авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«В.В. БИРЮКОВ, Н.В. РЫСАК ИНСТИТУЦИОНАЛЬНО-ПРОСТРАНСТВЕННАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ ЭКОНОМИКИ РОССИИ Омск ...»

-- [ Страница 2 ] --

Таблица Классификация факторов институционально-технологической трансформации ФАКТ ОРЫ ПРОЦЕ ССА Т РАНСФОР МАЦИ И I. БЛОК институционально-организационных факторов 1.1. Факторы рынка 1.1. Факторы рыночных взаимодейст 1.1.1. Ценовые факторы (уровень цен, вий Контекстуально-устойчивые факторы дифференциация цен по отраслям) 1.1.1. Взаимное влияние цен (динамиче 1.1.2. Неценовые факторы (степень изно- ские ряды) са ОФ, объемы прямых инвестиций) 1.1.2. Неценовые взаимные влияния (диф 1.1.3. Факторы спроса (структура спроса, ференциальная конъюнктура, комплемен потребности субъектов рынка в товарах тарность субъектов) и услугах) 1.1.3. Колебания спроса на основе рыноч 1.1.4. Факторы предложения (объем то- ных взаимодействий (эластичность) варов собственного производства, ассор- 1.1.4. Колебания предложения на основе тимент) рыночных взаимодействий 1.1.5. Диверсификация субъектов рынка 1.1.5. Движение субъектов по отраслям Функционально-вариативные (по отраслям, по группам товаров) и сферам деятельности в регионе (фактор 1.1.6. Статическое равновесие рынка перелива капитала) 1.1.6. Динамическое равновесие рынка 1.2. Структурно-организационные 1.2. Факторы структурно-организацион факторы ных взаимодействий 1.2.1. Интенсивность и глубина норматив 1.2.1. Нормативно-правовая обеспечен но-правовых изменений ность предпринимательской деятельно 1.2.2. Динамика организационно-эконо сти мических форм хозяйствующих субъектов 1.2.2. Фактор соответствия субъектов 1.2.3. Фактор снижения/повышения неоп институциональной среде (кол-во бан ределенности и риска во взаимодействиях кротов) 1.2.4. Фактор критического заимствования 1.2.3. Фактор риска и «взращивания» институтов 1.2.4. Уровень интегрированности пред 1.2.5. Практика совершенствования тран принимательских структур сакций 1.2.5. Фактор неформальности управле 1.2.6. Фактор управляемости субъектов ния 1.3. Институционально-сетевые 1.3. Факторы институционально-сете факторы вых взаимодействий субъектов рынка 1.3.1. Наличие узлов, ядер развития 1.3.1. Фактор скоординированности в экономической системе 1.3.2. Коммуникативность, реципрокность, 1.3.2. Фактор связанности субъектов интенсивность связей факторы экономической деятельности, сила и 1.3.3. Фактор снижения неопределенности направление связей во взаимодействиях субъектов 1.3.3. Наличие различных сетей, сила 1.3.4. Трансакционная эффективность сети связей в них (плотность сетей) (уровень трансакционных издержек) 1.3.4. Количество и эффективность субъ- 1.3.5. Уровень результативности модифи ектов-сетей в экономической системе каций 1.

3.5. Фактор модификации субъектов и структур управления в сетях II. БЛОК факторов распределения прав собственности 2.1. Фактор наличия собственников 2.1. Фактор динамики субъектов и показа Функционально-вариативные факторы Контекстуально-устойчивые факторы и концентрации собственности телей концентрации собственности 2.2. Характер распределения прав собст- 2.2. Фактор динамики и вариативности венности причин перераспределения прав собствен 2.3. Уровень дифференциации в доходах ности от собственности 2.3. Динамика дифференциации в доходах 2.4. Фактор поглощений и слияний в от- 2.4. Динамика поглощений и слияний про раслевом и территориальном аспектах странственно-экономических структур раз 2.5. Прецеденты возникновения и разре- личного уровня шения имущественных споров и конф- 2.5. Уровень результативности разрешения ликтов конфликтов III. БЛОК культурно-ментальных факторов 3. Факторы культуры, информации 3. Факторы информационно-знаниевых Функционально-вариативные факторы Контекстуально-устойчивые факторы и знаний взаимодействий в культурном контек 3.1. Наличие выработанных и принятых сте культурно-ценностных установок 3.1. Практики получения и интерпретации 3.2. Уровень компетентности, профес- информации, знаний, опыта в соответствии сионализма и культуры с культурно-ценностными установками, 3.3. Фактор информационной обеспечен- традициями ности и доступности элементов культуры 3.2. Динамика конфликтов из-за различий 3.4. Характер культурной среды в установках 3.5. Традиционность и креативность об- 3.3. Результаты заимствования культурно щества ценностных ориентиров 3.4. Диффузия потоков информации, зна ний и опыта 3.5. Фактор трансформации информацион ных потоков в конкурентные преимущест ва IV. БЛОК инновационно-технологических факторов 4. Факторы производственных, орга- 4. Факторы инновационно-технологи низационных и универсальных инно- ческих взаимодействий Функционально-вариативные факторы Контекстуально-устойчивые факторы 4.1. Скорость и качество распространения ваций и технологий 4.1. Уровень генерирования инноваций технологий в пространственно-эконо (интенсивность) мических структурах различного уровня 4.2. Дифференциация в использовании 4.2. Фактор инновационно-технологичес передовых технологий по отраслям кой взаимосвязанности субъектов процесса 4.3. Наличие «усеченных» инновацион- 4.3. Уровень организации взаимодействий ных циклов в цепочке «изобретение-внедрение»

4.4. Фактор положительного эффекта 4.4. Практика «доведения» инновационной внедрений продукции до конкурентного уровня 4.5. Показатели затратности инноваций в 4.5. Инновативность хозяйственной среды единицу экономического времени Базисные факторы трансформации предстают в ходе процесса в виде структур и сложившихся взаимодействий;

контекстуально-устойчивые временных диффузных инсталляций, а функционально-вариативные в виде потока информационных, институциональных, трудовых, материальных ресурсов, пронизывающего реальный и трансакционный сектора экономи ки. Устойчивость процесса институционально-технологической трансфор мации связана с эффективностью пространственно-экономических струк тур и способна усиливаться воздействием результирующей прогрессивной компоненты межличностных и институциональных взаимодействий. В ка честве важнейших витальных характеристик трансформации выступают процессы преодоления пространственной неоднородности в необходимых масштабах и обеспечения концентрации и диффузии технологических и организационных инноваций без ущерба для культурно-предметной и мен тальной систем общества.

Выделенные стержни процесса (структуры и взаимодействий наряду с ключевой характеристикой современной экономики – неоднородностью) отражают сложность, многоуровневость, полифункциональность, разнова риантность трансформации. При этом взаимосвязи, складывающиеся в ка ждом слое процесса базисном, контекстуально-устойчивом и функцио нально-вариативном, обусловлены влиянием пространственной неодно родности, имеют разную природу, они политемпоральны, формируясь в режиме несовпадения деятельностных ритмов;

неоднородность способна мультиплицировать свое влияние практически на все аспекты трансформа ции, многократно усиливая контртенденции.

С одной стороны, неоднородность «задает» границы функциониро вания хозяйственных процессов в настоящем, с другой, путем инсталляций событийных и ресурсных потоков прошлой экономической деятельности, воплощается в виде пространственного разнообразия и многоукладности ресурсов, факторов и структур. На основании вырабатываемого подхода в пространственной неоднородности обнаруживается временной аспект, об ретающий в трансформационном процессе специфические качества и обо значаемый как неопределенность. Наряду с имманентным единством в фе номенах неоднородности и неопределенности выявляются и содержатель ные различия, неоднородность, усиливая национальную специфику систем и элементов хозяйства, опредмечена в сложившихся природно-ресурсных конфигурациях и пространственно-экономических структурах. В свою очередь, неопределенность, проявляясь в характере, траектории и частично в результатах социально-экономических процессов, реализуется в динами ке взаимодействий институционально-организационных, культурно ценностных, инновационно-технологических факторов, а также факторов распределения прав собственности.

Неоднородность предстает результатом прошлой и настоящей неоп ределенности, производной «path dependent» (по Д.Норту), а феномен не определенности сформирован и детерминирован дуальными потоками эко номического времени из настоящего и будущего, развертывающимися в контурах неоднородной экономики [16, с. 100]. В соответствии с выявлен ными аспектами, предлагается схема, отражающая взаимосвязи между ха рактеристиками пространственной неоднородности экономики (рис. 4), на основе которой феномен пространственной неоднородности обнаруживает себя в виде взаимопроникающих и взаимообусловленных категорий про странства – времени.

