авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

«Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт леса Карельского научного центра РАН На правах ...»

-- [ Страница 3 ] --

Таблица Радиальное распределение подвижных и водорастворимых форм тяжелых металлов в почвах категории сельской застройки, мг/кг Горизонт, Pb Cu Ni Co Zn Cr Mn глубина (см) ПДК = 6 ПДК = 3 ПДК = 4 ПДК = 5 ПДК = 23 ПДК = 6 ПДК = NH4Cl H2O А.А.Б. H2O А.А.Б. H2O А.А.Б. H2O А.А.Б. H2O А.А.Б. H2O А.А.Б. H2O культурозем (точка №1) U1d, 0-5 0,07 0,05 8,82 0,07 0,68 0,02 0,51 0,01 7,85 0,14 0,19 0,02 15,6 0, (0,21%) (0,15%) (18,20%) (0,14%) (5,35%) (0,16%) (4,78%) (0,09%) (8,52%) (0,15%) (0,89%) (0,09%) (4,48%) (0,02%) U2h, 5-20 0,08 0,02 0,10 0,07 0,12 0,03 0,41 0,01 1,42 0,04 0,06 0,05 1,91 0, (0,10%) (0,02%) (0,20%) (0,14%) (0,61%) (0,15%) (3,66%) (0,09%) (1,50%) (0,04%) (0,26%) (0,22%) (0,52%) (0,003%) подзолистая суглинистая контактно-глееватая (точка №58) A0, 0-3 0,24 0,05 0,52 0,15 0,17 0,02 0,11 0,01 0,17 0,01 0,02 0,02 1,91 0, (1,17%) (0,24%) (3,08%) (0,89%) (1,08%) (0,13%) (1,39%) (0,13%) (0,27%) (0,02%) (0,09%) (0,09%) (0,43%) (0,005%) A1, 3-10 0,20 0,07 0,22 0,17 0,26 0,02 0,20 0,01 6,83 0,19 0,02 0,02 13,98 0, (1,09%) (0,38%) (1,26%) (0,97%) (1,81%) (0,14%) (1,69%) (0,08%) (14,02%) (0,39%) (0,08%) (0,08%) (3,19%) (0,02%) A2Bg, 10-35 0,28 0,07 0,16 0,06 0,15 0,02 0,11 0,01 2,06 0,02 0,04 0,02 4,60 0, (1,73%) (0,43%) (1,08%) (0,41%) (0,92%) (0,12%) (0,96%) (0,09%) (4,39%) (0,04%) (0,17%) (0,09%) (1,46%) (0,01%) Bg, 35-58 0,41 0,05 0,12 0,06 0,28 0,02 0,21 0,01 0,31 0,06 0,12 0,02 2,48 0, (2,01%) (0,25%) (0,38%) (0,19%) (1,02%) (0,07%) (1,59%) (0,08%) (0,68%) (0,13%) (0,28%) (0,05%) (0,54%) (0,009%) BCg, 58-80 0,48 0,05 0,57 0,14 0,96 0,02 0,79 0,01 3,54 0,24 0,02 0,02 10,43 0, (3,08%) (0,32%) (1,76%) (0,43%) (3,85%) (0,08%) (5,23%) (0,07%) (7,89%) (0,53%) (0,04%) (0,04%) (2,36%) (0,03%) Cg, 80-100 0,07 0,04 0,10 0,08 0,16 0,02 0,10 0,01 1,26 0,05 0,05 0,02 2,80 0, (0,51%) (0,29%) (0,27%) (0,22%) (0,51%) (0,06%) (0,60%) (0,06%) (2,59%) (0,10%) (0,09%) (0,04%) (0,83%) (0,003%) урбоподзолистая слабонарушенная почва (точка №2) Adua1, 0-1 1,67 0,04 3,21 0,30 1,06 0,02 0,74 0,01 4,92 0,36 0,61 0,07 54,11 0, (5,22%) (0,12%) (11,95%) (1,10%) (3,97%) (0,08%) (5,01%) (0,07%) (9,55%) (0,69%) (1,46%) (0,17%) (14,22%) (0,04%) A1uA2u, 1- 0,08 0,05 3,71 0,11 0,29 0,17 0,05 0,03 6,54 0,04 0,13 0,04 5,61 0, 20 (0,29%) (0,17%) (12,27%) (0,37%) (1,29%) (0,76%) (0,39%) (0,23%) (10,82%) (0,07%) (0,39%) (0,12%) (1,57%) (0,03%) B, 20-45 0,06 0,05 8,58 0,49 1,59 0,02 1,11 0,01 5,45 0,36 0,17 0,12 23,79 0, (0,30%) (0,27%) (24,03%) (1,38%) (5,43%) (0,07%) (6,96%) (0,06%) (9,38%) (0,62%) (0,57%) (0,40%) (6,91%) (0,10%) BC, 45-75 0,05 0,04 13,17 0,19 0,25 0,02 0,14 0,01 6,65 0,09 0,09 0,11 7,62 0, (0,33%) (0,24%) (34,78%) (0,50%) (0,87%) (0,07%) (1,19%) (0,08%) (17,30%) (0,24%) (0,26%) (0,32%) (2,54%) (0,01%) (%) – доля от валового содержания;

А.А.Б. – вытяжка аммонийно-ацетатного буфера при pH 4,6-4,8;

NH4Cl – вытяжка 1 N хлористого аммония;

H2O – водная вытяжка Данные по распределению тяжелых металлов в почвах на землях резерва представлены в таблице 17 и 18. Содержание тяжелых металлов находится в пределах ПДК во всех почвенных разрезах. В верхнем слое культурозема отмечено очень низкое валовое содержание свинца, которое довольно резко увеличивается по глубине. Распределение общей меди, никеля, цинка и хрома происходит по одинаковому принципу: чередуются незначительные спады и увеличения концентрации от слоя к слою, с максимальным значением на глубине 32-42 см. По содержанию кобальта прослеживается небольшое накопление на глубине 32-57 см. Концентрация общего марганца распределена по почвенному профилю неравномерно, максимальное значение отмечено на глубине 32-42 см. Содержание серы максимально в верхнем слое 0-12 см, далее по глубине происходит резкое снижение концентрации, прослеживается накопление на глубине 32-42 см.

По валовому содержанию всех элементов отмечено небольшое накопление в горизонте урбик на глубине 32-42 см.

Соединения тяжелых металлов, определенные в вытяжке «Aqua Regia», распределены по почвенному профилю в соответствии с валовым содержанием.

Концентрация подвижных форм свинца по почвенному профилю находится примерно на одном уровне – 0,05 мг/кг и увеличивается на глубине 57-95 см до 0,26 мг/кг. Отмечено небольшое накопление подвижного цинка, хрома и марганца на глубине 32-42см. В верхнем горизонте выявлены минимальные концентрации никеля и хрома, которые на разных глубинах увеличиваются и затем немного снижаются в нижнем горизонте.

Максимальное содержание кобальта выявлено на глубине 12-32 см, далее по профилю оно равномерно снижается. Накопление подвижных соединений меди происходит в самом верхнем горизонте, далее наблюдается уменьшение концентрации, но в почвообразующей породе она снова возрастает. В горизонте Cg также увеличиваются концентрации ее водорастворимых соединений, а также свинца и никеля. На глубине 12-32 см отмечено максимальное содержание хрома. Проявляется накопление водорастворимых соединений марганца и цинка на глубине 32-42 см. Концентрация кобальта по всему почвенному профилю минее 0,01 мг/кг.

В почвенном профиле микроподбура максимальное валовое содержание свинца, меди, кобальта и марганца отмечено в горизонте B на глубине 1-4 см, а никеля и хрома в почвообразующей породе. Содержание общего цинка и серы максимально в верхнем горизонте 0-1 см, которое снижается по глубине.

Распределение никеля, кобальта и хрома, извлекаемых вытяжкой «Aqua Regia», отличается от распределения валовых концентраций: для никеля и кобальта выявлено равномерное снижение по всей глубине, а для хрома отмечено уменьшение концентрации на глубине 1-4 см с последующим накоплением в горизонте С.

Концентрация подвижных форм свинца и хрома максимальна в верхнем горизонте 0-1 см, которая по глубине снижается. Отмечено некоторое накопление в иллювиальном горизонте подвижных соединений меди и никеля. Концентрации кобальта, цинка и марганца увеличиваются по глубине.

Содержание водорастворимых соединений никеля, кобальта и хрома менее 0,02 мг/кг по всему почвенному профилю. Максимальное содержание водорастворимых форм свинца, меди и цинка отмечено на глубине 1-4 см, а марганца в почвообразующей породе.

В профиле урбоподзолистой сильнонарушенной почвы максимальное валовое содержание свинца, никеля и кобальта отмечено на глубине 2-10 см, однако концентрация хрома здесь минимальна. Далее по глубине происходит увеличение концентрации общего хрома. Содержание никеля и кобальта снижается по глубине с небольшим увеличением в нижнем горизонте BC.

Распределение по почвенному профилю общего свинца и марганца неравномерно. Максимальное валовое содержание меди и цинка определено антропогенном горизонте U3a1, а хрома и марганца в ненарушенном естественном горизонте BC. Общая сера распределена профилю неравномерно, максимальная концентрация проявляется на глубине 2-10 см.

Распределение кобальта и свинца в вытяжке «Aqua Regia» аналогично:

концентрация увеличивается на глубине 2-10 см и затем равномерно снижается по профилю. Содержание хрома распределено по почвенному профилю неравномерно с увеличением концентрации на глубине 2-10 и 30- см. Проявляется увеличение содержания марганца, извлекаемого вытяжкой «Aqua Regia», до глубины 46 см, которое затем снижается в нижележащем горизонте.

Отмечено накопление свинца в подвижной форме на глубине 10-46 см.

На глубине 10-30 см также выявлены максимальные концентрации подвижных соединений никеля, кобальта и цинка. Содержание меди максимально в верхнем горизонте 0-2 см. В горизонтах «урбик»

прослеживается накопление подвижных форм цинка, марганца и хрома.

Содержание водорастворимых форм свинца по всему профилю находится примерно на одном уровне 0,03-0,05 мг/кг, а никеля, кобальта и хрома менее 0,02 мг/кг, с небольшим увеличением концентрации хрома на глубине 30-46 см. Концентрация водорастворимых соединений меди, цинка и марганца максимальна в антропогенном горизонте U3a1.

Таблица Радиальное распределение тяжелых металлов (валовое содержания, вытяжка «Aqua Regia») и серы в почвах категории земли резерва, мг/кг Горизонт, Pb Cu Ni Co Zn Cr Mn S глубина (см) ПДК = 32 ПДК = 100 ПДК = 50 ПДК = 50 ПДК = 300 ПДК = 100 ПДК = Вал. A.reg. Вал. A.reg. Вал. A.reg. Вал. A.reg. Вал. A.reg. Вал. A.reg. Вал. A.reg. Вал.

