авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

«Министерство образования Российской Федерации Сибирская государственная автомобильно-дорожная академия (СибАДИ) В.А. Сальников ...»

-- [ Страница 5 ] --

Изучение причин выбора различных видов спортивной деятельности в связи с типологическими особенностями проявления свойств нервной системы, с одной стороны, и связи способностей с типологическими осо бенностями – с другой, позволили установить, что лица, обладающие оп ределенными типологическими особенностями, имеют способности к оп ределенному виду спортивной деятельности и, что особенно важно, склон ность заниматься этим видом спорта. Как замечает Е.П.Ильин (2001), ока залось, что в большинстве случаев вид деятельности, предпочитаемый оп рашиваемыми, соответствовал психологическим особенностям выбранного ими вида спорта. При этом такое совпадение наблюдалось не только у опытных спортсменов, но и у новичков, что нами показано в третьей главе.

Вот несколько примеров, подтверждающих это: среди спортсменов, предпочитавших интенсивную кратковременную работу и выбравших как предмет специализации спринт, чаще всего встречалось преобладание слабой нервной системы, дающее преимущество в быстродействии.

Применительно к спортсменам, занимающимся прыжками на лыжах с трамплина, где требуется кроме всего прочего смелость, среди новичков преобладали лица с сильной нервной системой, в значительной мере обу славливающей это волевое качество.

Так, высоко - и низкоактивированные школьники проявляли различ ный интерес к различным занятиям: низкоактивированные больше способ ны к занятиям техникой, а высокоактивированные – к сферам «природа», «человек», художественное творчество.

Прогнозирование способностей и одаренности возможно по количе ству и степени выраженности имеющихся у человека задатков, но при этом необходимо знать, какие задатки относятся к той или иной способности.

Одновременно следует отметить, что представляет определенную трудность говорить о способностях и одаренности (исключая музыкаль ную и художественную деятельность) в подростковом возрасте в связи с индивидуальными сроками полового созревания. Связано это с тем, что с возрастом меняется уровень генетической регуляции психических свойств конституции: по мере достижения уровня психосоциальной зрелости гене тические детерминанты поведения уступают свой примат волевым импе ративам социальной адаптации (А.К.Маскатова, 1992).

4.6. Индивидуальные различия и развитие В предшествующий период в тренировочном процессе занимающий ся человек чаще всего рассматривался как некий набор константных функ ций и психологических качеств. При этом тренированность рассматрива лась как развивающееся состояние, что не вызывало возражений. Сложнее обстоит дело в отношении изменений и развития личности в процессе спортивной деятельности.

Дело в том, что внутреннее единство и стабильность личности было одним из основных постулатов теории личности. Предполагалось, что, наря ду с наследственно заданными тенденциями, опыт первых лет жизни за крепляется в виде жестких личностных особенностей, в дальнейшем практи чески не поддающихся изменениям. Однако последующие исследования по зволили изменить мнение и сделать ряд важных выводов (И.С.Кон, 1987).

1. Естественно, существует определенная степень постоянства личност ных черт на протяжении жизни, но она не является стабильной. Условия жизнедеятельности и особенно спортивная деятельность могут изменять ли нию развития личности.

2. Мера постоянства и изменчивости разных личностных свойств, а так же разных типов личности неодинакова.

3. Разным типам личности соответствуют разные типы развития.

В спортивной деятельности изменения личности возможны в силу то го, что эта деятельность, как никакая другая, концентрирует в себе основную активность субъекта. Однако определенную сложность представляет выявле ние путей развития, так как внутри типологических групп существует боль шое индивидуальное разнообразие. Но процесс спортивного совершенство вания нельзя отрывать от жизненного пути человека в целом. Как показано Ш.Бюллер, большинство людей проходят через определенные стадии разви тия в сходные возрастные периоды, причем им соответствуют и стадии профессионального развития. Для спортивной деятельности это особенно актуально, учитывая широкое внедрение ранней специализации.

Наверное, надо признать, что спортивная деятельность и многообразие её видов может задавать направление развития личности спортсмена. При этом, вероятно, каждый конкретный вид спортивной деятельности формирует и свои особенности в структуре личности, в результате могут быть сформированы сходные интересы, установки, черты личности, направления, традиции и т.п.

Отмечается, что группы, отличающиеся по особенностям физического развития, отличаются и по особенностям развития личностной сферы.

Одновременно, по данным исследований клиники по профилактике до рожно-транспортных происшествий в Нью-Джерси, между группами лучших и худших водителей-профессионалов нет достоверных различий в области пси хофизиологических качеств или психических процессов, но отмечены суще ственные различия в свойствах личности.

Все это актуализирует проблему развития, так как сегодня нет едино го мнения: в одном случае говорят об исключительной пластичности психи ки человека, в другом – о жестких закономерностях, детерминирующих ее развитие. При этом иногда описываемые способности к изменению одно временно соседствуют с утверждением, что многие навыки и привычки, появившиеся в детстве, почти не поддаются переделке.

Это утверждение, как замечает М.С.Егорова (1997), роднит сторонни ков самых разных теоретических направлений: чему бы мы ни отдавали предпочтение – наследственности или среде, конституции или ортодоксаль ному психоанализу, все равно мы не ожидаем серьезных изменений личности после нескольких первых лет жизни (Е.L. Кеllу. уun. nо О.G.Вrim, J.Каgan, 1980).

Неоднократно отмечалось, что о стабильности и непрерывности в раз витии могут свидетельствовать разные по смыслу экспериментальные данные, в результате и сами термины могут использоваться для обозначения разных явлений. Чтобы более полно представить это, воспользуемся классификацией Дж. Кагана, наиболее часто упоминаемой в психологии развития (J.Кagan, 1980).

Во-первых, стабильность и постоянство – это устойчивость некоторо го качества во времени (что экспериментально выражается в минимальных изменениях от одного измерения до другого).

Во-вторых, это сохранение с течением времени соотношения между свойствами одного и того же индивида (инсативная способность).

В-третьих, стабильность может рассматриваться – и наиболее часто это происходит – как сохранение рангового места в группе (нормативная стабильность).

В-четвертых, стабильность может касаться случайных и неслучайных связей между разными (разноименными, фенотипически различными, разли чающимися по внешним проявлениям) характеристиками, когда измерение одной из них производится в одном возрасте, а измерение другой – в более позднем.

Приведенная классификация дает основание отметить, что какое бы зна чение ни вкладывалось в слово «стабильность», всегда предполагается воз можность изменения, т.е. слову «стабильность», как правило, сопутствуют слова «сравнительная» и «относительная». В какой-то степени это просматри вается при обращении к разным типам экспериментальных доказательств ста бильности тех или иных особенностей человека – физических, физиологиче ских или психологических.

В целом, выделяют четыре типа изменений, происходящих в процес се развития, два из которых сопровождаются стабильностью и преемст венностью, а два – нет (J.Каgаn, 1980).

К первому типу относится рост или увеличение, т.е. количественное изменение с возрастом некоторой переменной при сохранении в значитель ной степени всех существенных черт ее природы, механизмов реализации, внешних признаков, доступных для наблюдения. Примером этого типа из менения могут служить многие моторные навыки: чем старше становится ребенок, тем больше возрастают сила, скорость, точность движений.

Второй тип изменения – это происхождение одного из другого, производность или деривация. При деривации, в отличие от роста, вновь образованное свойство по внешним проявлениям и по его механизмам отличается от прежнего, т.е. прежнее не сохраняется в неизменном виде.

Третий тип изменения – хотя часто новое образование действительно может быть связано с предшествующими свойствами, состояниями или усло виями развития, из этого совсем не следует, что каждое новое свойство обяза тельно является следствием предыдущих (содержит элементы старой структу ры или формируется под воздействием предшествующих средовых условий).

Четвертый тип изменения – когда наиболее очевидным проявлением нестабильности развития является полное исчезновение характеристики без какой-либо замены.

Однако обозначенные изменения, как отмечает J.Каgаn (1980), по всей видимости, не равновероятно распределены на протяжении жизни человека.

В результате в течение первых лет мы чаще видим замену и исчезновение, чем деривацию и рост. С взрослением структуры и процессы обретают более длинную жизнь, и деривация становится наиболее частым явлением.

Таким образом, теоретически признается, что в процессе развития мо жет наблюдаться стабильность и изменение, преемственность и ее нарушения.

Однако в течение длительного промежутка времени представления о закономерностях развития формировались на основе данных, полученных при применении сравнительно-возрастного метода. Но индивиды в одина ковом возрасте неизбежно подвергаются разным воздействиям постоянно меняющихся внешних условий, что делает невозможным отнесение полу ченных различий между группами только за счет возрастных эффектов.

При этом сравнительно-возрастной метод имеет и ряд недостатков – это усреднение данных, что не дает возможности провести индивидуаль ный анализ, позволяющий описать развитие конкретного индивида или вы делить различные типы развития. Последствия этого, как отмечают многие авторы, сказываются до сих пор (F.E.Wеinегt., W.Sеnnеider,1993). Назовем ос новные из этих последствий.

1. Представления о закономерностях развития основываются преиму щественно не на изменениях, происходящих внутри индивида, а на средних и дисперсиях, полученных при сравнении разновозрастных групп. Поэтому те феномены, которые нельзя обнаружить на основании средних, либо не за мечаются, либо неправильно интерпретируются. Применительно к памяти необходимо иметь в виду, что существуют большие межиндивидуальные различия, а также большие внутрииндивидуальные.

2. И методология метода полученных срезов, и излишний акцент на универсальности феноменов развития приводит к тенденции сводить анализ межиндивидуальных различий к опережению или отставанию развития.

