авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«В.В. Бирюков, В.В. Бирюкова В.П. Плосконосова, В.Р. Шевцов РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА: ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ РЕСУРСОСБЕРЕГАЮЩЕЙ МОДЕЛИ РАЗВИТИЯ И ПОДХОДЫ К ...»

-- [ Страница 3 ] --

Экономические измерители движения потоков природных ресурсов и изменения состояния окружающей среды оказывают существенное влия ние на выбор методов производства ресурсосбережения и режимов приро допользования. Недооценка сложного и противоречивого влияния эколо гических факторов на развитие экономики во временном пространстве создает неверные представления о реальной эффективности затрат сово купного времени при реализации различных решений на микро-, мезо- и макроуровнях, обостряя межвременные противоречия. Сиюминутная эко номия ресурсов при этом часто сопровождается деградацией природной системы и резким ухудшением условий для будущего развития экономики.

В числе важнейших целей хозяйственной деятельности людей в со временных условиях должны выступать экономное расходование природ ных ресурсов и снижение темпов истощения природных запасов, умень шение или предотвращение вредных выбросов в окружающую среду, сни жение отходов, их переработка и повторное использование, сокращение потенциальных опасностей окружающей среде, предотвращение аварий ных ситуаций и снижение тяжести их последствий, выпуск продуктов, не опасных для потребителей, с минимальным ущербом окружающей среде на протяжении всего жизненного цикла продукта. Использование системы временных координат создает необходимые ориентиры конструированию институционально-технологических структур, способствуя успешной реа лизации экологических и социально-экономических целей.

Глава 2. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ТРАНСФОРМАЦИИ В РОССИИ И ПЕРЕХОД К РЕСУРСОЭКОНОМНОМУ ТИПУ РАЗВИТИЯ 2.1. Изменение приоритетов социально-экономических преобразований – необходимое условие формирования ресурсосберегающей траектории развития национального хозяйства Формирование постсоветской социально-экономической системы, ос нованной на переходе от коммунистического мировоззрения к либераль ному, привело к утрате ее дееспособности и углублению социо экологического кризиса. Крах радикально-либеральной модели трансфор мации российского общества, в рамках которой были исчерпаны все свой ственные ей ресурсы, заставляет спустя десятилетие избрать другую мо дель социально-экономических преобразований. Драматичность нынешней ситуации во многом заключается и в том, что в результате дефицита «го ризонта» миропонимания не удается удовлетворительно осмыслить глу бинный, системный характер изменений, которые следует осуществлять для достойного ответа на вызовы времени и экологические угрозы. Именно от фундаментальных перемен в мировоззрении и культурно-ценностных ориентирах в конечном счете зависит характер трансформации системы взаимосвязей общества и природы.

Разворачивающаяся в настоящее время в мире новая волна научно технической революции сопровождается информатизацией всех сфер жиз ни общества. В инновационном обществе изменяется роль основопола гающих институтов, стремительно формируются новые формы горизон тальных и вертикальных связей, происходят глубокие культурные и ду ховные перемены. В начале XXI века Россия оказывается в ситуации оче редного выбора модели цивилизационного развития. Ответ на вызов вре мени может быть получен либо на основе выхода на новую парадигму эко лого-экономического развития или на основе продолжения реализации безуспешных и опасных попыток провести назревшие преобразования по моделям прошлого, по классическим образцам либерализма. Трансформа ционный вызов времени предполагает реализацию ресурсосберегающей стратегии, которая позволит решить в приемлемые сроки целый ряд важ нейших задач, обеспечивающих преодоление наметившегося в 90-е годы необратимого разрыва между Россией и ведущими странами Запада, и осуществление модернизационного прорыва. В противовес модели дого няющей модернизации в России требуется разработка модели, опираю щейся на основы социально-экономической идентичности, мобилизацию творческих сил, органическое сочетание старых и новых ценностей, тра диций и новаций, повышение хозяйственной и предпринимательской ак тивности.

Формирование на протяжении последних веков в России импульсно автократической модели социально-экономического развития недооцени вающих роль ресурсосберегающих факторов во многом происходило из-за того, что недостаточно внимания правящие круги уделяли разработке аде кватных мировоззренческих программ, способных удовлетворительно вы полнять практическую функцию. В связи с этим Н.А. Бердяев писал: «Од ним из самых печальных фактов нужно признать равнодушие к идеям и идейному творчеству, идейную отсталость широких слоев русской интел лигенции. В этом обнаруживается вялость и инертность мысли, нелюбовь к мысли, неверие в мысль. Моралистический склад русской души порож дает подозрительное отношение к мысли. Жизнь идей признается у нас роскошью, и в роскоши этой не видят существенного отношения к жизни»

[27, с.82].

В современных условиях от российского общества и власти требуется осознание первостепенной важности проблемы изменения сложившейся модели трансформации, и на основе этого преобладание инверсионной ло гики взаимодействий общества с природой. Нет быстрого и легкого пути ее решения. Выработка ресурсосберегающей стратегии не может осущест вляться лишь на основе обращения к множеству фактов и цифр, характери зующих внешние стороны процессов природопользования, требуется пре жде всего осмысление фундаментальных основ социально-экономической трансформации, негативных эколого-экономических тенденций и путей их изменений в соответствии с вызовами нового времени. Важно перейти к такой модели трансформации, которая была бы связана со спецификой развития российского общества.

В настоящее время рядом ученых разрабатываются теоретические подходы к формированию стратегии институционально-технологического и эколого-экономического развития российского общества с учетом имею щихся мировых тенденций. Эти подходы можно использовать при разработке современной парадигмы модернизации социально экономического движения, но необходимо учесть, что ориентация только на европейский путь развития для России небезопасна. При выборе траек тории социально-экономического развития в мировых координатах России важно исходить из концепции множественности культур, модернизация которых многомерна. Представления, которые разрабатываются на основе традиционных теорий однолинейного прогресса К. Маркса и Д. Белла, тео рий параллельного и циклического развития Л. Гумилева, И. Валлерстайна и А. Тойнби, остаются достаточно упрощенными. В рамках многовариант ной парадигмальности прогресса обнаруживается, что наилучшие успехи в модернизации достигаются при наиболее полной реализации националь ной самобытности культур.

Классический тип восприятия мира предполагает рассмотрение куль турно-исторического своеобразия всех стран как второстепенной компо ненты жизнедеятельности народов, и почти все политические, экономиче ские и социальные проблемы мира оцениваются в контексте идеологиче ски конфронтационной парадигмы. Несмотря на грандиозные перемены, которые произошли в мире в 90-е годы, данный стереотип идеологизиро ванного и политизированного мышления продолжает сохраняться. Фунда ментальный вопрос состоит в том, чтобы одновременно освободиться не только от устаревшего политизированного типа мышления, но и от техно кратического восприятия связей реального мира. Отжившие и ущербные подходы, отвечающие прошлым эпохам, становятся первопричиной эколо гических и социально-экономических трудностей. Такие концепции и под ходы тем не менее продолжают реализовываться в многочисленных про граммах, доктринах, течениях и т.д. Этот процесс инициируется сегодня манипуляциями, например, таких категорий, как «национальные интере сы», которые на деле выступают выражением чаще всего интересов пра вящих групп;

«устойчивое развитие», которое часто скрывает устаревший техногенный тип мышления. Это уводит общество от понимания действи тельных проблем модернизации российской экономики и путей их реше ния.

Деформированное и ограниченное сознание, заводящее социально экономическое движение в тупик, основывается на прочно утверждаю щихся концепциях, в которых технократические подходы сосуществуют с другой крайностью – абсолютизацией духовно-нравственных ценностей альтруистского толка, игнорирующей реальные мотивы деятельности лю дей;

абсолютизация и противопоставление этики, политики и экономики вне учета противоречивых взаимосвязей и интересов правящей элиты и разных макросоциальных групп часто дополняется формированием эклек тических концепций. Для выработки парадигмы, адекватной реалиям со временного мира и фундаментальным основам общественного и эколого экономического развития, необходимо философское осмысление сущест вующих и открывающихся горизонтов бытия, осознание всего пространст ва возможностей движения российского общества в XXI веке. Для анализа ситуации требуется такой масштаб обобщений, который позволит рас смотреть не только тот вектор развития, который кажется доминирующим, но всю базовую совокупность альтернатив, действующих в социальном и эколого-экономическом пространстве, что способствует пониманию слож ности и многовариантности решения проблем социально-экономического развития и формирования ресурсосберегающей его модели.

Вопрос о потенциале и перспективах эколого-экономического разви тия России в начале XXI века требуется рассматривать в контексте тех из менений, которые происходят в современном мире. Разнонаправленность траектории динамики нашей страны и ведущих стран мира в технологиче ском, экономическом и социально-политическом измерениях определяет возможности изменения сложившейся дистанции между ними.

