сведения искаженного первоисточника.

Садума — Тарвиль, встретив Айхи издал закон о беспошлинной торгов ле булгар в его земле. Этот закон подтвердил и его сын Хакан (Хакон?).

Однако первооткрывателем булгарской торговли Бахши Иман все же считал предшественника Айхи — купца Туймаса, торговавшего с Артаном. Им же был заложен первый балик (острог) на Печоре Туй мас–Артан, когда Угыр Башту (Игорь Киевский) перекрыл Артанский путь через Галидж (в данном случае, вероятно, не город, а просто вы ход на Балтику). Охрану острога нес «шудский» (река Суда?) род Куян (Бахши Иман. 1993. С. 193, 128) 60.

Можно относиться к Джагфар тарихы только как к вольному изло жению мыслей фальсификатора (есть и такое мнение), но… Весьма интересен эпизод обнаруженный И.Г.Коноваловой, при об работке данных произведения Ал Идриси «Музхат ал Муштак». Она обратила внимание на описание пути в Скандинавию вокруг Колы. «Что касается западного края моря мрака, то он граничит с северной Ар Ру сия, отклоняется в северном направлении, затем поворачивает на за пад, а за этим поворотом уже нет никакого прохода» (Коновалова И.

1999. С. 73–74).


И. Коновалова обращает внимание на сходство этого описания с маршрутом Отара, но данное в обратном направлении. Из этого на блюдения она делает вывод о том, что информатором Идриси был скандинав. На мой взгляд, смысл описания свидетельствует как раз о том, что информатор Идриси знал восточные берега северных озер и путь в Норвегию с востока на запад. Информатор еще не знал пути в Европу через Норвегию, что было бы невозможно, если бы описание этого пути давал европеец. Информатор безусловно был «восточным гостем», а путь его, согласно текта, «граничил» с новгородскими вла дениями «Ар Русия», а не проходил через них.

Поход русов на Каспий Х в. свидетельствуют о том, что скандинавам (в данном случае, судя по описаниям, это были они) было хорошо изве стно продолжение волжского пути.

Обращает на себя внимание маршрут выдвижения русов на Каспий в 911 году: через Азовское море — на Дон — Великий волок — низовья Волги, т. е. они обходили территорию контролировавшуюся волжски 60 Оценивая это указание «Джагфар тарихы», мы обратили внимание на сходство имени Туймас с гидронимами Тойма, находящимися в камском и двинском бассейнах;

кроме того, известен и этноним Тойма («Слово о погибели русской земли», «Джагфар тарихы»). Поэтому мы связываем это упоминание с финно угорским племенем тойма, которым, возможно, принадлежал и г. Усть юг.

ми булгарами и не воспользовались более удобным волжским путем.

Тем не менее, возвратиться они пытались более коротким путем — Волгой, где и были добиты булгарами. Вероятно после этого русы при няли ислам (Приложение № 4).

По некоторым сведениям, в 913 году булгарский флот в погоне за прорвавшимися русами выходил и на Каспий. Примечательно, что русы предпочли встретиться с булгарами на берегу, а не на море (Таги ров И. Р. 2000) 61.

Интересно, что волжским путем русы воспользовались позже, в борьбе против Хазарии, когда обходили укрепленные районы хазар и степи, на которых они быстро стали бы добычей хазарской конницы.

Булгар несомненно был заинтересован в поражении Итиля и, кстати, более всех выиграл от походов Святослава и Владимира, вновь став сильнейшей державой в Восточной Европе 62.

У скандинавов также сохранились сведения о расчистке торговых путей в это время. Если Джагфар тарихы отмечает победоносную бит ву булгар с киевлянами на Кубенском озере, то скальды описывают разгром Альдейги (Ладоги) Эриком в 997 году (Мельникова Е. 2000.