3. Психологические теории развития, использующие в качестве ос новной экспериментальной схемы метод поперечных срезов, ориентирова ны на переменные, а не на человека: они изучают не развивающуюся ин дивидуальность, а возрастную динамику изменений интеллекта, памяти, особенностей общения.

В исследовании процессов развития значительно шире возможности лон гитюдного метода, позволяющего развести возрастные и средовые эффекты.

Действительно, поворотные пункты развития сугубо индивидуальны (и сами события, и их последствия), не могут быть выявлены на среднегрупповых дан ных (М.С.Егорова, 1997). Большая разрешающая способность при исследова нии процессов развития достигается при сочетании обозначенных методов. Все это позволяет оценить изменение абсолютных величин, динамику процесса раз вития и сравнить динамику отдельных характеристик у конкретного индивида.

Наконец, как замечает М.С.Егорова (1997), они позволяют объединить похожих по динамике развития индивидов и создать, таким образом, типологию развития (описать наиболее частые пути индивидуального развития). Наиболее обоб щенными выводами на основании этих данных являются:

1) индивидуальные кривые, отражающие развитие разных психологи ческих характеристик, существенно различаются у разных людей;

2) процесс развития сопровождается скачками и спадами, которые имеют большие индивидуальные различия;

3) развитие психологических характеристик является нелинейным процессом.

Все это дает основание отметить, что развитие человека представляет собой исключительно индивидуальный процесс, в котором общие законо мерности имеют значительные вариации у каждого конкретного человека, и не учитывать их многообразия в спортивной деятельности нельзя.

Глава 5. СТРУКТУРА ОСНОВНЫХ ДВИГАТЕЛЬНЫХ СПОСОБНОСТЕЙ И СВОЙСТВА НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ Знание механизмов проявления двигательных способностей приме нительно к спортивной деятельности дает возможность более рационально подходить к проблеме их выявления, развития и последующего совершен ствования.

Тем не менее и сегодня нет единого мнения относительно природы механизмов функционирования способностей человека. В этих условиях, с позиции деятельностного подхода, особенно актуальным является изуче ние роли индивидуальных и типологических особенностей и их влияния на спортивную деятельность – ее структуру, эффективность, результатив ность.

5.1.Взаимосвязь быстроты двигательных действий и скорости с особенностями индивидуальности Быстрота – способность человека совершать двигательное дейст вие в минимальный для данных условий отрезок времени. Одновременно быстроту следует рассматривать как специфическое и многофункциональ ное свойство ЦНС. По Ю.В. Верхошанскому, быстрота – это способность к высокой скорости движений, выполняемая при отсутствии значительного внешнего сопротивления и не требующая больших энергозатрат. Анализи руя природу качества, следует отметить, что чем больше появляется ис следований на эту тему, тем меньше становится единства взглядов, а объ ясняется это чаще всего специфичностью проявления показателей быстро ты.

К специфическим факторам проявления быстроты относят: латент ный период двигательной реакции (простой, сложной);

быстроту реализа ции локального одиночного ненагруженного движения (рукой, ногой, ту ловищем, головой);

быстроту реализации многосуставного движения, свя занного с изменением положения тела в пространстве, а также быстроту переключения с одного действия на другое при отсутствии значительного внешнего сопротивления, частоту незагруженных движений.

Эти формы проявления быстроты независимы (или малозависимы) друг от друга, не связаны (или мало связаны) с уровнем физической подго товленности со скоростью движений или перемещений спортсмена, тре бующих от него предельных мышечных напряжений. Относительная не зависимость этих форм проявления быстроты отмечена даже у детей 9 – лет (С. Салашов, 1979;

С.И. Мануйлов, 1983).

Высокая специфичность скоростных способностей человека связана, по всей видимости, с тем, что нет единого мнения об особенностях взаи мосвязи между различными видами спортивных упражнений (Р. Лукау скас,1963;

В.М. Зациорский, М.А. Годик,1962;

Z. Kuras, 1962;

Vi. Sokol, 1966). Так, отмечается, что способность к быстрому ускорению и способ ность к поддержанию большей скорости независимы друг от друга (F.M. Henry, 1960;

F.M.Henry and I.R. Trafton,1951). Различные проявления быстроты (время реакции, частота движений и др.) не имеют между собой достоверной связи (М.А.Годик,1966). В то время как между величинами, характеризующими степень развития какой-либо одной скоростной функ ции, проявленной субъектом в различных условиях, наблюдаются досто верные положительные корреляции (В.С.Горожанин,1977;

D.H. Glarke, 1962;

L.M. Lamer, 1934;

W.S. Lotler,1961). Ранее допускалось, что в орга низме человека нет единого фактора, как бы лимитирующего скорость движений (W.O. Fehn, 1930;

В. С. Горожанин, 1973). Применительно к на стоящему времени эта функция, видимо, находится в координационном механизме нервно-мыщечного аппарата (А.П.Шиошвили и др., 1982;

D. Barker,1961;

S.М. Cooper, 1963). По Ю.В. Верхошанскому (1988), ско рость движений, перемещений лимитируется способностью центральной моторной зоны генерировать и поддерживать максимальный по интенсив ности поток импульсации, скоростью и мощностью метаболических реак ций, запасом КРФ и гликогена в мышцах. При этом найдено, что уменьше ние времени двигательной реакции сопутствует росту достижений в уп ражнениях на скорость (В.И. Барышев,1962;

W.R. Pierson, 1962;

I.H. West erlund и др.,1951).

Ранее уже отмечалось, что наличие или отсутствие связи примени тельно к отдельным формам проявления быстроты в определенной степени зависит от таких факторов, как интенсивность стимула и индивидуальные свойства нервной системы спортсмена (В.А.Сальников,1981). На значение выявления структуры качества быстроты и их связь с индивидуально типологическими особенностями спортсмена большое внимание обраща лось и ранее (Н.В.Зимкин, 1956;

Е.П.Ильин,1974, 1976;

В.С.Горожанин, 1971). В отдельных работах приводятся данные о типологическом ком плексе, способствующем проявлению скоростных качеств и быстроты (Е.П. Ильин, 1979;

В. С. Горожанин, 1971;

А.Г. Дрижика и др., 1976). Од новременно, говоря об индивидуальных особенностях в проявлении скоро стных показателей и быстроты, следует помнить, что большинство из них находится под большим генетическим контролем, как и многие другие проявления двигательных способностей (M.O.Marisi,1977;

В.Б. Шварц, 1978;

R.Kovaz, 1981;

I.Szopa, 1982;

В. Б. Шварц, С.В. Хрущев, 1984). На фоне этих данных отмечается, что совершенствуются эти двигательные проявления в незначительной степени.

Если в ранних работах основой быстроты считалась лабильность нервно-сенсорного аппарата, позднее важная роль уже отводилась под вижности нервных процессов (В.А. Зимкин, 1956;

З.И. Бирюкова, 1961) В.С.Фарфель (1969) пишет: «От того, как часто может происходить процесс переключения, и от того, насколько согласованна деятельность центров антагонистических мышц при малом частом чередовании в них процессов возбуждения и торможения, и зависит, главным образом, пре дел частоты ритмичных движений, свойственных данному субъекту».

Наряду с этим имеются данные, которые показывают, что спринтеры с низким уровнем лабильности способны показать лучшие и более ста бильные результаты в состязаниях, чем спортсмены, имеющие высокую лабильность (А.П. Кашин, Х.М. Муртазин, 1981). Также отмечается и от сутствие зависимости между лабильностью нерва и скоростью движения (Д.П. Букреева, 1995).

Сопоставляя успешность спринтерской деятельности со свойствами нервной системы, З.И. Бирюкова (1961) показала, что она выше у лиц с сильным и концентрированным возбудительным процессом, этой точки зрения в своих ранних работах придерживался Б.А.Вяткин (1972).

З.И.Бирюкова (1961) чаще использует оценочный подход, в результате ко торого наиболее благоприятными для спортивной деятельности являются сочетания таких типологических особенностей проявления свойств нерв ной системы, как сила нервной системы, уравновешенность нервных про цессов и их подвижность. Индивидуальные различия в скорости движений связываются с подвижностью (Василец Т.В., 1975). В работах настоящего времени эта точка зрения не находит экспериментального подтверждения.

Одновременно В.С. Горожанин (1974) на основании собственных исследо ваний критически относится к традиционному представлению о подвиж ности нервной системы как основному фактору, определяющему уровень скоростных двигательных способностей человека. По его мнению, ско рость передвижения связана с динамичностью тормозного процесса, а оп ределяется это тем, что быстрота нарастания импульсации из центра локо моций к нижележащим мозговым структурам, возбуждающим мышцы и осуществляющим координацию движений, происходит за счет торможе ния.

В работах же Е.П. Ильина (1979) специфика проявления двигатель ных качеств ставится в зависимость от комплекса типологических особен ностей;

в частности, хорошие скоростные качества проявляют лица со сла бой нервной системой, подвижностью возбуждения и преобладанием воз буждения по внешнему балансу.

Между тем М.Н. Борисова (1969) ведущим критерием качественной стороны быстроты считает скорость концентрации (преимущественно во времени) нервных процессов. А.Г. Дрижика и др. (1979) включают сюда еще степень концентрированности этих процессов.

Позднее (А.Г. Дрижика, П.А.Жоров,1985), изучая связь с ведущими критериями успешности: лучшим спортивным результатом, максимальной скоростью бега, быстротой формирования навыка барьерного бега, показа ли, что она проявляется со всеми тремя показателями концентрированно сти нервных процессов: скоростью, степенью, дискретностью. При этом дискретность концентрированности нервного процесса чаще обуславлива ла стабильность достижений в соревнованиях. В результате было сделано предположение, что особенности концентрированности нервных процес сов действительно лимитируют границы развития максимальной скоро сти, учебных и спортивных способностей и, таким образом, являются ком понентами нейродинамических основ общих способностей человека. Сме лое предположение, но согласиться можно только со второй его частью.