Территория Время Критерии: неоднородность неопределенность Свойства: фрагментарность многоуровневость разнокачественность политемпоральность Проявления ресурсная исходные состояния в экономике: структурная процессы институциональная результаты Рис. 4. Аспекты пространственной неоднородности Неоднородность экономики в территориальном аспекте формируется взаимовлиянием ресурсных (природно-географических) факторов, усили ваясь воздействием факторов структурной (территориальной и отраслевой) и институциональной неоднородности. В свою очередь неопределенность предстает в координатах многоуровневого экономического времени как ре зультирующий процесс сочетания временных потоков (прошлого, настоя щего и будущего).

Прошлого: определенность процессов – определенность результа тов – сочетание устойчивых и явных взаимодействий.

Настоящего: комбинация стихийного и управляемого – частичная определенность процессов – частичная определенность результатов – со четание взаимодействий различной природы, длительности, устойчивости.

Будущего: комбинация устойчивых траекторий, природа которых восходит к предыдущим периодам, и системных бифуркаций – неопреде ленность процессов – неопределенность результатов – неустойчивый и широко вариабельный характер пространственных взаимодействий.

Правомерность подобного видения подтверждается различной сте пенью влияния критерия неоднородности на уровни хозяйственной систе мы. Так, с одной стороны, действует феномен неустранимости влияния естественного фактора природно-ресурсной неоднородности, с другой – развивается способность неэффективно организованной системы к воспро изводству структурной и институциональной неоднородности, воплощаю щейся в создании искусственных диспропорций, институциональных и технологических «барьерах» и «ловушках» трансформации.

Следует отметить, что влияние неоднородности на ход трансформа ционных процессов будет различаться в зависимости от уровня нацио нальной экономики (федеральные округа, регионы, города, отдельные предприятия), варьируясь от высоких значений дифференциации экономи ки на макро и мезо уровнях до условно низких на микро. Выделение услов но низкой дифференциации связано с разнокачественными проявлениями неоднородности на уровне отдельных предприятий и фирм: нивелируясь в институциональном и структурном аспектах (в которых как формальные и неформальные институты, так организационные и технологические структуры приведены в системное соответствие), неоднородность сохраня ется в отношении ресурсов. Последнее связано с неравномерным распре делением и вовлечением производственно-технологических, трудовых и других ресурсов предприятия в его деятельностные процессы.

В свою очередь, неопределенность также будет изменяться в разные периоды трансформации: от высокой в начальный период развертывания основных тенденций, до средней в период стабилизации, и низкой на этапе завершения. С подобных позиций сочетание высокого уровня неоднород ности с высоким уровнем неопределенности выявляет начальный период развертывания трансформационного процесса на макроуровне. Соответ ственно, возможны другие варианты сочетания неоднородности неопределенности в процессе институционально-технологической транс формации:

– высокая неоднородность / обычная (привычная) неопределенность возникает в случаях реализации региональных программ развития, объе диняющих ряд пространственно-экономических структур;

при этом вари анте высокая неоднородность хозяйственного пространства обусловливает разнообразие и дифференцированность в траекториях, а обычная неопре деленность – схожесть предполагаемых результатов;

– высокая неоднородность / низкая неопределенность, являет собой предельные состояния процесса трансформации, которые связаны с перио дом завершения последней;

– условно низкая неоднородность / высокая неопределенность прояв ляют себя в трансформационных процессах, развертываемых в виде ком плексных преобразований в отраслевых пространственно-экономических структурах, СЭЗ, технопарках;

– условно низкая неоднородность / обычная (привычная) неопреде ленность обнаруживают себя в период стабилизации аналогичных процес сов и тенденций в пространственно-экономических структурах со схожим уровнем развития;

– условно низкая неоднородность / низкая неопределенность возмож ны в завершающий период трансформации на микроуровне хозяйственной системы.

Выявленные особенности позволяют дать обоснованную оценку влияния феномена неоднородности на ход процесса институционально технологической трансформации как в экономике в целом, так и в про странственно-экономических структурах различного уровня. В свою оче редь, логика причинно-следственного анализа развертывается вокруг вы явленных взаимосвязей: неопределенность усиливается или уменьшается состоянием неоднородности в современной экономике, а неоднородность порождает собственные негативные тенденции, динамика и характер кото рых детерминированы неопределенностью экономических процессов. При этом, активное взаимовлияние неоднородности-неопределенности в ходе трансформации связано как с неуклонно возрастающей скоростью измене ний в контексте современного мирового хозяйства, так и с необходимостью повышения реактивности участников процесса при формировании эффек тивной поведенческой реакции на управляющие сигналы. Последнее ста новится в современных условиях все более сложно выполнимым, так как потоки изменений в институционально-организационном, распределения прав собственности, культурно-ментальном и инновационно-техноло гическом блоках трансформации имеют противоречивый характер и спо собны формировать деструктивные тенденции.

Уточняя роль рынка в процессе институционально-технологической трансформации необходимо выделить феномен многократного расширения им своих функций. В современной экономике рыночную среду (как соци альное образование) формируют элементы различной природы, и развер тываются по меньшей мере три типа социально-экономических взаимодей ствий: между субъектами предпринимательской деятельности (хозяйствен ный уровень);

между государственными институтами и хозяйствующими субъектами (административный уровень);

между государственными, ры ночными институтами и хозяйствующими субъектами (многоуровневость охвата). Соответственно, рыночная среда, сформированная социальными взаимодействиями, непрерывно диффундирует собственные семантические конструкции в культурно-ценностный контекст общества, закрепляясь в тех или иных формах.

Характер взаимосвязей (инерционные, реактивные, интерактивные) и подвижность «сцепов» между факторами процесса, которые могут быть оценены с позиций эффективности как в «+», так и в «–», определяют раз нообразие организационно-предпринимательских форм, различных типов сетевых взаимодействий, основанных на кооперации и сотрудничестве, а также уровень инновативности субъектов рыночной среды в процессе трансформации.

Выделенные факторы трансформации: институционально-организа ционные, распределения прав собственности, культурно-ментальные и ин новационно-технологические, на практике взаимодействуют в контурах пространственно-экономических структур различного уровня, формируя энергоинформационные «поля», которые подпитывают активизирующий, преобразовательный потенциал указанных структур. Возникающий синер гетический эффект взаимодействий, помимо общезначимой позитивной компоненты, проявляет и неожиданный ракурс своего влияния: способст вуя становлению более жестких критериев и рамок соответствия локаль ных процессов в пространственных структурах общим характеристикам трансформационного потока, его направлению, скорости и траектории, де лает возможной реализацию и тупикового сценария. В случае последнего, задаваемые внешним контекстом требования превышают имеющийся ин ституционально-организационный, инновационно-технологический и куль турный потенциал пространственно-экономических структур, что в резуль тате приводит к демпфированию процессов преобразований, накоплению негатенденций.

Политемпоральный характер взаимосвязей, складывающихся в каж дом слое трансформационного процесса (базисном, контекстуально устойчивом и функционально-вариативном) обусловлен разнообразной природой формирующих их элементов, поэтому возникающие в ходе трансформации несовпадения деятельностных ритмов связаны, помимо пространственной неоднородности, с феноменом многоуровневости вре мени, которое различается по степени событийной наполненности как для субъектов социума, так для техно- и институциональных структур. Такая дифференциация, проявляясь в виде ритмических диссонансов, асиммет ричности и асинхронности трансформационных потоков, актуализирует решение проблемы экономического времени в двух аспектах: научно теоретическом и прикладном. Первый заключает в себе вопрос определе ния меры экономического времени;

второй – решение проблемы формиро вания особого режима экономического времени в процессах преобразова ний.

Подобная проблема – определения единицы экономического време ни в функционирующей хозяйственной системе занимает важное место в исследованиях ученых [16, 20, 39, 53, 61, 118], в современных же условиях усилена спецификой социально-исторического контекста мировой эконо мики (в том числе вызванной влиянием неоднородности). В соответствии с парадигмой экономической науки, время до ХХ века рассматривалось как фактор внешней среды. По мере теоретического «освоения» проблем соци ально-экономического развития, выявлялся циклический характер хозяйст венных процессов, предстающих в «виде потока событий», что потребова ло выработки новых подходов к исследованию экономического времени [39, 62]. С современных позиций уже требуется «анализ взаимосвязи раз нообразных экономических ритмов, взаимодействия различных слоев эко номического времени» [16, с. 100], поскольку экономическое время сегодня уже «перестает быть некоей внешней счетной единицей. Оно является внутренней характеристикой системы…» [там же].