С. 421). Имеется упоминание о том, что в 982 году «Владимир», после серии поражений, вновь открыл булгарам артанский «янтарный» путь, ранее перекрытый Игорем (Бахши Иман. С. 103–104). Имелся ли в ви ду путь на Западную Двину или на Новгород — неизвестно, но без функционирования свободного пути на запад расцвет Волжской Булга рии был бы невозможен. Кроме того, в данном случае, налицо законо мерное встречное движение партнеров вдоль торгового пути.

По всей видимости, в ХI–ХII вв. началось противоборство крепнуще го Новгородского государства за гегемонию на Севере.

Официальный историк Севера М. И. Белов отмечал, что «…расши ряясь в сторону… студеного моря, древнерусское государство столк нулось с сильным государством волжских булгар… в дальнейшем они 61 Этот факт говорит не только о силе булгарского флота, но и о том, что русы рас читывали на победу в пешем строю, а это соответствует выявленной за столетия законо мерности стойкости русов в пешем строю на пересеченной местности и их слабости в борьбе с конницей, где как раз были сильны булгары. Таким образом, русы заставили сражаться булгар в невыгодных для них условиях.

62 Примечательно, что в российской истории не принято освещать роль иных сил (пе ченеги, адыги [См.: Шора Ногмов] и др.) принявших участие в разгромехазарского кага ната, несмотря на то, что сведения об этом имеются. Между тем ни один крупный поход «Святослава» или «Владимира» не мог быть осуществлен без сильной конницы, которая не могла быть сформирована из славян. Сильная конница в то время была у тюрков и вен гров.

были потеснены с севера». Зная добросовестность научного стиля М. И. Белова, остается сожалеть, что им не указаны источники, позво лившие ему сделать эти выводы. Им же указывается, что в новгород ском уставе Святослава Олеговича русскими данниками указываются земли до Тотьмы. (Белов М. И. 1956, С. 27.) Следовательно, на ХII в.

земли на восток от Тотьмы в реальности признавались еще за Булгаром.

В связи с этим, вызывают значительные сомнения сведения о том, что Новгород владел еще в ХI–ХII вв. северными землями вплоть до Урала 63. Так, упоминание о том, что новгородец Улеб (финнское «большой», «старший», аналогично тюркскому «Улуг») плавал в году до Югорского шара, на что ссылаются почти все русские моногра фии и учебники по истории севера и кораблевождения (Пузырев В. П.

1995. С. 28) не выдерживают критики. Нет оснований считать Югор ским шаром «железные ворота», указанные в летописи. А. А. Спицын считал, что «железными воротами» называлось сужение русла одной из рек бассейна Северной Двины. Нами же обнаружено бесспорное свидетельство того, что же на самом деле называлось «железными во ротами» у поморов. Согласно рукописной лоции поморов, это — про лив между Соловками и материковым мысом Муксалма (пролив Мук) (Морской сборник. 1866. С. 50).

Таким образом, доплыть даже до Соловков в ХI в. считалось у нов городцев достижением, достойным занесения в летопись. Мы оценива ем поход Улеба, как своего рода разведку перед началом борьбы Нов города Великого за Северный морской путь.

Вообще, в ХI–XII вв. «Русский север», по всей видимости, еще был заселен коренными жителями — народами и племенами финно угор ской группы 64.

63 Само название «Урал» — тюркское (Татищев В. Н. Избранное), а «руссское» на звание проистекает из угорской легенды о богатыре, обранившем свой пояс, который за тем окаменел.

64 ВЕРСИЯ В: «Джагфар тарихы» есть упоминание о существовании города Аркала (город Аров). Мы считаем возможным предположить, что он стоял на Северной Двине.