Относительно первой – едва ли соревновательная результативность может являться фактором, выражающим лимитирующие границы, скорее, это должно быть изучено в процессе развития этого качества.

При этом сопоставление таких показателей, как достижения скоро сти и ее удержание на дистанции показало, что едва ли они лимитируются единым генеральным фактором. На это обратил внимание Л.Д. Гиссен (1973), который наращивание скорости соотносит с подвижностью, а со хранение скорости – с инертностью нервных процессов. В целом необхо димо отметить, что большинство же рассмотренных данных получено в отношении проявления скорости целостного двигательного акта, а не эле ментарных форм проявления быстроты (В.М. Зациорский, 1970), хотя скорость целостного движения лишь косвенно характеризует быстроту че ловека. Тем не менее быстроту целостных действий многие связывают с подвижностью нервных процессов (М.Р. Щукин, 1969;

Е.А. Климов, 1969), со слабой силой нервной системы в зрительном анализаторе (А.П. Кашин, Х.М. Муртазин, 1979). В то время как различные формы проявления быст роты зависят от ряда особенностей индивидуальности человека. Так, по данным В.С. Горожанина (1973), это динамичность, подвижность, лабиль ность, уравновешенность нервных процессов.

Однако при изучении структуры качества быстроты остался за пре делами исследования ряд факторов, которые могли бы оказать существен ное влияние на проявление изучаемых связей. Так, при изучении связей времени двигательной реакции не учитывалась интенсивность применяе мого стимула, не изучались особенности НМА в структуре показателей быстроты. Отсутствует систематизация этих показателей с проявлениями нейродинамики. В полученных нами данных, как и в других исследовани ях, не обнаружены связи между частотой движения и простой двигатель ной реакцией на световые и звуковые раздражители средней интенсивно сти;

коэффициенты корреляции составили в первом случае r = 0,198, во втором – r =0,101 при Р 0,05.

Увеличение интенсивности тестируемого сигнала при измерении времени реакции изменяет уровень связи в сторону увеличения. Частота движений в этом случае достоверно и положительно коррелирует со вре менем простой двигательной реакции (на сильный свет r =0,457 при Р 0,01;

на сильный звук r =0,250 при Р 0,05). Эта тенденция характер на и для средних групповых данных, где большей частоте движений соот ветствует более короткое время простой двигательной реакции на сильный свет и звук (табл.10).

Латентное время напряжения (ЛВН) и расслабления (ЛВР) (произ вольный вариант тестирования) короче у лиц с высокой частотой движе ния по сравнению с лицами, обладающими низким ее уровнем (Р 0,05).

Однако достоверная корреляционная связь имеется только между частотой движения и ЛВН (r = 0,290 при Р 0,05). В отношении ЛВР она отсутствует (r = 0,10 при Р 0,05).

Все это дает основание предположить, что отсутствие связи между вышеприведенными показателями в прежних работах может быть связано с интенсивностью сигнала.

Таблица Время реакций, ЛВН и ЛВР у лиц с различной максимальной частотой движения, с Латентное время реакции Частота n ЛВН ЛВР на свет на звук движений средний сильный средний сильный 222 ± 12,9 189 ± 16,2 149 ± 16,4 124 ± 11,9 241 ± 14,9 173 ± 13, Высокая 224 ± 13,2 192 ± 10,3 148 ± 8,4 136 ± 13,6 255 ± 29,2 182 ± 10, Средняя 232 ± 11,3 210 ± 13,7 151 ± 16,8 134 ± 9,4 258 ± 19,4 190 ± 9, Низкая Р 105 0,05 0,05 0,05 0,05 0,05 0, Действительно, при определении максимальной частоты движений наблюдается значительная активизация испытуемых, при измерении же времени двигательной реакции на сигнал средней интенсивности не насту пает достаточная активизация. Латентное время напряжения и расслабле ния не имеет достоверной связи.

Время простой двигательной реакции на сильный свет положительно коррелирует с показателями ЛВН и ЛВР (соответственно r = 0,436 при Р 0,05;

r=0,392 при Р 0,05). Отсутствует достоверная связь ЛВН и ЛВР с показателями ВР на сильный звук.

Одновременно следует отметить, что изменение (увеличение) стиму ла интенсивности сигнала в определенной степени выразилось в измене нии структуры связей со стороны типологических особенностей проявле ния свойств нервной системы. Это подтверждается следующими данными, полученными нами (табл. 11).

Таблица Связь показателей быстроты с типологическими особенностями проявления свойств нервной системы Время реакции, м/с Частота Типологические ЛВН ЛВР движе на свет на звук особенности ний слаб. сильн. слаб. сильн.

Сила нервной Большая 229 202 154 134 254 178 34, системы по Малая 224 191 143 129 243 175 37, возбуждению Р 0,05 0,05 0,05 0,05 0,05 0,05 0, Подвижность Высокая 230 198 147 132 232 177 37, возбуждения Низкая 226 198 153 134 242 176 36, P 0,05 0,05 0,05 0,05 0,05 0,05 0, Подвижность Высокая 228 194 248 130 242 183 37, торможения Низкая 230 203 155 135 252 170 36, Р 0,05 0,05 0,05 0,05 0,05 0,05 0, Баланс внеш- Возбудим. 226 190 142 128 238 180 36, него возбуж- Уравновеш. 229 202 150 132 253 178 37, дения и тор- Тормозн. 231 197 155 137 249 170 37, можения Р 0,05 0,05 0,05 0,05 0,05 0,05 0, Баланс Возбудим. 230 198 151 133 237 176 36, внутреннего Уравновеш. 225 199 146 130 252 177 37, возбуждения Тормозн. 230 199 149 134 241 170 36, и торможения Р 0,05 0,05 0,05 0,05 0,05 0,05 0, Так, время простой двигательной реакции на свет и звук различной интенсивности короче у лиц со слабой нервной системой по возбуждению в сравнении с сильными, однако достоверные различия наблюдаются толь ко во время реакции на сильный световой сигнал. Следует отметить, что на другой выборке испытуемых (r = 33) мы получили отрицательную кор реляцию между силой нервной системы, определенной по кривой, полу ченной в ответ на звуковые сигналы, и временем реакции на сильный звук (r =-0,454, Р 0,01). Это значит, что при большей силе раздражителя у лиц с сильной нервной системой короче время реакции по сравнению со сла быми. Такое извращение связей силы нервной системы со временем реак ции объясняется схемой, поясняющей зависимость величины и быстроты реагирования сильных и слабых от интенсивности раздражителей. Дело в том, что в зоне сильных раздражителей время реакции у слабых увеличи вается, а для сильных эти величины раздражителей еще оптимальны, и по этому они реагируют на сигнал быстрее (Н.И.Пейсахов,1974;

Н.И. Чупри кова, 1977). Различия во времени двигательной реакции характерны и для лиц, различающихся по внешнему балансу;

у лиц с преобладанием возбу ждения время реакции короче в сравнении с уравновешенными, однако различия достоверны только при реагировании на сильный свет (см.

табл.11). По внутреннему балансу и по подвижности возбуждения опреде ленной тенденции в различиях не выявлено.

Латентное время напряжения (ЛВН) короче у лиц со слабой нервной системой по возбуждению в сравнении c сильными и у лиц с преобладани ем возбуждения по внешнему балансу по сравнению с уравновешенными (см. табл.11). Латентное время расслабления (ЛВР) достоверно короче у лип, обладающих инертностью торможения, в сравнении с лицами с доста точно подвижными нервными процессами. В остальных случаях различия не достоверны. Учитывая важность рассматриваемых характеристик НМА для спортивной деятельности, необходимо отметить, что расслабление как функция торможения зависит от типологических особенностей, характери зующих не возбудимые системы, а тормозные. Все это дает основание предположить, что способность быстро на условный сигнал выполнять со кращение обусловлена разными свойствами нервной системы, при этом для сокращения – это свойства, которые характеризуют возбуждение, а для расслабления – торможение. Наличие подобной связи, как отмечает Е.П. Ильин (1979), не случайны, так как ранее было доказано, что степень произвольного расслабления мышц (т.е. снижение их тонуса ниже уровня покоя) выше у лиц с преобладанием торможения по обоим видам баланса.

Определенный интерес представляет сопоставление показателей нервно-мышечного аппарата (ЛВН, ЛВР), тестируемых в вызванном ва рианте сокращения с типологическими особенностями. Так, ЛВН в вы званном варианте отрицательно коррелирует с подвижностью возбуждения (r=–0,31 при Р 0,05) и положительно с силой н.с. по возбуждению в зри тельном анализаторе (r =0,30), т.е. у лиц подвижных и слабых по возбуж дению ЛВН короче. Следует отметить и среднегрупповые различия у лиц, различающихся сильной нервной системой в двигательном анализаторе, при этом у слабых и сильных ЛВН короче в сравнении с лицами со сред несильной нервной системой (0,038, 0,037 м/с, в сравнении с 0,055 при Р 0,05).

ЛВР в вызванном сокращении коррелирует с внутренним балансом и КЧСМ (r =0,39;

r=0,33, Р 0,05), т.е. у лиц с преобладанием торможения и менее лабильных короче время вызванного ЛВР. При этом следует отме тить корреляцию ЛВР при произвольном и вызванном сокращении:

r =0,30 при Р 0,05. Не вызывает сомнения, что скорость сокращения и особенно расслабления является внешним физиологическим фактором, при этом присутствуют разные мнения – одни считают важным учитывать эти характеристики на этапе совершенствования, другие – и на более ранних этапах. Чаще это касается показателей произвольного сокращения. Так, Г.А.

