авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«Проект «Интеллектуальные инновации» АН КНР Серия исследований современной истории науки и техники Китая Серия изданий по истории науки и техники Китая на русском языке ...»

-- [ Страница 6 ] --

АН СССР выбрала другого советского ученого для замены В.А.Ковды на посту советника Президента АН КНР. 20 октября 1955 г. Президент АН СССР А.Н. Несмеянов написал Президенту АН КНР Го Можо письмо, в котором со общил, что из-за смерти супруги В.А. Ковда хочет остаться в Москве, где нахо дятся его дети. Поэтому АН СССР рекомендует на должность советника Прези дента АН КНР Б.Р.Лазаренко. Б.Р.Лазаренко был доктором технических наук, изобретателем электроискровой обработки металлов, в свое время привлекался к разработкам научных планов АН СССР, обладатель Сталинской премии.

Задолго до приезда в Китай Б.Р.Лазаренко знал, что в истории Китая уже были такие великие изобретения, как компас, сейсмографические установ ки, порох и т.д., что в КНР уже завершилась первая пятилетка. Он также был знаком с научными трудами китайских ученых, знал о деятельности АН КНР.

Во второй половине ноября 1955 г. Б.Р. Лазаренко прибыл в Китай, где занял пост советника Президента АН КНР. В Китае он провел значительное число исследований, дал множество ценных рекомендаций относительно развития китайской науки и техники.

После прибытия в Пекин он сразу же включился в разработку плана долго срочного развития АН КНР (план трех пятилеток АН КНР), руководил разра боткой «Перечня особо крупных научно-исследовательских проектов, которые АН КНР должна реализовать в течение 12 лет». Б.Р. Лазаренко был очень от ветственным и старательным сотрудником. Говоря о разработке плана научного развития, он отмечал, что первым шагом будет определение научных дисциплин и направлений, далее с учетом советского опыта, необходимо приступить к раз работке конкретных научно-технических дисциплин, направлений.

Б.Р.Лазаренко стали называть «главный советник» АН КНР. Руководители АН и академических институтов консультировались у него по различным во просам. К примеру, накануне проведения ЦК совещания по вопросам интел лигенции 12 января 1956 г. он дал свои рекомендации относительно доклада Чжан Цзяфу. Он указал на то, что в Советском Союзе уже давно на вооружение взяли способ выбора директоров НИИ и предприятий, предпринимаются уси лия в рядах КПСС по подготовке специалистов, реализуется политика по под • 132 • держке интеллигенции. Он открыто сказал Чжан Цзяфу, что надо избавляться от неуверенности в делах, поощрять китайских ученых ставить перед собой цели и добиваться больших результатов, решать значимые вопросы.

По мнению Б.Р. Ла заренко, в разработке планов долгосрочного строительства необходима помощь всего народа, «если хоть одно ведомство откажется от работы над планом, то все будет впустую».* Б.Р. Лазаренко с самого начала и до конца участвовал в разработке долго срочного плана научно-технического развития. Одновременно он сделал не мало по своей специальности — самостоятельно подготовил планы по развитию электрической обработки материалов и прикладному использованию электри чества. Благодаря его активной работе по продвижению темы прикладного ис пользования электроэнергии, в план была включена 42 статья «Преобразование электрических и ультразвуковых технологий и расширение сферы их примене ния». 22 сентября 1956 г. он сформулировал «Рекомендации о проведении ра бот по развитию электроискровой обработки металлов» и настаивал на вклю чении проекта «Исследование и развитие метода электроискровой обработки материалов» в план развития НИИ механических технологий на 1956–1957 гг.

Он рекомендовал АН открыть дополнительную лабораторию по изучению про блем электрической обработки металлов, для которой разработал план работы, помогал ее оснастить, сам проводил испытания. В 1956 г. он рекомендовал для работы в лаборатории 4 выпускников вузов: 2 — для проведения теоретических исследований и 2 — для проведения разработок. Для новых работников он раз работал пособие «Электроискровая обработка металлов».

Он передавал руководству АН КНР оценки и мнения других советских специалистов, находящихся в Китае. В частности, указал на два основных во проса, тормозящих развитие науки в Китае: 1) отсутствие научной информа ции, 2) отсутствие измерительных технологий и стандартов мер. Госкомитет по планированию, АН КНР все же провели некоторую работу по стандартизации мер. Ответственные участники событий уделяли повышенное внимание реко мендациям Б.Р.Лазаренко. Накануне своего возвращения в Советский Союз Б.Р.Лазаренко передал АН КНР доклад «Некоторые организационные вопросы развития в КНР электротехники», в котором рассказал о тенденциях развития электротехники в мире, советском опыте развития этого направления, указал на имеющиеся нерациональные элементы в электромеханической отрасли Китая, предложил меры, которые необходимо предпринять, — поощрять специализи рованные НИИ в разработке двигателей, электродвигателей, электромехани ческих технологий, электропроводки и т.д. 27 марта 1958 г. АН КНР поручила отделению науки и техники приступить к конкретным действиям и передать ре комендации Лазаренко в Госкомитет по науке и технике Госсовета.

11 февраля 1958 г. накануне возвращения Б.Р.Лазаренко в Советский Союз Президент АН КНР Го Можо от имени Премьера Чжоу Эньлая награ дил Б.Р.Лазаренко грамотой Общества китайско-советской дружбы и передал ему благодарность. Го Можо, оценивая работу Б.Р.Лазаренко в Китае, говорил следующее: «с самого начала и до самого конца он неустанно помогал нам в * Запись беседы советника Б.Р.Лазаренко с вице-президентом АН КНР Чжан Цзя фу. 12 января 1956 года. — Юаньши цзыляо юй яньцзю (Исторические материалы и ис следования АН КНР). 1994, №6.

• 133 • V разработке плана долгосрочного развития науки и техники в Китае, активно работал над его реализацией», «рассказал о бесценном опыте организации АН СССР и руководстве научной работой», «дал немало ценных рекомендаций относительно скорейшего освоения и развития новых технологий и проведе ния научных изысканий в наименее развитых областях науки», «несмотря на занятость, помогал нам развивать научный потенциал по электрической обра ботке материалов, сделал первый шаг для развития этой новой для нас науки».* Б.Р.Лазаренко с особым почтением относился к Китаю и его древней культу ре, когда заболевал, ходил в больницы традиционной китайской медицины, принимал китайские традиционные лекарства.

После возращения в Советский Союз Б.Р.Лазаренко вновь занял руково дящий пост в институте АН СССР и продолжал уделять внимание развитию исследований в области обработки электричеством в Китае. Параллельно с приемом в своих лабораториях сотрудников профильных институтов АН КНР он направлял своих сотрудников в АН КНР для разработок планов и управле ния работами.** В 1958 г. он стал научным руководителем двух китайских стажеров, специ ально для них разработал учебные планы, рассказал о работе НИИ по электрои скровой обработке металлов, не входящих в систему АН СССР, организовал им краткосрочные стажировки на специализированных заводах, пригласил их уча ствовать во всесоюзной научной конференции. Даже когда двусторонние отно шения оказались в упадке, он организовал стажировки китайских специалистов в новых лабораториях, где они познакомились с не известной до этого техноло гией плазменной обработки. Подготовленные им специалисты сделали многое для развития в Китае методов по электрической обработке материалов.

в) Глава делегации АН СССР И.П.Бардин.

26 апреля 1955 г. вице-президент АН СССР, специалист по вопросам ме таллургии И.П.Бардин во главе делегации АН СССР прибыл в Пекин. Китай ская сторона, прежде всего, организовала профилактическое обследование И.П.Бардина, в ходе которого выяснилось, что он страдает серьезной сердечной недостаточностью. Руководил приемом И.П.Бардина лично вице-премьер Чэнь И, который распорядился уделить особое внимание здоровью гостя.

В сопровождении Чжан Цзяфу, Янь Цзицы, заместителя министра ме таллургии Лю Линя, директора Шэньянского НИИ металлов Ли Сюня, спе циалиста по химической металлургии Е Чжупэя И.П.Бардин в течение двух месяцев осматривал различные объекты, участвовал в конференциях, высту пал с лекциями. В Пекине он принял участие в открытии сектора науки АН КНР, где выступил с докладом «Исследовательская работа в советской метал лургии». Кроме этого, он посетил НИИ физики АН КНР, НИИ прикладной физики, Общий НИИ сталелитейной промышленности министерства тяжелой промышленности, НИИ цветных металлов, НИИ железных дорог министер ства железных дорог, Институт стали, металлургический завод в Шицзиншане, * Управление по связям АН КНР. Папка с документами о работе ведущего совет ского советника Б.Р.Лазаренко. 1958 год. Архив АН КНР. Папка: 58–4–73. С.85.

** Ху Чуаньмянь. Советник Б.Р.Лазаренко и технологии электрической обработки в Китае. — Юаньши цзыляо юй яньцзю (Исторические материалы и исследования АН КНР). 1993, №5.

• 134 • первый и третий заводы Шанхайской сталелитейной корпорации, Цзян наньский кораблестроительный завод, Среднекитайский металлургический институт, завод Циншань Уханьской металлургической корпорации, НИИ биологии воды АН КНР, Уханьский университет, Шицзячжуанский завод коксования, Тайюаньский завод тяжелой техники. В Шанхае выступил с до кладом «История развития черной металлургии в СССР». И.П.Бардин по сетил также Аньшаньский металлургический комбинат, Шэньянский НИИ цветных металлов АН КНР, Сталелитейную корпорацию в Бэньси, Фошань ский сталелитейный завод, первый нефтяной завод, Фошаньский завод 301, угольный карьер в Фошане, Даляньский автомобильный завод, НИИ путей сообщения, Даляньский локомотивный завод, НИИ каменного и древесного угля АН КНР, Таншаньский металлургический завод и другие организации.