«Экономическое время выступает многомерным пространством хо зяйственной деятельности субъектов, интегральным измерителем затрат ресурсов и хозяйственных результатов, регулятором экономических про цессов и синхронизатором изменений институциональных и технологиче ских систем» [16, с. 4].

Для определения характера экономического времени в процессе трансформации можно использовать совокупность двух групп показателей:

1) параметры скорости и величины потока событий;

2) продолжительность отдельного экономического события и дли тельность исследуемой цепи событий [16, с. 100].

Актуализации категории пространственно-экономических структур в современных исследованиях связана с изменениями в методологии науч ного анализа. Трансформационные процессы могут распространяться только в среде, само существование которой не предполагает границ, а лишь некоторые контуры. Предлагаемый ниже подход будет основывать ся на позиции Д.Харвея, согласно которой «понятие пространство можно считать достаточно гибким, чтобы определить его в зависимости от каждо го конкретного случая и также конкретно обозначать его и формализовать посредством различных пространственных языков» [166, с. 76].

Таким образом, объективный ракурс в исследовании институцио нально-технологической трансформации основывается на пространствен ном содержании как самих процессов и взаимодействий, так и статичных конфигураций.

Процесс институционально-технологической трансформации эко номики России предстает в координатах многоуровневого экономического времени в виде совокупного потока, сформированного институционально организационными, инновационно-технологическими и культурно-цен ностными факторами, а также факторами распределения прав собственно сти, проявляясь различным образом на уровнях хозяйственной системы, в том числе в виде формирующихся взаимосвязей (внутренних, внешних, устойчивых, ad hoc), направления и интенсивность которых в ходе транс формации изменяются, преобразующих ресурсы в качественно иные со стояния.

Выбранный ракурс исследований предполагает анализ «тканевой основы» процессов институционально-технологической трансформации, соответственно анализ тех пространственных структур, через которые при определенных условиях «прорастают» (либо нет) инновационные практи ки, эффективные институциональные взаимодействия и т.д. Рассматривая пространственно-экономические структуры в подобном исследователь ском «русле», следует отметить, что разнообразие их форм, многовариант ность направлений и траекторий развития как нельзя лучше соответствуют конструкциям «новой» экономики с ее «глобальной взаимозависимостью, асимметрией, регионализацией, необычайно изменчивой геометрией про странственно-структурной организации» [53, с. 117].

В контурах пространственно-экономических структур происходит концентрация, отражение и трансформация подсистем, элементов, и ре сурсных потоков разных уровней национальной экономики. В результате в пространственно-экономических структурах происходит не только перенос свойств макро-, мезо- и микроуровня, но и формирование совокупности особых эмерджентных свойств. Одновременно развертываются разнона правленные процессы: наряду с резонирующим эффектом от воздействий макроуровня, демпфируется часть неэффективных или неадекватных по отношению к системе сигналов. В условиях усиливающейся в процессе трансформации дифференциации, необходимым условием организации взаимодействий на микроуровне становится «синхронизация ритмов раз ных видов деятельности» [ 118, с. 99], а на макроуровне – преодоление не однородности «пространств, в которых разворачиваются экономические действия» [там же, с. 119]. Указанное обстоятельство требует соотнесения и взаимоувязанности собственных целевых ориентиров пространственно экономических структур с совокупностью стратегических, функциональ но-целевых установок процесса технологической трансформации в контек сте устойчивого развития, которое предполагает баланс взаимоотношений в триаде «природа-хозяйство-человек» [24, 36, 72, 112, 117, 132].

Пространственно-экономические структуры (ПЭС) предстают в виде совокупности социально-экономических процессов, структурно орга низованных сложившейся конфигурацией подсистем и компонентов, а также потоками ресурсов и уровнем экономических взаимодействий, диа лектически развертывающихся в определенных пространственно-вре менных координатах. Высокая интенсивность внутренних взаимодействий систем и компонентов пространственно-экономических структур обуслав ливает их системную целостность и предполагает наличие объективных предпосылок для развертывания процессов трансформации.

Указанные структуры в ходе трансформации предоставляют собст венную достаточно инертную ткань для «вживления» «корневой системы»

реформ на разных территориальных уровнях и в отраслях, что позволяет в ходе теоретического анализа определять общее и особенное в процессах пространственного развития экономики России. С подобных позиций, предлагается классификация пространственно-экономических структур (табл. 2), с выделением территориального и отраслевого аспектов.

Таблица Классификация пространственно-экономических структур Наименование пространственно- Критерии анализа пространственно экономических структур экономических структур Институционально-структурные, предстаю 1. Территориальные структуры 1.1. Мезоструктуры (федеральные ок- щие в статике и динамике: факторы рынка и руга, регионы) рыночных взаимодействий;

факторы инсти 1.2. Центральные города, региональныетуционально-организационной структуры и столицы взаимодействий;

институционально-сетевые 1.3. Дихотомии Центр-периферия и информационно-знаниевые факторы и взаимодействия Пространственно-технологические конфигу 2. Пространственно-отраслевые рации;

состояние и динамика отраслевых структуры 2.1. Совокупность предприятий-атомов взаимосвязей в контурах ПЭС (интенсив по отраслям, функционирующих в тер- ность, плотность, направления);

влияние риториальных контурах пространственной неоднородности 2.2. Сетевые предприятия различного уровня 2.3. Предприятия – элементы нацио нальных холдингов 2.4. Предприятия – элементы ТНК 2.5. Региональные кластеры Взаимосвязи основных систем и компонентов современной эконо мики эволюционируют и преобразуются в многомерные полиядерные се тевые структуры, укрепленные институциональным каркасом, становится возможным представить экономику страны в виде совокупности простран ственно-экономических структур, пронизанных трансформационным по током и «существующих» в некоторой системе координат. При этом каж дая из пространственно-экономических структур в различной степени спо собна взаимодействовать с другими, то есть обладает интерактивным по тенциалом, что предопределяет возможности формирования «цепной ре акции» преобразований в ходе трансформаций. С подобных позиций оцен ка интерактивного потенциала, а также рейтинга пространственно экономической структуры в определенный период, может основываться на совокупности условно выделяемых координат, отражающих состояние ПЭС в процессе трансформации, для чего предлагается использовать раз работанную автором «диагностическую карту» (см. табл. 1).

В качестве обстоятельства, смягчающего произвольный выбор сис темы координат, выступят тезисы Дж.Ходжсона с его же условием, что не все системы координат оказываются одинаково полезными или функцио нальными [153, с. 144].

Так, институционально-организационная координата характеризует состояние пространственно-экономической структуры в ходе трансформа ции в трех аспектах: во-первых, в аспекте развития формальной компонен ты – уровень развития институциональных структур, формальных рутин, соответствие институционально-нормативной среды требованиям реформ.

Здесь же выявляется уровень «реципрокности» и комплементарности ад министративных институтов, степень развития институционального пред принимательства, устойчивость институциональных изменений. Во вторых, в аспекте структурной организованности в ходе трансформации хозяйствующих субъектов, и в этом случае в основу оценки закладываются факторы структурно-организационные и институционально-сетевые (раз делы 2 и 3 Блока I «диагностической карты»). В-третьих, в аспекте органи зации рынка и рыночных взаимодействий в пространственно-эконо мической структуре в процессе трансформации, оценка которых может быть представлена с использованием факторов раздела 1 Блока I «диагно стической карты».

Выделение координаты распределения прав собственности призва но отражать в пространственно-экономической структуре состояние и ди намику дифференциации в распределении прав и доходов от собственно сти, заключать прогностическую оценку социально-экономических по следствий подобного распределения.

Состояние культурно-ментальной координаты, по замыслу, отража ется в оценках «креативных» элементов социокультурной среды в про странственно-экономической структуре, традиционности, «укладности»

общества и иных факторов культуры и их взаимодействий.

Выделение инновационно-технологической координаты обусловле но, с одной стороны, целевыми установками хозяйственных реформ в ходе трансформации, с другой, объективной необходимостью активизации ин новационных факторов в «ткани» пространственно-экономических струк тур разного уровня. В подобной связи, для оценки состояния инновацион но-технологической координаты предполагается использование статисти ческие и экспертные данные по производственным, организационным, универсальным инновациям и технологиям и их взаимодействиям в ходе процесса институционально-технологической трансформации.

Координата информационно-знаниевая предстает в современных ус ловиях отдельным системнозначимым показателем трансформационного процесса. Функциональный аспект в данной связи воплощается в двойную задачу;

с одной стороны, эффективное информационное сопровождение трансформационного процесса и хозяйственных реформ, с другой – обес печение участников (акторов) трансформации своевременной информаци ей, отражающей дисфункции либо новые тенденции процесса. Логика ин формационных взаимодействий, складывающихся в контурах пространст венно-экономических структур, основывается, с одной стороны, на факто рах внешнего порядка – процессах глобализации, становления элементов информационной экономики, специфике национального информационного поля, с другой – на культурно-историческом потенциале самих структур.