Шувалов (1975) отмечает, что более совершенный механизм расслабления мышц уже вначале систематической тренировки обуславливает повышение спортивных результатов. По Н.В.Высочину (1982), рост квалификации сприн теров от III до I разряда главным образом связано c сократительной способно стью мышц, а на этапе от I разряда до МС – в основном за счет повышения скорости расслабления мышц. В другом случае в беге на более длинную спринтерскую дистанцию (400 м и 400 м с барьерами), где существенным яв ляется уровень скоростной выносливости, ведущим фактором, определяющим и регламентирующим рост спортивных результатов на всех этапах спринтер ского мастерства, является скорость расслабления мышц.

Одновременно динамика ЛВН и ЛВР (произвольное сокращение) в сопоставлении с типологическими особенностями является информатив ным показателем эффекта последействия при силовой нагрузке различной интенсивности. Анализируя динамику изменения ЛВР через 24 и 48 часов после интенсивной тренировочной нагрузки, отмечается, что быстрое вос становление происходит у лиц с сильной нервной системой и с подвижно стью торможения в сравнении с лицами, имеющими слабость нервной сис темы и инертность процесса торможения (Р 0,05). Достоверные различия в быстроте восстановления т/атлетов, различающихся по силе нервной системы (у сильных быстрее восстановление ЛВН), наблюдается по дан ным изменения в течение 24 ч, а после интенсивной нагрузки – 48 ч. В то время как после объемной тренировочной нагрузки имеющиеся различия в динамике восстановления длительности ЛВР и ЛВН статистически недос товерны (Р 0,05). Все это дает основание предполагать, что одной из важ нейших для спортивной деятельности характеристик движений является динамика расслабления мышц, которая характеризует скорее работу тор мозных систем регулирования, чем возбудимых, последние более характе ризуют ЛВН (В.А. Сальников,1976). Максимальная частота движений вы ше у слабых по сравнению с сильными, больше она у подвижных и урав новешенных. В то же время преобладание возбуждения препятствует раз витию большей частоты движений. Это отмечается и другими авторами – Е.П. Ильиным, М.Н. Ильиной.

Одновременно частота движений выше у высоколабильных в срав нении с низколабильными, по данным В.А. Щиклейна, и у лиц с подвиж ностью возбуждения (Е.П.Ильин, М.Н.Ильина). В то время как В. С. Горо жанин не нашел достоверных различий по этим свойствам в отношении максимального темпа движений. По мнению Е.П. Ильина (1978), не ис ключается влияние парциальноти проявлений свойств нервной системы. В другом случае можно связать это с подбором группы.

Связь максимальной частоты движений (кистью) с балансом нерв ных процессов показана М.М. Семеновым, Е.П. Ильиным, М.Н. Ильиной.

При этом у уравновешенных максимальная частота была выше в сравне нии с лицами, имеющими преобладание возбуждения или торможения. По всей вероятности, средний уровень активации является оптимальным для достижения максимума рассматриваемой функции.

Специфичными оказались связи с типологическими особенностями времени сложной реакции (табл.12). Так, оно оказалось самым большим у лиц со средней силой нервной системы и меньшим – у лиц с сильной и слабой нервной системой. Это, по всей вероятности, объясняется тем, что время сложной реакции складывается из двух компонентов: времени про стой реакции и времени центральной задержки. Причем эти два компонен та имеют разные связи одного и того же свойства нервной системы: так, центральная задержка длительнее у лиц со слабой нервной системой, чем у лиц с сильной нервной системой. Одновременно наблюдается связь вре мени центральной задержки с типологическими особенностями по обоим видам баланса, причем связи эти оказались разнонаправленными: наи меньшая центральная задержка была у лиц с преобладанием внешнего торможения и внутреннего возбуждения (по внешнему балансу различия достоверные). Выявлено также, что у лиц с подвижностью торможения за держка короче, чем у лиц с инертностью возбуждения, т.е. связи оказались сложнее, наименьшая задержка была у лиц со средней степенью подвиж ности возбуждения (В.А.Сальников,1981).

Таблица Время сложной зрительно-моторной реакции и центральной задержки у лиц с различными типологическими особенностями Время слож- Центральная Типология ной реакции задержка м/с Сила нервной системы Большая 295 Средняя 309 Малая 304 Подвижность возбуж- Высокая 296 дения Средняя 321 Низкая 297 Подвижность тормо- Высокая 290 жения Средняя 299 Низкая 306 Внешний баланс Преобладан. возбуждения 321 Уравновешенность 289 Преобладан. торможения 286 Внутренний баланс Преобладан. возбуждения 290 Уравновешенность 302 Преобладан. торможения 305 Таким образом, приведенные данные показывают, что в большинстве случаев показатели быстроты двигательной деятельности обнаруживают связь с целым комплексом типологических особенностей, которые способ ствуют проявлению различных сторон качества быстроты. Следовательно, в реальной спортивной деятельности разные скоростные проявления будут зависеть от наличия у спортсменов разных типологических особенностей:

выигрывая в одном направлении, например в быстроте реагирования на сигнал, спортсмен может проиграть в максимальной частоте, если у него имеется преобладание возбуждения по внешнему балансу. Подобное мож но отметить и в отношении латентного времени напряжения и расслабле ния мышц: так, выигрывая в скорости расслабления (при наличия инертно сти торможения), спортсмен может отставать в скорости сокращения.

Скорость спортивных движений и типологические особеннос ти. Можно согласиться с Ю.В. Верхошанским (1988), отмечавшим, что скоростные движения отличаются высокой специфичностью физиологиче ского механизма. Существенным фактором, обуславливающим разницу этих движений, является мощность потока импульса со стороны централь ной моторной зоны. Не останавливаясь на многочисленных сопутствую щих факторах (они достаточно полно представлены у Ю.В. Верхошанского (1988)), рассмотрим взаимосвязи с типологическими особенностями как общими компонентами качества быстроты. Полученные нами данные не дают однозначного ответа о характере взаимосвязей. Эти связи различают ся в соответствии с возрастом: так, в 12–13 лет результат в беге на 60 м коррелирует отрицательно с подвижностью торможения (r =–0,486 при Р 0,01) и силой нервной системы по возбуждению в слуховом анализато ре «наклон кривой» (r =0,344 при Р 0,05), т.е. инертным и слабым свойст венны более высокие скоростные качества. В то время как в 14-15 лет чаще эти связи касаются силы нервной системы по возбуждению в двигательном анализаторе (r =–0,497 при Р 0,01) и силы нервной системы по возбужде нию в зрительном анализаторе (r =–0,568 при Р 0,01). В этом возрасте уже сильные имеют преимущества в скоростных проявлениях. На уровне средне групповых данных выявлены различия в беге на 60 м у подростков 15–16 лет, различающихся лабильностью в зрительном анализаторе, при этом у более лабильных выше скорость целостного движения (Р 0,05). Подобные разли чия наблюдаются и в литературных данных применительно к высококвали фицированным спортсменам. Так, по данным А.Г. Дрижики, В. Маримьян, Л.

Шевцова (1976), скорость и степень концентрированности нервных процес сов действительно являются общими типологическими свойствами скорост ных способностей спринтеров и барьеристов, так как они имеют существен ную связь с максимальной скоростью бега и лучшим спортивным результа том. По Е.П. Ильину (1979), это слабая нервная система по возбуждению и преобладание возбуждения по внешнему балансу.

Полученные данные в целом находятся в соответствии с данными Е.П. Ильина (1973), где говорится, что лица со склонностью к спринтер ской деятельности характеризуются преобладанием возбуждения или уравновешенностью, подвижностью возбуждения и слабой нервной систе мой относительно возбуждения. Очевидно, этот нейродинамический ком плекс является общим фактором проявления ряда показателей быстроты и скоростных способностей (ВР, ЛВН, максимальная частота движений). В отличие от прежних исследований обнаружена связь быстроты реагирова ния на одиночные стимулы с максимальной частотой движения, однако для этого потребовалось значительно увеличить интенсивность стимула (света, звука). Возможно, в этих условиях большую значимость приобрета ет нейродинамическая основа быстрого реагирования, которая обуславли вает и максимальную частоту движений.

Таким образом, наши данные в определенной степени подтверждают высказанную гипотезу Е.П. Ильина (1976) о наличии в структуре двига тельных способностей общих и частных (специальных) компонентов, ко торые и определяют наличие какого-либо двигательного качества.

5.2. Связь силовых и скоростно-силовых способностей с типологическими особенностями Сила – способность преодолеть внешнее сопротивление или проти водействовать ему за счет мышечных усилий (В.М. Зациорский, 1970).

Имеющиеся исследования и их анализ показывают многообразие силовых способностей (В.М. Зациорский, 1970;

Ю.В.Верхошанский,1977): это соб ственное силовые (медленные движения, статический режим), скоростно силовые (динамическая сила). Одновременно скоростно-силовые способно сти человека представляют собой способность проявить большую силу в наименьший отрезок времени («взрывная» сила). Проявить же силу мышцы могут без изменения своей длины (изометрический режим), при уменьшении длины (миометрический режим), при удлинении (плиометрический режим), а также в многообразных формах смешанных режимов. Разнообразие условий работы мышц при спортивной деятельности способствует преимуществен ному развитию тех или иных силовых способностей. Так, на величину силы тяги мышц и, следовательно, на рабочий эффект движений значительнее влияют внешние условия, сопутствующие деятельности человека, а также психофизиологические факторы, характеризующие самого человека. Извест но, что характер мышечного сокращения определяется на разных уровнях двигательного аппарата, начиная с нервных центров и кончая исполнитель ными белковыми сократительными структурами (Е.К. Жуков,1972). Следова тельно, в разных случаях относительная роль различных уровней управления силой и скоростью сокращения мышц может быть неодинаковой.