Возникшее с начала 1970-х годов ослабление позиций СССР как од ного из технологических лидеров в ряде стратегически важных отраслей привело к постепенному увеличению его отставания в технологической области. Ситуация стала еще более стремительно ухудшаться в 1990-х го дах. В условиях ускоряющегося научно-технического прогресса на Западе Россия за годы рыночных реформ резко снизила финансирование расходов на НИОКР, их доля в ВВП уменьшилась до 0,32 %, а в СССР она составля ла 4 % ВВП. Неудовлетворительным является в настоящее время качество трудовых ресурсов, доля неквалифицированных работников достигает не менее 25 % рабочей силы, в то время как в США она в 10 раз меньше. От сутствие должного внимания и поддержки технологического развития приводит к консервации в стране ресурсорасточительных технологических укладов. В то время как западные страны продают на мировом рынке вы сокотехнологическую продукцию и информационную технику, в нашей стране доля такой продукции в экспорте составляет 7–8 % (что примерно в 10 раз меньше, чем во многих ведущих странах мира);

вместе с тем Россия экспортирует 90 % производимого ею алюминия, 80 % меди, 70 % мине ральных удобрений, 45 % сырой нефти и 35 % газа. В связи с этим наша страна утрачивает способность создавать современные природосберегаю щие технологии, и у нее возникают шансы лишь заимствовать технологии и знания у развитых стран, однако существуют значительные барьеры, за трудняющие формирование широкомасштабного процесса заимствования.

Возникший экономический рост после финансовой катастрофы года основывается на реализации краткосрочных и конъюнктурных факто ров. Данные изменения достигнуты на фоне беспрецедентного спада в экономике в 1990-х годах, в результате которого Россия по размеру ВВП опустилась на 23 место в мире;

занимая 11,5 % мировой территории, она производит лишь 1,6 % мирового ВВП и лишь 1,4 % мирового экспорта.

Отечественная промышленность выпускает небольшую часть конкуренто способных потребительских и инвестиционных товаров. Возникший в 1990-х годах огромный дефицит инвестиций в реальный сектор экономики способствовал значительному старению производственного аппарата, в промышленности доля оборудования в возрасте до 5 лет не достигает %, что в 6–7 раз раньше, чем в США. Утечка отечественного капитала за рубеж, зависимость страны от международных финансовых институтов, выплаты по внешним долгам, угроза массового выхода из строя машин вследствие физического износа оборудования и систем инженерно производственной инфраструктуры являются факторами, способными привести к труднопредсказуемым изменениям социально-экономической и экологической ситуаций.

Радикальные реформы подвели российское общество к новому со стоянию, которое характеризуется множеством альтернатив дальнейшего движения. Возникает сложная проблема выбора цивилизованных коорди нат. Многообразие вариантов социального и эколого-экономического раз вития определяется относительной независимостью экологических, техно логических, экономических, политических и духовно-нравственных пере менных. Экотехнологическая детерминанта, которая непосредственно от ражает уровень и характер развития производительных сил, обеспечиваю щих потребности людей, должна найти адекватное решение в вышеопи санной стратегической иерархии. Именно здесь вызревает новая роль по литики, экономики и духовной культуры, места данных связей в стратеги ческом балансе сил и интересов макросоциальных групп. Российское об щество должно избавиться от политизированного ультралиберального ос лепления, пришедшего на смену одностороннему мировоззрению прошло го этапа. Необходимы поиск наилучших способов удовлетворения потреб ностей людей и поддержание экологического равновесия как фундамен тальных социальных целей за счет кардинального преобразования произ водственно-технологической основы развития общества, характера дея тельности людей и разделения труда, связанных с выпуском материальных и духовных благ и услуг.

Политические, экономические и духовно-нравственные детерминанты жизни общества относительно самостоятельны и могут по-разному воздей ствовать на траекторию технологического развития, сдерживая или уско ряя его. Необходимы глубокие институциональные изменения, ориентира ми которых должны стать содействие ресурсосбережению, стимулирова ние предпринимательства и свободного развития творческих способностей человека, его производительных сил.

Способы взаимодействия человека с природой и обществом отличны друг от друга, но эти различия относительны. Абсолютизация данных раз личий приводит к разрыву связей между природой, обществом и челове ком, это связи разных подсистем в рамках единой системы. Поэтому их изолированное изучение вне существования целостного восприятия обще ственной системы является малоплодотворным. Вместе с тем возникаю щие в некоторый период времени технологические и социально экономические структуры обладают автономностью и собственным изме рением, хотя они являются разными средствами реализации интересов лю дей и общества в целом.

Сложность взаимодействия множества культурно-исторических, со циально-политических, научно-технических и эколого-экономических факторов развития российского общества вызывает изменчивость соци альных и технологических систем, а ведущая роль человека в этих систе мах определяет преемственность изменений, их гуманитарные ориентиры и смысл. Выработка адекватных конкретно-историческому периоду путей ресурсосбережения, гуманизации и экологизации научно-технического и социально-политического прогресса является основой разрешения трудно стей и проблем, возникающих на пути развития общества. Как справедли во отмечают Э. Вайцзеккер, Э. Ловинс и Х. Ловинс, в конце концов эконо мическая эффективность – это всего лишь средство, а не самоцель. Рынки должны быть эффективными, а не самодостаточными: им свойственна алчность, им чуждо понятие справедливости. Перед ними никогда не ста вилась задача обеспечения общности, целостности, красоты, справедливо сти, устойчивости, не говоря уже о святости. Рыночные механизмы при условии их правильной работы способны обеспечить самое эффективное решение тех задач, которые им свойственны, однако эти задачи весьма и весьма далеки от общей цели человеческого существования. Экономика способна лишь помочь немного продвинуться вперед, но она никогда не сможет подменить собой нашу обновленную политическую жизнь, наши этические принципы, нашу духовность [176, с. 619].

Как свидетельствуют оценки экспертов, выполненные по методикам Всемирного банка, по общему объему национального богатства с учетом величины человеческого потенциала, природных ресурсов и воспроизво димых активов Россия занимает 2-е место в мире, отставая от США по этому показателю в 2,2 раза. В настоящее время на одного жителя нашей страны приходится огромная величина национального богатства, дости гающая 400 тыс.долл., которая лишь на 13 % меньше, чем в США (табл.2.1). На США сейчас приходится 23 % богатства мира, на Россию – 11 %, на Японию – 10 %, на Китай – 7 %. Вместе с тем в структуре нацио нального богатства в нашей стране очень высокой является доля природ ных ресурсов – 40 %, которая в 10 раз больше, чем в США, и в 40 раз больше, чем в Японии [174, с.13].

Уникальность положения России в координатах мирового развития связана с ее качественным своеобразием. В настоящее время имеются культурно-исторические, технико-экономические и социально политические различия, которые не позволяют отнести ее ни к странам лидерам, ни к периферийным странам. Россия в ряде областей конкуриро вала и продолжает конкурировать с Западом, она была внешней силой, поддерживающей освободительные движения в колониальных и зависи мых странах;

вместе с тем имеется и некоторая схожесть в ее положении с ситуацией в развивающихся странах. Однако трудно согласиться с утвер ждением, что Россия является безоговорочным представителем этих стран.

Достигнутый уровень технологического и социально-экономического раз вития нашей страны определяет ее промежуточное положение и не дает основания для уравнивания ее с мировой периферией, хотя и сохраняется значительная дистанция, отделяющая ее от мировых лидеров.

Задача преодоления отставания в технологической, экономической и социальных областях не имеет своего решения ни в близкой, ни даже в среднесрочной перспективе. Но это не означает, что не должны выдвигать ся задачи формирования инновационной модели перехода на траекторию опережающего социально-экономического роста, возврата утраченных по зиций в ряде стратегически важных отраслей и завоевания новых.

Таблица 2. Национальное богатство ряда стран в конце ХХ века (оценки по методологии Всемирного банка) [174] Общий объем На душу населения Страна трлн в % к США тыс. в % к США долларов долларов США 123,6 100 461,5 Россия 58,8 47 400 Япония 53,3 48 423,4 Китай 35,5 29 28,5 Германия 30,8 25 375,1 Франция 21,1 17 359,6 Великобритания 20,8 17 353 Италия 17 14 295,8 Бразилия 14,2 11 89 Индонезия 12,1 10 60 Индия 11,9 10 20 Мексика 10,8 9 113 Подобного рода задачи определяются не только внутренними факто рами, связанными с необходимостью существенного роста уровня потреб ления и гуманизации жизни народа, но и с внешними обстоятельствами, обусловленными развитием глобализационных процессов и вызывающими изменение социально-экономической и политической структуры мира. Те зис о возможности формирования ресурсосберегающего механизма хозяй ствования в рамках крупномасштабного государства часто вызывает воз ражения. Так, например, З. Бжезинский считает, что улучшению управ ляемости социально-экономических процессов будет способствовать обра зование на месте нынешней России ряда стран в рамках конфедерации: в Европе, Сибири и на Дальнем Востоке. Встречаются утверждения о том, что Россия является сейчас страной с отсталой индустриальной базой, не нашедшей выход к индустрии XXI века. Поэтому нужно трезво оценить собственные возможности и не тревожить понапрасну душу непомерными претензиями и ожиданиями, попытки их реализации весьма опасны.