При посещении заводов он изучал каждую плавильную печь и давал рекомен дации по их модернизации. В АН он выступил с докладом «Сравнительный анализ организации исследовательских структур при АН СССР и АН КНР», в Шэньяне выступил с докладами «Как готовить инженеров в вузах и на пред приятиях?» и «Выплавка стали в домнах».

В ходе визита И.П.Бардин выступил с лекциями перед китайскими учены ми, ответил на их вопросы. Он системно рассказал о развитии сталелитейных технологий в мире, указал на их преимущества и недостатки, делился опытом Советского Союза, дал рекомендации по развитию сталелитейной промышлен ности в Китае, обозначил направления исследования в области металлургии и новых технологий.

В 1955 г. АН КНР была еще не в силах реализовывать крупные проекты в области металлургии. И.П.Бардин посетил НИИ металлургии и керамики, НИИ металлов и другие НИИ, указал на имеющиеся там недостатки, дал значи тельное количество конкретных рекомендаций по направлениям исследования, подготовки кадров и т.д.

И.П.Бардин, этот «мастер мартена», объездил весь Китай и 23 июня выехал в Москву.* Что приняла китайская сторона, какие рекомендации И.П.Бардина были учтены — это требует дальнейшего изучения. Его визит сыграл важную роль в установлении прямых связей между двумя академиями.

3) Советские специалисты в технических и образовательных организациях Советский Союз направлял в китайские вузы, среднетехнические учебные заведения специалистов и советников, которые руководили процессом становле ния учебных заведений, регулировали процесс обучения, нередко сами выступали в качестве преподавателей, готовя молодых преподавателей и аспирантов. Совет ские специалисты по техническому образованию работали в большинстве техни ческих вузов, в том числе в институтах, обеспечивающих ВПК. Много советских специалистов работало в Харбинском технологическом университете, в Пекин ском авиационном институте и других образовательных учреждениях. Ниже на примере Пекинского авиационного института и Чанчуньского автомобильно тракторного института расскажем о работе советских специалистов.

* Бардин умер в 1960 г. См. Киселев И.Н. Советско-китайские научные связи. Из истории науки и техники в странах Востока. Вып. 2, 1960. С. 12.

• 135 • V 12 июня 1952 г. министерство тяжелой промышленности и министерство образования приняли решение организовать «Комитет по созданию Пекин ского авиационного института». В августе–ноябре министерство тяжелой промышленности пригласило из Московского авиационного института и Московского института авиационных технологий группу советских авиакон структоров во главе В.Т.Дубасовым для оказания помощи в создании Пекин ского авиационно-промышленного института. В.Т.Дубасов как главный со ветник директора будущего института рекомендовал переименовать институт в Пекинский авиационный институт. 25 октября 1952 г. Институт официаль но открыли.

На первых парах преподавание велось на двух факультетах — са молетостроения и сборки двигателей. Пекинский авиационный институт с учетом требований высшего руководства «сначала перенимать, потом осваи вать», в течение 10 лет заимствовал содержание авиационного образования, которого тогда не было в Китае. Это позволило ему приступить к подготовке специалистов по производству авиационных и космических технологий, про ектированию и т.д.* При помощи советских специалистов в Пекинском авиационном инсти туте была создана организационная структура, построен образовательный про цесс, открыты факультеты и лаборатории, разработаны научные планы, научные программы. Обычно принцип заимствования заключался в следующем: перво начально на китайский язык переводились материалы по структурной органи зации вуза, построению образовательного процесса, учебные материалы, потом они корректировались с учетом реальной ситуации в стране и работы института и при помощи советских специалистов реализовывались на практике.

Основная помощь Советского Союза в создании Пекинского авиационно го института заключалась в направлении своих специалистов. В 1952–1960 гг.

советская сторона направила в Китай для помощи в создании института 60 спе циалистов. Это были ученые различных специализаций из 10 советских вузов.

Их специальности — проектировка самолетов, динамика воздуха, авиационные материалы, беспроводные технологии и оборудование, управление ракетами, ядерные технологии и др., остро необходимые китайскому ВПК. Большинство советских специалистов были молоды, имели кандидатские степени. Но, не смотря на это, они имели высокий профессиональный уровень и опыт регули рования процесса образования и администрирования.

Первые советские специалисты, прибывшие в институт, много сделали в практическом отношении, они также вели специальные курсы и выступали с лекциями перед преподавателями, аспирантами и студентами старших курсов, руководили созданием 17 лабораторий и одним экспериментальным заводом.

Администраторы института называли их «настоящими руководителями лабора торий», придерживались правила, «какое бы дело не было, надо проконсульти роваться у советских специалистов», четко выполняли их рекомендации.** * Цзян Лун. Создание Пекинского авиационного института и советская по мощь, 1952–1960. Магистерская диссертация Института истории естественных наук АН КНР. 2003.

** Ма Цзимин. Сян Сулянь сюэси дэ хуэйгу юй фэнси (Воспоминания и анализ уче бы у Советского Союза). -Сборник материалов по истории Пекинского аэрокосмическо го университета. Пекин, 1989. Т.1.

• 136 • В июле 1954 г. первая группа советских специалистов вернулась в Советский Союз, с этого момента институт приостановил практику приглашения совет ских специалистов на должность советника директора и руководителя учебной частью и начал приглашать советских специалистов по отдельным узким специ альностям. В течение последующих нескольких лет кроме авиаконструкторов и специалистов по авиадвигателям, приглашались специалисты по авиационным системам и агрегатам. Был открыт факультет термической обработки, куда были приглашены специалисты по сварке, ковке, термической обработке материалов, способам обработки цветных металлов. После нескольких лет активной работы Пекинский авиационный институт освоил новые знания по проектированию сверхзвуковых самолетов, сопромату, реактивным технологиям, теории самокон троля, беспроводным авиационным электронным технологиям. Был повышен научный уровень, укреплены слабые стороны авиационного образования.

Начиная с 1957 г. в целях реализации плана двенадцатилетнего научно технического развития Пекинский авиационный институт приступил к изуче нию советского опыта по проектированию ракет, для чего пригласил 18 совет ских специалистов-ракетчиков и специалистов по наиболее слабым в Китае направлениям. В период «большого скачка» институт включился в кампанию «революционного образования», в рамках которой были разработаны новые об разовательные и научно-исследовательские планы. Была предпринята попытка пересмотра советской модели и поиска собственных путей развития авиацион ного образования. Несмотря на это, в институте по-прежнему работали 20 со ветских специалистов, которые сформулировали немало критических замеча ний относительно «большого скачка».

Чанчуньский автомобильно-тракторный институт был основан в сентябре 1955 г. Для работы в нем были приглашены три советских доцента — И.Б. Бар ский, Шереметьев и Нефедов. До приезда в Китай И.Б. Барский был заведую щим кафедрой тракторов Московского автомеханического института, в Чанчуне он руководил научной работой на кафедре тракторов, являлся советником ди ректора института и советником автомобильно-тракторного факультета. Шере метьев в Чанчуне руководил работой кафедры технологий и являлся советником факультета механического производства. Нефедов был преподавателем Львов ского политехнического института, в Чанчуне отвечал за работу отделения по сервисному обслуживанию техники. Три советских специалиста проработали в Чанчуне два года, перенесли модель Московского автомеханического института в Чанчунь, руководили работой института, его факультетами и кафедрами, вели специальные курсы для молодых преподавателей и аспирантов. И.Б. Барский и Шереметьев принимали участие в организации самого института, факультетов, кафедр, лабораторий, архива, участвовали в защитах дипломных проектов вы пускниками института. В соответствии с программой института его руководство раз в неделю должно было ходить к И.Б. Барскому на консультации.

До 50-х гг. в Китае в немногих учебных заведениях велось преподавание ав томобильного дела, практически не преподавались дисциплины по технологиям производства тракторов. В 1955 г. при непосредственной помощи И.Б. Барского и Шереметьева в институте были разработаны образовательные планы «Техно логии автомобилестроения и тракторостроения», «Конструкции тракторов и расчеты», «Теория тракторов», «Эксплуатация тракторов» и т.д. Были переве • 137 • V дены научные планы, необходимые для организации производственной прак тики, составлены учебные пособия, включая графические материалы. Барский преподавал «Проектирование тракторов и расчет», Шереметьев — «Технологии производства автомобилей и тракторов», Нефедов — «Теорию износа».

§ 3. Выше мы уже говорили о значении советских специалистов для индустриа лизации в Китае и модернизации китайской науки и техники. Здесь мы расска жем более подробно о роли советских специалистов в этом вопросе.

1) Условия приема советских специалистов Говорить о том, что помощь советских специалистов была полностью без возмездной, не совсем точно. Китайское правительство в соответствии с имею щимися соглашениями оплачивало работу каждого специалиста и каждого гу манитарного проекта.

27 марта 1950 г. правительства Китая и Советского Союза подписывают «Китайско-советское соглашение об условиях работы советских специалистов в Китае». 22 марта китайская сторона предложила свой проект соглашения, ука зав, что работу советских специалистов в Китае организует правительство Ки тая, направляя специалистов на предприятия и в организации, срок работы — один год. В случае продления срока пребывания в Китае или преждевременного отзыва специалиста, требовалось подписание дополнительного соглашения.

