авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Астраханский государственный университет»

На правах рукописи

РОГАЛЬ-ЛЕВИЦКАЯ Оксана Федоровна

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОЦЕССА АДАПТАЦИИ

ПОДРОСТКОВ С ДЕВИАНТНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ

К ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Специальность: 19.00.07 – педагогическая психология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата психологических наук

Научный руководитель:

доктор педагогических наук, профессор Прохорова Татьяна Николаевна Астрахань – 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение………………………………………………………………………...... Глава I Теоретико-методологические аспекты разработанности проблемы адаптации девиантных подростков к профессиональной деятельности.................................................................. 1.1 Проблема адаптации и дезадаптации девиантных подростков к профессиональной деятельности в исследованиях отечественных и зарубежных психологов……………………............................….......... 1.2 Дезадаптация как основная причина девиантного поведения подростков…………………………......................................... 1.3. Личностные особенности подростков с девиантным поведением в условиях социальной дезадаптации.................................. 1.4 Психолого-педагогическое обеспечение адаптации к профессиональной деятельности подростков с девиантным поведением.......................................................................... Выводы по главе 1...................................................................................... ГЛАВА II Экспериментальное исследование психологических особенностей процесса адаптации девиантных подростков к профессиональной деятельности...................................................................... 2.1 Обоснование психодиагностических методик, использованных в экспериментальном исследовании.................................….................. 2.2 Анализ результатов экспериментального исследования…….......... 2.3 Организация психолого-педагогического обеспечения процесса адаптации девиантных подростков к профессиональной деятельности…………….............…………........... Выводы по главе 2.................................................................................... Заключение……………………………………………………………............. Список литературы………………………………………………….............. ВВЕДЕНИЕ В настоящее время проблема девиантного поведения подростков приобрела особую значимость в связи с общим социальным кризисом.

Размытость норм, ослабление социальной регуляции негативно влияют на культурные и духовные общественные устои. Проблемы подростков всегда были актуальны, но никогда не стояли так остро, как в настоящее время в условиях нестабильной социальной и политической ситуации, неразрешенного экономического кризиса, ослабления роли семьи, девальвации морально-нравственных норм, резко противоположных форм материального обеспечения. Отмечается недоступность подросткам многих форм обучения, сокращение числа учебных заведений, мест отдыха для подростков. Социальная запущенность по сравнению с педагогической характеризуется прежде всего низким уровнем развития профессиональных намерений и ориентаций, полезных интересов, знаний, навыков, еще более активным сопротивлением педагогическим требованиям и требованиям коллектива. Если проблемы подростка не решаются, то они углубляются, приобретают комплексность. Именно такие подростки составляют особо тяжелую группу социально-дезадаптированных.

Известно, что подростковый возраст представляет собой период кризиса: подросток еще связан с миром детства, но уже вступает во взрослую жизнь. В этот период происходит осознание жизненных ценностей, на основе которых строятся дальнейшие отношения с окружающим миром. Относясь к определенной возрастной группе, большая часть подростков имеет отклонения в поведении. По данным статистики во многих регионах России наблюдается снижение возрастных границ правонарушителей, растет число безнадзорных и употребляющих психоактивные вещества детей [9, C.325].

Возникают новые виды и формы девиантного поведения: граффити агрессивного и протестного характера;

шрамирование;

членство в неформальных группах суицидальной направленности, кибераддикция и геймерство;

хакерство как развлечение и экономическое преступление;

виртуальное общение как форма интернет-зависимости и пр.

Относительно темы нашего исследования, адаптация к профессиональной деятельности (трудовая адаптация) – это процесс наполнения теоретических форм практическим опытом, угилизация полученных знаний о профессиональной деятельности, формирование общетрудовых умений и навыков, планирование собственного профессионального развития: анализ, пересмотр и коррекция карьеры, построение собственной профессиональной траектории.

Психолого-педагогическое сопровождение процесса адаптации девиантных подростков к профессиональной деятельности направлено на содействие в выявлении профессиональных интересов и склонностей, определение реальных возможностей в овладении выбранной профессией или специальностью, построение профессиональных перспектив, вхождение в новый учебный и трудовой коллективы, закрепляемость выпускников на производстве.

На современном этапе развития психолого-педагогических исследований по-прежнему не разработана единая теория социально психологической адаптации личности девиантного подростка, которая дала бы исчерпывающий ответ на вопрос о том, какие адаптивные механизмы позволяют преодолеть сложные жизненные ситуации и достичь состояния адаптированности, в том числе и к профессиональной деятельности.

В то же время на государственном уровне предприняты меры для решения проблемы адаптации подростков, включая подростков с девиантным поведением. Это связано с адаптацией молодежи к жизни в обществе и к профессиональной деятельности, что отражено в таких документах, как Целевой национальный проект «Образование», Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года. В данных документах проблема адаптации определена как стратегическая задача, но конкретные механизмы ее реализации разработаны с недостаточной полнотой.

В разработку теоретико-методологических основ изучения аномального развития личности, социальных норм и девиантного поведения внесли вклад многие, как отечественные, так и зарубежные исследователи:

С.П. Безносов, Б.С. Братусь, Э. Дюркгейм, Ю.А. Клейберг, В.И. Коган, В.Н.

Кудрявцев, А.Е. Личко, Т. Парсонс, А.А. Реан, Б.Г. Херсонский, В.А. Худик и др. Связь социализации и реабилитации исследована в работах Е.В.

Жулиной, В.А. Кудрявцева, О.В. Трошина.

Проблема адаптации девиантных подростков к профессиональной деятельности на фоне общих проблем адаптации подростков, рассматривается в работах С.А. Беличевой, И.Б. Громовой, И.С. Кона, Ю.А.

Клейберга, И.С. Полонского, И.Ю. Сундиева, Д.И. Фельдштейна и др.

В современных исследованиях также отмечено, что противоправные девиации совершают не только неблагополучные подростки, но и подростки из так называемых элитных семей. Такие данные позволяют заключить, что отклоняющееся поведение может быть свойственно самым различным социально-демографическим группам.

Несмотря на сложность проблемы адаптации личности, можно утверждать, что в психологической науке сложились теоретические предпосылки для разработки вопросов адаптации девиантных подростков к профессиональной деятельности, к числу которых мы относим исследования Л.И. Божович, Ш. Бюлера, Л.С. Выготского, И.С. Кона, А.Е.

Личко, А.В. Петровского, Ж. Пиаже, А.А. Реана, Х. Ремшмидта, Н.А.

Сироты, Д.И. Фельдштейна, Ст. Холла, Э. Шпрангера, В. Штерна, Д.Б.

Эльконина, Э. Эриксона, В. М. Ялтонского, посвященные проблемам анализа подросткового возраста и подростковым кризисам, их исследования различных форм отклонения в поведении подростков, создают серьезную научную основу для разработки технологии адаптации девиантных подростков к профессиональной деятельности.

Таким образом, адаптация подростков к профессиональной деятельности, как важнейшей составляющей «взрослой жизни», является одной из главных задач работы педагогов с девиантными подростками.

Проблема адаптации широко представлена в психолого-аналитических концепциях З. Фрейда, А. Адлера, Э. Фромма, которые предложили в качестве основного принципа дезадаптации инстинкты и влечения как мощное мотивационное начало, прорывающееся через цензуру сознания.

Чувство тревожности, обусловленное давлением со стороны бессознательного (З. Фрейд), «чувство неполноценности» (А. Адлер), «базальная тревога» (К. Хорни), «страх свободы» (Э. Фромм) приводят к появлению защитных механизмов, сверхкомпенсаций, невротических срывов человека в желании овладеть своими импульсами в соответствии с требованиями социального окружения, утвердить собственное «Я» перед социальным окружением. Будучи адаптивными по своей природе, эти способы ведут к дезадаптивному существованию человека, так как формируют «невротическое реагирование», сдерживают творческую реализацию. Адаптация как условие формирования реального «Я» на фоне воздействия социума часто провоцирует дисконгруэнтность между мыслями, чувствами, поведением и реальным «Я» человека (А. Маслоу, Г. Олпорт, К.

Роджерс). Эти положения исследования сторонников гуманистической психологии позволяют понять причины девиантного поведения подростков и могут быть взяты за основу для поиска подходов к проблеме их адаптации.

Теоретически-методологические основы категории «адаптация»

исследованы в работах А. Адлера, Ю.А. Александровского, Р.М. Баевского, Ф.В. Березина, И.А. Воложина, М. Вертгеймера, Т.Ю. Волгина, Л.Г. Дикой, Е.М. Казина, К. Коффка, В. Келер, Дж. Мида, А. Маслоу, Г. Олпорта, К.

Роджерса, Дж. Тернер, Т.Тард, Э. Фромма, З. Фрейда, К. Хорни, Т.

Шибутани.

