авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«Оглавление Инновации, медицина, сознание, В. А. КРЮКОВ...................................................................................... 2 ...»

-- [ Страница 2 ] --

http://www.rg.ru/2010/05/25/oborudovanie.html стр. Планирование потребностей в оборудовании. Одной из возможных причин низкой эффективности государственных закупок томографов, по мнению экспертов, является отсутствие стратегического планирования региональных потребностей в такого рода закупках. В рамках программ модернизации здравоохранения субъектов РФ медицинское оборудование (в частности, томографы) закупалось во многих случаях в те медицинские учреждения, где реальных потребностей не было или отсутствовали возможности их адекватной эксплуатации. Такие закупки преследовали одну лишь цель - быстрее, с наименьшими сложностями и наибольшей выгодой для себя "освоить" выделенные финансовые средства. Ведь для госзаказчика зачастую гораздо проще осуществить одну крупную закупку, чем на эту же сумму - много мелких (но, возможно, более необходимых для данного медицинского учреждения).

Обучение медицинского персонала работе с оборудованием. Размеры средств, необходимых на обучение медицинского персонала работе с томографами, весьма значительны. В соответствии с законодательством оплата инструктажа медицинского персонала должна быть отражена в государственном контракте и произведена по КОСГУ 226 "Прочие работы, услуги" кода бюджетной классификации. Однако обучение медицинского персонала зачастую проводится по КОСГУ 310 "Увеличение стоимости основных средств", что неправомерно и ведет к нецелевому использованию бюджетных средств. Такое нарушение зачастую является не просчетом конкретных должностных лиц заказчиков, а системной ошибкой в планировании расходов бюджетной системы РФ на различных уровнях.

Интерпретация результатов исследования, проведенного с помощью закупленного оборудования. В России еще очень мало специалистов, которые способны правильно интерпретировать полученные результаты исследования (российские учебные заведения пока не готовят таких специалистов, а краткосрочных курсов повышения квалификации для этого недостаточно). Поэтому в российских ЛПУ, как правило, три сценария интерпретации результатов обследования: оптимистический, но наименее вероятный "умница-доктор", квалификация, опыт и талант которого позволяют ему давать стр. грамотные заключения;

промежуточный - "честный доктор", который, не будучи вполне компетентен, посылает пациента в центр интерпретации или к квалифицированному специалисту. Пессимистический сценарий - "доктор с умным видом", не будучи компетентен в данном вопросе, дает пациенту заключение, иногда далекое от реальности.

В последнем случае об эффективности использования дорогостоящего томографа с позиций его конечного предназначения вообще говорить не приходится.

Сервисное обслуживание и ремонт. Для эффективной эксплуатации томографа требуются качественное сервисное обслуживание и обучение персонала, что может обеспечить компания-производитель. Возникают длительные взаимосвязи между производителем и пользователем, который "подсаживается" на определенный вид томографа данного производителя.

Производитель, который дорожит репутацией, стремится не допустить к сервисному обслуживанию своего аппарата "человека со стороны", тем более что речь идет о безопасности людей - пациентов и медицинского персонала. Но для компаний, действующих в России, существует серьезная кадровая проблема сервисного обслуживания медицинских томографов.

стр. Высококвалифицированных инженеров, владеющих русским и английским языком и готовых проводить все свое время в поездках для обслуживания аппаратов в различных регионах РФ, крайне мало, и компании-производители очень дорожат ими. Постоянно держать в "уездном городе X" высокооплачиваемого специалиста по обслуживанию и ремонту томографов неэффективно, так как обеспеченность томографами российских регионов невелика. Поэтому основной штат сервисных инженеров находится в Москве, что существенно удорожает обслуживание в регионах и в должной мере не учитывается при планировании государственных закупок.

Договоры на сервисное обслуживание заключаются в основном не с производителями или их официальными дилерами, а с организациями, предложившими наименьшую цену контракта, что может привести к некачественному обслуживанию томографов, сокращению сроков эксплуатации, снижению эффективности их использования. На сервисном обслуживании у компаний-производителей находятся только около 5% аппаратов11, эксплуатирующихся в России. Заметим, что в странах со страховой моделью здравоохранения наличие сервисного контракта на обслуживание оборудования обязательное условие для оплаты страховой компании по выставленным ЛПУ счетам за оказанные услуги.

Госзаказчики. Существующая система госзакупок томографов малоэффективна, так как направлена в первую очередь на закупку самого аппарата по минимальной цене, а эксплуатация и медицинский эффект остаются вне поля зрения. В соответствии с реализуемой в РФ программой внедрения медицинского оборудования финансовые средства, в первую очередь, выделяются на покупку самого аппарата, а не на его ремонт и обслуживание. Госзаказчики не несут ответственности за дальнейшую судьбу закупаемого оборудования и не учитывают потребности врачей и пациентов.

Например, для медицинского персонала в последнее время актуализировалась проблема хранения и передачи результатов Андреева М. А. Закупка медицинского оборудования: проблематика, способы решения. Актуальные изменения в законодательстве о размещении заказов//Госзакупки.ру. Официальная информация. Письма. Комментарии.

Административная практика. 05.10.11.

стр. исследований, проведенных с помощью томографов, однако закупку специальных устройств для ее решения (PACS) госзаказчики считают неоправданной тратой финансовых средств. Другой пример - больнице города X требуется томограф, при этом в данном городе у компании-производителя Y имеется инженер или сервисная служба.

Однако чиновник-госзаказчик этот факт во внимание не принимает, он закупит томограф другого производителя, цена на который пусть ненамного, но ниже. Если случится поломка, закупленный томограф будет длительное время простаивать12, а на его починку и вызов специалиста из Москвы потратят значительные средства (не говоря уже о потенциальных пациентах, которым вовремя не будет поставлен диагноз). Но все это уже остается за рамками внимания чиновника, он реализовал все закупочные процедуры абсолютно правильно, и никаких формальных претензий к нему нет.

В условиях действия 94-ФЗ заказчик не заинтересован в эффективном функционировании томографов, так как нацелен на одномоментную выгоду от совершенной сделки, что создает дополнительные стимулы для коррупции. Закупка дорогостоящих медицинских томографов оказалась той сферой, в которой имело место большое число различного рода злоупотреблений.

"Дело золотых томографов" По мнению экспертов, злоупотребления с госзакупками дорогостоящего медицинского оборудования начались еще с начала 2000-х, во многом из-за полного отсутствия или слабого контроля за действиями госзаказчиков, размытости контрольно-надзорного механизма, неверного распределения ответственности и перекосов в системе госзакупок этого сложного высокотехнологичного товара.

По словам зампреда думского комитета по охране здоровья С. Колесникова (2010 г.), "томографы - золотая жила для коррупционеров по причине их высокой стоимости, хотя Минимум 60 дней, так как по существующему законодательству для заключения контракта на ремонт (если закончился срок сервисного обслуживания и не был заключен контракт на дальнейшее обслуживание) нужны конкурсные процедуры, а это сложный и длительный процесс.

стр. злоупотребления происходят и при закупке другого оборудования и лекарств... Цены на базовую комплектацию медицинского оборудования унифицировать можно, однако комплектации в каждом случае могут быть разными"13.

Несмотря на массовые злоупотребления, до 2010 г. "дела томографов" широкого общественного резонанса не получали. Начало "шумихе" по поводу происходящего в сфере госзакупок томографов положила статья в "Новой газете" от 24 мая 2010 г.

"Эффективный менеджер в белом", в которой врач из Архангельска провел собственное расследование ситуации с "золотыми томографами". Публикация буквально "взорвала" отечественные СМИ, за полгода этой теме было посвящено более 200 заметок и статей о злоупотреблениях чиновников в сфере госзакупок томографов, за 2011 г. - более 180, причем в основном это были публикации в региональных СМИ.

По итогам проверки, проведенной Контрольным управлением президента, выяснилось, что средняя цена купленных в 2009 г. 170 томографов составила 100 млн. руб., хотя они относились к ценовым диапазонам в 20 - 30 млн. и 40 - 50 млн. руб.14 Это стало отправной точкой для обширной кампании по повышению эффективности закупок не только медицинского оборудования, но и государственных закупок в целом.

Прокатилась волна судебных процессов по факту завышения цен на поставляемое по госзаказу медицинское оборудование. Всего за рассмотренный период состоялось судебных разбирательств по закупкам томографов, а с 2010 г. их число возросло в 5 - раз. В 2012 г. существенно увеличилось число судебных разбирательств по необоснованному завышению начальной цены контракта.

Итогом многочисленных проверок и судебных разбирательств стало падение цен на томографы, закупаемые в рамках госзаказа, почти вдвое. "Казалось, хоть и не без усилий, но власть победила хищения на закупках отдельно взятого Цветкова М., Товкайло М., Бирюкова Л. Медведев просканировал закупки // Ведомости, - 2010. - N 148 (2666).

Официальный сайт Президента России URL:

http://президент.рф/%D1%81%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BA%D0%B8/6 стр. класса приборов. В конце концов, в России привыкли, что местные проблемы решаются лишь благодаря ручному управлению самых высоких чиновников"15.

Однако, как отражают ситуацию отечественные федеральные и региональные СМИ, злоупотребления при закупках томографов не закончились. Всего в 2012 г. (по октябрь) было опубликовано около 70 статей, касающихся "скандалов" с томографами, из которых около 75% - в региональной прессе. Видимо, пока интерес органов власти и общественности находится на пике своей активности, злоупотребления резко снижаются, как только он падает - ситуация не застрахована от печального повторения до тех пор, пока не будут ликвидированы не симптомы проблемы, а ее источник.