культурозем (точка №53) U1h, 0-12 0,5 не опр. 15,3 12,3 8,5 4,6 5,8 4,1 25,2 19,5 20,5 20,1 277,6 212,1 1590, (80,6%) (54,6%) (71,4%) (77,4%) (97,9%) (76,4%) U2ih, 12-32 4,6 не опр. 10,4 7,5 7,5 6,7 5,9 3,4 21,3 11,0 18,4 11,3 193,8 76,9 384, (72,2%) (89,6%) (58,6%) (51,5%) (61,3%) (39,7%) U3, 32-42 16,3 2,5 17,2 14,5 14,2 13,1 10,9 8,5 29,6 21,0 23,1 18,8 283,8 199,4 708, (15,4%) (84,0%) (92,7%) (78,0%) (70,9%) (81,5%) (70,3%) BCg, 42-57 17,8 0,2 9,9 7,8 5,9 5,5 10,3 6,9 19,1 10,9 15,7 13,2 272,6 156,9 614, (0,9%) (78,7%) (94,2%) (67,2%) (57,3%) (84,6%) (57,6%) Cg, 57-95 15,8 не опр. 11,1 9,3 10,3 8,7 8,4 4,2 24,5 15,3 20,9 10,7 189,3 86,0 457, (83,8%) (85,1%) (49,7%) (62,3%) (51,2%) (45,5%) микроподбур на элюво-делювии гранитов (точка №66) Ad, 0-1 25,5 15,8 26,6 17,9 14,3 10,7 11,9 6,8 77,5 57,8 20,1 17,4 408,9 258,4 666, (61,9%) (67,5%) (74,8%) (57,3%) (74,6%) (86,4%) (63,2%) B, 1-4 27,8 16,6 28,9 20,4 12,0 10,1 12,6 6,3 60,8 45,0 23,0 14,3 418,7 265,6 395, (59,8%) (70,5%) (84,6%) (50,0%) (74,1%) (61,8%) (63,4%) C, 4-9 14,6 11,3 19,3 13,5 15,6 9,1 8,8 4,8 46,7 32,7 29,8 18,0 285,0 151,1 166, (77,7%) (70,0%) (58,6%) (54,3%) (70,1%) (60,6%) (53,0%) урбоподзолистая сильнонарушенная почва (точка №46) U1da1, 0-2 11,9 8,6 19,8 15,2 13,5 10,8 8,7 5,3 38,2 36,8 18,3 13,0 280,9 181,4 518, (72,8%) (76,8%) (79,8%) (60,7%) (96,4%) (71,0%) (64,6%) U2a1, 2-10 19,0 17,6 18,8 11,3 15,8 14,9 10,3 6,4 33,0 32,0 17,4 14,8 274,7 184,2 907, (92,6%) (60,3%) (94,3%) (61,7%) (97,0%) (85,5%) (67,0%) U3a1, 10-30 16,7 12,1 22,5 18,9 14,7 13,4 8,6 5,6 53,4 47,3 27,2 12,8 317,6 193,8 465, (72,3%) (84,0%) (91,0%) (64,8%) (88,6%) (47,2%) (61,0%) Bu, 30-46 17,2 6,0 17,8 15,2 11,6 11,1 9,1 5,8 39,8 37,5 25,1 14,2 312,5 195,1 660, (35,1%) (85,5%) (95,7%) (63,9%) (94,2%) (56,7%) (62,4%) BC, 46-75 14,2 4,6 21,7 17,0 12,5 12,3 10,0 5,2 38,8 31,8 27,9 13,7 321,6 188,8 395, (32,5%) (78,3%) (98,1%) (51,7%) (82,0%) (49,0%) (58,7%) (%) – от валового содержания;

Вал. – валовое содержание;

A.Reg. – вытяжка «Aqua Regia Таблица Радиальное распределение подвижных и водорастворимых форм тяжелых металлов в почвах категории земли резерва, мг/кг Горизонт, Pb Cu Ni Co Zn Cr Mn глубина (см) ПДК = 6 ПДК = 3 ПДК = 4 ПДК = 5 ПДК = 23 ПДК = 6 ПДК = NH4Cl H2O А.А.Б. H2O А.А.Б. H2O А.А.Б. H2O А.А.Б. H2O А.А.Б. H2O А.А.Б. H2O культурозем (точка №53) U1h, 0-12 0,05 0,03 0,78 0,12 0,2 0,02 0,13 0,01 0,62 0,02 0,02 0,02 3,82 0, (10,0%) (6,00%) (5,11%) (0,79%) (2,37%) (0,24%) (2,26%) (0,17%) (2,46%) (0,08%) (0,10%) (0,10%) (1,38%) (0,02%) U2ih, 12-32 0,05 0,01 0,31 0,13 0,26 0,02 0,21 0,01 0,17 0,01 0,11 0,07 3,11 0, (1,08%) (0,22%) (2,97%) (1,25%) (3,47%) (0,27%) (3,59%) (0,17%) (0,80%) (0,05%) (0,60%) (0,38%) (1,61%) (0,02%) U3, 32-42 0,05 0,04 0,18 0,06 0,22 0,02 0,19 0,01 2,13 0,13 0,41 0,02 14,44 0, (0,31%) (0,24%) (1,05%) (0,35%) (1,55%) (0,14%) (1,74%) (0,09%) (7,19%) (0,44%) (1,78%) (0,09%) (5,09%) (0,04%) BCg, 42-57 0,05 0,04 0,11 0,09 0,15 0,02 0,10 0,01 0,63 0,01 0,05 0,02 3,06 0, (0,28%) (0,22%) (1,11%) (0,91%) (2,56%) (0,34%) (0,97%) (0,10%) (3,30%) (0,05%) (0,32%) (0,13%) (1,12%) (0,04%) Cg, 57-95 0,26 0,06 0,38 0,13 0,15 0,06 0,09 0,01 0,31 0,05 0,02 0,02 7,74 0, (1,65%) (0,38%) (3,41%) (1,17%) (1,46%) (0,58%) (1,07%) (0,12%) (1,26%) (0,20%) (0,10%) (0,10%) (4,09%) (0,04%) микроподбур на элюво-делювии гранитов (точка №66) Ad, 0-1 0,41 0,04 0,03 0,02 0,18 0,02 0,09 0,01 0,15 0,01 0,15 0,02 0,29 0, (1,61%) (0,16%) (0,11%) (0,08%) (1,26%) (0,14%) (0,76%) (0,08%) (0,19%) (0,01%) (0,75%) (0,10%) (0,07%) (0,005%) B, 1-4 0,06 0,05 0,93 0,11 0,37 0,02 0,13 0,01 0,46 0,04 0,14 0,02 2,27 0, (0,22%) (0,18%) (3,22%) (0,38%) (3,09%) (0,17%) (1,03) (0,08%) (0,76%) (0,07%) (0,61%) (0,09%) (0,54%) (0,002%) C, 4-9 0,08 0,02 0,30 0,02 0,21 0,02 0,18 0,01 1,33 0,01 0,02 0,02 4,96 0, (0,55%) (0,14%) (1,56%) (0,10%) (1,35%) (0,13%) (2,05%) (0,11%) (2,85%) (0,02%) (0,07%) (0,07%) (1,74%) (0,03%) урбоподзолистая сильнонарушенная почва (точка №46) U1da1, 0-2 0,06 0,05 0,42 0,10 0,06 0,02 0,04 0,01 0,62 0,02 0,10 0,02 4,06 0, (0,51%) (0,42%) (2,15%) (0,51%) (0,45%) (0,15%) (0,46%) (0,11%) (1,62%) (0,05%) (0,55%) (0,11%) (1,44%) (0,03%) U2a1, 2-10 0,06 0,05 0,14 0,03 0,20 0,02 0,16 0,01 5,46 0,03 0,20 0,02 84,71 0, (0,32%) (0,28%) (0,75%) (0,16%) (1,28%) (0,13%) (1,56%) (0,10%) (16,53%) (0,09%) (1,16%) (0,12%) (30,84%) (0,06%) U3a1, 10-30 1,93 0,04 0,21 0,05 0,21 0,02 0,17 0,01 14,23 0,28 0,02 0,02 52,69 1, (11,55%) (0,26%) (0,94%) (0,22%) (1,44%) (0,14%) (2,00%) (0,12%) (26,67%) (0,53%) (0,07%) (0,07%) (16,59%) (0,33%) Bu, 30-46 2,07 0,03 0,12 0,01 0,16 0,02 0,15 0,01 0,33 0,01 0,06 0,02 2,04 0, (12,05%) (0,18%) (0,68%) (0,06%) (1,39%) (0,17%) (1,66%) (0,11%) (0,84%) (0,03%) (0,24%) (0,08%) (0,65%) (0,02%) BC, 46-75 0,11 0,05 0,14 0,11 0,15 0,02 0,10 0,01 0,13 0,03 0,27 0,02 1,57 0, (0,78%) (0,38%) (0,65%) (0,51%) (1,21%) (0,16%) (1,00%) (0,10%) (0,34%) (0,08%) (0,98%) (0,07%) (0,49%) (0,01%) (%) – доля от валового содержания;

А.А.Б. – вытяжка аммонийно-ацетатного буфера при pH 4,6-4,8;

NH4Cl – вытяжка 1 N хлористого аммония;

H2O – водная вытяжка В разрезах, заложенных на землях природно-рекреационной зоны в черте города, выявлены превышения ПДК валового содержания свинца и меди, на территории пригородных лесов концентрации всех тяжелых металлов не превышают ПДК. Данные представлены в таблицах 19 и 20.

Сильно нарушенная аллювиальная песчаная почва характеризуется высоким валовым содержанием свинца в антропогенно преобразованных горизонтах «урбик», максимум отмечен на глубине 31-45 см. Затем происходит резкое снижение концентрации в естественных песчаных горизонтах. Подобное распределение выявлено для общей меди и цинка.

Валовое содержание кобальта и никеля равномерно увеличивается по глубине до 58-71 см, затем в нижележащем горизонте снижается.

Концентрации хрома и марганца распределены по профилю неравномерно, без каких либо закономерностей. Валовое содержание серы также высоко в горизонтах «урбик», прослеживается накопление в поверхностном слое и на глубине 19-45 см. Формы тяжелых металлов, определенные в вытяжке «Aqua Regia», распределены по почвенному профилю в соответствии с валовым содержанием.

Максимальные концентрации подвижных соединений свинца, никеля и кобальта проявляются на глубине 45-58 см, а хрома и меди на глубине 31- см. Распределение подвижных форм цинка и марганца схожи: концентрация снижается по почвенному профилю до 31 см, а затем начинает возрастать.

Свинец в водорастворимой форме по всему профилю изменяется от 0,05 до 0,02 мг/кг. Распределение меди, марганца и цинка неравномерно, проявляется увеличение концентраций на различных глубинах. Отмечено небольшое накопление водорастворимых форм никеля и хрома в верхнем горизонте и на глубине 31-45 см. Концентрация водорастворимых соединений кобальта по всему почвенному профилю менее 0,02 мг/кг.

Разрез, заложенный на территории пригородных лесов, представлен элювиально-поверхностно-геевой почвой. Содержание тяжелых металлов здесь находится в пределах ПДК. Валовые концентрации всех тяжелых металлов и серы снижаются по глубине, т.е. максимальное содержание отмечено в лесной подстилке. Исключение составляет хром, его накопление отмечено в горизонте A1g.

Соединения элементов в вытяжке «Aqua Regia» распределяются по профилю по тем же закономерностям, что и валовое содержание. Однако распределение подвижных и водорастворимых форм несколько отличается.

Содержание подвижного свинца и его водорастворимых форм находится на одном уровне по всему почвенному профилю. Максимальное содержание подвижной меди отмечено в верхнем горизонте 0-6 см, которое далее по глубине снижается. Водорастворимые соединения меди по всему профилю находятся примерно на одном уровне. Для подвижных форм никеля и кобальта характерно равномерное увеличение концентрации по глубине.

