авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«Министерство образования Российской Федерации Сибирская государственная автомобильно-дорожная академия (СибАДИ) В.В.Бирюков ...»

-- [ Страница 2 ] --

Выбор модели реформирования экономики определяет траекторию ее движения. Как свидетельствует новейшая история, в зависимости от выбора модели трансформации командной экономики в рыночную может сложиться, во-первых, режим высоких и устойчивых темпов роста (экономическое "чудо"), например, в Китае ВВП за 10 лет увеличился примерно в 2 раза;

во-вторых, режим вялотекущего роста;

в-третьих, режим трансформационной "ловушки", т.е. режим глубокого и длительного системного кризиса, такой режим сложился во многих республиках бывшего СССР.

Неудачи программ реформирования российской экономики часто объясняются недовольством или сопротивлением со стороны отдельных групп населения. Им заранее приписывают определенные негативные качества, не объясняя реальных причин возникновения нерыночных моделей поведения. Однако важно учитывать, что экономические преобразования осуществляются людьми на основе переплетения преднамеренных и спонтанных действий, скоординированных во времени в той или иной степени совокупных усилий, направленных на изменение материальных и нематериальных факторов хозяйственного развития. Они не могут быть реализованы лишь путем издания предписаний и нормативных актов, которые обязывают людей выполнять те или иные решения, принимаемые правящей элитой. Инициаторы реформ должны создавать необходимые условия, побуждающие экономических субъектов переходить к новым моделям поведения и нa этой основе реализовать планируемые изменения.

Альтернативные способы трансформации экономического строя приводят к появлению разных типов координации временных потоков. При низком уровне урегулированности хозяйственных процессов усиливается хаотичность, формируются глубокие диспропорции в распределении «пучка» прав собственности и присвоении результатов хозяйственной деятельности людей, социально-экономических и политико-правовых отношениях, что обусловливает возникновение переходно-кризисного состояния времени. Для режима кризисно-переходного времени характерным является увеличение номинального выпуска Z1/Z=I+ Z/Z за счет инфляционного роста уровня цен Р1/Р=I+P/P при снижающемся уровне производительной силы А1/А=I-A/A и ухудшении использования совокупного времени Т1/Т=I-T/T, т.е. Z1/Z= (I+P/P)( I-A/A)(I -T/T). Низкий уровень координации трансформационных процессов и высокая чувствительность темпоральных параметров к ходу времени порождают периодические потрясения, которые проявляются в мощных “шоках” совокупного спроса и совокупном предложении и определяют структурные сдвиги в организации национального хозяйства, траекторию динамики уровня цен, занятости, производительной силы совокупного времени и выпуска национального продукта.

Сложность и противоречивость процессов преобразований российской экономики обусловили наличие возможностей широкого спектра взаимодействий кривых совокупного спроса и совокупного предложения во временном пространстве, траекторий изменений производительности времени и других темпоральных параметров.

Реализация радикально-либеральной модели реформирования российской экономики привела к действию множества кратко- и долгосрочных дестабилизирующих факторов, способствующих спаду производства и развитию инфляционных процессов. Глубокие сдвиги в экономике были связаны с масштабными изменениями совокупного времени, его структуры, уровня затрат и ценности, отражая воздействие шоков со стороны предложения и спроса. Значительная часть производственных мощностей в стране оказалась незагруженной, с одной стороны, как следствие сложившихся деформаций в командной экономике, с другой – как результат недооценки фактора времени и разнообразных временных ритмов развития экономики, которые определяют инерционность и реальные возможности изменения экономических параметров во временном пространстве в условиях негибкости цен, неразвитости рыночной инфраструктуры, инфляционных ожиданий и нерыночного поведения хозяйствующих субъектов. Негативное воздействие на экономическую ситуацию оказывают сокращение потребительских и инвестиционных расходов, ошибки в структурной, ценовой, денежно финансовой и внешнеэкономической политике государства.

Трансформационный спад, связанный с внутриэкономической либерализацией, усилился форсированным открытием экономики по отношению к мировому хозяйству.

Интересы хозяйствующих субъектов выражают сложное сочетание интересов изменения собственного благосостояния и благосостояния общества. Дуальность интересов проявляется в противоречиях двух типов ценностей – рыночных и общественных.

Рыночные ценности характеризуют вклад человека в собственное благосостояние и измеряются денежной величиной последнего, общественные ценности служат для измерения вклада человека в движение макроэкономических потоков времени, в успехи развития общества. В советской системе в гипертрофированном виде доминировали общественные ценности. Поведение человека встраивалось в рамки моральных норм. Его материальное благосостояние во многом зависело не от результатов деятельности, а от его положения в социально-экономической иерархии. В связи с этим отсутствовали действенные стимулы роста эффективности использования ресурсов и повышения производительности макроэкономического времени. Осуществление радикально либеральных реформ стало периодом перехода от одной крайности в системе формирования человеческих ценностей к другой. Отсутствие реальных механизмов связи доходов хозяйствующих субъектов с их участием в формировании потоков макроэкономического времени и улучшении жизни общества в целом освобождает людей от моральных ограничений. Каждый человек должен сам защищать интересы, а общественные нормы становятся одними из препятствий для достижения его целей. В отсутствии моральных ограничений человеку легче добиваться кратковременного экономического успеха.

Но это делает экономические взаимодействия более непредсказуемыми и нестабильными.

В переходном обществе время приобретает особое значение, резко меняется его облик, оно становится неузнаваемым. Многие сложности и провалы экономических реформ возникают из-за непонимания, незнания состояния и возможностей изменения ритмов хозяйственной жизни людей, мотивационно-ценностного содержания их временных программ. Неадекватность методов и темпов реформ, экономическая нестабильность во многом связаны с тем, что реформаторы и реформируемые живут в разном временном измерении.

Форсированная либерализация экономики привела к изменениям во всех ее сферах и требовала своевременного обновления нормативно-правовой базы, формирования эффективных методов распределения ресурсов и контроля. Это предполагало адекватное понимание складывающегося сложного и стремительного потока событий. В ходе реализации выбранной модели рыночных реформ происходила определенная ее корректировка. Однако возникающие на основе используемой схемы идеологии реформ представления об экономических процессах значительно расходились с реальной картиной. Поэтому происходило запаздывание реакции реформаторов на динамические изменения в экономике, возникающий в ней хаос порождал нестабильность и кризисные потрясения. В условиях институционального вакуума неизбежно происходит откат к бюрократическим методам и способам руководства. Поэтому в России причудливым образом сосуществует огромная концентрация власти на высшем уровне с бюрократическим произволом на разных ступенях исполнительской власти.

Попытка осуществления трансформационных преобразований российской экономики, не отвечающих возможностям ее развития в режиме реального времени, приводит к возникновению острых конфликтов в формирующемся потоке событий, сложных противоречий и проблем в движении реальных и денежно финансовых потоков. Резкое снижение уровня координации и упорядоченности потоков времени обусловливают рост хаоса в поведении экономических субъектов и развитии экономических процессов, формирование самовоспроизводящейся в огромных масштабах антисоциальной подсистемы хозяйственных связей, "теневой" и криминальной экономики. Преобладание в экономических преобразованиях энтропийных процессов над негаэнтропийными привело к временной асимметрии. В экономике возникло в определенном смысле состояние остановившегося времени, или "черной дыры". При этом наблюдается возвращение к более ранним технико-экономическим структурам и упрощенной модели рыночной экономики начала ХХ в., достигнутому в прошлом уровню производительности времени и реальных доходов населения, более низкому уровню накопления интеллектуального и материального богатства.

Сохранение прежней логики модернизации бюрократических механизмов является главной причиной неудач в проведении реформ paзличной социально-экономической ориентации, которые осуществлялись в России на протяжении XX в. Реформаторам не удалось изменить сквозной принцип социальной организации. Эти реформы завершались не столько глубокими институционально технологическими изменениями, сколько модернизацией механизмов бюрократического регулирования и ростом бюрократизации национальной экономики, обусловливающих низкую ее производительность. Исторический опыт России убедительно свидетельствует о том, что главная проблема социально экономической трансформации состоит не в смене персоналий правящей элиты, а в осуществлении системных институционально технологических изменений.

В конце 90-х гг. в российской экономике складывается новый режим экономического времени, который связан с тем, что завершился период бурных институциональных преобразований, определяющих процесс радикального передела "пучка" прав собственности и возникающих на этой основе структурно технологических изменений. По сравнению с бюрократическим хаосом начала трансформационных процессов в экономике сформировались механизмы и структуры, обеспечивающие воспроизводство связей нового рыночно-бюрократического хозяйственного порядка, равновесия ресурсных продуктов и денежно финансовых потоков (табл.4).