*** Государственные закупки томографов стали ярким примером того, как отсутствие грамотного планирования потребностей в удовлетворении государственных нужд с учетом полного жизненного цикла закупаемого товара привело к масштабным потерям для бюджета.

Введение в действие закона о ФКС создает предпосылки для устранения целого ряда перечисленных проблем. Среди них - регламентация планирования и обоснования начальной цены, возможность введения дополнительных требований к поставщику и предмету закупки, а также дополнительных способов закупок, рекомендуемых в том числе и для высокотехнологичного оборудования, повышение прозрачности всего процесса и др. Однако для того чтобы оценить, как в реальности будут "работать" эти регламенты, необходимо время - закон должен успешно пройти переходную стадию и начать функционировать в полную силу.

Можно предложить ряд рекомендаций по повышению эффективности госзакупок сложного медицинского оборудования (на примере томографов), разработанных по итогам проведенного исследования. Необходимо отметить, что представленные рекомендации не противоречат нормам нового закона о ФКС, Ждакаев И. Ребятам об откатах // Коммерсантъ-Деньги. - 2011. - N 37.

стр. но в то же время могут быть использованы для совершенствования системы государственных закупок, механизмов ее функционирования и определения направлений дальнейшего развития.

1. Отход от практики закупок данного типа оборудования с использованием главного критерия "цена" (концепция "стоимости приобретения") и переход на комплексную оценку оборудования (концепция "стоимости владения"), в которую входит не только стоимость самого аппарата, но и сопутствующие услуги - установка, наладка, обучение персонала, сервисное обслуживание, расходные материалы, срок функционального использования, возможность замены, наличие устройств обработки, передачи и хранения данных и т.п. Для этого требуется сформировать модели расчета "стоимости владения" (могут быть учтены такие показатели, как количество пациентов, местоположение клиники, количество приборов на клинику и др.).

2. Стратегическое планирование и адекватная оценка потребностей конкретного медицинского учреждения и имеющихся ресурсов, формирование "карты предпочтений" потребителя. В такой карте должны быть предусмотрены самые различные критерии (наличие инженера, который будет обслуживать оборудование;

уровень влажности помещения, в котором оно будет эксплуатироваться;

допустимый перепад температур и т.п.), причем их важность может быть в каждом конкретном случае различна. Заказчик должен разделять с пользователем ответственность за дальнейшую эксплуатацию закупленного оборудования, в противном случае закупки томографов обречены на неэффективность.

3. Компетентная экспертиза эффективности закупок, в том числе на стадии эксплуатации томографов. Формирование открытой статистики по процедурам закупок, закупочным ценам, распределению томографов по регионам и т.д. (в том числе для совершенствования системы планирования закупок томографов и формирования эффективной системы сервисного обслуживания).

стр. Эффективность использования медицинского оборудования, Заглавие статьи приобретенного в рамках государственных закупок Автор(ы) В. Б. БАТИЕВСКАЯ ЭКО. Всероссийский экономический журнал, № 9, Сентябрь 2013, C.

Источник 45- Тема номера: МЕДИЦИНА БУДУЩЕГО - И БУДУЩЕЕ МЕДИЦИНЫ Рубрика Место издания Новосибирск, Россия Объем 13.9 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи Эффективность использования медицинского оборудования, приобретенного в рамках государственных закупок, В. Б. БАТИЕВСКАЯ В. Б. БАТИЕВСКАЯ, кандидат экономических наук, Кемеровская государственная медицинская академия Министерства здравоохранения Российской Федерации. E-mail:

batvb@kemsma.ru Экономическая эффективность оборудования определяется эффективностью закупки, использования, обслуживания и утилизации. Для обеспечения эффективности закупки необходим переход на контрактную систему, включающую сопровождение всех этапов жизненного цикла оборудования. Долгосрочное планирование закупок будет способствовать ритмичности производства.

Ключевые слова: государственные закупки, контрактная система, медицинское оборудование, эффективность закупки и владения В последние годы огромные усилия властей направляются на улучшение материально технической базы отечественного здравоохранения. Попытка вывести отрасль на инновационный уровень в рамках приоритетного национального проекта "Здоровье" и программы модернизации здравоохранения диктует необходимость пересмотра идеологии управления материально-технической базой медицинских организаций. Остроту проблемы подчеркивает почти исчерпанный медико-технологический потенциал большинства учреждений, усугубленный ограниченным государственным финансированием.

Рассмотрим компоненты оценки экономической эффективности оборудования.

Эффективность приобретения оборудования Одна из приоритетных задач - совершенствование системы организации тендеров, аукционов, котировок. В этой сфере на протяжении многих лет выявляются факты умышленного либо непреднамеренного искажения процедур. Например, Багрецов А. В. Эффективность медицинского оборудования// Вопросы организации и информатизации здравоохранения. - 2010. - N 3. - С. 87 - 89.

стр. опубликованные в октябре 2011 г. результаты проверок Генпрокуратурой РФ расходования бюджетных средств на закупку компьютерных томографов, ангиографических систем, диагностических комплексов для ультразвуковых исследований в ряде регионов России показали, что цены закупок в 2 - 3 раза превышали цены производителей. Заказчики формировали технические задания, исключающие возможность участия в торгах компаний, производящих конкурентоспособную продукцию. Например, в конкурсную документацию включались требования к техническим характеристикам, являющиеся уникальными только для продукции конкретного производителя, что нарушает требования ФЗ N 94 от 21.07.2005 г. Кроме того, сфера поставок медицинского оборудования привлекает значительное количество посредников, каждый из которых вправе устанавливать цену на оборудование по своему усмотрению, что приводит к его значительному удорожанию.

Исходя из этого Генпрокуратура РФ предложила разработать механизм формирования начальной (максимальной) цены государственных и муниципальных контрактов, а также систему государственного мониторинга цен на медицинское оборудование, конкретизировать ответственность за эффективность расходования бюджетных средств, разработать унифицированные технические требования к закупаемому высокотехнологичному медицинскому оборудованию и его сервисному обслуживанию.

По мнению автора, даже если удастся устранить коррупционную составляющую из процесса госзакупок, такой фактор, как менталитет некоторых чиновников, будет препятствовать эффективному приобретению оборудования. Сейчас специалистам, занятым организацией конкурсных процедур, проще отчитаться, что при закупке оборудования сэкономлено определенное количество бюджетных средств, нежели купить что-то, что будет в дальнейшем эффективно эксплуатироваться. Существующая система закупок изначально направлена на то, чтобы все необходимое было закуплено как можно дешевле. Дешевизна и по сей день является одним из основных критериев, по которому оценивают работу конкурсных комиссий, тех людей, которые организуют закупки медицинского оборудования. Но показная, мнимая экономия приводит впоследствии к гораздо более высоким затратам на ремонт простаивающей стр. техники, а пациенты лишаются возможности вовремя пройти нужные обследования.

Есть надежды, связанные с переходом к контрактной системе госзакупок в соответствии с ФЗ N44 от 05.04.2013 г. Действующая нормативно-правовая база регулировала, по сути, лишь процедуру организации торгов, а предусмотренные законодательством механизмы обеспечения качества в основном были направлены на применение санкций к поставщику по факту невыполненного контракта. От идеи администрирования процедуры размещения заказа, лежащей в основе ФЗ N 94, необходимо переходить к идеологии эффективного управления всем циклом закупки. Это означает включение в единое правовое пространство этапов планирования закупки (обоснование долгосрочной потребности в оборудовании и его стоимости), конкурсной процедуры (оценка не только самого оборудования, но и условий его поставки и сервисного обслуживания), выполнения контракта и аудита результатов.

Автор считает важными несколько принципиальных моментов.

Во-первых, заказчик должен прогнозировать свои расходы и предоставлять о них информацию. Это даст возможность медицинскому учреждению планировать расходы на сервисное обслуживание техники и обучение специалистов, включать их в те или иные бюджеты, а производителю (поставщику) - обеспечивать ритмичность производства (поставки). Необходима синхронизация взаимодействия государства и промышленности.

Сегодня практически невозможно получить достоверную информацию о планах закупок хотя бы на год вперед, поэтому неизвестно, какое оборудование будет закупать в будущем году тот или иной регион. Это лишает предприятия возможности планировать, что, в каких количествах и в какие сроки производить. Неритмичное производство приводит к росту накладных расходов в период его спада (в условиях бюджетных закупок это январь сентябрь), а в четвертом квартале предприятия и поставщики работают в режиме жесткого аврала. Если загрузка будет более равномерной, а планирование - долгосрочным, это, безусловно, значительно облегчит жизнь производителям.

Во-вторых, вводятся персональная ответственность государственного заказчика не только за соблюдение процедур, но и за результаты исполнения контракта. При этом предполагается стр. большая гибкость авансирования контрактов, возможность переноса бюджетных средств на следующий год. Расширение вариантов авансирования должно снизить риски заказчика на случай недобросовестности поставщика.

В-третьих, вводятся более широкий набор инструментов размещения заказа и возможность определения процедуры отбора исполнителей госзаказчиком. Аукцион - это самая негибкая из процедур, когда оценка происходит по единственному критерию - цене.

А это - далеко не всегда эффективный способ определения победителя.

В-четвертых, законом предусмотрено создание центра ценовой информации, будет осуществляться постоянный мониторинг рынка, и заказчики будут иметь возможность адекватно оценивать стоимость закупаемых товаров, работ и услуг. Этот центр должен дать заказчику инструмент не только определения начальной цены контракта, но и выявления заявок с аномально низкой ценой.

В-пятых, вводится библиотека типовых контрактов. Это существенно облегчит переход к контрактной системе для заказчиков, а также унифицирует параметры государственных контрактов. По сути, это основа формирования единого правового поля госзаказа с понятными всем участникам правилами игры.