Возможно также, что название Аркала легло в основу названия Архангельск. В пользу на шего осторожного предположения свидетельствует тот факт, что по правилам русского словообразования топоним «Архангельск» — нелогичен. Исходя из имен архангелов, го род должен был называться Михайловск — в честь монастыря архангела Михаила (или Га вриловск). Современное название, в принципе также некорректно, как, например, Бо жеск, Ангельск, Апостольск. Оговоримся, что документальных оснований для предполо жения об Аркале у нас нет. Разве, что… В. Л. Яниным исследована «непонятная» новго родская печать монастыря «Аркаж?» (именно так, с вопросительным знаком он приводит его название, См: печать № 764а, Янин В. Л. 1998). Ну а русской традиции известно лишь Русские в этот период, вероятно, еще не имели свободного доступа к западным и северным берегам Беломорья. Об этом косвенно свиде тельствует тот факт, что свадебный кортеж норвежского конунга Ха рольда Жестокого и Елизаветы Ярославовны отбыли в Норвегию опас ным балтийским путем, а не через Гандвик (Белое море). Да и саги не знают пути в Руссаланд через Гандвик или Бьярмию (Джаксон Т. 1999.

С. 65). В ногородской первой летописи лишь ХII в. указан поход на Кан скую землю. Под канской землей поморы понимали современный Ка нин нос. То есть в ХII в. еще шла борьба за контроль над «гирлом» Бе лого иморя.

По всей вероятности, продолжалось отступление лопарей (муро мы) на север (о чем свидетельствует непрерывная череда ойконимов с морфемой «муром» от Мурома на Волге до Мурманска на Коле). Тог да же, видимо, началась миграция вепсов и коми — на северо восток.

Ростовские остяки бежали в непосредствено в пределы Булгарского го сударства (Казанская история. 1987. С. 106).

Эта устойчивая тенденция угро финнов укрываться от русской аг рессии на булгарской территории, также косвенно свидетельствует о том, что Север в то время был еще за Булгаром, а также, об известной близости культур финно угорских народов и булгар. В Казанской исто рии, в частности, автор пишет о том, что «болгарская чернь» подобна «своею суровостью и обычаями самоедам (Казанская история. 1987.

С. 106).

Ключевым пунктом, обеспечивавшим контроль над выходом на Се верную Двину и Беломорье являлся Усть Юг. Его финно угорское насе ление, по всей видимости, длительное время пыталось бороться за не зависимость, но не могло добиться большего, чем смены одного хозя ина на другого — более жесткого.

Так, в борьбе за гегемонию на северных путях в 1169 — победу над Суздалем в борьбе за Двину одержал Новгород Великий (Крестинин В.

1784, С. 15). Если бы ростово суздальские князья смогли бы удержать за собой этот торговый путь, то история булгар могла завершиться бы значительно раньше, но почти сразу же после захвата Усть Юга Юри ем — в 1169 м город переходит к партнеру, сопернику и союзнику Бул одно дорусское название Архангельска — ПУР (БАР?) наволок (Крестинин В. 1792 С. 1.).

Хотя невозможно не отметить, что булгарское название Аркала обозначает «город аров», т.е. финнских народов. А именно ары, т.е. предки коми, вепсов и лопарей заселя ли дославянскую Двину. Следует отметить также, что именование жителей города «ар хангелогородцы» предполагает наличие в топониме морфемы со значением «город». В принципе, подобное название было возможно, учитывая наличие в Заказанье бывшего города аров — Арска.(Аркала, Аркар).

гара — Новгороду Великому, который контролировал его практически до своего падения. Вероятно, все же, что булгары и позже восстанав ливали свой суверенитет над этой ключевой областью. Так, по пред ставлению автора «Задонщины» Усть юг накануне т.н. «Мамаева побо ища» принадлежал «поганым татарам» (Горский А. А. С. 315).

Уже в ходе борьбы за перекресток торговых путей, прерывается прямой трансконтинентальный путь на Балтику. В Европе прекращается поток арабского серебра, гибнут процветавшие ранее торговые горо да на Балтике. Специалистами отмечается:


«В XII–XIII вв. основные маршруты в Азию из Северной Европы, види мо, изменились в связи с образованием Древнерусского государства и усложнением его отношений с Северной Европой после начала кресто носной агрессии и татаро монгольского нашествия… Ни один из дорож ников XII–XIII вв. (описание путей и маршрутов скандинавами — Р. Н.) не знает Двинско Днепровского пути… По ним (дорожникам) на Русь мож но было попасть только через Венгрию…(Мельникова Е. 1986, С. 186) 65.