Если специалист по неизвестным причинам отзывался до истечения шести ме сяцев, расходы относились на советскую сторону, в этом случае советская сто рона обязана была прислать нового специалиста на замену. Китайская сторона за каждого специалиста должна была выплачивать советскому правительству сумму в размере 1500 — 2000 рублей, которые передавались организации, на правившей специалиста, в качестве возмещения упущенной выгоды. Советские специалисты должны были получать заработные платы, идентичные зарплатам китайских специалистов, в соответствии с занимаемой должностью и имею щейся квалификацией, включая дотации в виде натуральных продуктов пита ния и товаров. Китайская сторона брала на себя оплату транспортных расходов специалиста и членов его семьи, включая расходы на территории Советского Союза и Китая, карманные расходы, расходы по проживанию, заработную пла ту, кроме этого, обязывалась выплачивать командировочные и отпускные в размере одного месячного оклада (один раз в год). В случае болезни зарплата продолжала выплачиваться, но срок начисления не должен был превышать трех месяцев. Китайская сторона на срок работы специалиста в Китае должна была снимать для него квартиру или выдавать средства для ее аренды. По некоторым данным, если суммировать все дотации, то зарплата советских специалистов превышала размеры зарплаты китайского специалиста в пять раз. Советские специалисты имели в Китае особые условия труда, однако были ограничения для членов семьи — разрешалось брать с собой лишь детей дошкольного возрас та, дети школьного возраста не могли следовать вместе с родителями.

• 138 • Работавший в 1958 г. в НИИ химии АН КНР советский специалист М.А. Клочко так оценивал условия своей работы в Китае. Он ежемесячно по лучал 530 юаней зарплаты, при этом в месяц он тратил всего 200 юаней: 110 — на еду, 60–70 — на одежду, 30 — на книги, газеты и т.д., т.е. мог сэкономить в ме сяц порядка 300 юаней. Он получал в два раза больше своих китайских коллег, что было крайне негуманно. В Советском Союзе он не смог бы получать такие деньги. Еще пример: трое советских специалистов, работавших в Чанчуньском автомобильно-тракторном институте, жили в хорошем общежитии для специа листов, к ним был приставлен личный повар, шофер. Во время каникул инсти тут организовывал им отдых. Посылки, которые присылались им из Советского Союза, китайская таможня не облагала таможенными платежами. Еженедельно Чанчуньская киностудия устраивала для советских специалистов и членов их семей кинопросмотры ввезенных советских фильмов.

На самом деле, условия пребывания советских специалистов в Китае отве чали интересам двух сторон. Двусторонние соглашения декларировали условия приема советских специалистов, заимствования технологий, импортирования оборудования. В такой ситуации советские специалисты, работавшие в Китае, делали все, что от них зависело, честно помогали Китаю в государственном строительстве.

В первые годы существования советской власти Советский Союз был сла боразвитым в промышленном плане государством. В.И. Ленин уделял особое внимание промышленному развитию и строительству промышленных центров, приглашал в Советский Союз специалистов-техников из известных европей ских компаний. Советские граждане ели черный хлеб, а черную икру и другие продукты отдавали иностранным специалистам, обеспечивали им самые луч шие условия. Также и китайцы, в условиях голода старались обеспечить совет ским специалистам нормальные условиях жизни.

2) Значение советских специалистов В 50-х гг. база китайской промышленности и науки была крайне слаба.

В сжатые сроки восстановить и развить промышленность, опираясь на своих ученых и инженеров было крайне трудно. Советские специалисты восполнили пробелы и слабые стороны Китая в области интеллектуального потенциала, что позволило приступить к массовому строительству.

Советники высокого уровня имели высокую квалификацию, богатый управленческий опыт. Их главная задача состояла в том, чтобы помочь Китаю создать научно-техническую систему и систему регулирования экономикой, спланировать развитие китайской науки и промышленного строительства, раз работать планы, предложить направления исследований, организовать или на править специалистов для оказания Китаю помощи в решении наиболее острых технических и управленческих вопросов. К примеру, большую работу по орга низации управления проделали советники АН КНР. С учетом китайских реалий они выдали много рекомендаций, которые были приняты китайской стороной.

Советские специалисты обеспечили реализацию «Проекта–156». Развед ка, проектирование, проведение работ, монтаж оборудования и его настройка, пробный запуск — все это проводилось под контролем советских специалистов.

• 139 • V В области научно-технических исследований, образовательной сфере советские специалисты передавали советский опыт, предоставили значительное количе ство технической документации. Их работа придала импульс становлению со временной промышленной системы в Китае.

Советские специалисты также оказывали помощь в открытии учебных заве дений. Выступали научными руководителями китайских студентов и аспирантов, читали лекции, вели семинары, передавали китайским учащимся знания теорети ческого плана и практического, помогли Китаю подготовить плеяду исследовате лей, инженеров, техников, управленцев. Ответственность советских специалистов и их отношение к работе оставило неизгладимое впечатление в душах китайцев.

Исследования показывают, что практически каждый советский специа лист, работавший в Китае в 50-х гг., испытывал дружеские отношения к китай скому народу. Оценка советских советников была такова: они работают усердно, отвечают на поставленные вопросы и решают проблемы, возникающие в ходе проведения работ. За исключением особых случаев китайская сторона уделяла самое пристальное внимание рекомендациям советских специалистов. К при меру, в 1952 г. китайская сторона от имени Мао Цзэдуна благодарит советские проектные бюро за работу по восстановлению и модернизации Аньшаньского металлургического комбината. В 1958 г. во время беседы Мао Цзэдуна с совет ским Послом П.Ф.Юдиным китайский лидер благодарит советского специали ста по мостам за помощь в строительстве моста через Янцзы в Ухане.

Советские специалисты параллельно с распространением научно технического опыта и опыта по экономическому строительству были также мо стом китайско-советских культурных обменов и дружбы, проводниками русско го духа и культуры в Китай и культуры Китая — в Советский Союз. К примеру, советники Президента АН КНР В.А.Ковда и Б.Р.Лазаренко после возвращения на родину и после ухудшения двусторонних отношений по-прежнему испыты вали самые искренние чувства к Китаю. Таким же был и И.В. Архипов, являясь высокопоставленным чиновником, он во время полемики с Китаем не позволял себе делать критические замечания в адрес Китая.

3) Проблемы, возникавшие в работе советских специалистов Смогут ли советские специалисты сыграть заметную роль в строительстве нового Китая — это был важный вопрос, на который стороны обращали осо бо пристальное внимание. В начале 50-х гг. «многие организации могли лишь приглашать специалистов, но не знали, как их задействовать. Поэтому спе циалист приезжал, объем работы, передаваемый ему, был не велик, его роль от этого была не заметной. Кроме этого, несвоевременное знакомство советских специалистов с ситуацией на месте вело к тому, что выданные им рекоменда ции не всегда сочетались с местными реалиями».* Для разрешения имеющихся трудностей, после согласования с Чжоу Эньлаем, издательство «Иностранный специалист» опубликовало «справочник по работе иностранного специалиста», где на русском языке были изложены основы китайской политики.

По длительности командировок советских специалистов в Китай выделя ют два вида специалистов: прибывающие на долгий срок и короткий. Влияние * Ли Юэжань. Воспоминания Ли Юэжаня. С.51.

• 140 • специалистов, прибывающих на продолжительный срок, было более ощути мым, хотя количество специалистов, прибывающих на короткий срок, было значительно больше. Во второй половине 50-х гг. вопросы в работе специали стов, прибывающих на короткий срок, стали очевидны. К примеру, в 1958 г. АН КНР пригласила более 180 специалистов, гораздо больше, чем в 1957 г. Однако они оставались в Китае не более 3 месяцев. Специалист прибывает в Китай на три месяца, в течение которых он должен не только вникнуть в ситуацию, но и начать работу, на что времени явно не хватало. Это влияло на качество работы.

Такая ситуация была не выгодна обеим сторонам — специалисты прерывали свою работу в Советском Союзе и не успевали ничего сделать в Китае.

Китай, в таких масштабах приглашая советских специалистов, порой и сам не знал, кого ему надо. Советский специалист Короленко как-то говорил:

«Китайцы требовали одного химика или биолога, но никак не могли сказать, кого же им надо». Короленко в докладе, подготовленном летом 1960 г., оце нивал работу 16 советских специалистов, работавших в его же организации в Китае. По его мнению, как минимум половина была хуже своих китайских коллег, 3–4 специалистов можно было бы заменить китайскими учеными, ре ально что-то сделать на благо китайской науки могли лишь 4–5 советских спе циалистов из имеющихся.

Низкий профессиональный уровень некоторых советских специалистов обратил на себя внимание советских лидеров, посещавших Китай. Так, в ноя бре 1955 г. А.Н.Шелепин представил в ЦК КПСС записку, указав, что профес сиональные знания некоторых советских специалистов низки. Он встретился на одной из конференций с советским специалистом, работавшим советником в министерстве металлургии Китая, который слабо представлял металлургиче ское дело, а ситуацией в Китае и вовсе не владел. Во время «большого скачка»

один из механических заводов Пекина пригласил советского специалиста для устранения поломки в советском станке, но этот специалист ничего не смог сде лать, так как ничего не понимал в электронике.

Несмотря на имеющиеся проблемы в работе советских специалистов, они все же сыграли заметную роль в укреплении слаборазвитых направлений китай ской науки и техники и реализации совместных проектов. Мао Цзэдун в письме Н.С. Хрущеву от 31 июля 1958 г. отметил, что 90% рекомендаций, выдвинутых советскими специалистами, верны, Китай нуждается в технических специали стах. Переводчик русского языка Ли Юэжань указывал, что большая часть со ветских специалистов были действительно хорошими людьми, высокообразо ванными и активными, имеющими представление о ситуации в Китае, успешно сотрудничали с принимающими китайскими организациями.

