авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ ГЕОГРАФИИ им. В.Б. СОЧАВЫ RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES SIBERIAN BRANCH SOCHAVA INSTITUTE OF ...»

-- [ Страница 10 ] --

Те аналоговые связи, что наблюдаются между параллельными гомологически ми рядами и фиксируются в таких уравнениях, обусловлены этими функция ми. Для самих собственных функций аналогий нет, поскольку они линейно независимы, но определяются собственными значениями (7.27), которые зави сят от особенностей групп типов леса и стадий восстановительной сукцессии.

Такое положение естественным образом интерпретируется в геосистем ных терминах, если под функциями Z k (t ) понимать геомеры со свойствен ным им природным режимом, развертывающиеся в пространстве и времени переменными состояниями (гомологическими рядами), а под Xi(t) – геохоры, формирующееся из геомеров с соответствующими местоположению и мо менту времени весовыми коэффициентами в уравнении (7.29). Похожая схе ма подробно рассмотрена в п. 1.2.1.

Возникает вопрос о возможности представить любую систему аналого во-связанных гомологических рядов как систему базовых независимых пос ледовательностей (собственных рядов). Положительный ответ на частном примере сформулирован в уравнениях (7.28), (7.29): собственные функции образуют гомологические ряды, увязанные в общие решения уравнений по ситуации. Необходим также поиск правил преобразования собственных зна чений, а следовательно, собственных функций, переводящих один независи мый ряд в другой.

7.3.2. Варьирование собственных значений Переход от стадии к стадии, к другим типам леса и бонитетам приводит к изменению кода = { k } поведения системы. Изображение k на комплекс ной плоскости ( xk, yk ) для разных стадий в виде треугольников (k = 1, 2, 3) позволяет проследить эволюцию собственных значений (рис. 7.12). Одно Рис. 7.12. Положение корней характеристических уравнений на комплексной плос кости xk, yk (группа типов разнотравных лесов III бонитета).

1–3 – стадии восстановительной сукцессии. Пояснения см. в тексте.

Глава действительное значение лежит только на оси xk. Два комплексно сопряжен ных значения корней расположены симметрично относительно оси xk. Каж дый треугольник выделяется положением корня на оси xk, которое соответ ствует главной вершине треугольника.

Линии, соединяющие вершины треугольников, пересекаются в одной точке A, находящейся на линии оси xk. Стороны треугольников пересекают ся также по этой оси. Эти свойства удовлетворяют требованиям теорем Де зарга проективной геометрии [Ефимов, 2003], что говорит о проективной эк вивалентности треугольников собственных значений. Значения корней лежат на линии AB, поэтому действительные и мнимые значения корней оказыва ются коррелированны так, что по действительной координате можно восста новить мнимую. Связь действительного корня с действительной частью комп лексного корня нелинейная, обратная и аппроксимируется уравнением x2 0, 02 = 0, 00158 ( x1 0, 035)0,88.

Эта формула общая для всех групп типов леса и стадий. Она позволяет утверждать, что с учетом проективного подобия значение действительного корня несет информацию обо всех характеристических корнях данной ста дии развития леса. Проективные закономерности сохраняются и при срав нении “треугольников корней” разных групп типов в пределах одной стадии (рис. 7.13).

Знание характеристических корней и начальных условий, согласно (7.29), позволяет восстановить поведение конкретной природной системы. Продиф ференцировав (7.29) по t, получим dX i = C11i 1Z1 (t ) + C22i 2 Z 2 (t ) + C32i 3 Z3 (t ). (7.30) dt Система уравнений (7.29) разрешима относительно Ci Zi (t ) = b1i X1 (t ) + b + b2i X 2 (t ) + b3i X 3 (t ), где b ji определяется значениями ji. Подставив это вы Рис. 7.13. Положение корней характеристических уравнений на комплексной плос кости xk, yk для первой мелколиственной стадии трех разных групп типов леса:

1 – разнотравные, 2 – бруснично-зеленомошные, 3 – багульниковые.

Идентификация математических моделей ражение в (7.30), находим a ji как линейную комбинацию коэффициентов b ji, ji, i.

Полученные выводы позволяют утверждать, что треугольники характе ристических корней преобразуются друг в друга по принципам проективной геометрии, когда ось перспективы совпадает с осью абсцисс, а центр пер спективы – с вершиной одного из треугольников. Свойства характеристичес ких корней системы в пределах стадии развития детерминированы значением действительного корня для системы взаимодействия (7.26). Это еще одно подтверждение существования гомотопических индексов, определяющих все коэффициенты моделей, а также наличия правил преобразования собствен ных функций (рядов) друг в друга.

*** Высокий уровень абстракции используемых в математических моделях уравнений уводит их от конкретных ситуаций, но позволяет описывать более обширный класс явлений. Математические методы независимо от структуры модели дают возможность конкретизировать связи и, основываясь на методах статистической обработки, выявить их параметры, изменяющиеся от места к месту. Дальнейший анализ функций связи приводит к решению задачи типи зации через сравнение функций, а не первичных характеристик. В результате формируются пространственные гомологические ряды географических объ ектов, функционально подобных друг другу и относящихся к одной группе по функциональному сходству.

По принципам гомологии разработаны математические модели, в кото рых идентифицируются коэффициенты и соответствующие им социально экономические ситуации, типы инвариантных экономико-географических ус ловий развития территории, особенности бюджетного поведения муници пальных районов.

Появляется возможность вывести все коэффициенты из одного, т. е. до статочно значения специального индекса, чтобы идентифицировать все урав нения модели. Этот индекс комплексно отражает модельную ситуацию. Про исходит своеобразное разворачивание информации об объекте исследования на основе знаний о величине его индекса. Существование идентификацион ного индекса позволяет утверждать, что все исследуемые природные и соци ально-экономические системы гомотопически эквивалентны, т. е. через заме ну единственного параметра можно перейти от математического описания одной территории к модели другой: существует однозначное отображение района в район. Пока это утверждается в качестве гипотезы, но подтвержда ется теоретически и на частном эмпирическом материале. В простых моделях такой принцип идентификации прослеживается наглядно, но в многопара метрических моделях требуется сложный системный анализ закономернос тей связи коэффициентов между собой и со структурой модели.

Глава КОНКРЕТНОСТЬ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ЗНАНИЙ Преимущества географического познания. Конкретность знаний. Превра щение специального знания в знание географическое При обсуждении проблемы проявления гомологии и гомотопии в геогра фической науке на первый план выдвигается выяснение закономерностей формирования различия и сходства, особенностей и подобия территориаль ных образований с главной целью – понять причины конкретности изучае мых явлений и разработать на основе полученного опыта методы генерации новых знаний о пространственных ситуациях, которые не исследованы или появятся в будущем. Решение такой задачи обеспечивает принятие решений не на базе абстрактных знаний и моделей, а в тесной привязке их к месту и времени. При решении таких задач необходимо использовать методы разных наук, а представителям других областей знания – продемонстрировать пре имущества географического способа мышления.

8.1. Преимущества географического познания География традиционно развивалась как наука о географической обо лочке Земли в аспекте пространственного и временного взаимодействия при роды, населения и хозяйства территорий на разных иерархических уровнях, от локального до глобального. Объект географических исследований – Зем ля – является одновременно объектом исследований множества других наук, конкурирующих с географией за знания (геология, экология, экономика, со циология, история и др.). Особенность географии заключается в комплексном системном подходе к решению проблемы, пространственно-временной при уроченности знаний, учете географического положения в интерпретации зна ний. Этим обусловлено существование трех генеральных методов географи ческих исследований – системного комплексного, хорологического и истори ко-генетического [Исаченко, 2004].

Сходство, различие, взаимопроникновение различных областей геогра фии, их теоретических и практических направлений обсуждаются специалис тами не одно десятилетие, что связано со спецификой предмета и методов Конкретность географических знаний исследования географической науки. Ранее существовало строгое однознач ное соответствие – один предмет для одной науки и определенный набор ме тодов для изучения этого предмета в рамках данной науки. Теперь предмет одной научной области, в частности, географической, изучается одновремен но и другими областями знания с различных сторон, но разными методами, что обеспечивает интеграцию общественного, естественного, технического, а также теоретического и практического научного знания в единую систему [Бунге, 1967;

География…, 1987]. Это выражается в формировании полисис темной географии сквозных исследований (см. разд. 3.6) как прообраза еди ной науки. Развитие современной науки, разумеется, ставит вопрос об адекват ной трансформации и адаптации методик одного научного направления для исследований в других предметных областях, другими словами, превраще ния одного научного знания в другое.

В связи с этим утверждение о том, что научное знание является комп лексным, не вызывает сомнений. Понятие научной комплексности предпола гает разработку универсальных методов, использование теоретических под ходов разных наук для решения сходных задач через проведение аналогий и параллельное развитие практического и теоретического знания, которое в перспективе синтезируется в более общее или разделяется на частные новые исследовательские направления во всех сферах деятельности человека. По нимание этого следует из существования матричной структуры познания, когда гомологические ряды знаний специальных наук по критериям аналогии синтезируются в комплексные представления об объектах исследования (см.

п. 3.6.1, рис. 3.14).