В-шестых, сформулированы основные квалификационные требования к потенциальному поставщику: правоспособность, финансовая устойчивость, наличие ресурсов для выполнения контракта, история выполнения государственных контрактов, наличие необходимых сертификатов, лицензий, допусков.

К вопросу об эффективном владении Сейчас наибольшее внимание уделяется этапу закупки техники, при этом в приоритете не экономическая эффективность, а цена. Практически никто из заказчиков и конечных пользователей не задумывается об эффективном владении и тем более не готов предложить мероприятия, позволяющие эту эффективность повысить.

В зарубежной практике учитывается общая эффективность оборудования (ОЕЕ - Overall Equipment Effectiveness)2 Общая эффективность оборудования / Под ред. В. Болтрукевича. Пер. с англ. И. Полеско. - М.: Институт комплексных стратегических исследований, 2007. - 120 с.

стр. показатель, включающий факторы, влияющие на эффективность использования техники и учитывающий ее готовность к работе, производительность и качество продукции либо услуг. Готовность рассчитывается как отношение машинного времени (время работы аппарата) к чистому рабочему времени, производительность - как отношение фактической и запланированной выработки, а качество - как количество качественных изделий (оказанных услуг) к фактической выработке.

Группа ученых из Татарстана, исследуя клинико-экономическую эффективность использования медицинского оборудования в муниципальных учреждениях Казани 3, выявила, что простои техники вызваны следующими причинами: ремонтом оборудования (56,7% случаев), отсутствием расходных материалов (29,9%) и отсутствием обученных специалистов (13,4% случаев).

При этом руководители медицинских организаций при подготовке заявок для конкурсной закупки аппаратуры в большинстве случаев не планировали ни обучение специалистов, ни приобретение расходных материалов.

Александр Элинсон, генеральный директор научно-исследовательской производственной компании "Электрон"4, считает, что помимо перечисленных причин ввести в эксплуатацию закупленное оборудование мешает отсутствие подготовленных помещений:

не учитываются нюансы с электропитанием, не соблюдаются санитарные правила и нормативы. Упомянутые выше результаты прокурорских проверок 2011 г. показали, что в ряде регионов в лечебных учреждениях отсутствовали лицензии на осуществление медицинской деятельности, подготовленные помещения и санитарно-эпидемиологические заключения на право эксплуатации рентгеновского оборудования, медицинские работники не имели необходимой профессиональной подготовки, а также сертификатов для работы на приобретенном оборудовании.

Простой нового оборудования нежелателен еще и тем, что бесполезно "съедается" гарантийный срок, а в случае поломки Шулаев А. В., Мазитов М. Р., Гаттаулин М. Р. Клинико-экономическая эффективность использования медицинского оборудования в муниципальных учреждениях здравоохранения мегаполиса //Саратовский научно медицинский журнал. - 2011. - Т. 7, вып. 34. - С. 779 - 783.

Инновации в медицине. Специальный доклад // Эксперт. - 2023. - N 16(848).

стр. техники по истечении гарантии затраты на ее ремонт возрастают в разы. В мировой практике если на закупку оборудования тратится 100 условных единиц, то на его обслуживание и обеспечение полноценного жизненного цикла - еще 200 - 250 единиц, при этом затраты на сервисное обслуживание уже заложены в бюджеты госпиталей.

В России ситуация иная. Несмотря на то, что на уровне правительства РФ рекомендовано ежегодное плановое обслуживание всей медицинской техники, находящейся на балансе медицинской организации5, статья "Техническое обслуживание медицинской техники" финансируется по остаточному принципу.

Как утверждает М. А. Андреева, главный специалист-эксперт отдела регулирования государственных и муниципальных закупок Департамента развития федеральной контрактной системы Минэкономразвития России, в развитых странах при покупке высокотехнологичного медицинского оборудования обязательно заключается сервисный контракт, предусматривающий обслуживание оборудования минимум в течение пяти лет круглосуточно, в противном случае лечебное учреждение не лицензируется. На рынке России эксплуатируется более 12,5 тыс. единиц высокотехнологичного медицинского оборудования иностранного производства, в том числе около 800 рентгеновских компьютерных и магниторезонансных томографов компаний General Elecric, Toshiba, Philips и Siemens. При этом на сервисном обслуживании перечисленных компаний находится только около 5% аппаратов6.

Подведя итог вышесказанному, приходим к выводу о том, что совершенствование процедуры государственных и муниципальных закупок - важный, но далеко не единственный шаг на пути к повышению общей эффективности оборудования.

Необходимо регулировать весь его жизненный цикл, включая эффективность использования, обслуживания и утилизации, с выделением на эти нужды достаточных средств.

Методические рекомендации Минздравсоцразвития РФ и Минпромнауки и технологий РФ (введены в действие письмом МЗ РФ от 27.10.2003 N 293 - 22/233).

Андреева М. А. Закупка медицинского оборудования: проблематика, способы решения. Актуальные изменения в законодательстве о размещении заказов. URL: http://www.klerk.ru/law/articles/245035/ стр. Заглавие статьи Нефть, политика и научно-технический прогресс Автор(ы) В. П. КАРПОВ ЭКО. Всероссийский экономический журнал, № 9, Сентябрь Источник 2013, C. 51- ОТРАСЛЬ Рубрика Место издания Новосибирск, Россия Объем 24.8 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Нефть, политика и научно-технический прогресс, В. П. КАРПОВ В. П. КАРПОВ, доктор исторических наук, Тюменский государственный нефтегазовый университет. E-mail: 7654321.58@mail.ru В статье обобщен опыт разработки нефтяных месторождений в СССР в 1950 - 1980-е годы. Основное внимание уделено отраслевой научно-технической политике.

Исследованы причины, не позволившие решить проблему эффективной разработки уникального Самотлорского месторождения. Показано взаимовлияние политических и экономических процессов в Западно-Сибирском нефтегазовом регионе и СССР.

Ключевые слова: политика, наука, технология, нефть, Самотлорское месторождение Проблемы, связанные с освоением и разработкой нефтяных месторождений, приобрели в СССР особую актуальность со второй половины 1950-х гг., так как топливно энергетический баланс страны нуждался в прогрессивной перестройке. Кроме того, начиная с 1946 г. "холодная" война превращала нефть в один из главных ресурсов в противостоянии СССР-США. С открытием крупнейших нефтяных месторождений в Татарии и Тюменской области у СССР значительно выросли возможности наращивания экономического и геополитического потенциала. Вместе с тем задачи, которые решал СССР в Татарии и в Западной Сибири в 1950 - 1980-е гг., не имели аналогов не только в советской, но и в мировой практике. Быстрый взлет нефтяной отрасли в Татарии был связан с разработкой крупнейшего в стране Ромашкинского месторождения (открыто в 1948 г.), а в Тюмени - знаменитого Самотлора, открытого в 1965 г. и введенного в эксплуатацию в 1969 г.

При "наименьших затратах" С первых шагов нефтяная Тюмень стала своего рода передовым плацдармом, где проходили практическую проверку и получали признание сотни и тысячи технико технологических новаций в добыче, бурении, строительстве. Главная задача состояла в автоматизации производства, так как обеспечить сотни тысяч людей приличными условиями труда и быта стр. на тюменском Севере было невозможно. Автоматизация промыслов позволяла ускорить темпы нефтедобычи, сократить капитальные затраты и потребность в людях. К середине 1970-х гг. нефтяники Западной Сибири комплексно автоматизировали 12 месторождений из 18. Промыслы региона по степени автоматизации и телемеханизации вышли на первое место в стране1.

Однако со второй половины 1970-х гг. темпы научно-технического прогресса стали неуклонно снижаться. Это было связано, прежде всего, с нарастанием системного кризиса в СССР. В ситуации ухудшения всех макроэкономических показателей развития страны правительство стало смотреть на освоение нового уникального нефтегазодобывающего района как на панацею. Скорейший запуск в разработку новых месторождений заслонил стоявшую первоначально задачу - вводить в эксплуатацию новые нефтяные и газовые месторождения только полностью автоматизированными и механизированными. В итоге даже те промыслы, которые вводились в 1971 - 1975 гг. комплексно автоматизированными, при их дальнейшем расширении переставали отвечать современным требованиям. Выходило из строя оборудование, выпущенное в 1960-е гг. и устаревшее не только физически, но и морально.

Разрыв между темпами нефтедобычи и ее научно-техническим обеспечением привел к тому, что в 1980-е гг. уровень автоматизации производственных процессов на промыслах "Главтюменнефтегаза" был ниже, чем в целом по отрасли и в старых нефтяных районах СССР. В результате в 1986 г. в Нижневартовске, главном районе нефтедобычи в Западной Сибири, на одного работающего, занятого в основном производстве, приходилось 5 - 6 и более человек в обслуживающих отраслях и управленцев. В то время как на зарубежном Севере это соотношение выглядело как 1:1 или даже 1:0,52. В результате не была решена главная задача - взять богатства Западной Сибири "не числом, а умением".

Участок по добыче нефти на тюменском Севере - это десятки квадратных километров, промысел - сотни. Плюс, как Карпов В. П. История создания и развития Западно-Сибирского нефтегазового комплекса. - Тюмень: ТюмГНГУ, 2005. - С. 84, 85.

Трудная нефть // Социалистическая индустрия. - 1985. - 7 авг.