Российская экономика представляет собой сложную иерархическую и деформированную систему. На всех ее уровнях произошло формирование деловых сетей как достаточно устойчивой совокупности связей между постоянными партнерами. Завершился раздел рынков, что привело к увеличению уровня стартового капитала, необходимого для создания нового бизнеса. После раздела сфер влияния и завершения периода легкого и быстрого увеличения денег произошла стабилизация внешних масштабов криминализации бизнеса. Возник новый механизм деловых связей между хозяйственниками и представителями государственного аппарата, которые в отличие от эпизодических отношений начала 90-х гг. в значительной степени основываются на стратегии долговременного взаимного сотрудничества. Установление долгосрочных отношений с чиновниками позволяет получить разнообразные преимущества в использовании факторов производства. Достаточно широкое привлечение в конкурентной борьбе ресурсов государственной власти, а не силовых методов давления криминальных структур становится важнейшей особенностью нового времени.

В начале 90-х гг. развитие крупного бизнеса осуществлялось на основе двух альтернативных моделей – тесного взаимодействия с государственным аппаратом и независимого, самостоятельного ведения дел. В конце 90-х гг., как свидетельствуют многочисленные эмпирические исследования, преимущественное распространение получает первая модель, которая хотя и требует дополнительных издержек, но позволяет получать и больше выгод. Включение чиновников в деловые сети позволяет использовать административные ресурсы для создания барьеров, затрудняющих проникновение конкурентов на рынки, ослабляет конкуренцию на рынках и приводит к формированию дополнительных издержек, которые возмещаются из бюджетов потребителей и государства.

Сложившееся в системе институционально-временных координат распределение экономической власти и возникавшая на его основе конкурентная борьба вынуждают хозяйственные структуры, превышающие некоторый критический уровень, формировать и поддерживать развитие деловых сетей с участием Таблица Производство валового внутреннего продукта и валовой добавленной стоимости по отдельным отраслям экономики [97] ВВП в текущих Отраслевая ВВП в 1998г.

ценах, млрд руб. структура ВВП, % в % к 1995г.

Показатели 1995 г. к 1998 г. к (в постоянных 1995 г. 1998 г. 1995 г. ценах) 1998г.

Валовой внутренний продукт Промышленность 416,4 718,4 29,0 29,1 92, Сельское 102,9 148,4 7,2 6,0 84, хозяйство Строительство 121,9 177,0 8,5 7,2 73, Транспорт и связь 168,9 281,3 11,8 11,4 90, Торговля 301,0 551,4 21,0 22,3 104, Операции с 19,7 79,5 1,4 3,2 146, недвижимым имуществом Жилищное и 74,8 129,5 5,2 5,2 90, коммунальное хозяйство Финансы, кредит, 22,5 9,2 1,6 0,4 97, страхование Наука и научное 86,9 155,4 6,1 6,3 99, обслуживание, управление, оборона Здравоохранение, 41,9 85,5 2,9 3,5 108, физическая культура и социальное обеспечение Образование, 54,3 94,0 3,8 3,8 101, культура и искусство Другие отрасли 24,2 42,9 1,7 1,7 83, представителей государственного аппарата.

Подобные сети возникают на всех уровнях экономики, у государства оказывается недостаточно сил, чтобы противостоять попыткам использования административных ресурсов преимущественно в интересах лишь отдельных лиц или их групп. Данная модель экономики имеет весьма ограниченные внутренние стимулы для осуществления трансформационных процессов, но она основывается на достаточно мощном спекторе мотивов поведения политической и хозяйственной элиты и значительных возможностях, связанных с обеспечением устойчивого воспроизводства модели и противодействием ее радикальному изменению. Завершение формирования рыночно бюрократической модели переводит экономику в новую фазу ее развития, уровень производительности времени которой остается существенно ниже последней ступени советской экономики, стартовые условия этой фазы характеризуются деформированными деловыми сетями и слабой конкурентной средой, нерациональной национальной системой занятости, отсталой организационно хозяйственной воспроизводственной структурой, глубокими диспропорциями в движении ресурсно-продуктовых и денежно финансовых потоков, низкой защищенностью прав собственников и неэффективной системой управления организациями реального и финансового секторов экономики, слабостью государственной власти, угнетающим давлением зарубежных конкурентов.

Относительная устойчивость новой модели не означает, что развитие экономических процессов перестает осуществляться на основе разнообразных колебаний, возникающих под действием множества циклических факторов. Вместе с тем новая фаза развития национального хозяйства может охватывать достаточно длительный период времени, пока низкая производительность совокупного времени не приведет к социально-экономическим потрясениям. Такие потрясения или их угроза способны стать импульсом обновления властных структур. Но такое обновление, формируя новый политико экономический цикл, может привести лишь к частичному изменению институционально-технологического ритма и некоторому оживлению экономической динамики. Данный ритм времени хозяйственной жизни является весьма распространенным среди стран "третьего" мира.

В конце XX в. после попыток механического применения зарубежных методов модернизации экономики страна оказалась перед фактом формирования основ неэффективной модели рыночной экономики далекого прошлого, так как вновь предпочла сбалансированному и упорядоченному по времени процессу системной трансформации попытку революционного скачка в новый хозяйственный порядок. В связи с этим возникает потребность выбора стратегии социально-экономических и технологических преобразований исходя из осознания сильных и слабых сторон российской экономики и культурно-исторических традиций народа.

Глава 3. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНО-РЫНОЧНАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ: СТРАТЕГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ИННОВАЦИОННОЙ МОДЕЛИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ Рыночная экономика доказала свою эффективность и обеспечивает процветание не во всех странах мира, а только в небольшой группе индустриальных стран (1520 государств), основная часть населения планеты проживает в экономически отсталых странах. Экономика России отличается технологической многоукладностью. Перспективы страны зависят от того, какой тип экономики будет сформирован, завершится ли сползание отечественного производства в периферийную экономику, или будет разработана и реализована стратегия его возрождения.

Выступая уникальным контекстом хозяйственных процессов, время является центральным регулятором институционально технологических изменений, конституирующим фактором хозяйственных преобразований. Однако данное обстоятельство не находит должного выражения в конкурирующих концепциях реформирования российской экономики. Стратегия развития национального хозяйства зависит от содержания современного этапа в историческом процессе социально-экономической динамики, особенностей временного пространства, которое образуется в результате пересечения внешних и внутренних ритмов. Она должна формироваться на основе выбора с учетом национальных традиций отечественного и мирового опыта наиболее приемлемых и эффективных алгоритмов трансформации хозяйственной жизни общества.

Выбор стратегии экономического развития страны, выступая ответом общества на угрозы и опасности нового времени, должен способствовать гармонизации дуальных потоков времени: потоков, поступающих из будущего и характеризующих вызовы новой фазы хозяйственной жизни людей, и действительных потоков времени, складывающихся на основе реализации выбранной стратегии. Важно адекватно отразить в приоритетах, темпах и способах модернизации национального хозяйства социально-экономический смысл и ритмы новой модели организации времени хозяйствующих субъектов, позволяющей устранить дисгармонии в потоках, связанных с научно техническим прогрессом и институционально-рыночными изменениями.

Происходящие на протяжении последних пятнадцати лет социально-экономические перемены хотя и являлись разной направленности, но не решали кардинальную проблему снижения отчужденности хозяйственных субъектов от результатов своей деятельности, активизации их созидаемых сил и формирования инновационной модели экономического роста. Именно в силу этого в конце ХХ в. страна вновь оказалась перед выбором стратегии хозяйственных преобразований. В широком спекторе концептуальных возможностей неминуемо возникает выбор одной из трех стратегий.

Стратегия рыночно-бюрократической модернизации. По этому пути страна движется последние десять лет, продолжая многовековые традиции осуществления реформ «сверху». Данная модель способствовала чрезмерной концентрации власти у правящей элиты, она минимизирует трудовую мотивацию, ставит барьеры на пути формирования среднего класса и стабильности общества, крайне ограничивает возможности развития науки, образования, технологического прогресса и структурной перестройки экономики.

Данная стратегия привела к распространению деструктивных процессов и криминализации хозяйственной жизни и прочно закрепила страну на периферии мировой экономики.