Выделяются два общенаучных географических принципа – идиографи ческий и номотетический. Первый, его еще называют принципом уникаль ности Р. Хартшорна, основывается на выделении индивидуальностей, осо бенностей и отличий разных объектов. На его основе сложился ведущий ме тод – географическое районирование. Второй базируется на установлении всеобщего и общего в частных явлениях. Смысл географических исследова ний чаще всего сводится к первому принципу, оставляя поиск фундаменталь ных понятий и законов другим наукам, которые традиционно этому вопросу уделяют особое внимание и имеют модели и методы, позволяющие делать обобщения. В географии такой исследовательской традиции не сложилось, хотя существует множество ярких идей, раскрывающих содержание идиогра фического подхода. Такая тенденция отчетливо проявляется и отражает по нимание собственного предмета исследования географии, на создание фунда ментальных (номотетических) принципов которого ориентированы теорети ческие исследования географической науки. Необходимо единение мощного математико-аналитического аппарата и тех знаний, что накопила география в процессе объяснения планетарной действительности.

Глава А.Г. Исаченко [2004, с. 74] справедливо утверждает, что “география – нау ка одновременно номотетическая и идиографическая”. Уникальность геогра фических объектов, часто выраженная в их названиях, не исключает возмож ности устанавливать качественное сходство между территориями и находить общие законы их происхождения, строения, функционирования и развития.

Идея уникальности и конкретности географических явлений имеет дав нюю историю. Она четко проявилась в методологии географических иссле дований А. Гумбольдта, которые основывались на понимании естественных законов развития природы, наблюдениях, сборе натурных данных и расчете количественных и качественных показателей. Значительный вклад в обос нование идиографического географического подхода сделан в начале XX в.

А. Геттнером. География тогда рассматривалась как область познания, свя занная с исследованием уникальных объектов, и должна была развиваться по пути совершенствования описаний. Но во второй половине XX в., по мнению Д.В. Николаенко [2002], этот подход полностью исчерпал свои возможности и не мог дать ничего нового географической науке, так как не менялся по су ществу. Новая методология географии ориентировалась на абстрагирование, идеализацию, моделирование и другие абстрактные и общенаучные методы.

Широко использовалась математика, и ее применение часто отождествлялось с развитием теоретического направления в географии [Бунге, 1967]. На этой основе развиваются методы географического анализа, значение которого воз росло с появлением геоинформационных технологий.

Географический анализ формирует философскую и методологическую основу гуманитарной и физической географии, разрабатывает методы сбора и обработки количественных и качественных данных из различных источни ков, картографического представления данных и анализа пространственного распределения явлений и их взаимосвязи, статистической обработки про странственно распределенных данных, моделирование систем и связей в кон кретных географических ситуациях, социально-экономической интерпрета ции данных для принятия решений. Все эти позиции напрямую связаны с процедурами системного анализа, поэтому географический анализ должен быть системно-географическим.

Вместе с тем математическое моделирование можно рассматривать как один из способов описания географической реальности наряду с другими описательными методами. Здесь возникают те же проблемы, что и в описа тельной географии, которые наиболее ярко проявляются в страноведении [Машбиц, 1998]. Математическое описание территории, как и содержатель ное, не может быть поверхностным, формальным и абстрактным, а должно удовлетворять некоторым географическим критериям. Подобные критерии сформулировал Н.Н. Баранский [1980, с. 45] в приложении к страноведению.

Он считал необходимым создание системы характеристик, “содержащих в себе логическое сочетание важнейших отличительных черт каждой страны, Конкретность географических знаний возможно более тесной увязки этих черт между собой”. Такие черты, отража ющие природу, историю, хозяйство, культуру, политику, связываются между собой в единый целостный образ. Характеристики должны удовлетворят сле дующим условиям: 1) быть своеобразными, позволяющими отличить данную страну от других;

2) быть существенными, важными для понимания страны;

3) быть тесно связанными между собой, демонстрировать взаимодействие.

Этот перечень явно следует из гомотопических представлений о комплексах и топосах.

В математическом моделировании подобные характеристики также обеспечивают требования однозначности моделей (см. разд. 2.5), а именно:

определение начальных и граничных условий решения уравнений, свойств объекта и условий среды, влияющих на коэффициенты взаимодействия.

В описательных терминах это означает отражение истории и современной дифференциации территории, ее географического положения, взаимодейст вия с соседними областями, природного, экономического и социального по тенциала. При моделировании взаимосвязи этих характеристик обеспечи ваются структурой модели, поэтому существенными чертами территории, отражающими ее индивидуальность, являются те показатели, которые опре деляют однозначность идентификации модели. Поскольку количество сис темных моделей велико, всякий раз постановка задачи системно-географи ческого анализа должна приводить к выявлению новых характерных черт территории. Зависимость результатов географического описания (информа ционно-географического обеспечения) от особенностей постановки задачи не означает введение ограничений на информационно-географическое обес печение исследований, но, напротив, ставит перед географами сложную про блему подготовки данных и знаний о территории в объеме, удовлетворяю щем требованиям полноты, т. е. возможности использования этой информации для решения задач в любой постановке.

Через задачу однозначности моделей возвращаемся к проблеме индиви дуальности и конкретности географического знания, определяющей специ фику географической науки и ее конкурентные преимущества. Сложность ее решения заключается в отмеченном Д. Харвеем [1974] противоречии между философией науки, философско-методологическим обоснованием географии и конкретными географическими исследованиями. Им намечен путь, который позволил бы ликвидировать это противоречие, но полностью реализовать по тенциальные возможности этого подхода не удалось [Николаенко, 2002]. Ос тается существенное расхождение между уровнем обоснования географичес кой науки и реализацией этих принципов в конкретных исследованиях.

Полисистемная география (см. разд. 3.6) за счет аналогии системных тео рий прослеживает путь от понятий и аксиом общей теории систем к поняти ям и законам любой другой теории, выраженным в специальных терминах и математических формулах.

Глава В такой постановке ликвидируется логический разрыв между уров нями географического познания, поскольку удается единообразно выразить знания о реальности от философского до географического содержания. Так же просматриваются механизмы и формы взаимосвязи философского и кон кретно-научного знания. И наконец, сквозной характер системных теорий обеспечивает общегеографическую интеграцию – объединение как естест венных, так и социально-экономических отраслей географии и общегеогра фический синтез.

Среди теоретического разнообразия выделяется общая теория сложных систем-комплексов, которая постулирует конкретность структуры и органи зации любых комбинаций разнокачественных систем и их составляющих, что выражается в их привязке к идентификационному индексу. Она же регламен тирует основные принципы аналогии, гомологии и гомотопии систем и их изменений.

Для обоснования последнего тезиса необходимо понять смысл терминов “конкретность”, “конкретное”. В Толковом словаре русского языка [Ожегов, Шведова, 1999] конкретное объясняется как реально существующее, вполне точно и вещественно определенное в отличие от абстрактного, отвлеченного.

Термин “конкретный” происходит от латинского слова “concretus”, что озна чает сгущенный, сросшийся. В познавательном смысле это понятие связано с представлением о конкретности истины [Философский словарь, 1981] – тако го ее свойства, которое основано на учете и обобщении конкретных условий существования явления, на зависимости истины от определенных условий места и времени и т. д. [Там же]. В этом определении конкретность истины имеет существенно географическое и историческое выражение, связанное с учетом особенности места и времени, пространственной и временной измен чивости.

Определенная таким толкованием истина не бывает абстрактной, а всег да конкретна. Но это противоречит представлению об инвариантности исти ны в логической системе высказываний – то, что сохраняется при выводе, интерпретации в широком смысле. Это противоречие снимается, если кон кретную истину рассматривать не в рамках логики, а как интерпретацию ло гической истины в инварианте общей теории комплексов, где “истина растя нута” на интервале I = [0, 1], и всякое значение Ii I – это однозначная оценка существования конкретной ситуации;

изменяется ситуация – меняется ее “истинностная” оценка. На самом деле истина никакого реального отно шения к I не имеет, поскольку является понятием науки логики, где не должно быть числовых оценок. Утверждение “Ii однозначно соответствует ситуации Si” так же верно, как и положение “другое Ij однозначно соответствует ситуации Sj”. Этот момент хорошо отражен в представлениях о математичес ких топосах (см. п. 2.1.5) и может служить идеальной моделью организации Конкретность географических знаний географического знания. Истина проявляется в разных интерпретациях инва риантного существования, и их необходимо тонко различать, проецируя по нимание истины в конкретную системно-теоретическую область. Например, стоить отличать абсолютную истину гносеологии от полной истины логики.

Скорее образное выражение “конкретность истины” тесно связано с географическим познанием и определяет ядро и специфику географической науки. Безусловно, комплексный, хорологический и исторический подходы имеют значение в обосновании географии как науки, но в большей степени с ней связана задача обеспечения конкретности знаний, привязки знаний к ситуации, объяснение причин и выведение следствий. По этой причине гео графизация остальной науки не столько обусловлена координатно-геогра фической привязкой изучаемых явлений к местоположению или их все сто ронним анализом, сколько умением идентифицировать ситуацию, добиваться конкретности истинности высказываний и применять эти знания в расчетах.

Географическое положение должно рассматриваться и как положение в про странстве конкретности I = [0, 1] – это самое ценное, что позволяет делать выводы. Познавательные аспекты этой ценности отражены в таких понятиях, как “пространственная конкретность” (К.П. Космачев), “географическая точ ность” (А.А. Крауклис) и др.

В то же время в общей теории комплексов (см. п. 3.6.10) комплексный и исторический подходы объединяются с методами конкретизации явлений.

Основная идея этой теории: все существующее в мире гомологично и гомо топично, т. е. все есть одно и то же с точностью до некоторых преобразований.

Гомологичные ряды делятся на самостоятельные фрагменты, подобные меж ду собой и т. д. Это дает возможность, имея представление об одной структуре или функции, воспроизводить другие, построив модель для одной ситуации, перенести ее на следующую ситуацию.