Количество их водорастворимых соединений по всему профилю менее 0, мг/кг, с небольшим увеличением хрома на глубине 22-25 см. Подвижные формы цинка накапливаются в лесной подстилке и в иллювиальном горизонте. Однако содержание его водорастворимых форм равномерно увеличивается по глубине. Концентрация подвижного хрома до глубины см держится примерно на одном уровне, и увеличивается в горизонте Bg. В то время как его максимальное содержание в водорастворимой форме отмечено в лесной подстилке. Концентрация подвижного марганца в верхней части профиля находится примерно на одном уровне, а в иллювиальном горизонте увеличивается до максимума. Подобным образом распределяются и его водорастворимые соединения.

На пробной площади в городском парке «Ямка» отмечен самый высокий показатель суммарного загрязнения тяжелыми Zc = 19,4, это единственный участок, почва которого относится к категории загрязнения «умеренно опасная». Данные о распределении тяжелых металлов по глубине в заложенном здесь почвенном разрезе представлены в виде графиков для каждого отдельного элемента: Pb, Сu – рис. 21;

Ni, Co – рис. 22;

Zn, Cr – рис.

23;

Mn, S – рис. 24. Почва здесь, судя по морфологическим признакам и загрязнению тяжелыми металлами, определена как индустризем. По всему почвенному профилю отмечено высокое валовое содержание свинца, в несколько раз превышающее ПДК. Распределение общего свинца и меди по почвенному профилю неравномерно, с резким увеличением концентрации на глубине 8-22 см. Похожее распределение по почвенному профилю имеют никель и цинк, но без резких скачков концентрации. Валовое содержание кобальта находится примерно на одном уровне по всему профилю – 8- мг/кг с небольшими колебаниями в нижних горизонтах. Концентрация общего хрома и марганца снижается по глубине с небольшим увеличением в отдельных горизонтах. Валовое содержание серы распределено по почвенному профилю неравномерно, проявляется некоторое ее накопление на глубине 2-8 и 48-64 см. Тяжелые металлы, извлеченные вытяжкой «Aqua Regia», распределены по почвенному профилю по аналогии с их валовым содержанием. Высокие валовые концентрации свинца и меди в почвенном профиле связаны, прежде всего, с деятельность Онежского тракторного завода, которому ранее принадлежала данная территория.

Распределение подвижных соединений по профилю неравномерно, но находится в пределах ПДК. Отмечается накопление подвижного свинца на глубине 2-22 см, затем происходит снижение концентрации. Подвижные соединения меди распределены по профилю скачкообразно с накоплением на различных глубинах. Выявлено увеличение концентраций подвижных форм никеля, кобальта и цинка на глубине 22-48 и 64-70 см. Содержание марганца увеличивается по глубине, с довольно резким снижением концентрации в горизонте U5a3. Максимальное содержание подвижного хрома проявляется на глубине 2-8 см, которое далее неравномерно снижается.

Концентрация водорастворимых форм свинца по глубине остается примерно на одном уровне. Наблюдается небольшое накопление водорастворимых соединений хрома на глубине 2-8 см. Концентрации других элементов незначительно изменяются по профилю. Содержание кобальта в водной вытяжке по всему почвенному профилю менее 0,01 мг/кг.

Таблица Радиальное распределение тяжелых металлов (валовое содержания, вытяжка «Aqua Regia») и серы в почвах категории природно-рекреационной зоны, мг/кг Горизонт, Pb Cu Ni Co Zn Cr Mn S глубина (см) ПДК = 32 ПДК = 100 ПДК = 50 ПДК = 50 ПДК = 300 ПДК = 100 ПДК = Вал. A.reg. Вал. A.reg. Вал. A.reg. Вал. A.reg. Вал. A.reg. Вал. A.reg. Вал. A.reg. Вал.

сильнонарушенная аллювиальная песчаная (точка №23) U1dha2, 0-5 48,9 33,2 28,4 24,3 17,4 14,1 9,7 6,5 66,5 54,2 23,9 10,5 395,7 273,0 975, (67,7%) (85,7%) (80,7%) (66,8%) (81,5%) (44,0%) (69,0%) U2ih, 5-19 36,9 22,9 21,3 17,8 19,7 13,9 9,7 6,1 41,9 32,8 29,5 13,5 360,5 250,1 621, (62,1%) (83,5%) (70,7%) (63,0%) (78,3%) (45,7%) (69,4%) U3, 19-31 115,6 90,8 30,5 22,0 25,4 17,3 9,8 6,8 67,2 53,3 34,3 22,3 386,0 262,9 1050, (78,5%) (72,1%) (68,2%) (69,5%) (79,3%) (64,9%) (68,1%) U4, 31-45 207,2 134,6 35,7 31,0 25,9 21,1 11,7 6,5 78,1 62,5 31,1 18,9 383,9 266,0 1098, (65,0%) (86,8%) (81,5%) (55,2%) (79,9%) (61,0%) (69,3%) U5a1, 45-58 23,7 13,5 23,7 18,1 29,9 21,4 12,9 8,3 52,7 39,9 20,0 13,7 398,3 268,0 861, (57,1%) (76,4%) (71,5%) (64,0%) (75,6%) (68,7%) (67,3%) BC1, 58-71 13,1 4,2 22,4 21,3 33,3 27,0 13,2 10,6 47,9 41,4 39,5 25,2 362,7 242,1 710, (32,2%) (95,2%) (81,1%) (80,6%) (86,4%) (63,8%) (66,7%) BC2, 71-78 10,7 7,1 15,9 10,8 22,0 12,7 9,9 5,1 33,0 24,1 25,6 14,2 278,3 141,2 697, (66,4%) (68,1%) (57,6%) (52,0%) (73,1%) (55,3%) (50,7%) элювиально-поверхностно-глеевая (точка №74) A0, 0-6 28,0 25,1 34,0 27,3 26,6 15,9 21,5 18,9 94,7 77,8 30,9 22,2 494,9 304,6 1253, (89,5%) (80,2%) (59,6%) (87,9%) (82,2%) (71,8%) (61,5%) A1g, 6-22 26,0 24,9 27,9 20,2 22,3 12,8 20,5 17,3 65,7 56,4 39,9 23,3 468,7 286,0 639, (95,7%) (72,4%) (57,3%) (84,1%) (85,9%) (58,4%) (61,0%) Bg, 22-25 14,9 14,3 14,6 9,5 16,8 9,0 13,7 8,8 31,5 26,9 29,4 16,9 356,7 219,1 432, (96,2%) (65,1%) (53,3%) (64,6%) (85,2%) (57,6%) (61,4%) (%) – от валового содержания;

Вал. – валовое содержание;

A.Reg. – вытяжка «Aqua Regia Таблица Радиальное распределение подвижных и водорастворимых форм тяжелых металлов в почвах категории природно-рекреационной зоны, мг/кг Горизонт, Pb Cu Ni Co Zn Cr Mn глубина (см) ПДК = 6 ПДК = 3 ПДК = 4 ПДК = 5 ПДК = 23 ПДК = 6 ПДК = NH4Cl H2O А.А.Б. H2O А.А.Б. H2O А.А.Б. H2O А.А.Б. H2O А.А.Б. H2O А.А.Б. H2O сильнонарушенная аллювиальная песчаная (точка №23) U1dha2, 0-5 0,10 0,04 0,36 0,16 0,75 0,12 0,15 0,02 6,91 0,23 0,11 0,06 8,88 0, (0,20%) (0,08%) (1,27%) (0,56%) (4,30%) (0,69%) (1,55%) (0,21%) (10,39%) (0,35%) (0,46%) (0,25%) (2,24%) (0,06%) U2ih, 5-19 0,06 0,05 0,50 0,14 0,08 0,02 0,06 0,01 5,11 0,06 0,12 0,02 7,70 0, (0,16%) (0,14%) (2,35%) (0,66%) (0,41%) (0,10%) (0,62%) (0,10%) (12,20%) (0,14%) (0,41%) (0,07%) (2,14%) (0,02%) U3, 19-31 0,06 0,03 0,21 0,06 0,08 0,07 0,07 0,01 0,27 0,03 0,05 0,02 0,99 0, (0,05%) (0,03%) (0,69%) (0,20%) (0,32%) (0,28%) (0,71%) (0,10%) (0,40%) (0,04%) (0,15%) (0,06%) (0,26%) (0,008%) U4, 31-45 0,11 0,05 0,55 0,09 0,08 0,07 0,06 0,01 0,35 0,04 0,24 0,15 3,98 0, (0,05%) (0,02%) (1,54%) (0,25%) (0,31%) (0,27%) (0,51%) (0,09%) (0,45%) (0,05%) (0,77%) (0,48%) (1,04%) (0,02%) U5a1, 45-58 2,19 0,03 0,45 0,16 1,89 0,02 1,27 0,01 1,43 0,44 0,09 0,02 11,57 0, (9,24%) (0,13%) (1,90%) (0,68%) (6,33%) (0,07%) (9,82%) (0,08%) (2,71%) (0,84%) (0,45%) (0,10%) (2,90%) (0,22%) BC1, 58-71 0,05 0,04 0,09 0,01 0,17 0,02 0,13 0,01 2,49 0,02 0,02 0,02 3,75 0, (0,38%) (0,30%) (0,40%) (0,04%) (0,51%) (0,06%) (0,99%) (0,08%) (5,19%) (0,04%) (0,05%) (0,05%) (1,03%) (0,02%) BC2, 71-78 0,56 0,02 0,26 0,14 0,57 0,02 0,46 0,01 6,11 0,11 0,15 0,06 15,14 0, (5,21%) (0,19%) (1,64%) (0,88%) (2,60%) (0,09%) (4,67%) (0,10%) (18,52%) (0,33%) (0,59%) (0,23%) (5,44%) (0,19%) элювиально-поверхностно-глеевая (точка №74) A0, 0-6 0,09 0,08 1,00 0,10 0,26 0,02 0,16 0,01 5,08 0,03 0,09 0,04 6,02 0, (0,32%) (0,29%) (2,94%) (0,29%) (0,98%) (0,08%) (0,74%) (0,05%) (5,36%) (0,03%) (0,29%) (0,13%) (1,22%) (0,02%) A1g, 6-22 0,09 0,08 0,23 0,09 0,53 0,02 0,32 0,01 0,25 0,04 0,08 0,02 5,09 0, (0,35%) (0,31%) (0,82%) (0,32%) (2,38%) (0,09%) (1,56%) (0,05%) (0,38%) (0,06%) (0,20%) (0,05%) (1,09%) (0,009%) Bg, 22-25 0,09 0,08 0,51 0,11 0,62 0,04 0,37 0,01 6,37 0,09 0,29 0,02 14,38 0, (0,60%) (0,54%) (3,49%) (0,75%) (3,69%) (0,24%) (2,71%) (0,07%) (20,20%) (0,29%) (0,99%) (0,07%) (4,03%) (0,05%) (%) – доля от валового содержания;

А.А.Б. – вытяжка аммонийно-ацетатного буфера при pH 4,6-4,8;

NH4Cl – вытяжка 1 N хлористого аммония;

H2O – водная вытяжка 600,00 0, Вал.

500,00 0, 400,00 NH4Cl Pb (мг/кг) Pb (мг/кг) 0, A. reg.

300, 0, 200,00 H2O ПДК 0, 100,00 (32 мг/кг) ПДК 0, 0, (6 мг/кг) 0-2 см 2-8 см 0-2 см 2-8 см 8-22 см 8-22 см 22-48 см 48-64 см 64-70 см 22-48 см 48-64 см 64-70 см U1dh, U1dh, U2ih, U2ih, U3a3, U3a3, U4a3, U5a3, U6a3, U4a3, U5a3, U6a3, Горизонт, глубина Горизонт, глубина 2, 300, А.А.Б.