стр. правило, бездорожье. В этих условиях только с помощью средств автоматики можно было ответить на вопрос: сколько продукции получила бригада за смену, за сутки? Без такой информации работа велась вслепую, что в 1980-е гг. было немыслимо для промысловиков в старых нефтяных районах страны. К системе телеконтроля в 1985 г. было подключено менее 1/3 эксплуатируемых тюменских скважин. "Как же можно добиться максимальной отдачи от каждой скважины, если она не является объектом контроля?" - задавали риторический вопрос корреспонденты газеты "Социалистическая индустрия".

Варварскую эксплуатацию тюменских месторождений объясняет основополагающий экономический критерий нефтедобычи в СССР - выполнение производственных планов при минимизации капиталовложений в нефтедобывающий район. На практике этот критерий невозможно было применить без больших потерь в развитии отрасли.

Первоначально, по концепции академика И. М. Губкина (1933 г.), он был направлен на обеспечение плановой потребности в нефти, высокой эффективности капитальных вложений и повышенных коэффициентов нефтеизвлечения. Со временем формулировка критерия становилась всё жестче. В конце 1940-х - 1950-е гг. он звучал уже так:

"Обеспечить полное удовлетворение текущей и перспективной потребности народного хозяйства страны в нефти и нефтепродуктах при минимальных затратах и с возможно минимальными потерями нефти". Наконец, в 1988 г. в N 6 "Вестника АН СССР" появилась уточненная формулировка: "Удовлетворение общественной потребности в нефти при наименьших (т.е. меньше "минимальных". - В. К.) затратах и наиболее полном отборе нефти из запасов"3.

Понятие "наименьшие затраты" требует дополнительных разъяснений в каждом конкретном случае, потому что обосновать их инженерными расчетами невозможно.

Неясно, как реализовать этот критерий на вполне конкретных, разнообразных и многочисленных месторождениях. Поэтому разъяс Вахитов Г. Г. Полвека отечественной нефтедобычи: от взлета к падению // Нефть страны Советов. Проблемы истории нефтяной промышленности СССР (1917 - 1991). - М.: Древлехранилище, 2005. - С. 502 - 503.

стр. нение термина "наименьшие затраты" сводится к ответу на вопрос - дадут или не дадут вышестоящие правительственные органы предусмотренный проектом объем капитальных вложений.

Причины падения Стремительный взлет нефтедобычи в Западной Сибири был достигнут во многом благодаря интенсивной выработке лучших по качеству и местоположению запасов минерально-сырьевых ресурсов. Так, на территории Ханты-Мансийского округа из почти 500 месторождений нефти и газа всего 12 в течение 1964 - 1995 гг. обеспечили 80% добычи региона4. Но в начале 1980-х гг. крупнейшие сибирские месторождения прошли свой пик добычи, и для многих руководителей в министерстве и правительстве резкий спад стал неожиданным.

Среди причин быстрого выхода месторождений "на полку" - внедрение основополагающего экономического критерия нефтедобычи. Экономия от минимизации капиталовложений оказалась мнимой и обернулась колоссальными потерями. Яркий пример - эксплуатация Самотлора. Если на аналогичных месторождениях за рубежом предпочтение отдавалось длительному комплексному геолого-физическому изучению объектов разработки и компьютерному моделированию технологических процессов перед вводом в разработку, то при освоении Самотлора все делалось в спешке. Пробная эксплуатация скважин была слишком кратковременной, чтобы провести необходимые исследования: при составлении "Принципиальной схемы разработки Самотлорского нефтегазового месторождения" площадью 1200 км2 было пробурено всего 33 разведочных скважины.

Вопреки опыту разработки Ромашкинского и зарубежных месторождений началась невиданная в мировой практике интенсификация добычи нефти с первых дней его освоения. Чем это закончилось? Максимальный уровень добычи (155 млн. т) продержался всего год (1980 г.). Уже в 1988 г. на Самотлоре было добыто нефти на 1/3 меньше проектного Экономическое развитие Западной Сибири в XX веке (дискуссионные материалы) / В. В. Кулешов, В. А.

Крюков. - Новосибирск: ИЭиОПП СО РАН. 2000. - С. 31.

стр. уровня. А соблюдение проектной цифры в 130 млн. т в год позволило бы эксплуатировать Самотлор на этом уровне, по оценкам специалистов, 19 лет5.

Ложные подходы к нефтедобыче обернулись большой драмой идей и людей. Начальник "Главтюменнефтегаза" В. И. Муравленко (в 1965 - 1977 гг.) хорошо понимал цену вопроса и возражал против форсированных темпов добычи, но его предупреждений в ЦК КПСС и правительстве услышать не захотели. Трагедия Муравленко в том, что он понимал:

самотлорский спринт - это путь к катастрофе, но положить конец губительной политике не мог. Трудной оказалась и судьба ближайших соратников и преемников легендарного нефтяника. Они не смогли пережить внутренний конфликт, многие преждевременно ушли из жизни6.

Освоение Самотлора шло в условиях, практически исключающих своевременный контроль и регулирование процессов разработки отдельных объектов месторождения.

Если в Татарии интенсивность разработки Ромашкинского месторождения нарастала постепенно - с 1955 по 1970гг., то Самотлор вывели на максимальную добычу всего за лет (1970 - 1980). Характеризуя сибирский этап развития отрасли, В. И. Грайфер, начальник "Главтюменнефтегаза" в 1985 - 1989 гг., отмечал, что "темпы отбора нефти на месторождениях Западной Сибири "были кратно выше, чем в Татарии в период ее расцвета. Например, на пласте БВ8 Самотлора на один ряд добывающих скважин приходился ряд нагнетательных. А ведь даже на "Ромашке" на один ряд нагнетательных скважин приходилось три ряда добывающих"7.

Технологическая схема разработки "Ромашки" базировалась на следующих основных элементах: первичное внутриконтурное заводнение, редкая сетка скважин, двухстадийное разбуривание и укрупнение объектов разработки. Эти элементы были Карпов В. П., Гаврилова Н. Ю. Нефть во внешней политике и торговле Советского Союза в 1960 - 1980-е годы// Известия высших учебных заведений. Нефть и газ. - 2002. - N4. - С. 119.

Подробнее см.: Карпов В. П., Курятников В. Н. Сибирский триумф Виктора Муравленко // Горные ведомости. 2012. - N 12. - С. 84 - 85.

Цит. по: Вахитов Г. Г. Нефтяная промышленность России: вчера, сегодня, завтра. Опыт разработки месторождений углеводородов в 1950 - 2012 гг. - М.: ОАО "ВНИИОЭНГ", 2012. - С. 79.

стр. небесспорны. Но на первом этапе разработки месторождения-гиганта они позволили интенсифицировать добычу нефти. Проблемы начались в последующий период жизни месторождения, когда выигрыш в средствах и времени, полученный на первом этапе разработки, обернулся большими потерями. Многие возникшие трудности были связаны именно с выделением "наименьших" капиталовложений на разработку месторождения.

Как показал опыт разработки в Волго-Уральском районе, расходы по подъему и утилизации "попутной воды" при двухстадийном разбуривании за весь срок разработки на порядок превысили объем капиталовложений, необходимый для бурения добывающих скважин по оптимальной сетке с самого начала разработки месторождения.

Ошибки и просчеты Дискуссии о технологиях заводнения продуктивных нефтяных пластов велись не только в СССР, но и за рубежом. По мнению ученых и специалистов, эффективность приемов заводнения нельзя оценивать безотносительно к конкретным геолого-геофизическим характеристикам пласта. Западные ученые считали и считают закачку воды "вторичным" и даже "третичным" методом разработки, полагая, что ее необходимо производить только после разработки месторождения на естественных режимах, когда достаточно полно изучено геофизическое строение объекта. В СССР возобладала Другая точка зрения (научная школа академика А. П. Крылова), которая предусматривала закачку воды в продуктивные пласты с самого начала их разработки.

Интересно в этом плане сопоставление общих подходов к разработке крупнейших месторождений СССР и США - Самотлорского и Прадхо-Бэй, открытых и введенных в эксплуатацию примерно в одни годы. На Прадхо-Бэй (Аляска) приступили к массовой закачке воды в пласты с целью вытеснения нефти только после детального изучения геолого-физического строения продуктивных пластов - через 16 лет после открытия месторождения и спустя семь лет после ввода его в разработку. На пике добычи месторождение Прадхо-Бэй эксплуатировали 10 лет. А эксплуатацию Самотлора начали через четыре года после открытия и сразу приступили стр. к закачке воды, еще не зная толком геологическое строение месторождения. Результат известен.

Более эффективным способом нефтеизвлечения (и более безопасным для природы) является законтурное заводнение (за контурами месторождения). Однако в Западной Сибири разработку месторождения начинали, зачастую не представляя, где его границы (контуры), поэтому преобладала внутриконтурная закачка воды. В новом добывающем районе была отвергнута традиционная схема: сначала полная разведка месторождения, затем создание социальной и производственной инфраструктуры и только после этого собственно добыча углеводородов. На тюменском Севере все делалось практически одновременно.

Это порождало ошибки и просчеты. Одним из многочисленных свидетельств неподготовленности Тюмени к решению проблемы эксплуатации месторождений являются воспоминания Л. В. Аксарина, первого секретаря нижневартовского райкома КПСС в 1963 - 1965 гг. Принимавший активное участие в обустройстве прибывавших в район нефтяников, руководитель удивлялся, как непродуманно правительство подошло к вопросу организации добычи сибирской нефти: "Расчет был, видимо, довольно прост:

направить людей, они как-нибудь там окопаются, перебьются, местные власти что-нибудь предпримут..."8. Характерно, что в 1964 г. у тюменских нефтяников еще не было достаточных сил и средств, поэтому пробную эксплуатацию месторождений в Усть Балыке и Мегионе пришлось проводить геологам9.