Стратегия либерального фундаментализма исходит из необходимости минимизации роли государства в российской экономике. Многие принципиальные положения данной стратегии широко использовали и сторонники нынешней рыночно бюрократической модели. Данная стратегия затрудняет использование и развитие образовательного и научно-технического потенциала, игнорирует важность широкого применения промежуточных форм и сетей хозяйственных связей, основанных на гибком сочетании рыночных и нерыночных регуляторов, активной роли государства в регулировании институционально технологических преобразований во всех странах, которые добиваются успехов в повышении конкурентоспособности своего хозяйства. Реализация данной стратегии, как и предыдущей, не позволяет удовлетворительно решать проблемы перехода к инновационной модели и существенного сокращения отставания в ритмах модернизации экономики.

Стратегия институционально-рыночной трансформации, ориентированная на формирование инновационной модели экономического развития. Данная стратегия предполагает реализацию фундаментальных принципов при конструировании модели национального хозяйства, которые должны соблюдаться в контексте национальных особенностей социально-экономических отношений.

Во-первых, это принцип рационального сочетания хозяйственной свободы и хозяйственного упорядочения связей, на основе которого формируется смешанная экономика, обеспечивающая эффективную занятость населения. Во-вторых, принцип социального партнерства наемного труда, работодателей и государства и социальной справедливости в распределении доходов, способствующий формированию действенных трудовых и предпринимательских мотивов. В-третьих, принцип ориентации сотрудничества и конкуренции на поиск эффективных путей решения хозяйственных проблем. В-четвертых, принцип многообразия форм хозяйствования с учетом разнообразия его условий. В-пятых, принцип социальной поддержки нетрудоспособных и нуждающихся. В-шестых, принцип системной трансформации на основе демократического построения управления экономикой на всех ее уровнях. В-седьмых, принцип рационального распределения хозяйственных ресурсов по отраслям и сферам экономики с помощью рыночных и нерыночных механизмов для своевременного решения текущих и будущих задач, получения наибольшего синергетического эффекта и минимизации затрат совокупного времени. Соблюдение этих принципов будет способствовать снижению отчуждения между обществом и государством, гармонизации хозяйственных отношений и генерированию хозяйственной энергии.

Переход на новую траекторию развития национального хозяйства требует осуществления последовательной и системной трансформации сложившейся модели и организации национального времени на основе: 1) пересмотра деформированной системы ценностей, гармонизации нравственно-этических, производственно хозяйственных и политико-правовых норм и правил построения жизни общества, способствующих минимизации отчуждения между правящей элитой и основной массой экономических субъектов;

2) преобразования функций субъектов всех уровней экономики в соответствии с повышением роли инновационных факторов в хозяйственном развитии;

3) осуществления прогрессивных структурно-технологических и территориально-отраслевых изменений в организации и распределении ресурсов совокупного времени;

4) конструирования с помощью сетей кооперационно рыночных связей мотивационных механизмов поведения хозяйствующих субъектов, ориентирующих их на удовлетворительное решение кратковременных и долговременных проблем;

5) формирования динамичного режима накопления физического, человеческого и социального капитала, устранения барьеров в реальном и финансовом секторах экономики на пути движения инновационных, ресурсно-продуктовых, денежно финансовых и финансово-инвестиционных потоков.

Рыночно-бюрократическая модель времени не может быть мгновенно ликвидирована и заменена новой. Требуется определенный период времени на переформулировку функций и целей хозяйственных структур, институтов, культурных и национальных ценностей, на обучение экономических субъектов новым способам координации потоков времени.

В период осуществления экономико-демократических и технологических преобразований преобладающими в стране будут промежуточные социально-экономические отношения и технологические уклады. Старые и новые формы и методы организации хозяйственной жизни должны образовывать единое целое, в рамках которого должны формироваться новые установки и стереотипы поведения. Возникает сложная динамическая система, способная к неожиданным изменениям и сильным реакциям на небольшие воздействия.

Главным стратегическим ресурсом экономического роста и системной трансформации является человек. Командно бюрократические и радикально-либеральный подходы к трансформации экономики основываются на пренебрежительном отношении к человеку, которого время меняет и который сам меняет свое время. В рамках командно-бюрократического подхода народ рассматривается как объект революционного эксперимента по созданию “нового общества с новым человеком”, а сами преобразования осуществляются с помощью жестких связей и приказов сверху. Радикально-либеральный подход исходит из абсолютизации эгоистических интересов человека и механистической концепции общества, являясь зеркальным отражением командно бюрократического подхода. Данные подходы основываются на неуважительном отношении к обществу, его традициям и национальному самосознанию. Они недооценивают то обстоятельство, что в конечном счете источники экономического развития находятся в самом обществе. При этом генерирование энергии экономического движения зависит от выбора временных структур организаций хозяйственной жизни людей, от своевременности и комплексности разработки и реализации программ институционально-технологических изменений.

Революционеры и радикальные либералы, осуществляя программы экономических преобразований, исходят из соотношения "цели – средства" и не придают должного значения феномену времени. Они стремятся сразу устранить все препятствия на путях трансформации экономики и поэтому не принимают во внимание действие множества циклопричинных связей, определяющих инерционность экономических изменений и социальные издержки экономических потрясений, они не хотят расходовать время на обучение хозяйствующих субъектов новым правилам поведения в соответствии с изменяющимися условиями. Но осуществление успешной системной трансформации невозможно без обеспечения сопряженности реализуемых мер со сложившимися ритмами жизни институционально-технологических структур, без обучения людей новой системе ценностей, новым способам мышления и поведения, в противном случае усиливается хаос, возникают угрозы распада экономической системы и ее перехода в состояние прошлого времени.

В советское время не были сформированы субъекты, которые способны обеспечивать осуществление ритмов хозяйственной деятельности, сложившиеся в экономически развитых странах. Хотя в СССР и удалось создать достаточно высокий образовательно квалификационный потенциал, но это не дополнялось развитием необходимого для перехода в постиндустриальную эпоху комплекса личностных, социально-экономических и психологических свойств, который позволяет поддерживать и воспроизводить дисциплину нового времени, основанную на сочетании хозяйственной инициативы и четкости исполнения решений, умения сотрудничать с партнерами и брать ответственность на себя в условиях риска и неопределенности, высоких личных стимулов и добросовестного отношения к труду.

Необходимо изменить деформированную систему ценностей, возникающую в рамках рыночно-бюрократической модели. Новая модель экономического времени должна воплотить в себе новую систему ценностей, обеспечивающих рациональное сочетание рыночных и общественных (моральных) ориентиров. Результаты социально-экономической трансформации будут определяться прежде всего тем, в какой степени будут реализовываться на практике возможности обучения субъектов на основе ценностей новым правилам и нормам поведения.

Переход к новой фазе экономического развития предполагает выявление и переосмысление свойств национального сознания, которые остаются устойчивыми на протяжении многих десятилетий, использование и развитие его положительных сторон. Как свидетельствует история развития нашей страны и других стран, попытки игнорирования культурно-исторических традиций или форсированного изменения приводят к формированию высоких барьеров на пути движения в будущее, способствуя росту дезинтеграции и хаоса в экономике, социально-экономической напряженности и конфликтов.

Природа человека противоречива, что ярко проявляется в русском характере. Нельзя игнорировать наличие в нем отрицательных сторон. Однако именно воспитание положительных сторон человека и их развитие всегда предполагали нравственно ориентированные концепции экономики. Российская культура основывается на духовно-нравственных идеалах, которые придают большую этическую направленность хозяйственной деятельности людей по сравнению с многими другими национальными культурами.

Так, в отличие от "протестанского духа" русское миропонимание связано со стилем работы как этического долга, работы во имя общего блага и высшей идеи. Эти традиции стиля работы всегда были характерны для всех слоев общества, они в гипертрофированном виде использовались в советское время. Однако в период рыночных реформ они остаются невостребованными и подвергаются коррозии.

В достижении идеалов справедливости и формировании экономики, ориентированной на реализацию национальных интересов и работающей для общего блага, русское сознание всегда важнейшее место отводило государству.

Вопреки упрощенным представлениям развитие рыночной экономики в пространстве реального времени сложным образом сочетается с государственным устройством и государственными методами регулирования. Асинхронность развития отдельных стран в масштабе мировой экономики приводит к тому, что отсталые государства для формирования модели догоняющего развития, благоприятного инвестиционного климата и привлечения международных инвестиций широко используют методы государственного регулирования экономики, проводят политику сдерживания потребительских расходов. В связи с этим задачи выхода на траекторию долговременного роста многие государства часто стремились решать с помощью автократических режимов, такой подход, например, характерен для стратегии развития стран Юго Восточной Азии.