Если внешняя сторона проявления силовых способностей в условиях спортивной деятельности более детально рассмотрена с точки зрения биоме ханики (В.М.Зациорский, 1961;

В.В. Кузнецов, 1970;

Ю.В. Верхошанский, 1976), то психофизиологические факторы анализируются значительно меньше.

Здесь же обратимся к сведениям, показывающим взаимосвязи типологических особенностей с проявлениями качества силы, так как это имеет большое зна чение для понимания индивидуализации в развитии силовых способностей.

Известно, что режим работы организма при выполнении силовых (преимущественно медленных) упражнений и скоростно-силовых (кото рым присуща быстрота движений) существенно различен как по физиоло гическому механизму, так и по характеру утилизации энергетических ре сурсов (Ю.В. Верхошанский, 1977). При этом полагают, что для осуществ ления быстрых, «взрывных» движений требуется достаточная подвиж ность основных процессов при высокой степени концентрации их во вре мени;

при выполнении же медленных движений основная роль нервной системы заключается в том, чтобы создать достаточно сильный очаг воз буждения и поддерживать его относительно длительное время (В.Л. Федо ров, 1957). Подобную мысль подчеркивает В.П. Филин (1974), отмечая, что проявление мышечной силы обусловлено уровнем развития и концен трированностью нервных процессов, регулирующих деятельность мы шечного аппарата. Показатели силы выше у лиц с низкой динамичностью нервных процессов (Н.Г. Зарянова, Н.А. Розe, 1969). Между тем М.И. Се менов (1980) отмечает отсутствие как линейной, так и нелинейной взаимо связи между силой нервной системы по возбуждению с показателями мы шечной силы как абсолютной, так и относительной. Чаще на этом сведения обрываются, и связано это, очевидно, с малой изученностью этого вопроса.

Не вызывает сомнения то, что наиболее характерной для спортивной деятельности силовой способностью является взрывная сила мышц, про являемая в ациклическом или циклическом движении. В первом случае движение отличается мощностью работы мышц, во втором – необходимо стью относительно долго сохранять оптимальный уровень его мощности (Ю.В.Верхошанский,1977). Эффективность же силовых проявлений в оп ределенной степени обуславливается индивидуальными особенностями.

На основании имеющихся данных рассмотрим, каким образом эти связи проявляются, в соответствии со спецификой силовых проявлений и уров нем подготовленности.

Скоростная сила и свойства нервной системы. Известно, что ско ростная сила оценивается, как правило, показателями скорости движения, однако это неприемлемо для всех видов спортивной деятельности: напри мер, наряду с показателями скорости для боксеров существенным является и величина силы удара. Нашими исследованиями выявлена определенная связь величины силы удара со свойствами нервной системы. В частности, большая величина силы удара чаще наблюдается у боксеров с большей си лой нервной системы и с преобладанием возбуждения по внешнему балан су в сравнении со слабыми и с преобладанием торможения. Эти связи про являются относительно абсолютных значений. Выявленные свойства чаще входят в типологический комплекс боксеров, предпочитающих атакую щую манеру поединка, для них характерна установка «только вперед» и склонность к соперничеству, и, по всей видимости, сила удара в этом слу чае играет не последнюю роль. Относительная сила удара (на 1 кг веса) по раундам (в 1,2,3) отрицательно коррелирует с функциональной подвижно стью, т.е. у боксеров с функциональной инертностью она выше. У высоко квалифицированных боксеров (МС) также выявлена положительная связь абсолютной силы одиночного удара с силой нервной системы по возбуж дению, но в зрительном анализаторе. Следует отметить наличие положи тельной связи между показателями силы нервной системы, определенными в зрительном и двигательном анализаторах в отношении этой группы.

В другом случае испытуемым (занимающимся тяжелой атлетикой) предлагалось выполнять максимально быстрый подъем, отягощенный кг, в вертикальной плоскости силой мышц ног, спины и правой руки (по ложение аналогично фазе «подрыва»). Эффективность движения оценива лась по максимальной величине усилий на тензоручке и величине опорных реакций на тензоплощадке. Для сопоставления величин развиваемых уси лий использовались как абсолютные, так и относительные показатели.

Корреляционный анализ данных, полученных у начинающих тяже лоатлетов, выявил, что величина опорных реакций как в абсолютном, так и в относительном проявлении коррелирует с подвижностью возбуждения, т.е. подвижные при выполнении тестового задания достигают больших опорных реакций. Величина усилий на тензоручке (относит.един.) отрица тельно связана с подвижностью торможения (рис.17).

Абсолютный показатель опосредованно связан с внутренним балан сом через М - ответ, т.е. у лиц с преобладанием возбуждения время вы званного сокращения мышц короче, это сопутствует проявлению большей величины усилий.

Следовательно, подвижность возбуждения, инертность торможения и преобладание возбуждения у начинающих способствует максимуму дос тижения скоростной силы.

С повышением квалификации, в частности у тяжелоатлетов II – I раз рядов, эти связи значительно видоизменяются (рис.18).

16 9 4 11 Рис. 17. Структура корреляционных плеяд взаимосвязи скоростно-силовых проявлений и свойств нервной системы у начинающих тяжелоатлетов. Обоз начения: Цифры в кружках – изучаемые признаки: 1 – сила нервной системы по возбуждению (теппинт-тест);

2 – функциональная подвижность;

3 – сила нервной системы по возбуждению («наклон кривой»);

4 – внешний баланс;

5 – внутренний баланс;

6 – подвижность возбуждения;

7 – подвижность торможения;

8 – КЧСМ;

9 – усилия на тензоручке (абсолют. знач.);

10 – усилие на тензоручке (относ.знач.);

11 – опорные реакции (абсолют. знач.);

12 – опорные реакции (относ. знач.);

13 – взрывная сила (абсолют. знач.);

14 – взрывная сила (относ. знач.);

15 – медленная сила (абсолют. знач.);

16 – медленная сила (относ. знач.);

17 – М - ответ вызванного сокращения.

Линии, связывающие кружки, обозначают достоверные связи: одна – Р0,05;

две – Р0,01. Сплошная линия – положительная связь, пунктирная – отрицательная.

Величина усилий в тензоручке (абсол. и относит. значения) выше у лиц с преобладанием торможения по внутреннему балансу. Одновременно величина абсолютных усилий связана с функциональной подвижностью и силой нервной системы в зрительном анализаторе, т.е, тяжелоатлеты, имеющие функциональную подвижность и силу нервной системы, способ ны развивать большую величину усилий относительно скоростной силы.

Величина же опорных реакций (абсолют. знач.) положительно коррелирует с силой нервной системы и отрицательно с внешним балансом и подвиж ностью возбуждения, при этом сильные, инертные и с преобладанием тор можения имеют большую величину опорных реакций.

7 Рис. 18. Структура корреляционных плеяд взаимосвязи скоростно силовых проявлений и свойств нервной системы у тяжелоатлетов II–I разрядов. Обозначения те же, что и на рис. У высококвалифицированных спортсменов величина усилий на тен зоручке выше в абсолютных и относительных величинах у лиц с преобладани ем внешнего возбуждения и подвижностью торможения, а также у лиц с меньшей функциональной подвижностью (рис.19). Величина же опорных ре акций в абсолютных величинах положительно связана с внешним балансом и отрицательно с силой нервной системы в двигательном анализаторе.

Таким образом, с повышением уровня подготовленности происходит переструктурирование корреляционных плеяд. Чем это может быть обус ловлено? По всей вероятности, тем, что проявляется гетерохронность в темпе развития ведущих групп мышц, а также специфичностью проявле ния двигательных способностей. Не последнюю роль играют и изменения в структуре нейродинамики тяжелоатлетов.

5 1 15 4 3 11 Рис. 19. Структура корреляционных плеяд взаимосвязи скоростно-силовых проявлений и свойств нервной системы у высококвалифицированных тяжело атлетов. Обозначения те же, что и на рис. Абсолютная сила и свойства нервной системы. Нами тестирова лась взрывная и медленная сила в изометрическом режиме через величину опорных реакций. Полученные данные сопоставлялись как в абсолютных, так и в относительных значениях. Результаты корреляционного анализа показывают, что у начинающих тяжелоатлетов показатели взрывной и медленной силы как в абсолютных, так и в относительных значениях вы соковзаимосвязаны. При этом проявляется и индивидуальный характер си ловых способностей. В частности, большей величины взрывных усилий как в абсолютных, так и в относительных значениях достигают спортсме ны с меньшей лабильностью, большей функциональной подвижностью и преобладанием внешнего возбуждения. Подобная направленность связи характерна и в отношении медленной силы. В целом, для начинающих ат летов такие свойства нервной системы, как лабильность и внешний баланс содействуют проявлению абсолютной силы.

Между тем у высококвалифицированных тяжелоатлетов эти связи существенно сокращаются. Из всех показателей только величины взрыв ных усилий (абсолютные значения) отрицательно коррелируют с функ циональной подвижностью, т.е. функциональная инертность содействует большему проявлению взрывной силы.

Прежде чем интерпретировать полученные данные, следует проана лизировать связи величин развиваемых усилий и индивидуальных особен ностей в процессе выполнения классических упражнений в тяжелой атле тике.