Проблемам определения основных закономерностей и механизмов индивидуальной адаптации посвящены работы Н.Н. Данилова, В.И.

Медведева, А.А. Налчаждян, М.В. Рома, С.А. Шапкина, И.С. Якиманской.

Рассмотрение характера адаптационных процессов сквозь призму субъективного восприятия индивида и его интерпретации исследуется в работах Л.М. Аболина.

Однако анализ теоретических источников и практической работы школ, социально-реабилитационных центров и центров дополнительного образования показал, что целостного представления, основанного на современных научных подходах о системе адаптации девиантных подростков к профессиональной деятельности, не разработано, в связи с чем возникает ряд устойчивых противоречий между:

• потребностью общества в адаптации девиантных подростков к профессиональной деятельности и отсутствием научно обоснованной системы психологических условий;

• необходимостью выявления критериев, показателей и уровней, способствующих определению степени готовности подростков к профессиональной деятельности и отсутствием их теоретического обоснования.

Объект исследования: процесс адаптации подростков с девиантным поведением к профессиональной деятельности.

Предмет исследования: психологические особенности адаптации подростков с девиантным поведением к профессиональной деятельности.

исследования. Адаптация девиантных подростков к Гипотеза профессиональной деятельности является сложным психическим процессом, детерминированным уровнем развития психической сферы личности подростка, формой девиантного поведения, социальной средой и жизненной ситуацией развития личности. Адаптация к профессиональной деятельности девиантных подростков в учебных заведениях, центрах социальной реабилитации несовершеннолетних и Центрах дополнительного образования, будет более эффективна, если:

будет выявлена совокупность психологических условий, обеспечивающих успешную адаптацию к профессиональной деятельности;

определены критерии, уровни и показатели адаптации подростков;

разработана система психокоррекционной работы с подростками по их адаптации к профессиональной деятельности.

выявить психологические особенности Цель исследования – адаптации девиантных подростков к профессиональной деятельности.

Задачи исследования:

осуществить теоретический анализ проблемы адаптации девиантных 1.

подростков к профессиональной деятельности;

раскрыть сущностные характеристики критериев, показателей, и 2.

уровней адаптации девиантных подростков к профессиональной деятельности;

определить оптимальные психологические условия, способствующие 3.

успешной адаптации подростков к профессиональной деятельности;

на основе представленной модели разработать программу психолого 4.

педагогического сопровождения адаптации девиантных подростков к профессиональной деятельности и экспериментально проверить ее эффективность.

исследования составили: на Теоретико-методологическую базу философском уровне: базовые принципы психологии, разработанные усилиями отечественных и зарубежных учёных – принципы системности, активности, развития, детерминизма, единства сознания и деятельности, личностного подхода и др., а также психологические исследования личности (К.А. Абульханова-Славская, Б.Г. Ананьев, Л.И. Анцыферова, А.А. Бодалёв, А.Н. Леонтьев, В.Н. Мясищев и др.);

на общенаучном уровне: концепции подросткового и юношеского возраста (Л.И. Божович, И.А. Зимняя, И.С. Кон, А.В. Мудрик, А.А. Реан, Д.И.

Фельдштейн и др.);

принцип развития, позволяющий рассматривать личность как развивающуюся систему под влиянием внешне и внутренне обусловленных условий и факторов (Л.С. Выготский, А.В. Запорожец, А.Н.

Леонтьев, В.С. Мухина, А.А. Смирнов, Н.Ф. Талызина, Д.И. Фельдштейн и др.);

субъектно-деятельностный принцип, обеспечивающий возможность рассматривать подростка как субъекта образовательной деятельности и определенных систем отношений (К.А. Абульханова, Б.Г. Ананьев, А.В.

Брушлинский, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, А.В. Петровский, С.Л.

Рубинштейн и др.);

принцип детерминизма, раскрывающий объективную закономерную взаимосвязь и причинную обусловленность всех фактов и явлений (А.В. Петровский, С.Л. Рубинштейн, М.Г. Ярошевский);

а также представление о дуальном подходе к проблеме профессионального становления и развития человека (Ю.М. Забродин, Н.А. Носов);

на конкретно-научном уровне: теория личностных новообразований подростков (В.Д. Менделевич, В.С. Мухина, Д.И. Фельдштейн и др.);

теория социализации в подростковом возрасте (В.С. Мухина, В.А. Минеева, И.Ю.

Пылицина и др.);

положения ведущих теорий организации психологической службы в общеобразовательном учреждении и психологического сопровождения личности в процессе жизнедеятельности (М.Р. Битянова, О.С.

Газман, И.В. Дубровина, Р.В. Овчарова, В.В. Семикин, О.А. Толстопятова и др.);

концепции и теории девиантного поведения (Э. Дюркгейм, Е.В.

Змановская, Ю.А. Клейберг, В.Д. Менделевич, Р. Мертон, Д.И. Фельдштейн и др.);

принципы организации психологического сопровождения, обеспечивающие обоснованную диагностику и коррекцию отклонений в поведении подростков (А.Д. Андреева, Л.Н. Бережнова, М.Р. Битянова, Т.П.

Демидова, И.В. Дубровина, Н.В. Клюева, Н.В. Майсак, С.В. Недбаева, Р.В.

Овчарова, А.М. Прихожан, В.В. Семикин, Н.В. Самоукина, Е.В Федосенко и др.).

Для решения поставленных задач использовались следующие общие и частно-научные методы:

теоретические: теоретический анализ, обобщение и интерпретация научных данных, имеющихся в психологической науке по изучаемой проблеме, сравнительный анализ, моделирование;

теоретико аналитические (контент-анализ).

эмпирические: экспериментальное исследование включало методы наблюдения и самонаблюдения, естественного констатирующего эксперимента, психодиагностики (интервьюирование, анкетирование, самохарактеристики комплексные личностные (микросочинения), опросники.

Методический инструментарий: психодиагностическая методика СОП (Орел А.Н.), опросник Басса-Дарки, методика диагностики доминирующей личностной направленности И.Д. Егорова, диагностика САМОАЛ, опросник Шмишека, опросник Д. Амирхана, опросник «Индикатор жизненного стиля»(LSI), шкала социально-психологической адаптированности (шкала СПА), разработанная К. Роджерсом и Р. Дайманом, модифицированный опросник Ч.Д. Спилбергера.

Для определения психологических особенностей девиантных подростков был использован тест Р. Кеттелла (форма «А»), c целью выявления особенностей ценностно-ориентационной сферы личности применялась методика МИЦ М. Рокича, адаптированная А. Готштраусом, А.А. Семёновым и В.А. Ядовым (вариант «Е»). Для изучения готовности к деятельности была использована методика тенденций «Изучение личностного развития» А.А. Реана;

методика факторов «Изучение привлекательности профессии» В.А. Ядова в модификации Н.В. Кузьминой, А.А. Реана.

Для обработки результатов исследования применялись математические способы оценки достоверности различий показателей, статистических связей, различные виды корреляционного анализа. Математическая обработка полученных данных, а также наглядное представление в виде графиков, диаграмм и гистограмм осуществлялась на основе табличного процессора «Excel», STATISTICA 6.0.

исследования явилось Опытно-экспериментальной базой государственное специализированное казенное учреждение Астраханской области социально-реабилитационный центр для «Областной несовершеннолетних «Исток».

Исследование проводилось в 2007-2013 г. и включало три этапа:

Первый этап (2007-2009 г.) – Теоретический анализ и оценка современного состояния проблемы адаптации девиантных подростков к деятельности. Определение исходных параметров исследования: цели, объекта, предмета исследования. Формулировка рабочей гипотезы исследования. Основными результатами данного этапа стали уточнение сущности дезадаптации девиантных подростков, выявление особенностей формирования девиантного поведения, анализ и выявление общих закономерностей социальной ситуации развития девиантного подростка.

Второй этап (2009–2011 г.) – Проведение формирующего эксперимента и анализ его результатов. В этот период была теоретически и практически обоснована модель адаптации девиантных подростков к деятельности, выявлена совокупность психологических условий, обеспечивающая успешность процесса адаптации к деятельности;

определены формы, методы и средства работы с девиантными подростками. Разработана программа социальной адаптации девиантных подростков к профессиональной деятельности. А также определены критерии, уровни и показатели дезадаптации девиантных подростков. Основными результатами данного этапа стали модель и программа социальной адаптации девиантных подростков к профессиональной деятельности.

Третий этап (2011-2013г.) Проведение констатирующего эксперимента.

Анализ, обобщение и систематизация результатов исследования. Основными результатами данного этапа стали данные констатирующего эксперимента, которые подтвердили верность исходных положений и гипотезу исследования.

На данном этапе была оформлена диссертация и опубликованы результаты исследования.