В этой связи интересны подходы гуманитарной географии и антропо географии, представители которых стремятся раздвинуть границы географи ческого познания до всей совокупности индивидуальных географических миров каждого человека [Lowenthal, 1968]. При этом для лучшего понимания закономерностей проявления гомологического единства структур и процессов необходимо проследить их собственный путь в пространстве и во времени.

Человек может рассматриваться как пробный заряд в историко-географическом пространстве, по особенностям поведения которого можно судить о свойствах этого пространства.

В итоге принцип конкретности географических знаний выделяется как самостоятельный императив географического познания в противовес всему остальному абстрактному знанию. В этом отношении предстоит действовать в союзе с геологией, историей, техникой, медициной и другими науками прикладного значения.

Глава 8.2. Превращение специального знания в знание географическое География вследствие особенностей природы изучаемых ею объектов вынуждена постоянно пользоваться достижениями многих естественных и общественных наук [Родоман, 1970]. Методологическая связь географии с другими науками позволяет ей интегрироваться в другое научное знание или развивать подходы других наук внутри своего информационного простран ства с помощью различных теорий, что может рассматриваться как гомология и гомотопия научного знания в приложении.

На протяжении многих лет в географических исследованиях происходит выдвижение на первый план экологических и геоэкологических аспектов.

Это обусловлено тесными связями географии и экологии и интеграцией но вых экологических концепций в географическое знание благодаря развитию теории систем, в целом, и геосистем, в частности, и становлению экологии не только как прикладной, но и фундаментальной науки.

Экология как наука может определяться по-разному. По мнению В.Б. Со чавы [1970], экология является биологической дисциплиной, изучающей структуру и функции экологических систем всех уровней. В этом смысле она не лишена недостатков, отмеченных многими учеными-географами. Напри мер, Ю.Г. Пузаченко писал, что “экология естественным образом включила в себя человека со всеми его отношениями с окружающей средой и за короткое время преобразовалась из науки с конкретной предметной областью в очень общее и неопределенное научное направление, скорее, в очень неясную фор му мышления, чем в науку как систему знания” [Пузаченко, 1996, с. 13].

Н.Ф. Реймерс констатировал “размытость” и “небрежность” экологии и пред ложил относиться к ней как к сфере знаний, к своеобразному мировоззрению.

Восстановление первоначального смысла экологии состоит в более четком ее структурировании и выделении из нее опорного ядра – биоэкологии: “Сово купности научных дисциплин, исследующих взаимоотношения системных биологических структур … между собой и с окружающей средой…” [Рей мерс, 1992, с. 14]. Очевидно, что географические подходы и теории, изучаю щие проблемы человеческого общества с территориальными особенностями природной среды, позволяют внести конкретность в различные направления экологической науки, будь то экология человека, экология ландшафта, куль турная экология и т. д.

Предмет экологии – принципы строения и функционирования надор ганизменных систем, взаимоотношение со средой конкретной группы орга низмов, исследование конкретных экосистем или сообществ, закономернос ти взаимодействия человеческого общества и окружающей среды. Понятие “среда” – одно из ключевых в экологии. Среда – это целый комплекс природ ных объектов и явлений, с которыми организм (растительный, животный, че Конкретность географических знаний ловеческий) находится в прямых или косвенных отношениях. Различают че тыре типа среды обитания: воздушную, водную, почвенную, совокупность живых организмов. Но каждый тип среды обитания – это также и компонент природы, изучаемый географией, в том числе на конкретной территории. Ис торически экология изучала проблемы организма и его среды обитания локального уровня, а интересы географов охватывали крупные регионы. По скольку экологические проблемы уже имеют не только местный, но регио нальный и глобальный аспекты исследований, с уверенностью можно сказать, что экология сделала шаг в направлении географии: с помощью географичес ких методов она изучает экосистему планетарного масштаба, основываясь на знаниях, полученных на локальном уровне. Правда, здесь возникает вопрос о правомерности такого переноса знаний, о его соответствии принципам подо бия (см. разд. 2.2) и актуализма, закономерностям иерархии геосистем.

Особое место занимает преобразование экологического знания в геогра фическое в таком направлении, как экология человека, которое многие при знают одной из ключевых концепций в современной географии. Первона чально экология человека, как и другие подобные отраслевые науки (экология промышленности и др.), рассматривалась в качестве экологической дисцип лины. Но дальнейшее развитие позволило ей преобразоваться в эколого-гео графическую область, поскольку она включает ряд демографических элемен тов (продолжительность жизни, состояние здоровья), которые в значительной мере зависят от уровня благоприятности природной среды. Здесь географи ческий поход к определению экологического содержания во многом связан с понятием качества жизни и факторами, его определяющими. Как отмечают В.М. Котляков, Г.А. Агранат и Г.М. Лаппо [2000], “география никак не может пройти мимо проблемы качества жизни, которое имеет региональные разли чия”. Рассматривая природную среду и ее элементы как благоприятный или неблагоприятный фактор здоровья человека, анализируя различия в состоя нии среды на разных территориях, давая эколого-географическую характе ристику различных районов, опять приходим к понятию локальности и необ ходимости гомологических отображений полученных закономерностей на различные территории и масштабы.

Таким образом, развивая и конкретизируя экологию на стыке географии и используя географические фундаментальные законы, последовательно при ходим к экологии географической, которую можно рассматривать и как раз дел экологии, изучающей географические законы, и, в то же время, как раздел географии, исследующий взаимоотношения экологических систем. Интегра ция экологии в современную географическую науку позволила рассматривать природу не только как потребительскую (ресурсную), но и как экологичес кую (средообразующую) среду человека. В качестве потребительской среды природа оценивается как база для развития хозяйства, что предполагает вы явление ее экономического значения. Второй подход – экологический – рас Глава сматривает каждый компонент природы как среду жизни, обитания и выжи вания человека. Сейчас более актуален второй подход, уделяющий внимание взаимосвязи ландшафта и образа жизни человека, – необходимость оцени вать каждый компонент природы с экологической точки зрения. Экологичес кие оценки могут относиться как к ландшафту в целом, так и к его отдельным компонентам, в масштабе небольшой местности или целого региона или кон тинента. Роль географической науки здесь заключается в открытии фунда ментальных эколого-географических закономерностей, которые могут быть описаны конкретными достоверными качественными либо количественны ми моделями. Параметры этих моделей должны представлять гомотопичес кие и гомологические показатели и факторы, с помощью которых возможен перевод полученной информации об объекте исследования из одной области знания в другую, с одного региона на другой и т. п.

Рассмотрим, в частности, превращение специального знания в геогра фическое на примере перехода от экономических и экономико-математичес ких исследовательских моделей к экономико-географическим и их интерпре тации и конкретизации в рамках теоретической экономической географии.

Предметом экономики, в целом, и экономико-математического модели рования является изучение экономических (и шире – социально-экономичес ких) процессов и явлений на различных иерархических уровнях (локальном, региональном, национальном, глобальном) с помощью математического ап парата. В задачи экономико-математического моделирования входит анализ экономических объектов, прогнозирование экономических процессов и раз работка управленческих решений. Следует отметить, что экономические мо дели в итоге дают абстрактное знание, не учитывающее конкретные свойства каждой территории (пространственные, исторические и т. п.).

Экономическая география, с одной стороны, – это отраслевая наука гео графии, которая изучает законы развития пространственных систем, форми рующихся на земной поверхности в процессе взаимодействия природы и об щества, а также решает проблему управления этими системами [Саушкин, 1987]. С другой стороны, экономическая география – это экономическая нау ка, изучающая пространственно-временные процессы и формы организации жизни людей и общественного производства (производительных сил и про изводственных отношений), территориально-производственные комплексы, закономерности их географического размещения, условия и особенности их развития и проявления в зависимости от территориального положения и ис тории формирования в различных странах и районах [Алаев, 1983].

По мнению В. Бунге [1967], предмет, задачи и методы экономической географии (как теоретической, так и практической) существенно шире, чем в экономике и экономико-математическом моделировании. Он отмечал, что экономическое и экономико-математическое знание по своей сути носит не пространственный характер, зачастую игнорируя территориальные аспекты Конкретность географических знаний и пространственные причины проявления различных социально-экономичес ких процессов. Фактически, экономико-математическая наука и региональная экономика не рассматривают факторы размещения на территории ресурсов, населения и т. д., топологические связи социально-экономических систем, а анализируют лишь функциональный характер связи социальных и экономи ческих характеристик (затрат, выпуска продукции, капитальных вложений и т. д.). В экономической теории возникает существенный методологический дефицит при изучении деятельности человека на земной поверхности. Эко номико-географическое знание в этом случае дополняет и расширяет экономи ко-математические исследования специфическими географическими аспек тами: территориальностью, пространственностью, конкретностью каждого местоположения, индивидуальностью характеристик изучаемой территории и географической ситуации.

В разд. 6.1 рассмотрена процедура превращения абстрактной экономи ко-математической модели в конкретную экономико-географическую модель.

Даже не зная структуру абстрактной модели W(x), но имея короткие и длин ные пространственные и временные ряды данных, с помощью общезначимых математических методов и средств статистической обработки удается понять внутрирегиональные факторные и территориальные связи географических явлений, даже просто сказать – есть здесь связи или нет. Этим оценивается возможность конкретного направления исследований и получения новых знаний другими областями науки, задается общая схема математического мо делирования по стадиям, видам географического положения, природным зо нам и т. д.

В итоге экономико-математическое моделирование в его конкретном по нимании становится одним из компонентов комплексных экономико-геогра фических исследований. Особенностью экономического и экономико-мате матического знания являются общность и абстрактность подхода к решению задач, а свойствами географического – индивидуальность, пространственно временная и историческая привязка к территории. По этой причине экономи ко-географический подход призван обеспечить однозначность суждений при анализе социально-экономических закономерностей.