Амбициозные планы правящих кругов страны, не подкрепленные продуманными программами социально-экономических преобразований, нередко приводили к крупным неудачам. Но это не может являться осно ванием для отказа от разработки и реализации стратегии прорывного эко лого-экономического развития России. Либерально-демократическая ин терпретация изменения роли государства в российском обществе часто ис ходит из упрощенного подхода: чем сильнее государство и чем дальше оно распространяет свое влияние на большие территории, тем меньше демо кратии и труднее решать эколого-экономические задачи повышения благо состояния народа. Отсюда следует, что в России целесообразно создать ре сурсосберегающую модель при наименьшей регулирующей роли государ ства. Однако, как отмечает Г. Попов, страна протяженностью от Балтики до Тихого океана, напичканная богатейшими природными ресурсами, дос таточно малонаселенная не сможет удержаться как единое государство, не будучи великой. Или великая держава, или распад России на ряд русского ворящих стран.

Фундаментальным решением внутренних и внешних проблем являет ся выработка стратегии последовательного перехода к ресурсосберегаю щей техногенной фазе позднего индустриального общества, которая тре бует большого напряжения интеллектуальных сил. Все другие варианты развития не способны изменить ситуацию к лучшему, хотя и являются наиболее простыми и сиюминутными способами решения эколого экономических проблем и поэтому весьма вероятны. В связи с этим у вла сти и общества возникает потребность рассмотрения отдельных форм со циально-временного пространства в цивилизационных координатах, выяв ления в них траекторий социально-экономической динамики, последова тельного демонтажа устаревших технико-экономических структур и псев долиберальных институтов, формирования новых эколого-экономических форм природопользования. В то же время поиск и формирование новой эколого-экономической модели развития общества должны происходить в режиме диалога политических, экономических, научных и других элит с обществом. Необходимо отказаться от модели навязанной обществу трансформации. Открытость элит является фундаментальной предпосыл кой формирования открытого общества.

Социотехнологическая панорама тенденций развития России является крайне сложной и противоречивой. Производственно-технологическая ба за развития общества выступает таковой не в смысле технологического де терминизма, от которого в настоящее время отказываются даже его быв шие сторонники, а в смысле переменной величины материальной основы удовлетворения потребностей людей, которая возникает в результате раз вития интеллектуальных и духовных сил нации и их реализации в процес се социально-экономической трансформации.

Будущая стадия развития общества описывается в различных вариан тах. Так, сторонники постиндустриального, постэкономического, инфор мационного и технотронного общества видят важнейшую его особенность в том, что в данном обществе будут доминировать знания, наука, творче ская деятельность, а не трудовая. Например, указывается, что «дополни тельный драматизм современному положению дел придает и то, что постэ кономическая общественная формация, в отличие от формации экономи ческой, не основана на некоей комплексной социальной структуре, не по строена вокруг определенного основополагающего отношения или прин ципа. Таким образом, постэкономическая общественная формация, остава ясь последней общественной формацией, является в то же самое время ис ходным состоянием постсоциального организма. И так же, как принципы, господствовавшие в доэкономичесую эпоху, были исследованы только с позиций понимания закономерностей экономической общественной фор мации, т.е. ставшего социальным целого, так и принципы постэкономиче ской общественной формации могут быть в полной мере изучены только после всестороннего исследования законов и отношений постсоциальной эпохи. Невозможность же познания последних обуславливает невозмож ность адекватного изучения закономерностей постэкономического состоя ния общества. Методы экстраполяции, столь привычные для традицион ных исторических исследований, становятся неприменимыми к задачам сегодняшнего дня, что еще более подчеркивает значимость исторических перемен, перед которыми стоит ныне человеческая цивилизация» [99, с.342–343].

Известный ученый Ф. Фукуяма по поводу будущего общества отмеча ет, что невозможно найти позитивного обозначения, описывающего эру, в которой мы живем, вплоть до той поры, пока данное общество не будет за вершено последующим. М. Голдман указывает на то, что употребление термина «пост» является анахронизмом, считая, что передовые европей ские страны не находятся в постиндустриальной эре, так как промышлен ное производство остается не только весьма значимым, но в определенной степени является более важным, чем ранее, хотя технологические основы его и меняются. Л. Туроу считает, что пока нет названия для этого этапа развития, это не будет эпоха, которую можно обозначить как «пост»нечто», это будет эпоха новых возможностей. Исходя из анализа со временной американской цивилизации М. Лернер полагает, что деградация идеи труда знаменует отступление на второй план всех стимулов к труду, кроме денег.

Однако глубокие преобразования в технологическом способе, ком плексная автоматизация и компьютеризация, создавая новый тип челове комашинных систем, не означают устранения человека из производствен ных процессов и его трудовой деятельности, меняется лишь характер дан ной деятельности и связи общества с природой. Создаются возможности для экологизации экономики, преодоления технологического отчуждения человека от классического индустриального производства, его освобожде ния от рутинных, бессодержательных и непривлекательных элементов и формирования творческого характера трудовой деятельности всех участ ников хозяйственных процессов. В обозримой долговременной перспекти ве социотехнологические изменения должны ориентироваться на исполь зование высокопроизводительных методов производства, переход от ре сурсоемкого консервативно-индустриального типа труда и мышления к ре сурсосберегающему инновационно-техногенному типу труда и мышления.

Материальные основы перехода в качественно новое состояние рос сийского общества следует искать в изменении вектора структурно технологического развития страны. В 90-х годах в России произошло уг лубление диспропорции в системе разделения труда в результате техноло гической деградации и роста ресурсоемкости производства, разбухания топливно-сырьевого сектора в ущерб потребительскому и инновационно инвестиционным секторам. Сложилась ситуация, при которой более поло вины сельскохозяйственной продукции производится в личном хозяйстве с примитивными технологиями, резко ограничивается сфера социально бытовых услуг. Между природопользованием, материальным производст вом и производством услуг должен существовать социальный баланс, оп ределяющий вложения в основной капитал и человека. Характер структур ных изменений в системе разделения национального труда во многом яв ляется первичным, а темпы социально-экономического развития выступа ют вторичными, производными от способа, с помощью которого произво дятся структурные изменения. Следует отказаться от установки на нара щивание производственного потенциала как такового и осуществлять ре структуризацию всего производства в контексте перехода к инновацион ной парадигме, обеспечивающей поддержание экологического равновесия.

Преодоление тенденции технологической деградации, сложившейся в 90-х годах, предполагает радикальное изменение воспроизводственной и отраслевой структур национального хозяйства, повышение конкуренто способности используемых технологий, выпускаемой продукции и услуг.

Для этого необходимо значительно повысить долю современного, пятого технологического уклада, снизив долю второго и третьего укладов. Сло жившаяся тенденция развития России способствует ее закреплению в роли периферийной страны в системе международного разделения труда в каче стве источника дешевых природных ресурсов и рабочей силы. Имеется и другой вариант развития страны. Например, В.Л. Иноземцев полагает, что современный индустриальный мир (а Россию в среднесрочной перспекти ве можно видеть не более чем индустриальной страной) развивается на ос нове импорта западных инвестиций и технологий и экспорта продукции в постиндустриальные страны. В следующем столетии Россия не выйдет на мировые рынки как поставщик новых интеллектуальных технологий. С го раздо большей вероятностью в ближайшие десятилетия она станет по ставщиком самых обычных потребительских товаров, производимых на дочерних предприятиях западных корпораций.

Как отмечает Ю.Я. Яковец, действующая модель малоэффективна.

Она не позволяет России удержаться в положении индустриально развитой страны, поставляющей на рынки постиндустриальных стран потребитель ские товары, созданные на филиалах западных транснациональных корпо раций (ТНК). Россия интересует ТНК также как огромный рынок сбыта го товых изделий, прежде всего продовольствия, промтоваров, медикаментов, услуг связи. Но и здесь возможности ограничены в связи с обнищанием большинства населения, разорением значительной части зарождающегося среднего класса;

приличного места для России позднеиндустриальная мо дель (в зависимом ее варианте) не сулит.

Россия, проиграв соревнование за современный, пятый технологиче ский уклад, должна подготовить условия для стратегического прорыва к шестому, не повторяя всего пути технологических изменений, который прошли развитые страны. На данной основе должно происходить и фор мирование новой модели природопользования и ресурсосбережения. Рест руктуризация технологических основ развития общества предполагает вы бор ресурсосберегающей траектории развития, обеспечивающей поэтапное устранение диспропорций в сложившихся способах производства, наи лучшее использование имеющихся природных, материальных и интеллек туальных ресурсов и преодоление технологического отставания, исходя из учета системообразующих особенностей неоиндустриального общества.

Фундаментальными основами неоиндустриального общества являются резкое возрастание влияния интеллектуальных и духовных факторов на его развитие, пересмотр ценностей, поворот к человеку и гуманизация и эко логизация всех сторон и сфер жизни общества.