Таким образом, информационная координата представляет собой много уровневую оценку развития сети коммуникаций и средств массовой ин формации, информационной поддержки процесса трансформации, уровня информационной асимметрии и иных факторов информационно-зна ниевых взаимодействий, представленных в Блоке III «диагностической карты».

Следует отметить, что в российских условиях инерционность инсти туциональных структур в значительной степени препятствует формирова нию эффективного институционального контекста в процессе трансформа ции, проявляясь в демпфировании системно эффективных сигналов из центра или соседних регионов. Подобные явления предстают в информа ционном поле преобразований искаженными, поскольку из всего массива управленческих сигналов, поступающих в контролирующую систему, вы бирается только та информация, которая соответствует целевым установ кам региональной бюрократии и амбициям аппарата управления.

Пространственно-временная координата, основанная на учете кри терия неоднородности, позволяет связать темпоральные характеристики процесса трансформации в контурах пространственно-экономических структур с факторами ресурсной неоднородности: природно-географи ческой, технологической, демографической. В пространственно-эконо мических структурах многоуровневый процесс трансформации формирует различные временные режимы, дифференцированные по степени собы тийной наполненности, состоянию деятельностных ритмов: высокие ско рости изменений в городском режиме и «неторопливые» – в сельском.

В качестве дополнительного теоретического ракурса выявился «кон центрический» аспект анализа пространственно-экономических структур, основанный на методологии Н.Д.Кондратьева [61, с. 301–306]. В соответ ствии с теорией Н.Д.Кондратьева, российская экономика предстает в виде трех концентров, элементы которых, простые и сложные, кумулятивные и элементы «потока» существуют и развиваются не сами по себе, а в про странственно-структурной взаимосвязи. При этом в пространственно экономических структурах особую роль играет рынок, выступая в трех ипостасях;

рынок как узел в сети экономических взаимодействий;

рынок как социальный институт;

и, наконец, рынок как «полигон», на котором и с помощью которого проявляются результаты комбинации элементов из различных технико-экономических укладов.

Выделение цены в качестве важнейшего итогового экономического феномена требует отметить, что значимым моментом в процессе транс формации становится не только ценовой фактор, но и общий уровень цен, скорость изменения цен под влиянием генерируемых и диффундируемых организационных и технологических инноваций. Помимо отмеченной осо бенности, приоритетными в координатах современного хозяйства стано вятся элементы третьего концентра, связанные, во-первых, с институцио нальной средой: социально-правовые условия, во-вторых, со знаниями и технологией, содержание которых раскрывается через величину потока доходов в единицу экономического времени, потока инноваций, трансфера знаний.

Подобный подход структурирует экономику «по-вертикали» цено выми факторами, а «горизонтальная» ось базируется на взаимодействии трех видов базисных систем функционирования и развития экономики – населения, социально-правовых условий, техники. В качестве фундамента народного хозяйства выступает земля, как основа всего существования.

Безусловным это обстоятельство является и в контексте исследования, по скольку пространственные категории, не будучи связаны с землей, теряют свое содержание.

Связывая волновую природу процессов развития с их результатами, становится возможным предположить существование в ходе институцио нально-технологической трансформации явления «экономической интер ференции», которое объективно требует учета согласованности и коге рентности в направлениях, интенсивности и траекториях хозяйственных реформ. Свойства экономической интерференции частично обусловливают успешность институциональных преобразований в процессе трансформа ции и позволяют спроектировать значимые направления процесса с пози ции системной взаимоувязанности и согласованности. Анализ явления экономической интерференции позволяет обнаружить те закономерности хода трансформации, которые создают предпосылки для эффективной ор ганизации либо демпфирования значимых направлений реформ.

Следует отметить, что важным моментом структурирования эконо мического пространства страны выступает оценка интенсивности внешних и внутренних взаимосвязей в ходе трансформации. Соответственно, если организация эффективных взаимодействий между элементами, системами и субъектами процесса является одной из важнейших задач трансформа ции, то интенсификация взаимосвязей способствует получению синергети ческого эффекта в инновационно-технологических и организационных «ядрах» пространственно-экономических структур, повышая их уровень развития.

Выделение различных типов пространственно-экономических струк тур на этапах разработки и практической реализации преобразований в хо де институционально-технологической трансформации позволит, во первых, учесть специфику основных взаимосвязей, определить их направ ления и плотность, а в случае необходимости скорректировать;

во-вторых, дать оценку интерактивного потенциала пространственно-экономических структур и выявить наличие факторов конкурентоспособности.

Тенденции экономического развития, формирующиеся в пространст венно-экономических структурах различного уровня, зачастую проявляют ся как асимметричные и асинхронные по отношению друг к другу и обще му потоку трансформационных изменений. В контурах многоукладного российского хозяйства представлен широкий спектр экономических ресур сов разного качества, что объективно предполагает дифференцированный и многовариантный характер их использования при наличии ряда ограни чений, налагаемых влиянием неоднородности и базисных факторов транс формации. Соответственно нахождение наиболее эффективных способов реформирования необходимо связывать как с уровнем сложившихся в про странственно-экономических структурах воспроизводственных процессов, так и с предполагаемыми перспективами в результате трансформации, в том числе, с социальной «ценой» подобных перспектив.

Институционально-технологической трансформации экономики Рос сии развертывается на каждом из уровней – макро, мезо, микро – в виде процесса, заключающего в себе помимо классически стандартных этапов планирования, организации, мотивации и контроля, также комбинацию институциональных воздействий, регулируемую сферу информационного сопровождения.

Подобные постановки, в свою очередь, актуализируют вопросы оценки экономических ресурсов и условий, соотнесения их количествен ных и качественных характеристик с уровнем требований при организации процесса преобразований. Выполнение требований в аспекте обеспеченно сти ресурсами и условиями следует реализовывать в режиме интерактив ного контроля над организуемым процессом;

при этом наличие ресурсов формирует потенциал трансформационного процесса;

условия «очерчива ют» его реальные контуры. В свою очередь, периодическая нехватка ре сурсов или их системный дефицит, невозможность создания эффективных условий способны развернуться в «угрозы», предстающие в виде институ циональных и технологических барьеров, формирующих тенденции цик лического противодействия, демпфирования процесса.

Таким образом, на этапе подготовки реформ в ходе институциональ но-технологической трансформации требуется анализ неоднородности на циональной экономики:

– в аспекте ресурсной неоднородности, в том числе природной, со циально-демографической и технологической;

– в аспекте пространственной неоднородности – территориальной и отраслевой;

– в аспекте институционально-структурной неоднородности.

Вместе с тем, важно дополнить анализ ресурсной неоднородности пространственно-экономических структур в период институционально технологической трансформации выделением помимо традиционных каче ственных и массовых ресурсов, также и уникальных;

последние, в общем случае являясь либо массовыми, либо качественными, в специфическом контексте предстают генераторами «ключевых» свойств, что позволяет структурам – пользователям этих свойств, получать дополнительную рен ту.

В соответствии с выделением трех типов ресурсов – качественных (К), массовых (М) и уникальных (У), становится возможным проводить анализ влияния фактора ресурсной неоднородности на ход трансформаци онного процесса в территориальном и отраслевом аспектах (табл. 3).

Таблица Влияние ресурсной неоднородности на процесс институционально технологической трансформации Влияние Природные ре- Производственно- Трудовые ресурсной сурсы технологические ресурсы неоднородности в ресурсы пространственном М К У М К У М К У аспекте Территориальные + ++ +++ + ++ +++ + ++ ++ структуры - - -- -- -- -- - - Отраслевые + ++ ++ ++ +++ ++ ++ +++ ++ структуры -- --- - --- --- -- -- -- Следует пояснить, что знаки « +, ++, +++» соответственно отражают возрастание компенсаторного влияния ресурсной неоднородности при дос таточном количестве ресурсов на процесс технологической трансформа ции;

и, наоборот, «-, --, ---» показывают усиление негативного влияния не однородности при нехватке ресурсов в процессе развертывания технологи ческой трансформации.

Инструментальность такой группировки позволяет дать оценку влияния ресурсной неоднородности на процесс технологической транс формации в отраслевом и территориальном аспектах, с выделением роли тех или иных ресурсов. В качестве иллюстрации в отраслевом аспекте мо гут служить данные по ведущим отраслям, ранжированным по критериям производства и потребления массовых ресурсов. Подобный подход позво ляет проводить анализ и давать оценку влияния ресурсной неоднородности в зависимости от выбранного ракурса, в масштабах трансформируемых пространственных структур.