*** Узловым моментом географических исследований и моделирования яв ляется представление о конкретности географических знаний, которое наря ду с постулатами о системности, комплексности и развитии объединяется в общей теории комплексов, определяющей предмет не только географии, но и геологии, истории, техники и медицины. Это дает возможность заимствовать идеи из других дисциплин сквозного ряда комплексных исследований, а с другой стороны, распространять методологию комплексирования и иденти фикации ситуаций на многие науки, придавая им конкретный и конструктив ный характер, обеспечивая перенос знаний и моделей с одной ситуации на Глава другую. При реализации этой задачи предстоит ответить на многие вопросы, но на главный из них – о принципиальной возможности такого алгоритма – теория и исследовательский опыт позволяют дать положительный ответ.

География также предлагает модель многоаспектного знания – полисис темную географию. Ее использование другими науками даст возможность систематизировать имеющееся знание и получать новое знание, прежде всего в виде математических моделей, отражающих разные стороны взаимодей ствия объектов. Принципы гомологии и гомотопии, следующие из теории комплексности-конкретности, в приложении к математическому моделирова нию сводят проблему идентификации моделей к задаче расчета и вариации идентификационного индекса.

Такие подходы в первую очередь апробируются на примере смежных дисциплин – экологии и экономики, знания которых необходимо превратить в конкретное знание природной и экономической географии. Сущность тако го перехода состоит в обеспечении однозначности решения уравнений, преж де всего в части расчета коэффициентов, учитывающих свойства объектов и географической среды. Следующий этап – переход к мульти- и полимоделям объяснения экологических, экономических и социальных явлений.

География развивается параллельным курсом по отношению к другим наукам, включая дублирующие разделы разных наук земного цикла. Но у нее есть главный предмет – комплексные исследования, в рамках которых фор мируется представление о гомологии и гомотопии территориальных образо ваний. Конкретные географические исследования, основанные на опыте мно гих поколений ученых и математической технологии анализа рядов данных, позволяют географам демонстрировать знание там, где другие науки его пока не обнаруживают.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Понятия аналогии, гомологии и гомотопии в математике, биологии, хи мии, минералогии, общественных, технических и других науках рассматрива ются как фундаментальные свойства формальных и реальных природных и социальных систем. В каждой науке эти понятия существенно различаются, но сравнительный анализ их частных трактовок приводит к формированию общей схемы различения аналогии, гомологии и гомотопии. По сути – это триада, базисом которой является содержательное представление о гомотопии как выражении комплексности в строении действительности: все существую щее упорядочено в комплексы и измеримо по своему положению в этом по рядке. Гомология – главный принцип этой комплексности – он объединяет все явления в ряды функциональных последовательностей в пространстве и во времени, а также в других реальных координатах. Аналогия, с одной стороны, сравнивает параллельные гомологические ряды, т. е. становится одной из форм проявления общей гомологии, а с другой – возникает всегда там, где су ществует гомология. В том числе аналогия есть общий принцип познания че рез фиксацию гомологии между объектом и его моделью. В итоге гомотопия и аналогия – две полные противоположности в системе познания сложного уст ройства мира, опосредующим синтезом которых становится гомология. В на учной интерпретации гомология и гомотопия рассматриваются как средства представления знаний. Гомологические модели знаний – наиболее значимый результат этого направления исследований, отличающий от эмпирического изучения конкретных комплексов.

Гомотопический принцип комплексирования предполагает, что все су ществующее вытянуто в ряд или, точнее, представлено на кольце прямого и обратного движения (отображения) структур этого ряда. Структуры-поли морфизмы комбинируются из элементарных объектов (слоев, типов, уров ней), которые комплексируются гомоморфными отображениями. Простейшие комплексы состоят из элементарных объектов (слоев) и соответствуют коор динатам функционального пространства представления более сложных ком плексов. Так, например, из геомеров разных типов собираются геохоры. Та Заключение кая ординационная модель в научной концепции гомологии представлена центрированными (полярными) схемами (пучками линий и окружностями).

Альтернативная ей матричная модель рассматривает параллельные гомоло гические ряды, между элементами которых устанавливается аналогия, или гомология более высокого порядка. Полярные и матричные схемы – нагляд ные модели комплексов. Они объединяются в сферическую модель с систе мой параллелей и меридианов, которая дополняется локсодромными линия ми на сфере. Параллели, меридианы и локсодромы, построенные на плоскос ти или сфере, моделируют систему дополнительных гомологических рядов, каждый из которых представляет собой базу расслоения других рядов. Такая модель гомологии является двумерной проекцией многомерного простран ства расслоения знаний. Комплексность подразумевает функциональную эк вивалентность всех рядов, возможность выявления их подобия через сравне ние, а также естественную калибровку, т. е. превращение одного ряда в дру гой в результате преобразования.

География почти не использует концепцию гомологии, хотя демонстри рует достаточно примеров проявления подобия в природной и социально-эко номической среде и изучения сходства–различия географических объектов.

Важнейший для географии сравнительный метод основан на сопоставлении разных территорий и условий формирования территориальных организаций через выделение сходства различного. Так выявляются генетические ряды геосистем, отражающие их динамические и эволюционные изменения в про странственной последовательности. Сравнительный метод широко использу ется в задачах распознавания территориальных объектов – типизации, клас сификации и картографировании.

Научно-географическим приложением гомолого-гомотопической мето дологии являются прежде всего комплексные исследования, включающие моделирование географических комплексов, классификацию геосистем, срав нительно-географический анализ территорий, ландшафтно-индикационный подход, геоситуационную диагностику и моделирование. Закон географичес кой зональности выстраивает природные зоны в гомологический ряд в грани цах климатического пояса, упорядочивает их по секторам как в пространстве признаков (температура, влажность), так и территориально на поверхности земной сферы. Система классификации геосистем строится на основе их сравнения с зональным эталоном – коренной геосистемой. Факторально-ди намический ряд фаций – это гомологический ряд, выделенный по степени видоизменяющего воздействия конкретного фактора. Гомология ландшафтов в системе высотной поясности – наглядный пример дифференциации по по казателю положения. Наблюдаются аналогия и гомология между геосистема ми локального и глобального уровней – от фаций до природных зон, что обусловлено сходством их положения в системе классификации на соответ ствующем уровне.

Заключение В географическом комплексе все компоненты взаимосвязаны и взаимо обусловлены, т. е. представляют гомологическую последовательность. В этом заключается основная идея комплексного ладшафтоведения, что позволяет решать многие проблемы изучения ландшафтов, в частности, с использова нием методов ландшафтной и иной индикации. Межкомпонентные и межсис темные информационные связи, когда одна составляющая зеркально отобра жается в другой, формируют целостность ландшафта и географических ком плексов более высокого порядка.

Важной позицией, раскрывающей специфику географических исследо ваний, является особая полигеосистемная интерпретация ландшафтов, когда для их описания требуется множество систем разного рода – познавательных моделей, основанных на понятиях и аксиомах разных теорий, но структурно подобных и образующих категорию системы географических знаний. Моде ли гомолого-гомотопических сравнений геосистем строятся в рамках поня тий и аксиом теории сложных систем, исследующей законы синтеза разнока чественных частей в единый территориальный комплекс и интегрирующей разрозненное знание разных наук по аналогии, гомологии и гомотопии.

Модель комплекса рассматривается как система функциональных связей разных частей географического объекта – линейно упорядоченная структура подобия частей и их отображений. Структурное и функциональное подобие определяет гомологию, а гомология, регламентируемая свойствами конти нуума, – гомотопию частей и связей комплексов, упорядоченных относитель но точек единичного интервала этого континуума I = [0, 1]. В итоге получа ется так, что все структуры и функциональные связи комплекса гомологичес ки и гомотопически эквивалентны и отличаются только соответствующим этим структурам и связям значением индекса из отрезка I. Существование и изменение любого комплекса заключены между 0 и 1, т. е. минимальным и максимальным значениями.

Моделью-представлением единичного интервала I являются разные схе мы классификации геосистем. Показано, что иерархическая классификация элементарных таксонов (фаций) на каждом уровне вытягивается в линейный гомологический ряд, где любая позиция кодируется многозначным числом.

Появляется возможность использовать код для координации фаций в замкну том интервале, гомоморфном I. Иерархические и циклические схемы клас сификации в этом качестве эквивалентны, раскручиваются по спирали, что приводит к линейной последовательности таксонов, моделирующей структу ру единичного интервала упорядочения геосистем.

Гипотеза о существовании структурного и функционального подобия проверяется с использованием многозональных данных дистанционного зондирования. Космические снимки обрабатываются локально с использова нием определителя Якоби, равенство нулю которого указывает на наличие функциональных зависимостей яркостных характеристик, а следовательно, Заключение компонентов геокомплексов, их определяющих. Показано существование функционального подобия функционально-однородных по данному крите рию ареалов, т. е. адекватности модели категорий и функторов строению гео графического пространства по принципам гомолого-гомотопических связей.

В результате формируется представление о едином ландшафтном поле Зем ли, в котором географические комплексы взаимодействуют через простран ство и время. Структурное и функциональное подобие возникает только в сформировавшихся и ненарушенных географических системах, существую щих как системы подобия адекватных друг другу компонентов.

Гипотеза структурной гомологии проверяется на примере ранговых и частотных распределений по встречаемости пикселов разных яркостных зна чений. С учетом и без учета смещения максимумов распределений проявля ется подобие структур (спектров) распределений, которые аппроксимируют ся экспоненциальными и обобщенными степенными функциями (моделями).