Полученные нами данные показывают, что вертикальные состав ляющие опорных реакций и временные характеристики выполнения от дельных фаз упражнений определенным образом связаны с особенностями нейродипамики. Здесь остановимся только на тех данных, которые можно сопоставлять. Это относится к величине развиваемых усилий в фазе фи нального разгона снаряда. Следует отметить, что в отношении соревнова тельных упражнений не выявлено связей свойств нервной системы с вели чиной развиваемых усилий. Чаще связи проявляются в специально вспомогательных упражнениях (рывковая, толчковая тяга). Так, величина вертикальной составляющей опорных реакций 1–4 фаз (4-я фаза – финаль ный подрыв) в рывковой тяге на 90 % веса связана с подвижностью возбу ждения (соответственно r = 0,423;

r = 0,364;

r = 0,498;

r = 0,397). Несколь ко ниже эта связь проявляется на 100 % веса, т.е. тяжелоатлеты, имеющие подвижность возбуждения, способны больше концентрировать мышечные усилия, чем инертные. Баланс между внешним возбуждением и торможе нием положительно связан с величиной опорных усилий в 3 – 4-й фазах на 100 % веса (r = 0,647;

r = 0,384). То же самое характерно и для 90 % веса;

большие же опорные реакции в фазе финального разгона снаряда развива ют лица с преобладанием возбуждения. Относительно толчковой тяги ве личина усилий в фазе финального разгона не коррелирует с индивидуаль ными особенностями. Установлено, что отношение, характеризующее раз ность между абсолютной, медленной и взрывной силой, измеренной в изометрическом режиме (индекс силы), отрицательно коррелирует с силой нервной системы по возбуждению: чем слабее нервная система, тем боль ше выражена способность к проявлению максимального взрывного усилия в сравнении с лицами, имеющими сильную нервную систему (r = 0,401 при Р 0,01, =28).

Все это дает основание говорить о наличии определенных индивиду альных различий в структуре силовой подготовленности. Не вызывает со мнения, что в основном под воздействием ЦНС изменяется степень мы шечного напряжения, оптимизируется ритм импульсов в мышце, а сле довательно, и степень сокращения их волокон. При этом, чем сильнее воз буждение, тем большее количество двигательных единиц (ДЕ) участвует в мышечном сокращении. Сокращение же максимально возможного количе ства всех ДЕ в мышце способствует большему проявлению силы (Н.В.Зимкин, 1956;

Р.С.Персон,1985). Но следует иметь в виду, что у чело века, как и у животных, скорость сокращения и сила (величина) ДЕ варьи рует в довольно широких пределах (F.Buchtnal, H.Shmalbrum, 1970;

F.D.

Gollnik, I.Karlsen, K.Puhl, B.Saltun, 1974).

Видимо, в специфике силовых проявлений существенную роль иг рают индивидуальные особенности атлетов, они и обуславливают индиви дуальную оптимальность фазовой согласованности движений. Различия же во взаимосвязях можно объяснить отсутствием хорошо сформированного навыка, участием в движении различных групп мышц или отсутствием фа зовой согласованности движения.

Существенное значение имеют и биомеханические свойства двига тельного аппарата, прежде всего большое количество степеней свободы.

5.3.Связь выносливости с типологическими особенностями Выносливость – это способность к длительному выполнению какой либо деятельности без снижения ее эффективности (В.М. Зациорcкий, 1970). Мерилом выносливости является время, в течение которого человек способен поддерживать заданную интенсивность деятельности. Одновре менно интенсивность работы и особенности упражнений, выполняемых в процессе этой работы, определяют разновидности выносливости: скорост ную, силовую выносливость к статическим усилиям, региональную и ло кальную, общую и специальную. При этом имеются данные, показываю щие, что разные виды выносливости могут и не коррелировать друг с дру гом, особенно выносливость в локальной и глобальной работе (Мак-Клой, 1976) и выносливость при динамической работе и статических усилиях, а также выносливость различных мышечных групп. П. Кунат (1973) предла гает выделить особое свойство - психическую выносливость спортсменов.

Немаловажным фактором в этом случае является изучение нейроди намической основы многообразных факторов выносливости.

Сопоставление свойств нервной системы применительно к видам спортивной деятельности, особенно на ранних этапах изучения этой про блемы, сформировало довольно устойчивое мнение о том, что сила нерв ной системы прямо соотносится с работоспособностью и выносливостью (В.С.Фарфель, 1960;

Л.Ф. Егупов, 1967).

Это было показано и в работах А.В. Родионова (1973), B.S. Crafty, (1958), отметивших отрицательное влияние слабой нервной системы на достижения в видах спорта, требующих выносливости.

В свое время В.С.Фарфель (1960) писал: «Если выносливость к ста тическим усилиям определяется силою нервной системы, то более вынос ливый должен быть отнесен к сильному типу нервной системы, а обла дающий малой выносливостью к статическим усилиям должен быть отне сен к относительно слабому типу». Однако данные, полученные Н.М. Пей саховым (1968), не согласуются с этими данными. В исследовании выяви лось различное влияние силы нервной системы на возможность выполне ния работы динамического и статического характера: лица с сильной нерв ной системой лучше справляются с динамической работой, лица со слабой нервной системой – со статическими нагрузками. Между тем, по данным В.П. Мерлинкина, М.Г. Рогова (1974), лица со слабой нервной системой проявляют большую утомляемость, менее выносливы к работе динамиче ского характера, чем лица с сильной нервной системой.

Такое расхождение, по мнению Н.М. Пейсахова (1968), можно объ яснить использованием для определения силы нервной системы по отно шению к возбуждению методики В.Д. Небылицина, которая направлена на исследование силы возбудительного процесса, в то время как статическая выносливость определяется моментом наступления противоположного процесса торможения. Однако, анализируя эти данные, Е.П.Ильин пи шет, что они скорее случайны, чем закономерны, т.к. в одних группах об следованных и при работе одними мышечными группами преимущество имеют сильные, а в других группах и при работе с другими мышечными группами преимущество у слабых по силе возбуждения. В исследованиях же В.С. Горожанина (1970) показано, что уровень выносливости спортсме на тесно связан со свойствами его нервной системы: динамичностью и си лой торможения, а также эмоциональной реактивностью и возбудимостью.

При этом спринтеры и марафонцы обнаруживают высокую динамичность и силу торможения и низкую эмоциональную реактивность.

Исследования последующего этапа все же чаще связывают различ ные проявления выносливости с силой нервной системы. Так, С.С. Крючек (1977) отмечает, что у бегунов на длинные дистанции ведущей являются сила нервной системы по возбуждению и подвижность нервных процессов.

Применительно к легкоатлетам (Г.И. Зинченко, Н.А.Федулова, 1976) пока зано, что повышение спортивного мастерства на один – два разряда за два года наблюдается у спортсменов с сильной нервной системой и отсутствие его у слабых, а ряд из них прекращают тренировки. Наличие сильной нервной системы в отношении квалифицированных бегунов показано в последующих работах В.С. Горожанина, при этом указывается, что для них характерны более высокие величины МПК и работоспособности в сравнении со слабыми. Подобные данные были получены (В.Г. Сакаев, 1983) на основе факторного анализа, где выделился фактор «общей вынос ливости, работоспособности». В него вошли с высоким факторным весом такие показатели, как функция внешнего дыхания, МПК, КП, МВЛ и др., также показатели свойства силы нервной системы. При этом отмечается, что высокое значение МПК и высокая максимальная аэробная производи тельность являются уделом лишь лиц с высокоустойчивой, сильной нерв ной системой, лица со слабой нервной системой не способны достичь вы соких значений в этих показателях. Эти зависимости в определенной сте пени подтверждены и на неспортсменах (М.А. Плачинта, 1978). По дан ным К.Э. Варранд, Т.Э. Кару (1969), не выявлено различий по подвижно сти процессов возбуждения у лиц, занимающихся и не занимающихся ви дами спорта с большей направленностью на выносливость. Тем не менее в исследованиях Е.П.Ильина и его сотрудников (1976–1987) отмечается больший процент лиц со средней и слабой нервной системой среди высо коквалифицированных спортсменов, при этом им чаще свойственна инертность как процесса возбуждения, так и торможения.

В ряде случаев эти данные подвергают сомнению, ссылаясь на не корректность методики определения силы, скорее можно говорить о «же сткости методики». Ссылка на некорректность методики, думается, наибо лее удобна из-за отсутствия фактического материала.

Большая значимость интерпретации связи силы нервной системы и выносливости видится в генетической детерминированности МПК (Л.П.

Сергиенко, 1975;

В.Б. Шварцу, 1975, 1978) и высокой работоспособности (O.А. Сиротина, 1973;

L. Gedda,1967), а также предела выносливости (M.

Hajkova, 1976;

V.Seliger, T. Prebelova, 1970).

Взаимосвязь показателей свойств нервной системы и выносливости в различных зонах мощности показана в работе М.И. Семенова (1976). Так, прямая корреляционная связь выявлена между свойством силы нервной системы по возбуждению, статической выносливостью при удержании усилия в 75% от максимального и длительностью поддержания максималь ного темпа движений. Обратная корреляционная связь выявлена со стати ческой выносливостью при удержании усилия в 25% от максимального.


С показателями выносливости, характерными для работы в зоне субмаксимальной мощности (статическая выносливость при удержании усилия 80% от максимального), свойство силы нервной системы по возбу ждению обнаруживает криволинейную связь. Свойство силы нервной сис темы относительно тормозного процесса обнаружило прямую корреляци онную связь с показателями выносливости, относящимися к работе боль шей мощности, и обратную корреляционную связь с выносливостью в зоне максимальной мощности. Это позволило автору сделать вывод, что свой ства силы нервной системы по возбуждению обуславливают успешность деятельности при работе с максимальными напряжениями, в то время как свойство силы относительно тормозного процесса обеспечивает высокую эффективность работы при незначительных мышечных напряжениях.