Предлагаемая методология анализа ресурсной неоднородности осно вывается на комплексном подходе. В соответствии с последним, выявляе мая специфика ресурсной неоднородности предстает обусловленной, во первых, влиянием природно-географических факторов, во-вторых, практи кой хозяйственного освоения территорий в советский период, в-третьих, тенденциями постсоветской трансформации, связанной с переносом ак центов из реального сектора в сферу трансакционных сделок.

Кроме вышеозначенных аспектов, табл. 3 является основой выявле ния соответствующей проблематики в контексте развертывания процесса трансформации. Так, в частности, анализ трудовых ресурсов показывает, что в контурах пространственно-экономических структур на современном этапе социально-экономического развития, помимо качественных (высо коквалифицированных, опытных, здоровых) и массовых ресурсов (сред ние и низкие показатели профессионализма, состояния здоровья), особым образом выделились уникальные, предстающие носителями особых свойств в процессе практического использования. Следует отметить, что уникальными трудовыми ресурсами в координатах движения к информа ционной экономике принято считать наличие в коммерческих и государст венных структурах эксклюзивных специалистов, управленческой команды из суперпрофессионалов, или коллектива образованных креативных со трудников, объединенных общим «служением делу». Вместе с тем, в кате гории уникальных трудовых ресурсов на практике выявляется дополни тельный аспект. Так, в частности, возник и получил развитие прецедент использования в фермерских хозяйствах и строительных компаниях неква лифицированной рабочей силы, мигрирующей из Китая, которая сама по себе является массовым ресурсом. Однако использование указанного ре сурса как вытесняющего формы машинного и механизированного труда при достижении высокой интенсивности и затратах на «приобретение» и содержание в десятки раз меньших, превращает массовый ресурс в уни кальный.

Деструктивные результаты нарастания подобных тенденций прояв ляются не только в том, что подобные практики «диффундируют» из од ной отрасли в другую с мультиплицирующим эффектом, замещая полно ценные инвестиционные циклы усеченными конструкциями, но и в том, что происходит беспрепятственное закрепление подобных процессов в ткани хозяйственной жизни пространственно-экономических структур.

Прецеденты замены всех видов качественных ресурсов массовыми, в российских условиях превращенными в уникальные, вместо продиктован ного логикой развития эффекта замещения (по Ю.В.Яременко), выявляют несовершенство современного российского институционального устройст ва, позволяющего подобным ситуациям закрепляться в «рутинах». Наибо лее негативным результатом эффекта компенсации в современных усло виях становится возможность получения дополнительной ренты с одно временной утратой стимулов к инвестициям в основное и вспомогатель ное оборудование, что, в конечном счете, отражается в воспроизводстве диспропорций между факторами прогрессивного и «разоряющего» эконо мического роста.

Таким образом, предложенная методология анализа ресурсной неод нородности позволяет на этапе подготовки преобразований в ходе инсти туционально-технологической трансформации дать оценку ресурсов в про странственно-экономических структурах разного уровня и выявить соот ветствующий аспект проблематики.

В силу того, что современное хозяйство России заключает в себе ин сталлированные, опредмеченные результаты прошлых тенденций, его не однородность проявляется и в воспроизводстве высокого уровня диффе ренциации условий в ходе трансформации, в том числе, для развертывания преобразовательных процессов. Соответственно, для пространственно экономических структур значимыми становятся оценки как ресурсов, так и условий, в связи с чем выделяется следующее обстоятельство. Поскольку в сочетании условий теоретически существует определенный оптимум, по стольку этот оптимум в практическом аспекте основывается на комбина ции общих, унифицированных и специфических условий использования ресурсов. К общим относятся внешние условия, в которых «существует»

национальная экономика под воздействием процессов глобализации, через информацию (Интернет), международные институты (МВФ), мировую конъюнктуру, финансы (биржевые котировки, курсы валют). Под унифи цированными в данном контексте понимаются условия, имманентно при сущие пространственно-экономическим структурам подобного ранга, типа, иерархии. Специфические условия лишь частично связаны с результатами воздействия процессов внешнего порядка, но главным образом, с собст венными тенденциями, генерируемыми самостоятельно (стихийными и управляемыми).

Поскольку контекст трансформации задается объективно сущест вующими возможностями использования ресурсов и условиями их приме нения, а также определенным сочетанием этих условий, постольку систем нозначимые условия трансформационного процесса способны оказывать на его ход решающее влияние, образуя определенные «пучки», содержание которых коррелирует с базисными факторами трансформации (см. рис. 3).

При этом выделение отраслевого и территориального аспектов объясняет ся имманентными различиями в приоритетах развития соответствующих структур (табл. 4).

Таблица Оценка влияния условий в процессе институционально-технологической трансформации Группы условий Институ в пространствен- Ресурсные Социально- Техноло ционально-орга но-неоднородной ментальные гические низационные экономике России 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 Территориальный ++ ++ ++ + + +++ ++ ++ ++ + ++ +++ аспект - -- -- - - -- - -- --- -- -- -- Отраслевой ++ ++ ++ + ++ ++ + +++ +++ ++ +++ +++ аспект --- -- --- - -- -- -- --- --- -- -- -- Необходимо пояснить, что «+, ++, +++» означает соответственно, возрастающее позитивное влияние исследуемых условий на процесс про странственно-технологической трансформации;

и, наоборот, знаки «-, --, ---» отражают возрастание влияния негативных факторов при недостаточ ных условиях использования ресурсов в процессе технологической транс формации. При этом 1 – это общие условия функционирования, детерми нируемые координатами национального экономического пространства;

2 – унифицированные, под которыми понимаются условия, имманентно при сущие пространственным структурам подобного ранга, типа, иерархии;

3 – специфические условия, сформированные собственным потенциалом и процессами, генерируемыми самостоятельно (стихийными и управляемы ми).

Оценка влияния природных условий включает в себя взвешенные величины географических, климатических, экологических факторов, а также фактор обеспеченности собственными энергоресурсами. Аналогич ным образом оцениваются и другие группы условий. Так, влияние демо графических условий подразумевает учет факторов обеспеченности трудо выми ресурсами, профессионально-квалификационный состав. Институ ционально-технологические условия включают инфраструктурные, конст рукторско-технологические, производственные, в том числе опытное, се рийное производство. И, наконец, влияние финансовых условий оценива ется с точки зрения возможностей использования собственных, бюджет ных, коммерческих средств.

Следует отметить, что предлагаемая оценка условий использования ресурсов на каждом из уровней пространственного структурирования предполагает в результате получение комплексной оценки используемых условий, а также выявление потенциальных возможностей в их использо вании.

Подобные таблицы (3 и 4) являются аналитической основой не только для выявления потенциалов экономического роста в контурах от дельных пространственно-экономических структур, но и для мониторинга трансформационных потоков. Проблематика трансформационного периода с позиций влияния неоднородности-неопределенности предстала в сле дующей условной «иерархии»:

1) высокая стоимость электроэнергии, тепла, технической воды – фактор неоднородности;

2) отсутствие необходимого количества заказов и договоров, обеспе чивающих 100% загрузку мощностей, и, как результат взаимодействия пер вых двух групп факторов – высокая себестоимость продукции – фактор неопределенности;

3) недостаток собственных и привлеченных инвестиционных средств для технологического переоснащения при низкой рентабельности произ водства – взаимовлияние указанных факторов;

4) устойчивый дефицит качественных трудовых ресурсов – квали фицированных рабочих, мастеров, инженеров – фактор неоднородности.

Ход трансформационного процесса, основываясь на наличии условий и ресурсов, дифференцируется на каждом из уровней экономической сис темы в зависимости от характера организации времени. Организация вре мени в процессе трансформации объективно требует учета следующих факторов: на микроуровне – влияния ресурсной неоднородности на дея тельность предпринимательских структур, а также решения задачи син хронизации ритмов разных видов деятельности. Соответственно, на мезо уровне актуализируется вопрос приведения в соответствие темпоральных характеристик региональных воспроизводственных циклических процес сов. В свою очередь, макроуровень обусловливает необходимость согла сования в ходе трансформационного процесса организации времени с фак торами пространственной неоднородности: ресурсной, структурной и ин ституциональной. Кроме того, важным аспектом решения задачи рацио нальной временной организации трансформационного процесса выступает нахождение на каждом из рассмотренных уровней равновесия между ско ростью перемен и скоростью реакции на них.