Вал.

250,00 2, 200, Cu (мг/кг) Cu (мг/кг) 1,50 H2O A. reg.

150, 1, 100, ПДК ПДК 0, 50,00 (3 мг/кг) (100 мг/кг) 0, 0, 0-2 см 2-8 см 8-22 см 0-2 см 2-8 см 22-48 см 48-64 см 64-70 см 8-22 см 22-48 см 48-64 см 64-70 см U1dh, U1dh, U2ih, U2ih, U3a3, U3a3, U4a3, U5a3, U6a3, U4a3, U5a3, U6a3, Горизонт, глубина Горизонт, глубина Вал. – валовое содержание;

A.Reg. – вытяжка «Aqua Regia;

А.А.Б. – вытяжка аммонийно-ацетатного буфера при pH 4,6-4,8;

NH4Cl – вытяжка 1 N хлористого аммония;

H2O – водная вытяжка Рис. 21. Радиальное распределение различных форм свинца и меди по почвенному профилю индустризема (земли природно-рекреационной зоны) 30,00 2, 25,00 2, 20, Ni (мг/кг) А.А.Б.

Вал.

Ni (мг/кг) 1, 15, 1, 10, H2O A. reg.

5,00 0, 0, ПДК ПДК 0, 0-2 см 2-8 см 8-22 см 22-48 см 48-64 см 64-70 см U1dh, U2ih, U3a3, (4 мг/кг) (50 мг/кг) 0-2 см 2-8 см 8-22 см 22-48 см 48-64 см 64-70 см U4a3, U5a3, U6a3, U1dh, U2ih, U3a3, U4a3, U5a3, U6a3, Горизонт, глубина Горизонт, глубина 1, 12, А.А.Б.

Вал. 1, 10, 1, 8, Co (мг/кг) Co (мг/кг) H2O A. reg.

0, 6, 0, 4, ПДК ПДК 0, 2,00 (5 мг/кг) (50 мг/кг) 0, 0, 0-2 см 2-8 см 22-48 см 48-64 см 64-70 см 8-22 см 0-2 см 2-8 см 8-22 см 22-48 см 48-64 см 64-70 см U1dh, U1dh, U2ih, U2ih, U3a3, U3a3, U4a3, U5a3, U6a3, U4a3, U5a3, U6a3, Горизонт, глубина Горизонт, глубина Вал. – валовое содержание;

A.Reg. – вытяжка «Aqua Regia;

А.А.Б. – вытяжка аммонийно-ацетатного буфера при pH 4,6-4,8;

NH4Cl – вытяжка 1 N хлористого аммония;

H2O – водная вытяжка Рис. 22. Радиальное распределение различных форм никеля и кобальта по почвенному профилю индустризема (земли природно-рекреационной зоны) 28, 100, 24,00 А.А.Б.

Вал.

80, 20, Zn (мг/кг) Zn (мг/кг) 60,00 16,00 H2O A. reg.

12, 40, 8,00 ПДК ПДК 20,00 (23 мг/кг) 4, (300 мг/кг) 0, 0, 8-22 см 22-48 см 48-64 см 64-70 см 0-2 см 2-8 см 22-48 см 48-64 см 64-70 см 0-2 см 2-8 см 8-22 см U1dh, U2ih, U1dh, U3a3, U2ih, U3a3, U4a3, U5a3, U6a3, U4a3, U5a3, U6a3, Горизонт, глубина Горизонт, глубина 30,00 0, Вал. А.А.Б.

25,00 0, 20, Cr (мг/кг) Cr (мг/кг) 0, A. reg. H2O 15, 0, 10, ПДК ПДК 0, 5,00 (100 мг/кг) (6 мг/кг) 0,00 8-22 см 22-48 см 48-64 см 64-70 см 22-48 см 48-64 см 64-70 см 0-2 см 2-8 см 0-2 см 2-8 см 8-22 см U1dh, U1dh, U2ih, U2ih, U3a3, U3a3, U4a3, U5a3, U6a3, U4a3, U5a3, U6a3, Горизонт, глубина Горизонт, глубина Вал. – валовое содержание;

A.Reg. – вытяжка «Aqua Regia;

А.А.Б. – вытяжка аммонийно-ацетатного буфера при pH 4,6-4,8;

NH4Cl – вытяжка 1 N хлористого аммония;

H2O – водная вытяжка Рис. 23. Радиальное распределение различных форм хрома и цинка по почвенному профилю индустризема (земли природно-рекреационной зоны) 500,00 70, Вал. А.А.Б.

60, 400, 50, Mn (мг/кг) Mn (мг/кг) 300,00 A. reg. 40,00 H2O 30, 200, 20, ПДК ПДК 100, 10, (1500 мг/кг) (100 мг/кг) 0,00 0, 0-2 см 2-8 см 0-2 см 2-8 см 8-22 см 8-22 см 22-48 см 48-64 см 64-70 см 22-48 см 48-64 см 64-70 см U1dh, U1dh, U2ih, U2ih, U3a3, U3a3, U4a3, U5a3, U6a3, U4a3, U5a3, U6a3, Горизонт, глубина Горизонт, глубина 1400, 1200, 1000, S (мг/кг) 800, Вал.

600, 400, 200, 0, 0-2 см 2-8 см 8-22 см 22-48 см 48-64 см 64-70 см U1dh, U2ih, U3a3, U4a3, U5a3, U6a3, Горизонт, глубина Вал. – валовое содержание;

A.Reg. – вытяжка «Aqua Regia;

А.А.Б. – вытяжка аммонийно-ацетатного буфера при pH 4,6-4,8;

NH4Cl – вытяжка 1 N хлористого аммония;

H2O – водная вытяжка Рис. 24. Радиальное распределение различных форм марганца и общей серы по почвенному профилю индустризема (земли природно-рекреационной зоны) Таким образом, в результате изучения распределения тяжелых металлов в почвенных разрезах на территории города Петрозаводска, выявлены накопления поллютантов на различных глубинах. Отмечены высокие концентрации валового содержания свинца в антропогенно преобразованных почвенных горизонтах на землях общего пользования (до 34ПДК), городской застройки и природно-рекреационной зоны (до 17ПДК) в черте города. В то же время, концентрация его подвижных соединений не превышает ПДК. Валовое содержание меди на землях общего пользования – до 3ПДК, природно-рекреационной зоны – 1-2ПДК в центре города.

Концентрация ее подвижных форм повышена на землях общего пользования (2-5ПДК) и сельской застройки (1-4ПДК). Отмечены повышенные концентрации общего никеля в горизонтах «урбик» на землях общего пользования и городской застройки до 2ПДК. Однако содержание его подвижных форм находится в норме, то есть не превышает уровень ПДК.

Концентрации других тяжелых металлов имеют различное распределение по глубине, и находятся в пределах ПДК. На территории города наиболее высокое валовое содержание серы, относительно регионального фона, выявлено в почвах на землях общего пользования и городской застройки, её накопление происходит преимущественно в верхних горизонтах.

В целом для валовых концентраций свинца, меди, никеля, цинка и серы характерно снижение концентраций с глубиной на землях общего пользования и городской застройки. Исключением являются особо загрязненные почвы (индустризем), где проявляется резкое накопление элементов на различных глубинах. Содержание кобальта здесь также снижается по глубине, однако в индустриземе и сильнонарушенных почвах проявляется увеличение концентраций в нижележащих горизонтах. По содержанию хрома прослеживается накопление с глубиной. Концентрации марганца распределены, в целом, без каких либо общих закономерностей, отмечается снижение и, в отдельных случаях, накопление по глубине.

На землях сельской застройки проявляется снижение валового содержания свинца, марганца и цинка с глубиной, однако в профиле культуразема накопление происходит в нижнем горизонте. Выявлено увеличение концентраций меди и никеля по глубине. Содержание кобальта и хрома также возрастает с глубиной, исключением является урбоподзолистая слабонарушенная почва, где отмечено неравномерное снижение концентраций. Валовое содержание серы неравномерно снижается по глубине.

На землях резерва распределение элементов по глубине зависит от типа почв. В целом прослеживается снижение валового содержания свинца, однако в почвенном профиле культурозема наоборот проявляется накопление с глубиной. Концентрации никеля и кобальта распределены без каких либо закономерностей, проявляются небольшие накопления на разных глубинах.

По содержанию цинка также отмечено накопление в разных почвенных горизонтах, однако в микроподбуре концентрация равномерно снижается с глубиной. Прослеживается увеличение количества хрома по глубине, в почвенном профиле культурозема распределение неравномерно. Выявлено снижение концентрации общего марганца и меди по глубине, исключение составляет урбоподзолистая сильнонарушенная почва. Для валового содержания серы характерно неравномерное снижение с глубиной.

На землях природно-рекреационной зоны прослеживается неравномерное снижение валового содержания свинца, меди, цинка и марганца по глубине. Для никеля и серы также характерно снижение концентрации, исключение составляет сильнонарушенная аллювиальная почва, где прослеживается накопление по глубине. Содержание общего кобальта по глубине находится примерно на одном уровне, отмечены небольшие колебания в нижележащих горизонтах. Распределение хрома неравномерно, отмечаются его накопления на различных глубинах.

На графике (рис. 25) представлено относительное содержание различных форм тяжелых металлов (в процентах от валового) в поверхностном слое почв (0-5 см). При мониторинговых исследованиях часто определяют содержание тяжелых металлов в почве в вытяжке «Aqua regia». Судя по графику вытяжка «Aqua regia» извлекает из почвы в среднем более 50% от общего содержания тяжелых металлов.

Стоит отметить, что из металлов, которые относятся к первому классу опасности (Pb, Zn, Ni, Cr) наибольший процент подвижных соединений характерен для цинка на всех выделенных категориях землепользования (3 7%). Доля подвижных форм никеля и кобальта 1-3%, а хрома менее 1%.

Несмотря на высокое валовое содержание свинца в верхних слоях почв на землях общего пользования, городской застройки и природно-рекреационной зоны, доля его подвижных соединений здесь крайне мала, менее 0,2 %.

Отмечен высокий процент подвижной меди в почвах на землях городской и сельской застройки 5-10%, а также марганца на землях резерва и сельской застройки 4-5 %. Выявлено, что водорастворимые формы составляют 0,1-0, % от валового содержания тяжелых металлов. Более высокая доля подвижных и водорастворимых соединений выявлена на землях сельской застройки, что, вероятно, связано с поступлением элементов с удобрениями и известью, которые часто используют на частных участках.

Рис. 25. Относительное содержание форм соединений тяжелых металлов в поверхностном слое почв (0-5 см), % от валового Глава 7. Оценка суммарного загрязнения тяжелыми металлами почв г. Петрозаводска и обоснование проведения экологического мониторинга На заключительном этапе исследования проведена оценка загрязнения почв города Петрозаводска тяжелыми металлами (Pb, Cr, Сu, Со, Ni, Mn, Zn).

Для каждой пробной площади рассчитан комплексный показатель суммарного загрязнения почв (Zc) и по полученным данным построена картосхема (рис. 26). На территории города максимальное значение Zc – 19,4.

Согласно существующим нормативам [Гигиеническая оценка…, 1999] при величине суммарного показателя Zc менее 16 почва относится к категории загрязнения «допустимой», 16-32 – к категории загрязнения «умеренно опасной». В нашем случае превышение порога допустимой категории загрязнения отмечено лишь в одном почвенном образце, поэтому при составлении шкалы для картосхемы в качестве верхней границы выбрано значение 16 и использован равномерный шаг – 4, 4-8, 8-12, 12-16 и 16.