Отход от политизированного и идеологизированного подхода предпо лагает рассмотрение процессов реформирования российского общества на основе ценностных ориентиров и стратегических общенациональных ин тересов с учетом традиций российского общества. Реформы в различных сферах социально-экономической жизни не должны выступать как само довлеющие цели. Абсолютизация независимости политических и эконо мических механизмов реализации реформ от социальных и экологических приоритетов не имеет под собой реальной основы;

необходимо учитывать ограниченность традиционной концепции рыночной экономики, которая является наивной и лишена реализма. Рыночный фундаментализм, как и технократический подход, не позволяет удовлетворительно решать совре менные проблемы ресурсосбережения и устойчивого эколого экономического развития общества.

Изменение приоритетов в развитии экономики должно способство вать проведению нравственно-экономической политики и связано с отка зом от технократического подхода. «Успешно функционирующая и при быльная экономика не только желательна, но и прямо отвечает интересам общества, – пишет К. Флекснер. – Было бы трагедией, если бы создание такой экономики было возможно только путем превращения потребления в средство достижения этой цели. Великие экономисты хорошо понимали, что в здоровой экономике дело должно обстоять как раз наоборот. Причи на этого очевидна. Человек – неотъемлемая часть природы, и его потреб ности имеют глубокие корни, сформировавшиеся в ходе эволюции. Для морального и физического здоровья человека необходимо, чтобы были удовлетворены его материальные, психологические и социальные потреб ности. Это же утверждение справедливо и применительно к обществу в целом. Вышесказанное не означает, что объем производства должен уве личиваться беспредельно. Но это означает, что мы должны заботиться о том, чтобы то, что мы потребляем, полностью соответствовало нашим по требностям. Производство должно быть подчинено потреблению, а по требление должно быть построено на двойном фундаменте – материализме и идеализме. Сегодняшнее глубоко материалистическое технократическое общество препятствует достижению этой цели» [267, с. 26].

Как отмечает К. Флекснер, «технократическое общество управляется главным образом техническими экспертами и две его цели доминируют над всеми остальными: экономический рост и военное могущество для об легчения экономического роста. И хотя в этом обществе часто произносят панегирики в адрес демократии и личности, тем не менее и демократия, и личность являются в технократическом обществе вторичными, на первое место ставятся потребности развития экономики и безопасность нации. В более гуманном обществе материальные и духовные средства, потребности личности, а также качество окружающей среды становятся важными соци альными целями. Это не означает, что развитие экономики и укрепление национальной безопасности противоречат целям такого общества. Это оз начает, что должны быть приняты новые подходы к решению проблем раз вития экономики и управления национальной безопасности, подходы, ос нованные на таких ценностях и задачах, которые помогают удовлетворять реальные потребности людей» [267, с. 26].

В новый исторически переломный для России период, когда господ ствующие классические и неоклассические подходы подвергаются крити ческому переосмыслению и возникает потребность формирования соци ального эколого-экономического порядка на новой парадигмальной осно ве, осуществление экономической и социальной политики должно проис ходить в соответствии с нравственными законами. Особую актуальность приобретает творческое наследие русских мыслителей. Благодаря работам С.Н. Булгакова, Н.А. Бердяева и их современников в историю философии влился мощный поток оригинальной российской философии, который принес этический элемент в экономическую науку. В своих философских построениях они указывали на ограниченность и пагубные последствия сциентистских и технократических тенденций и поднялись до создания философии хозяйства, которая пронизана идеями рачительного хозяйство вания как свободного творческого процесса, руководимого этическими мо тивами бережного отношения к природе, а не личным или групповым эго измом.

Мировая практика указывает на то, что в устойчиво развивающихся странах объем ВВП меньше объема национального богатства примерно в 13–15 раз, для России это соотношение достигает 60 раз. Крайне недоста точный уровень использования возможностей ресурсосберегающего раз вития национального хозяйства объясняется действием широкого круга экономических, политических, правовых и социальных факторов и вызы вает низкую конкурентоспособность продукции и услуг. Обладая значи тельным потенциалом конкурентных преимуществ, Россия не реализует их из-за низкого качества хозяйственного управления и деятельности прави тельственных структур, неразвитости хозяйственной системы и инфра структуры, слабой восприимчивости экономики страны к новым техноло гиям, отсутствия защиты от коррупции, высоких политических рисков, не удовлетворительного состояния институциональной среды.

Различные формы распределения экономической власти на основе распоряжения национальными ресурсами и разные способы координации хозяйственной деятельности людей определяют пространство возможно стей использования разных моделей социально-экономического развития.

Важно отказаться от одномерного представления о регуляторах рыночной экономики. Нет одного универсального и эффективного принципа коорди нации хозяйственной деятельности, они многообразны и варьируются в за висимости от конкретно-исторических условий страны. Стратегия форми рования природосберегающей модели развития российской экономики должна исходить из учета национальных традиций и ориентироваться на решение будущих проблем. Отказ от использования доктринерских систем либерализма и государственного интервенционализма предполагает изме нение утвердившегося мировоззрения. Рыночные силы и государственные меры не всегда приводят сами по себе к всеобщему равновесию общества и природы. Даже если возникает равновесие на рынке, его результатом может не обязательно являться эколого-экономическое равновесие.

Структурно-функциональный динамизм современной экономики тре бует мобильности и подвижности прав собственности и пересмотра кон цепции власти и владения ресурсами. Классическая доктрина, которая воз никла в эпоху Просвещения как инструмент борьбы против феодальной формы владения, связанной с рассредоточением прав собственности на од ни и те же объекты, являлась упрощенной и соответствовала периоду ран ней стадии индустриального общества с массовым распространением мел котоварного производства. Доктрина единства и неделимости частной соб ственности входит в противоречие с современной жизнью общества, кото рая предполагает использование сложных организационно-экономических структур, крупных и транснациональных компаний, основанных на плю ралистическом порядке долевого участия разнообразных инвесторов в их финансировании. Возникшая в данных условиях теория прав собственно сти (или «пучки правомочий») способствует преодолению традиций абсо лютистской концепции и ориентирует на поиск рациональной комбинации расщепленных прав собственности в каждом конкретном случае для ра ционального взаимодействия хозяйствующих субъектов при использова нии экономических ресурсов. Однако методологический функционализм ограничивает познавательные возможности данного подхода и должен быть преодолен.

Институты собственности, определяющие распределение власти меж ду правящими элитами и обществом, выполняют инструментальную роль и должны способствовать консолидации, а не дезинтеграции интересов макросоциальных групп. Их трансформация в российском обществе долж на быть ориентирована на формирование консенсуального баланса интере сов различных хозяйственных субъектов, позволяющего резко снизить сложившийся уровень отчужденности общества от власти и высокий по тенциал эколого-экономической и социально-политической напряженно сти. При этом важно учитывать мировой опыт и современные потребности экологизации экономики и модернизации производственно технологических систем, а также национальные традиции. Еще славяно филы подчеркивали, что в России особое отношение к собственности. Как представляется, неудовлетворительность хода рыночных реформ во мно гом обусловлена тем, что они проводились без учета особенностей народа, не использовались национальные традиции совместного труда и способов преодоления трудностей и негативных последствий рыночной конкурен ции. В связи с этим не могут не заслуживать внимания идеи русских мыс лителей о судьбе России и ее будущем социальном устройстве.

Утверждение в обществе представлений о необходимости формиро вания системы рыночных отношений требуется дополнить пониманием границ, в пределах которых целесообразно их использовать и которые раз деляют разные способы координации природопользования. В современных условиях в развитых странах радикально меняется модель взаимодействия общества и природы, рыночных и нерыночных связей, что приводит к рас пространению менее поляризованных социально-экономических структур и инновационного типа предпринимательства. Важно изменить ориентиры применения рыночной системы, принадлежащие прошлой эпохе индустри ального развития, и привести их в соответствие с потребностями экологи зации экономики.

Сегодня Россия обладает не только устаревшим производственным потенциалом, но и относительно квалифицированной рабочей силой, ши роким внутренним рынком, огромными природными богатствами, сущест венными научно-техническим и духовно-нравственным потенциалами.

Конкурентные возможности страны необходимо наилучшим образом ис пользовать и развивать, раскрывая интеллектуальный потенциал и форми руя ресурсосберегающий тип предпринимательства.

При всей важности решения многочисленных текущих задач перво степенное значение в современных условиях приобретает разработка про думанной стратегии социально-экономических преобразований, основан ной на новой эколого-экономической парадигме. К ее обоснованию долж но быть обращено повышенное внимание. Параметры социально экономического развития важно рассматривать не только с точки зрения разрешения множества срочных проблем, но и с точки зрения реализации стратегических приоритетов, с учетом действия внутренних и внешних факторов, оценивая последствия альтернативных вариантов природополь зования. Отказ от идеологии «мифологического» либерализма в пользу идеологии, способной эффективно выполнять практическую функцию, обеспечивая адекватную связь культуры, политики и экономики, предпо лагает радикальное реформирование властной системы, освобождение ее от конфрактационных способов правления. Она должна опираться на на циональные традиции и исторически выработанные ценности, отечествен ный и мировой опыт. Важно учитывать, что при всей растущей глобализа ции социально-экономических процессов преимущества в современном мире получают страны, наиболее умело использующие свой ресурсный и социокультурный потенциал, трудовые и предпринимательские способно сти.