Ускоренная разработка месторождений не выдержала проверку временем и значительно осложнила развитие отечественной нефтяной промышленности.

"Действительность такова, - пишет крупный ученый и организатор отрасли Г. Г. Вахитов, - что месторождение даже в условиях начальной редкой сетки скважин разбуривается продолжительное время. А затем после создания первоначальной системы разработки (после завершения бурения скважин первой стадии) требуется значительное время для обобщения результатов сложных Комгорт М. В. 1964 год: начало нефтяной истории Тюмени // Горные ведомости. - 2009. - N 6. - С. 89.

Там же. - С. 90.

стр. промыслово-геофизических исследований и гидродинамических расчетов по перемещению закачиваемой воды. Таким образом, на очень ответственном начальном этапе эксплуатации месторождения до принятия решения о дополнительном бурении скважин второй стадии проходят многие годы. В это время закачиваемая с первых дней эксплуатации месторождения вода неконтролируемо движется в неоднородной пористой среде и хаотично появляется в совершенно неожиданных местах по простиранию и в отдельных интервалах по вертикали продуктивного пласта"10.

В результате советская нефтяная промышленность в буквальном смысле "утонула" в воде. В 1985 г., при добыче 595,3 млн. т нефти, по отрасли было закачано в пласты более 2,2 млрд. м3 воды. Для сравнения: на промыслах США объем закачиваемой воды в 1950 - 1980-е гг. составил около половины от общего объема добываемой нефти. На поздней стадии (втором этапе) жизни советского месторождения отбор оставшихся обводненных извлекаемых запасов был, по существу, не технологией "вытеснения нефти водой", а дорогостоящим длительным "вымыванием остаточной нефти" из обводненного на первом этапе разработки продуктивного пласта. В 1989 г. из скважин подняли 2 млрд. т жидкости при добыче по Миннефтепрому СССР 580 млн. т нефти, т.е. с каждой тонной нефти вынужденно добывалось более трех тонн воды11. Помимо прочего, это привело к серьезным экологическим проблемам.

О грубых нарушениях всей технологической схемы эксплуатации Самотлорского месторождения предупреждали ученые Сибирского научно-исследовательского института нефтяной промышленности (СибНИИНП, Тюмень). В 1978 г. Е. Ефремов, тогда заместитель директора СибНИИНП, в докладной записке сообщил заместителю министра нефтяной промышленности СССР Э. Халилову о нарушениях проекта разработки Самотлора - о чрезмерной перегрузке наиболее известных и доступных залежей, пренебрежении остальными, об отклонении от технологии, нежелании внедрять Вахитов Г. Г. Нефтяная промышленность России... - С. 17.

Там же. - С. 92, 111, 122, 123, 133.

стр. механизированные способы добычи. Ученых не захотели услышать. Добыча нефти на четыре года опережала обустройство промыслов. Не были построены объекты, предусмотренные проектом, почти на 1,5 млрд. руб. На голодном пайке Такие подходы можно объяснить ограниченными экономическими возможностями СССР в послевоенные пятилетки восстановления народного хозяйства. Но с чем связан недостаток капиталовложений при разработке уникального Самотлорского месторождения в 1970 - 1980-е гг.? Говоря о нехватке средств, следует помнить, что СССР обеспечивал дешевой нефтью большое число социалистических и развивающихся государств, недополучая при этом огромные суммы нефтедолларов, которые могли бы быть направлены на развитие нефтяной промышленности. Кроме того, нефтедоллары нужны были стране, чтобы удовлетворять растущие потребности общества в условиях падающей эффективности советской экономики. Отметим, что в начале 1980-х гг.

ежегодные валютные поступления от нефтеэкспорта в СССР достигали, по разным оценкам, от 15 до 24 млрд. долл. США13. А ведь был еще и экспорт природного газа.

В 1993 г. бывший (первый) начальник производственного объединения "Татнефть" А. Т.

Шмарев с горечью констатировал: "Отрасль, на которой держалась вся жизнь страны, сама почти ничего не получила для своего обновления и развития... Добро бы те сотни миллиардов долларов (от продажи нефти за рубеж. - В. К.) мы всем народом прокутили. А то ведь профукали, черт знает, на какие злодейства, Бог ведает, на какие красивые утопии.

Как задумаешься над всем этим... Невыносимо!"14.

Кроме собственно политических причин (военные и стратегические цели советского руководства, необходимость Известия. - 1985. - 28 мая.

Славкина М. В. Великие победы и упущенные возможности: влияние нефтегазового комплекса на социально экономическое развитие СССР в 1945 - 1991 гг. - М.: Изд-во РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина, 2007. - С. 280;

Вахитов Г. Г. Нефтяная промышленность России... - С. 71 - 72.

Цит. по: Вахитов Г. Г. Нефтяная промышленность России... - С. 216.

стр. компенсировать снижение эффективности советской экономики), сказались планово распорядительный характер управления, слабость материально-технической базы институтов, неразвитость научного приборостроения. В 1970-е гг. СССР уже существенно уступал Западу в развитии вычислительной техники. Эффективность создаваемых автоматизированных систем управления (АСУ) во многом определялась их технической базой, а машины, которыми в основном оснащались вычислительные центры отраслей Западно-Сибирского нефтегазового комплекса (Минск-32, БЭСМ-4М, ЕС-1020) не могли обеспечить должный уровень автоматизации из-за недостаточного быстродействия и объема оперативной памяти15. Следует подчеркнуть, что для условий нефтяной промышленности задачи прогноза и перспективного планирования основных показателей разработки месторождений в рамках АСУ имели первостепенное значение.

Собственные вычислительные мощности СССР не могли угнаться за требованиями научно-технической революции, а на импорт электронно-вычислительной техники тратилась ничтожная часть нефтедолларов. По подсчету М. В. Славкиной, в общем объеме импорта СССР доля вычислительной техники не достигала 0,5%, в то время как на зерно, мясо, одежду и обувь в разные годы тратилось от 30 до 100% долларовой выручки от нефтеэкспорта16.

Чем хуже складывалась ситуация в экономике СССР, тем более амбициозные задачи ставились перед нефтяниками. В 12-й пятилетке (1986 - 1990 гг.) предприятия Западно Сибирского нефтегазового комплекса должны были освоить 82 млрд. руб. - столько же, сколько за предыдущие 20 лет17. Но как это сделать, похоже, не знали ни в центре, ни в регионе. Предпринятые в годы перестройки меры по ликвидации спада темпов тюменской нефтедобычи отражали старую тактику: ввод в эксплуатацию новых месторождений, форсирование темпов Государственный архив Российской Федерации. - Ф. 5587. - Оп. 18. - Д. 1853. - Л. 6.

Славкина М. В. Байбаков. - М.: Молодая гвардия, 2010. - С. 150.

Карпов В. П. Западно-Сибирский нефтегазовый проект: от замысла к реализации / В. П. Карпов, Г. Ю. Колева, Н. Ю. Гаврилова, М. В. Комгорт. - Тюмень: ТюмГНГУ, 2011. - С. 249.

стр. отбора нефти на эксплуатируемых месторождениях. Эта тактика не устранила глубинных причин кризиса: ЗСНГК остался на голодном пайке с точки зрения поставок техники и оборудования. Не помогла и наука. В стране нарастала анархия, закончившаяся распадом СССР.

В 2000-е гг. растущие мировые цены на углеводороды и высокие нефтегазовые доходы России породили самоуспокоенность власти и общества, стали причиной еще большего, чем в СССР, сырьевого перекоса в экономике, привели ее к стагнации. Природные богатства России породили мнение о "ресурсном проклятии" страны, которое якобы мешает как экономической, так и политической модернизации государства.

Однако "проклятие" России не в ее природных ресурсах, а в неумении разумно распорядиться ими. Изобилие природных богатств не избавляет от выбора. Более того требует его. Одной из причин системного кризиса в СССР стала неспособность советского руководства отказаться от волюнтаристского подхода к экономике. Однако и реформы 1990 - 2010-х гг. не только не способствовали завершению модернизационного перехода напротив, они привели к деиндустриализации страны, потере половины промышленного потенциала РФ18. Поэтому впору ставить вопрос не о модернизации экономики, а о реиндустриализации страны.

Сегодня в России другая экономика и другое управление. Но прежние ошибки не изжиты.

"Энергетическая стратегия России на период до 2030 г." по-прежнему ориентирована в основном на рост нефтедобычи за счет интенсификации отборов на эксплуатируемых, частично обводненных месторождениях. Не уделяется должного внимания перспективе отрасли, геологоразведке, своевременному восполнению запасов. Политика страны определяет ее экономику, но идеология не должна заслонять здравый смысл, а сиюминутные выгоды - перспективу развития.

Алексеев В. В. Россия между индустриализмом и постиндустриализмом// Россия между прошлым и будущим:


исторический опыт национального развития. Мат. Всерос. науч. конф. - Екатеринбург: УрО РАН, 2008. - С. 6.

стр. Заглавие статьи Вместо новых технологий - "новые Самотлоры" Автор(ы) В. А. КРЮКОВ ЭКО. Всероссийский экономический журнал, № 9, Сентябрь Источник 2013, C. 62- ОТРАСЛЬ Рубрика Место издания Новосибирск, Россия Объем 6.4 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Вместо новых технологий - "новые Самотлоры", В. А. КРЮКОВ В. А. КРЮКОВ, член-корр. РАН, Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН, Новосибирск Добыча нефти и газа становится все более наукоемкой отраслью - без новых знаний, технологий и умений невозможно освоить ни одно месторождение. Нефтегазовая промышленность прошла за более чем 150 лет своего развития колоссальный путь - от методов "дикой кошки" (бурения "как Бог на душу положит") до современных интеллектуальных систем анализа, бурения и разработки месторождений (появился даже термин smart wells - "интеллектуальные скважины").