По картосхеме суммарного загрязнения почв заметно увеличение показателя Zc в центральной части города, где расположен Онежский тракторный завод, на территории промышленной зоны района Зарека, вблизи деревообрабатывающих предприятий в районе Соломенное, а также в районах Рыбка и Северная промзона. Максимальное значение по показателю Zc = 19,4 (умеренно опасная категория загрязнения) выявлено на пробной площади, заложенной в городском парке «Ямка». Здесь отмечено высокое содержание свинца – 6ПДК. Вследствие изучения радиального распределения тяжелых металлов в почвах выявлена максимальная концентрация свинца на глубине 8-22 см (17ПДК) и повышенное содержание меди относительно ПДК. Содержание других исследуемых тяжелых металлов (Ni, Zn, Co, Cr, Mn) находится в пределах нормы, то есть не превышает ПДК.

В остальных случаях комплексный показатель суммарного загрязнения (Zc) находится на уровне «допустимой» категории загрязнения почв.

В настоящее время город Петрозаводск не является крупным промышленным центром, в связи с чем выявлены невысокие уровни комплексного загрязнения почв тяжелыми металлами. В качестве сравнения на территории более крупного города на северо-западе России Санкт Петербурга, по данным сотрудников ФГУ ГП «Урангео», отмечены показатели Zc до 7910 (Сорокин и др., 2012), что во много раз превышает максимальное значение, полученное на территории г. Петрозаводска (19,41).

- точка отбора смешанной почвенной пробы Рис. 26. Картосхема загрязнения почв г. Петрозаводска тяжелыми металлами по показателю Zc На диаграмме размаха данных (рис. 27) показано распределение показателя Zc в зависимости от категории землепользования. Медиана по показателю Zc для каждой категории находится в пределах от 3 до 7. Среднее значение для территории города Петрозаводска составляет 5,5. Можно сделать вывод, что почвы имеют минимальный низкий уровень загрязнения и соответствуют допустимой категории загрязнения. По показателям здоровья населения данной категории соответствует наиболее низкий уровень заболеваемости детей и минимальная частота встречаемости функциональных отклонений (табл. 21).

Рис. 27. Диаграмма размаха данных по показателю Zc на землях различной категории пользования Таблица Оценка степени химического загрязнения почвы (Гигиеническая оценка…, 1999) Уровень Категория Изменение показателей здоровья населения в Zс загрязнения загрязнения очагах поражения почв почв Наиболее низкий уровень заболеваемости детей минимальный 16 допустимая и минимальная частота встречаемости низкий функциональных отклонений.

умеренно 16-32 средний Увеличение общей заболеваемости.

опасная Увеличение общей заболеваемости числа часто болеющих детей, детей с хроническими 32-128 высокий опасная заболеваниями, нарушение функционального состояния сердечнососудистой системы.

Увеличение заболеваемости детского населения, нарушение репродуктивной функции женщин чрезвычайно 128 очень высокий (увеличение токсикоза беременности, числа опасная преждевременных родов, мертво рождаемости, гипотрофии новорожденных).

По данным проведенных ранее исследований в почвах центральных районов г. Петрозаводска (Федорец, Медведева, 2005) приоритетным загрязнителем является свинец, что подтверждается и нашим исследованием.

По картам распределения тяжелых металлов в верхнем десятисантиметровом слое почв на территории города чётко видно высокое содержание свинца относительно ПДК (32 мг/кг). В 21 из 96 отобранных почвенных проб отмечено высокое валовое содержание свинца, в некоторых случаях достигающее 5-13ПДК. Также при изучении радиального распределения в почвенных разрезах выявлены высокие концентрации (до 34ПДК) в антропогенно преобразованных горизонтах «урбик» преимущественно на глубине от 5 до 50 см. В большей степени свинцом загрязнены почвы на землях общего пользования и городской застройки.

Свинец является токсичным элементом и относится к первому классу опасности. Токсические действия свинца на организм человека подробно описаны в работе П. О. Шарова (2005). К ним относятся потеря внимания, плохой сон, склонность к частой смене настроения, повышенная раздражительность, агрессивность, быстрая утомляемость. Более серьезные последствия отравления свинцом проявляются в виде проблем с пищеварением, головной боли, головокружения, потери ориентации и нарушения зрения. Отмечается также, что одни и те же дозы свинца могут давать больший или меньший эффект для разных людей, но более восприимчивы к отравлению свинцом дети.

В экологических исследованиях особую роль уделяют здоровью детей, так как они наиболее чувствительны к изменениям окружающей среды. У детей отсутствуют профессиональные вредности и вредные привычки, поэтому данную группу населения используют в качестве своеобразного маркера неблагоприятного влияния факторов окружающей среды. Как известно, свинец имеет свойство замещать кальций в структуре костной ткани (Мальцева, 2013). Этот процесс происходит более интенсивно у детей, чем у взрослых, что вызывает торможение роста костей и сказывается на прочностных характеристиках (Campbell, 2004). У детей может повреждаться головной мозг, что может привести к слепоте или глухоте или даже летальному исходу. При систематическом нахождении свинца в почве игровых площадок в пределах 300 мг/кг можно ожидать изменение психоневрологического статуса у детей (Методические…, 1990). На обследованных детских площадках г. Петрозаводска содержание свинца не превышает ПДК, однако стоить отметить повышенную концентрацию элемента (1,5ПДК) на территории Детского сада №20. Выявлены повышенные концентрации (местами высокие – до 442 мг/кг) относительно ПДК во дворах жилых домов, где дети также проводят много времени.

В связи с вышесказанным необходимо проводить экологический мониторинг почв на территории города Петрозаводска для контроля концентраций тяжелых металлов, особенно свинца. Для выявления корреляционных связей между концентрацией тяжелых металлов в почве города и состоянием здоровья населения необходимо иметь данные о заболеваемости по максимально точным территориальным таксонам, то есть медицинским участкам. Вследствие чего работа должна проводиться совместно с местными учреждениями здравоохранения.

Для дальнейших исследований рекомендуется увеличить количество точек отбора почвенных проб, так как в настоящее время на территории г.

Петрозаводска интенсивно застраиваются новые площади, а также расширить спектр исследуемых тяжелых металлов, а именно: определить содержание в почвах кадмия и ртути, одних из наиболее опасных тяжелых металлов.

Выводы При проведении экологической оценки загрязнения почв тяжелыми металлами (Pb, Cu, Ni, Co, Zn, Cr, Mn) и серой различных категорий землепользования на территории города Петрозаводска, получены следующие результаты.

1. В процессе исследования на территории г. Петрозаводска выделены основные категории землепользования, изучен их почвенный покров и выделены следующие таксономические единицы почв: индустизем, урбанозем маломощный, урбанозем среднемощный, урбоподзолистая сильнонарушенная, урбоподзолистая слабонарушенная, конструктозем, культурозем, подзолистая суглинистая контактно-глееватая, микроподбур на элюво-делювии гранитов, сильнонарушенная аллювиальная песчаная, элювиально-поверхностно-глеевая.

2. Изучение морфологического строения почвенных профилей показало, что на землях общего пользования и городской застройки почвы антропогенно преобразованы на глубину более 50 см, сельской застройки до 20 см, резерва - до глубины 30-40 см. Почвы природно-рекреационной зоны в черте города изменены до глубины 70 см. В пригородных лесах сохранилось естественное строение почв.

3. Городские почвы содержат больше элементов минерального питания, чем естественные, особенно на землях городской и сельской застройки. Содержание углерода максимально в верхних органогенных горизонтах на землях природно-рекреационной зоны в пригородных лесах.

Органическое вещество почв бедно азотом.

4. Построены картосхемы показателей pH почвенного покрова г.Петрозаводска, которые показали, что для них характерна нейтральная и слабощелочная реакция. Выявлено подщелачивание почв в районах с развитым промышленным сектором, для почв пригородных лесов и районов, удаленных от центральной части города, типична более кислая реакция, характерная для естественных почв Карелии.

5. Картосхемы валового содержания тяжелых металлов и серы в почвах города показывают, что его территория характеризуется низкими уровнями накопления кобальта, хрома и марганца. Выявлено площадное загрязнение почв свинцом вблизи промышленных зон, а так же отмечены повышенные концентрации меди и никеля. Содержание серы в верхнем слое почв города колеблется в широких пределах, но ниже уровня регионального фона.

6. Построена картосхема по комплексному показателю суммарного загрязнения почв (Zc). Установлено, что почвы на территории города относятся к допустимой категории загрязнения. По убыванию показателя Zc земли различного пользования можно расположить в следующий ряд: земли общего пользования городской застройки природно-рекреационной зоны сельской застройки земли резерва.

7. Исследование фракционного состава тяжелых металлов в почвах (по степени растворимости) показало, что подвижных соединений, извлекаемых водной вытяжкой, содержится наименьшее количество (0,002-6% от валового содержания). Извлекаемых солевыми вытяжками содержится больше (0,1 35% от валового содержания). Вытяжкой «Aqua Regia» извлекается более 50% от валового содержания тяжелых металлов. Для большинства соединений тяжелых металлов в городских почвах характерна низкая подвижность. Наиболее подвижными являются соединения марганца и цинка.

8. Изучение распределения различных форм тяжелых металлов в почвенных профилях показало, что наиболее высокое валовое содержание их отмечается в антропогенных горизонтах «урбик». Установлено, что распределение по профилю соединений, извлекаемых вытяжкой «Aqua Regia», происходит сопряженно с валовым содержанием. Подвижные соединения тяжелых металлов распределены по почвенным профилям неравномерно, что зависит от химических свойств и гранулометрического состава почвогрунта, а также антропогенных включений. В почвах, сохранивших естественное строение профиля, отмечено накопление элементов в иллювиальном горизонте и почвообразующей породе.

9. Выявленное на территории города Петрозаводска накопление тяжелых металлов в почвах, в наибольшей степени свинца, свидетельствует о необходимости организации и проведения почвенного экологического мониторинга и разработки мероприятий по ремедиации наиболее загрязненных почв.

Список литературы 1. Агаркова М.Г., Целищева Л.К., Строганова М.Н. Морфолого генетические особенности городских почв и их систематика // Вестник Моск.

ун-та. Сер. 17, Почвоведение. 1991. Т 17. №2. С. 11-16.

2. Агрохимические методы исследования почв. М., 1975. 656 с.

3. Алексеев Ю. В. Тяжелые металлы в почвах и растениях. Л.:

Агропромиздат, 1987. 142 с.

4. Алексеев Ю.В. Тяжелые металлы в почвах и растениях. Л.:

Агропромиздат, 1987. 142 с.

5. Альтшулер И.И., Ермаков Ю.Т. Загрязнение атмосферы Земли // Актуальные проблемы изменения природной среды за рубежом. М.: Изд-во Моск.ун-та, 1976. С. 19-43.

6. Аринушкина Е.В. Руководство по химическому анализу почвы.

Учебное пособие для вузов по специальности «Агрохимия и почвоведение».

М., 1970. 487 с.

7. Афанасьев Ю.А., Фомин С.А., Меньшиков В.В. и др. Мониторинг и методы контроля окружающей среды: Учеб. пособие В ДВУХ частях: Часть 2. Специальная. М.: Изд-во МНЭПУ, 2001. 337 с.

8. Багаева Т.В., Ионова Н.Э., Надеева Г.В. Микробиологическая ремедиация природных систем от тяжелых металлов: учеб.-метод. Пособие.

