авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ СОВЕТ ПО КООРДИНАЦИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЗООПАРКОВ РОССИИ ДЕПАРТАМЕНТ КУЛЬТУРЫ ГОРОДА МОСКВЫ ...»

-- [ Страница 5 ] --

А какой огромный Лялин вклад в работу и жизнь зоопарка. Она успела поработать в разных отделах и на разных должностях. И всегда она была на своём месте, всегда это была отличная работа с большой отдачей.

Последнее место её работы – в музейно-архивном отделе. Это и интересные отчёты Московского зоопарка, и грандиозный труд – книга о Московском зоопарке, и, конечно, прекрасный музей, который она создавала со своим творческим коллективом, и в который вложила все свои знания и свой богатейший опыт работы в зоопарке.

Лялечка оставила о себе такую память! И я очень надеюсь, что все будут долго её помнить.

В. Шевелева Я познакомилась с Лялей, когда зоопарк праздновал свое 100-летие. Я тогда работала в аквариуме, а Ляля – в экскурсионном бюро. Она была на многих должностях в Московском зоопарке – и в обезьяннике, и заместителем директора… Потом Ляля первая ввела в зоопарк компьютер.

Она всегда была новатором во всем. Все новое, интересное, что появлялось вокруг, она применяла в работе, в зоопарке. Она бралась сразу за новые идеи, ей всегда было интересно. Мы-то все делали по старинке, но идея, что все это можно делать легко и просто на компьютере, нас тоже вдохновила, и мы начали вместе с Егоровой осваивать компьютер. А тогда же была совсем другая техника, и надо было столько всего запомнить… Она всегда к работе относилась творчески, и была большим авторитетом для нас. Мы с ней советовались по всем вопросам, не только по работе. Она всегда умела в нескольких словах – четко, ясно, емко, не рассусоливая, – дать нужный, деловой совет. Однако наряду с новаторством в ней был и здоровый консерватизм.

Я всегда восхищалась ее неординарностью. Она была очень неординарным человеком во всем – в отношении к людям, к материальным благам, к одежде...

Когда компьютеры появились везде, и это уже была не новость, – Егорова нашла себе что-то новое – стала собирать какие-то интересные старые вещи, книги, документы. И вот уже эта идея воплотилась в жизнь – появился архив, – и вот уже музей! Это – Егорова! Это ее детище! В этом вся она – заразиться какими-то идеями – и тут же воплощать их в жизнь.

Мы вместе с Лялей занимались пенсионерами. Это тоже было связано с наполнением исторической коллекции зоопарка. Мы ездили к старым сотрудникам, записывали на пленки воспоминания. Ей это было интересно – записать, оставить в памяти, что-то восстановить.

Зоопарковские сотрудники должны отдать дань памяти и благодарности Егоровой, потому что она все это сохранила для потомков.

Т. Вершинина Я пришла в зоопарк 30 сентября 1970 года на должность учёного секретаря и, конечно же, сразу начала знакомиться с большим количеством людей.

Однако знакомство с Людмилой Вячеславовной Егоровой было особенным. Она сразу взяла меня в оборот и стала всеми силами превращать в зоопарковского работника. Вроде бы как и невзначай, но не жалея времени ей удалось быстро внушить мне идею особости зоопарка. Даже не знаю, как это ей удалось, но очень быстро я почувствовала и себя частью этой особости. Наверное, одним из средств была социализация в коллектив, которая проходила под Лялиным руководством быстро и успешно. В общем, моё превращение из Homo sovieticus в Homo zoopargicus в значительной степени заслуга Людмилы Вячеславовны.

А когда, уже не помню год, я стала лектором, она учила меня брать аудиторию. Мой лекционный опыт тогда был опытом работы с небольшими группами и на живом голосе, тут надо было перестроиться на сцену, большую аудиторию и работу с микрофоном.

Людмила Вячеславовна строго говорила – микрофон в руке – речь только цензурная. И конечно, самая большая особенность лекций состояла в тесном контакте с дрессировщиком – тут Егоровой не было равных, она это делала совершенно непринуждённо и естественно. Учитель у меня был отменный.