2.2. Факторы и механизмы перехода российской экономики на ресурсосберегающий путь развития Постсоветская Россия унаследовала ресурсоемкую экономику с пе рекошенной в сторону тяжелой индустрии структурой, определяющей вы сокий антропогенный пресс на природу. В ряде районов страны сформиро вались очень острые и даже критические экологические ситуации. Круп номасштабная социально-экономическая трансформация, которая проис ходила в 90-е годы ХХ в., существенно изменила институциональный об лик страны. Вместе с тем не были решены требующие огромных усилий проблемы перехода российской экономики на ресурсосберегающий путь развития. Сложившаяся в начале ХХI в. модель рыночного хозяйствования обладает многими изъянами, способствует расточительному использова нию трудовых, сырьевых, топливно-энергетических и капитальных ресур сов, слабо восприимчива к научно-техническому прогрессу и инновациям.

В России сохраняется значительно более высокий уровень удельного потребления металла, цемента, деловой древесины, электроэнергии, тогда как использование прогрессивных материалов (пластмасс, алюминия, ком позитов) в три и более раза ниже, чем в индустриально развитых странах.

Российская автотракторная техника имеет удельный расход топлива боль ший, чем у лучших зарубежных аналогов, на величину от 7 до 50 %, а удельная конструкционная металлоемкость нашей машинотехнической продукции на 20–40 % выше, чем лучших зарубежных машин и оборудо вания. При существующих технологиях добычи в России экономически нецелесообразно разрабатывать от 30 до 70 % разведанных запасов руд различных цветных металлов;

финансовые потери из-за технической от сталости нашей черной металлургии составляют 3,5 –4 млрд долл. в год;

из нефтяных пластов извлекается не более 40 % нефти [158].

В настоящее время такие экологические факторы, как обеспечен ность природными ресурсами и их доступность, требования в сфере охра ны природной среды и к экологическим рискам оказывают существенное влияние на формирование конкурентных преимуществ. При этом низкий эколого-технологический уровень производства в стране затрудняет про никновение отечественных товаров на рынки развитых стран, что способ ствует ее закреплению в качестве поставщика сырьевых ресурсов. Так, в России энергетические затраты на единицу ВВП по сравнению с развиты ми странами выше в 3 и более раз. Велик разрыв и в показателях природо емкости для загрязняющих воздух веществ. Удельные выбросы окислов серы, которые приводят к кислотным дождям и деградации больших пло щадей лесов и земель, в стране в 20 раз больше, чем в Японии и Норвегии, и примерно в 6–7 раз больше, чем в Германии и Франции. Двуокись угле рода – главный парниковый газ, приводящий к глобальному изменению климата, превышает показатели развитых стран на единицу ВВП в 3–4 раза [100].

В 1990-е годы темпы падения производства существенно различались по отраслям. В результате за 1990-е гг. трансформировалась промышлен ная структура страны (табл. 2.2): заметно увеличилась роль природоемких, экологически агрессивных отраслей (добывающей, топливной, электро энергетики, металлургии) и уменьшилась доля экологически более прием лемых производств (легкой промышленности и машиностроения). Суще ственно сократилось высокотехнологичное, трудо- и наукоемкое машино строение, определяющее технический прогресс, в том числе и в экологиче ской сфере. За 1990-е гг. увеличились удельные энерго-, материало-, при родоемкость производства, энергоемкость валового внутреннего продукта возросла на 20 %, а удельный сброс загрязненных сточных вод – на 33 % [118]. Такие показатели говорят о росте барьеров на пути внедрения в Рос сии ресурсосберегающих технологий.

В начале ХХI в. структура внешней торговли России сохранила сырь евой характер – вывозятся в основном сырье и топливо, а ввозятся маши ны, оборудование, продовольствие и товары массового спроса. На товары сырьевой категории приходится 75 % всего российского экспорта. На экс порт направляются большая часть добываемого сырья (более 40 % нефти, 33 % газа, почти все добываемые калийные соли и апатитовые концентра ты), а также продукция экологически вредных перерабатывающих отрас лей – металлургии (вывозится 60 % продукции черной металлургии, 70– % производимых алюминия, меди, олова, цинка, никеля), химической промышленности (40 % аммиака, 50 % синтетического каучука, почти % минеральных удобрений).

Таблица 2. Изменение отраслевой структуры промышленного производства России за 1990–2002 гг. (в %) [216] Отрасли 1990 г. 1995 г. 2000 г. 2002 г.

Электроэнергетика 4,0 10,5 9,2 8, Топливная (нефтедобываю щая, нефтеперерабатываю щая, газовая, угольная) 7,6 16,9 15,8 16, Черная металлургия 5,5 7,7 8,6 8, Цветная металлургия 6,0 9,0 10,3 10, Химическая и нефтехимиче ская 7,8 6,3 7,5 7, Машиностроение и металло обработка 31,5 19,2 20,5 20, Лесная, деревообрабаты вающая и целлюлозно бумажная 5,8 5,1 4,8 4, Промышленность строи тельных материалов 3,8 3,8 2,9 2, Легкая 12,3 2,3 1,8 1, Пищевая 15,7 15,3 14,9 15, Прочие отрасли - 2,0 1,6 1, Вся промышленность 100 100 100 Темпы изменений эколого-экономической жизни в постсоветской России весьма высоки, но реальные и потенциальные экологические по следствия хозяйственных воздействий на природу страны противоречивы.

Сопоставление динамики основных экономических и экологических пока зателей указывает на то, что в 90-е годы ХХ в. темпы снижения производ ства намного опережали темпы сокращения его «давления» на природную среду. Так, если за 1990–1999 гг. валовой внутренний продукт снизился на 39,6 %, продукция промышленности – на 50,9 %, то выбросы в атмосферу стационарных источников – на 45,8, от автотранспорта – на 42, водопо требление – на 26,6, сброс загрязненных сточных вод – на 25,6 %. Показа тели, характеризующие природоохранную деятельность, также заметно ухудшились, исключение составляет рост числа охраняемых природных территорий и их площадей. Число заповедников и национальных парков с 1990 г. возросло в 1,5 раза, а их площадь – почти вдвое. В то же время за траты на их содержание в сопоставимых ценах сократились в 2,5–3 раза, т.

е. расходы на 1 га охраняемой территории уменьшились в 5–6 раз [118].

Масштабы добычи полезных ископаемых в России огромны. Мине рально-сырьевая база требует её воспроизводства. Между тем темпы раз работки российских недр намного стали превышать прирост разведанных запасов. Так, в 1990 г. прирост запасов углеводородного сырья в 4 раза превышал его добычу, а в 1999 г. достиг лишь 2/3 добычи. Если данная тенденция сохранится, то вскоре неизбежен сырьевой кризис. Сокращение лесозаготовок сохранило от вырубки большие массивы российских лесов.

Располагая почти четвертью лесов планеты, РФ обеспечивает ныне лишь % мирового рынка древесины. При этом расчетная лесосека используется лишь на 20 %. России выгодно развивать деревообрабатывающую про мышленность, а не природоемкую и высокоотходную добывающую инду стрию. Кроме того, в стране накапливается вредный для человека и при родной среды потенциал – отходы, ядерные материалы, атомные подвод ные лодки и т. п., которые не утилизируются и не перерабатываются из-за отсутствия средств. За тот же период уровень утилизации и обезврежива ния токсичных отходов снизился на одну треть. Российское сельское хо зяйство отличается относительно невысокой интенсивностью, что пози тивно сказывается на состоянии ландшафтов и качестве продуктов пита ния. По количеству удобрений и ядохимикатов на единицу пашни Россия значительно уступает развитым странам. Сельское хозяйство России кон курентоспособно с точки зрения экологической чистоты.

На единицу выпускаемой продукции в России расходуется значитель но больше природных ресурсов и возникает больше производственных от ходов, чем в развитых странах. При этом, однако, надо учитывать, что их относительная «экологичность» во многом базируется на экспорте при родных ресурсов и ассимиляционного потенциала природной среды, в ча стности и из России. Кроме того, при межстрановых сравнениях нужно принимать в расчет и отмеченные выше географические особенности на шей страны (суровость климата, размеры и конфигурацию территории).

Производственная нагрузка на единицу высокоосвоенной территории (т.е.