К. Бадигин отмечает также, что шведы перекрыли балтийский путь после похода новгородцев на Сигтуну в XII в. (Бадигин К. 1953, С. 284).

Западную торговлю Новгорода Великого спасла конкуренция Ганзы и Швеции на Балтике.

А восточная?

Она тоже продолжалась, о чем свидетельствуют новгородские бе рестяные грамоты. Так в грамоте № 288 хозяйка требует приобрести для беления сукна «мыла бургальскыи» (Янин В. Л., Арциховский А. В.

1986). Подобное сочетание не оставляет сомнений в том, что речь идет о булгарах. Мыло — традиционный товар булгарской торговли в вар варских землях. Ведущие позиции по мыловарению и торговле мылом казанские татары удерживали до ХХ века, а мыловаренное производст во и в ХХI в. остается в Татарстане на высоте. Эта грамота не только подтверждает правоту Марджани и Масуди о былом использовании формы borgar/burgar, но подтверждает возможность предполагав шейся ротации фонем R и L во втором компоненте термина.

В грамоте № 536 (вторая половина ХIV в.) упоминается «…тарского поллоктя», в котором мы вправе предполагать (период расцвета «Зо лотой Орды»!) дорогое восточное «татарское» сукно (Янин В. Л., Ар циховский А. В. 1978. С. 176).

65 Норвежские исследователи отмечают, что Норвегия по своему развитю не уступа ла остальной Европе и не была захолустьем. К ХIII в. отмечается упадок торговли в глав ном торговом городе Норвегии — Бьоргуне. О.Далин отмечает последний «успешный»

торговый поход в Бьярмию в 1222 году в ходе которого погибли часть кораблей и лично го состава. Затем торговое мореходство (до монгол! — Р.Н.) пресеклось (Берх В. С. 67).

Судя по археологическим данным, а также тому, что постоянным противником Северо восточной Руси считались булгары, Новгород не редко поддерживался Булгаром. В пользу этого свидетельствуют объ ективная заинтересованность обоих государств в независимом от цент ра северном торговом пути в обход центральных княжеств. Булгар, на помним, разрешил и до последних дней сохранял на своей территории новгородский анклав Колын (Хлынов, Вятка, Киров) на р. Вятке, кото рый верой и правдой служил Булгару и Казани до его падения. Татар ское название реки Вятки — Нукрат су ( Идель), может быть переве дено, как «новгородская река», «река в сторону Новгорода». Еще бо лее прозрачно марийское название реки Ноукрат.

О возможности длительного стратегического партнерства с Новго родом Великим свидетельствует довольно большое количество позд нейших эпизодов.

Так, например, казанцы пытались освободить Колын (Вятку) во вре мя последней войны Москвы с Новгородом. Это очень напоминает ско ординированные действия союзников.

Новгородцы и Хлыновцы ловили и казнили северных пиратов — уш куйников (родом новгородцев), паразитировавших на торговых путях.

И это вовсе не акт национального предательства, как пытаются препо дать некоторые борзописцы, а естественные действия союзных госу дарств и торговых партнеров.

Также, по свидетельству князя А. Курбского, даже при последнем штурме Казани, когда судьба ее была предрешена, новгородцы с нео хотой подчинялись московитам, ложились наземь при первых залпах со стен города и не вставали до окончания штурма (Из глубины... С. 264).

Однако интересы Новгорода были двойственны: с одной стороны, он объективно был заинтересован в том, чтобы торговля осуществля лась в обход «низовых» земель, с другой стороны он стремился не до пустить существование маршрутов в обход своих земель. Этим мы объясняем походы новгородцев на югру.

Динамику последующих событий мы попытались отразить в виде хронологической таблицы с комментариями, составленной на основе летописных данных, сведений из произведений И. П. Шаскольского, М. И. Белова, В. Н. Татищева, скандинавских саг и других источников.