Воспринимая помощь советской стороны, китайские ученые и техники оказались в ситуации зависимости от советских специалистов. Они стреми лись, как можно шире использовать их помощь для решения поставленных научных и технических задач. Это начало отрицательно влиять на потенциал китайской науки и техники. Советские специалисты и обратили внимание на эту проблему. К примеру, советский специалист Короленко неоднократно на талкивался на подобные ситуации, когда молодые китайские исследователи ожидали от него быстрых ответов на все поставленные перед ним вопросы.

В 63 номере журнала «Сюаньцзяо тайду», выпускаемого канцелярией по про • 141 • V паганде ЦК КПК, помещена статья, в которой советский специалист, рабо тавший во втором министерстве механической промышленности, отмечал, что некоторые сотрудники вовсе отказываются думать и в решении вопросов надеются на помощь советских специалистов. Другие при обсуждении вопро сов предпочитают не давать свои комментарии, а просто заимствуют готовые решения. Если и дальше так пойдут дела, то в области техники нетрудно до пустить массу ошибок. По его мнению, советские специалисты должны были выступать в качестве советников и управлять процессом, тогда как все вопро сы должны были решать сами китайцы.

Однако порой выдвинутые китайскими специалистами рекомендации не принимались. Некоторые китайские техники из-за конфликта со «старшим братом» подвергались критике. Классический пример: какую печь (мартенов скую или конверторную) надо использовать при выплавке стали? Руководители министерства металлургии, поверив советским специалистам, стали исполь зовать мартеновские печи. Однако советник министерства Е Чжупэй неодно кратно рекомендовал использовать конверторные печи, считая, что они больше соответствует китайской методике. Но его мнение не совпадало с принятыми рекомендациями. Отношения советника с министерством начали ухудшаться, и впоследствии он был переведен на работу в НИИ химии и металлургии АН КНР. Советник Президента АН КНР Б.Р.Лазаренко высоко оценивал профес сиональные качества Е Чжупэя. Он много сделал для китайской металлургии, но в годы «культурной революции» был обвинен в шпионаже в пользу Совет ского Союза и замучен до смерти.

В 1953 г. во время разработки плана первой пятилетки в Китае Прави тельство Китая активно изучало рекомендации советской стороны. Госплан СССР полагал, что разработка водного потенциала реки Хуанхэ имеет важное экономическое значение, но предостерегал китайскую сторону, отмечая, что реализация проекта будет очень трудоемкой, в основном из-за быстрого тече ния и лессовых непрочных берегов. В 1954 г. китайская сторона пригласила советских специалистов для оказания помощи в разработке планов по разви тию Хуанхэ. В 1955 г. на сессии ВСНП был принят план разработки Хуанхэ.

Позже немало специалистов дали свои рекомендации относительно плана, развернув дискуссию.

В условиях доминирования идей «большого брата», «опоры на одну сторону»

простые технические служащие не решались формулировать свою точку зрения, отличающуюся от мнений советских специалистов. В большинстве случаев китай цы прислушивались к советским специалистам, полностью перенимая их опыт.

Относительно перекоса в деле изучения советского опыта Чжоу Эньлай на совещании Госсовета указал: «Не стоит полностью перенимать советский опыт, надо его принимать с учетом наших реалий. Все что отвечает требованиям нашей политики, необходимо учитывать, если есть то, над чем можно поразмышлять, надо думать. По техническим вопросам надо больше прислушиваться к мнению советских специалистов. Надо относиться к ним приветливо».* Определить общие подходы было легко, начать применять их на деле труд но. К примеру, в годы «большого скачка» некогда востребованный опыт совет ских специалистов начал повсеместно подвергаться критике, между советскими * Ли Юэжань. Воспоминания Ли Юэжаня. С.51.

• 142 • и китайскими специалистами возникали споры. И некогда «слепое преклоне ние» перед советским опытом теперь превратилось в «слепое отрицание».

4) Влияние «большого скачка» на работу специалистов Знания китайцев и русских друг о друге были весьма ограничены и фраг ментарны, существовала разница в культурном представлении и мировоззре нии. Именно поэтому появление проблем в сотрудничестве и налаживании контактов было вполне обыденным делом.

Советские специалисты в своем большинстве отрицательно относились к развитию промышленности посредством «большого скачка». «Большой ска чок» привел к тому, что их рекомендации и опыт уже не воспринимались столь серьезно, как это было раньше. Несмотря на то, что некоторые организации позволяли советским специалистам работать на своих предприятиях, учились у них, большинство весьма неохотно принимали рекомендации советских спе циалистов и лишь частично прислушивались к их мнению. Некоторые пред приятия начали кампании «обновления», отрицающие технические стандарты, требования к проектированию и производственные рекомендации, что нару шало процесс производства, приводило к появлению брака или существенным поломкам на производстве. Советские специалисты подробно описали в своих воспоминаниях ситуации, связанные с нарушением дисциплины и отрицанием советского опыта, имевшие место на Аньшаньском металлургическом комби нате, Сучжоуском механическом заводе и других предприятиях.* Попирание советских методов производства и невозможность разработать свои технические стандарты неминуемо вели к беспорядку. 15 марта 1959 г. в га зете «Жэньминь жибао» была помещена статья, в которой говорилось, что «нам необходимо принимать и разделять приемлемую систему управления, не стоит ее отрицать. В случае отрицания, может возникнуть беспорядок, способный нане сти ущерб жизни и имуществу народа». Впоследствии ситуация начала потихонь ку выправляться, но советские специалисты и дипломаты по-прежнему доводили до сведения Ли Фучуня, Бо Ибо и других руководителей имеющиеся проблемы.** Работа специалистов системы высшего образования также подвергалась критике. К примеру, в годы «большого скачка» Чанчуньский автомобильно тракторный институт включился в кампанию по выплавке стали и каждый день отчитывался о проделанной работе. В институте была выстроена своя печь, производимая сталь была крайне низкого качества. Аспиранты советских спе циалистов вечером должны были заниматься выплавкой стали, что влияло на их работоспособность днем — они то не приходили на занятия, то приходили с опозданием. Советские преподаватели жаловались на это руководству институ та, которое заставляло учеников посещать занятия советских преподавателей.

Видя все происходящее, главный советник И.В. Архипов был вынужден передать соображения советских специалистов относительно «большого скач ка» Бо Ибо, Ли Фучуню другим руководителем государства. Сказал, что он лич но имеет много проблем, связанных с «большим скачком». «Ваш этот «боль шой скачок» мы вообще не понимаем, что это такое. Большинство заводов не * Борисов О.Б., Колосков Б.Т. Советско-китайские отношения, 1945–1980. С. 136–139.

** Там же. С. 210.

• 143 • V прислушиваются к мнениям советских специалистов, как хотят, так и делают.

Мы этого не понимаем! В производстве все же надо уделять внимание техно логии! Предоставленные нами технические документы были сожжены, утеря ны, требования по секретности не соблюдаются. В чем дело?» Бо Ибо ответил, что «внимание научному подходу уделять, конечно, надо, но надо и поощрять общественное движение. Наше общественное движение не должно влиять на работу советских специалистов, мы не призываем их работать в соответствии с нашими требованиями. Что касается несоблюдения требований по секретности документации, ее сжигания — это, конечно, неверно. Это я обязательно доведу до сведения Чжоу Эньлая, и мы разберемся в ситуации».* Еще в 1957 г. советское посольство в Пекине направило советскому пра вительству доклад «Относительно оценок Венгерского кризиса в Китае» и «По зиция антисоветских правых элементов в Китае». Во время «большого скачка»

советское правительство и его отдел пропаганды уделяли особое внимание жа лобам советских специалистов. 13 января 1959 г. посол Китая в СССР Лю Сяо направил в ЦК КПК депешу, сообщив, что, если судить по советской печати, граждане Советского Союза в целом поддерживают Китай и его политику, но по ряду вопросов имеют свои, отличные от китайских, представления. Он со ветовал не критиковать публично Советский Союз, больше прислушиваться к мнению советских специалистов. Мао Цзэдун одобрил эту позицию и 13 фев раля сделал дополнение в указания по поводу международных отношений, отметив, что «необходимо продолжать усиленно изучать отвечающий нашим требованиям советский опыт и опыт иных социалистических братских стран».

В мае он передал советскому послу и послам еще 10 социалистических стран:

«Наш опыт крайне скуден, только начали изучать экономическое строительство.

Вы — наши учителя, среди вас основной учитель — Советский Союз. Лет через 10 увидите, что у нас будет лучше, чем сейчас». На самом деле эти слова не отражали мнение Мао Цзэдуна. Он уже решил идти своим путем — развивать страну с учетом опыта китайской революции. В 1958 г. Мао Цзэдун уверовал в китайский технологический потенциал. На закрытых совещаниях говорил, что надо продолжать получать помощь Советов, но идти своим путем, бороть ся с эксплуататорским обществом.

В 1960 г. Советский Союз усилил надзор за своими специалистами. По рекомендациям группы экономических экспертов, 1–4 июня 1960 г. было про ведено совещание специалистов, на котором обсуждались проблемы, имеющие место в работе. На совещании с докладом «Основные задачи экономического строительства в Китае в 1960 г.» выступил Чжоу Эньлай. Советские специали сты, отмечая успехи, указывали на недостатки в монтаже оборудования, на то, что трудности, с которыми они сталкиваются при работе в Китае, появляются не только по вине китайской стороны, но и по вине советских предприятий.