Асимметричность изменения экономических сил в мировом хозяйстве приводит не только к тенденции формирования антидемократических режимов, но и, как отмечает Дж.Сорос, способствует тому, что сдерживает развитие демократических институтов в успешных автократических режимах. Во-первых, международные банки и транснациональные корпорации чувствуют себя более комфортно с сильным, автократическим режимом. Такие структуры часто скорее препятствуют, нежели содействуют приходу демократического правительства. Во-вторых, правители-диктаторы неохотно расстаются с властью. В-третьих, в системе капитализма недостаточными могут быть силы, которые толкают отдельные страны к демократии, ибо ставка капитализма – благосостояние, демократии – власть. Критерии, по которым оцениваются ставки, также различны: для капитализма единица исчисления – деньги, для демократии – голоса граждан. Разнятся и интересы, которые преследуют эти системы: для капитализма – это частные интересы, для демократии – общественные интересы [237,c.122]. В-четвертых, доминирование рыночных ценностей подрывает эффективность демократического политического процесса, а низкая эффективность политического процесса стимулирует отрицание рыночных ценностей [237, с.218].

В шкале национальных ценностей нравственные принципы занимают более высокую ступень и определяют принципы организации хозяйствования. Организация социально-экономической жизни общества, его законы и законодательные акты должны служить идеалам обеспечения общего блага и справедливости. Существенные нарушения нравственных принципов хозяйственной деятельности приводят к росту недовольства людей, возмущению и протестным действиям.

Переход страны в режим устойчивого роста невозможен без формирования новой модели хозяйственной трансформации, которая должна основываться на российских традициях и реалиях, способствуя повышению производительной силы времени и максимальному использованию национальных преимуществ.

По международным экспертным оценкам, Россия в рейтинге конкурентоспособности в 1999 г. заняла 47-е место вслед за Индонезией и Венесуэлой, ее годовой объем ВВП находится на уровне США 1900 г. Вместе с тем страна еще обладает значительным нереализованным потенциалом конкурентных преимуществ:

интеллектуальным, научно-техническим, производственным и природным. Россия относится к числу стран, обладающих наибольшим размером национального богатства. Согласно данным экспертов ООН, она располагает самым большим в мире объемом полезных ископаемых: стоимость разведанных запасов составляет примерно 30 трлн долл., или 200 тысяч долл. на одного жителя, а прогнозный потенциал природных ресурсов – 140 трлн долл. (это превышает в 2 раза национальное богатство Японии, включающее ее капитальное имущество, недра и землю).

Выход из режима неустойчивого развития национального хозяйства возможен лишь на основе смены стагнационной модели реформ организации времени на трансформационную модель устойчивого роста производительности ресурсов времени. Переход в новое качество российской экономики требует ее системной эволюции путем всеобщности экономических изменений с тем, чтобы все уровни и структуры были втянуты в процесс трансформации.

Генерирование энергии хозяйствующих субъектов в режиме переходного времени в значительной степени зависит от деятельности государства, которое является верховным координатором структурно-технологических и институцианальных преобразований, рекомбинации “пучка” прав между субъектами экономики по поводу владения, распоряжения и присвоения результатов использования ресурсов совокупного времени, формирования сетевых структур организации времени, интегрирующих взаимодействие кооперационных и рыночных связей и режима движения реальных и денежно-финансовых потоков во временном пространстве [31].

Для создания инновационной модели экономического роста требуется критически осмыслить опыт не только индустриально развитых государств, но и учитывать положительный и отрицательный опыт новых индустриальных стран, стержнем развития которых является активная роль государства. Опыт стран, где быстрый рост экономики основывался на эффективной регулирующей роли государства, противоречил ортодоксальной теории, поэтому он обычно игнорировался или трактовался ошибочно. Вместе с тем уже в 1997 г. эксперты Всемирного банка в своем отчете о мировом развитии показали, что для успешного осуществления реформ необходимо эффективное государство, действия которого должны соизмеряться с его потенциалом, определяющим его способность проводить и пропагандировать коллективные мероприятия [70].

Ключевая экономическая проблема изменения экономического положения страны заключается в формировании режима реализации инновационных и экстенсивных резервов хозяйственного развития, которая во временном пространстве выступает как проблема соотношения изменения компонентов производительности времени, его структуры и его количества. Выбор метода ее решения будет в решающей степени формировать стратегию роста национального хозяйства.

Траектория развития российской экономики определяется ритмами изменения ее институционально-технологического пространства. Стратегия преобразования последнего должна быть направлена на достижение высоких и устойчивых темпов роста выпуска национального продукта Y=А(1+А/А)Т за счет рационализации структуры занятости и повышения производительной силы труда. При ограниченности ресурсов времени и имеющихся производственных и природных условиях важно избежать как избыточных затрат совокупного времени, способствующих искусственному продлению жизненного цикла устаревающих институционально-технологических структур и позволяющих получить высокие темпы роста лишь в рамках кратковременного периода, так и односторонней концентрации вложений совокупного времени и ресурсов в проекты форсированной модернизации крайне узкого количества сегментов экономики на основе передовых технологий в ущерб развития всех других сегментов и экономики в целом.

Проблема реструктурирования совокупного времени, использования инновационных и экстенсивных факторов роста проявляется как проблема повышения качества продукции и количественного наращивания ее выпуска, исходя из жизненного цикла продуктов и технологий. В реальной экономике технологическое пространство всегда в той или иной степени неоднородно, одновременно в ней выпускается продукция различного уровня качества. При этом в рамках национального хозяйства складывается некий интегральный (средневзвешенный) показатель уровня качества продукции. Разнородность продукции не позволяет применять непосредственные (прямые) методы измерения интегрального показателя, что не дает оснований для отрицания реальности его существования и целесообразности использования для анализа проблем экономического роста. Важно учитывать, что соотношение качественных и количественных характеристик выпуска реального продукта получает адекватную форму выражения в пространстве времени и временное измерение.

Выпуск реального продукта Y определяется, с одной стороны, количеством производимой продукции Q и показателем ее качественного уровня h, или Y = Qh, с другой стороны – производительностью совокупного времени А и его количеством Т, или Y = АТ. В связи с этим интегральный показатель качества продукции h зависит от уровня производительности А и затрат времени на единицу реального выпуска tg=T/Q, или h=Аtg.

Следовательно, временное измерение динамики уровня качества продукции h1/h может быть представлено следующим образом:

h1/h=(А1/А)(tq1/tg)=(1+ta/ta) (1+tg/tg), где ta/ta – показатель относительной экономии совокупного времени за счет повышения производительности труда;

tg/tg – показатель относительного изменения уровня затрат времени на выпуск единицы реального продукта.

Проблема формирования качественных и количественных характеристик потока национального продукта в пространстве времени должна решаться исходя из необходимости обеспечения желаемой динамики производительности, структуры и уровня занятости населения в текущем и будущем периодах. Количественное увеличение выпуска реального продукта в ущерб повышению качества продукции способствует улучшению использования ресурсов экономического времени в настоящем периоде, но снижает конкурентоспособность национальной экономики и ее производительность в будущем периоде. Различные комбинации качественных и количественных параметров выпуска национального продукта могут быть получены на основе разных уровней производительной силы и занятости населения, при этом критерием эффективности технологической структуры производства и качественно-количественных соотношений реального выпуска является устойчивая динамика производительности А=hQ/Т при рациональном уровне занятости в рамках долговременного периода.

Повышение производительности труда при традиционном подходе рассматривается экономистами как результат, который достигается автоматически на основе конкуренции. Однако опыт новых индустриальных стран свидетельствует о том, что развитие и реализация их конкурентных преимуществ происходит, прежде всего, за счет пристального внимания к проблемам повышения производительности труда с учетом жизненного цикла институционально-технологических структур. Так, японская модель сотрудничества правительства и деловых кругов, ориентированная на проведение стратегии индустриального развития, основывалась на пакетном подходе к развитию секторов экономики во временном пространстве. При этом была реализована, по сути дела, известная теория Бостонской группы консультантов относительно управления ассортиментом и диверсификацией. Выбор рациональной структуры экономики осуществлялся с применением матрицы “производительность/рост” (рис.1), которая имеет две оси – производительность труда (по добавленной стоимости) и темп роста производства [143]. Рост производства в отраслях промышленности анализируется как результат взаимодействия многих факторов: и внутренних и внешних. Совместное рассмотрение отраслей с точки зрения двух фундаментальных измерений позволяет создать модель динамики относительных преимуществ индустриальной структуры экономики страны с учетом жизненного цикла технологических структур. Правительство и деловые круги вырабатывают регулирующее воздействие на все важнейшие элементы стратегии развития: производительность, качество, нововведения и темпы роста.