Определенные связи в отношении специальной выносливости и свойств нервной системы выявлены нами при исследовании на боксерах. В частности, скоростно-силовая выносливость (изменения суммарного тон нажа на 1 кг веса во 2-м и 3-м раундах по отношению к первому) связана с некоторыми свойствами нервной системы (рис.20). Наиболее выраженно это проявляется со стороны внутреннего баланса и силы нервной системы по возбуждению (вариант «выносливость»), при этом у боксеров с преоб ладанием возбуждения и большей силой нервной системы по возбуждению наблюдается меньшее падение суммарного тоннажа в 3-м раунде по отно шению к первому. Это может быть связано с тем, что у них имеется более высокий разряд двигательной активности, на зарядку которого требуется гораздо больше времени, а также их большей терпеливостью.

Изменения же суммарного тоннажа во 2-м раунде по отношению к 1-му меньше выражено у боксеров со слабой нервной системой по возбуж дению (теппинг-тест), с большей функциональной подвижностью и инертностью возбуждения.

Проявление же скоростной выносливости связано с функциональной подвижностью, при этом у подвижных она проявляется значительнее. Ко эффициент выносливости по раундам (1,2,3) отрицательно связан с функ циональной подвижностью, и уже инертные имеют преимущества. Общий коэффициент выносливости коррелирует с подвижностью возбуждения и внешним балансом, т.е. инертность и преобладание торможения сопутст вуют большему проявлению выносливости.

Определенные различия в динамике связей проявляются в зависи мости от уровня подготовленности. У разрядников большая скоростная выносливость (как разность количества ударов за 5 с интервалов в первой и четвертой сериях) наблюдается у слабых по возбуждению (вариант «вы носливость») и тормозных по внутреннему балансу.

8 12 7 9 11 Рис. 20. Структура корреляционных плеяд взаимосвязи показателей спе циальной выносливости и свойств нервной системы у боксеров II–III разрядов. Обозначения: Цифры в кружках обозначают признаки: 1 – сила нервной системы по возбуждению (теппинг-тест);

2 – сила нервной системы по возбуждению (вариант «выносливость»);

3 – подвижность возбуждения;

4 – подвижность торможения;

5 – функциональная подвижность;

6 – внешний баланс;

7 – внутренний баланс;

8 – количество ударов за 20 с;

9 – отношение суммарного тоннажа во 2-м раунде по отношению к 1-му;

11 – суммарный тоннаж во 2-м раунде;

12 – суммарный тоннаж в 3-м раунде;

13 – коэффициент выносливости в 1-м раунде;

14 – коэффициент выносливости во 2-м раунде;

15 – коэффициент выносливости в 3-м раунде;

16 – общий коэффициент выносливости. Остальное так же, как и на рис. У спортсменов 1-го разряда и КМС скоростная выносливость выше у подвижных по возбуждению (r= 0,42) и тормозных по внутреннему балан су (r=0,47). Среди МС скоростная выносливость выше у подвижных по торможению (r = -0,40).

Силовая выносливость (суммарный тоннаж на 1 кг веса за 20 с) на уровне 2–3-го разрядов связана с подвижностью торможения (r= 0,29), т.е.

у подвижных она выше, в то время как у перворазрядников, КМС и МС явно выраженных связей не выявлено.

Изучая возрастные особенности проявления выносливости в соот ношении с особенностями нейродинамики у лыжников-гонщиков, мы вы явили, что в младшем возрасте (10–11 лет) результативность в соревнова тельных упражнениях, характеризующихся проявлением выносливости, выше у подростков с инертностью возбуждения и слабой нервной систе мой по возбуждению. В возрасте 13–14 лет связи со свойствами нервной системы исчезают и значительнее начинают влиять морфологические при знаки. В возрасте 16–17 лет, когда уровень подготовленности достигает 1-го разряда и КМС, соревновательная результативность выше у лыжни ков-гонщиков со слабой нервной системой по возбуждению в двигатель ном анализаторе. У этих спортсменов наблюдается положительная корре ляция функциональной подвижности и баланса между внутренним возбу ждением и торможением с результативностью в беге на 5000 м, т.е. мень шая подвижность и преобладание торможения способствуют проявлению выносливости.

Сопоставление статической и скоростной выносливости, но в ло кальных проявлениях, со свойствами нервной системы не выявило досто верных связей. Можно отметить связь статической выносливости с нейро тизмом (по Айзенку) и скоростной выносливости с экстраверсией.

Рассмотренные данные о взаимосвязях свойств нервной системы и специальной выносливости выявили довольно высокий уровень влияния индивидуального фактора. Так, выносливость, или общее время работы до отказа поддерживать заданную интенсивность, связана со свойствами нервной системы: у лиц с инертностью возбуждения и торможения она больше, чем у лиц с подвижностью этих процессов, у которых выше ско ростная выносливость. В отношении взаимосвязи выносливости с силой нервной системы выявлены неоднозначные результаты. Так, сильные спо собны дольше поддерживать заданный уровень интенсивности, в то время как слабые более эффективно функционируют в коротком промежутке времени. Объясняется это тем, что различные компоненты выносливости (первый – работа до чувства усталости, второй – работа на фоне усталости) связаны с противоположными проявлениями силы нервной системы. Так, первый компонент выносливости проявляется значительнее у слабых, чем у сильных. Ранее это было показано М.Н.Ильиной, отметившей, что общая выносливость у одних и тех же лиц может быть одинаковой за счет раз личного проявления компонентов, т.е. лица с сильной нервной системой, проигрывая слабым во времени появления усталости, компенсируют этот недостаток волевым напряжением, позволяющим им дольше работать на фоне усталости.

Глава 6. НАПРАВЛЕННОСТЬ НАГРУЗКИ И ДИНАМИКА РАЗВИТИЯ ДВИГАТЕЛЬНЫХ СПОСОБНОСТЕЙ У СПОРТСМЕНОВ, РАЗЛИЧАЮЩИХСЯ ТИПОЛОГИЧЕСКИМИ ОСОБЕННОСТЯМИ Среди многообразия факторов, способствующих достижению успеха в спортивной деятельности, ведущим является уровень развития двига тельных способностей. Структура способностей и их вклад в достижение высокого спортивного результата существенным образом обуславливаются возрастными и индивидуальными особенностями, направленностью на грузки и этапом спортивного совершенствования.

Но приоритетная роль в оценке развития двигательных способностей принадлежит темпам прироста. При этом отмечается, что темпы прироста показателей ведущих двигательных способностей имеют первостепенное значение при оценке перспективности спортсменов только в том случае, если исходный уровень их развития достаточно высок. Однако часто высо кие темпы прироста – это следствие более быстрого биологического созре вания, а не высокого уровня проявления двигательных способностей.

Оценка двигательных способностей возможна, в определенной сте пени, при соотношении с достигнутым в данном возрасте уровнем физиче ского развития, и связано это с тем, что каждый возрастной этап имеет свои особенности физического и умственного развития. Надежность же прогноза по темпам прироста возрастает, если анализировать их за 1–1, года занятий (П.З.Сирис, 1971). Высокий уровень развития двигательных способностей и высокие темпы прироста (12 – 15% в год) дают возмож ность оценить способности атлетов как высокие и надежно прогнозировать перспективность спортсменов.

Одновременно показатели вариативности темпов прироста по раз личным двигательным способностям позволяют правильно решать вопро сы спортивной ориентации. Ориентация на темпы прироста спортивных показателей оправдывает себя при условии учета индивидуальных психо логических особенностей, биологического возраста детей и подростков.

Однако темпы прироста результатов у мужчин и женщин имеют принци пиально различную динамику.

По С.М.Вайцеховскому (1977), темпы роста результатов у спортсме нов в плавании определяются возрастными особенностями. Независимо от начала спортивной специализации результаты растут постоянно до 12,5 – 13, лет. В последующем, с 14,5 до 16 лет, наблюдается резкий прирост спор тивных достижений. Причем у стайеров высокого класса этот «скачок» в спортивных результатах происходит в более раннем возрасте, а у спринте ров - несколько позднее.

Более высокий прирост спортивных достижений в 13 – 16 лет объяс няется морфофункциональной перестройкой на этапе полового созревания.

После периода значительного прироста результатов возможны два вариан та изменения. Один заключается в снижении или приостановке темпов роста, другой – в дальнейшем движении к высоким результатам.

Однако при оценке роста спортивных достижений необходимо учи тывать не только «средние данные», но и возрастные и индивидуальные варианты развития.

В свете этого наиболее важным является исследование многообразия связей динамики изменения двигательных способностей, с одной стороны, и особенностей индивидуальности – с другой, при определенной направ ленности тренировочной нагрузки.

6.1. Темпы изменения силовых и скоростно-силовых способностей Многообразие имеющихся данных (R.A.Berger,1962;

V.Liberson, M.Asa,1959;

P.Meadows,1959;

E. A. Muller,1987;

I.R. Hanlay, W.C. Wagner, 1970;

А.Н.Воробьев, 1977;

А.Р.Роман, 1986) показывает, насколько сложна структурная основа мышечной силы, высока специфичность ее проявле ния. Этим в определенной степени и обуславливаются имеющиеся разли чия в поисках эффективной методики развития силы.

Кроме того, не всегда учитывается, да и, очевидно, невозможно учесть многообразие разносторонне направленных морфологических, био химических и особенно регуляторных изменений в организме спортсмена, возникающих в результате мышечной деятельности. В соответствии с этим рассмотрим некоторые особенности динамики развития силы в трениро вочном процессе с учетом факторов, раскрывающих социальную и биоло гическую стороны индивидуальности человека.