Коэффициенты этих функций коррелированны, линейно взаимозависимы в соответствующих линеаризующих логарифмических координатах, что гово рит о возможности использования одного коэффициента в качестве иденти фикационного индекса. Функции образуют конгруэнцию – пучок зависимос тей с общим центром, характеризующим инвариант состояния внешней среды реализации исследуемых структурных связей. Модели объединяются в гомотопическую группу преобразований структуры в структуру при измене нии индекса, отражающего локальные условия среды и состояние исследуе мой геосистемы. Прослеживается закономерная связь индексов с номером положения геосистемы в ряду их типизации, отражающей последовательнос ти географических систем в парагенетических комплексах ландшафтов в пространстве их высотно-поясной и широтно-зональной дифференциации.

Эта закономерность используется для картографирования, когда каждый ин декс отражает определенный тип геосистем и, соответственно, напряжен ность связи компонентов разных местоположений.

В зависимости от того, в каких криволинейных, в частности логариф мических, координатах связи физико-географических характеристик превра щаются в линейные, выбирается тип модельной аппроксимации, например, экспоненциальная или степенная функция. Это открывает возможности для структурно-функциональной идентификации моделей, когда помимо оценки коэффициентов выявляется тип связей. Это же происходит в более сложном случае для моделей геоэкологических ниш, когда, отталкиваясь от существо вания пучков линейной связи (конгруэнции) показателей, по данным восста навливается тип зависимости.

Это на примерах подтверждает правильность определения аксиом тео рии сложных систем как в обобщенной, так и в частной количественной ин терпретации. Наглядно выделяется идентификационный индекс в виде ха рактерного коэффициента моделей, определяющего “ориентацию” моделей Заключение в пучке конгруэнции взаимосвязей. На основе такого индекса структуры и функции упорядочиваются и преобразуются друг в друга. Конгруэнции явля ются натуральной количественной моделью географического комплекса, по этому их выделение и сравнительный анализ становятся одной из основных задач исследования законов строения и развития территории, выделения в кажущемся хаосе взаимосвязей гомологических закономерностей.

Гомология временных рядов определяется согласованной реакцией эле ментов геосистем на климатические воздействия с учетом индивидуальных особенностей местообитания и этих элементов. Идентификационный индекс выступает в качестве показателя такой индивидуальности и определяет спе цифику этой реакции на воздействие различных факторов. Появление гомо логии временных рядов обусловлено фундаментальностью линейной конгру энции их связей в изменяющихся региональных условиях.

Для понимания механизмов возникновения гомологии и гомотопии раз рабатываются математические модели, структура которых уточняется в про цессе такого исследования, осуществляется структурная идентификации мо делей. В частности, для модели динамики лесных массивов показано, что требование гомологии структуры площади лесонасаждений разных пород на различных стадиях формирования обеспечивается экспоненциальной зависи мостью от возраста коэффициента смены пород. Такое восстановление струк туры модели основано на эмпирическом факте гомологии в строении лесов.

Явление структурной гомологии, сохраняющейся на протяжении дли тельного периода времени, позволяет ставить и решать задачи прогнозирова ния, в частности, при изучении эволюции геосистем в условиях изменяюще гося климата. Проведенный анализ распределений площадей геосистем по высотному положению для большой территории дает информацию для соз дания эволюционных моделей, построенных по принципам клеточных авто матов, позволяет сформировать структуру пространства ординации, выделить нормальное состояние геомера и пороговые значения его изменений, иденти фицировать положение конкретного геомера в этом пространстве относи тельно нормы и границ влияния комплекса факторов.

Структурное подобие наблюдаемых явлений определяется функциональ ным подобием формирующих их процессов. Для каждого компонента гео системы в силу применения разного типа уравнений описания процессов в базовые уравнения должны входить дополнительные поправки, обеспечива ющее подобие структур. Характер этих поправок устанавливается методами структурной идентификации, результаты которой становятся следствием го мологии структур и выражаются в гомотопии моделей, если удается выде лить гомотопический коэффициент – идентификатор ситуации реализации модели.

Математические методы (преобразование Лежандра, определитель Яко би) независимо от структуры модели дают возможность конкретизировать Заключение неизвестные функциональные связи и, основываясь на методах статистичес кой обработки, выявить их параметры, изменяющиеся от места к месту. Даль нейший анализ функций связи приводит к решению задачи типизации через сравнение их функций, а не первичных характеристик. В результате форми руются пространственные гомологические ряды географических районов, функционально подобных друг другу и относящихся к одной группе по функ циональному сходству.

По принципам гомологии разработаны математические модели, в кото рых идентифицируются коэффициенты и соответствующие им социально экономические ситуации, типы инвариантных экономико-географических условий развития территории, особенности бюджетного поведения муници пальных районов.


Появляется возможность вывести все коэффициенты из одного, т. е. до статочно значения специального индекса, чтобы идентифицировать все урав нения модели. Этот индекс комплексно отражает модельную ситуацию. Про исходит своеобразное разворачивание информации об объекте исследования на основе знаний о величине его индекса. Существование идентификацион ного индекса позволяет утверждать, что все исследованные природные и со циально-экономические системы гомотопически эквивалентны, т. е. через замену единственного параметра можно перейти от описания одной террито рии к модели другой: существует однозначное отображение района в район.

Узловым моментом географических исследований и моделирования яв ляется представление о конкретности географических знаний, которое наря ду с постулатами о системности, комплексности и развитии объединяется в общей теории комплексов, определяющей предмет не только географии, но и геологии, истории, техники и медицины. Это дает возможность заимствовать идеи из других дисциплин сквозного ряда комплексных исследований, а с другой стороны, распространять методологию комплексирования и иденти фикации ситуаций на многие науки, придавая им конкретный и конструктив ный характер, обеспечивая перенос знаний и моделей с одной ситуации на другие.

Перечисленные результаты рассматриваются в контексте развития тео рии географических комплексов – гомологических и гомотопических струк тур своих составных частей, упорядоченных классификационно и парамет рически. Важно то, что многие научные проблемы, в частности, идентифи кация математических моделей, ставятся и решаются в терминах теории геокомплексов, что открывает возможности для ее развития как фундамен тального направления конкретизации абстрактных научных знаний по их пространственной, временной и факторной принадлежности. Это открывает перспективы для развития ситуационного анализа и моделирования, внедре ния новых подходов в практику территориального управления.

ЛИТЕРАТУРА Аковецкий В.И. Дешифрирование снимков. – М.: Недра, 1983. – 374 с.

Алаев Э.Б. Социально-экономическая география. – М.: Мысль, 1983. – 350 с.

Александров П.С. Введение в теорию множеств и общую топологию. – М.:

Наука, 1977. – 367 с.

Александрова Т.Д. Статистические методы изучения природных комплек сов. – М.: Наука, 1975. – 96 с.

Альтер С.П. Ландшафтный метод дешифрирования аэрофотоснимков: Об щие положения и принципы. – М.: Наука, 1966. – 88 с.

Альтшуллер Г.С., Шапиро Р.Б. Психология изобретательского творчества // Вопросы психологии. – 1956. – № 6. – С. 37–49.

Андреев В.Л. Классификационные построения в экологии и систематике. – М.: Наука, 1980. – 151 с.

Андронников В.Л. Аэрокосмические методы изучения почв / Отв. ред.

В.В. Егоров, Ю.А. Ливеровский. – М.: Колос, 1979. – 280 с.

Андронников В.Л., Афанасьева Т.В., Симакова М.С. Дешифрирование по аэ ро- и космическим снимкам почвенного покрова основных природных зон стра ны для картографирования // Аэрокосмические методы в почвоведении и их ис пользование в сельском хозяйстве. – М.: Наука, 1990. – С. 22–33.

Антощенко-Оленев И.В. Возможности и ограничения геологического де шифрирования // Отеч. геология. – 1997. – № 11.

Антощенко-Оленев И.В., Голда Я.В. Методология автоматизации геологи ческого дешифрирования // Сов. геология. – 1986. – № 8.

Арапов М.В., Ефимов Е.Н., Шрейдер Ю.А. О смысле ранговых распределе ний // Научно-техническая информация. – 1975. – Сер. 2, № 1. – С. 9–20.

Арес В.Ж. Физико-химическая геотехнология. – М.: Изд-во Моск. гос. гор ного ун-та, 2001. – 656 с.

Арманд А.Д. Информационные модели природных комплексов. – М.: Наука, 1975а. – 126 с.

Арманд А.Д. Теория поля и проблема выделения геосистем // Количествен ные методы изучения природы // Вопросы географии. Сб. 98. – М.: Мысль, 1975б. – С. 92–106.

Литература Арманд А.Д. Ландшафт как конструкция // Изв. ВГО. – 1988а. – Т. 120, вып. 2. – С. 120–125.

Арманд А.Д. Самоорганизация и саморегулирование географических сис тем. – М.: Наука, 1988б. – 260 с.

Арманд А.Д. Природные комплексы как саморегулируемые информацион ные системы // Изв. АН СССР. Сер. геогр. – 1996. – № 2. – С. 85–95.

Арманд Д.Л. О статье М.И. Будыко “К теории интенсивности физико-гео графического процесса” // Вопросы географии. – 1949а. – № 15. – С. 46–52.

Арманд Д.Л. Функциональные и корреляционные связи в физической гео графии // Изв. ВГО. – 1949б. – Т. 81, вып. 1. – С. 81–94.

Арманд Д.Л. Наука о ландшафте. Основы теории и логико-математические методы. – М.: Мысль, 1975а. – 286 с.