1187 — Новгородцы попытались обложить данью Печору и Югру и потерпели поражение (Белов М., С. 35). Это поражение мы предвари тельно связываем с противодействием булгар, имевшим, как известно, свои долгосрочные интересы в этом районе. Отметим также, что даже позднейшие большие походы москвичей (ХV в.) на Печору и за Урал не могли быть осуществлены без содействия Казани и были проведены по просьбе и при помощи Казани. В том же году, после похода новгород цев на Сигтуну, шведы закрыли для них Балтику. Новгород нашел свою «нишу» из за борьбы Ганзейского союза со Швецией (Бадигин К. 1956.

С. 109–110).

1193 — состоялся новый «большой» поход новгородцев на Югру во главе с воеводой Ядреем. Взяв несколько городков, они вновь потерпе ли поражение. Выжившие вернувшись лишь через год 66.

Одновременно Новгород пытается взять под свой контроль СМП на более близком для себя участке — в районе Колы, города и порта, на ходившегося еще, по всей видимости, у лопарей (сааммы).

1200 годом в Гулатингской правде зафиксированы нападения с вос тока (по всей видимости, русских новгородцев) на Норвежскую про винцию Халлогаланд.

1216 — среди погибших в Липецкой битве новгородцев указан Се мен Петрилович «Търский данник» (Новгородская летопись по харатей ному синодальному списку). Это известие расценивается в пользу того, что к этому времени Терский берег Кольского полуострова был подчи нен Новгороду. Это вполне вероятно, но необходимо учиывать, что ло пари и в последующем платили незначительную дань и русским и нор вежцам одновременно, оставаясь фактически независимыми. В том же году в летописях впервые упоминается г. Кола (Бадигин К. 1953. С. 267).

1216 Убийство в Бьярмии купца Борганзона.

1218 — булгарами был взят Усть Юг (Фукс К. 1991. С. 148). Весь ма примечательно, указание Никоновской летописи на то, что булгары взяли его без боя — «лестию» и пытались также овладеть Унжеском, но горожане оказали сопротивление. В этом событии нам видится послед няя крупная попытка вернуть себе один из наиболее удобных путей че рез Устьюг на Новгород и к Беломорью. Однако, как показали дальней шие события, общее соотношение сил к тому времени сложилось уже не в пользу Булгара. Следующим годом отмечается совместный поход русских князей на Ошель, против «князя» Болгарского 67.

66 В «Джагфар тарихы рассматриваемые события однозначно объясняются разгро мом новгородцев булгарами.

67 Указание на «безбожныя болгары и Волжская и Камская», наталкивает нас на мысль о том, что речь идет о совокупности разных субьектов, т. е. возможно, что страна в то время испытывала разлад и территориально делилась на волжскую и камскую части. Воз можно, и к этому времени относится деление булгар на верхних и нижних. Этим можно было бы объяснить неучастие булгарского флота в боевых действиях этой кампании, не смотря на упоминание «исады» — порт, база, мимо которой проплыли русские войска, но на которую они не решились напасть, и явный абсолютный успех самостоятельно го набега русских князей на Ошель. До сих пор не решен окончательно вопрос с Ошелем.

В числе последующих действий русских князей отмечается развитие наступления Василько Константиновича на Городец. Он обычно упоми нается, как русский город, но, в данном случае, из текста следует, что он находился в руках булгар. Основные силы шли на город (?) «Омут».

Одним из самых примечательных сообщений летописи о последствиях этой кампании явилось свидетельство о том, что русские князья добива лись возвращения того «статус скво», которое сложилось при «деде его (Юрия Всеволодовича) — Георгии Володимировиче (Юрии Долго руком). То есть Устьюг был завоеван русскими князьями относитель но недавно и булгары потеряли его около середины ХII в.

В этих условиях, разрешение на кардинальное расширение новго родского анклава в городе Колын (Хлынов, Вятка) может рассматри ваться, как достаточно неординарный ход политико экономического характера. И Новгород Великий и Булгария были заинтересованы в пря мых связях.

В результате расселения новгородцев в Колыне (Вятка) весь север ный речной путь в обход Волги оказался в руках торговых партнеров.