Факторный анализ данных первоначального тестирования позволил выявить наличие трех групп показателей, характеризующих различное проявление качества силы у тяжелоатлетов 2–3 разрядов, которые в общей дисперсии выборки составили 75%.

Первый фактор – показатель силы в динамическом режиме (1,2,3,4), второй фактор – показатель абсолютной силы в изометрическом режиме (5,6), третий фактор – показатели скоростно-силовой работы (7,8,9). Инте ресно, что показатели абсолютной и взрывной силы, измеренные в изомет рическом режиме, вошли в один фактор (табл. 13). Между тем отсутствует факторная связь между проявлением абсолютной силы в динамическом и изометрическом режимах работы мышц при имеющейся корреляционной связи, на что ранее указывали А.Е.Степанов, А.Н.Бурлаков (1963);

В.И.Царапкин (1969). Противоположные данные на основе факторного анализа (центроидный метод) были получены М.И.Добровольским (1972) на толкателях ядра, у которых автор выявил высокую связь абсолютной силы в динамическом и изометрическом режимах работы мышц. Отме ченные различия можно объяснить спецификой вида спортивной дея тельности.

Таблица Факторные веса показателей, характеризующих проявления мышечной силы Показатель I фактор II фактор III фактор 1. Рывок 0,91 - 2. Толчок 0,94 - 3. Подъем на грудь 0,91 - 4. Приседание 0,88 - 5. Становая тяга Fабс - 0,76 6. Становая тяга Fвзр - 0,76 7. Прыжок вверх - - 0, 8. Прыжок вверх без уч.рук - - 0, 9. Прыжок в длину - - 0, Выше было показано, что ряд показателей, характеризующих раз личные проявления качества силы, имеют между собой корреляционную связь, однако это относится только к данным первоначального тестирова ния. Корреляционный анализ этих показателей после педагогических экс периментов показывает, что уровень этой связи изменяется. Эти изменения в большинстве случаев направлены в сторону уменьшения взаимосвязи, а в отдельных случаях они даже значительно ниже границ достоверности. Ви димо, объясняется это, во-первых, различием в темпах прироста силы от дельных мышечных групп;

во-вторых, неодинаковым воздействием на грузки на развитие мышечной силы, характеризующейся различной ее на правленностью.

Необходимо отметить, что между приростом результата в группах показателей, характеризующихся различным проявлением мышечной си лы, имеется определенная связь, но зависит она от варианта распределения нагрузки в тренировочном процессе. В частности, корреляционный анализ показателей прироста результата после первого эксперимента (метод больших усилий) выявил, что более значимы связи между упражнениями первого и второго (динамический и изометрический характер проявления мышечной силы), а также второго и третьего факторов (показатели изо метрической силы и скоростно-силовых качеств). Несколько ниже связь между показателями первого и третьего факторов, здесь из 12 коэффици ентов корреляции 5 не достигают уровня достоверности: после второго эксперимента уровень корреляционной связи между показателями при роста результата существенно снижается.

Из 8 коэффициентов корреляции, отражающих связь прироста ре зультата в упражнениях, характеризующих динамический и изометриче ский режимы работы мышц, только 5 достоверны на уровне Р 0,05. Это наблюдается и среди показателей в упражнениях динамического режима и скоростно-силового характера (из 12 коэффициентов корреляции 7 досто верны), а среди показателей второго и третьего факторов только 2 из достоверны. Таким образом, динамика прироста результата у тяжелоатле тов 2–3 разрядов в упражнениях, характеризующихся различным проявле нием мышечной силы, существенным образом зависит от характера на грузки в тренировочном процессе: чем она интенсивнее, тем меньше про является связь между величинами прироста.

Большее увеличение результата как в сумме классического двоебо рья, так и в большинстве специальных упражнений, характеризующихся различным проявлением качества силы, наблюдается при тренировке по методу больших усилий. Объясняется это тем, что тренировка с весом 75–85 % от максимума с 3–6 повторениями в подходе (нагрузка, характе ризующая объемность) существенно влияет на рост структурных белков, а это, в свою очередь, считается более эффективным в развитии качества си лы (А.Н.Воробьев, 1977).

Применение метода максимальных усилий (1–3 ПМ), характеризую щегося большей интенсивностью тренировочной нагрузки, основано пре имущественно на улучшении регуляции мышечной деятельности (Н.В. Зимкин, 1956;

А.В. Коробков, В.А. Шкурда, 1962;

Н.И. Книпст, 1958).

Силовая тренировка с большим весом отягощения и наибольшим ко личеством повторений активизирует большее число быстрых мышечных волокон. В то время как тренировка с небольшим весом, но большим ко личеством повторений активизирует как быстрые, так и медленные волок на (Ю.В. Верхошанский, 1988).

Улучшение же спортивного результата чаще сопровождается повы шением интенсивности нагрузки, но в оптимальных границах. Однако, как и в отношении объема нагрузки, для каждого спортсмена и определенного периода тренировки есть свой оптимум интенсивности нагрузки, переход за границы которого в сторону снижения или повышения отрицательно влияет на спортивные достижения. Оптимум интенсивности нагрузки да леко не статичен. Основываясь на результатах исследования данного фак тора у высококвалифицированных спортсменов, можно считать целесооб разными колебания интенсивности нагрузки в тренировках в пределах до 20–25%. Одновременно необходимо учитывать и другие факторы.

Взаимосвязь темпов прироста результата у тяжелоатлетов, различающихся типологическими особенностями. Динамика развития силы и скоростно-силовых способностей связана не только с возрастными особенностями, уровнем подготовленности, характером тренировочной нагрузки, но и с индивидуальными особенностями нервной системы тяже лоатлетов. На это указывают данные, полученные в двух педагогических экспериментах с применением различной нагрузки (табл. 14).

Распределение нагрузки в тренировочном процессе по первому вари анту (метод больших усилий) значительно увеличивает сумму классиче ского двоеборья у лиц со слабой нервной системой по возбуждению (11, %) по сравнению с сильными (7,5 %). Достоверные же различия в динами ке увеличения результата наблюдаются во второй половине эксперимента (соответственно 5, 9 и 1, 9 %).

В упражнениях, характеризующихся проявлением абсолютной силы в динамическом режиме, большее увеличение результата отмечено в груп пе слабых по отношению к сильным. Подобная тенденция наблюдается и в показателях абсолютной и взрывной силы, проявляемой в изометриче ских условиях, и в показателях, характеризующих скоростно-силовые способности (табл. 15).

Таблица Прирост результата в сумме классического двоеборья (в %) в группах тяжелоатлетов, различающихся типологическими особенностями, после первого и второго экспериментов Эксперимент Первый Второй Типологические особенности Всего за I II Р Всего за I пе- II пе- Р экспер. период период 1-2 экспер. риод риод 1- 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Сила Большая 7,5 5,6 1,9 0,05 8,8 5,5 3,3 0, нервной Малая 11,9 6,0 5,9 0,05 4,0 3,2 0,8 0, системы Р 0,05 0,05 0,05 - 0,05 0,05 0,05 Подвижность Высокая 11,3 6,8 4,5 0,05 7,4 5,1 2,3 0, возбуждения Низкая 9,6 5,6 4,0 0,05 5,0 3,4 1,6 0, Р 0,05 0,05 0,05 - 0,05 0,05 0,05 Подвижность Высокая 10,6 6,6 4,0 0,05 5,6 3,5 2,1 0, торможения Низкая 10,0 5,7 4,3 0,05 6,1 3,8 2,3 0, Р 0,05 0,05 0,05 - 0,05 0,05 0,05 Окончание табл. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Баланс меж- Возбудим. 10,4 6,5 3,9 0,05 3,9 3,1 0,8 0, ду внешним Уравно- 9,0 5,7 3,3 0,05 7,5 5,0 2,5 0, возбуждени- веш.

ем и тормо- Тормозн. 11,5 5,8 5,7 0,05 6,5 4,2 2,3 0, жением 0,05 0,05 0,05 - 0,05 0,05 0,05 Р Баланс внут- Возбудим. 10,3 6,3 4,0 0,05 5,9 4,2 1,7 0, реннего воз- Уравно- 9,8 5,5 4,3 0,05 6,8 4,1 2,7 0, буждения и веш.

10,6 6,4 4,2 0,05 6,6 3,9 2,7 0, торможения Тормозн.

0,05 0,05 0,05 - 0,05 0,05 0,05 Р Силовой индекс в становой тяге после периода эксперимента в обоих группах, различающихся по силе нервной системы, изменяется в сторону увеличения, приближаясь к единице, а после второго периода наблюдает ся уменьшение силового индекса. Достоверное изменение отмечено в группе тяжелоатлетов со слабой нервной системой. При этом необходимо отметить, что в первом периоде эксперимента (через 1,5 месяца) величина прироста мышечной силы (в большинстве контрольных показателей) не имеет достоверных различий (Р0,05) между группами сильных и слабых.

Во втором же периоде эксперимента наблюдается значительное снижение величины прироста в группе сильных по сравнению с приростом в первом периоде. В группе слабых эти изменения незначительны. У тяжелоатлетов, различающихся по другим типологическим особенностям, величина при роста результата не имеет достоверных различий (Р 0,05).

Различия выявлены и у атлетов, различающихся по подвижности возбуждения, но только по второму фактору: большее увеличение силы в становой тяге характерно для подвижных по возбуждению (см. табл. 15).

Таблица Динамика изменения мышечной силы (в %) у тяжелоатлетов, различающихся особенностями нейродинамики Показатели 2-й фактор ста- 3-й фактор скоро 1-й фактор динам.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.