Казань: Казанский университет, 2013. 56 с.

9. Байдина Н.Л. Инактивация тяжелых металлов гумусом и цеолитами в техногеннозагрязненной почве // Почвоведение. 1994. №9. С. 121 – 125.

10. Баканина Ф. М. Техногенные изменения почвенного покрова городских территорий (на примере г. Горького) // Сб. науч. трудов. Горький, 1990. С.

61-66.

11. Беляков Т. В., Макарова Ю. А. Экологическое состояние зеленых насаждений в условиях городской среды // Известия РГПУ им. А.И. Герцена.

2012. №147. С. 112-117.

12. Бериня Д.Ж., Калвиня Л.К., Карелина Л.В. Изменение химического состава почв под влиянием Са-содержащей пыли// Загрязнение природной среды Са-содержащей пылью. Зинатне, 1985. С.15-32.

13. Беус А.А., Грабовская Л.И., Тихонова Н.В. Геохимия окружающей среды. М., 1976. 248 с.

14. Богдановский Г.А. Химическая экология: Учебное пособие. Москва:

Изд-во МГУ, 1994. 237 с.

15. Богдановский Г.А. Химическая экология: Учебное пособие. Москва:

Изд-во МГУ, 1994. 237 с.

16. Большаков В. А. Тяжелые металлы в почвах района «Ховрино» г.

Москвы / В. А. Большаков, З. Н. Кахнович // Почвоведение. 2002. № 1. С.

121-126.

17. Большаков В.А., Белобров В.П., Шишов Л.Л. Словник. Термины, их краткое определение, справочные материалы по почвенной экологии, географии и классификации почв. М.: Почв. ин-т им. В.В. Докучаева, 2004.


138 с.

18. Веригина К.В., Добрицкая Ю.И., Журавлева Е.Г., Орлова Л.П., Ширинская М.Г. Влияние процессов почвообразования на распределение микроэлементов в основных типах почв европейской части СССР// Доклады к VII Международному конгрессу почвоведов. М., 1964, С. 47-78.

19. Влияние атмосферного загрязнения на свойства почв / Под ред.

Л.А.Гришиной. М.: Изд-во МГУ, 1990. 203 с.

20. Водяницкий Ю. Н. Изучение тяжелых металлов в почвах. М.

Почвенный ин-т им. В. В. Докучаева. 2005. 110 с.

21. Водяницкий Ю. Н. Тяжелые металлы и металлоиды в почвах. М.:

Почвенный ин-т им. В.В. Докучаева, 2008. 164 с 22. Водяницкий Ю. Н. Формулы оценки суммарного загрязнения почв тяжелыми металлами и металлоидами // Почвоведение. 2010. №10. С. 1276 1280.

23. Водяницкий Ю.Н., Добровольский В.В. Железистые минералы и тяжелые металлы в почвах. М.: Почв. ин-т им. В.В. Докучаева, 1998. 216 с 24. Водяницкий Ю.Н., Ладонин Д.В., Савичев А.Т. Загрязнение почв тяжелыми металлами. М., 2012. 304 с.

25. Водяницкий Ю.Н., Яковлев А.С. Оценка загрязнения почвы по содержанию тяжелых металлов в профиле // Почвоведение. 2011. № 3. С.

329–335.

26. Выборов С.Г., Павелко А.И., Щукин В.Н., Янковская Э.В. Оценка степени опасности загрязнения почв по комплексному показателю нарушенного геохимического поля // Современные проблемы загрязнения почв. Межд. научная конф. М., 2004. С. 195–197.

27. Гавриленко Е., Захарова П., Горобец А. Мониторинг тяжелых металлов в почвах города Москвы // Современные проблемы загрязнения почв. IV международная научная конференция. Сборник материалов. Москва, 2013. С.

203–206.

28. Геннадиев А. Н., Солнцева Н.П., Герасимова М.И. О принципах группировки и номенклатуры техногенно-измененных почв // Почвоведение.

1992. № 2. С. 46-60.

29. Герасимова М.И., Строганова М.Н., Можарова Н.В., Прокофьева Т.В.

Антропогенные почвы: генезис, география, рекультивация. Уч. пособие.

Смоленск: Ойкумена, 2003. 268 с.

30. Гигиеническая оценка качества почвы населенных мест: Методические указания. М.: ФЦ ГСЭН Минздрава России, 1999. 38 с.

31. Гигиенические нормативы «Предельно допустимые концентрации (ПДК) химических веществ в почве». 2.1.7.2041-06. М., 2006.

32. Гладков Е.А. Влияние комплексного взаимодействия тяжелых металлов нарастения мегаполисов // Экология, 2007. №1. С. 71-74.

33. Глазкова Е. А., Стрельникова Е. Б., Иванов В. Г. Применение природных цеолитов месторождения Хонгуруу (Япония) для очистки нефтесодержащих сточных вод // Химия в интересах устойчивого развития.

2003. № 11. С. 849-854.

34. Горький А.В. Химическое загрязнение почво-грунтов Санкт Петербурга // Охрана окружающей среды, природопользование и обеспечение экологической безопасности в 2006 году [Под ред. Д.А.

Голубева, Н.Д. Сорокина]. СПб.: ООО «Сезам-Принт», 2007. C. 349.

35. ГОСТ 17.4.4.02–84 «Охрана природы. Почвы. Методы отбора и подготовки почв для химического, бактериологического и гельминтологического анализа». Постановление Госстандарта СССР от 19.12.1984 № 4731.

36. ГОСТ-12071. Грунты. Отбор, упаковка, транспортирование и хранение образцов. М., 1972. 11 с.

37. Государственный доклад о состоянии окружающей среды Республики Карелия в 2011 году / Министерство по природопользованию и экологии Республики Карелия;

[редкол.: А.Н. Громцев (гл. ред.) и др.]. Петрозаводск:

Андреев П.Н., 2012. 294 с.

38. Государственный доклад о состоянии окружающей среды Республики Карелия в 2012 году / Министерство по природопользованию и экологии Республики Карелия;

Редакционная коллегия: А.Н. Громцев (главный редактор), Ш.Ш. Байбусинов, О.Л. Кузнецов, Т.Б. Ильмаст. Петрозаводск:

ООО «Два товарища», 2013. 328 с.

39. Гришина А. В., Иванова В. Ф. Транслокация тяжелых металлов и приемы детоксикации почв // Химия в сельском хозяйстве. 1997. № 3. С. 36 41.

40. Демин В.В. Роль гуминовых кислот в необратимой сорбции и биогеохимии тяжелых металлов в почве // Известия ТСХА. 1994. Вып. 2. С.

79–86.

41. Джувеликян Х.А. Подвижные формы тяжелых металлов в черноземах незагрязненных ландшафтов. // Вестник Самарского Государственного Университета, Серия "Химия, Биология, Фармация". 2005. № 1. С. 107- 42. Долотов В.А., Пономарева В.В. К характеристике почв Ленинградского Летнего сада // Почвоведение. 1982. № 9. С. 134-138.

43. Евдокимова А. К. Тяжелые металлы в культурном слое средневекового Новгорода // Вестн. Моск. Ун-та. Сер. 5, географ. 1986. № 3. С. 20-26.

44. Елькина Г.Я. Тяжелые металлы в системе почва-растение и подходы к нормированию их содержания в подзолистых почвах. Сыктывкар, 2007. 32 с.

45. Жук Е. А. Особенности распределения тяжелых металлов в верхнем горизонте городских почв // Мiнералогiчний Журнал. 2004. Вип. 26, №2. С.

61-66.

46. Зеликов В.Д. Некоторые материалы к характеристике почв лесопарков, скверов и улиц Москвы // Известия ВУЗов. Лесной журнал. 1964. № 3. С. 10 15.

47. Земляницкий Л.Т., Полтавская И.А., Желдакова Г.Г. Подготовка городских почво-грунтов для озеленения. M., 1962. 30 с.

48. Зырин Н. Г. Узловые вопросы учения о микроэлементах. Автореф.

докт. дисс. Изд. МГУ, 1968. 37 с.

49. Ильин В.Б. Тяжелые металлы в системе почва – растение.

Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1991. 151 с.

50. Ициксон Е.Е., Лантратова А.С. Парк онежского тракторного завода в г.

Петрозаводске // Карелия: энциклопедия: в 3т. / под ред. А.Ф. Титова. Т. 2.

Петрозаводск: ИД «ПетроПресс», 2009. С. 346.

51. Кадацкий В.Б., Васильева Л.И., Тановицкая Н.И., Головатый С.Е.

Распределение форм тяжелых металлов в естественных ландшафтах Беларуси // Экология. 2001. №1. С. 52. Климат Петрозаводска (под ред. Ц. А. Швер). Л., 1982. 210 с.

53. Ковалева Г.В., Старожилов В.Т., Дербенцева А.М., Назаркина А.В. и др. Почвы и техногенные поверхностные образования в городских ландшафтах: монография. Владивосток: Изд-во Дальнаука, 2012. 159 с.

54. Ковда В.А. Биогеохимия почвенного покрова. М.: Наука, 1985. 363 с.

55. Ковда В.А., Якушевская И. В., Тюрюканов А. Н. Микроэлементы в почвах Советского Союза. Изд. МГУ, 1959. 67 с.

56. Козлова А.А., Макарова А.П., Иванюта Л.А., Вашукевич Н.В.

Экологическое функционирование почв города Иркутска // Бюллетень ВСНЦ СО РАМН. 2006. № 2(48). С. 50- 57. Козлова А.А., Макарова А.П., Иванюта Л.А., Вашукевич Н.В.

Экологическое функционирование почв города Иркутска // Бюллетень ВСНЦ СО РАМН, 2006, № 2(48). С. 50- 58. Концепции современного естествознания. Под ред. Михайлова Л.А.

СПб. 2008. 336 с.

59. Коробицина Ю. С., Попова Л. Ф., Васильева А. И., Усачева Т.В.

Экологическая оценка загрязнения тяжелыми металлами почвенного покрова г. Северодвинска // Научный диалог. 2013. № 3(15). С. 75–93.

60. Костенко Е. А, Лысенко И. О. Оценка содержания тяжелых металлов на территории агротехногенной зоны г. Ставрополя // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета (Научный журнал КубГАУ) [Электронный ресурс].

Краснодар: КубГАУ, 2012. №80(06) С. 431 – 440. Режим доступа:

http://ej.kubagro.ru/2012/06/pdf/36.pdf 61. Кузнецов А. Е., Градова Н. Б., Лушников С. В. Прикладная экобиотехнология : учебное пособие : в 2 т., Т. 1. М.: БИНОМ. Лаборатория знаний. 2012, 629 с.

62. Куликов А. И., Челпанов Г. У. Изменение физико-химических и агрохимических свойств каштановых почв в связи с внесением цементной пыли // Агрохимия. 1999. № 2. С. 20-25.

63. Кухарук Е.С., Бульмага К.П. Картографированиe городских почв в исследованиях окружающей среды // Збірник наукових праць. Харків, 2011.

Вип. 13. С. 57-58.

64. Ладонин Д.В. Соединения тяжелых металлов в почвах – проблемы и методы изучения // Почвоведение. 2002. №6. С. 65. Ладонин Д., Водяницкий Ю. Тяжелые металлы в почвах череповецкого промышленного района // Почвоведение в России: вызовы современности, основные направления развития: Материалы Всероссийской научно практической конференции с международным участием к 85-летию Почвенного института им. В.В. Докучаева. М.: Почв. ин-т им. В.В.