Причин тому множество, и главная из них - непохожесть и уникальность практически каждого месторождения и даже его частей. Мы не можем "посмотреть" вглубь земли и точно сказать - что там находится и как лучше это потенциальное богатство поднять на поверхность.

Принципы и общие знания о том, как и каким образом разрабатывать месторождения и какие при этом применять технические и технологические решения - едины для любого месторождения во всех регионах мира. Но реализация этих принципов существенно варьирует от страны к стране, от месторождения к месторождению. Это же происходит и при переходе от экономической системы, основанной на централизованном планировании и управлении и институтах коммунистического "завтра", - к экономике, базирующейся на принципах рыночного хозяйства и институтах гражданского общества.

В обеих системах критерий единый - получение максимальной отдачи от вложенных активов за счет минимизации капитальных вложений и снижения нецелесообразных затрат. Поэтому проблема выбора направлений и темпов технического прогресса в нефтяной отрасли заключается не в формулировании критерия, а в "наполнении" понятий "эффективность и отдача", "затраты", "рациональное освоение ресурсов недр".

стр. Рыночная экономика (в сочетании с развитой системой институтов гражданского общества) давно ушла от примитивного понимания критерия эффективности - как максимизации прибыли при минимальных издержках и низкой степени извлечения ресурсов нефти из недр. Такому пониманию противодействуют и общество (в лице государства в том числе), и развитая система рыночных институтов (таких, как... фондовая биржа). В результате, чтобы быть успешным и эффективным, надо постоянно идти в ногу с техническим прогрессом (еще лучше - на шаг-другой впереди).

Экономика, функционирующая на принципах централизованного планирования и управления, несмотря на декларируемые приоритеты общественной эффективности и "научно-обоснованные" издержки на реализацию проектов и хозяйственных решений, приводила и приводит к обратным результатам - неуклонному снижению общественной эффективности и еще более значительному росту издержек. Причины известны "экономика дефицита", нереализуемость проектов и программ, основанных на измерителях, полученных в тиши кабинетов на основе "моделей и процедур оптимального планирования".

Поэтому на практике неизбежны отход от декларируемых целей и высоких задач и постоянная "гонка со временем" - стремление использовать те ресурсы, с помощью которых можно ликвидировать постоянно возникающие дисбалансы и диспропорции.

Прямой результат - ориентация на лучшие месторождения, на все новые и новые "Самотлоры". Иными словами, желание получить эффект "экономии от масштаба" - якобы "природа всё спишет" и обеспечит наименьшие издержки в расчете на тонну нефти, газа и т.д. При высоких ценах и низких издержках экономика получит дополнительные порции "кислорода".

Более того, не только делается ставка на крупнейшие и наиболее эффективные месторождения, такие как Самотлор и Федоровка, Уренгой с Ямбургом, но и на научно технический прогресс... с этим связанный (или, как определил его известный американский исследователь проблем российской нефти Тейн Густафсон, - "nomadic technical solutions").

стр. Самая серьезная и имеющая длительные последствия проблема, доставшаяся России в наследство от централизованного планирования и управления, - целая система уникальных и неповторимых технических решений, ориентированных на реализацию эффекта "экономии от масштаба" в рамках подобной экономики. Одно из них внутриконтурное заводнение, другое - "универсальные" сетки скважин. А еще турбинное бурение, колоссальные диаметры магистральных трубопроводов (особенно для газа), пренебрежение ресурсами попутного газа, недостаточная глубина переработки нефти и т.д. и т.п.

Как итог - низкая степень извлечения углеводородов из недр (по отношению к потенциальным возможностям), колоссальные ресурсы "низконапорного газа", рост объемов сжигаемого попутного нефтяного газа и т.д. Россия и Западная Сибирь в итоге прочно держат "пальму первенства" в мире по объемам добычи... жидкости (легко посчитать, что при коэффициенте обводненности около 0,85 и уровне добычи нефти свыше 500 млн. т добыча жидкости в стране превышает 3 трлн т - с этим показателем сравнимы только объемы добычи угля в Китае).

Соответственно, требуются большие усилия по ее утилизации, она негативно влияет на срок службы оборудования (это очень агрессивная, высокоминерализованная среда, вызывающая преждевременную коррозию всего оборудования), что в конечном счете оборачивается увеличением общих затрат!

Казалось бы, диагноз поставлен, необходимо создавать новые возможности и новые рамки для применения современных подходов. Но, к сожалению, мы опять ищем "новый Самотлор" - колоссальные средства и усилия направляются в новые районы на новые гипотетически многообещающие открытия в Арктике и на шельфе. Безусловно, этим надо заниматься, но не менее, если не более, важны условия и среда, которые в значительно большей мере способствуют внедрению достижений научно-технического прогресса в нефтегазовую отрасль.

стр. Выстоит ли российский уголь в конкуренции с мировым Заглавие статьи сланцевым газом Автор(ы) В. Н. ЧУРАШЕВ, В. М. МАРКОВА ЭКО. Всероссийский экономический журнал, № 9, Сентябрь Источник 2013, C. 65- ОТРАСЛЬ Рубрика Место издания Новосибирск, Россия Объем 44.8 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Выстоит ли российский уголь в конкуренции с мировым сланцевым газом, В. Н. ЧУРАШЕВ, В. М. МАРКОВА Выстоит ли российский уголь в конкуренции с мировым сланцевым газом* В. Н. ЧУРАШЕВ, В. М. МАРКОВА, кандидаты экономических наук, Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН, Новосибирск.

В статье рассмотрено влияние последствий реализации возможных сценариев развития мировой добычи сланцевого газа на перспективные объемы добычи и экспорта российского угля. Анализируются сценарии изменения структуры потребления энергоресурсов. Показано, что сланцевый газ будет иметь в большей степени региональное значение, и в перспективе уровень его влияния на мировую торговлю энергоресурсами будет не столь значительным. Перспективы добычи угля в России будут в основном определяться развитием новых технологий его потребления.

Ключевые слова: уголь, сланцевый газ, прогноз энергопотребления, структура топливно энергетического баланса Еще недавно многие экспертные организации (Международное энергетическое агентство, ВР, IEA и прочие) давали близкие оценки перспектив мирового потребления первичных энергоресурсов: к 2030 г. прогнозировалось сближение на уровне 26 - 27% долей, занимаемых в топливно-энергетическом балансе тремя видами ископаемого топлива нефти, газа и угля. Широкое распространение и конкурентоспособная цена угля, по мнению экспертов, гарантировали в будущем его значительную роль в удовлетворении энергетических потребностей.

"Сланцевая революция" (реальная и виртуальная) в США кардинально меняет устоявшиеся взгляды на перспективную структуру потребления энергоресурсов1. Как у любого нового ресурса, у сланцевого газа существует ряд достоинств и ограничений по добыче. По оценкам специалистов, можно выделить несколько ключевых особенностей, которые во многом определяют перспективы его влияния:

* Статья подготовлена в рамках исследования, поддержанного грантом РГНФ N13 - 12 - Сланцевым газом называют метан, содержащийся в широко распространённых по всему миру сланцевых породах.

стр. - потенциальный ресурс может быть очень велик, однако объем доказанных запасов невозможно определить до сих пор, по внешним признакам нельзя предсказать, насколько продуктивным будет то или иное месторождение сланцевого газа. Приводимые оценки достаточно условны;

- высокая себестоимость добычи. Из статистики компаний-лидеров отрасли сланцевого газа (Chesapeake Energy, Devon Energy, Continental Resources, EOG Resources) следует, что полная его себестоимость с учетом всех затрат должна составить порядка 229 долл./тыс.

м3, что почти вдвое выше текущих оптовых цен. Но в СШАнизкую прибыльность добычи сланцевого газа компенсирует высокая прибыльность попутной добычи сланцевой нефти и конденсата, цены на которые намного превышают себестоимость;

- экологический фактор, ставший одной из основных причин отказа от разработки таких месторождений. Нет единого мнения, насколько вредны технологии, применяемые в добыче сланцевого газа. Технология гидроразрыва пласта, при которой большие объемы воды вместе с песком и химикатами закачиваются в скважину, ведет к загрязнению поверхностных и грунтовых вод и земель.

Тем не менее за последние несколько лет сланцевый газ превратился из мифа в реальность. В США, например, к 2012 г. его добыча выросла до 200 млрд. м3 (до 23 - 24% всей добычи газа в стране), а в целом за 2000-е годы - в 17 раз.


Можно предполагать, что влияние сланцевого газа на мировой энергетический рынок будет иметь выраженный регулирующий характер, причем степень влияния на региональных рынках будет значительно различаться из-за уникальных характеристик каждого из рынков. Сланцевому газу еще придется побороться за право называться одним из основных мировых источников энергии. К тому же нельзя исключать и высокую спекулятивную составляющую этого нового вида энергоресурса.

В статье сделана попытка оценить последствия реализации возможных сценариев развития мировой добычи сланцевого газа на перспективные объемы добычи и экспорта российского угля.

Динамика добычи и экспорта российского угля Рекорды по добыче, продемонстрированные угольной отраслью за последнее десятилетие, с одной стороны, радуют, с другой - заставляют все больше задумываться о дальнейших перспективах. По итогам 2012 г. объем добычи угля стр. в России составил 354,3 млн. т, что на 5,2% выше уровня 2011 г. (табл. 1). Данные показатели являются наибольшими в угольной промышленности за весь постсоветский период. В основном это было достигнуто за счет Кузбасса, где добыча составила 201, млн. т угля. Это абсолютный исторический максимум - таких объемов не достигали в регионе и в советские годы. До 19 млн. т (на 5 млн. т) возросла добыча в Забайкалье.