Процесс институционально-технологической трансформации, раз вертываясь в контурах хозяйственной системы России, реализуется в ко ординатах многоуровневого экономического времени, детерминирован влиянием пространственной неоднородности в ресурсном, структурном и институциональном аспектах;

совокупность названных обстоятельств объ ективно требует учета их влияния как в процессе мониторинга трансфор мационных потоков, так и на этапах подготовки и развертывания направ лений хозяйственных реформ.

1.3. Экономический рост и институционально-технологические изменения Производительность хозяйственных систем различных уровней яв ляется решающим фактором их конкурентоспособности. Внедрение инно ваций позволяет фирмам в условиях рыночной экономики получать высо кие доходы за счет низких индивидуальных издержек производства и воз можности монополизации рынка в течение некоторого периода времени.

Стратегические и тактические просчеты при выборе ритмов обновления техники, технологии и продукции обусловливают снижение конкуренто способности хозяйственных систем, ухудшая их экономическое и финан совое положение. Поэтому хозяйствующие субъекты должны отслеживать текущую конъюнктуру рынка и прогнозировать ее изменение в будущем, изучать информацию о возможности появления новых технологических процессов, способных изменить в ту или иную сторону экономическую си туацию. Решение проблем экономии времени и повышения его продуктив ности во многом зависит от проводимой макроэкономической политики, ее роль в формировании конкурентоспособной экономики в современных ус ловиях существенно повышается.

Действия каждого субъекта в экономике могут рассматриваться в за висимости от конкретных обстоятельств с различных точек зрения, он мо жет анализироваться как участник не одной, а множества социально экономических групп.


Каждый субъект является одновременно участни ком и микро- и макроэкономических процессов, существуя в этом смысле в микро- и макроэкономическом времени. Экономика образует некое про странство в виде координации во времени хозяйственной деятельности людей, средств и результатов их экономических процессов. Во времени происходит взаимодействие субъектов, каждый из которых является и дей ствующим лицом, имеющим цели, опыт, ресурсы и т.д., и объектом воз действия для других лиц. Каждый субъект ориентируется на получение наибольшего удовлетворения от совершаемых им экономических действий и результатов его взаимодействий с другими субъектами.

В связи с этим в экономике на основе разделения труда между людьми возникают определенные правила (нормы) и общественные цен ности, которые помогают гарантировать ожидаемый характер реакции хо зяйствующих субъектов и способствуют согласованию их поведения в по токе времени. Закрепление во времени некоторых отношений между уча стниками экономических процессов выступает как процесс институализа ции хозяйственной жизни общества. Институты как социальные образова ния оказывают сложное воздействие на процесс структурирования и ис пользования экономического времени. Они определяют механизм произ водства, распределения, обмена и потребления национального продукта, влияют на издержки производства, их трансакционную и трансформаци онную составляющие, способствуя торможению или ускорению техноло гического и социально-экономического прогресса.

Институты различных уровней, формируя нормы и правила эконо мического выбора субъектов, во многом определяют структуру распреде ления, способы и формы использования экономического времени. Стрем ление хозяйствующих субъектов с наибольшим эффектом использовать свое время обусловливает, в конечном счете, процесс формирования и из менения институтов в соответствии с потребностями повышения продук тивности системного времени. Институты различаются не только по сфе рам и интенсивности влияния на поведение экономических субъектов, но по длительности своего существования. Совокупность основополагающих политико-правовых и социально-экономических правил образует институ циональную среду производства, распределения, обмена и потребления благ. Наиболее общими формами координации взаимодействия людей в экономике являются кооперация и конкуренция. Возникающие в экономи ке договорные отношения между субъектами хозяйствования выступают как иституциональные соглашения, которые определяют разнообразие способов использования времени.

Несмотря на различия конкурирующих теорий, в интерпретации причин изменения институтов имеются некоторые общие моменты. Так, маржиналистский критерий институциональных преобразований основан на сопоставлении издержек производства и производительности (отдачи) ресурсов в альтернативных вариантах их использования. Неоинституцио нальный подход акцентирует внимание на изменение уровня трансакцион ных и трансформационных издержек. В рамках классического направле ния, включая марксистскую теорию, институциональная трансформация связывается с потребностями развития производительных сил и повыше ния производительности труда. Институциональные системы, возникая из неопределенности будущего и ограниченной рациональности поведения экономических субъектов, являются средством координации хозяйствен ной деятельности людей в целях получения наибольшей отдачи от затрат времени. Интерпретация проблемы выбора институтов в терминах выгод и затрат экономического времени является наиболее универсальным подхо дом.

Институты не только ограничивают набор альтернативных решений, которые экономические субъекты могут выбирать, но и формируют разно образные мотивы их поведения, генерируя энергию развития экономики в режиме реального времени. При этом происходит овременение институ тов. В зависимости от временных комбинаций институтов, траектории их эволюции во временном пространстве возникают различные импульсы ак тивизации хозяйственной деятельности и развития производительных сил.

Социально-экономические структуры, различаясь своей устойчиво стью и изменчивостью во времени, могут являться и опорой, и препятстви ем экономического движения. Временная система координации служит инструментом выбора дискретных институциональных альтернатив, син хронизатором изменений институциональной среды и институциональных соглашений. Витальность институтов разных уровней, степень их соответ ствия и несоответствия потребностям роста эффективности использования экономического времени проявляются в динамике многочисленных эко номических параметров, характеризующих изменения хозяйственной си туации и уровня удовлетворения потребностей людей в рамках данного периода времени.

В экономике всегда существует не некое «монолитное» единое вре мя, а целый спектр экономических ритмов, обусловленных закономерно стями различных процессов, природой отдельных экономических субъек тов и их агрегатных форм. Так как ритм функционирования разных видов экономических субъектов различен, то экономическое время протекает не одинаково и в их экономическом сознании: они по-разному воспринимают экономическое время. Координация множественных ритмов хозяйственной деятельности людей формирует доминирующее макроэкономическое вре мя, характеризующее общий ритм хозяйственной жизни общества, единый ход времени. Регулирование экономического времени и распределения его результатов является средством социального контроля, которое основыва ется на некоторых общепринятых мотивационно-ценностных представле ниях, выступающих влиятельной силой экономического развития.

В социальных науках тезис об использовании обществом времени для синхронизации и контроля социальной жизни, выдвигавшийся еще в работах П.Сорокина (1943) и У.Мура (1963), получает в настоящее время все большее развитие. Так, М.Фуко в работе “Надзирать и наказывать” (1975) указывает, что власть прежде всего обеспечивает контроль за про цессом использования времени и способами его использования. Представ ления о времени как инструменте власти и контроля получили весьма ши рокое распространение в социологической литературе. Во многих работах исследовались проблемы дисциплины (распорядка) времени на производ стве, монастырях, школах, тюрьмах и т.д.

Экономическое время обладает сложной структурой, которая выра жает организацию хозяйственной жизни общества через потоки времени, возникающие в результате взаимодействия природных, технологических и социально-экономических ритмов. Временное пространство фиксирует воспроизводимость технико-экономических структур, их устойчивость и сменяемость, выступает сквозным принципом организации производи тельных сил и хозяйственных отношений. Возникающие в экономике взаимосвязи между хозяйствующими субъектами, обусловленные их стремлением повышать уровень удовлетворения потребностей за счет ра ционального использования времени, приводят к определенной синхрони зации изменений производительных сил общества и его институтов.

Временное пространство развития экономики существует одновре менно в совокупности своих институциональных и технологических изме рений. Они накладываются друг на друга, взаимопересекаются. Одновре менная представленность временного пространства развития экономики в институциональном и технологическом планах определяет его двойствен ность. Тесная переплетенность институционального и технологического пространств не означает равнозначности их отношений. Сложившийся уровень развития производительных сил формирует во временном про странстве «пучок» технологических возможностей изменения траектории экономического роста, а институциональная система определяет во вре менном пространстве спектр реальных изменений экономики. В соответст вии со степенью сопряженности институциональных и технологических структур формируются более или менее устойчивые институционально технологические образования, которые воспроизводятся как некоторые це лостности. На этой основе возникают различные способы организации времени и модели экономического роста. В зависимости от масштабов длительности эволюции воспроизводственных образований во временном пространстве происходит смена эпох, этапов и периодов экономического развития, технико-экономических укладов и экономических циклов.

Дж.Кейнс одним из первых акцентировал внимание на то, что пове дение экономических субъектов зависит от их предположений о будущем, от их краткосрочных и долгосрочных ожиданий. В связи с этим он исполь зовал понятие “минимальная эффективная единица экономического вре мени”, которая характеризует “такой кратчайший промежуток времени, по истечению которого фирма может снова пересмотреть решения относи тельно количества рабочих и служащих, которых она хотела бы нанять” [4, т. 2, с. 165].