Купцы Булгарии могли везти свои товары по рр. Югу и Сухоне и по зем лям Новгорода Великого как вятские. Примечательно и то, что г. Усть юг в итоге этого взаимодействия попадает под власть Новгорода Вели кого, а не Суздаля.

1222 — последний удачный поход шведов (Скиольдербанда и Удви га) в Бьярмию.Большие потери.

1228 — Емь воевала «Ладозьское озеро в лодках». То есть в пред монгольское время эстонцы еще боролись за Ладожский путь. Это на падение примерно совпадает с очередным обострением булгаро суз дальских противоречий.

Примерно под 20–50 е гг. ХIII в.: в САГЕ О ХАКОНЕ СТАРОМ описы ваются следующие события: « Хакон конунг…велел построить церковь на севере в Трумсе и окрестил весь тот приход. К нему пришло много Бьярмов, бежавших от татар, и окрестил он их и дал им фьорд, называ емый МАЛАНГР» (Шаскольский И.П. С. 38–40).

В течение ХIII в. устюжане и вологжане стремятся выйти из подчине ния Новгороду Великому (Белов М. И. 1956. С. 35).

1251 — обмен послами между Новгородом и Норвегией (Сага о Ха коне Старом).

Запутаем его дальше. Стратегически важный булгарский город с явно архаичным на званием Симбир/Сенбер не упоминается в средневековье. Тюркская этимология топо нима явно слаба. Манчжурский язык предлагает «старую речку» и «реку крови». Не этим ли термином булгары обозначили то место, где некогда стоял красивый город Ошель?

Под 1251 год в саге о Хаконе Старом упоминается также посольст во Александра (Невского?) в Норвегию. Не получившее, впрочем, должного развития, как предполагается, вследствие нападения на Русь «Неврюевой рати». Затем последовало ответное посольство Норвегии, во главе которого стояли Виглейк и БОРГАР (Шаскольский И. П. С. 56) По всей видимости, был заключен договор, т.к. «установили они тогда мир между собой и своими данническими землями (Шаскольский И. П.

С. 57). Тем же годом датируется предполагаемый договор между Ру сью и Норвегией о разграничении зон сбора налогов (причем часть зе мель осталась в двойном подчинении ) (Белов М. И. 1956. С. 30.) 1256 — Александр Ярославович «ходи с суздальцы на Емь и победи их и со многим полоном возвратился во свояси»… затем на свейскую землю и чудь и повоеваша все Поморие. (Татищев В. Н. История Рос сийская. М.: Наука, 1965. т. 5. С. 42) 1257 — Литва берет Торжок, вслед за чем последовал полный ее разгром татарами. Со времени «Ледового побоища» и до распада «Зо лотой Орды» ее ханы ревностно берегут целостность «янтарного пу ти», а с ним и владимиро суздальской Руси.

1262 — Товтивил Полоцкий и Ярослав Ярославович взяли Юрьев. В числе погибших воевод отмечен Исмаил Кузнецов (Татищев В. Н.

С. 44). Эти имена косвенно свидетельствуют о том, что ордынцы и бул гары уделяли большое внимание расчитке «янтарного пути».

В ХIII в русская колонизация Севера многократно усиливается в свя зи с ослаблением Булгара в постоянной борьбе с Империей Джучидов.

1265 — новгородская волость Тре указывается в договорной грамо те Ярослава Ярославовича Тверского (а также Вологда, Заволочье), новгородскими уже указываются Перем, Печора, Югра (Шаскольский И. П. С. 38–40). Вряд ли сведения о их подчинении Новгороду в ХIII в. со ответствуют действительности, так как и много позже, они относились к сфере влияния Казани.

1268 — Довмонт Псковский «ходи на Емьвиру».

Примерно в 1267 годом датируется ярлык Менгу Тимура Ярославу Ярославовичу «дать путь немецким гостям на свою волость и всем ри жанам, кто гостит по волости» (Сафаргалиев М. Г. 1996. С. 321).