Они говорили о том, что критика советской технической документации по прежнему имеет место, а это влияет на доверие советской стороны. По итогам совещания был составлен доклад, который ушел в Госсовет. Речь в нем шла об использовании советского оборудования в Китае, о недостатках в техническом обеспечении и предвзятом отношении китайской стороны к рекомендациям со ветских специалистов.

* Ли Юэжань. Воспоминания Ли Юэжаня. С. 105.

• 144 • По имеющимся данным, именно сложная внутриполитическая ситуация прервала работу многих советских специалистов в Китае после 1956 г. По мне нию советских специалистов, в Китае на вид все было нормально, тогда как внутри все плохо. Поддерживание тесных дружеских отношений с китайцами было чревато проблемами, советские официальные власти также отрицательно относились к этому. Все работающие в Китае советские специалисты жалова лись, что за ними ведется слежка. Некоторые говорили, что китайские власти запрещали им выезжать куда-либо без сопровождения. Советские специалисты знали, что их письма и вся корреспонденция вскрывается и досматривается, не которые были уверены, что все их разговоры прослушиваются. Ввиду этого, на чиная со второй половины 50-х гг., взаимное доверие Китая и Советского Союза начало ослабевать К концу 50-х гг. мало кто из советских специалистов в Китае не испытывал трудностей в работе. Эти трудности, хотя и не оказали пагубного воздействия на двусторонние отношения, но стали предлогом для отзыва из Китая советских специалистов и приостановки экономико-технической помощи Китаю.

VI 1960 г. стал ключевым в ухудшении китайско-советских отношений, что на прямую повлияло на экономическое и научно-техническое сотрудничество двух стран. С учетом трудностей, вызванных отзывом советских специалистов из Китая, китайская сторона была вынуждена предпринять действия по самоукреплению.

§ 1.

Как указывалось во введении, разногласия и споры Китая и Советского Со юза, КПК и КПСС, в идеологии, государственных интересах, дипломатической политике и даже между двумя руководителями начали обостряться, что привело к разрыву межпартийных связей и остановке технологического трансфера в Китай.

1) Отзыв советских специалистов В тот момент, когда Китай быстрыми темпами наращивал промышленный потенциал и развивал науку и технику, нестабильные двусторонние отношения заставили Советский Союз изменить свою политику по оказанию помощи Ки таю. 16 июля 1960 г. ЦК КПСС провел совещание, на котором были обсуждены вопросы китайско-советских отношений, по итогам совещания было принято решение отозвать советских специалистов из Китая. «В настоящее время в Ки тае работают 1500 советских специалистов и советников. Китайская сторона на практике уже перестала прислушиваться к советам советских специалистов, стала критиковать их рекомендации за якобы консервативный настрой. Другое важное обстоятельство заключается в том, что китайский народ стал с ошибоч ных позиций оценивать роль советских специалистов, что вызывает у нас непо нимание. Подобная ситуация не может больше продолжаться. Имея это в виду, советское правительство направляет китайскому правительству ноту об отзыве советских специалистов из Китая».* * Луань Цзинхэ. «Сулянь цун Чжунго чжаохуэй чжуаньцзя дэ юаньинь цзици хоуго»

пинцзя (Оценки причин и последствий отзыва Советским Союзом из Китая специали стов). — Чжунгун данши цзыляо (Материалы по истории КПК). 2003, №1.

• 146 • В тот же день советник-посланник посольства СССР в Пекине Н.Г.Судари ков на основании указаний Москвы передал заместителю министра иностран ных дел КНР Чжан Ханьфу ноту об отзыве советских специалистов из Китая.

В ноте указывалось, что китайская сторона утратила доверие к советским специ алистам, ввиду чего советские специалисты планируют вернуться на родину. Со ветская сторона весьма рассчитывает на своих специалистов в Советском Союзе.

25 июля советское посольство проинформировало китайский МИД о том, что первая партия специалистов намерена покинуть Китай, начиная с 28 июля, отзыв специалистов завершится к 1 сентября. Так советская сторона в одностороннем порядке вышла из договоров и дополнений к ним относительно работы советских специалистов в Китае. Посол СССР в Китае С.В.Червоненко в короткие сроки объявил о решении ЦК КПСС всем находящимся в Китае советским специали стам, разъяснил каким образом внутренняя и внешняя политика Китая возбудила недовольство советского правительства и суть политического давления, которое будет оказано на Китай путем отзыва специалистов из этой страны. Так как боль шинство советских специалистов не понимали сути политических споров КПК и КПСС, новость об отзыве застала их врасплох.

31 июля 1960 г. китайское правительство отправило советскому прави тельству ноту, указав, что отзыв советских специалистов из Китая нарушит китайско-советский договор о дружбе и принципы дружеских отношений со циалистических стран. Китайская сторона опровергла тезис о недоверии совет ским специалистам и выразила надежду на то, что советская сторона более се рьезно отнесется к вопросу об отзыве своих специалистов и оставит в Китае тех, кто еще не отработал свой срок. 4 августа министр иностранных дел Чэнь И вновь через советского посла попросил советскую сторону пересмотреть решение об отзыве специалистов. 26 августа советская сторона отвергла прошение китай ской стороны и в течение одного месяца отозвала 1390 специалистов, остано вила отправку еще 909 специалистов в Китай, в одностороннем порядке вышла из 600 договоров и контрактов, включая 343 соглашения по отправке специа листов. На конец 1960 г. в Китае остался лишь один специалист, работающий в Гуанчжоуском НИИ тропического климата.

Советская сторона, обосновывая свое решение об отзыве специалистов, от мечала, что китайские предприятия нарушают технические требования, работни ки предприятий и чиновники не прислушиваются к мнению советских специали стов, наносится урон престижу советского оборудования и техники, советским специалистам созданы невыносимые условия, на них оказывается психологиче ское давление, советские специалисты подвергаются слежке, их склоняют к рабо те против Советского Союза и партии. Действия китайской стороны не представ ляют возможным оставить советских специалистов в Китае.* Заявления советских чиновников были, безусловно, надуманными. Работа советских специалистов в АН КНР, Пекинском авиационном институте, Чанчунь ском автомобильно-тракторном институте, Танковом заводе, Баотоуском стале литейном комбинате и других учебных и научно-исследовательских организациях подтверждала, что китайская сторона нуждалась в советских специалистах, совет ских технологиях и оборудовании. Отозванный в августе 1960 г. из Китая профессор Короленко вспоминал: «Нигде я не слышал, чтобы хоть один советский специалист * Борисов О.Б., Колосков Б.Т. Советско-китайские отношения, 1945–1980. С. 210–211.

• 147 • VI поддерживал эту бесстыжую советскую ноту, поддерживал идею нашего отзыва.

Вполне естественно, что решение о нашем отзыве из Китая продиктовано не тем, что условия нашей жизни здесь плохие, — более 90% специалистов жили в Китае лучше, чем в Советском Союзе».* Работавшие в Харбине советские специалисты также полагали, что те доклады, которые советское правительство получало из Китая об их работе, не соответствуют действительности.

Отзыв советских специалистов из Китая — это решение не только одного Н.С. Хрущева, это также не минутный порыв. Советская сторона еще в 1956 г.

выдвигала эту идею. По данным советских архивных документов, 30 октября 1956 г. Лю Шаоци говорил послу П.Ф. Юдину, что советские специалисты не по нимают специфики того государства, в котором работают, они явно политически нагружены, рекомендации некоторых советников могут привести к отрицатель ным результатам. В конце 1956 года советское правительство под предлогом того, что Китай уже подготовил специалистов в области экономики и военном деле, выдвинуло идею об отзыве специалистов. Но после уговоров китайской сторо ной советские специалисты все же остались в Китае. В ноябре 1957 г. Мао Цзэ дун в Москве провел несколько встреч с Н.С. Хрущевым, обсуждая различные вопросы, в частности, вопрос о советских специалистах. Состоялась такая беседа.

Н.С. Хрущев спрашивал Мао Цзэдуна: «Нашим специалистам нечего делать в Ки тае, может, им вернуться?» На что Мао ответил: «Дел много, но, может быть, не очень много. Наши товарищи должны пытаться идти своим путем». Н.С. Хрущев сказал А.И.Микояну: «Ты слышал, товарищ Мао Цзэдун согласен, чтобы наши специалисты возвращались». А.И.Микоян ответил — «подумаем».

Мы уже говорили о том, что во время «большого скачка» рекомендации со ветских специалистов перестали быть столь важными для китайских коллег, как это было раньше. 31 июля 1958 г. Н.С. Хрущев написал Мао Цзэдуну: «Наши спе циалисты хорошо разбираются в своей области, но не понимают политику. Нам не следует требовать от них, чтобы они разбирались в наших отношениях. Тот, кто начнет понимать всю природу наших отношений, перестанет разбираться в своей области, поэтому мы пишем вам письмо, информируя о решении отозвать специалистов. Вы можете направлять своих стажеров на учебу». На это Мао от ветил, что надо воспользоваться двумя возможностями.** На вопрос Мао Цзэдуна о том, хочет ли Н.С. Хрущев действительно отозвать всех специалистов, Н.С. Хру щев ответил — «нет, мы хотели бы просто обсудить этот вопрос».*** Через две недели после того, как НОАК начала атаковать остров Цзинь мэнь, 5 сентября 1958 г. ЦК КПСС рекомендовал отозвать часть советских специалистов по причине того, что ряд из них не понимает сложившейся по литической ситуации и национальных особенностей, советская сторона также не в состоянии отслеживать работу каждого советского специалиста в Китае.**** Советы внешне показывали, что не желают вмешиваться во внутренние дела * См. Klochko M.A. Soviet Scientist in Red China. London, 1964.