В рамках синергетической парадигмы экономическое время переста ет быть некой внешней счетной единицей. Оно является внутренней харак теристикой системы, характеризуя процесс ее хозяйственной эволюции. В реальной экономике существуют разнообразные ритмы динамических процессов, для анализа которых требуется использовать, соответственно, и различные единицы времени. Вместе с тем цепь реальных событий в хо зяйственной жизни формируется в результате сложного взаимодействия краткосрочных и долгосрочных факторов. В связи с этим исследование развития экономики в режиме реального времени предполагает анализ взаимосвязи разнообразных экономических ритмов, взаимодействия раз личных слоев экономического времени.


В экономике как саморазвивающейся системе возникает уникальная асимметричность отношений будущего, настоящего и прошедшего. При этом в рамках настоящего периода соответствующие ему формы производ ственно-хозяйственной деятельности сосуществуют в некоторых пропор циях с формами прошлого и апробируются потенциальные формы будуще го. Неоднородность экономического времени проявляется в критических моментах фазового перехода, когда новые производственно-хозяйственные формы начинают зарождаться, относительно медленно распространяться, а затем стремительно увеличиваются, охватывая экономику во все больших масштабах.

Процесс вытеснения традиционных технико-экономических струк тур новыми является циклопричинным и неравномерным во времени про цессом. Многочисленные эмпирические исследования подтверждают не равномерность инновационных процессов в экономике, модели, отражаю щие S - образную форму экономической динамики, достаточно успешно используются в практике прогнозирования. Траектория развития экономи ки во времени выражает сложные взаимосвязи технико-экономических ритмов. Отдельные фазы ритмов экономической жизни общества характе ризуют различные этапы роста напряженности во взаимодействии произ водственно-технологической и социально-экономических сфер и развития сложившихся противоречий, выступают как особые периоды синхрониза ции процессов технико-экономического развития. Радикальное изменение экономического времени является организующим принципом смены эко номического ритма, оно проявляется не изолированно, а как стержень тех нологических и хозяйственных инноваций. При этом меняются техниче ский и экономический образы мышления субъектов, модели использова ния времени, структура и способы его распределения, что сопровождается применением новых форм организации производства и дисциплины вре мени, формированием новой структуры потока инвестиций, изменением отраслевой и территориальной структуры экономики, типа потребления благ и использования нерабочего времени.

Изменения, происходящие в результате взаимодействия экономиче ских процессов в некоторый период времени, определяются реализацией имеющегося в системе запаса энергии, витального потенциала ее движения в рамках сложившихся институционально-технологических структур.

Данные изменения могут интерпретироваться как столкновение различных видов системного времени. В политемпоральной экономике множество происходящих в ней процессов сосуществуют и находятся на разных фазах ритмов индивидуального времени. Эта асинхронность, с одной стороны, является условием устойчивого экономического развития, с другой сторо ны, приводит к столкновению разных ритмов экономической жизни от дельных субъектов и хозяйственных структур, стран и регионов. Такие столкновения могут быть не только дестабилизирующими и разрушитель ными, но и катастрофическими.

Для человека является привычным то обстоятельство, что использо вание одного и того же стандарта протяженности объектов позволяет осу ществлять три измерения их пространственных форм – длину, ширину и высоту. Бесконечное разнообразие реального мира обусловливает потреб ность использования для измерения объектов микро-, макро-, мегамира и разную шкалу измерений (миллимикрон, микрон, миллиметр, метр, кило метр и т.д.). Нечто подобное происходит и при использовании системы временных координат. Применение той или иной шкалы времени позволя ет не только выделить разные по продолжительности периоды действия экономических сил и хозяйственной жизни людей, но и описать многомер ную конструкцию микро-, макро- и мегаэкономических процессов, вре менную структуру экономики на каждом историческом этапе ее развития и в каждый момент ее функционирования. При этом феномен времени пре вращается из некого внешнего фактора в системообразующую субстан цию, во внутренний вектор, определяющий траекторию экономической динамики.

Время задает исходные ориентиры, на основе которых строится кар тина экономического мира. Оно позволяет использовать интегральные ха рактеристики развития экономических процессов, их контуров и ритмов, порядка сосуществования и смены различных технико-экономических структур. Время выступает системообразующим фактором социально экономического развития. Накопленные и создаваемые богатства нации являются отражением способности данной нации рационально распреде лять экономическую энергию в пространстве реального времени, контро лировать и использовать совокупный фонд своего времени.

Экономический организм пронизывают временные потоки в виде стрел времени, направленных из прошлого в будущее и из будущего в прошлое. Она выступает сферой конфликтов и противоречий, генерируе мых проекциями разных временных измерений. В начале ХХI в. с ускоре нием динамики научно-технических и социально-экономических процес сов усиливается потребность гармонизации временных потоков в деятель ности людей, регулирования и контроля общества над радикально меняю щейся матрицей временных координат хозяйственного развития. Это предполагает разработку экономических моделей поведения людей с уче том дуальности и асинхронности экономического времени, сложной кон фигурации временных симметрий и асимметрий, неодинаково проявляю щихся в разные периоды времени.

Отказ от упрощенных моделей экономического роста и стремление анализировать реальные закономерности экономического развития и его движущие силы потребовали рассмотрения экономики как сложной систе мы, к которой не применимы механические подходы. Многими исследова телями подчеркивается, что ведущая роль в развитии экономики принад лежит творческой деятельности человека и развиваются сложившиеся в прошлом теории творческого человека К.Маркса, Дж.Кейнса и Й.Шумпе тера. Так, например, Ф. Перру в работе “Новая концепция развития” отме чает, что теории экономического роста особое внимание уделяют объектам роста, а не его субъекту человеку. Он указывает на то, что свобода инди видов в реализации их потенциала в контексте ценностной ориентации должна рассматриваться как одна из основных движущих сил всех форм развития. Энергию развития системы Ф.Перру рассматривает как реализа цию творческого потенциала общества в инновационном процессе. Он по лагает, что модель равновесия Вальраса-Парето является частным случаем более общей теории: равновесия в экономической системе выступает как состояние системы, в которой эта энергия равна нулю.

Анализ макроэкономической динамики под углом зрения все более обостряющихся противоречий различных временных измерений способ ствует устранению фундаментальных изъянов, существующих в совре менных представлениях о структуре и организации макроэкономического времени, взаимосвязях затрат совокупного времени в текущем периоде с прошлыми и будущими затратами. Динамика экономических процессов определяется сложным взаимодействием материальных и нематериальных факторов, прошлого и живого труда экономических субъектов.

Несмотря на альтернативность концепций, используемых отечест венными и западными экономистами, уязвимость и неудовлетворитель ность сложившихся интерпретаций механизмов экономического роста во многом обусловлена общими причинами: недооценкой фактора времени в экономике и смешением локальных точек зрения на соотношение живого и прошлого труда с общественной точкой зрения, объясняющей механизм формирования затрат совокупного времени на выпуск национального продукта. Так, иногда утверждается, что общественный продукт по своей стоимости распадается на сумму затрат прошлого труда (стоимость средств производства) и затрат живого труда (вновь созданная стоимость или национальный доход). В состав затрат прошлого труда включаются за траты на возмещение износа производственных фондов или кроме них еще и затраты на создание предметов труда. Однако для экономики в целом за траты прошлого труда осуществлены в прошлом периоде и являются унас ледованными от прошлого. Реальными затратами на выпуск продуктов в текущем и будущем периодах выступают затраты энергии экономических субъектов в этих периодах. Не являются по своей природе прошлым тру дом и амортизационные расходы общества, которые выражают часть за трат живого труда общества, необходимого для простого воспроизводства применяемых средств труда. Затраты совокупного времени на создание предметов труда являясь составной частью затрат совокупного времени текущего периода и включаются в издержки производства соответствую щих видов конечных продуктов. Это позволяет избежать повторного счета при определении реальных затрат общественного времени на выпуск сово купного продукта. На данном фундаментальном положении основывается система национальных счетов и концепция валового внутреннего продук та (ВВП).

Экономические изменения выступают результатом реализации твор ческой энергии хозяйствующих субъектов и осуществляются на основе об разования новых материальных и нематериальных структур, с которыми увязывается поток текущих событий во временных координатах. Матери альные структуры являются независимыми от людей в данный период времени образованиями. Нематериальные структуры охватывают причин ные представления, ценности и отношения людей, их взаимно разделяе мые ожидания и идеи. Экономическое развитие выражает структурные из менения, которые проявляются в преобразовании не только материальных, но и прежде всего нематериальных структур, изменяющихся в результате совместных усилий хозяйствующих субъектов. Сложные и противоречи вые взаимосвязи, возникающие в процессе экономического роста между материальными и нематериальными факторами, находят свое выражение в структурировании экономического времени, а сам данный процесс высту пает как совокупность периодически сменяющих друг друга временных комбинаций хозяйственной жизни общества.