Проблеме обеспечения рационального распределения и использования ресурсов времени отводится приоритетная роль и в стратегии реформирования экономики земель Восточной Германии, чистый продукт в Восточной Германии за 1992–1997 гг. возрос в 1, раза. При этом целевыми ориентирами макроэкономического регулирования являются производительность труда, номинальная и реальная почасовая ставка, суммарный фонд фактически отработанного работником времени, уровень занятости и безработицы, потенциал инфляции и дефляции, бюджетный потенциал.

«Звезды» Высокая Производительность производительности производительность, медленный рост труда Низкая Низкая производительность, производительность, высокий рост медленный рост Рост производства Рис.1. Динамическая модель сравнительных возможностей Cвязь между динамикой национального продукта и уровнем государственных расходов (потребления) носит сложный характер.

Было бы упрощением утверждать, что низкие показатели доли государственных расходов в ВВП однозначно способствуют повышению темпов последнего. В каждый период складываются некоторый уровень государственных расходов и соответствующая структура экономического времени, отклонения от которого при прочих равных условиях отрицательно сказываются на экономической динамике. В целом повышение доли государственных расходов в ВВП в странах Западной Европы, США и Японии с 8–12 % в XIX в. в 4–5 раз к началу 90-х гг. XX в. способствовало повышению прироста душевого ВВП примерно в 2 раза – с 0,9–1,1 % до 2,2–2,3 % [154, с.110, 151–152, 259–264].

Предложения сторонников перехода к экономическому росту путем радикального сокращения государственных расходов в России, основанные на многочисленных статистических выкладках и международных сопоставлениях, не выдерживают критического анализа, сомнительной является статистическая база и методология исследования. Для доказательства тезиса о том, что темпы экономического роста находятся в обратной зависимости от масштабов государственной деятельности, часто используют межстрановой и межвременной анализы данных, когда в качестве полигона за определенный период (обычно последние несколько десятилетий) берется большая совокупность крайне разнородных стран – развитых и развивающихся, больших и малых, стран с переходной экономикой, периферийных, полупериферийных, наименее развитых, нефтедобывающих и новоиндустриальных. При этом очень редко вносят коррективы (другие регрессоры – переменные), позволяющие установить достаточно чистую взаимосвязь отмеченных выше показателей. Поэтому весьма важна верификация упрощенного межстранового подхода [274, с.15].

Активизация роли государства как верховного экономического субъекта в условиях современной России приобретает особое значение. От этого во многом зависят перспективы социально экономических реформ, создание системы организации времени, обеспечивающей динамичный рост производительности и уровня благосостояния народа. Важно учитывать как общие тенденции современного мирового развития, связанные с изменением роли и функций государства, так и особенности нашей страны, ее традиции, сложившиеся условия и возможности развития национальных преимуществ. Стратегия социально-экономического и научно технического развития страны должна отвечать требованиям нового времени, предполагая поэтапное движение к российской модели постиндустриального общества с современными характеристиками экономики, условий и образа жизни людей.

Для модернизации российской экономики на основе перехода к высокопроизводительным технологическим укладам требуется переформулировать экономические функции государства. Оно не только должно защищать экономическую свободу и права хозяйствующих субъектов, но и своевременно создавать институционально-технологические предпосылки, помогающие предприятиям адаптироваться к конъюнктурным и долговременным колебаниям хозяйственных процессов. Доминирующая роль научно технического прогресса в генерировании экономической динамики предполагает повышение роли государства в поддержке тех сфер экономики и хозяйственных структур, с помощью которых закладываются основы будущего развития, прежде всего системы образования населения и распространения знаний, транспортной и информационной инфраструктур, высокотехнологичных и капиталоемких производств. Экономическая политика государства не должна подменять хозяйственную инициативу, она должна способствовать устранению сложившихся глубоких структурных диспропорций, активизации инновационной, инвестиционной, предпринимательской и трудовой активности.

Либерализация экономики является необходимым, но недостаточным условием формирования эффективной модели экономики. Важно осуществлять сопутствующие институциональные преобразования, включающие реальное обеспечение прав собственности и демократизацию управления, действенное антимонопольное регулирование, устранение барьеров между реальным и финансовым секторами экономики, разумную налоговую политику и т.д. При отсутствии институциональной составляющей либерализации экономики возникает "системный вакуум", ведущий к усилению бюрократической власти и "теневой" экономики, натурализации экономики и развитию кризисных явлений во всех ее секторах. Направленность и ритмы преобразований российской экономики в огромной степени будут определяться характером и темпами модернизации промежуточных форм организации взаимодействия сил конкуренции и кооперации, институционально рыночных связей хозяйствующих субъектов разных уровней.

В процессе экономических реформ был выдвинут общий ориентир – создание рыночной экономики. Однако преимущества нового времени позволяет использовать лишь социально экономическая модель, связанная с широким применением интеллектуальных технологий и эффективной системой регулирования национального времени. Без изменения модели институциональных преобразований нельзя вывести экономику страны из трансформационной “ловушки”. Необходимо создать краткосрочные и долгосрочные мотивационные механизмы, обеспечивающие ориентацию хозяйствующих субъектов реального и финансового секторов на всемерную экономию национального времени, высокий уровень накопления интеллектуального и материального богатства. Для этого требуется сформировать новую институциональную основу, другие правила поведения экономических субъектов исходя из их знаний, опыта и культуры, необходимости внесения изменений в движение информационных, ресурсных, продуктовых и денежно-финансовых потоков, возникающих в условиях деформированности технологического пространства и неразвитости рынков труда, товаров и капитала.

История экономического развития России и зарубежных государств убедительно свидетельствует, что успешного реформирования организации времени нельзя добиться путем насаждения “сверху вниз” “наилучших” институтов, необходимо использование переходных форм, адекватных режиму реального времени развития национального хозяйства. Как отмечает Инь Дзиян, главный урок из опыта развития Китая состоит в том, что “значительный рост возможен при разумных и несовершенных институтах и что некоторые “переходные институты” могут быть более эффективными, чем “наилучшие” в течение определенного периода времени” [243, c.30].

Для формирования новой модели экономических реформ иногда предлагается обеспечить нацеленность всех институциональных преобразований на создание условий и стимулов превращения прибыльности (рентабельности) в основной критерий принятия решений. Однако прибыль (рентабельность) является только частным критерием экономической эффективности. Наиболее общим таким критерием выступает повышение производительной силы времени, последний ориентирует на максимальное и взаимоувязанное использование резервов долгосрочного экономического роста, активизацию деятельности всех экономических субъектов на всех уровнях национального хозяйства.

В современной экономике знания оттесняют традиционные ресурсы на второй план. Для России, которая по индексу развития человеческого потенциала по данным ООН занимает 71-е место среди стран мира, вложения в человеческий капитал и отдача знаний должны стать важнейшим приоритетом экономической политики. Без инвестиций в знания, развитие человеческих ресурсов невозможно успешно осуществить модернизацию экономики. В этих условиях должно изменяться отношение государства к системе образования и науке. Система образования, подготовки и переподготовки в новых условиях должна носить открытый характер и быть доступной людям.

Кризисные процессы в инновационной сфере развиваются во многом из-за форсированного перевода сферы НИОКР на рыночные условия и являются следствием устаревших представлений о рыночной экономике и механизмах ее функционирования в промышленно развитых странах и динамично развивающихся государствах Юго-Восточной Азии. Их успехи в реализации научно технических достижений в экономике не могли бы состояться на практике при ориентации исключительно на рыночные методы без отлаженной системы федеральной и региональной поддержки инновационной деятельности.

В настоящее время особое значение приобретает разработка российской модели экономики инновационной ориентации, соответствующей стратегии и тактики ее формирования, системе научно-технических приоритетов, их инвестиционного, финансового, организационного, информационного, социально-психологического и кадрового обеспечения. Необходимо повышение роли федеральных и региональных структур в активизации инновационных процессов, формировании механизмов инновационного развития на основе эффективного сочетания кооперационных и рыночных принципов, широкого использования разнообразных технопарковых структур (инкубаторов, теплиц, инновационных центров, технопарков и технополисов), детально проработанных программ оказания различных видов поддержки научно-инновационным организациям и независимым новаторам, развития соответствующей инфраструктуры и формирования благоприятной среды.