** Ли Юэжань. Воспоминания Ли Юэжаня. С. 163.

*** Запись беседы Хрущева с Мао Цзэдуном. 31 июля — 3 августа 1958 г. Перевод Ма Гуйфань. — Чжунгун данши цзыляо (Материалы по истории КПК). 2001, № 79.

**** Луань Цзинхэ. «Сулянь цун Чжунго чжаохуэй чжуаньцзя дэ юаньинь цзици хоуго»

пинцзя (Оценки причин и последствий отзыва Советским Союзом из Китая специали стов). — Чжунгун данши цзыляо (Материалы по истории КПК). 2003, №1.

• 148 • Китая, но на деле выражали недовольство политикой этой страны. По мнению М.А.Суслова, Мао Цзэдун принижал опыт советских специалистов, одновре менно требуя, чтобы они оставались в Китае.


* В 1958 г. китайская сторона согласилась сократить количество находя щихся в Китае советских специалистов, но при условии, что советская сторона примет рекомендации китайских специалистов, относительно предоставления помощи по укреплению китайского ВПК. Тогда советские специалисты стали замечать, что отношение к ним со стороны китайцев стало прохладным. В октя бре 1959 г. Н.С. Хрущев участвовал в мероприятиях по случаю празднования 10-й годовщины создания КНР. Находясь на трибуне перед площадью Тяньань мэнь, он сказал Мао Цзэдуну: «Наших специалистов-ядерщиков мы отзовем», на что Мао ответил: «Раз надо, то отзывайте, ничего страшного. Сможете нам технически помочь — хорошо, нет — дело ваше».** Советские специалисты особенно хорошо разбирались в военных техноло гиях. Накануне откомандирования советских специалистов из Китая советская сторона укрепила механизмы по обеспечению секретности. В марте 1960 г. со ветский химик Короленко вновь был направлен в Китай для работы в АН КНР.

Накануне отправки директор советского НИИ наставлял его, чтобы тот не на рушал правил пребывания в Китае и не передавал содержание проводимых ра бот «советским гражданам и китайцам». После прибытия в АН КНР Короленко понял, что китайская сторона также укрепляет работу по обеспечению секрет ности. 21–22 июня 1960 г. советские военные специалисты провели в Пекине партийное рабочее совещание. Первоначально СССР уже изготовил для Китая модель средней атомной ракеты и приготовился к отправке ракеты в Китай, но ухудшение отношений прервало все планы, и Совет Министров СССР принял решение ракету не направлять.*** 18 июля 1960 г. посольство Китая в СССР в депеше министерству ино странных дел КНР указывает, что после опубликования в апреле 3 статей, при уроченных к 90-летней годовщине со дня рождения В.И.Ленина, множество фактов указывает на политическое охлаждение двух сторон, увеличение давле ния на китайскую сторону в экономическом сотрудничестве и, особенно, в реа лизации совместных крупных проектов. К примеру, документация по наиболее важным проектам, имеющим отношение к ВПК, не проработана и не передана китайской стороне, задерживается ответ на просьбу китайской стороны о ко мандировании в Китай специалистов-ядерщиков;

увеличиваются трудности в переговорных процессах;

приостановлена практика приглашения китайских специалистов для участия в секретных совещаниях**** Советская сторона знала, что Китай нуждается в советских технологиях, оборудовании, материалах и комплектующих. После октября 1960 г. советская сторона несколько раз обращала внимание китайских делегаций на то, что если ситуация нормализуется, то советская сторона восстановит отправку в Китай * См. там же ** Ли Юэжань. Воспоминания Ли Юэжаня. С. 191–192.

*** Ухудшение китайско-советских отношений. Перевод Ма Гуйфань. — Чжунгун данши цзыляо (Материалы по истории КПК). 1999, №72.

**** Мао Цзэдун. Оценка относительно изменения ситуации вокруг посольства Китая в Москве. Июль 1960 года. — Цзяньго и лай Мао Цзэдун вэньгао. Т.IХ. С.252–253.

• 149 • VI советских специалистов и возобновит экономическую помощь. Есть мнение, что причины восстановления помощи Китаю советская сторона связывала с необходимостью разработки своих нефтяных месторождений, развития лесной промышленности, цветной металлургии, электроэнергетической отрасли, раз вития приграничной с Китаем территории с тем, чтобы вовлечь китайскую эко номику в социалистический лагерь.* Но китайская сторона не хотела вклады вать средства в решение этих задач, ухудшение двусторонних отношений было в этой ситуации предопределено. В соответствии с соглашением от 19 июня 1961 г.

советская сторона должна была направить в Китай инженеров, но реально при ехавших специалистов оказалось значительно меньше обещанного. В 1961 г. со ветская сторона с учетом предложений китайской стороны направляет в Китай 11 специалистов, 4 из них — для монтажа оборудования на гидроузле Саньмэнь ся и 7 — для обучения китайцев эксплуатировать сельскохозяйственные само леты. В 1961–1967 гг. в китайско-советских обменах специалистами участвует всего около 100 человек, причем советская сторона отправляет в Китай 40 своих специалистов, китайская в СССР — 60 специалистов. Командируемые специа листы по большей части принимают участие в научных конференциях.

2) Сокращение и остановка технической помощи После отзыва советских специалистов из Китая реализация двусторонних соглашений, контрактов и договоров была поставлена под угрозу. В этой связи стороны провели новые переговоры, по-новому выстроили двусторонние от ношения, существенно сократив помощь, шедшую по линии промышленного строительства и научно-технического сотрудничества.

а) Сокращение и остановка помощи по линии промышленного строительства Отозванные советские специалисты увезли с собой всю техническую доку ментацию и чертежи. Советское правительство приостановило поставки необ ходимого Китаю механического оборудования, материалов и т.д., оказав пагуб ное воздействие на китайское производство и опытные исследования. Действия советской стороны привели к «заморозке» важных китайских объектов.

31 октября 1960 г. заместитель министра иностранных дел КНР Ло Гуйбо и заместитель руководителя Госкомитета по планированию Лю Дамин указа ли советскому послу С.В.Червоненко на необходимость проведения китайско советских правительственных переговоров по изменению условий оказания Со ветским Союзом Китаю помощи. В тот же день министр внешней торговли КНР Е Цзичжуан встретился с советником по экономике и торговле советского по сольства, отметив, что, начиная с 1960 г. в торговле между Китаем и Советским Союзом обозначился дисбаланс, китайская сторона не в состоянии осуществлять оплату. В случившемся он обвинил советскую сторону. В декабре 1960 г. министр внешней торговли СССР Н.С. Патоличев встретился с китайским послом в Мо скве Лю Сяо, подтвердив готовность проведения переговоров. На встрече совет ский министр вновь объяснил причины действий советской стороны. В конце декабря китайская сторона ответила на предложения советской стороны.

* Луань Цзинхэ. «Сулянь цун Чжунго чжаохуэй чжуаньцзя дэ юаньинь цзици хоуго»

пинцзя (Оценки причин и последствий отзыва Советским Союзом из Китая специали стов). — Чжунгун данши цзыляо (Материалы по истории КПК). 2003, №1.

• 150 • Весной 1961 г. китайское правительство направило экономическую и научно техническую делегацию в Москву на переговоры. 19 июня стороны подписали но вое «Соглашение между КНР и СССР об оказании Советским Союзом Китаю по мощи в строительстве и переоборудовании 66 промышленных и иных объектов»

и «Соглашение между КНР и СССР о пересмотре подписанных ранее соглаше ний, документов об оказании Советским Союзом Китаю помощи в строительстве и переоборудовании промышленных и иных объектов». В соответствии с первым соглашением советская сторона обязалась продолжить сотрудничество по 66 про ектам, работы по которых должны были осуществляться в 1961–1967 гг., а также обязалась продолжить поставки оборудования, оказание технической помощи.

Формы технической помощи включали: 1) предоставление первичной проектной и технической документации и других материалов, 2) поставки оборудования, при боров, датчиков, электропроводки и иных материалов, необходимых при монтаже, 3) оказание помощи при строительстве, монтаже оборудования, настройке, введе нии объекта в эксплуатацию. Советская сторона также готова была принимать ки тайских технических специалистов в некоторых советских НИИ для прохождения стажировки и с учетом пожеланий китайской стороны отправлять своих специа листов в Китай. Из 44 гражданских объектов, включенных в программу помощи, 23 были спроектированы советской стороной, 21 — китайской (см. таблицу 13). Это говорило о возрастании возможностей китайских проектных организаций.