Разнообразны модели экономического роста, так или иначе выра жающие реальные взаимосвязи производства и распределения, сбережения и накопления в пространстве временных координат, возникают на основе использования определенных методов измерений меняющихся временных структур экономики и не могут не выступать проекциями экономического времени. Фундаментальной эвристической ценностью для анализа эконо мической многопериодной динамики обладает агрегатная производствен ная функция Y = АТ = Т / t, характеризующая зависимость реального вы пуска Y от циклически изменяющихся параметров производительности труда А = 1 / t экономических субъектов и затрат их совокупного времени Т. Данная агрегатная функция является исходным и наиболее универсаль ным ориентиром исследования циклопричинных связей настоящего с про шлым и будущим в экономике, ее применение создает основы для получе ния содержательной интерпретации реалистичных моделей экономическо го роста, которые разработаны конкурирующими экономическими школа ми и направлениями.

Традиционные подходы к анализу экономического роста основыва ются на использовании аппарата производственных функций. Из произ водственных функций обычно применяется функция Кобба-Дугласа:

ав Y = АК L, где А коэффициент пропорциональности;

а, в коэффициенты эластич ности выпуска продукта по затратам капитала и труда.

В простейшем случае при постоянной эффективности от увеличения масштабов производства а+в = 1. Функция Кобба-Дугласа модифицирует ся по двум направлениям. Первое направление основано на предпосылке а+в 1. Второе направление связано с учетом влияние технологическо го прогресса (при а+в = 1). При равномерном темпе последнего Я. Тинбер ген предложил следующую формулу:

а -a r Y = АК L1 е T, где r темп роста совокупной эффективности факторов производства (тех нологического прогресса);

е основание натурального логарифма;

T время.

К настоящему времени выполнено огромное количество исследова ний по определению вклада факторов на основе применения аппарата про изводственных функций. Часто наблюдаются существенные различия в количественных оценках вклада факторов у разных исследователей даже для одних и тех же периодов отдельных стран. Это объясняется не только расхождением в подходах выбора статистических данных и формирования агрегатных параметров факторов и результатов экономического роста, но и в основополагающих представлениях о механизме их взаимодействия в системе временных координат. Динамика экономической системы форми руется на основе противоречивого взаимодействия многочисленных фак торов, характеризующих влияние изменений размера фонда совокупного времени его производителей. Темпы роста реального продукта Y / Y-1 за некоторый период времени Т выражают циклопричинные отношения и оп ределяются фундаментальными параметрами использования экономиче ского времени, которые складываются в рамках рассматриваемого перио да. К числу таких параметров относятся среднегодовые показатели индек сов занятых ВТ / В-1 и затрат времени одного работающего tТ / t-1, темпов увеличения экономически активного населения n = TN / TN и повышения производительной силы труда а = А / А = t / t. С помощью данных па раметров описывается модель временного измерения вклада важнейших факторов в экономический рост:

Y / Y-1=ВТ tТ (1+n)Т (1+t / t)Т / (В-1 t-1).

Интерпретация результатов факторного анализа экономического роста должна основываться на логике временного измерения и учитывать способы использования ресурсов времени. Так, например, исследования Э.Денисона факторов экономического роста США, ФРГ и Японии за 19501971 гг. свидетельствуют о решающей роли среди них экономии со вокупного времени, получаемой за счет повышения производительности труда от 66,3 до 79,0%. Экономия совокупного времени являлась источ ником роста капиталовооруженности труда, что в свою очередь позволяло привлекать прогрессивные технические системы и более квалифицирован ную рабочую силу, применять более эффективные комбинации факторов производства на основе рационального размещения ресурсов и оптимиза ции масштабов производства. Таким образом, повышение производитель ности труда в исследованных Э.Денисоном странах основывалось на росте хозяйственной энергии, обусловленном инновационным фактором. Невы сокий вклад технического прогресса в повышение производительности труда объясняется материализацией прогресса знаний в основном капитале и перенесением его эффекта на другие производственные факторы. По скольку вклад трудовых затрат определен с учетом поправки на повыше ние качества труда, то роль фактора роста производительной силы време ни была существенно выше, а влияние экстенсивных факторов роста вре мени существенно ниже. Так, в США фонд рабочего времени за 19501962 гг. увеличился на 19%, а производительная сила времени на 81%.

Разложение роста выпуска национального продукта с помощью при меняемых моделей многофакторного анализа затушевывает универсаль ность фактора времени хозяйственной деятельности, создавая трудности содержательной интерпретации неоклассической теории. Данные модели позволяют получить очевидный вывод о том, что НТП играет важнейшую роль в развитии экономики. Вместе с тем неоклассический подход затруд няет установление внутренних закономерностей производства и распреде ления национального продукта, выявление движущих сил и механизмов экономического роста.

Сложившиеся подходы многофакторного анализа могут быть ис пользованы для исследования отдельных аспектов взаимосвязей техноло гического способа соединения производственных факторов и результатов производства. Вместе с тем важно учитывать ограниченные возможности интерпретации данных подходов. Одним из парадоксов современной эко номической науки является то, что экономистами широко применяются различные модификации производственной функции Коббы-Дугласа, хотя они не выдерживают проверки на содержательность и статистическую достоверность.

Время является универсальным измерителем процессов развития экономики. Анализ взаимосвязей совокупного выпуска и факторов эконо мического роста подтверждает представление о возможности совмещения подходов, основанных на использовании производственных функций и моделей экономического времени. Данные подходы часто рассматривают ся как альтернативные. Однако при некоторых предпосылках они вполне совмещаются и даже становятся в определенном смысле тождественными.

Выявление тождественности факторных и временных аспектов анализа экономического роста является дополнительным условием верности вы бранных моделей. Данные подходы выступают как взаимодополняющие, экономически содержательные гипотезы, положенные в их основу, под крепляют друг друга.

Каждая модель является условным аналогом реальных процессов, ее выбор зависит как от вкусов и знаний исследователей, так и от поставлен ных им задач. Это не означает, что бессмысленными являются споры о том, какая модель более полно описывает реальные процессы. Разработка тех или иных схем экономического роста не может рассматриваться как самоцель исследований. Модельный анализ необходим для улучшения хо зяйственной практики, формирования экономической политики на разных уровнях экономики с учетом сложности и цикличности взаимодействия краткосрочных и долгосрочных факторов.

Циклы охватывают различные области экономики имеют определен ные особенности. Они отличаются продолжительностью долгосрочные, среднесрочные и краткосрочные;

характером действия структурные, от раслевые;

сферой проявления промышленные, аграрные;

масштабами территориального пространства региональные, национальные, мировые.

Особенности экономической природы различных циклов определяют их продолжительность, в свою очередь, продолжительность существования циклопричинных связей является важнейшим критерием, определяющим типологию экономических циклов.

Противоречивая связь настоящего времени с ее прошлым и будущим определяет многообразие ритмов развития экономии, ее фазовых перехо дов. При этом экономическое движение предстает как смена периодически меняющих друг друга режимов времени. Обращая внимание на то, что су щество проблемы экономического цикла связано с объяснением фактора времени, Дж.Кейнс отмечал, что при циклическом движении “вызываю щие его силы накапливаются и усиливают друг друга, но потом постепен но ослабевают, пока в известный момент не замещаются силами, дейст вующими в противоположном направлении. В свою очередь противодей ствующие силы крепнут в течение определенного времени и взаимно ак тивизируются, пока они, достигнув своего максимума, не начинают убы вать, уступая место своей противоположности” [4, т. 2, с. 379380].

В основе ритмов экономического роста находится двуединый про цесс оборота в пространстве времени материальных и нематериальных факторов производства, осуществляющийся во взаимосвязи с образом жизни и хозяйственным режимом. Сменяющиеся во времени фазы ритмов хозяйственного развития принимают форму периодичности, каждая фаза во времени выступает то причиной перехода к новой фазе движения, то следствием, а следствия, становятся причинами. В фазах кризиса и де прессии создаются условия для циклического оживления, оживление в хо де самоускорения роста масштабов новых методов производства приводит к подъему, в процессе которого накапливаются противоречия и диспро порции в распределении совокупного времени общества и использовании экономических ресурсов, обусловливающих снижение динамики произво дительности традиционных технико-экономических систем и необходи мость их смены.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.