А ещё мы общались и по жизни. Обе увлекались шитьём и сами себя обшивали. Ляля кроила лихо на глаз и за вечер могла пошить себе новый наряд на завтра. Всё садилось как влитое на её стройную фигурку.

…И никто её не заменит.

Н. Истратова В жизни каждого человека есть люди, которые определяют его судьбу, влияют на формирование личности, профессиональные навыки. Для меня таким человеком стала Ляля. Именно Ляля, а не Людмила Вячеславовна, хотя я всегда обращалась к ней на «Вы». Своеобразие этого человека заключалось в том, что она одновременно была бесконечно молодая, родная, свойская (поэтому многие, обращаясь к ней, довольно быстро переставали использовать отчество). В то же время, Ляля вызывала во мне такое безграничное уважение, что я не могла называть ее на «ты». Для меня она вообще была во многом эталонный человек: в умении находить интерес в общении с совершенно разными людьми, в умении «вкусно» работать и зажигать своим энтузиазмом других людей, в неохватном диапазоне своих интересов, в манере одеваться и выглядеть «на все сто». Ляля помогала мне, да и многим другим, переживать очень трудные, тяжелые периоды жизни.

Она, как никто другой, могла найти слова, способы встряхнуть, отвлечь, развеселить, заставить посмотреть на беду с другой, совершенно неожиданной стороны.

Что же касается профессии, то Ляля привила мне вкус и интерес к формированию коллекции и такому, казалось бы, скучному и нудному делу, как учету поголовья животных. Для нее вообще интересы зоопарка были приоритетными в жизни, ради которых она могла жертвовать своими интересами, временем, силами, здоровьем… О Ляле можно писать и говорить безостановочно, но вряд ли она это одобрила бы, так как была очень скромным человеком и не любила привлекать к себе внимание. Поэтому самая главная мысль, которая доминирует в настоящий момент: нам безумно не хватает Ляли каждый день и каждую минуту.

Л. Курилович Бывают такие люди, общаясь с которыми ты чувствуешь, что ты что-то и сам значишь, если находишься с ними рядом. Общаясь с такими людьми, постоянно сверяешь свои поступки с той планкой, которую они задают. Они не осуждают, не дают советов, но они своими делами, своей жизнью показывают, каким должен быть человек, Гражданин, достойнейший уважения. Таким человечищем была Ляля Егорова. Обычно, когда мы теряем близких нам людей, мы говорим, что мы осиротели. Но в 2009 году мы ОСИРОТЕЛИ как-то все вместе и каждый по-своему.

Маленькая, очень изящная женщина – она обладала какой-то невероятной силой, и эта сила чувствовалась во всем, чем она занималась.

Две истории, связанные с ней, запомнились мне очень ярко. Первая – связанная с написанием книги о зоопарке к 140-летию. Несколько раз менялся ответственный за это дело. Но в один прекрасный день Ляля взялась за это и довела до конца. Вообще я думаю, что это одна из ее отличительных черт, – когда она за что-то бралась, то доводила дело до конца. Она много работала по субботам и воскресеньям в своем шестом кабинете (и очень гордилась этим номером), так как ей в эти дни не мешали. Мы встречались раз в три часа и выяснили странную закономерность, что обязательность и ответственность людей, которые должны написать статьи для книги, схожа с тем, как люди сдают авансовые отчеты или другую необходимую бухгалтерскую документацию. Разные сферы деятельности, а отношение к себе и работе абсолютно одинаковые. Книга вышла, и, как всегда, критиков было больше, чем помощников. Ляля считала, что книга забрала у нее несколько лет жизни. Но вместо того, чтобы отдохнуть и почивать на лаврах, она взялась за создание нашего Визит-центра, в народе именуемого – музеем.

Наблюдать за этой работой было очень интересно, так как на моих глазах происходило рождение идеи и ее воплощение в жизнь.

Созданные ею и ее сотрудниками экспозиционные залы просто и доходчиво нам самим объясняют и напоминают, что мы не зверинец, а зоологический парк. И самое главное – перед самым входом в центральный зал она настоятельно требовала и считала необходимым, чтобы каждый сотрудник видел Этический кодекс сотрудника зоопарка, и мечтала о том, как каждый новый сотрудник перед тем, как примет решение связать свою жизнь с нашим учреждением, был ознакомлен с этим документом.