исследования Достоверность и обоснованность результатов обусловлена его теоретико-методологической основой, комплексностью, применением надёжных и апробированных методов, репрезентативностью выборки, разнообразием взаимодополняющих методик, процедур и приёмов, проверкой на практике, а также применением математических методов обработки и анализа результатов с помощью автоматизированных статистических пакетов. Многолетней опытно-экспериментальной работой и лонгитюдными исследованиями, подтверждающими основные выводы научного исследования.

Научная новизна результатов исследования заключается в том, что:

дополнены научные представления об особенностях процесса адаптации девиантных подростков к профессиональной деятельности, состоящие в разработке форм, методов и средств работы, основанных на формировании внутреннего локус-контроля, что позволяет развивать внутренние адаптационные ресурсы, которые отличаются большей устойчивостью, чем традиционные внешние средства адаптации;

определена, научно обоснована и описана система критериев аксиологический, мотивационно-поведенческий, (когнитивный, деятельностно-регулятивный), позволяющих определить уровень дезадаптации девиантных подростков и разработать индивидуальную траекторию адаптации девиантного подростка к профессиональной деятельности, опираясь на его внутренние психологические ресурсы;

выявлены общие закономерности дезадаптации девиантных подростков, такие как внутренний конфликт между притязаниями и возможностью их удовлетворения, низкая эффективность функционирования блока личностно-средовых ресурсов слабосформированная Я-концепция, неразвитость (негативная, восприятия социальной поддержки, эмпатии, аффилиации, интернального локуса контроля, относительно высокая чувствительность к отвержению);

выявлена совокупность психологических условий адаптации девиантного подростка к профессиональной деятельности, включающая в себя реализацию научно-обоснованного комплекса методов, форм и средств.

разработана программа психокоррекционой работы по адаптации девиантных подростков к профессиональной деятельности, важной особенностью которой является опора на внутренние ресурсы личности и развитие их до уровня, позволяющего девиантному подростку посредством деятельности обрести внутренние силы для достижения успеха в социуме.

научных результатов исследования.

Теоретическая значимость Результаты исследования дополняют имеющиеся в психологической науке представления об адаптации девиантных подростков к профессиональной деятельности. Значительно уточняют представления о ее сущности и связи с уровнем сформированности внутренней Я-концепции, развитием эмпатии, аффилиации, интернального локус-контроля, социальной перцепцией.

Полученные в результате исследования научные данные о связи дезадаптации и девиантного поведения подростка с основными структурными компонентами личности позволяют углубить теоретические представления о становлении личности.

Данные о способах, формах и методах адаптации девиантного подростка к профессиональной деятельности дополнены новыми научными представлениями об особенностях адаптационного процесса. Разработанная модель адаптации девиантных подростков к профессиональной деятельности служит основой для дальнейшего теоретического осмысления проблемы адаптации девиантных подростков.

Практическая ценность научных результатов исследования состоит в том, что уточнено содержание сущности и структуры дезадаптации девиантного подростка, ее теоретическое осмысление позволяет на практическом уровне решать проблему отбора форм, методов и средств, адекватных теоретически обоснованной и экспериментально проверенной модели процесса адаптации девиантных подростков к профессиональной деятельности. Разработанная и экспериментально апробированная программа психокоррекционной работы, которая может применяться для адаптации к профессиональной деятельности подростков с более сложными формами отклонения в поведении (делинквентное поведение), что открывает возможности для широкого использования программы психокорекционной работы в практике взаимодействия с любыми группами подростков.

Применение в практической деятельности школ, социально реабилитационных центров и центров дополнительного образования предложенной в диссертационном исследовании программы позволит повысить уровень адаптивности подростков и тем самым будет способствовать снижению различных форм отклонения в их поведении.

Положения, выносимые на защиту:

Процесс успешной адаптации девиантных подростков к 1.

профессиональной деятельности зависит от множества внутренних и внешних условий. К внешним условиям, обеспечивающим успешность данного процесса, относится психологическая поддержка и психологическая помощь девиантному подростку в его профессиональном становлении, создание ситуации успеха в процессе адаптации к профессиональной деятельности. К внутренним факторам относятся: формирование положительной Я-концепции, благоприятной социальной перцепции, интернального локус-контроля, развитие эмпатии. Успешность процесса адаптации обеспечивается совокупностью психологических условий.

2. Успешная реализация психологического сопровождения подростков, склонных к девиантному поведению, определяется посредством создания психолого-педагогических условий:

опора на технологию педагогической помощи и педагогической поддержки, технология «воспитания успехом»;

выход на оптимальную цель – зрелость, как критерий развития подростка;

стимулирование подростка к самоприсвоению ценностей культуры, к трудовому самовоспитанию, как необходимому условию и стартовому основанию для более компетентных поисков гуманных способов изменения своей нравственной сферы жизнедеятельности.

3. Критериями и показателями успешности процесса адаптации девиантного подростка к профессиональной деятельности выступают:

осознание норм, правил и требований, предъявляемых к личности в процессе профессиональной деятельности;

сформированность образа профессиональной деятельности и личности профессионала как эталонов для осознания своих качеств;

самооценивание подростком сторон своей личности – понимание себя, эмоциональное отношение и оценивание себя, оценивание своих качеств;

наличие профессионального содержания в образе «Я»;

мотивы, побуждающие к самопознанию и саморазвитию;

личностный смысл профессиональной деятельности;

трудовая направленность;

проявление активности в деятельности, умение решать поставленные задачи.

4. На защиту выносится также разработанная и апробированная программа психолого-педагогического сопровождения процесса адаптации девиантных подростков к профессиональной деятельности. В процессе психолого-педагогического сопровождения происходит развитие психологических особенностей, связанных с развитием осознанного управления самоактуализацией (восприятие целостности жизненного пространства, постановка жизненных целей, гибкость в поведении и общении, осознание чувств, сензитивность и др.) и перестройкой смысложизненных ориентаций (наличие жизненных целей и временной перспективы, насыщенность и интерес к жизни, потребность в самореализации, стремление к управлению собственной жизнью, осмысленность жизни).

Апробация результатов исследования. Результаты исследования обсуждались на конференциях, заседаниях кафедры общей психологии и психологии развития Астраханского государственного университета, научно-практических семинарах. Материалы диссертации опубликованы в научных, научно-методических изданиях. Основные положения исследования опубликованы в 12 работах автора, в том числе в научных статьях, 3 из которых опубликованы в изданиях, включенных в список ВАК РФ.

Внедрение результатов исследования осуществлялось в процессе профессиональной деятельности автора в «Учебно-производственной мастерской «Ориентир»», реабилитационно-кризисном отделении помощи детям, пострадавшим от насилия «Парусник», в отделении временного пребывания и перевозки государственного специализированного казенного учреждения Астраханской области социально «Областной реабилитационный центр для несовершеннолетних «Исток».

Материалы исследования использовались в лекционных занятиях для психологов и педагогов образовательных учреждений на базе Астраханского института повышения квалификации и переподготовки.

Разработанная программа коррекционных занятий для девиантных подростков используется в практической деятельности педагогов психологов социально-реабилитационных центров для несовершеннолетних» Астраханской области.

Структура диссертации. Исследование состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы, включающего 232 источника, и приложений.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОБЛЕМЫ АДАПТАЦИИ ДЕВИАНТНЫХ ПОДРОСТКОВ К ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 1.1 Проблема адаптации и дезадаптации девиантных подростков к профессиональной деятельности в исследованиях отечественных и зарубежных психологов Проблема изучения процесса адаптации подростков к той или иной деятельности, в том числе и профессиональной, находится в центре широкого круга психолого-педагогических исследований. Анализ научной литературы показал, что понятие сложное, «адаптация» – многокомпонентное, междисциплинарное понятие, определяемое в психологии с помощью множества различных дефиниций. Описания содержания этого понятия отличаются по объему, составу, семантической и логической структуре.

Адаптация – предпосылка активной деятельности и непрерывное условие её эффективности. Адаптация (от лат. adapto – приспособляю) – «приспособление строения и функций организма, его органов и клеток к условиям среды» с. Понятие адаптация заимствовано [141, 47].

гуманитарными дисциплинами из естественных наук, в частности из биологии, где оно употреблялось при изучении взаимодействия живых организмов с окружающей средой. Результатом процесса биологической адаптации считались полезные изменения организма, возникающие путем реакции на действия среды. Впоследствии процессы адаптации изучались в психологии, находили свое отражение в педагогике, теории управления и других гуманитарных областях знания.

Проблемы адаптации разрабатывались в теории швейцарского психолога Ж. Пиаже. Он понимал процесс развития как взаимосвязь ассимиляции и аккомодации. С точки зрения Ж. Пиаже, развитие когнитивных процессов представляет собой результат постоянных попыток индивида адаптироваться к изменениям окружающей среды, выводящим его из равновесия, и тем самым компенсировать эти изменения. При ассимиляции организм накладывает на среду свои схемы поведения, при аккомодации перестраивает эти схемы соответственно особенностям среды.