территории с плотностью населения свыше 10 человек на 1 км2) в Запад ной Европе, Японии, Корее превышает таковую в России в 30–40 раз, еще больше разница в удельной нагрузке на всю территорию. Что касается крупных городов, то уровни загрязнения среды в российских и зарубеж ных мегаполисах в целом сопоставимы. Состояние среды в российских го родах заметно улучшают огромные разреженные пространства, полновод ные реки, гораздо менее, чем за рубежом, освоенные территории, обшир ные леса [118].

Переход к ресурсосберегающему типу хозяйственного развития не возможен без восстановления механизма накопления и воспроизводства ресурсов, который был нарушен в 90-е годы и в начале ХХI в. Сокращение инвестиций привело к резкому увеличению срока службы основных фон дов и их износу, что значительно повысило угрозу возникновения техно генных катастроф и экстремальных ситуаций в экономике. Так, за 1990– 2001 гг. коэффициент обновления основных фондов промышленности сни зился с 6,9 до 1,7 %, или в 4 раза, а средний возраст оборудования увели чился с 10,8 до 19,4 лет, или в 1,8 раза.


Особенно сложная ситуация скла дывается в жилищно-коммунальном хозяйстве (ЖКХ) и энергетике. Так, в докладе «Теплоснабжение Российской Федерации. Пути выхода из кризи са», который был подготовлен в 2002 г. группой российских специалистов в рамках проекта, реализуемого Правительством РФ и Программой разви тия ООН в РФ при поддержке Глобального экологического фонда, отмеча ется, что «сегодняшнее состояние системы теплоснабжения в стране мож но определить как критическое, постепенно переходящее к уровню нацио нального бедствия». Большая часть тепловых сетей находится в аварийном состоянии. В 2003 г., по оценке специалистов, выработают ресурс более половины действующих на ГЭС гидроагрегатов [217]. К концу десятилетия объем генерирующих мощностей, выработавших проектный ресурс, дос тигнет более 50 % уровня мощностей 2000 г.

Испытывая огромный недостаток инвестиций для применения ресур сосберегающих технологий, повышения конкурентоспособности и финан совой привлекательности, российская экономика превратилась в крупного кредитора зарубежных стран. В 2000 – 2003 гг. валовые сбережения дости гали в стране значительного уровня, составляли более 30 % ВВП, при этом объем чистых кредитов по доле в ВВП в 1,5 раза превышал уровень новых индустриальных стран Юго-Восточной Азии. В эти годы валовые накоп ления не превышали 60 % валовых сбережений, возникший разрыв между сбережениями и инвестициями является самым высоким в мире, его при чина – масштабный отток капитала из страны.

Экспортно-сырьевая модель развития российской экономики сформи ровала значительные внешнеэкономические угрозы. Так, в период 2004– 2006 гг. валютные потребности России, связанные только с выплатами по внешнему государственному долгу, оцениваются на уровне 17–19 млрд долл. (ежегодно), а выплаты процентов по иностранным обязательствам других субъектов экономики в перспективе вполне могут превысить уро вень 2003 г. (8 млрд долл.). Сценарий, демонстрирующий «валютную»

уязвимость России, зависимость её экономики от колебаний цен на миро вом нефтяном рынке, выглядит еще более угрожающим, если принять во внимание не только предстоящие валютные потребности страны по оплате внешних долговых обязательств, но и сохраняющуюся тенденцию к нара щиванию просроченной задолженности по экспорту и импорту, высокие объемы теневого вывоза капитала. В 2003 г. эти показатели оценивались соответственно на уровне 14,3 и 6 млрд долл. В ближайшей перспективе (2–3 года), очевидно, резкого снижения этих показателей не произойдет [237].

В связи с природно-климатическими условиями и обширным терри ториальным пространством в России затраты ресурсов на поддержание системы жизнеобеспечения существенно выше, чем в других странах. Так, расходы на отопление помещений примерно в 2–3 раза больше, чем в странах Западной Европы, в несколько раз больше и расстояния между центрами добычи и потребления ресурсов. При этом ситуация в еще боль шей степени усугубляется в результате использования ресурсоемких про изводств и экспортно-сырьевой модели развития российской экономики.

Поэтому доля затрат на продукцию топливно-энергетического комплекса (ТЭК) и транспортные услуги (включая услуги связи) составляет в настоя щее время около 30 % всех издержек производства ВВП и она в 3 раза больше, чем в США.

Экспортно-сырьевая ориентация российской экономики вызывает большую инвестиционную нагрузку на нее со стороны сырьевых и топ ливно-энергетических отраслей. Энергосырьевой сектор является наиболее ресурсоемким. Его капиталоемкость (по добавленной стоимости) в 3 раза выше, чем других отраслей промышленности, энергоемкость в 24 раза вы ше, чем в машиностроении, легкой и пищевой промышленности, строи тельстве. При сохранении сложившейся ресурсоэкспортной модели в предстоящие годы две трети инвестиций потребуется направлять на под держание сырьевого сектора, а темпы экономического роста не превысят 3,0–3,5% за год [25].

Высокая структурно-технологическая неоднородность экономики и несоответствие её институционального устройства материально технологическим характеристикам, вызванное форсированным внедрением рыночных механизмов в низкопродуктивные сферы экономики, формиру ют двухсекторную модель национального хозяйства. В экспортно ориентированных отраслях складываются высокая рентабельность и при влекательность инвестиций, они поглощают около двух третьих инвести ций в промышленность. Другие отрасли имеют низкую доходность, испы тывают огромную потребность в капитальных вложениях. Таким образом закрепляется технологическая неоднородность национального хозяйства и усиливается его технологическое отставание.

Современные российские экологические проблемы, с одной стороны, являются наследием советского прошлого, с другой – они во многом усу гублены использованием неадекватной модели рыночных реформ. За эти годы худшие черты экологического облика России обострились. По мере износа фондов все большую опасность представляют объекты потенциаль ного экологического риска. Вместе с тем нарастают проблемы, типичные для отсталых государств: низкий уровень агротехники, упрощение агроце нозов, монокультура в земледелии, деградация почв, неурожаи, импорт от ходов и экологически опасных производств и т.п. Кроме того, сложилась негативная тенденция в изменении пространственного «рисунка» нагрузок на природу – их поляризация, выражающаяся в концентрации разнообраз ных нагрузок в компактных ареалах населенных пунктов и их ближайшего окружения, вдоль главных автомобильных и железнодорожных магистра лей. На периферийных территориях нагрузки заметно снижаются. Проис ходит поляризация постсоветского пространства на островки относитель ного благополучия и депрессивную периферию. Но нельзя не учитывать, что огромные, далеко еще не освоенные природные ресурсы России вряд ли останутся вне поля зрения других стран в условиях острого дефицита ресурсов в мире. В этом внимании внешнего мира к диспропорции между малоосвоенной российской территорией, богатой природными ресурсами, и относительно небольшим населением заключена реальная угроза нацио нальной безопасности России. Поэтому проблема формирования «белых пятен» на экономической карте страны требует тщательной проработки не только с экологических, но и с общих социально-экономических и геопо литических позиций [118].

Переход к ресурсосберегающему типу развития российской эконо мики требует осуществления её институционального переустройства на основе обеспечения рационального сочетания государственных и рыноч ных механизмов регулирования, позволяющего перераспределять финан сово-инвестиционные ресурсы в приоритетные сферы экономики и осуще ствлять масштабный ресурсосберегающий эффект. Ресурсосбережение яв ляется мощным фактором сокращения потребности в капитальных вложе ниях, так, затраты по экономии ресурсов, как правило, в 2–4 раза меньше инвестиций, необходимых для производства соответствующей продукции, каждый процент экономии энергоресурсов позволяет обеспечивать при рост национального дохода до 0,4 %. Структурно-технологические и ин ституциональные изменения ресурсосберегающего типа важно проводить с учетом реальных потребностей внутреннего и внешнего рынков, ориен тируясь на опережающий рост производства менее материало- и энергоем ких видов продукции, на широкомасштабное использование достижений науки и техники, малоотходных и безотходных технологий, прогрессив ных материалов, улучшение производственной и рыночной инфраструк тур, обеспечение более глубокой и комплексной переработки сырьевых ре сурсов, замещение традиционных видов сырья, материалов и энергии вто ричными ресурсами и отходами производства.

Принимая во внимание остроту ресурсосберегающих и природо охранных проблем, вместе с тем следует учитывать, что по широкому кру гу параметров Россия относится к числу экологически благополучных стран планеты, является крупнейшей экологической державой. Для нее перспективна специализация в мировом хозяйстве на производстве эколо гически чистой продукции, оказании рекреационных и экологических ус луг. Относительно скромная роль России в деградации биосферы и её ог ромный пространственно-экологический потенциал являются важными геополитическими факторами, которые целесообразно использовать для упрочения её международных позиций.