Докучаева, 2012. С. 604–608.

66. Ладонин Д., Карпухин М. Фракционный состав никеля, меди, цинка и свинца в почвах в зависимости от формы их поступления при техногенном загрязнении // Проблемы биогеохимии и геохимической экологии. 2010. № 2.

С. 86–93.

67. Ладонин Д., Карпухин М. Фракционный состав соединений никеля, меди, цинка и свинца в почвах, загрязненных оксидами и растворимыми солями металлов // Почвоведение. 2011. № 8. С. 953–965.

68. Лепнева О.М., Обухов А.И. Тяжелые металлы в почвах и растениях территории МГУ // Вестн. Моск. Ун-та. Сер.7. Почвоведение. 1987. №1. С.36 42.

69. Лобода Б. П. Применение цеолитсодержащего минерального сырья в растениеводстве // Агрохимия. 2000. № 6. С. 78-91.

70. Лыков И.Н., Логинов А.А. Влияние техногенного и антропогенного загрязнения окружающей среды на качество пищевых продуктов // Известия калужского общества изучения природы. Книга седьмая. (Сборник научных трудов). Под ред. С.К. Алексеева и В.Е. Кузьмичева Калуга:

КГПУ им. К.Э. Циолковского, 2006 C. 11-17.

71. Малышева З. Г., Павлова Е. Г. Накопление тяжелых металлов в городских почвах (на примере города Новочеркасска) // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета (Научный журнал КубГАУ) [Электронный ресурс].


Краснодар: КубГАУ, 2012. №78(04). Режим доступа:

http://ej.kubagro.ru/2012/04/pdf/39.pdf 72. Мальцева Е. В. Структурные нарушения в позвоночнике неполовозрелых крыс в условиях свинцовой интоксикации // Таврическиймедико-биологический вестник. 2013. Т. 16. №1. ч.1 (61). С. 152 155.

73. Манджиева С.С., Минкина Т.М., Сушкова С.Н., Назаренко О.Г., Бакоев С.Ю., Антоненко Е. М. Использование мелиорантов для предотвращения загрязнения растений цинком и свинцом // Научный журнал Российского НИИ проблем мелиорации. 2011. № 3. С. 17-21.

74. Матерон Жорж. Основы прикладной геостатистики. М.: Мир. 1968. с 75. Матинян Н.Н., Бахматова К.А. Почвы и почвенный покров Петергофа / под ред. Б.Ф. Апарина. СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2012. 96 с.

76. Методические рекомендации по геохимической оценке загрязнения территорий городов химическими элементами. М.: ИМГРЭ, 1982. 112 с.

77. Методические рекомендации по оценке степени загрязнения атмосферного воздуха населенных пунктов металлами по их содержанию в снежном покрове и почве (утв. Главным государственным санитарным врачом СССР ОТ 15.05.1990 N 5174-90).

78. Методические указания по определению тяжелых металлов в почвах сельхозугодий и продукции растениеводства. М.: ЦИНАО, 1992. 61с.

79. Микроэлементы в почвах Советского Союза. Вып.1. Микроэлементы в почвах европейской части СССР. Под ред. В.А. Ковды, Н.Г. Зырина. М., 1973. 282 с.

80. Михайлова Т.А., Шергина О.В., Бережная Н.С. Биогеохимическое перераспределение техногенной серы в урбоэкосистеме // Химия в интересах устойчивого развития. 2007. №15. С. 351-358.

81. Морозова Р.М., Федорец Н.Г. Современные процессы почвообразования в хвойных лесах Карелии. Петрозаводск, 1992. 423 с.

82. Мотузова Г., Карпова Е., Барсова Н. Загрязнение почв тяжелыми металлами // Национальный атлас почв Российской Федерации. Астрель:

АСТ Москва, 2011. С. 270–271.

83. Мотузова Г., Карпова Е., Барсова Н. Марганец, цинк, медь в почвах // Национальный Атлас почв Российской Федерации. Под общей ред. чл.корр.

РАН С.А. Шоба. Изд-во Астрель Москва, 2011. С. 220–225.

84. Мынбаева Б.Н., Макеева А.Ж. Оценка загрязнения почв г. Алматы тяжелыми металлами химическими и математическими методами // Фундаментальные исследования. 2011. № 10 (часть 1). С. 131-136.

85. Назаров А.Г. Современная миграция тяжелых металлов в биосфере. М.:

ВНТИЦентр. 1980. 188 с.

86. Никифорова Е. М., Лазукова Г. Г. Москва. Перовский район (машиностроение). Равнинные ландшафты // Экогеохимия городских ландшафтов. Н. С. Касимов - ред. М.: МГУ, 1995. С.57-90.

87. Никифорова Е. М., Лазукова Г. Г. Эколого-геохимическая оценка состояния при¬родной среды г. Новгорода // Эколого-геохимическая оценка различных горо¬дов страны. М.: ИМГРЭ, 1991. С.56-63.

88. Озерский А. Ю. Основы геохимии окружающей среды: учеб. пособие.

Красноярск: ИПК СФУ, 2008. 316 с.

89. Орлов Д.С., Садовникова Л.К., Лозановская И.Н. Экология и охрана биосферы при химическом загрязнении почв. М.: Высшая школа, 2002. 223 с.

90. Оценка почв и грунтов в ходе проведения инженерно-экологических изысканий для строительства. Основные термины и определения. М.:

ПИиПИ ЭГ, 2001. 30 с.

91. Перельман А.И. Геохимия ландшафта. М., 1961. 496 с.

92. Плеханова И.О. Содержание тяжелых металлов в почвах парков г.

Москва// Почвоведение. 2000. № 6. С. 754–759.

93. Плешакова Е. В., Решетников М.В., Любунь Е.В., Беляков А.Ю., Турковская О.В. Биогенная миграция Cd, Pd, Ni и As в системе "почва растения" и изменения биологической активности почвы. // Известия Саратовского университета. Т. 10. Сер. Науки о Земле, Вып. 2. 2010. С. 59- 94. Пляскина О., Ладонин Д. Загрязнение городских почв тяжелыми металлами // Почвоведение. 2009. № 7. С. 877–885.

95. Попова Л.Ф., Пилюгина М.В. Особенности кумуляции и миграции химических элементов 1 класса опасности в почвах урболандшафтов г.

Архангельска // Фундаментальные исследования. 2009. № 4. С. 86-88.

96. Постановление ГД ФС РФ от 15.11.2002 N 3302-III ГД "О проекте Федерального закона N 209067-3 "Об ограничении оборота этилированного бензина в Российской Федерации".

97. Почва, город, экология / Под общей ред. Г. В. Добровольского. М.:

Фонд «За экономическую грамотность», 1997. 320 с.

98. Прасад М.Н. Практическое использование растений для восстановления экосистем, загрязненных металлами // Физиология растений.

2003. Т. 50, № 5. С. 768–780.

99. Прохорова Н.В., Матвеев Н. М. Тяжелые металлы в почвах и растениях в условиях техногенеза // Вестник СамГУ. Самара: изд-во госуниверситет, 1996. №2. С.125-144.

100. Проценко Е. П., Неведров Н. П. Способность к фитоэкстракции цинка Горчицей сарептской Brassica juncea (L.) при разных уровнях загрязнения черноземной и серой лесной почвы // Ученые записки. Электронный научный журнал Курского государственного университета [Электронный ресурс].

2013. № 1. С. 264-268. Режим доступа : http://elibrary.ru для доступа к информ. ресурсам требуется авторизация.

101. Путеводитель экскурсий. Карелия. Межд. союз по изучению четвертичного периода. XI конгресс. М., 1982. 47 с.

102. Раскатов А. В., Соколова С. А., Яшин И. М. Влияние применения навоза и известкования на миграцию и поглощение цинка и кадмия в супесчаной дерново-подзолистой почве // Изв. ТСХА. 1999. № 3. С. 84-98.

103. Руководство по санитарно-химическому исследованию почв (нормативные материалы). М., 1993. 131 с.

104. Руководство пользователя ArcGIS 9 Geostatistical Analyst. ESRI. 2001.

278 c.

105. Рыбаков Д.С. и др. Климатические и геохимические аспекты формирования экологических рисков в Республике Карелия. СПб.: Изд-во ООО «ЭлекСис», 2013. 130 с.

106. Рэуце К., Кырстя С. Борьба с загрязнением почвы. М.: Агропромиздат, 1986. 221 с.

107. Савватеева О.А., Алексеева Л.И., Каманина И.З., Каплина С.П. Оценка загрязнения территории городского поселения от источников антропогенного воздействия на основе химического анализа снежного покрова на примере Дубны // Современные проблемы науки и образования. 2007. N 5. С. 115-123.

108. Сает Ю.Е., Ревич Б.А., Янин Е.П. и др. Геохимия окружающей среды.

М.: Мир, 1990. 319 с.

109. Сает Ю.Е., Смирнова Р.С. Геохимические принципы выявления зон воздействия промышленных выбросов в городских агломерациях // Вопросы географии. М.: Мысль, 1983. С. 45-55.

110. Самохвалова В. Л. Применение антидотов при загрязнении системы почва – растение тяжелыми металлами. Ґрунтознавство. 2006. Т. 7, № 3–4. С.

50-66.

111. Самохвалова В. Л., Фатеев А. И., Лучникова Е.В. и др. Уровни фонового содержания микроэлементов в почвах разного генезиса в Украине // Почвенно-земельные ресурсы: оценка, устойчивое использование, геоинформационное обеспечение: материалы меж¬дун. научн.-практ. конф.

(6–8 июня 2012, Минск, Беларусь). Минск: Изд. центр БГУ, 2012. С. 206–208.

112. Сапрыкин Ф. Я. Геохимия почв и охрана природы. Геохимия, повышение плодородия и охрана почв. Л.: Недра, 1984. 231 с.

113. Свод правил «Инженерно-экологические изыскания для строительства»

(СП 11-102-97). М., 1998.

114. Сериков В.Н. Тяжелые металлы в почвах полеводческих ландшафтов Ростовской области и Краснодарского края // Экология: Опыт. Проблемы.

Поиск. Академия естествен, наук РСФСР. Секция наук о земле.

Новороссийск, 1991. С. 108-113.

115. Сидорова В. А. Изменение пространственной вариабельности почвенных свойств в результате антропогенного воздействия // Экология и география почв. Петрозаводск, 2009. С. 30–48.

116. Спиридонов Ю. Я., Шестаков В. Г., Мухин В. М. Восстановление плодородия почв, загрязненных техногенными и природными веществами // Агро 21. 1999. № 12. С. 22-23.

117. Степанова С. В., Нашивочникова А. В. Фиторемедиация почв, загрязнённых тяжелыми металлами // Молодёжь и наука: Сборник материалов VII Всероссийской научно-технической конференции студентов, аспирантов и молодых учёных, посвященной 50-летию первого полета человека в космос [Электронный ресурс]. Красноярск: Сибирский федеральный ун-т, 2011. Режим доступа: http://conf.sfu kras.ru/sites/mn2011/section14.html, свободный.

118. Строганова М.Н. Городские почвы: генезис, систематика и экологическое значение. Дисс. док. биол. н. М., 1998. 71 с.

119. Строганова М.Н., Мартыненко И.А., Прокофьева Т.В., Рахлеева А.А.

Физико-химические и физико-механические свойства урбанизированных лесных почв // “Лесные экосистемы и урбанизация”. М.: Товарищество научных изданий КМК, 2008. С. 90-125.