Арманд Д.Л. Теория поля и проблемы выделения геосистем // Вопросы гео графии. – 1975б. – Сб. 98. – С. 92–106.

Арманд Д.Л. Географическая среда и рациональное использование природ ных ресурсов. – М.: Наука, 1983. – 238 с.

Артоболевский И.И., Ильинский Д.Я. Основы синтеза систем машин авто матического действия. – М.: Наука, 1983. – 280 с.

Бадман М.К. Территориально-производственный комплекс: теория и прак тика предплановых исследований. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1980. – 250 с.

Байсенова А.С. Исследование природы Казахстана. – Алма-Ата: Изд-во “Ка захстан”, 1979. – http://www.nklibrary.freenet.kz/elib/collect/book/beisen.htm Баранский Н.Н. Избранные труды. Научные принципы географии. – М.:

Мысль, 1980. – 239 с.

Баренблатт Г.И. Подобие, автомодельность, промежуточная асимптоти ка. – Л.: Гидрометеоиздат, 1982. – 255 с.

Беньков А.В., Рыжкова В.А. Оценка и моделирование динамики южно-та ежных сосняков Средней Сибири // Лесоведение. – 2001. – № 1. – С. 3–12.

Берг Л.С. Опыт разделения Сибири и Туркестана на ландшафтные и морфо логические области. – М., 1913.

Берг Л.С. Фации, географические аспекты и географические зоны // Изв.

ВГО. – 1945. – Т. 77, вып. 3.

Берг Л.С. Предмет и задачи географии // Избр. труды. Т. II. Физическая гео графия. – М.: Изд-во АН СССР, 1958. – С. 112–119.

Берлянт А.М. Карты взаимосвязи явлений и их применение в географичес ких исследованиях // Вестн. МГУ. Сер. 5, География. – 1972. – № 1. – С. 21–30.

Берталанфи Л. Общая теория систем // Системные исследования. – М., 1969. – С. 30–34.

Беручашвили Н.Л. Геофизика ландшафта. – М.: Высш. шк., 1990. – 287 с.

Биологический энциклопедический словарь. – М.: Научное изд-во БРЭ, 1995. – 864 с.

Болтянский В.Г., Ефремович В.А. Наглядная топология. – М.: Наука, 1982. – 148 с.

Большая советская энциклопедия. – 1978. – http://slovari.yandex.ru/dict/bse Литература Большой энциклопедический словарь. Химия. – М.: Большая российская эн циклопедия, 1998.

Большой энциклопедический словарь. Языкознание / Под ред. В.Н. Ярце вой. – М.: Большая российская энциклопедия, 1998. – 685 с.

Бондаренко Д.М., Коротаев А.В. Политогенез, “гомологические ряды” и не линейные модели социальной эволюции (к кросскультурному тестированию не которых политантропологических гипотез) // Общественные науки и современ ность. – 1999. – № 5. – С. 128–139.

Брюхович Е.И. К вопросу об информатизации общества. Методология реше ния задачи научного предвидения для вывода из кризиса отечественной вычис лительной техники // Математические машины и системы. – Киев, 1997. – № 2. – С. 122–132.

Будыко М.И. Глобальная экология. – М.: Мысль, 1977. – 327 с.

Бунге В. Теоретическая география. – М.: Прогресс, 1967. – 279 с.

Бурдье П. Социология политики. – М.: Socio-Logos, 1993. – 336 c.

Бурдье П. Начала: Пер. с фр. – М.: Socio-Logos, 1994. – 287 с.

Буховец А.Г. Системный подход и ранговые распределения в задачах класси фикации // Вестн. ВГУ. Сер. экономика и управление. – 2005. – № 1. – С. 130–142.

Вавилов Н.И. Закон гомологических рядов в наследственной изменчивос ти // Докл. III Всерос. селекц. съезда. – Саратов: Губполиграфотдел, 1920. – 16 с.

Ваганов Е.А., Шашкин А.В., Свидерская И.В., Высоцкая Л.Г. Гистометри ческий анализ роста древесных растений. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1985. – 100 с.

Ваганов Е.А., Шиятов С.Г., Мазепа В.С. Дендроклиматические исследова ния в Урало-Сибирской Субарктике. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1996. – 246 с.

Васильев С.В., Седых В.Н. Классификация признаков при лесном дешифри ровании аэроснимков // Дистанционные исследования ландшафтов. – Новоси бирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1986. – С. 17–25.

Вейсман А.Д. Греческо-русский словарь: репринт V-го издания 1899 г. – М.:

Греко-латинский кабинент Ю.А. Шичалина, 1991. – 1370 с.

Веников В.А. Теория подобия и моделирования. – М.: Высш. шк., 1976. – 479 с.

Викторов А.С. Рисунок ландшафта. – М.: Мысль, 1986. – 179 с.

Викторов С.В. Индикационные аспекты космического мониторинга // Кос мический мониторинг биосферы. – Л., 1985. – С. 24–29.

Викторов С.В., Восткова Е.А., Вышивкин Д.Д. Введение в индикационную геоботанику. – М.: Наука, 1962. – 227 с.

Викторов С.В., Чикишев А.Г. Ландшафтная индикация и ее практическое применение. – М.: Изд-во МГУ, 1990. – 200 с.

Виленский Д.Г. Система почв // Вестн. МГУ. – 1945. – № 1.

Виленский Д.Г. География почв. – М.: Высш. шк., 1961. – 343 с.

Виноградов Б.В. Географические закономерности дальней экстраполяции признаков дешифрирования ландшафтов-аналогов // Применение аэрометодов для изучения грунтовых вод. – М.;

Л., 1962.

Литература Виноградов Б.В. Космические методы изучения природной среды. – М.:

Мысль, 1976. – 286 с.


Виноградов Б.В. Аэрокосмический мониторинг экосистем. – М.: Наука, 1984. – 321 с.

Виноградов Б.В. Аэрокосмический мониторинг динамики почвенного по крова // Аэрокосмические методы в почвоведении и их использование в сельском хозяйстве. – М.: Наука, 1990. – С. 55–61.

Виноградов Б.В. Основы ландшафтной экологии. – М.: ГЕОС, 1998. – 418 с.

Винокуров Ю.И. Ландшафтная индикация в эколого-географических иссле дованиях: Автореф. дис. … д-ра геогр. наук. – Иркутск, 1994. – 65 с.

Воронцов Н.Н. О гомологической изменчивости // Проблемы кибернети ки. – 1966. – № 16. – С. 221–229.

Временные требования к использованию материалов дистанционного зон дирования Земли при ведении мониторинга экзогенных геологических процес сов в составе государственного мониторинга состояния недр / Под ред. М.В. Ко четкова. – М.: ЗАО “Геоинформмарк”, 2000. – 52 с.

Гаврилов А.И. Региональная экономика и управление: Учеб. пособие для ву зов. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. – 239 с.

Гвоздецкий Н.А. Основные проблемы физической географии: Учеб. посо бие. – М.: Высш. шк., 1979. – 222 с.

Географическая интерпретация аэрокосмической информации / Отв. ред.

Л.Н. Васильев. – М.: Наука, 1988. – 133 с.

Географические исследования Сибири. Т. 4. Полисистемное тематическое картографирование. – Новосибирск: Акад. изд-во “Гео”, 2007. – 415 с.

География в системе наук. – Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1987. – 212 с.

Геоиндикационное моделирование (с использованием материалов аэро- и космических съемок). – Л.: Недра. Ленингр. отд-ние, 1984. – 248 с.

Геоинформационная система управления территорией / А.К. Черкашин, А.Д. Китов, И.В. Бычков и др. – Иркутск: Изд-во Ин-та географии СО РАН, 2002. – 151 с.

Геологический словарь. – М.: ГНТ Изд-во литературы по геологии и охране недр, 1955. – Т. 1. – 403 с.

Геологический словарь. – М.: Недра, 1973. – Т. 2. – 455 с.

Голдблатт Р. Топосы. Категорный анализ логики. – М.: Мир, 1983. – 488 с.

Голосенко И.А. Социальная философия неославянофильства // Н.Я. Дани левский, К.Н. Леонтьев. Социологическая мысль в России: Очерки немарксист ской социологии последней трети ХIХ–начала XX вв. – Л.: Наука. Ленингр. отд ние, 1978. – C. 227–254.

Голубцов П.В. Категорный подход к анализу систем преобразования инфор мации: Автореф. дис. … д-ра физ.-мат. наук. – М., 1998. – 48 с.

Грабовский В.И. Клеточные автоматы как простые модели сложных сис тем // Успехи современной биологии. – 1995. – Т. 115, № 4. – С. 412–419.

Григорьев А.А. Закономерности строения и развития географической сре ды. – М.: Мысль, 1966. – 384 с.

Литература Григорьев А.А. Космическая индикация ландшафтов Земли. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1975. – 165 с.

Григорьев А.А., Будыко М.И. О периодическом законе географической зо нальности // Докл. АН СССР. – 1956. – Т. 110, № 1. – С. 129–132.

Грин А.М. Геосистема как объект исследования дистанционными метода ми // Современная проблематика дистанционных исследований геосистем. – М., 1983. – С. 15–20.

Гуламов М.И., Логофет Д.О. К взаимодействию факторов окружающей сре ды // Изв. РАН. Сер. биол. – 1997. – № 1. – С. 64–68.

Гумилев Л.Н. От Руси к России. – М.: Изд-во АСТ, 2006. – 560 c.

Гуревич Г. Менделеевская вселенная // Химия и жизнь. – 1971. – № 1. – С. 33–39.