1269 — новое немецкое наступление на Новгородскую землю. Со жжен посад Пскова. Со срочной помощью в Новгород прибыл сам Ве ликий баскак. Немцы «устрашишася и встрепетавши» пошли на поклон «и тако всю волю сотворивше великого князя Ярослава» (Татищев В. Н.

1965. С. 47).

Около 1270 года последовал новый указ Великого хана «…гостить немецким гостям по суздальской земле без рубежа по царевой грамо те…» (Сафаргалиев М. Г. С. 321).

Сказы поморов сохранили сведения о колонизации бассейнов рек Двины, Пинеги, Мезени. Из собрания М. Д. Кривополеновой: «Прежде на Двине, Пинеге, Мезени чудь жила… народ смугл и глазки не такие как у нас… чудь знала, что русь идет… ушла без спору, молча… А в эту пору у водяного царя с лешим война была. Мы водяному царю по могали…» (Шеригин Б. 1989, С. 121).

Сказительница С.И.Томилова дополняла: «…мы прибежали на Пи негу в те времена, когда татары накладывали на Русь свой хомут…»

(Шеригин Б. 1989, С. 125).

Но самое примечательное, что северные сказы сохранили в некото рых случаях явно булгарскую основу. Так, в сказе «Емшан трава» речь идет о «половецком» князе Сырчане, который уйдя из Приднепровья на Кавказ основал там державу «не меньшую» чем у Владимира, но вер нулся на Днепр, вдохнув знакомый с детсва аромат травы из родных степей, принесенную послами. (Шеригин Б. С. 467–468). Более архаич ная форма этой легенды, поведанная автору Б.Айбазовым сохранилась у карачаевцев Кавказа (только она не связана с Владимиром и, соглас но ей, по пучку травы в посохе предков их вождь нашел свою прежнюю Родину на Кавказе).

Под покровительством ханов Золотой Орды сначала Новгород, затем и Москва шаг за шагом продвигались на Восток, вытесняя с северных маршрутов слабевших булгар и их союзников. Тойма, упоминавшаяся в Усть юге и оставившая память о себе на Северной Двине, по всей види мости, большей частью отступает во внутренние области Булгара, где ос тавила гидронимы, аналогичные двинским 68. В золотоордынский период Булгар, по всей видимости, теряет влияние в бассейнах рек Двины, Пине га, Мезень... Скандинавские сочинения составленные в этот период уже не могут точно определить этническую принадлежность бьярмонов. В период расцвета Империи Джучидов («Золотой Орды») Новгород не только продолжает продвижение на восток, но и в сторону Норвегии.

1271 — Исландские анналы сообщают о нападении русских и карел на Финмаркен и Норвегию.

1271 — поход Новгородцев на Север (против Норвегии).

1278 — Новгородцы разорили Карелу, которая в силу своего распо ложения могла стать не менее важным транизитным пунктом для вос точных и западных товаров, чем сам Новгород.

68 Соотнесение гидронима Тойма с аналогичным этнонимом, а также некоторые дру гие схожие примеры (озеро и племя Тирма, Печора и т. д.) позволяют сделать предполо жение, что и другие многочисленные гидронимы Севера в ряде случаев могут быть ори ентиром при поиске финно угорских племен, проживавших ранее там.

1279 — нападение русских и карел на Финмаркен и Норвегию.

1302 — нападение русских и карел на Финмаркен и Норвегию.

1303 — нападение русских и карел на Финмаркен и Норвегию.

1316 — нападение русских и карел на Финмаркен и Норвегию.

1323 — нападение русских и карел на Финмаркен и Норвегию (по большей части — карелы).

1320 — Новгородская IV летопись сообщает о походе ушкуйников на Норвегию.

1320 — двиняне ходили на Мурман под руководством новгородцев Луки и Игната Малыгиных.

1323 — устюжане, тяготевшие к Москве, пленили новгородцев, воз вращавшихся из похода на Югру.

1323 — Набеги саамов на Норвегию отмечены в булле папы.

1324 — В письме епископа Аудфинна своему архиепископу говорит ся о войне против финнов, россов и карел (Шаскольский И. П. С. 40).