Таблица 13. Перечень промышленных предприятий, электростанций и других объектов в Китае, строительство и преобразование которых осуществлялось в рамках советской помощи Предприятия, спроектированные советской стороной Наименование предприятия Время окончание работ Аньшаньский металлургический комбинат, включая весь 1961– металлургический процесс Уханьский металлургический комбинат (первая очередь), 1961– включая весь металлургический процесс Баотоуский металлургический комбинат (первая 1961– очередь), включая весь металлургический процесс Цех горячей и холодной ковки Тайюаньского завода 1961– особого металлопроката Цех металлической проволоки и тросов Сянтаньского 1961– металлургического завода Чжанэйский завод изделий из особых сплавов 1961– Баотоуский комбинат особо толстого металлического 1962– проката Лоянский завод обработки цветных металлов 1961– Завод по выплавке и обработке редкоземельных и редких 1961– металлов (Чанша) Хунгучэнский завод по обработке алюминиевых, 1961– магниевых и титановых сплавов Хуншаньская теплоэлектростанция 1961– • 151 • VI Гидроэлектростанция в Саньмэнься 1961– Завод крупного машиностроения в Фулаэрцзи 1961– Харбинский шарикоподшипниковый завод 1961– Харбинский завод газовых турбин 1961– Сианьский завод высоковольтных выключателей и 1961– ртутных выпрямителей Завод полупроводниковых выпрямителей (Хоума) 1961– Гуйчжоуский завод шлифовальных кругов 1962– Дэянский завод турбин на горючем и паровых турбин 1961– Завод агрегатов и узлов 1961– Сюаньдоуский завод крупных гидротурбин и 1963– гидрогенераторов Лоянский тракторный завод 1961– Предприятия, спроектированные китайской стороной Наименование предприятия Время окончание работ Уханьский металлургический комбинат (вторая очередь) 1963– Баотоуский металлургический комбинат (вторая 1964– очередь) Маоминский завод сланцевого масла 1961– Фошуньский завод сланцевого масла 1961– Ланьчжоуский нефтеперерабатывающий завод 1961– Первый нефтеперерабатывающий завод 1962– Ланьчоуский завод азотных удобрений (вторая очередь) 1961– Цзилиньский завод азотных удобрений (вторая очередь) 1961– Тайюаньский завод азотных удобрений (вторая очередь) 1962– Баодинский завод фотопленки 1961– Ланьчжоуский завод искусственного каучука 1962– (вторая очередь) Сианьский завод особых покрышек и каучуковой 1962– продукции Шанхайская теплоэлектростанция 1062– Шосяньская теплоэлектростанция 1961– Гидроэлектростанция в Фучуньцзяне (пров. Чжэцзян) 1961– Юньфэнская гидроэлектростанция (пров. Цзилинь) 1962– Цзютаньская гидроэлектростанция (пров. Сычуань) Завод метеорологических приборов 1961– Цех крупных подшипников Лоянского 1961– подшипникового завода Дэянский завод крупного машиностроения 1963– Сычуаньский газопровод 1962– • 152 • В соответствии со статьей 10 «Соглашения-66» стороны провели ревизию ранее подписанных соглашений и иных документов по оказанию Китаю помо щи в строительстве и преобразовании промышленных объектов, были обсуж дены условия сдачи объектов, работы над которыми еще не начались или были проведены не до конца. После согласования выяснилось, что подписанные до 1961 г. соглашения предполагали проведение работ по 304 объектам и работы в 64 цехах, НИИ. Из 304 проектов 120 были завершены, по 29 работы подходили к концу, по 89 проектам работы были «заморожены». Из 64 объектов — работы были завершены по 29, работы по 35 были «заморожены». К примеру, из 47 объ ектов, работы по которым должны были проводиться в соответствии с соглаше нием от 8 августа 1958 г., было завершено 13, работы по 5 объектам были почти завершены, «заморожены» — 11 объектов.


Вместе с тем в понимании того, какими должны быть формы реализации соглашений, обнаружились существенные разногласия, отсутствовало доверие, каждая из сторон пыталась оказывать давление. Советская сторона отказывала Китаю в поставках нужных ему материалов, оборудования и других промыш ленных товаров. К примеру, приостановка Советским Союзом поставок ма териалов для автомобилей и горюче-смазочных материалов оказало пагубное воздействие на производственный процесс в период «большого скачка». Ввиду отсутствия материалов Первый Чанчуньский автомобилестроительный завод в 1961 г. был вынужден на полгода приостановить производство, нанесенный ущерб оценивался в 21 млн. юаней.* В 1961 г. военно-промышленные пред приятия произвели лишь 15,9% продукции от намеченного объема, разработки военных новинок были «заморожены». 15 августа 1961 г. китайское правитель ство объявило об уменьшении объемов импорта оборудования и материалов из Советского Союза по причине проблем в экономике. Советская же сторона на деялась по-прежнему осуществлять поставки оборудования в Китай. В начале декабря того же года китайская сторона отказалась от оборудования, которое советское правительство должно было поставить в 1961–1963 гг. В этой связи советское правительство было вынуждено начать поиски каналов сбыта произ веденного для Китая оборудования, которое он отказался закупать.

В письме, направленном 29 ноября 1963 г. ЦК КПСС ЦК КПК, советская сторона предложила остановить полемику и приступить к переговорам при условии наращивания двусторонней торговли и увеличения объемов советской помощи. 29 февраля 1964 г. ЦК КПК ответил Советам отказом и обратил вни мание советской стороны на ущерб, который был причинен отзывом советских специалистов из Китая. Китайская сторона уличила советскую сторону в пред намеренном торможении переговоров по торгово-экономической тематике, в отказе поставлять оборудование и материалы, необходимые Китаю, в проведе нии политики, в соответствии с которой Китаю не предлагаются нужные ему товары, зато в больших объемах предлагаются не нужные.

Одним из последствий неудачной реализации соглашений и контрактов был резкий спад объемов ввозимого в Китай из Советского Союза механиче ского оборудования. В 1961 г. объемы поставок оборудования сократились по сравнению с 1960 г. на 4/5. Объем поставок Советами в Китай оборудования, * Хроники Первого автомобилестроительного завода (1950–1986). Т.I., Чанчунь.

1991. Т.1. С.6.

• 153 • VI материалов сократился с 428 млн. руб. в 1961 г. до 41 — 42 млн. руб. в 1962 г. По ставки по соглашению от 13 марта 1962 г. были завершены лишь к 1963 г. В 1964 г.

советская сторона еще продолжала поставки материалов для 31 китайского про мышленного предприятия. В 1965 г. объемы поставок оборудования в Китай не составили и 1% от поставок 1959 г.* Ввиду трудностей с поставкой оборудования и материалов, отправкой спе циалистов, реализация некоторых проектов в рамках советской помощи Китаю, прописанных в плане второй пятилетки, была «заморожена» или работы по ним шли с большим трудом. По состоянию на 1 января 1964 г. 78 промышленных предприятий, работы на которых велись с привлечением советской помощи, не справились с производственным планом, среди них было 66, работы на которых должны были проводиться в соответствии с соглашением от 19 июня 1961 г.** 21 апреля 1965 г. китайское правительство выступило с обращением, в котором объявило о выходе в одностороннем порядке из соглашения от 19 июня 1961 г.

К 1969 г. контакты в промышленной сфере практически сошли на нет.

б) Сокращение и остановка научно-технического сотрудничества Отзыв советских специалистов повлек трудности в реализации значитель ного количества проектов. Некоторые научно-исследовательские разработки были приостановлены, в результате чего прекратились работы по 275 совмест ным научно-техническим проектам.*** В соответствии с «Соглашением между КНР и СССР о проведении совместных особо крупных научно-технических исследований и оказании Советским Союзом Китаю помощи в этой области», а также соглашением между АН КНР и АН СССР китайская сторона предо ставила план научно-технического сотрудничества на 1960 г. 14 февраля 1960 г.

Китайско-советский комитет научно-технического сотрудничества утвердил план сотрудничества на 1960 г. Однако вслед за ухудшением сотрудничества многие проекты в рамках плана не были реализованы.

Научно-техническое сотрудничество ослабевало, пока, в конце концов, полностью не приостановилось. Многие проекты, реализованные до половины, были «заморожены». Приостановка сотрудничества оказала существенное не гативное влияние на нормальную реализацию плана 12-летнего долгосрочного развития. К примеру, китайская сторона пригласила специалиста по оптиче скому измерению. Предполагалось, что он в течение полугода настроит необ ходимое оборудование и создаст специальную лабораторию. Китайская сторо на подготовила для этого все условия, закупила дорогое оборудование, собрала специалистов-оптиков. Но советский специалист проработал всего 2 месяца и был отозван, а все работы свернуты.

В октябре 1960 г. китайская сторона рекомендовала советской пере смотреть условия подписанных ранее соглашений по научно-техническому сотрудничеству.**** В ходе переговоров в начале 1961 г. китайская сторона снизила объемы сотрудничества, но все же рассчитывала на помощь советской стороны.

19 июня стороны подписали сроком на 5 лет «Соглашение между КНР и СССР * Борисов О.Б., Колосков Б.Т. Советско-китайские отношения, 1945–1980. С. 289.

** Там же. С. 250.

*** Ван Шоучунь. Чжунго дуйвай цзинцзи гуаньси (Внешнеэкономические отноше ния Китая). Пекин, 1988. С.7.

**** Борисов О.Б., Колосков Б.Т. Советско-китайские отношения, 1945–1980. С. 216.

• 154 • о научно-техническом сотрудничестве» и «Соглашение между КНР и СССР о научно-технических кадрах и условиях командирования научных кадров Китаем в Советский Союз и Советским Союзом в Китай для проведения научных иссле дований и прохождения стажировки». Соглашения заменили подписанные ранее договоры о научно-техническом сотрудничестве, включая «Соглашение между КНР и СССР о научно-техническом сотрудничестве» (12 октября 1954 г.), «Со глашение между КНР и СССР о проведении совместных особо крупных научно технических исследований и оказании Советским Союзом Китаю помощи в этой области» (18 января 1958 г.), «Соглашение между КНР и СССР об условиях про изводственной практики китайских и советских специалистов и рабочих».