Гюнтер Н.М. Интегрирование уравнений первого порядка в частных произ водных. – М.;

Л.: Гостехтеориздат, 1934. – 359 с.

Даубен Д.У. Георг Кантор и рождение теории трансфинитных множеств // В мире науки. – 1983. – № 8. – С. 76–86.

Девдариани А.С. Моделирование развития рельефа методами теории конеч ных автоматов и математической физики // Вопросы теоретической и прикладной геоморфологии. – Чита, 1969. – С. 135–201.

Джонстон П.Т. Теория топосов. – М.: Наука, 1986. – 440 с.

Дистанционные исследования и картографирование структуры и динамики геосистем. – Иркутск: Изд-во Ин-та географии СО РАН, 2002. – 188 с.

Еремин И.И., Мазуров В.Д. Вопросы оптимизации и распознавание образов:

Метод. пособие. – Свердловск: Сред.-Урал. кн. изд-во, 1979. – 64 с.

Ефимов Н.В. Высшая геометрия. 7-е изд. – М.: ФИЗМАТЛИТ, 2003. – 584 с.

Жданов Ю.А. Гомология в органической химии. – М.: Изд-во МГУ, 1950. – 96 с.

Жданов Ю.А. Очерки методологии органической химии. – М.: Высш. шк., 1960.

Жданов Ю.А., Уемов А. Гомология // Философская энциклопедия. Т. 1. – М.:

Сов. энциклопедия, 1960. – 387 с.

Желтов С.Ю., Сибиряков А.В. Метод субпиксельной корреляции в задаче предельно точного отождествления соответствующих точек стереоизображе ний // Современное состояние и перспективы развития геодезии, фототопогра фии, картографии и геоинформационных систем // Геодезия и картография. – М., 1997. – № 2.

Живичин А.Н., Соколов В.С. Дешифрирование фотографических изображе ний. – М.: Недра, 1980. – 253 с.

Жирмунский А.В., Кузьмин В.И. Критические уровни в процессах развития биологических систем. – М.: Наука, 1982. – 178 с.

Жирмунский А.В., Кузьмин В.И. Критические уровни развития природных систем. – Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1990. – 223 с.

Жуков В.Т., Новаковский Б.А., Чумаченко А.Н. Компьютерное геоэкологи ческое картографирование. – М.: Научный мир, 1999. – 128 с.

Литература Жучкова В.К., Раковская Э.М. Методы комплексных физико-географичес ких исследований. – М.: Академия, 2004. – 400 с.

Заварзин А.А. Параллелизм структур как основной принцип морфологии // Изв. Биол. н.-и. ин-та при Перм. ун-те. – 1923. – Т. 2, вып. 4. – С. 135–140.

Замай C.С., Охонин В.А., Якубайлик О.Э. Нейронные сети и ГИС. – 2007. – http://www.torins.ru/demo/download/NeuroGIS.pdf Замятин А.В., Марков Н.Г. Подход к моделированию изменений земной по верхности с использованием клеточных автоматов // Изв. ТПУ. – 2005. – T. 308, № 6. – С. 164–169.

Звегинцев В.А. История языкознания XIX и XX веков в очерках и извлечени ях. Ч. 1. – М.: Просвещение, 1964. – 963 c.

Исаев А.С., Сухих В.И. Аэрокосмический мониторинг лесных ресурсов // Лесоведение. – 1986. – № 6. – С. 11–21.

Исаченко А.Г. Основные вопросы физической географии. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1953. – 391 с.

Исаченко А.Г. Развитие географических идей. – М.: Мысль, 1971а. – 416 с.

Исаченко А.Г. Системы и ритмы зональности // Изв. ВГО. – 1971б. – Т. 103, вып. 1. – С. 10–28.

Исаченко А.Г. Представление о геосистеме в современной физической гео графии // Изв. ВГО. – 1981. – Т. 113, № 4. – С. 297–306.

Исаченко А.Г. География на перепутье: уроки прошлого и пути перестрой ки // Изв. ВГО. – 1990а. – Т. 122, вып. 2. – С. 127–137.

Исаченко А.Г. Интенсивность функционирования и продуктивность геосис тем // Изв. АН СССР. Сер. геогр. – 1990б. – № 5. – С. 5–17.

Исаченко А.Г. Ландшафтоведение и физико-географическое районирова ние. – М.: Высш. шк., 1991. – 368 с.

Исаченко А.Г. Теория и методология географической науки. – М.: Академия, 2004. – 396 с.

Истомина Е.А. Полисистемное моделирование географических объектов как сложных систем // Географические идеи и концепции как инструмент позна ния окружающего мира. – Иркутск: Изд-во Ин-та географии СО РАН, 2001. – С. 11–13.

Истомина Е.А. Гомотопические свойства космических изображений и под ходы к моделированию географических комплексов // Дистанционные исследо вания и картографирование структуры и динамики геосистем. – Иркутск: Изд-во Ин-та географии СО РАН, 2002. – С. 41–46.

Истомина Е.А. Обоснование гомологической эквивалентности ландшафт ных структур по космическим снимкам // Математические и информационные технологии в энергетике, экономике, экологии. Ч. 2. – Иркутск: ИСЭМ СО РАН, 2003. – С. 95–98.

Истомина Е.А. Геоинформационное моделирование и картографирование ландшафтных комплексов // Научные школы Сибири: взгляд в будущее. – Ир кутск: Изд-во Ин-та географии СО РАН, 2005. – Т. 1. – С. 109–118.

Истомина Е.А., Латышева А.В., Филиппская С.В. Многоуровневая система формирования биологического разнообразия таежных экосистем Байкальской Литература природной территории // Современные проблемы байкаловедения: Сб. трудов молодых ученых. – Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 2001. – С. 62–77.

Истомина Е.А., Черкашин А.К. Автокорреляционный анализ локально конгруэнтных свойств космических геоизображений горно-таежных террито рий Прибайкалья // Дистанционное зондирование поверхности земли и атмо сферы. – Иркутск: Изд-во ИСЗФ СО РАН, 2003. – С. 19.

Каганский В.С. Задачи классификации и их программное обеспечение (Па кет КВАЗАР). – М.: Наука, 1990. – 136 с.

Каганский В.С. Теоретико-географические этюды. Россия–Франция. – 2002. – http://www.archipelag.ru/ru_mir/ostrov-rus/kaganskiy/study Калесник С.В. Общие географические закономерности Земли. – М.: Мысль, 1970. – 283 с.

Каратанов В.В., Платонов Д.М. Эксплуатация вычислительных систем:

планирование модернизации // Инф. о-во. – 1999. – Вып. 3. – С. 35–38.

Карманова И.В. Математические методы изучения роста и продуктивности растений. – М.: Наука, 1976. – 223 с.

Карты полей динамики и взаимосвязей явлений. – Иркутск, 1980. – 160 с.

Карты полей плотности в географических исследованиях. – Иркутск, 1978. – 124 с.

Катульский Ю.Н. О некоторых закономерностях зависимости эффекта от дозы химических канцерогенов // Вопросы онкологии. – 1983. – Т. XXIX, № 6. – С. 93–100.

Кейко Т.В. Дистанционная индикация природных и антропогенных геосис тем Предбайкалья: Автореф. дис. … канд. геогр. наук. – Иркутск: Изд-во Ин-та географии СО РАН, 2001. – 19 с.

Кейко Т.В., Черкашин А.К. Теория представления геоизображений для ре шения задач геоиндикации // Геоинформатика–2000: Тр. Междунар. научно практ. конф. – Томск: Изд-во ТГУ, 2000. – С. 26–29.

Кейслер Г., Чен Ч. Теория моделей. – М.: Мир, 1977. – 614 с.

Кирпичев М.В. Теория подобия. – М.: Изд-во АН СССР, 1953. – 94 с.

Китов А.Д. Компьютерный анализ и синтез геоизображений. – Новоси бирск: Изд-во СО РАН, 2000. – 220 с.

Клейнер Г.Б. Производственная функция: теория, методы, применение. – М.:

Финансы и статистика, 1986. – 239 с.

Клоцвог Ф.Н., Костин В.А. Макроструктурные модели – инструмент наро дохозяйственного прогнозирования // Проблемы прогнозирования. – 2004. – № 6. – С. 17–28.

Ковба Л.М. Рентгенография в неорганической химии: Учеб. пособие. – М.:

Изд-во МГУ, 1991. – 256 с.

Коган А.Ф. Проблеми загально та педагогiчно психологi // Сб. науч. тру дов Института психологии им. С.Г. Костюка АПН Украины. – Киев, 2000. – Т. 2, ч. 3. – С. 80–92. – http://ogiston.ru/articles/general/kogan Козодоев А.В., Привезенцев А.И.., Фазлиев А.З. Организация информацион ных ресурсов в распределенной информационно-вычислительной системе, ори ентированной на решение задач молекулярной спектроскопии // Вычислительные технологии. Спец. вып. – 2005. – Т. 10. – С. 82–91.

Литература Колесников Б.П. Состояние советской лесной типологии и проблема гене тической классификации типов леса // Изв. СО АН СССР. – 1958. – № 2. – С. 109–122.

Коломыц Э.Г. Отражение ландшафтных связей в кристаллической структу ре снежной толщи // Докл. Ин-та географии Сибири и Дальнего Востока. – 1968.

Вып. 19. – С. 63–75.

Коломыц Э.Г. Прогноз влияния глобальных изменений климата на ланд шафтную структуру горной страны // Изв. АН СССР. Сер. геогр. – 1985. – № 1. – С. 14–30.