При формировании благоприятного делового, инвестиционного и инновационного климата возможны приближение нормы накопления к норме сбережения и осуществление структурной перестройки экономики за счет рационального использования средств за период до 2010 года, по является возможность наполовину обновить имеющийся основной капитал и увеличить его величину в 1,5 раза, сформировать научно-технические, производственно-экономические и институционально-инновационные предпосылки для перехода к новому качеству экономического роста. При этом российская экономика не будет уже отягощена повышенными затра тами, которые связаны с необходимостью решения проблем, накопивших ся за годы экономического кризиса 90-х годов ХХ в., – необходимостью обновления производственного аппарата, погашения и обслуживания го сударственного долга, уменьшения зависимости экономики от конъюнкту ры мировых цен на экспортируемые ресурсы.

Мировая практика свидетельствует о том, что для формирования ре сурсосберегающей модели развития рыночной экономики может быть ис пользован обширный инструментарий экономической политики государ ства, который состоит из большого набора средств и мероприятий, исполь зуемых в разных странах в различных комбинациях. Этот набор включает введение налоговых льгот и инвестиционных кредитов;


регулирование цен и тарифов;

установление государственных стандартов потребления топ ливно-энергетических ресурсов в различных секторах экономики и видах технических и транспортных средств;

государственное субсидирование проектов по энергосбережению в частном секторе;

государственное фи нансирование НИОКР в области ресурсосбережения и развитие ресурсной базы за счет возобновляемых и других ресурсов;

разработку целевых про грамм экономии энергии и других природных ресурсов. В каждой стране возникают свои проблемы в области ресурсопотребления, в связи с этим реализуются свои пути формирования ресурсосберегающей экономики и способы сочетания государственных и рыночных механизмов регулирова ния ресурсопользования и активизации инновационных процессов.

При формировании ресурсосберегающей модели развития россий ской экономики следует учитывать опыт зарубежных стран, в которых в большей степени отработан механизм ресурсосбережения на основе про ведения соответствующего комплекса экономических мер, который вклю чает в себя структурно-технологические, финансово-инвестиционные, де нежно-кредитные, налоговые, нормативно-правовые, информационно прогнозирующие и другие элементы. Это позволяет задействовать широ кий набор стимулов и санкций, нацеленных на реализацию ресурсосбере гающих и природоохранных мер при обеспечении значительной части ин вестиционных потребностей за счет государства. Например, в Японии го сударство финансирует 25–30 % затрат на проведение предприятиями энергосберегающих мероприятий;

в Республике Корея существует бюд жетный фонд для кредитования предприятий при внедрении ресурсосбере гающих технологий;

в США и Японии введены налоговые скидки на при быль от реализации энергосберегающего оборудования;

в ФРГ и Франции законодательно определены нормы тепловой изоляции зданий.

В нашей стране долгие годы доминировал усеченный подход к поня тию «производительность», поэтому на практике использовался только один показатель – производительность труда. Однако за рубежом произво дительность связывают с использованием не только одного фактора – тру да, но всех ресурсов воспроизводства: капитала, основных фондов, мате риалов, времени, информации, энергии. Односторонний подход к произво дительности затрудняет многофакторный анализ и искажает реальную кар тину хозяйственных изменений. Производительность, определяя уровень издержек, выступает ключевым фактором конкурентоспособности пред приятия.

Повышенная ресурсоемкость продукции российских предприятий приводит к тому, что многие из них оказались в «ловушке» низкой произ водительности. Последняя возникает из-за того, что при высоком уровне себестоимости продукции предприятие вынуждено устанавливать и высо кие цены. В связи с этим покупатели начинают искать других поставщи ков. Падение спроса на продукцию вызывает снижение объемов реализа ции, а в дальнейшем приводит и к сокращению объема производства и до ходов предприятия. При этом увеличиваются издержки из-за снижения за грузки производственных мощностей и ухудшения использования рабоче го времени, в свою очередь сокращение финансовых ресурсов резко огра ничивает возможности финансирования затрат капитальных вложений на модернизацию производства и проведение инновационных мероприятий.

Для обеспечения успешного развития российские предприятия должны реконструировать свою деятельность с учетом сложности взаимо действия настоящего с прошлым и будущим, осуществлять изменения в ногу со временем. В современных условиях для многих предприятий время вместе с качеством продукции и издержками выступает ключевым факто ром конкурентной борьбы и реорганизации производства. Успешность их деятельности в значительной степени зависит от сокращения всех стадий жизненного цикла продукта, ускорения процессов внедрения новых техно логий и разработки новой продукции, своевременной адаптации к изме няющейся среде, сроков выполнения работ и поставки продукции. Разра ботка и реализация стратегии повышения эффективности деятельности хо зяйственных образований и развития их конкурентных преимуществ тре буют отказа от традиционных методов, ориентированных на получение высоких финансовых результатов без должного учета сложного воздейст вия многообразных форм проявления фактора времени, и применения но вой модели организационно-экономического проектирования, основанной на признании фундаментальной роли феномена времени, как регулятора хозяйственных процессов [32].

Так, на ОАО «Западно-Сибирский металлургический комбинат»

(«ЗСМК») в условиях металлургического производства с учетом фактора реального времени была проведена реорганизация работы цехов управле ния главного механика (УГМ) по поддержанию всего технологического оборудования в исправном состоянии. Принятая еще Министерством чер ной металлургии система технического обслуживания и ремонтов состояла в чередовании и регламентации периодов работы оборудования в соответ ствии с установленным режимом и профилактических мероприятий с це лью предупреждения преждевременного его износа, включая плановые ремонты и межремонтное техническое обслуживание. Применение этого подхода связано с большими затратами, поскольку в одних случаях за меняются еще годные к эксплуатации детали и узлы, а в других случаях возможно возникновение аварийных ситуаций из-за несвоевременной замены. Однако данные расходы можно снизить до удовлетворительно го уровня с помощью осуществления двух дополнительных мероприя тий: 1) периодического проведения технической диагностики машин во время эксплуатации;

2) непрерывного контроля (мониторинга) техниче ского состояния машин. При этом техническое обслуживание и ремонты производятся через заданные интервалы времени, но проведение допол нительных мероприятий дает возможность достоверно определить объ емы ремонтных работ и значительно сократить расходы на их выполне ние. Реализация нового подхода предполагает остановку, техническое об служивание и ремонт машин и оборудования в тот момент, когда возника ет необходимость (т.е. если техническое состояние машины этого требует), замену деталей только при достижении предельного технического состоя ния, когда деталь полностью исчерпала свой ресурс.

Переход к ресурсосберегающему типу экономического роста невоз можен без повышения качества производимой продукции. В настоящее время теоретические и практические аспекты качества продукции подвер гаются существенному переосмыслению. Традиционный подход предпола гает, что предприятие должно стремиться расширить свое присутствие на рынке за счет реализации пользующейся спросом высококачественной продукции. Для этого ему требуется использовать прогрессивную техноло гию, качественное сырье и квалифицированную рабочую силу. Рост из держек, обеспечивающих повышение качества товара, происходит нерав номерно: после достижения оптимального уровня качества ресурсоемкость продукции повышается в геометрической прогрессии. Вместе с тем в со временных условиях складываются некоторые особенности взаимосвязей «издержки–качество». Во-первых, часто рыночная цена повышается более высокими темпами, чем качество товара. Напротив, отставание в уровне качества продукции вызывает установление цены на еще более низком уровне. Во-вторых, не всегда производство высококачественной продук ции требует и больших издержек. Так, например, японские компании Toy ota и Honda еще в 1980-е гг. за счет использования высокого уровня орга низации производства (система «точно–вовремя») доказали возможность выпуска конкурентоспособной продукции, отвечающей мировым стандар там качества при низком уровне издержек. В российской экономике в кон це ХХ в. можно было наблюдать противоположные процессы: рост издер жек производства продукции происходил нередко при неизменном или снижающемся её качестве во многом из-за ухудшения экономической си туации в стране.

Для разработки ресурсосберегающих мер важное значение имеет анализ структуры издержек производства продукции. Последняя сущест венно различается в разных отраслях российской экономики. Так, в мате риалоемких отраслях (легкой и пищевой промышленности, машинострое нии) преобладают расходы на сырье и материалы (до 70–80 % общей сум мы издержек), в энергоемких (химии, металлургии, производстве строи тельных материалов) до 30 % затрат вызвано расходами на топливо и энер гию, в трудоемких (сфере услуг) около 60 % себестоимости составляет оп лата труда и социальное страхование, в фондоемких (добывающая про мышленность) до 40 % затрат связано с воспроизводством основных фон дов.

Важным направлением снижения ресурсоемкости производства яв ляется активное использование операционного анализа (CVP-анализа), ос нованного на разделении всех издержек на постоянные и переменные. На российских предприятиях часто применяется традиционная классификация затрат, при которой последние делятся на прямые и косвенные. Переход к использованию методов операционного анализа предполагает изменение системы учета расхода ресурсов, он позволяет изучать чувствительность операционной прибыли предприятия к изменению элементов переменных и постоянных затрат, повысить точность в распределении затрат по видам продукции и получать экономическую информацию, необходимую для принятия своевременных и эффективных управленческих решений.