Идея целостного образа реальности, адаптации поведения к условиям среды через «сдвиг в образном поле» (М. Вертгеймер, К. Коффка, В. Келер), переход к новой образной структуре, положила начало исследованию новых приспособительных процессов. Первичным является понимание, возможность психической системы переструктуировать первоначальный «гельштат», вторичным – приспособление в поведении.

З. Фрейд, А. Адлер, Э. Фромм предложили в качестве объяснительного принципа дезадаптации инстинкты и влечения как мощное мотивационное начало, прорывающееся через сознание. Чувство тревожности, обусловленное давлением со стороны бессознательного (З. Фрейд), «чувство неполноценности» (А. Адлер), «базальная тревога» (К. Хорни), «страх свободы» (Э. Фромм) приводят к появлению защитных механизмов, сверхкомпенсаций, невротическим срывам человека в попытке примирить свои импульсы с требованиями социального окружения, укрепить свое «Я»

перед враждебным и непринимающим миром, социальным окружением. Эти способы, являясь адаптивными по своей природе, ведут к дезадаптивному существованию человека, так как формируют «невротическое реагирование», отвлекают психические силы от творческого строительства личности.

Согласно гуманистической концепции (К. Роджерс, А. Маслоу, Г.

Олпорт), процесс социальной адаптации человека состоит в уменьшении той составляющей которая проявляется в стремлении получить «Я», положительное отношение со стороны социума. Процесс адаптации как одно из условий формирования реального «Я» под воздействием мнений значимых других нередко формирует дисконгруэнтность между мыслями, чувствами, поведением и реальным «Я» человека.

В социальной психологии состояние адаптации понимают как готовность к выполнению различных социальных ролей (Дж. Мид, Т.

Шибутани, Дж. Тернер, Т. Тард и др.), устойчивость социальных связей.

В коллективной монографии «Адаптация и здоровье» произведен анализ понятия адаптации, которому «может придаваться несколько значений в зависимости от рассматриваемого аспекта:

а) адаптация используется для обозначения процесса, при котором организм приспосабливается к среде;

б) адаптация используется для обозначения отношения равновесия (относительной гармонии), которое устанавливается между организмом и средой;

в) под адаптацией понимается результат приспособительного процесса;

г) адаптация связывается с какой-то определенной «целью», к которой «стремится» организм» [75, с. 24].

Т.Ю. Волгина в своем исследовании приходит к выводу, что общими во всех определениях понятия «адаптация» являются четыре момента:

- процесс адаптации всегда предполагает взаимодействие двух систем;

- взаимодействие разворачивается в особых условиях – условиях дисбаланса, несогласованности между системами;

- основной целью такого взаимодействия является определенная координация между системами;

- под достижением цели предполагаются определенные изменения во взаимодействующих системах [45, с.17].

С.А. Шапкин и Л.Г. Дикая выделяют три основных направления прикладных исследований феноменологии адаптации [190, с.23].

Первое направление: медико-биологические и клинико-психологические исследования Ю.А. Александровского, Р.М. Баевского;

Ф.В. Березина, И.А.

Воложина [8,17, 29] рассматривают адаптацию в аспекте устойчивости организма к стрессогенным стимулам и воздействиям.

Второе направление представлено психофизиологическими исследованиями реакций отдельных систем организма на неблагоприятные средовые воздействия и различного рода нагрузки. В рамках этого направления Л.М.

Аболиным, М.В. Антроповой, Ю.В. Бушовым, Н.Н. Василевским, В.П.

Казаначеевым, С.П. Казначеевым, В.И. Лебедевым, Ф.Е. Меерсоном и Ф.З.

Меерсоном [14, с.30] адаптация изучается в аспекте индивидуального приспособления к изменяющимся условиям внешней среды.

Третье направление: представлено комплексным подходом к изучению психических и функциональных состояний человека в процессе выполняемой деятельности. Если первые два направления ориентированы преимущественно на сбор феноменологических данных о влиянии различных по характеру и силе внешних воздействий на организм, то в рамках третьего подхода психологами Н.Н. Даниловой, В.И. Медведевым, А.А. Налчаждян, М.В. Ромом, С.А. Шапкиным, И.С. Якиманской решается теоретическая задача определения основных закономерностей и механизмов индивидуальной адаптации.

На наш взгляд, необходимо отдельно выделить психолого педагогическое направление в исследовании процессов адаптации. В рамках данного направления А.Г. Хрибковой, Е.М. Александровской, М.В.

Антороповой, А.И. Баркан, Г.Н. Сердюковой и С.М. Громбах адаптация уже рассматривается в аспекте освоения учебной деятельности и относительного соответствия социально-психологического и психофизиологического статуса индивида требованиям учебной среды [53, с 114].

Адаптация может рассматриваться как процесс и как результат этого процесса. Анализ научной литературы позволяет определить взаимоотношение понятий «адаптация», «адаптированность», «дезадаптация». Самое широкое понятие – «адаптация». Если адаптация рассматривается как результат, то синонимичными этому понятию становятся категории «адаптированность» и «успешная адаптация».

Структурный анализ адаптационных явлений позволяет выделить в качестве обязательных следующие компоненты:

1) организм;

2) среду;

3) взаимоотношение и взаимодействие указанных двух компонентов.

Ф.Б. Березин выделяет три группы факторов, активизирующих адаптационные механизмы:

1) резкое изменение условий среды;

2) существенная трансформация потребностей и целей индивидуума;

3) дефицит физических или психических ресурсов, обеспечивающих возможность удовлетворения значимых потребностей субъекта.

Подчеркивая субъективную значимость ситуации для участника адаптационного процесса, С.М. Громбах выделяет три условия отнесения реакций организма к адаптационным:

1) Внешние воздействия являются для организма необычными, новыми и создают несоответствие внешней среды свойствам организма в данный момент;

2) Ответная перестройка организма происходит в результате более или менее длительного или многократного воздействия, оставляющего след в тех функциональных системах, которые играют главную роль в осуществлении реакции на данное воздействие;

3) Возникающая в организме перестройка биологически целесообразна.

«Целесообразность» определяется степенью напряжения организма и величиной израсходованных функциональных резервов – так называемой «ценой адаптации» [4, 18, 57, 62, 190]. Индивид «расплачивается» за возможность приспособления к новой ситуации ценой физиологического, психофизиологического и психологического напряжения, ведущего к истощению эндогенных и поведенческих ресурсов [100, 125]. В свою очередь, цена адаптации обусловлена действием субъективного фактора – психологической значимости ситуации для индивида [29].

Рассмотрение характера адаптационных процессов сквозь призму субъективного восприятия индивида и его интерпретации происходящего лишает внешние раздражители объективности признаков стрессогенности, поскольку, как отметил Л.М. Аболин, любые условия и средовые требования можно считать стрессогенными, если они не соответствуют физиологическим, психофизиологическим и психологическим возможностям человека [2, с.143]. В рассматриваемом аспекте приспособительные действия индивида всегда обладают относительной целесообразностью – сформированные в конкретной ситуации адаптивные действия и оптимальные для нее могут приобрести дезадаптивное значение в другой ситуации.

В современных подходах социально-психологическая адаптация понимается как процесс активного приспособления индивида к условиям окружающей среды и результат этого процесса или уравновешивание социальной действительности или социального в человеке.

Социальная адаптация – (от лат. adapto – приспособляю и socialis – общественный) рассматривается, как «1) постоянный процесс активного приспособления индивида к условиям социальной среды;

2) результат этого процесса. От целей и ценностных ориентаций индивида, возможностей их достижения в социальной среде зависит соотношение этих компонентов, определяющих характер поведения человека. Несмотря на непрерывный характер адаптации, ее обычно связывают с периодами кардинальной смены деятельности индивида и его социального окружения. Социальная адаптация – один из методов социализации личности. Эффективность социальной адаптации в значительной мере зависит от того, насколько адекватно индивид воспринимает себя и свои социальные связи» [141, с. 47].

Таким образом, адаптация в большинстве научных исследований рассматривается как процесс приспособления личности к социальной среде и ее требованиям. Но, так как предметом данного диссертационного исследования является адаптация девиантных подростков к профессиональной деятельности, считаем необходимым рассмотреть понятие, причины и факторы, ведущие к дезадаптации подростков. Перед психологической наукой до сих пор стоит неразрешимая дилемма: что первично – дезадаптация и следующее за ней девиантное поведение, или девиантное поведение ведет за собой дезадаптацию. В любом случае эти два процесса диалектически взаимосвязаны.