Коломыц Э.Г. Прогнозная оценка зональных ландшафтно-экологических ус ловий в свете предстоящих глобальных изменений климата // География и при род. ресурсы. – 1999. – № 3. – С. 5–13.

Комплекс дистанционных методов при геологическом картировании таеж ных районов. – Л.: Недра. Ленингр. отд-ние, 1978. – 247 с.

Концепция реформирования бюджетной сферы РФ в 2004–2006 годах.

Корн Г., Корн Т. Справочник по математике. – М.: Наука, 1973. – 832 с.

Корольков Б.П. Ряды в эволюции систем // Вестн. РАН. – 1997. – Т. 67, № 10. – С. 929–935.

Косиков С.В. Информационные системы: категорный подход. – М.: “ЮрИн фоР®-Пресс”, 2005. – 96 с.

Костинский Г.Д. Географическая матрица пространственности // Изв. РАН.

Сер. геогр. – 1997. – № 5. – С. 16–34.

Котляков В.М., Агранат Г.А., Лаппо Г.М. Россия на рубеже веков // Геогра фия. – 2000. – № 33.

Кофман Г.Б. Методы подобия и размерностей в изучении относительного роста организмов // Журн. общей биологии. – 1981. – Т. 42, № 2. – С. 234–240.

Кофман Г.Б. Уравнения роста и онтогенетическая аллометрия // Математи ческая биология развития. – М.: Наука, 1982. – С. 49–55.

Кофман Г.Б. Рост и форма деревьев. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1986. – 211 с.

Кофман Г.Б., Кузьмичев В.В. Применение функции Гомпертца к изучению динамики отпада в древостоях // Анализ динамики роста организмов и популя ций. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1980. – С. 108–123.

Кофман Г.Б., Кузьмичев В.В., Хлебопрос Р.Г. Принципы построения бони тетных шкал. – Красноярск: Изд-во Ин-та леса и древесины, 1976. – 31 с.

Кочуров Б.И. География экологических ситуаций (экодиагностика террито рий). – М.: Изд-во Ин-та географии РАН, 1997. – 131 с.

Красилов В.А. Эволюция и биостратиграфия. – М.: Наука, 1977. – 256 с.

Крауклис А.А. Некоторые вопросы изучения динамики фаций // Научный поиск в современной географии. – Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1966. – С. 6–11.

Крауклис А.А. Факторально-динамические ряды таежных геосистем и прин ципы их построения // Докл. Ин-та географии Сибири и Дальнего Востока. – Ир кутск, 1969. – Вып. 22. – С. 15–25.

Литература Крауклис А.А. Природные режимы и топогеосистемы // Природные режимы и топогеосистемы Приангарской тайги. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1975. – С. 7–13.

Крауклис А.А. Проблемы экспериментального ландшафтоведения. – Ново сибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1979. – 233 с.

Крауклис А.А., Бессолицына Е.П. Сукцессионно-возрастные смены таежных биогеоценозов // Изучение состояний таежных геосистем. – Иркутск: Изд-во Ин та географии Сибири и Дальнего Востока СО АН СССР, 1980. – С. 37–71.

Крауклис А.А., Евдокимова В.Н. Опыт количественного описания натурной модели // Природные режимы и топогеосистемы Приангарской тайги. – Новоси бирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1975. – С. 246–269.

Кузьменко Е.И. Принципы оптимальности и аллометрические соотношения признаков в геосистеме // Закономерности формирования элементарных геосис тем (на примере среднетаежных структур Сосьвинского Приобья). – Иркутск:

Изд-во Ин-та географии СО АН СССР, 1978. – С. 9–21.

Кузьмин В.П. Системные исследования и структуры в методологии К. Марк са // Системные исследования: Ежегодник. – М.: Наука, 1978. – С. 26–52.

Кузьмичев В.В. Закономерности роста древостоев. – Новосибирск: Наука.

Сиб. отд-ние, 1977. – 160 с.

Кульбак С. Теория информации и статистика. – М.: Наука, 1967. – 408 с.

Куратовский К., Мостовский А. Теория множеств. – М.: Мир, 1970. – 416 с.

Ландшафтно-интерпретационное картографирование / Т.И. Коновалова, Е.П. Бессолицына, И.Н. Владимиров и др. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 2005. – 424 с.

Ландшафтный метод дешифрирования проявлений новейшей и современ ной тектоники для поисков погребенных нефтегазоносных структур. – Л.: Наука.

Ленингр. отд-ние, 1971. – 139 с.

Ландшафты юга Восточной Сибири (карта). Масштаб 1:1 500 000 / В.С. Ми хеев, В.А. Ряшин. – М.: ГУГК, 1977. – 4 л.

Лебедев М.В. Когерентная теория истины // Аналитическая философия. – М.: РУДН, 2004 – 740 с.

Левин К. Теория поля в социальных науках: Пер. с англ. – СПб.: Ювента, 2000. – 406 с.

Левич А.П. Теория множеств, язык теории категорий и их применение в тео ретической биологии. – М.: Изд-во МГУ, 1982. – 190 с.

Любищев А.А. Проблемы формы, систематики и эволюции организмов. – М.:

Наука, 1982. – 278 с.

Макагонов Е.П. Гомология кристаллических решеток. Минералогия Урала:

Материалы III регионального совещания. Т. 2. – Миасс: ИМин УрО РАН, 1998. – С. 15–17.

Малыгин А.Г. Метаболизм карбоновых кислот. – М.: Международная про грамма образования, 1999. – 40 с.

Мандельброт Б., Хадсон Р.Л. (Не)послушные рынки: фрактальная револю ция в финансах = The Misbehavior of Markets. – М.: Вильямс, 2006. – 400 с.

Машбиц Я.Г. Комплексное страноведение. – М.;

Смоленск: Изд-во СГУ, 1998. – 238 с.

Литература Мейен С.В. Путь к новому синтезу, или Куда ведут гомологические ряды? // Знание–сила. – 1972. – № 8. – С. 20–22.

Мейен С.В. Основные аспекты типологии организмов // Журн. общей био логии. – 1978. – Т. 39, № 4. – С. 495–508.

Мейен С.В., Шрейдер Ю.А. Методологические аспекты теории классифика ции // Вопросы философии. – 1976. – № 12. – С. 67–79.

Мелуа А.И. Космические природоохранные исследования. – Л.: Наука. Ле нингр. отд-ние, 1988. – 176 с.

Менделеев Д.И. Избранные сочинения. В 25 т. Т. 8. Органическая химия. – Л.;

М.: Изд-во АН СССР, 1949.

Мильков Ф.Н. Ландшафтная география и вопросы практики. – М.: Мысль, 1966. – 256 с.

Мильков Ф.Н. Словарь-справочник по физической географии. – М.: Мысль, 1970. – 342 с.

Мильков Ф.Н. Природные зоны СССР. – М.: Мысль, 1977. – 293 c.

Мильков Ф.Н. Правило триады в физической географии // Землеведение.

Т. 15. – М.: Изд-во МГУ, 1984. – С. 18–25.

Мина М.В., Клевезаль Г.А. Рост животных. – М.: Наука, 1976. – 291 c.

Михайлов И.Г. Типология и практическая систематика // Теоретические про блемы экологии и эволюции (II Любищевские чтения). – Тольятти, 1995. – С. 40–46. – http://www.wiki.ru/philosophy/elem.php Михайлов Ю.П. Карты полей плотности в географическом ресурсоведении // Карты полей плотности в географических исследованиях. – Иркутск, 1978. – С. 16–32.

Михеев В.И. Гомология кристаллов. – Л.: Гостоптехиздат, 1961. – 208 с.

Михеев В.С. Ландшафтно-географическое обеспечение комплексных про блем Сибири. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1987. – 207 с.

Михеев В.С. Ландшафтная структура // Природопользование и охрана среды в бассейне Байкала. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1990. – С. 7–29.

Михеев В.С. Ландшафтный синтез географических знаний. – Новосибирск:

Наука. Сиб. отд-ние, 2001. – 216 с.

Модели управления природными ресурсами. – М.: Наука, 1981. – 264 с.

Москаленко А.И., Черкашин А.К. Модель пространственной и возрастной структуры леса // Модели управления природными ресурсами. – М.: Наука, 1981. – С. 231–243.

Муравейский С.Д. Процесс стока как географический фактор. Роль геогра фических факторов в формировании географических комплексов // Реки и озе ра. – М.: Географгиз, 1960.

Муха Ю.П. Алгебраическая теория синтеза сложных систем. – Волгоград:

РПК “Политехник”, 2003а. – 320 с.

Муха Ю.П. Структурный синтез ИС/НС (фрактально-категорный подход) // Биомедицинские технологии и радиоэлектроника. – 2003б. – № 4. – С. 31–41.

Мядзелец А.В. Геоинформационная оценка нарушенности земель по данным дистанционного зондирования Земли // Междунар. конф. по измерениям, моде Литература лированию и информационным системам для изучения окружающей среды (28 июня–5 июля 2008 г., Томск, Россия). – Томск: Томский ЦНТИ, 2008. – С. 30–31.

Мясникова С.И., Черкашин А.К. Моделирование восстановительно-возраст ной динамики горно-таежных лесов Прибайкалья по данным лесоустройства // Экология и научно-технический прогресс. – Пермь: Изд-во ПГТУ, 2003. – С. 280–283.

Мясникова С.И., Черкашин А.К. Геоинформационные системы в реализации последовательности процедур системного анализа // ИнтерКарто/ИнтерГИС 10:

Устойчивое развитие территорий: геоинформационное обеспечение и практичес кий опыт: Междунар. картограф. ассоц. – М., 2004. – С. 36–43.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.