На уровень производительности и издержек выпуска продукции зна чительное влияние оказывают цены на факторы производства. Как свиде тельствует хозяйственная практика, для использования резервов снижения факторных затрат особое значение приобретают следующие направления:

приобретение более дешевых ресурсов и замена ими более дорогих, поиск и установление долговременных связей с организациями, поставляющими на приемлемых условиях ресурсы, применение системы ценовых скидок для определенных групп покупателей в целях увеличения объема продаж.

Ресурсоемкость и производительность национальной экономики в конечном счете зависит от эффективности использования ресурсов време ни нации, от того, насколько рациональна сложившаяся система занятости населения. Многочисленные исследования и опросы руководителей рос сийских предприятий свидетельствуют о том, что в годы рыночных ре форм загрузка рабочей силы не превышала 80 %, а нередко опускалась ниже 70 %. На содержание избыточной рабочей силы предприятия расхо дуют около 10 % затрат от общих издержек производства и реализации продукции. К основным причинам наличия избыточной рабочей силы от носятся: социальная ответственность директора, ожидание роста спроса на выпускаемую продукцию, высокие издержки (организационные и денеж ные), связанные с увольнениями. Темпы прироста средней заработной пла ты на предприятиях с самой низкой загрузкой рабочей силы были почти в 2 раза меньше, чем на предприятиях с самой высокой загрузкой. Исследо вания показывают, что экономия на издержках, связанных с содержанием избыточной рабочей силы (при благоприятных налоговых условиях) могла бы обеспечить приемлемую прибыльность почти половине российских промышленных предприятий.

Трудности формирования рационального механизма природопользо вания, ориентированного на повышение конкурентоспособности экономи ки, во многом связаны с решением вопроса об экстерналиях (внешних эко номических расходах). Дело в том, что в большинстве случаев некоторые реальные результаты и затраты хозяйственной деятельности, находящие свое проявление во внешних отрицательных эффектах, адекватно не отра жаются в экономических параметрах и остаются без внимания. К ним от носятся загрязнение окружающей среды и связанные с этим социальные издержки, которые часто не учитываются в производственных расходах предприятии. Разницу между социальными и производственными расхо дами составляют экстерналии, которые нарушают равновесие между об ществом, экономикой и природой. Из-за загрязнения окружающей среды и все большего вовлечения природных ресурсов в производство, происхо дящих на основе расширения и качественного изменения хозяйственной деятельности предприятий и конкурентной борьбы, возрастает отрица тельное влияние экстерналий на социально-экономическое развитие. По следнее выступает как устойчивый процесс, требующий активного вмеша тельства государства.

В экономической литературе экстерналии рассматриваются как ре зультат функционирования рыночного механизма, а производство – в ка честве сферы, производящей как полезный продукт, так и неполезные, вредные вещества. В хозяйственной же практике экстерналии представля ют конкретное экономическое бремя любого хозяйственного субъекта, требующее дополнительных затрат на воспроизводство использованных природных ресурсов и покрытие убытков, вызванных загрязнением окру жающей среды. Неравномерность распределения этих внешних экономи ческих расходов между хозяйственными субъектами оказывает большое влияние на формирование конкурентных преимуществ. В современных ус ловиях становления рынка государство должно либо полностью взять на себя эти расходы, либо включить его в производственные затраты, превра тить в прямые издержки предпринимателя.

Для создания рационального экономического механизма природо пользования и охраны окружающей среды необходимо отражать экстерна лии в производственных расходах на основе разработки соответствующей законодательной базы. Для предотвращения появления чрезвычайных эко логических ситуаций и восстановления экологического равновесия целесо образно использовать как законодательно-административные методы, так и экономические стимулы. Как показывает мировой опыт, при этом акцент должен делаться на включение экстерналии в производственные расходы по принципу: платит тот, кто загрязняет окружающую среду. С внедрени ем такого механизма охрана окружающей среды станет внутренней про блемой предприятий и вынудит их искать социально приемлемые и эконо мически выгодные методы сокращения внешних экономических расходов.

Государство же в качестве арбитра интересов общества на основании эко логической политики и законодательства должно установить ориентиры и границы экономического роста и развития конкурентных преимуществ. В настоящее время экстерналии должным образом не учитываются в произ водственных расходах, в связи с этим возникает несовершенство таких важных макроэкономических показателей, как валовой национальный продукт и валовой внутренний продукт. В этих показателях не принимает ся во внимание состояние природной среды, кроме того, расходы на лик видацию загрязнения окружающей среды и экологических катастроф не вычитаются из данных макроэкономических показателей, а отражаются в них как компоненты экономического роста.

Важнейшим направлением развития конкурентных преимуществ и перехода к устойчивому экономическому росту должна стать экологосба лансированная структурно-технологическая перестройка экономики с це лью эффективного ресурсосбережения, снижения уровня загрязнения ок ружающей среды. Реструктуризация экономики предполагает опережаю щие темпы развития на современной технологической базе всех произ водств в природно-продуктовой вертикали (цепочке), связанных с преоб разованием природного вещества и получением на его основе конечного продукта, по сравнению с природоэксплуатирующими сырьевыми отрас лями. В целом она позволит в 2–3 раза снизить природоемкость произво димой продукции и услуг и уменьшить нагрузку на окружающую среду, сократить общую потребность в природных ресурсах. Для ее осуществле ния требуется:

- применение адекватных оценок природных ресурсов и услуг и их отражение в экономических показателях при принятии экономических ре шений;

- изменение инвестиционной политики в направлении экологосбалан сированных приоритетов;

- создание непротиворечивых систем налогов, кредитов, субсидий, таможенных тарифов и пошлин с точки зрения учета экологических по следствий;

- четкое определение прав собственности на природные ресурсы;

- совершенствование механизмов приватизации с учетом экологиче ского фактора (учет прошлого экологического ущерба, обязательства по проведению реабилитационных мероприятий, экологическое страхование и т.д.);

- преобразование банковских структур и рынка капитала с целью соз дания условий для развития инновационных форм финансирования приро доохранной деятельности – экологических банков, экологических фондов, страховых систем;

- изменение экспортной политики в направлении сокращения удель ного веса в экспорте первичных природных ресурсов при увеличении удельного веса высокотехнологичной наукоемкой продукции, товаров с высокой долей добавленной стоимости и т.д. [38].

В мировой практике накоплен значительный опыт гибкого использо вания ограничительных и поощрительных мер (экологических норм и стандартов, запретов и штрафов, субсидий и дотаций, льготных кредитов и т.д.), который может быть использован в нашей стране при решении эко лого-конкурентных проблем. Так, в США нарушения закона об охране воздушного бассейна и водных ресурсов даже в течение одного дня нака зуемы выплатой большого штрафа, а в некоторых случаях уголовной от ветственностью. Одновременно законодательство предусматривает отмену штрафа, если предприниматель представляет техническую и экономиче скую документацию, подтверждающую невозможность соблюдения уста новленной нормы загрязнения. Такое регулирование проблемы является средством выработки социально и экономически приемлемых решений.

Широко применяется также практика экологических налогов и субсидий.

При этом составляется список фирм-нарушителей экологической дисцип лины, которым не предоставляются государственные субсидии и другие льготы. Экологическое налогообложение позволяет внешние экономиче ские расходы, которые возникают в связи с использованием природных ре сурсов и загрязнением окружающей среды, преобразовать во внутренние расходы субъекта природопользования. Этот механизм существенно уменьшает государственное финансирование и частично компенсирует урон, наносимый обществу.

В США широкое распространение получили природоохранные (тра стовые) фонды, используемые для участия в ликвидации вызванных ава риями негативных последствий и покрытия внешних экономических рас ходов. Здесь большое внимание уделяется механизму экологической экс пертизы, составляющей комплекс мероприятий научного, юридического и экономического характера, которые предшествуют реализации конкретных проектов и проводятся для оценки негативных эффектов на окружающую среду. С 80-х гг. в США широко распространилась практика предоставле ния предприятиям инвестиционными банками беспроцентных займов для поощрения приобретения экологически чистых технологий. За счет ука занного источника ежегодно финансируется около 40 % поставок такого рода оборудования для нужд промышленности. Гарантом своевременного погашения займов выступает само государство. Малому и среднему пред принимательству в охране окружающей среды правительственные органи зации и коммерческие банки на основе государственных гарантий выдают долгосрочные займы под низкий процент. Одновременно малым фирмам оказывается и другая помощь в решении экологических проблем.

Федеральные власти США разработали программу, которая связана с созданием рынка прав на загрязнение окружающей среды, согласно кото рой фирмы, обеспечившие «сверхнормативное» уменьшение загрязнения окружающей среды, могут разницу между сверхнормативными и норма тивными загрязнениями окружающей среды продать другим фирмам по средством экологического банка. Таким образом, «излишек» превращается в товар, что создает фирмам стимул не только соблюдать предусмотрен ные законодательством нормы охраны природы, но и понижать уровень загрязнения окружающей среды, чтобы получить возможность самим про изводить этот «излишек» и продавать его через экологические банки.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.