120. Строганова М.Н., Мягкова А.Д., Прокофьева Т.В. Роль почв в городских экосистемах // Почвоведение, 1997. №1. С. 96-101.

121. Строганова М.Н., Раппопорт А.В. Антропогенные почвы ботанических садов крупных городов южной тайги // Почвоведение, 2005. №9. С. 1094 1101.

122. Стурман В.И. Экологическое картографирование: Учебное пособие.

М.:Аспект Пресс, 2003. 251 с.

123. Титов А.Ф., Таланова В.В., Казнина Н.М., Лайдинен Г.Ф. Устойчивость растений к тяжелым металлам / отв. ред. Н.Н. Немова;

Институт биологии КарНЦ РАН. Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2007. 172 с.

124. Тяжелые металлы как фактор экологической опасности: Методические указания к самостоятельной работе по экологии для студентов 3 курса дневной формы обучения / Составитель: Ю.А.Холопов. Самара: СамГАПС, 2003. 16 с.

125. Федорец Н.Г. Фоновый мониторинг лесных почв в среднетаежной подзоне Карелии. // Биоэкологические аспекты мониторинга лесных экосистем Северо-запада России. Петрозаводск. КНЦ РАН.- Инситут леса.

2001, С. 20-37.

126. Федорец Н.Г., Бахмет О.Н., Солодовников А.Н., Морозов А.К.;

[отв.

ред. В.И. Крутов]. Почвы Карелии: геохимический атлас. Ин-т леса КарНЦ РАН. М.: Наука, 2008. 47 с.

127. Федорец Н.Г., Дьяконов В.В., Литинский П.Ю., Шильцова Г.В.

Загрязнение лесной территории Карелии тяжелыми металлами и серой.

Петрозаводск, 1998. 47 с.

128. Хакимов Ф. И., Деева Н. Ф., Ильина А. О. Почвы промышленного города: трансформация и загрязнение // Екологiя та ноосферологiя. 2006. Т.

17. № 1–2. С. 24–40.

129. Черных Н.А., Овчаренко М.М., Поповичева Л.Л., Черных И.Н. Приемы снижения фитотоксичности тяжелых металлов // Агрохимия. 1995. № 9. С.

101-107.

130. Шаров П.О. Загрязнение свинцом пос. Рудная Пристань и его влияние на здоровье детей. Владивосток: Дальнаука, 2005. 132 с.

131. Шеховцева О. Г., Мальцева И. А. Аэротехногенное изменение химических показателей поверхностного горизонта почв - основного места существования почвенных водорослей (на примере урбоэкосистем г.

Мариуполя) // Ґрунтознавство. 2010. Т. 11, № 1–2. C. 91- 132. Шеховцева О. Г., Мальцева И.А. Аэротехногенное изменение химических показателей поверхностного горизонта почв – основного места существования почвенных водорослей (на примере урбоэкосистем г.

Мариуполя). Ґрунтознавство. 2010. Т. 11, №1–2. С. 91-96.

133. Шильцова Г. В., Морозова Р. М., Литинский П. Ю. Тяжелые металлы и сера в почвах Валаамского архипелага. Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2008. 109 с.

134. Шильцова Г. В., Морозова Р. М., Литинский П. Ю. Тяжелые металлы и сера в почвах Валаамского архипелага. Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2008. 109 с.

135. Шишов Л.Л., Тонконогов В.Д., Лебедева И.И., Герасимова М.И.

Классификация и диагностика почв России. Почвенный институт им.

В.В.Докучаева, 2004. 342 с.

136. Шустин В.А., Фокина Л.А. Об использовании географических информационных систем для анализа и прогноза экологической ситуации // Вестник ДВО РАН. 2004. № 1. С. 20- 137. Akbar K. F., W. H. G. Hale, A. D. Headley, M. Athar. Heavy Metal Contamination of Roadside Soils of Northern England. // J. Soil & Water Residential. 2006, 1(4), P. 158–163.

138. Balaceanu Claudia-Elena, Dumitru M., Lacatusu Anca-Rovena. Sulfur pollution of soils located into the influence area of coal-fired power station Rovinari. Agronomy Series of Scientific Research / Lucrari Stiintifice Ser. 2011, Vol. 54 Iss. 1, P. 69-72.

139. Bheemalingeswara K. Geochemical exploration data: Utility in environmentalstudies // Rapp. och medd 1991. № 69 P. 123-125.

140. Bockheim J.G Nature and properties of highly disturbed urban soils.

Philadelphia. 1974, Pa. Paper presented before Div. S-5, Soil Sci. Soc. Am. Annual Meeting, Chicago. IL.

141. Campbell J. R., Rosier R. N., Novotny L., Puzas J. E. The association between environmental lead exposure and bone density in children // Environ.

Health Perspect. 2004. Vol. 112, № 11. P. 1200–1203.

142. Craul P.G. Urban soils in landscape design. New York: Macmillan, 1992.

396 p.

143. Fatima-Zohra Benmostefa Largueche. Estimating Soil Contamination with Kriging Interpolation Method // American Journal of Applied Sciences. 2006. Vol.

3, Iss. 6. P 1894-1898.

144. Glass, D.J. United States and international markets for phytoremediation, 1999–2000. Needham, Mass.: D. Glass Associates Inc. 1999. 266 p.

145. Goovaerts P. Geostatistics for natural resources evaluation. Oxford: Oxford University Press. 1997. 483 p.

146. Gotway C.A., Ferguson R.B., Hergert G.W., Peterson T.A. Comparison of kriging and inverse-distance methods for mapping soil parameters // Soil Sci. Soc.

Am. J. 60. 1996. P. 1237–1247.

147. Henry J. R. An Overview of Phytoremediation of Lead and Mercury // NNEMS Report. Washington, D.C. 2000. P. 3-9.

148. Hollis I.M. Proposal of the classification, description and mapping of soils in urban areas // English Nature, 1992. Peterborough. P. 41.

149. Kabala C., Chodak T., Szerszen L., Karczewska A., Szopka K., Fratczak U.

Factors influencing the concentration of heavy metals in soils of allotment gardens in the city of wroclaw, Poland // Fresenius Environmental Bulletin. 2009. Vol. 18, N 7. P. 1118-1124.

150. Laslett G.M., McBratney A.B., Pahl P.J., Hutchinson M.F. Comparison of several spatial prediction methods for soil pH // Journal of Soil Science. Vol. 38, Iss. 2. 1987. P. 325–341.

151. Lu Y., Zhu F., Chen J., Gan H., Guo Y. Chemical Fractionation of Heavy Metals in Urban Soils of Guangzhou, China. // Environmental Monitoring and Assessment. 2007, Vol. 134, No. 1-3, pp. 429-439.

152. Luo X., Yu S., Li X. Distribution, Availability, and Sources of Trace Metals in Different Particle Size Fractions of Urban Soils in Hong Kong: Implications for Assessing the Risk to Human Health. Environmental Pollution. 2011, Vol. 159, No. 5, pp. 1317-1326.

153. Nriagu J.O., Pacyna J.M. Quantitative assessment of worldwide contamination of air, water and soil by trace metals // Nature 333, 1988. P. 134 139.

154. Oborn I., Linde M. Solubility and Potential Mobility of Heavy Metals in Two Contaminated Urban Soils from Stockholm, Sweden. // Water, Air and Soil Pollution: Focus. 2001, Volume 1, Issue 3-4, P. 255- 155. Pacyna E.G. and Pacyna J.M. Global emission of mercury from anthropogenic sources in 1995 // Water, Air, and Soil Pollution. 2002. V.137.

Issue 1-4. P. 149–165.

156. Phillipsa R. Use of soil amendments to reduse nitrogen, phosphorus and heavy metal availability // Journal of Soil Contamination. 1998. Vol. 7, Iss. 2. P.

191–212.

157. Pilon-Smits Elizabeth. Phytoremediation. // Annual Review of Plant Biology. 2005. Vol. 56. P. 15-39.

158. Ramakrishnaiah H., Somashekar R. K. Heavy metal contamination in roadside soil and their mobility in relations to pH and organic carbon // Soil and Sediment Contamination: An International Journal. 2002. Vol. 5 (1). P. 643- 159. Raskin, I., Smith, R.D., and Salt, D.E. Phytoremediation of metals: Using plants to remove pollutants from the environment // Current Opinion in Biotechnology. 1997. 8, P. 221–226.

160. Shacklette H.T., Boerngen J. G. Element concentrations in soils and other surficial materials of the conterminous United States: U.S. Geological Paper 1270, 1984. 105 p.

161. Shenber M. A., Johanson K. J. Influence of zeolite on the availability of radiocesium in soil to plants // The Science of the Total Environment. 1992. Vol.

113, Iss. 3. P. 287–295.

162. Shi Bin, Tang Chao-Sheng, Gao Lei, Liu Chun, Wang Bao-Jun. Observation and analysis of the urban heat island effect on soil in Nanjing, China // Environmental Earth Sciences. 2012, Vol. 67 Issue 1, P. 215- 163. Shi G., Chen Z., Xu S., Zhang J., Wang L., Bi C., Teng J. Potentially Toxic Metal Contamination of Urban Soils and Roadside Dust in Shanghai, China. // Environmental Pollution. 2008, Vol. 156, No. 2, pp. 251-260.

164. Stroganova M. N., Gerasimova M. I., and Prokof’ieva T. V. Approaches to Grouping Technogenic Soils // Eurasian Soil Science, 2005. Vol. 38. Suppl. 1. Р.

S66–S71.

165. Stroganova M. N., Myagkova A., D., Prokof’ieva T. V. and Skvortsova I.N.

Soils of Moscow and Urban Enviroment. Moscow, PAIMS, 1998. 178 p.

166. Stroganova M., Prokofieva T. Urban soils: concept, definitions, classification // Proceedings of Ferst International Conference SUITMA, Germany, Essen, 2000. Р. 235-239.

167. Toshiaki Udono, Awadh Kishor Sah. Hazard Mapping and Vulnerability Assessment // Regional Workshop on Total Disaster Risk Management. Kobe, Japan. 2002. 10 р.

168. Utset A., Lopez T., Diaz M. A comparison of soil maps, kriging and a combined method for spatially predicting bulk density and field capacity of ferralsols in the Havana-Matanzas Plain // Geoderma, Vol. 96, Iss. 3, June 2000. P.

199- 169. Vink A.P.A. Landscape ecology and land use. London and New-York:

Macmillan, 1983. 264 p.

170. Vogel-Mikus K, Drobne D, Regvar M. Zn, Cd and Pb accumulation and arbuscular mycorrhizal colonisation of pennycress Thlaspi praecox Wulf.

Brassicaceae from the vicinity of a lead mine and smelter in Slovenia // Environmental Pollution 133 (2). 2005. P. 233-242.

171. Wei B. and Yang L. A Review of Heavy Metal Contaminations in Urban Soils, Urban Road Dusts and Agricultural Soils from China. // Microchemical Journal. 2010, Vol. 94, No. 2, pp. 99-107.

172. Wei B. G. and Yang L. S. A review of heavy metal contaminations in urban soils, urban road dusts and agricultural soils from China. // Microchem. 2010 J. 94, Р. 99-107.

173. Xuesong Wang. Heavy Metals in Urban Soils of Xuzhou, China: Spatial Distribution and Correlation to Specific Magnetic Susceptibility // International Journal of Geosciences. 2013, vol. 4, issue 02, P. 309- 174. Yoardar, M. Shama Yoardar, A. Sharma. Manganese in cell metabolism of higher plants // The Botanical Review. 1991. Vol. 57, N 2. Р. 117–149.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.