В соответствии с подписанным 19 июня «Соглашением между КНР и СССР о научно-техническом сотрудничестве» и «Договоре о реализации «Со глашения между КНР и СССР о научно-техническом сотрудничестве»» сторо ны имели право направлять научные кадры для чтения лекций и выступления с научными докладами, приглашать для участия в научных конференциях, но больше не могли посылать специалистов для оказания научно-технической по мощи, предоставлять оборудование, приборы, образцы, реагенты и материалы, не включенные в список экспортных товаров двух стран. Новое соглашение вве ло ограничение на проведение мероприятий: срок приглашения ученых для чте ния лекций и выступления с научными докладами не должен превышать одного месяца, срок научной стажировки — 2 месяцев.

Несмотря на то, что стороны подписали дополнительные соглашения и до говоры, сотрудничество шло крайне трудно. В 1965 г. объемы сотрудничества составляли лишь 1/100 от объемов 1959 г. 1 июля Китай вышел из соглашения об участии в работе совместного ядерного НИИ в Дубне, после 1967 г. китайско советское научно-техническое сотрудничество было практически свернуто.

в) Отзыв иностранных учащихся Перед отзывом советских специалистов советская сторона начала вводить ограничения на прием китайских учащихся в Советском Союзе. В марте 1960 г.

МИД СССР информирует посольство КНР в Москве о необходимости подпи сать новое соглашение о совместном командировании студентов и аспирантов взамен подписанного в 1952 г. соглашения об обучении китайских граждан в вузах Советского Союза.

Советская сторона выдвинула требование равноцен ного обмена учащимися. В 1960 г. Китай планировал командировать в СССР учащихся, советская сторона приняла лишь 411 человек. Среди 111 студентов, которым было отказано в визе на въезд, 51 должен был обучаться инженерно физическим специальностям, 27 — военно-техническим, 1 — атомным. Начиная с 1960 г. практику приема студентов приостановили Московский инженерно физический институт, Московский авиационный институт. В 1961 г. из 111 че ловек, рекомендованных китайской стороной для обучения в советских вузах, советская сторона приняла 83. Из 28 человек, которым было отказано в приеме, 15 должны были обучаться по инженерно-физическим специальностям, 3 — по авиационным, 3 — по ракетным. В 1961 г. остановили прием китайских студен тов МВТУ им. Баумана и Ленинградский институт точной механики и оптики.

В 1963 г. из 104 китайских учащихся советская сторона приняла всего 59. От казался принимать китайских студентов Ленинградский политехнический ин ститут. В 1964 г. из-за проволочек с советской стороны китайские учащиеся в • 155 • VI Советский Союз посланы не были. В июле 1965 г. советская сторона выдвинула требование о направлении учащихся на паритетных началах — впредь количе ство командируемых студентов и перечень специальностей должны были совпа дать. В соответствии с новыми правилами Китай был вынужден существенно сократить количество направляемых в СССР учащихся, потеряв возможность изучения советских технологий.

В сентябре–октябре 1966 г. министерство высшего образования КНР ин формировало советское посольство в Пекине о необходимости сократить коли чество обучающихся в Китае советских студентов до количества, определенного сторонами. В качестве ответа 7 октября Министерство высшего образования СССР потребовало от китайского посольства в Москве, чтобы в течение месяца все китайские учащиеся покинули Советский Союз. В январе 1967 г. Китай ото звал из-за рубежа всех учащихся, прибывшие на родину учащиеся включились в «культурную революцию».

§ 2. После отзыва советских специалистов из Китая китайская сторона пред приняла соответствующие меры — выстроила самостоятельную линию в техни ческой области, не шла на уступки в политической.

1) Идеологическая подготовка накануне остановки советской помощи Китайская сторона еще в 1959 г. начала догадываться о возможном сокра щении объемов советской помощи и была к этому морально готова. Со второй половины 1958 г. Советы начали сокращать объемы помощи Китаю. К примеру, советская сторона отказала Китаю в удовлетворении его запросов по ядерной тематике, оттягивала сроки поставки оборудования, не передала особо важную информацию по некоторым технологиям. В 1959 г. советская сторона еще боль ше ограничила поставки высоких технологий в Китай. 20 июля 1959 г. совет ская сторона официально информировала китайскую сторону о невозможности предоставить расчетные модели и технологическую документацию по атомной бомбе, то есть в одностороннем порядке вышла из подписанного в 1957 г. «Со глашения о новых военных технологиях». Некоторые советские специалисты под разными предлогами были отозваны из Китая.

В январе 1960 г. ЦК КПК во время проведения в Шанхае расширенного за седания Политбюро Не Жунчжэнь выступил с докладом, в котором рассказал о состоянии китайско-советского научно-технического сотрудничества. Позже в своих воспоминаниях он написал: «Следы приостановки нам помощи группой во главе с Н.С. Хрущевым виднелись все более отчетливо. Самолет МиГ–21 и тех ническую документацию по ядерной ракете нам не дали. На совещании я сказал, что, по-видимому, опираться на помощь Советского Союза в скором времени уже не придется. Советский Союз, отстаивая свои лидирующие позиции, ввел огра ничения по поставкам наиболее важных военных технологий. И эта тенденция становилась все более отчетливой. Мы уже раскрыли их замысел — в области но вых военных разработок держать нас на расстоянии. Разрабатываемые сегодня • 156 • новые виды вооружения нам передаваться не будут. То есть они хотели, чтобы мы отставали на два–три шага. Если говорить о конкретных действиях, то про изводственная документация по простым технологиям нам передавалась, по наи более серьезным технологиям — нет. Универсальное оборудование поставлялось, нестандартное, специализированное оборудование, точные оптические прибо ры, под разными предлогами, нет. Некоторые простые материалы поставлялись частично, сложные — нет. Теперь о приглашении советских специалистов — про стых специалистов, способных научить, как скопировать ту или иную технологию, можно было пригласить, специалистов-конструкторов и проектировщиков — нет.

С одной стороны, советские научно-конструкторские предприятия для поддержа ния научного авторитета присылали своих специалистов, с другой стороны, мас штабы их работы были строго лимитированы советским посольством. Большин ство советских специалистов, весьма активные и радушные, помогли нам освоить многие технологии, разобраться с технической документацией, наладить копи рование технологий, проделали большую работу, оказали значительную помощь.

После ухудшения отношений некоторые специалисты работали по-прежнему хорошо, именно поэтому мы призывали хорошо принимать советских специа листов и старательно у них учиться. Другой особенностью китайско-советского сотрудничества явилось то, что потребности Советского Союза в Китае росли.

К 1959 г. объемы материалов, требуемых Советским Союзом от нас, возросли на 180%. Преимущественно, им нужны были наши традиционные технологии, тра диционная медицина, традиционные медицинские препараты, семена, продукты сельского хозяйства, ремесленнического производства. Начиная с 1959 г. совет ская сторона требовала больше новых промышленных технологий и наших при родных ресурсов. Следовало обратить самое пристальное внимание на эту тен денцию. Участвующие в совещании товарищи поддержали меня».* Вслед за ухудшением двусторонних отношений китайские руководители начали задумываться над проблемой самостоятельного развития науки и техни ки и особенно военных разработок. 3 июля 1960 г. Не Жунчжэнь представил в ЦК и Мао Цзэдуну свои рекомендации относительно двустороннего научно технического сотрудничества. В области науки и техники была уже найдена своя линия развития: идти самостоятельным путем — вполне реально и возможно;

развиваться без помощи советской стороны — возможно.** Мао Цзэдун, Чжоу Эньлай и другие руководители в короткие сроки утвер дили рекомендации Не Жунчжэня. На телеграмме китайского посольства в Мо скве от 18 июля 1960 г. в адрес департамента СССР МИД КНР и китайского посла в СССР Лю Сяо Мао Цзэдун написал свою резолюцию: «Изменения есть изменения, они будут способствовать нашему усилению, плохое обязательно обернется хорошим, не так ли?»

В октябре 1960 г. Госкомитет по науке еще раз провел ревизию всех согла шений, договоров и контрактов, подписанных с Советским Союзом. В соответ ствии с заявлением Госкомитета по науке АН КНР в ноябре 1960 г. приступила к ревизии «Проекта-122» и совместных китайско-советских проектов, которые не были реализованы или были реализованы частично. В АН был подписан указ, предписывающий всем подведомственным НИИ провести ревизию соглаше * Не Жунчжэнь. Из воспоминаний Не Жунчжэня. Т.II. С.805.

** Не Жунчжэнь. Из воспоминаний Не Жунчжэня. Т.II. С.807–808.

• 157 • VI ний. Некоторые НИИ, рапортуя АН о совместных с Советским Союзом проек тах, давали свои рекомендации. 17 декабря 1960 г. АН КНР направила парткому Госкомитета по науке послание, в котором прокомментировала результаты ра боты по систематизации и ревизии проектов.

2) Меры китайской стороны по противодействию Китай был вынужден пересмотреть свою политику промышленного и научно-технического развития. С одной стороны, необходимо было развивать политику самоусиления на основе уже заимствованных из Советского Союза и стран Восточной Европы технологий, с другой — пытаться найти новые пути заимствования западных технологий.

После обнародования советской стороной своего решения об отзыве со ветских специалистов ЦК КПК с июля по август 1960 г. в Бэйдайхэ провел не сколько совещаний, на которых обсуждалось состояние китайско-советских от ношений, оценивался ущерб, вызванный отзывом специалистов, а также меры по самоусилению.* В 1960 г. Китай заимствовал значительное количество иностран ных технологий, ассигнования на научные исследования по сравнению с 1952 г.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.