В Егоровой было так всего много и всего разного, поэтому мое воспоминание не отражает и сотой части, из чего сделана наша Ляля. Возле нее было всегда интересно, вкусно и уютно, – но только если Вы не были вредителем для зоопарка.

А. Петрусь Общение с Людмилой Вячеславовной Егоровой для меня всегда было огромной радостью. Сначала мы встречались во время обедов в старом лектории и в их с Володей Романовским доме, на пятничных «заседаниях»

«клуба гурманов». А когда стали работать вместе – именно благодаря Ляле в зоопарке появился наш историко-архивный отдел – мы, сотрудники отдела, смогли в полной мере оценить этого замечательного человека. Чем больше проходит времени без Ляли – тем яснее становится, что встреча с ней – одно из СОБЫТИЙ в жизни – с большой буквы. Ляля была точнейшим камертоном, по которому можно было сверять все – мысли, жизненные впечатления, отношение к людям, книгам, музыке, животным… Что касается работы в зоопарке – не было неразрешимых проблем, пока Ляля была рядом. «Мы у Ляли спросим», – звучало в любой момент, когда что-то было непонятно, какой-то возникал спор. Работать с ней было очень интересно. Она знала про зоопарк, про работу с животными, – видимо, все. Ее любовь к животным была очень осмысленной, непохожей на ту, что часто только принимают за любовь. Без сюсюканья, но с потрясающим пониманием живого существа, на равных, как сотрудник с сотрудником. И животные ее понимали и любили. И слушались. Я уверена, что они ощущали Лялину жизненную силу, волю, тот внутренний стержень, о котором говорят все люди, ее знавшие. В Ляле было то, что называют загадочным словом «харизма»… Работать с ней было и легко, и трудно. Легко – потому что она была опорой, стеной, защитой, – и, можно сказать, – энциклопедией. Все знала, умела, понимала, чувствовала… Трудно – потому что хотелось быть хоть чуть-чуть достойным этого необыкновенного человека… Удивительно, но это не значит, что под нее нужно было подстраиваться. Ляля уважала чужое мнение, обдумывала, иногда соглашалась, хоть и не сразу, иногда твердо, и даже жестко настаивала на своем. Но если ей нравилась чья-то идея, она с такой радостью ее принимала, что человек, идею предложивший, чувствовал себя счастливым. Такая широта натуры – достаточно редко встречающееся качество.

О Ляле можно написать очень много. И о ее креативности, и о чувстве юмора, и о мужестве, и о разнообразных бытовых талантах. О создании архива, музея, большой юбилейной книги к 140-летию зоопарка, заботе о пенсионерах, и даже о посетителях. Именно Ляля ходила по зоопарку с фотоаппаратом, представляя себя простым обывателем, и фотографировала все неудобства, встречающиеся на его пути. А потом добивалась, чтобы эти неудобства устранили.

Она принимала все очень близко к сердцу. Работала несколько лет практически без отдыха, до последнего дня вкладывая свои знания и душу в создание музея. Очень хочется надеяться, что совместными усилиями всех сотрудников зоопарка удастся завершить эту работу, – в память Ляли Егоровой и других подвижников зоопарковского дела.

И. Костина Мне посчастливилось знать Лялю 7 лет. 7 ценных, насыщенных, содержательных, интересных и очень быстротечных лет… Первый раз обратила мое внимание на нее Алена Мигунова. Мы шли по коридору серой дирекции. Вдруг Алена сказала, посмотри – это наша Ляля. Почему-то тогда на ум пришло сравнение с Одри Хепберн – передо мной стояла изящная, стильная, подтянутая, улыбчивая и располагавшая к себе с первого взгляда Ляля. Она поприветствовала нас и заинтересованно посмотрела на меня.

«Это Тереза, новый сотрудник, – представила меня Алена. – Будет заниматься архивом, базами данных вместе с Ирой Костиной. Веду ее к Фролову». В ответ Ляля одобрительно улыбнулась: «Идите, идите».