На протяжении многих лет в отечественной психологической литературе используется термин «дезадаптация». В западной литературе в сходном контексте встречается термин «дизадаптации» (через «и»). Отличие заключается в том, что латинская приставка de или французская des означает прежде всего исчезновение, уничтожение, полное отсутствие и лишь во вторую очередь со значительно более редким употреблением – понижение, уменьшение. В то же время латинское dis – в главном своем смысле – означает нарушение, искажение, деформацию, но значительно реже – исчезновение. Если говорить о нарушении адаптации, то следует говорить именно о дизадаптации, так как полная утрата, исчезновение адаптации в применении к мыслящему существу может означать прекращение осмысленного существования вообще, пока это существо живо и в сознании, оно так или иначе адаптировано в среде;

весь вопрос в том, как и насколько эта адаптация соответствует его возможностям и тем требованиям, которые предъявляет окружающая среда.

Термин «дезадаптация» ранее всего возник в психиатрической литературе. Он получил свою интерпретацию в рамках концепции предболезни. Дезадаптация рассматривается здесь как промежуточное состояние здоровья человека в общем спектре состояний от нормы до патологии. Таким образом, можно сделать вывод, что подростковая дезадаптация проявляется в затруднениях в усвоении социальных ролей, учебных программ, норм и требований социальных институтов (семьи, школы и т.д.), выполняющих функции социальных институтов. С.А.

Беличева выделяет в зависимости от природы и характера дезадаптации:

патогенную, психосоциальную и социальную дезадаптацию, которые могут быть представлены как отдельно, так и в сложном сочетании [25, с. 8].

Патогенная дезадаптация вызвана отклонениями, патологиями психического развития и нервно-психическими заболеваниями, в основе которых лежат функционально-органические поражения центральной нервной системы. По степени и глубине своего проявления патогенная дезадаптация может носить устойчивый, хронический характер (психозы, психопатии, органические поражения головного мозга, отставания в умственном развитии, дефекты анализаторов, в основе которых – серьезные органические повреждения). Выделяют также так называемую психогенную дезадаптацию (фобии, навязчивые дурные привычки, энурез и т.д.), которая может быть вызвана неблагоприятной социальной, школьной, семейной ситуацией. По оценкам специалистов, 15-20% детей школьного возраста страдают теми или иными формами психогенной дезадаптации и нуждаются в комплексной медико-педагогической помощи (В.Е. Каган). В общей сложности, по данным исследований А.И. Захарова, до 42% детей дошкольного возраста, посещающих детские сады, страдают теми или иными психосоматическими проблемами и нуждаются в помощи врачей-педиатров, психоневрологов и психотерапевтов. Отсутствие своевременной помощи приводит к более глубоким и серьезным формам социальной дезадаптации, к закреплению устойчивых психопатических и патопсихологических проявлений.

Психосоциальная дезадаптация связана с половозрастными и индивидуально-психологическими особенностями подростка, которые обусловливают их определенную нестандартность, трудновоспитуемость, требующую индивидуального педагогического подхода и в отдельных случаях специальных психолого-педагогических коррекционных программ.

По своей природе и характеру различные формы психосоциальной дезадаптации могут делиться на устойчивые и временные.

К устойчивым формам психосоциальной дезадаптации можно отнести акцентуации характера, определяющиеся как крайнее проявление нормы, за которыми начинаются психопатические проявления. Акцентуации выражаются в заметном специфическом своеобразии характера ребенка, подростка (акцентуации по гипертимному, сензитивному, шизоидному, эпилептоидному и другим типам), требуют индивидуально-педагогического подхода в семье, школе.

К устойчивым формам психосоциальной дезадаптации, требующим специальных психолого-педагогических коррекционных программ можно отнести также различные неблагоприятные и индивидуально психологические особенности эмоционально-волевой, мотивационно познавательной сферы, включая такие дефекты, как снижение эмпатийности, индифферентность интересов, низкая познавательная активность, резкий контраст в сфере познавательной активности и мотивации вербального (логического) и невербального (образного) интеллекта, дефекты волевой сферы податливость чужому влиянию, импульсивность, (безволие, расторможенность, неоправданное упрямство и т.д.).

Определенную трудновоспитуемость представляют и так называемые учащиеся, опережающие сверстников в своем «неудобные»

интеллектуальном развитии, что может сопровождаться такими чертами, как несдержанность, эгоизм, зазнайство, пренебрежительное отношение к старшим и сверстникам. Нередко сами учителя занимают неверную позицию по отношению к таким детям, обостряя взаимоотношения с ними и вызывая ненужные конфликты. Эта категория трудновоспитуемых редко проявляет себя в асоциальных поступках, и все проблемы, возникающие с «неудобными» учащимися, должны решаться, как правило, за счет индивидуально дифференцированного подхода в условиях школьного и семейного воспитания.

К временным неустойчивым формам психосоциальной дезадаптации можно прежде всего отнести психофизиологические половозрастные особенности отдельных кризисных периодов развития подростка.

Временную психосоциальную дезадаптацию могут вызвать отдельные психические состояния, спровоцированные различными психотравмирующими обстоятельствами с родителями, (конфликт товарищами, учителями, неконтролируемое эмоциональное состояние, вызванное первой юношеской влюбленностью, переживание супружеских разладов в родительских отношениях и т.д.). Все эти состояния требуют тактичного, понимающего отношения педагогов и психологической поддержки со стороны практических психологов.

Социальная дезадаптация проявляется в нарушении норм морали и права, в асоциальных формах поведения и деформации системы внутренней регуляции, референтных и ценностных ориентации, социальных установок.

При социальной дезадаптации речь идет о нарушении процесса социального развития, социализации индивида, когда имеет место нарушение как функциональной, так и содержательной стороны социализации. При этом нарушения социализации могут быть вызваны: прямыми 1) десоциализирующими влияниями, когда ближайшее окружение демонстрирует образцы асоциального, антиобщественного поведения, взглядов, установок, выступая в качестве института десоциализации, 2) косвенными десоциализирующими влияниями, когда имеет место снижение референтной значимости ведущих институтов социализации, которыми для учащегося, в частности, являются семья, школа.

Социальная дезадаптация – процесс обратимый. Для предупреждения отклонений в психосоциальном развитии детей и подростков, входит организация процесса ресоциализации и социальной реабилитации дезадаптированных несовершеннолетних. Ресоциализация – организованный социально-педагогический процесс восстановления социального статуса, утраченных либо несформированных социальных навыков дезадаптированных подростков, переориентация их социальных установок и референтных ориентаций за счет включения в новые позитивно ориентированные отношения и виды деятельности педагогически организованной среды. Процесс ресоциализации, может быть затруднен тем, что социальная дезадаптация далеко не всегда представлена в «чистом виде».

Чаще встречаются довольно сложные сочетания различных форм социальной, психической и патогенной дезадаптации.

Социальная дезадаптация – это процесс утраты социально значимых качеств, препятствующих успешному приспособлению индивида к условиям социальной среды. Социальная дезадаптация проявляется в широком перечне отклонений в поведении подростка: дромомания (бродяжничество), ранняя алкоголизация, токсикомания и наркомания, венерические заболевания, противоправные действия, нарушения морали. Подростки переживают болезненное взросление – разрыв между взрослым и детским периодом – создается некая пустота, которую надо чем-то заполнить. Социальная дезадаптация в подростковом возрасте ведет к формированию людей малообразованных, не имеющих навыков трудиться, создавать семью, быть хорошими родителями. Они легко переходят границу моральных и правовых норм. Соответственно, социальная дезадаптация проявляется в асоциальных формах поведения и деформации системы внутренней регуляции, референтных и ценностных ориентаций, социальных установок и ведет к формированию девиантного поведения. Актуальность проблемы дезадаптации подростков связана с резким увеличением девиантного поведения в этой возрастной группе. Социальная дезадаптация имеет биологические, личностно-психологические и психопатологические корни, тесно связана с явлениями семейной и школьной дезадаптации, являясь ее следствием.

Каждый вид адаптации, в том числе трудовой (профессиональной), по мнению И.А. Милославовой, включает две стороны, предметную и социально-психологическую. Предметная сторона отражает отношения в подсистеме «человек - орудие труда», а социально-психологическая отношения в подсистеме «человек - человек» и «человек - коллектив».

Социально-психологическая адаптация подразумевает приспособленность к социально-психологической атмосфере нового коллектива.

В работах К.М. Астахова, И.Д. Калайкова, Е.В. Снесарева и др.

трудовая (профессиональная, производственная) адаптация рассматривается как процесс полного и успешного овладения новой профессией, привыкание, приспособление к содержанию и характеру труда, требованиям организационной структуры, принятие свода своих прав и обязанностей на новом рабочем месте.

Иными словами, относительно темы нашего исследования, адаптация к профессиональной деятельности (трудовая адаптация) - это процесс наполнения теоретических форм практическим опытом, утилизация полученных знаний о профессиональной деятельности, формирование общетрудовых умений и навыков, планирование собственного профессионального развития: анализ, пересмотр и коррекция карьеры, построение собственной профессиональной траектории, координат оценки себя.