Разбой на северных морях и реках становится важным политическим оружием. (Напомним, что поморы называли северные моря «разбой ными». Сохранились также сказания о судьбе семей поморов, участво вавших в пиратских операциях).

1326 — новгородцы вновь нападают на Финмаркен.

3.07.1326 — «Хакон король» заключил мир с Новгородом, по нему новгородцы собирали дань до Малангера, согласно п. 7 договора нор вежцы имели право беспрепятственно ездить в Новгород и Заволочье, а те — в Норвегиюю (Шаскольский И. П. С. 41–42).

1329 — устюжские князья настолько осмелели (пользуясь поддерж кой Москвы?), что преградили путь новгородцам на Югру.

К 1342 году относится одно из интереснейших свидетельств о непре кращавшейся борьбе коренных народов Севера за свободу. Знатный новгородец Варфоломеев Лука при помощи Еми (Емватас) захватил часть двинских земель и основал г. Орлец. Убит двинянами. (Крести нин В. С. 15).

Примечательна роль Хлынова (Вятки) в борьбе за северные пути, так как она в противостоянии с другими северными русскими городами объективно представляла интересы булгарского Поволжья. В 1346, 1348 — вятчане жли г. Гладень на р. Устьице (23), а новгородские уш куйники «пограбиша Вятку» (Крестинин В. С. 14).

В 1363–1364 — московская боярская дружина Александра Абаку мовича перевалила через Камень повоевала все побережье Оби вверх и вниз по течению «до моря» (Белов М. И. С. 35).

В период разложения империи Джучидов (1370 е–1502), в Новго роде, видимо, постепенно начали осознавать опасность московского продвижения на север. Набеги новгородских ушкуйников прекращают ся. С ними борется не только Булгар, но и Новгород и Хлынов (Вятка).

Вятка, как новгородский анклав на булгарской земле, нередко действу ет против Москвы и ее сателитов — Усть Юга и Вологды. Но XV в.

Москвой уже перекрываются наиболее удобные пути западного направления.

С началом XV в. казанцы, по всей видимости, не всегда могли сво бодно пользоваться ими (можно уверенно говорить лишь о периодах подчинения Москвы Тохтамышем, Идегеем, Улуг Мухаммедом и его сыновьями) 69. Здесь необходимо уточнить, что речь не идет о полном прекращении торговли, купцы продолжали свой бизнес и торговые ка занцы указываются, грамотах и других актах различных московских зе мель вплоть до самого падения Казани. Но условия, когда было необхо димо платить все большее количество налогов при осуществлении тран зитных операций, не могли способствовать расширению булгарской торговли. Кроме того, налоги и косвенные затраты, отчисляемые на маршрутах, контролировавшихся Москвой, усиливали теперь ее, а не Булгар.

Регион северного противоборства расширяясь, постепенно также смещается на восток, наряду с продвижением славян, что объективно должно было повлечь смещение булгарских торговых маршрутов к востоку 70.

В этих условиях, в руках булгар длительное время должен был со храняться последний независимый маршрут северной торговли — по Печоре (Бий су), и далее — вдоль побережья Северного Ледовитого Океана. Вероятно к этому периоду (времени ослабления Улуса Джу чи), относятся сведения скандинавского географического сочинения «Какие земли лежат в мире», где «Тартарики» указана восточнее и се вернее «Русаланда». Примерно там же на скандинавской условной кар те мира раполагался район проживания бьярмов (Мельникова Е. А.

1986. С. 89–110).

69 Так, Н. П. Загоскин обратил внимание на упреки Идегея Москве, где тот отмечал, что «раньше у вас гостей держали без истомы и обиды» (Загоскин Н. П., С. 219). Таким образом, поход Идегея на Московию был обусловлен не только хронической неуплатой долгов, но и необходимостью вновь навести порядок на торговых маршрутах.

70 Предполагаемая мною динамика изменения речных путей в Х–ХVI вв. может быть прослежена по картам. См.: Карты 1–3.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.