Я тогда еще не знала, что Ляля через два года организует историко архивный отдел и предложит мне перейти туда. Помню, как переживала, потяну ли работу в этом отделе. Те, кто работал с Лялей раньше, утверждали, что с ней очень комфортно работать, что она судит только по результату, что она всегда объективно смотрит на обстоятельства. Но параллельно предупреждали, что человек она решительный, требовательный, ставящий цели и добивающийся их.

На деле, переход под Лялино начало оказался все-таки напряженным периодом. Пришлось вписываться в те рамки и требования, которые устанавливала Ляля. А делала она это очень легко и одновременно ласково.

Она была большим психологом, сканировала и оценивала ситуацию мгновенно.

Работалось с Лялей легко и сложно одновременно. Легко, потому что она четко и доступно формулировала цели для каждого из нас. Она очень хорошо представляла КПД человека, его потенциал.

Легко, потому что она «пахала» за троих и своей энергией заряжала нас. Признаться, нередко казалось, что мы работаем гораздо медленнее, чем она. Помню, каким трудоемким был процесс работы над юбилейной книгой.

Эта работа многому нас научила. Ляля, конечно, задавала темп, а при необходимости и ускорение всем, включая редактора, дизайнера, верстальщика. Она умело вела переговоры с издательством, вникала в нюансы расчетов бумаги, объемов текста и т.д. Она достойно несла на своих плечах колоссальную ответственность за результат. Слово «ответственность»

было для нее на первом месте. Из трудных или спорных ситуаций выходила лаконично и демонстративно неэмоционально.

Великолепные организаторские навыки способствовали тому, что Ляля была источником многих начинаний. Она фонтанировала идеями. Ее креативность не знала границ. И в наивысшем и концентрированном виде все это проявилось в работе над созданием Визит-центра зоопарка. Она писала концепцию, обговаривала ее с теми, чьим мнением дорожила, правила и снова обсуждала. Она ходила вместе с нами по музеям, изучала принципы построения экспозиций. Она посылала нас с Ирой на разные учебы, направляла в командировки за материалами, водила на выставки, говорила, что почитать – послушать – посмотреть – словом, образовывала нас во всех направлениях.

Лялина самоирония, способность видеть себя со стороны, умение посмеяться над собой покоряла. Собственные ошибки она высмеивала бесконечно. И очень ценила ту же способность в других людях. Критический ум вырабатывал столь же критические замечания.

На протяжении последнего года каждое утро она открывала двери Визит-центра и продолжала совершенствовать уже готовые экспозиции. Она как всегда была «паровозом» и не могла жить иначе. Это был ее стиль работы. Ее понимание своей миссии.

Сказать, что я благодарна судьбе за встречу с Лялей – не сказать ничего. Это был бесценный жизненный опыт длинной в 7 лет… Т. Балуян Памяти Валентины Васильевны Левушкиной 30 марта 2009 года не стало Валентины Васильевны Левушкиной. Это стало неожиданностью для всех. Все знали ее как светлого, удивительно чуткого, интеллигентного человека, любящую и бесконечно заботливую мать.

Работая в зоопарке с июля 1997 года в отделе эксплуатации, Валентина Васильевна проявила себя как трудолюбивый, добросовестный до щепетильности сотрудник. На нее всегда, в любом деле можно было с уверенностью положиться.

Неверна фраза, что незаменимых людей нет. Нам всегда будет не хватать ее надежности и ответственности, а близким – ее заботы, нежности и любви.

Памяти Вячеслава Григорьевича Неизвестного Вячеслав Григорьевич работал в зоопарке недолго, всего три года, но сотрудники, работавшие вместе с ним, успели оценить этого разностороннего и очень интересного человека. В зоопарке Вячеслав Григорьевич работал в транспортном отделе. Машину он водил прекрасно, а научился этому еще в армии, там же получил права. Вообще он умел делать практически все, о таких людях говорят – «у него золотые руки». Вячеслав Григорьевич закончил художественное училище, был прекрасным столяром краснодеревщиком, в разное время работал художником-оформителем, таксистом. Никогда не отказывал никому в помощи, – чинил, мастерил, строил… Очень жаль, что так неожиданно и так рано его не стало, но помнить его будут очень многие – и те, кто с ним работал, и его семья, и все, кому он с такой готовностью помогал.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.