Таблица 1. Динамика добычи и поставок российского угля в 2000 - 2012 гг., млн. т Показатель 2000 2009 2010 2011 Добыча в РФ в целом 257,9 302,6 323,4 336,7 354, СФО 189,1 253,7 271,2 283,7 297, В том числе Кузбасс 115,1 181,1 185,1 192 201, Экспорт угля 37,8 104,4 105,6 117,1 130, Поставки 190,4 179,5 190,9 188,3 184, российского угля на внутренний рынок Импорт 25,6 24,0 29,6 32,2 31, Источники: Росинформуголь, ЦДУ ТЭК.

Потребление угля в России демонстрирует не столь однозначные тенденции: происходит устойчивый рост экспортных поставок при сокращении объемов внутреннего потребления. По данным ЦДУ ТЭК, в 2012 г. общий объем поставок российского угля составил 314,5 млн. т, из них на внутренний рынок было поставлено 184,1 млн. т, на экспорт - 130,4 млн. т, при этом за последние четыре года экспорт рос более высокими темпами, чем добыча. Поставки на экспорт коксующихся углей достаточно стабильны - - 16 млн. т (около 10% от общего объема экспорта), прирост экспорта обеспечивался в последние годы за счет поставок энергетического угля. При этом поставки в западном направлении и в страны ближнего зарубежья начиная с 2008 г. стабилизируются соответственно на уровне 67 - 71 и 11 - 13 млн. т, а в страны АТР - постоянно увеличиваются (с 9,7 млн. т в 2000 г. до 48,2 млн. т в 2012 г.), и в 2012 г. на это направление пришлось 38% всего экспорта угля (табл. 2).

Основной объем экспортных поставок осуществляется через морские порты, доля их постоянно растет. При этом поставки через восточные порты растут более быстрыми темпами, и в 2012 г. их доля достигла 39,6% от общего объема экспорта (56% общих поставок через порты).

стр. Таблица 2. Экспорт угля по основным направлениям в 2000 - 2012 гг., млн. т Регион 2000 2008 2010 2011 Европа 21,7 66,6 61 69 71, АТР 9,7 19,8 31,7 38 48, Ближнее 5,8 7,6 12,9 10,1 зарубежье Насколько оправданна экспортная ориентация для развития угольной промышленности России? С точки зрения текущих потребностей экспорт крайне необходим, так как обеспечивает существенную часть выручки отрасли. Но с позиции долгосрочных интересов это "мина замедленного действия" - возможности ведения ценовой войны у российских поставщиков угля серьезно ограничены. Конкуренция на мировых рынках угля обостряется, что опасно для российских угольщиков, работающих на пределе рентабельности.

Прогнозы мировых энергетических экспертов, выполненные в 2007 - 2010 гг., были оптимистичными с точки зрения роста потребления угля. Но в 2011 - 2012 гг. акценты сместились в сторону увеличения доли газа (особенно нетрадиционных его видов): рост спроса на газ в перспективе до 2030 - 2040 гг. может составить 2,1 - 2,3% в год, а в странах Азии - 3,3 - 4,6%, при этом на долю стран, не входящих в ОЭСР, придется 80% прироста глобального спроса. Главным образом рост спроса будет обеспечен за счет электроэнергетики. К 2030 г. уровень потребления газа будет на 50% выше текущего, и газ станет вторым по объему источником энергии в мире (с долей 25% в 2030 г. против 21% в 2010 г.), потеснив уголь.

В соответствии с базовым сценарием развития мирового энергопотребления в "Энергетической стратегии РФ" до 2030 г. были заложены высокие темпы роста добычи природного газа. Согласно газовой стратегии, добыча газа в РФ к 2030 г. может составить 875 - 980 млрд. м3, из которых на экспорт предполагалось поставлять 415 - 440 млрд. м (при объемах добычи в 2012 г. - 655 млрд. м3, и экспорте - 186 млрд. м3). Прирост экспорта намечался как за счет поставок в Европу - до 227 млрд. м3, так и развития поставок в страны АТР и США (91 - 122 млрд. м3).

стр. С учетом фактических объемов поставок газа в 2012 - 2013 гг., когда произошло существенное сокращение экспорта в Европу, следует ожидать и снижения прогнозов "Газпрома" и других российских производителей по развитию добычи. Уже в январе г. МЭР РФ понизило прогнозные объемы добычи газа к 2030 г. до 870 млрд. м3.

Перспективы развития российского и мировых рынков угля мы в дальнейшем будем рассматривать в рамках двух граничных сценариев при прогнозируемом росте общего энергопотребления: сохранение структуры потребления энергетических ресурсов или рост доли нетрадиционного газа.

Возможен ли угольный ренессанс?

В прогнозных документах 2011 - 2012 гг. угольными экспертами МЭА рассматриваются три возможных сценария изменения роли угля в структуре потребления энергоресурсов2.

Наиболее вероятным сценарием большинство экспертных организаций считает рост потребления угля к 2030 г. на 40% и достижение объема потребления до 10 млрд. т, при этом мировой экспорт энергетических углей к 2030 г. увеличится до 900 - 1100 млн. т.

Потенциально привлекательное экспортное направление - бурно развивающаяся Юго Восточная Азия. Доля угля в балансе стран АТР к 2030 г. прогнозируется на уровне 27%, и спрос на уголь в регионе будет расти, в основном со стороны Китая, Японии, Южной Кореи, Тайваня, Вьетнама. На рынке АТР главными поставщиками останутся Австралия На очередном совещании угольных экспертов в совете по углю при МЭА было предложено рассматривать три версии развития событий:

1)при реализации текущей политики спрос на уголь к 2035 г. может вырасти на 70%. Этот сценарий возможен только при использовании угля по новым технологиям;

2) при изменениях мирового топливно-энергетического баланса и росте торговли сжиженным газом и нефтью, вызванных "сланцевой революцией", пик потребления угля закончится к 2020 г., а затем начнется эволюционное снижение. Этот сценарий, по мнению МЭА, более вероятен, так как новые технологии добычи газа и нефти могут получить в мире широкое развитие;

3) обвал и резкий спад использования угольных технологий к 2020г.в связи с необходимостью улавливания и захоронения СO2 ("Сценарий CCS-450" - Carbon Capture and Storage). Эта версия маловероятна, ее используют в основном политики.

стр. (которая увеличит туда отгрузки энергетических углей до 130 млн. т в 2025 г.) и Индонезия (до 101 млн. т). Но с интенсивной разработкой собственных угольных месторождений при существующих объемах добычи и извлекаемых запасов Индонезия отработает их за 17 лет.

Вследствие этого потребители в АТР вынуждены будут искать новые источники поставок энергетических углей. С учетом ожидаемого падения экспорта из Китая российские компании и в этих условиях могут рассчитывать на свободную нишу для поставок угля на Восток в 30 - 35 млн. т.

Ряд экспертов недавно обратили внимание на то, что в Европу возвращается каменный уголь, и уже идут разговоры о его ренессансе. В 2011 г. потребление каменного угля в Европе было больше, чем в США, и по сравнению с 2010 г. увеличилось на 3,3%, а в г. - еще на 3%. Кроме того, в некоторых странах ЕС объемы произведенной с его помощью электроэнергии за год выросли на 50%. Многим странам ЕС выгоднее использовать пусть и "грязный", но дешевый уголь, а не "чистый", но дорогой российский газ. Рост потребления угля был связан с поставками американского угля вследствие вытеснения его сланцевым газом в США. Раньше США ввозили в Европу 10 - 12 млн. т, в 2012 г. благодаря субсидиям властей было поставлено 56 млн. т угля. Германия увеличила импорт американского угля на 40%, а Италия и Нидерланды - вдвое, и общая доля США в структуре европейского импорта угля выросла до 18% в 2012 г. (с 12% в 2008 г.).

Однако с протестами относительно использования угля для производства электроэнергии выступило население, так как это неблагоприятно влияет на окружающую среду. На выброс в атмосферу наложены квоты, которые в большинстве европейских стран нужно приобретать на специальной бирже. В 2016 г. вступает в силу директива ЕС, которая требует закрыть не соответствующие новым стандартам угольные станции или установить на них дорогостоящие очистительные агрегаты.

В связи с этим многие специалисты скептически относятся к возможности ренессанса использования угля в Европе. Они прогнозируют, что спрос на уголь в этом регионе будет падать на фоне развития альтернативной энергетики. Вариант стр. роста потребления угля возможен только в случае полного сворачивания ядерной энергетики.

По прогнозам Международного энергетического агентства, сделанным в 2011 г., уже в 2017 г. спрос на уголь в Европе, находящийся сейчас на максимальном уровне, вернётся к значениям 2011 г. Тем не менее, с учетом снижения собственного производства угля в Европе, появление свободной ниши прогнозируется на этом рынке даже при отсутствии здесь роста потребности в углях (для России наибольший интерес как потребители представляют страны восточной части Балтийского моря, куда трудно возить угли из Колумбии, ЮАР и США). К 2030 г. с учетом роста потребности в энергоресурсах стран Европы можно ожидать, что объемы экспорта из России возрастут до 180 млрд. м3 для газа и 70 млн. т - для угля.