Для переориентации мотивов поведения во временном пространстве всех участников хозяйственных процессов необходимо реформирование предприятия как основного структурного элемента организации национального времени. Инвесторы, управляющие и персонал предприятий должны быть заинтересованы в их эффективной работе, реконструкции и модернизации, улучшении управления, повышении производительности и конкуренто способности продукции. Для этого требуется осуществить меры по совершенствованию управления акционерными обществами как с участием государственного капитала, так и приватизированных предприятий, созданию в структуре управления акционерными обществами современных подразделений, отвечающих за разработку стратегии и тактики поведения на рынке.


Реформирование отношений собственности и системы управления должно способствовать сочетанию частных интересов с интересами общества в целом на основе адекватного отражения реальной природы процессов взаимодействия потоков времени экономических субъектов. Важно учитывать, что в современной экономике рост хозяйственной инициативы и мотивации достигается во многом за счет демократизации отношений собственности, преодоления отчуждения работников от средств производства и его результатов. Эта тенденция реализуется в разнообразных формах: широком распространении партнерских отношений, усилении роли работников в управлении, развитии самоуправления в рамках корпораций, внедрении программ передачи собственности частично или полностью в руки работников и др.

Перспективы формирования траектории инновационной экономики зависят от выбора модели занятости, способов и инструментов регулирования трудовых отношений. Производи тельность рабочих мест, структура и уровень занятости являются важнейшими параметрами, определяющими динамичность роста экономики и благосостояния нации во временном пространстве.

Недооценка роли социально-трудовой сферы и нерегулированность механизмов ее функционирования привели к гипертрофированным размерам скрытой безработицы, деформированию соотношений между результативностью труда работника и его оплатой, огромным задержкам заработной платы, широкому распространению “теневой” занятости, криминализации сферы трудовых отношений и т. д.

Проблемы формирования эффективной модели занятости и социально-трудовых отношений должны переместиться в центр хозяйственной политики на всех уровнях российской экономики. На государстве как верховном субъекте экономики прежде всего возлагается ответственность за формирование условий, необходимых для поддержания и развития рабочих мест, системы подготовки и переквалификации. Необходимо принять нормативные акты, способствующие формированию отношений стратегического партнерства на микро-, мезо- и макроуровнях национального хозяйства, ликвидации диспропорций на рынках труда, обеспечению занятости и улучшения ее структуры на основе развития системы рабочих мест. В качестве одного из инструментов модернизации сферы занятости могут выступать разработка и реализация программ сохранения и развития рабочих мест [125].

Для формирования инновационной экономики следует заработную плату превратить в основной источник материального благополучия и мощный стимул повышения качества человеческого капитала и экономии совокупного времени. Необходимо, чтобы минимальная заработная плата стала выполнять свое назначение и соответствовала прожиточному минимуму. Требуется создать гибкую систему регулирования оплаты труда в зависимости от его производительности и качества с помощью государственных стандартов и нормативов, системы коллективных договоров и соглашений между работниками и работодателями на всех уровнях социального партнерства. Следует обеспечить реальную социальную защиту населения. Политика доходов имеет важное не только социальное, но и экономическое значение: оказывая воздействие на распределение доходов населения, она определяет развитие внутреннего рынка.

Экономическая политика не должна всецело основываться на монетаристском подходе, ориентируясь на достижение любой ценой максимальной либерализации экономики, минимизации бюджетного дефицита, инфляции и изменений в валютном курсе. Критериями эффективности экономической политики должны быть темпоральные индикаторы, отражающие сложность и крупномасштабность экономики России. Ценовые, финансово-кредитные, структурно инвестиционные, институциональные преобразования следует привести в соответствие со сложившейся структурно технологической базой России, ориентируя на решение жизненно важных проблем экономики: полной и эффективной занятости, неплатежей, банкротства, низкой рентабельности, подавления отечественных производителей со стороны зарубежных конкурентов.

Важно устранить диспропорции цен на товарных рынках (между ценами на сельскохозяйственную и промышленную продукцию, на топливно-сырьевые ресурсы и готовую продукцию, на отечественные и импортные товары), которые приводят к сужению внутреннего рынка и финансовых ресурсов развития национальной экономики, усилить контроль за ценообразованием на продукцию естественных монополий и формированием рентных доходов при эксплуатации природного потенциала страны, уменьшить налоговую нагрузку на производителей и повысить стимулирующую роль налогов.

Динамичный рост требует существенного расширения внутреннего и экспортного спроса. Мировой опыт показывает, что в странах, не являющихся передовыми в научно-техническом отношении, для стимулирования роста особенно важной является совместная государственная и частная поддержка передовых и наиболее перспективных предприятий и отраслей. Так, японский опыт поддержки отраслей, где производится продукция, отличающаяся высокой эластичностью спроса по доходам и ожидаются высокие темпы роста производства, был успешно использован, например в Чили. Заслуживает внимания южнокорейская практика привязки стимулирующих мер к результатам деятельности предприятий, особенно в области экспорта, при одновременной комбинации тарифов, квот и других нетарифных ограничений для защиты национального рынка.

В современных условиях резко возрастает влияние внешнеэкономических ритмов на ритмы структурные технологических изменений в национальном хозяйстве. В условиях институционального вакуума и криминализации российской экономики возникают угрозы потери контроля государства и регионов над природными ресурсами. Избыточная либерализация внешнеторговых связей приводит к удушению отечественных производителей и возрастанию угроз экономической безопасности.

Необходимо повышение активности деятельности государства по регулированию внешнеэкономических связей по поддержке проникновения отечественных производителей на зарубежные рынки.

Примером преимуществ реализации продуманной стратегии возрастающего участия в международном разделении труда являются страны Восточной Азии. Она получила обоснование в теории «догоняющего жизненного цикла продукта», или «летящей стаи гусей». Опыт интенсивного и гармоничного вхождения в систему международного разделения труда связан с обеспечением главным образом роста торговли товарами с более высокой долей добавленной стоимости, так как увеличение торговли энергоресурсов и сырья не имеет перспективы. Расширение экспорта обычно происходит под «патронажем» государства при использовании тарифных и нетарифных средств.

Нуждаются в пересмотре представления об уровне мировых цен как некой цели, к которой должны стремиться внутренние цены.

Макроэкономическая политика не может игнорировать региональные особенности России. Зарубежный опыт свидетельствует о различных и достаточно жестких мерах государственного регулирования производства, рынков продукции и энергоресурсов, когда это обусловлено было географическими, природно-климатическими, экономическими, военно-политическими и другими факторами.

В результате форсированной приватизации и деформации экономической системы в России произошла трансформация социальной ренты (на природные ресурсы и т.д.) в ренту узкого круга лиц. В связи с этим у государства возник дефицит средств, необходимых для выполнения его важнейших функций. Прямым результатом данного обстоятельства явилось резкое сокращение финансирования бюджетной сферы и ресурсов для проведения селективной политики поддержки приоритетных сегментов экономики, усиление налогового бремени, рост "теневой" экономики и социально-политического напряжения в обществе.

Создание эффективного механизма изъятия рентных доходов позволит сформировать поток поступления избыточных доходов соответствующих субъектов рыночной экономики в бюджеты разных уровней и полностью соответствует тем задачам, которые должно решать государство как верховный субъект рыночной экономики.

Рост доходов бюджетов разных уровней за счет рентного налога позволит уменьшить налоговое бремя в малом и среднем предпринимательстве, будет способствовать разрешению проблемы неплатежей, улучшению финансовой ситуации и активизации хозяйственной жизни. На этой основе может произойти качественное изменение модели российской экономики.

В 90-е гг. в российской экономике произошло разрушение механизма поддержания и модернизации технологического пространства, экономика переориентировалась на решение проблем выживания в краткосрочном периоде в ущерб будущему развитию.

Сложившийся разрыв реального и финансового секторов экономики приводит к старению производственных фондов, которые обычно загружены на 20–40 %. В этих условиях возникает потребность не только ликвидации неэффективных фондов, но и резкого увеличения объемов инвестирования в вещественный капитал и человеческие ресурсы нации на основе формирования адекватного режима накопления и движения инвестиционно-финансовых потоков, устранения барьеров на пути инновационных потоков.