Социальная дезадаптация – явление многогранное, в основе которого лежит не один, а множество факторов [17]. К числу таковых некоторые специалисты относят: индивидуальные;

психолого-педагогические факторы запущенность);

социально-психологические факторы;

(педагогическая личностные факторы;


социальные факторы.

Индивидуальные факторы действуют на уровне психобиологических предпосылок, затрудняющих социальную адаптацию индивида: тяжелые или хронические соматические заболевания, врожденные уродства, нарушения двигательной сферы, нарушения и снижение функций сенсорных систем, несформированность высших психических функций. Резедуально органические поражения ЦНС с церебрастенией, снижением волевой активности, целенаправленности, продуктивности познавательных процессов, синдромом двигательной расторможенности, патологические черты характера, патологический протекающий пубертат, невротические реакции и неврозы, эндогенные психические заболевания. Природа преступности и делинквентности рассматривается наряду с формами отклоняющегося поведения, такими как неврозы, психоастении, состояние навязчивости, сексуальные расстройства. Одним из проявлений индивидуального фактора социальной дезадаптации является возникновение и существование психосоматических расстройств у дезадаптированных подростков. В основе формирования психосоматической дезадаптации человека лежит нарушение функции всей системы адаптации. Значительное место в формировании механизмов функционирования личности принадлежит процессам адаптации к условиям окружающей среды, в частности, к ее социальному компоненту.

Психолого-педагогические факторы (педагогическая запущенность) проявляются в дефектах школьного и семейного воспитания. Они выражаются в отсутствии индивидуального подхода к подростку на уроке, неадекватности предпринимаемых педагогами воспитательных мер, несправедливом, грубом, оскорбительном отношении учителя, занижении оценок, отказе в своевременной помощи при обоснованном пропуске занятий, в непонимании душевного состояния учащегося. Сюда же относятся тяжелый эмоциональный климат в семье, алкоголизация родителей, настроенность семьи против школы, школьная дезадаптация старших братьев и сестер.

При педагогической запущенности, несмотря на отставания в учебе, пропуски уроков, конфликты с учителями и одноклассниками, у подростков не наблюдается резкой деформации ценностно-нормативных представлений.

Для них высокой остается ценность труда, они ориентированы на выбор и получение профессии (как правило, рабочей), небезразличным является общественное мнение окружающих, сохранены социально-значимые референтные связи. Подростки испытывают затруднения в саморегуляции не столько на когнитивном (познавательном), сколько на аффективном и волевом уровне. То есть различные поступки и асоциальные проявления у них связаны не столько с незнанием, непониманием или неприятием общепринятых социальных норм, сколько с неспособностью тормозить себя, свои аффективные вспышки или противостоять влиянию окружающих.

Педагогически запущенные подростки при соответствующей психолого педагогической поддержке могут быть реабилитированы уже в условиях учебно-воспитательного процесса, где ключевыми факторами могут стать «авансирование доверием»;

опора на полезные интересы, которые в основном связаны с будущими профессиональными планами и намерениями;

также перестройки на более эмоционально теплые отношения дезадаптивных подростков с педагогами и сверстниками [6].

От учета психологических особенностей девиантных подростков в процессе их профессионального обучения зависит, станет ли профессиональная деятельность только необходимой обязанностью или превратится в средство удовлетворения потребностей, в средство овладения и расширения социального опыта подростка, принятия и признания его обществом и значимыми другими, в средство развития и формирования его активной жизненной позиции.

1.2. Дезадаптация как основная причина девиантного поведения подростков Известно, что свыше одного миллиона подростков бродяжничает.

Число детей-сирот превысило пятьсот тысяч, 40% детей подвергается насилию в семьях, столько же испытывают насилие в школах, смертность подростков от суицида возросла на 60%. Противоправное поведение подростков растет в два раза быстрее, чем среди взрослых. 95% дезадаптированных подростков имеют психические отклонения [29]. Лишь 10% нуждающихся в психокорреционной помощи могут ее получить. При исследовании подростков 13-14 лет, родители которых обращались за психиатрической помощью, определялись личностные свойства несовершеннолетних, социальные условия их воспитания, роль биологического фактора (раннего резидуально-органического поражения центральной нервной системы), влияние ранней психической депривации в формировании социальной дезадаптации. Имеются наблюдения, согласно которым семейная депривация оказывает решающее значение на формирование личности ребенка в дошкольном возрасте, проявляясь в виде патохарактерологических реакций с признаками активного и пассивного протеста, детской агрессивности.

Личностные факторы, которые проявляются в активном избирательном отношении индивида к предпочитаемой среде общения, к нормам и ценностям своего окружения, к педагогическим воздействиям семьи, школы, общественности, в личных ценностных ориентациях и личной способности к саморегулированию своего поведения. Ценностно-нормативные представления, то есть представления о правовых, этических нормах и ценностях, выполняющих функции внутренних поведенческих регуляторов, включают когнитивные (знания), аффективные (отношения) и волевые поведенческие компоненты. При этом асоциальное и противоправное поведение индивида может быть обусловлено дефектами системы внутренней регуляции на любом – когнитивном, эмоционально-волевом, поведенческом – уровне. В возрасте 14-15 лет поведенческие расстройства становятся доминирующими, появляется склонность к группированию с асоциальными подростками более старшего возраста с криминальным поведением. Поводом для обращения родителей к психиатру были нарушения поведения, школьная и социальная дезадаптация, явления токсикомании. Токсикомания подростков имеет неблагоприятный прогноз, и через месяцев после ее начала резко возрастают признаки 6- психоорганического синдрома с интеллектуально-мнестическими расстройствами, стойкими нарушениями настроения в виде дисфорий и бездумной эйфории с усилением делинквентности. Расширение возможностей для занятий разнообразным производительным трудом, ранняя профессиональная ориентация благоприятно сказывается на воспитании педагогически запущенных, трудновоспитуемых подростков. Труд – реальная сфера приложения девиантного подростка, в которой он способен поднять свой авторитет среди одноклассников, преодолеть свою изоляцию и неудовлетворенность. Развитие этих качеств и опора на них позволяют предупреждать отчуждения и социальную дезадаптацию трудновоспитуемых в школьных коллективах, компенсировать неуспехи в учебной деятельности [5].

Социальные факторы: неблагоприятные материально-бытовые условия жизни, обусловленные социальными и социально-экономическими условиями общества. Проблемы подростков всегда были актуальны, но никогда не стояли так остро, как в настоящее время в условиях нестабильной социальной и политической ситуации, неразрешенного экономического кризиса, ослабления роли семьи, девальвации морально-нравственных норм, резко противоположных форм материального обеспечения. Отмечается недоступность подросткам многих форм обучения, сокращение числа учебных заведений, мест отдыха для подростков. Социальная запущенность по сравнению с педагогической характеризуется прежде всего низким уровнем развития профессиональных намерений и ориентаций, полезных интересов, знаний, навыков, еще более активным сопротивлением педагогическим требованиям и требованиям коллектива, нежеланием считаться с нормами коллективной жизни. Отчуждение социально запущенных подростков от таких важнейших институтов социализации, как семья и школа, приводит к затруднениям в профессиональном самоопределении, заметно снижает их способность к усвоению ценностно нормативных представлений, норм морали и права, способность оценивать себя и других с этих позиций, руководствоваться общепринятыми нормами в своем поведении.

Если проблемы подростка не решаются, то они углубляются, приобретают комплексность, такой несовершеннолетний имеет несколько форм проявления дезадаптиции. Именно такие подростки составляют особо тяжелую группу социально-дезадаптированных. Немалую значимость в объяснении причин и характера социальной дезадаптации играет система самооценок и ожидаемых оценок индивида – то, что относится к основным механизмам саморегуляции поведения подростков и отклоняющегося поведения в первую очередь.

Средовая дезадаптация: по мере взросления ребенок должен прожить определенные этапы эмоциональных отношений с матерью, отцом, окружающими людьми. Если этого не происходит, у подростка появляется задержка развития эмоциональной сферы, создающая предпосылки к правонарушениям. Пытаясь выйти из-под взрослой опеки, подросток ищет ту временную нишу, в которой он мог бы ощущать свободу своего взрослеющего «Я», и находит ее в сфере досуга. Шопенгауэр называл досуг венцом человеческого существования, так как именно он делает человека обладателем своего В жизни подростка досуг приобретает «Я».

приоритетный характер. Это время несовершеннолетние стремятся проводить вне дома в компании сверстников. Основным местом времяпрепровождения становятся двор, «своя улица», «свое» место в парке.

Общение со сверстниками приобретает характер канала информации о вещах, которые не сообщают взрослые (взаимоотношения полов, секс, различные сведения о подростковой субкультуре). Родители оказывают влияние на круг внешкольного общения своих подростков, стремясь оградить от нежелательных с их точки зрения контактов, что приводит к появлению так называемых «изолированных» подростков. Поведение подростков в первую очередь обусловлено влиянием внешней социальной среды (в особенности микросреды: семья, обстановка в классе, школе, отношения с остальными членами этой среды), а также индивидуальными особенностями личности подростка, от которых зависит реагирование на различные «жизненные неудачи».