В настоящее время ориентиром для угольных компаний служат "Энергетическая стратегия России до 2030 г." (ЭС-2030) и Долгосрочная программа развития угольной промышленности до 2030 г. Согласно Энергетической стратегии при строительстве новых портов экспорт российских углей к 2015 г. сможет вырасти до 140 млн. т. Угольными компаниями заявлено о намерениях увеличения экспортных поставок угля до 175 млн. т в 2030 г. Согласно этому же документу планировалось введение угольных энергомощностей в европейской части РФ и в Уральском регионе, которые могли бы покрывать значительную долю своей потребности в топливе за счет кузнецких и канско ачинских углей. На электростанциях Сибирского федерального округа прирост потребления каменного угля может составить по разным сценариям от 20 до 35 млн. т, дополнительно к этому рост потребности в буром угле может достигнуть 32 - 43 млн. т.

Исходя из оптимистических тенденций спроса на сибирский уголь внутри страны и на мировых рынках и ресурсных возможностей угольных бассейнов Сибири возможно довести добычу угля в регионе к 2020 г. до 410 - 430 млн. т в год, а к 2030 г. - до 460 - млн. т. В программных документах начала и середины 2000-х предусматривалось наращивание добычи угля в стране, прежде всего, в Кузнецком (до 230 - 270 млн. т) и Канско-Ачинском бассейнах (до 80 - 100 млн. т), располагающих стр. благоприятными условиями для обеспечения страны высококачественным и/или экономичным угольным топливом. В последних стратегиях разного уровня основной акцент делается на развитие угольных месторождений востока страны.

Тем не менее в период до 2030 г. возможно увеличение добычи угля в Кузнецком бассейне до 250 - 280 млн. т. При этом целесообразно освоение следующих новых месторождений Кузбасса: Ерунаковского, Соколовского, Уропско-Караканского, Новоказанского, Жерновского, Евтинского и ряда других с наиболее благоприятными горно-геологическими условиями. Рост объемов добычи угля намечается также на других месторождениях Западной Сибири: в Горловском бассейне к 2030 г. - до 6 - 10 млн. т, на Муйнакском месторождении - до 1 млн. т.

Значительный диапазон варьирования объемов добычи угля возможен в Канско-Ачинском бассейне, кроме добычи бурого угля в Красноярском крае будет расти добыча каменного угля на Карабульском разрезе (3 млн. т). Наиболее же значительными по масштабам называются пять крупных проектов развития угольной отрасли на востоке страны: в Республике Тыва (Межегейское, Элегестское - до 30 млн. т), Забайкальском крае (Тугнуйское, Зашуланское, Читкандинское и Апсатское) - до 16 млн. т, Республике Хакасия - до 12 млн. т, Республике Бурятия - до 14 млн. т (освоение Никольского, Бодонского, Манай-Ажильского, Хаара-Хужирского месторождений) и Иркутской области - до 45 млн. т (освоение Жеронского, Каранцайского, Головинского, Новометелкинского, Вознесенского месторождений), которые могут реализовываться в перспективе до 2030 г. (объем добычи - более 140 млнт/год).

Существенная часть намечаемых вводов угольных мощностей по-прежнему будет ориентирована на экспорт. Чтобы успешно работать с внешними потребителями, России необходимо, прежде всего, решить проблемы транспортировки угля. Основные наши конкуренты (Австралия, ЮАР, Южная Америка, Индонезия) экспортируют продукцию по воде. В Австралии, например, самая удаленная от порта точка добычи угля находится максимум за 300 км, протяженность же пути российского угля по железной дороге - одна из самых больших в мире, а если говорить об экспорте - самая большая. Плечо стр. основных перевозок из Кузбасса, например, превышает 4500 тыс. км. И даже ввод мощностей на восточносибирских и якутских месторождениях не сможет существенно изменить размещение российской угольной промышленности.

Отсюда одна из главных задач ближайшего десятилетия - синхронизировать строительство и развитие морских терминалов с развитием железнодорожной инфраструктуры. Пропускная способность угольных терминалов портов, переваливающих российский уголь в западном направлении, и сухопутных переходов позволяют поставить на этот рынок более 90 млн. т. Перспективы экспорта угля имеются у портов всех морских бассейнов России. Инвесторы увидели перспективы рынка и заявили о множестве проектов по созданию новых и развитию существующих морских угольных терминалов. К 2030 г. ожидается увеличение объёмов перевалки в портах: в северном направлении почти вдвое, в южном - втрое и в восточном - более чем в 2,5 раза. Общий объём мощностей портов должен достичь к 2020 г. 140 млн. т, а к 2030 г. (при оптимистическом варианте) 190 млн. т. Недавно принятая масштабная правительственная программа развития БАМа и Транссиба предполагает инвестиции порядка 500 млрд. руб в расширение пропускной способности этих путей, что позволит существенно увеличить объемы перевозок.

Наряду с усилением конкуренции на внутреннем и мировом угольных рынках возрастает и конкуренция с другими видами топлива. Рассмотрим возможные угрозы со стороны сланцевого газа для перспектив экспорта российского угля.

"Сланцевый прорыв" или новый повод для спекуляций?

Масштабное развитие добычи газа из сланца возможно только при решении основных проблем добычи (снижение себестоимости, снижение экологической нагрузки, адекватная оценка запасов), а также высоких цен и наличия спроса на добытый газ.

Прогнозы добычи сланцевого газа очень сильно различаются (табл. 3). Так, в 2011 г.

назывались следующие объемы:

- по оценкам IHS CERA, к 2018 г. объем добычи сланцевого газа в мире составит 180 млрд. м3 в год;

стр. - по оценке East European Gas Analysis, уже в 2015 г. добыча только в США составит млрд. м3 в год, в мире - до 220 млрд. м3;

- по прогнозу МЭА, добыча сланцевого газа в США к 2020 г. будет не более 150 млрд. м в год, а в мире может достигнуть 400 млрд. м3;

- по данным отчета ВР, добыча нетрадиционного газа в мире может достигнуть 380 млрд.

м3.

Таблица 3. Прогнозные объемы потребления и добычи газа по основным регионам к г., млрд. м Регион Потребление Добыча Возможная газа, всего добыча сланцевого газа США 780 840 150 - Канада 120 180 30 - Прочие 150 302 8 - страны Америки Европа 620 300 20 - СНГ 650 165 4- В том числе 490 - 550 850 - 900 Россия Китай 545 320 - 400 150 - Прочие 900 606 6 - страны Азии Ближний 700 770 - 800 Восток Австралия 50 - 55 150 - 160 2 - Африка 100 300 6 - ВСЕГО 4700 - 5000 350 - Большим достоинством сланцевого газа является то, что значительное число месторождений находится в непосредственной близости от конечных потребителей. Но это, в свою очередь, ограничивает и возможности его поставки в другие регионы без развития соответствующей инфраструктуры.

Сланцевые мечты о независимом газовом будущем будоражат вслед за американцами и ряд европейских стран. Но пока подходящее сочетание горно-геологических условий, либерального регулирования, частной собственности на недра, дешевых кредитов, технологий и развитой нефтетранспортной инфраструктуры есть только в США и Канаде.

стр. Проблема добычи сланцевого газа в Европе продолжает активно обсуждаться, и если в Чехии, во Франции от добычи сланцевого газа уже отказались, то в Германии дискуссия еще идет. В Польше, где добыча сланцевого газа уже стала национальной идеей освобождения от энергетической зависимости, попытки разработки сланцевых месторождений пока оборачивались неудачей.

Россия обладает большими запасами как традиционного природного, так и нетрадиционного газа, в том числе и сланцевого, но пока ни одна из сырьевых компаний не готова заняться добычей сланцевого газа, по крайней мере, до 2030 г. С учетом имеющихся запасов природного газа на уровне 30% мировых большинством экспертов прогнозируется увеличение добычи в России именно традиционного газа, а сланцевый останется для будущих поколений.

Рост добычи снизил в США рыночную стоимость газа, которая не должна быть меньше 180 - 240 долл./тыс. м3 (сейчас цена природного газа в США - 140 долл./тыс. м3). Средняя биржевая цена в ЕС на природный газ сегодня - 320 долл./тыс. м3, биржевая цена на газ в США - 147 долл./тыс. м3, цена российского трубного газа в ЕС - 360 - 403, цена за LNG-газ в Азии - 540, спотовые цены на рынке ЕС - 260 - 290 долл./тыс. м3. Эксперты прогнозируют, что себестоимость добычи в Европе может достигнуть около долл./тыс. м3, что практически втрое больше, чем в США. Себестоимость добычи сланцевого газа в Китае, запасы которого теоретически оцениваются как самые высокие в мире, может составить 240 - 430 долл./тыс. м3. Можно полагать, что обоснованность и эффективность добычи сланцевого газа будет зависеть в основном от экономической ситуации.

Высокая стоимость добычи сланцевого газа компенсируется низкой стоимостью транзита.

Поэтому США сохраняют низкие цены лишь на внутреннем рынке, но если начнутся поставки газа в Европу, то цена на топливо будет заметно выше, так как к ней прибавятся расходы на сжижение и транспортировку газа.

Несмотря на заявляемые амбициозные планы, США не суждено в ближайшее время стать экспортером газа вследствие необходимости развертывания инфраструктуры для стр. экспорта. Существующие терминалы в США были построены не для сжижения, а для приемки и регазификации сжиженного газа, поэтому для их конверсии потребуются время и значительные ресурсы. В случае масштабного развития добычи сланца США полностью откажутся от импорта ближневосточного газа и от контрактов по СПГ с "Газпромом".

Например, сжиженный газ Катара (объем экспорта к 2012 г. прогнозируется до 100 млрд.

м3), прежде поставляемый в США, был переориентирован на Европу, в результате переизбыток предложения сформировал эффективный спотовый рынок, который уже сказался на регуляции газовых цен в Европе.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.