Возникший в России рынок корпоративных ценных бумаг не способен в течение еще продолжительного периода привлекать ресурсы значительной части частных инвесторов в реальный сектор экономики. Это связано, например, с тем, что в силу низкой конкурентоспособности на акции большей части российских предприятий отсутствует достаточный спрос, имеются значительные трудности в получении достоверной информации для осуществления с ними операций и т.д. Многие финансовые институты себя дискредитировали, что также сдерживает поступление в них сбережений мелких вкладчиков. Для осуществления технологической перестройки экономики только на основе рыночных методов перераспределения ресурсов в перспективные отрасли и сферы производства должны быть созданы соответствующие институциональные условия. Отсталая технологическая структура экономики России, переходная институциональная системы и сильное влияние дестабилизирующих факторов ограничивают возможности использования методов регулирования инвестиционно-финансовых потоков, применяемых в высокоразвитых странах, но не исключают необходимости учета зарубежного опыта.


Мировой опыт свидетельствует о том, что в условиях глубокого кризиса и мощного воздействия дестабилизирующих факторов рыночные механизмы и институты не создают необходимых условий для сбережения и накопления, перераспределения ресурсов национальной экономики в те сегменты, которые способствуют наибольшему повышению производительности труда и экономическому росту. В этих условиях резко усиливается прямое и косвенное воздействие государства на национальное хозяйство на основе широкого использования экономических и административно правовых мер. Так, например, поступали США во времена Великой депрессии в 30-х гг., страны Западной Европы и Японии в послевоенный период, а также в период формирования механизмов современного экономического роста и преодоления структурных диспропорций. Динамично развивающиеся страны активно используют разнообразные государственные финансовые институты, которые выступают структурообразующей основой формирования режима интенсивного движения финансово-инвестиционных потоков.

Низкий уровень организации и эффективности использования национального времени в России во многом обусловлен ориентацией реформ на создание модели рыночного хозяйства, соответствующей капитализму свободной конкуренции. В современной экономике сложилась многоуровневая модель, обеспечивающая взаимодействие механизмов кооперации и конкуренции. Стратегию реформирования отношений между предприятиями, которая связывает эти отношения с осуществлением лишь “чисто” рыночных операций торгующими сторонами и в режиме переходного времени способствует резкому росту трансакционных издержек, следует заменить стратегией реконструирования системных взаимодействий предприятий во временном пространстве, исходя из потребностей развития современных процессов на основе взаимопроникновения рыночных и кооперационных принципов распределения ресурсов. Необходимо распространение сетевых структур координации усилий хозяйствующих субъектов, обеспечивающих создание атмосферы сотрудничества и развитие предпринимательской культуры, генерирование экономической энергии и формирование интенсивного режима движения информационных, инновационных, продуктовых, инвестиционных и денежно-финансовых потоков.

В дореформенной экономике сложились тесные технологические связи между предприятиями, которые часто сохраняются и в настоящее время. Так, по данным опросов многие руководители указывают на то, что в стране имеются лишь два-три предприятия, производящие необходимую им продукцию или потребляющие их основную. В связи с этим нарушение нормального ритма работы лишь одного предприятия из технологической “цепочки” крайне негативно сказывается на результатах хозяйственной деятельности других предприятий и производительности совокупного времени. В данных условиях экономическая динамика в значительной степени складывается в зависимости от выбора стратегий поведения рыночных субъектов в режиме переходного времени и возникающих на этой основе кооперационных связей. Необходимо изменение модели поведения предприятий, ориентирующихся лишь на собственную выгоду в ущерб интересам других, формирование корпоративной модели взаимодействия рыночных субъектов на основе развития совместных и перекрестных форм собственности, разработки долгосрочных и краткосрочных программ совместных действий, системы договоров и взаимных обязательств, неформальных соглашений.

Особым уровнем экономики, определяющим динамичность ее развития в режиме переходного времени, является наличие в стране современной сети крупных хозяйственных субъектов (корпораций, банков и других). Важным направлением создания интегрированных структур выступает формирование финансово- промышленных групп (ФПГ), которые включают в себя промышленные предприятия и финансовые институты. Однако образование ФПГ в стране во многом носит формальный характер, создаются структуры, которые не имеет полномочий реально проводить эффективную техническую, инвестиционную и финансовую политику. Кроме того, коммерческие банки ориентируются на перекачку финансовых ресурсов предприятий для использования их на финансовых рынках в своих интересах.

Глава 4. РОЛЬ ФАКТОРА ВРЕМЕНИ В РАЗВИТИИ РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ Для России с ее обширной территорией, многонациональным населением, огромным разнообразием социально-культурных, экономических и природно-климатических условий региональный фактор приобретает важнейшее значение в хозяйственном развитии.

Поиск эффективной стратегии и механизмов реализации экономических реформ во временном пространстве требует осмысления прошедшего этапа рыночных преобразований и переустройства страны на основе национальной модели федерализма.

Стратегию научно-технической, структурно-инвестиционной и ресурсной политики следует увязать с развитием конкурентных преимуществ регионов, осуществляя селективную поддержку перспективных хозяйственных структур (локальных сетей предприятий), которые могут выступать катализаторами макроэкономического роста. Это будет способствовать формированию новых хозяйственных полюсов и центров, полицентрической структуры экономики и новых интеграционных процессов. Вместе с тем следует осуществить ранжирование территории страны с точки зрения сложности ситуации на основе объективных критериев (районы глубокого промышленного спада, зоны с высоким уровнем безработицы, слаборазвитые сельскохозяйственные районы, районы, вовлеченные в национальные и межнациональные конфликты, районы с экстремальными природно климатическими условиями, регионы экологического бедствия, приграничные территории, испытывающие активное стремление зарубежных стран вовлечь их в сферу своего влияния и др.) и разработать комплекс мер поддержки слаборазвитых и депрессивных районов.

Приоритетными направлениями территориально-структурной политики являются формирование нового типа территориально производственных комплексов, ориентированных на выпуск конкурентоспособной продукции, реорганизация экономики регионов с высокой долей оборонных отраслей промышленности на основе конверсии, формирование собственных источников развития агропромышленных районов, преодоление депрессивного состояния в проблемных регионах, развитие межрегиональных инфраструктурных систем.

Институциональную трансформацию и стабилизационные меры в регионах следует подчинить достижению прагматических целей оздоровления экономики. Распределение хозяйственных полномочий на региональном уровне, формирование рыночной инфраструктуры и механизмов, выбор финансово-налогового и других методов регулирования важно привести в соответствие с региональными особенностями страны. Реализация принципа федерализма предполагает учет всего многообразия региональных условий при выборе моделей и правил экономического поведения.

Дифференциация режимов хозяйствования будет способствовать углублению функциональной специализации территорий, расширению правохозяйственной, финансовой и экономической самостоятельности.

Углубление межрегиональных связей и развитие конкурентных преимуществ регионов связаны с образованием новых форм функционирования территорий при широком использовании возможностей придания территориям свободного статуса (зона свободного предпринимательства, зона свободной торговли, национальный парк, свободная экономическая зона, зона экологического бедствия и т.д.). Введение особого статуса территории даст положительный результат, если данный статус соответствует условиям ее развития и подкрепляется реализацией необходимого комплекса сопутствующих мер. Появление новых региональных образований будет стимулировать трудовую, предпринимательскую и инвестиционную активность, приток иностранных капиталов и технологий.

На развитие российской экономики огромное влияние оказывают региональные сети организации деловых отношений хозяйствующих субъектов, определяющие региональные ритмы движения реальных и денежно-финансовых потоков, модель регионального времени. Регионализация хозяйственных процессов предполагает расширение основ саморегулирования, создание условий для саморазвития субъектов хозяйствования при поддержке местных властей. На местном уровне требуется конкретизация методов, способов и механизма достижения целей, определенных в рамках федеральной политики с учетом демографических, экологических, социально-экономических, ресурсных и других факторов с целью расширения возможностей получения соответствующих товаров и услуг населению. Регионы должны активно развивать малый бизнес на базе собственных ресурсов, создавая в то же время благоприятный инновационный, предпринимательский и инвестиционный климат для формирования кооперационных связей малых, средних и крупных предприятий.