Адаптация социальная постоянный процесс активного, – приспособления к условиям социальной среды, а также результат этого процесса. Социальная адаптация идет непрерывно. Основные типы адаптационного процесса:

1. Активный – характеризуется преобладанием активного воздействия на социальную среду.

2. Пассивный – определяется пассивным конформным принятием целей и ценностных ориентаций группы.

Важный аспект социальной адаптации – принятие индивидом социальной роли. Эффективность адаптации существенно зависит от того, насколько адекватно индивид воспринимает себя и свои социальные связи:

искаженное или недостаточно развитое представление о себе ведет к нарушениям адаптации. Нарушение адаптации провоцирует невротические, психосоматические расстройства, алкоголизм, наркоманию и прочее.

Неадаптивность может выступать и как дезадаптивность – в случае постоянной неупешности попыток реализовать цель. Это может свидетельствовать о незрелости личности, невротических отклонениях, дисгармонии в сфере принятия решений или быть следствием экстремальной ситуации [42].

Социальная среда – социальная зона ближайшего действия человека:

сложная и неоднозначная система условий развития личности как противостоящая ей, так и изменяемая действиями и поступками человека. В понятие социальной среды включают непосредственное окружение личности, совокупность различных микро-) условий ее (макро-, жизнедеятельности, атмосферу ее социального бытия, межличностные отношения и контакты с другими людьми;

реальную действительность, в условиях которой происходит развитие личности.

Неблагоприятные воздействия среды могут иметь как прямой, так и косвенный десоциализирующий характер. В одном случае они могут быть представлены образцами антисоциального поведения или взглядов, в другом – проявляться в наличии неблагоприятных социально-психологических условий, затрудняющих усвоение социальных норм и ценностей позитивно ориентированной среды. Исследователи личности трудных подростков, изучающие ее разные стороны: направленность, асоциальные установки, эмоционально-волевую сферу, приходят к выводу о приобретенном характере вышеназванных дефектов внутренней регулятивной системы их социального поведения. Подобные дефекты возникают в результате неблагоприятного влияния среды и неумелого воспитания. Негативные социальные влияния, играющие десоциализирующую роль, либо непосредственно исходят из среды, от ближайшего окружения индивида, либо являются следствием нарушения действия механизмов социализации.

Отрицательное влияние, испытываемое индивидом со стороны ближайшего окружения, следует разделить на прямые и косвенные десоциализирующие влияния.

Прямые десоциализирующие влияния оказываются со стороны ближайшего окружения, которое прямо демонстрирует образцы асоциального поведения, антиобщественных ориентации и убеждений, когда действуют антиобщественные нормы и ценности, групповые предписания, внешние поведенческие регуляторы, направленные на формирование личности асоциального типа. В таких случаях мы имеем дело с так называемыми институтами десоциализации. В роли таких институтов могут выступать криминогенные неформальные подростковые группы, группы преступников, алкоголиков, лиц без определенных занятий и т.д. Эту же роль может играть и часть семей аморального либо асоциального типа, где пьянство, аморальный образ жизни, пьяные скандалы и дебоши родителей стали нормой повседневных отношений [5]. Однако процесс десоциализации далеко не всегда осуществляется в результате непосредственного воздействия прямых десоциализирующих влияний среды. У определенной части подростков, воспитывающихся во вполне благоприятной социальной среде, возникает социальная дезадаптация с асоциальными поведенческими проявлениями и деформацией системы внутренней регуляции. В данном случае имеют место эффекты косвенной десоциализации, проявляющие себя в отчуждении индивида от своих институтов социализации, в его невосприимчивости к нормам и ценностям ближайшего окружения, когда система внешней регуляции не усваивается индивидом, не становится внутренним законом.

Косвенные десоциализирующие влияния среды могут быть обусловлены разнообразными факторами социально-психологического, психолого-педагогического и психологического характера. Так, социально психологические факторы, приводящие к косвенной десоциализации, заключаются в отсутствии необходимых условий для реализации, «запуска»

ведущих механизмов и способов социализации, посредством которых происходит усвоение, «трансформация» системы внешней регуляции во внутреннюю, что характеризует не организованную должным образом воспитывающую среду. Таким образом, предупреждение десоциализации предполагает не только нейтрализацию прямых десоциализирующих влияний среды (аморальной семьи, асоциально ориентированной группы и т.д.), но и создание воспитывающей среды в коллективах школьных и внешкольных детских учреждений. Это позволит данным коллективам стать предпочитаемой средой общения с высокой референтной значимостью в глазах подростков и тем самым в полную меру выполнять свои функции ведущих институтов социализации.

Для каждой возрастной стадии социализации характерны свои ведущие институты, механизмы и способы. Для подростка ведущим механизмом социализации выступает референтная группа, способом социализации – референтно-значимая деятельность, то есть деятельность, на основе которой в условиях референтной группы сверстников происходит самоутверждение подростка. В свою очередь, референтой группой, как и референтно-значимой деятельностью, для подростка становится та предпочитаемая среда общения, где у него возникает возможность самоутверждаться, завоевать среди сверстников достаточно высокий авторитет, престиж. Подросток активно усваивает нравственные нормы и ценности в условиях группового общения.

Кодекс чести подростка представлен такими благородными качествами, как смелость, честность, верность в дружбе, однако при этом он часто не распространяется за рамки группового общения. Подросток понимает, что нужно вступиться за друга, проявлять уважение к матери, быть галантным со своей девушкой, но это не мешает ему совершать безнравственные поступки по отношению к другим людям. Здесь важно преодоление группового эгоизма, формирование представлений о морали, предполагающих уважение личности всех людей, независимо от их групповой принадлежности к общности «мы». Семья и школа оказывают косвенное десоциализирующее влияние, в результате которого дезадаптированные подростки перестают усваивать моральные ценности, культивируемые основными институтами социализации, и ориентируются на нормы и ценности неформальных криминогенных групп. Группы играют основную роль в формировании личности несовершеннолетних [5]. Неформальные, стихийно сплотившиеся подростковые группы весьма неоднородны как по степени, так и по способам вовлеченности в преступную деятельность. Это просоциальные группы с позитивной социальной ориентацией, состоящие из вполне благополучных подростков, объединенных общими досуговыми интересами, приятельскими, товарищескими отношениями, общим местожительством и т.д.

Такие просоциальные группы среди стихийно сложившихся подростковых компаний и объединений составляют большинство. В них подростков объединяет естественное стремление общения со сверстниками, стремление к коллективным формам отдыха, развлечений, что отнюдь не является предосудительным и не должно вызывать особого беспокойства органов профилактики. Для неформального общения подростков на основе досуговых интересов также необходимы определенные условия в виде клубов, парков, молодежных кафе, кинотеатров. Наконец, у подростков должны быть возможности собираться у себя дома, с вовлечением родителей, взрослых в обсуждение проблем, интересующих молодежь. Единство взрослых и подростков, возможность в условиях семьи, домашнего очага полноценно общаться с товарищами чрезвычайно необходимы для полноценного и нормального развития личности подростка, для развития его нормальных отношений со сверстниками.

Однако совсем иного подхода требуют асоциальные, криминогенные и преступные группы, которые должны в первую очередь попадать в поле зрения специальных органов профилактики. Опасность таит не подростковое общение и неформальные подростковые группы в целом, а лишь те, в которых происходит криминализация несовершеннолетних. Чтобы выяснить, что это за группы, остановимся на характеристике неформальных подростковых групп. По характеру социальной направленности И.С.

Полонский делит стихийные группы на три типа:

1) просоциальные или социально положительные;

2) асоциальные, стоящие в стороне от основных социальных проблем, замкнутые в системе узкогрупповых ценностей;

3) антисоциальные – социально отрицательные группы [95].

Причиной, порождающей такие замкнутые групповые объединения, нередко служит чрезмерная регламентация, бюрократизация школы, учреждений культуры, искусства, отсутствие подростково-юношеских досуговых центров и объединений по интересам, «запретительское»

отношение к молодежной моде. Особой группой стоят неформальные молодежные объединения, где интегрирующим, объединяющим стержнем является образ жизни, собственная мораль, духовные ценности, своеобразная субкультура, атрибутика, слэнг. Такие объединения и сообщества строятся на отрицании общепринятой морали, на противопоставлении ей групповой, часто весьма экстравагантной субкультуры. Особо стоит остановиться на характеристике асоциальных групп, в которых непосредственно происходит криминализация. Прежде всего, в этих группах собираются в основном девиантные подростки, находящиеся в изоляции в своих классных коллективах и, кроме того, воспитывающиеся в неблагополучных семьях.