В современных условиях концентрация экономической и политической власти в руках узких групп сложилась не только в системе неформальных связей, но и закреплена в учреждениях российской государственности. Ограничения для исполнителей публичной власти на федеральном уровне формально установлены, но на органы государственной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления они не распространяются. В региональных структурах законодательной власти на постоянной основе работают не много депутатов;

при этом только на ''постоянных" депутатов распространяется запрет на совмещение с депутатским мандатом государственной службы и предпринимательской деятельности. В результате региональные структуры представителей власти состоят из чиновников, как правило, глав администраций разных уровней, предпринимателей и директоров. Наличие института законодателей совместителей способствует концентрации экономической, административной и законодательной власти, поэтому от данного института необходимо отказаться.

Следует обеспечить активный диалог между предпринимателями и властями, широкое информирование общественности о реальных делах бизнеса и власти, прозрачность движения потоков финансовых средств бюджетных и некоммерческих фондов. Для повышения конкурентоспособности региональной экономики важное значение имеет создание организационных механизмов, программ и проектов, объединяющих региональные и местные органы власти, а также коммерческие предприятия для решения задач информирования и поддержки потенциальных инвесторов на основе разработанных критериев и условий получения финансовой поддержки, координации деятельности предприятий по мобилизации внутренних резервов повышения загрузки производительных мощностей, способных удовлетворить потребности внутреннего рынка, реализации имеющихся возможностей в экспортных производствах, в том числе предприятий ВПК, трансформации системы управления на предприятиях региона, превращения их в рыночные структуры и повышения качества управления.

Мировая практика указывает на целесообразность широкого использования региональными властями различных методов воздействия не только на спрос, но и на предложение продукции, особенно в условиях необходимости осуществления конверсии военного производства. Так, опыт США свидетельствует о том, что результативность проведения конверсии во многом связана с ответственным отношением региональных властей к данному процессу, привлечением заинтересованных групп, которые формируются из представителей персонала администрации предприятий, органов власти и иных региональных институтов.

Основная задача таких групп – достижение не краткосрочного финансового выигрыша, а долгосрочного роста производительности путем разработки и реализации программ альтернативного использования ресурсов, перепрофилирования производства и изменения ассортимента выпускаемой продукции. На этой основе возникает реальный контроль за менеджерами в режиме активного проведения конверсии, изменяется “пучок” прав владельцев конверсируемых предприятий. Профессор С.Мелман, активный сторонник в США создания комитетов альтернативного использования ресурсов, выступает не только за проведение государством политики неокейнсианства за счет роста государственных расходов, но и путем регулирования структурных изменений на микроуровне [151].

Институционально-технологическая стратегия развития экономики России в системе временных координат должна способствовать гармонизации разнообразных ее ритмов, обеспечивая поэтапное решение задач перехода от индустриального общества к постиндустриальному с учетом сложившихся в мире тенденций изменения форм организации времени и особенностей страны. Это предполагает усиление роли социокультурной сферы и свободного времени как важнейшего компонента общественного благосостояния;

возрастание роли науки и научно-технического прогресса, развитие творческих начал в трудовой деятельности и повышение роли стимулов творческой самореализации личности, диверсификацию системы образования и создание системы непрерывного обучения в течение всей жизни, изменение структуры потребностей, гуманизацию и демократизацию национальных систем организации времени.

России необходим “рационально-агрессивный” тип стратегии роста, способный вывести страну с периферийной траектории развития. Ее приоритетами в долгосрочной перспективе могут стать переход к использованию высоких и экологически чистых технологий, рост выпуска техноемкой и наукоемкой продукции.

Важнейшими чертами новой модели должны являться: высокая доля валовых инвестиций в ВВП, активная роль государства в решении инвестиционно-структурных проблем;

субсидирование инвестиций;

перекрытие каналов утечки капиталов, ограничение потребления предметов роскоши;

создание общих и специальных стимулов для инвестиций;

формирование современных отраслей, соответствующих максимальному потенциалу роста производительности времени, технологическим возможностям страны и имеющих перспективы спроса на продукцию;

поддержка инвестиционной активности крупных, средних и малых предприятий, создание благоприятной институциональной структуры экономики.

При выборе вариантов производства общественных благ важно учитывать разнообразные инфраструктурные эффекты, обусловленные влиянием движения потоков общественных благ на динамику системных взаимосвязей экономики и ее темпоральных параметров. Данные эффекты могут возникать в производстве и потреблении, иметь различную продолжительность и масштабы распространения (локальные, региональные, отраслевые, макроэкономические, глобальные и т.д.), оказывать положительное или отрицательное воздействие на развитие экономических процессов в системе временных координат.

Особенности функционирования отдельных отраслей и секторов экономики обусловливают определенные различия в механизме формирования результатов и затрат, что необходимо учитывать в процессе проектного анализа. Комплексный подход при определении эффективности проектов может быть реализован на основе использования методов оценки непосредственного экономического эффекта и сопутствующего экономического эффекта (ущерба).

Рассмотрим некоторые возможности применения подобных методов на примере определения эффективности инвестиций в системы городского пассажирского транспорта (ГПТ), которые имеют жизненно важное значение для обеспечения устойчивого социально экономического развития городов страны.

Низкое качество и неразвитость систем ГПТ вызывают значительный экономический ущерб в связи с действием многочисленных отрицательных факторов. При обосновании направлений улучшения ГПТ, потребностей в объемах инвестиций и выборе рациональных вариантов инвестиционных программ важно обеспечить комплексную оценку эффективности принимаемых решений с учетом экономических, социальных и экологических результатов и издержек. Ежедневно обеспечивая трудовую, бытовую и культурную жизнь города, пассажирский транспорт в силу своей значимости должен быть доступным для всех слоев населения. Но при таком подходе, как показывает опыт большинства городов мира, общественный пассажирский транспорт как экономическая система не может быть рентабельным в финансовом отношении. Дотации в зарубежных странах на развитие общественного транспорта часто составляют от 40 до 60 %.

В нашей стране продолжительное время эффективность инвестиций в развитие ГПТ определялась путем деления разницы между ежегодными доходами и эксплуатационными расходами на величину инвестиций. В 70-х гг. ГПТ стал убыточным, и его эффективность рассчитывали на основе относительной экономии транспортных издержек. Переход к рыночным отношениям обусловливает необходимость пересмотра сложившихся подходов, разработки таких методических основ, которые учитывали бы необходимость обеспечения условий конкуренции между различными видами транспорта, возможности свободы выбора населением наиболее эффективных транспортных услуг, изменение спроса пассажиров в зависимости от объема и структуры их доходов, другие факторы. В этой связи особый интерес имеет изучение теории и практики оценки эффективности систем ГПТ в экономически развитых странах.

В странах Запада отказались от одностороннего подхода к ГПТ, при котором учитывается лишь его финансовая рентабельность. Так, правительство Франции еще в начале 80-х гг. пришло к выводу, что при развитии городского транспорта необходимо учитывать его “социальную стоимость”, то есть оценивать все расходы на все виды транспорта (в том числе индивидуального), а также убытки, обусловленные шумом, загрязнением воздуха, потерями времени, потерями городской территории, расходом энергии и гибелью людей в дорожно-транспортных происшествиях (ДТП), не ограничиваясь изучением одной лишь рентабельности. Аналогичный подход характерен и для других стран. Например, в Англии при оценке проектов подземных систем общественного транспорта в рамках годового баланса учитывают экономию времени и средств на поездки, снижение расходов на паркование индивидуальных автомобилей, экономию в результате безопасности перевозок, уменьшение стоимости содержания магистралей, суммы, получаемой в виде налогов, и другие факторы. В то же время результаты оценки во многих случаях имеют большие расхождения из-за несовершенства методики расчетов.

Оценку эффективности развития систем ГПТ целесообразно осуществлять, опираясь на получившие признание общие подходы анализа эффективности хозяйственных процессов в рыночных условиях, учитывая особенности систем ГПТ и многообразие форм проявления результатов (эффектов) их совершенствования. Эффект капитальных вложений и других затрат в систему ГПТ выражается посредством социального, экологического и экономического эффектов (результатов).

Социальные результаты, которые достигаются за счет расширения и совершенствования материальной базы ГПТ, а также на основе мероприятий, не требующих капитальных вложений, выражаются в повышении безопасности передвижения, улучшении физического развития населения, сокращении заболеваемости, увеличении продолжительности жизни и активной трудовой деятельности человека, росте свободного времени и повышении качества его использования, способствующего росту культурного и образовательного уровней населения. Экологические результаты заключаются в уменьшении отрицательного воздействия ГПТ на окружающую среду и связаны со снижением загрязнения ее вредными выбросами, шумом и экономией городской территории.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.