А.И. Долгова считает, что группы это среда, «криминогенные – формирующая и стимулирующая мотивацию антиобщественного поведения»

[5, с. 23].

Среди неблагоприятных факторов семейного воспитания отмечают прежде всего такие, как неполная семья, аморальный образ жизни родителей, асоциальные антиобщественные взгляды и ориентации родителей, их низкий общеобразовательный уровень, педагогическая несостоятельность семьи, эмоционально-конфликтные отношения в семье. Можно выделить следующие факторы социального риска, отрицательно сказывающиеся на репродуктивных функциях семьи:

социально-экономические факторы (низкий материальный уровень • жизни семьи, плохие жилищные условия);

медико-санитарные факторы (экологически неблагоприятные условия, • хронические заболевания родителей и отягощенная наследственность, вредные производственные условия родителей и особенно матери, антисанитария и пренебрежение санитарно-гигиеническими нормами, неправильное репродуктивное поведение семьи и особенно матери);

социально-демографические факторы (неполная либо многодетная • семья, семьи с престарелыми родителями, семьи с повторными браками и сводными детьми);

социально-психологические факторы с деструктивными • (семьи эмоционально-конфликтными отношениями супругов, родителей и подростков, педагогической несостоятельностью родителей и их низким общеобразовательным уровнем, деформированными ценностными ориентациями);

криминальные факторы (алкоголизм, наркомания, аморальный и • паразитический образ жизни родителей, семейные дебоши, проявления жестокости и садизма, наличие судимых членов семьи, принадлежащих к субкультуре преступного мира).

Наличие того или иного фактора социального риска не означает обязательного возникновения социальных отклонений в поведении подростков, оно лишь указывает на большую степень вероятности этих отклонений. Особенно усиливается влияние социально-экономического фактора, когда низкий прожиточный уровень семьи выступает в сочетании с низким общекультурным и общеобразовательным уровнем родителей.

Иными словами, в семье, имеющей скромные доходы, но достаточно высокий уровень духовной культуры, значительно больше шансов воспитать нормального подростка, чем в семье, где присутствует высокий жизненный уровень, но имеет место низкая духовная культура и неблагоприятный психологический климат. Не случайно до 8-10% правонарушителей воспитываются в семьях, доход которых в два и более раза превышает средне-минимальный прожиточный уровень, и причины семейного неблагополучия кроются отнюдь не в низком уровне жизни [29. с. 67].

Среди функционально несостоятельных, не справляющихся с воспитанием подростков семей от 50 до составляют семьи, 60% характеризующиеся неблагоприятными социально-психологическими факторами, так называемые конфликтные семьи, где хронически обострены отношения супругов, и педагогически несостоятельные семьи с низкой психолого-педагогической культурой родителей, неправильным стилем детско-родительских отношений. Наблюдаются самые разнообразные неправильные стили детско-родительских отношений:

жестко-авторитарный, o педантично-подозрительный, o увещевательный, o непоследовательный, o отстраненно-равнодушный, o попустительско-снисходительный и др.

o Родители с социально-психологическими и психолого педагогическими проблемами осознают свои трудности, стремятся обращаться за помощью к педагогам, психологам, однако далеко не всегда без помощи специалиста способны справиться с ними, понять свои ошибки, особенности своего подростка, перестроить стиль отношений в семье, выйти из затянувшегося внутрисемейного, школьного или другого конфликта.

Существуют семьи с недееспособными по разным причинам родителями. Среди них значительное число, имеющее тенденцию к увеличению, семей с несовершеннолетними либо учащимися родителями, юными, не достигшими совершеннолетнего возраста одинокими матерями, родителями-инвалидами, хронически больными, нетрудоспособными людьми, которые нуждаются как в материальной, так и в социально психологической помощи и поддержке. Можно выделить семьи с так называемым прямым и косвенным десоциализирующим влиянием.

Семьи с прямым десоциализирующим влиянием демонстрируют асоциальное поведение и антиобщественные ориентации, выступая, таким образом, институтами десоциализации. К ним можно отнести криминально аморальные семьи, в которых преобладают криминальные факторы риска, и аморально-асоциальные семьи, которые характеризуются антиобщественными установками и ориентациями. Семьи с косвенным десоциализирующим влиянием испытывают затруднения социально психологического и психолого-педагогического характера, выражающиеся в нарушениях супружеских и детско-родительских отношений, это так называемые конфликтные и педагогически несостоятельные семьи, которые чаще в силу психологических причин утрачивают свое влияние на подростков.

Наибольшую опасность по своему негативному воздействию на несовершеннолетних представляют криминально-аморальные семьи. Жизнь в таких семьях из-за жестокого обращения, пьяных дебошей, сексуальной распущенности родителей, отсутствия элементарной заботы о содержании подростков зачастую находится под угрозой. Это так называемые социальные сироты (сироты при живых родителях), воспитание которых должно быть возложено на государственно-общественное попечение. В противном случае подростка ждет раннее бродяжничество, побеги из дома, полная социальная незащищенность, как от жестокого обращения в семье, так и от криминализирующего влияния преступных образований.

Асоциально-аморальные семьи, хотя и относятся к семьям с прямым десоциализирующим влиянием, тем не менее, в соответствии со своими специфическими социально-психологическими характеристиками требуют иного подхода. На практике к асоциально-аморальным семьям чаще всего относят семьи с откровенными стяжательскими ориентациями, живущие по принципу «цель оправдывает средства», в которых отсутствуют моральные нормы и ограничения. Внешне обстановка в этих семьях может выглядеть вполне благопристойной, уровень жизни достаточно высок, но духовные ценности подменены исключительно стяжательскими ориентациями с весьма неразборчивыми средствами их достижения. Такие семьи, несмотря на внешнюю респектабельность, вследствие искаженных моральных представлений, также оказывают на подростков прямое десоциализирующее влияние, непосредственно прививая им антиобщественные взгляды и ценностные ориентации. Семьи с косвенным десоциализирующим влиянием делятся на конфликтные и педагогически несостоятельные.

Конфликтная семья, в которой по различным психологическим причинам личные взаимоотношения супругов строятся не по принципу взаимоуважения и взаимопонимания, а по принципу конфликта, отчуждения.

Конфликтные семьи могут быть как шумными, скандальными, где повышенные тона, раздраженность становятся нормой взаимоотношений супругов, так и «тихими», где отношения супругов характеризуют полное отчуждение, стремление избегать всякого взаимодействия. Во всех случаях конфликтная семья отрицательно влияет на формирование личности подростка и может послужить причиной различных асоциальных проявлений. В конфликтных семьях десоциализирующее влияние проявляется не напрямую через образцы аморального поведения или антиобщественные убеждения родителей, здесь имеет место косвенное десоциализирующее влияние, оказываемое за счет хронически осложненных, нездоровых отношений родителей.

Педагогически несостоятельные семьи, в которых при относительно благоприятных условиях семейная атмосфера, ведущие (здоровая правильный образ жизни и проявляющие заботу о детях родители) неправильно формируются взаимоотношения с подростками, совершаются серьезные педагогические просчеты, приводящие к различным асоциальным проявлениям в сознании и поведении несовершеннолетних. Педагогически несостоятельные, как и конфликтные, семьи не оказывают на подростков прямого десоциализирующего влияния. Формирование антиобщественных ориентаций у несовершеннолетних в этих семьях происходит потому, что в результате педагогических ошибок, тяжелой морально-психологической атмосферы утрачивается воспитательная роль семьи. По степени своего воздействия семья начинает уступать другим институтам социализации, играющим неблагоприятную роль.

Психическая дезадаптация: психическую адаптацию рассматривают как результат деятельности целостной самоуправляемой системы (на уровне «оперативного покоя»), подчеркивая при этом ее системную организацию.

Психическую адаптацию можно определить как процесс установления оптимального соответствия личности и окружающей среды в ходе осуществления свойственной человеку деятельности, который позволяет индивидууму удовлетворять актуальные потребности и реализовывать связанные с ними значимые цели, обеспечивая в то же время соответствие максимальной деятельности человека, его поведения требованиям среды.

Психическая адаптация является непрерывным процессом, который наряду с собственно психической адаптацией (поддержанием психического гомеостаза), включает в себя еще два аспекта:

- оптимизацию постоянного воздействия индивидуума с окружением;

- установление адекватного соответствия между психическими и физиологическими характеристиками.

Ф.Б. Березин определил тревожный ряд, который представляет собой существенный элемент процесса психической адаптации:

1. ощущение внутренней напряженности – не имеет ярко выраженного оттенка угрозы, служит лишь сигналом ее приближения, создавая тягостный душевный дискомфорт;

2. гиперестезические реакции – тревога нарастает, ранее нейтральные стимулы приобретают негативную окраску, повышается раздражительность;

3. собственно тревога – центральный элемент рассматриваемого ряда.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.