авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«1 Содержание ЦИФРЫ И ФАКТЫ............................................................................................... 3 ...»

-- [ Страница 3 ] --

Кто не успел, тот опоздал В интервью газете "Конкурент" (06.09.2012) зам.председателя правительства Иркутской области Максим Безрядин заметил, что для области отмерено никак не больше 15-20 лет, чтобы выйти на мировые рынки с продуктами газопереработки. Чем позже это произойдёт, тем успех менее вероятен: потом наш товар просто не возьмут. Россия уже получила печальный урок: пока мы обсуждаем, что делать с ковыктинским газом, как продавать его странам СВА, как трассировать экспортные газопроводы (6), Китай заключил соответствующий договор с Туркменией о поставке оттуда газа на 20 лет - это получилось проще, дешевле, реалистичнее. Похоже, многолетнее согласование цены электроэнергии уже привело к замораживанию по идее взаимовыгодного экспорта продукции ангаро-енисейских ГЭС: летом они имеют избыточную мощность (максимум стока, минимум местной потребности), а в Китае - летний пик потребления на кондиционирование воздуха...

Среди причин пробуксовывания освоения газовых месторождений Восточной Сибири видится наличие двух, разнесённых в пространстве основных разведанных месторождений Ковыктинского и Чаяндинского. Самая "осторожная" оценка готовности КГКМ к использованию 1.4 трлн м(3) при годовой выдаче 40 млрд м(3) - немалое приращение топливного баланса России.

Запасы Чаянды - 370 млрд м(3) газа с возможной выдачей 11 млрд м(3) - вот эта "скромность" и отсутствие гелия (представляется, что играет роль и позиция руководства Якутии...) влияют на определение приоритетности разработки этого удалённого месторождения перед куда более доступным КГКМ.

Наряду с разработкой долгосрочных программ освоения этих двух крупнейших месторождении, ориентированных прежде всего на экспорт, где на решение влияет динамика ситуации на мировом рынке углеводородов, реализуются программы использования относительно небольших месторождений для внутренних нужд, в том числе для введения в топливно-энергетический баланс местных потребителей по соответствующим прямым договорённостям между ними и Газпромом. Так, в феврале 2013 г. глава Газпрома Алексей Миллер и губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко договорились, что газ Чиканского месторождения, "спутника" Ковыкты с утверждёнными запасами в 120 млрд м(3), пойдёт на нужды области по имеющемуся трубопроводу на Жигалово, где три угольные котельные уже работают на газе.

Сланцевый газ - новый риск или блеф?

Академик Алексей Макаров, директор Института энергетических исследований РАН, занимающегося стратегией развития топливно-энергетического комплекса России, заметил, что принимающая международный характер кампания со сланцевым газом напоминает полосу разноцветных революций, включая оранжевую, - это пропагандистский, спекулятивный обман, попытка помешать естественному развитию мирового рынка ТЭР.

Надежды на то, что сланцевый газ в масштабах мирового рынка - до 20 млрд м(3) в год - сможет поставлять Северная Америка (Канада, США, Мексика), явно беспочвенны, в то время как в России имеются разведанные, доступные для сколь угодно крупномасштабной добычи и транспорта запасы газа в Тюменском Заполярье, где границы освоения газоносной провинции продолжают расширяться на север и на восток, - а теперь подошла очередь и восточносибирского газа. Пора вспомнить ленинский призыв к хозяйственникам начала 1920-х гг.: "Учитесь торговать!" Как ни парадоксально, но здесь развитию газовой отрасли страны мешает государство. Не газовики, а именно правительство поднимает цену на газ, что не позволяет Китаю импортировать его из России, и наш сосед предпочёл Туркмению, хотя как экономический партнёр она явно менее надёжна.

Любопытная деталь: когда представитель Китая в качестве рычага давления на Россию для снижения цены на газ описывал успехи, достигнутые Китаем в извлечении газа из сланцев, и приводил фантастические цифры прогноза роста этой добычи, он ушёл от ответа на трижды заданный вопрос об уже достигнутом объёме производства этого продукта, - реакцией был смех зала, естественно, дружелюбный и понимающий.

Китай взял на вооружение политику использования крупнейших запасов сланцевого газа, надеясь повторить опыт США по быстрому и крупному наращиванию его добычи. При этом не подвергается сомнению возможность повторения заокеанского сценария на китайской почве. Но такой оптимизм как дополнительный фактор риска совместных проектов развития общей газовой инфраструктуры СВА не разделяется большинством российских участников конференции.

Ирония иронией, но Китай с его практически не ограниченными общими ресурсами при 1.5 миллиардном населении и продемонстрированной способности концентрироваться в ключевых направлениях может и здесь явить "экономическое чудо".

Не только экономика Если создание системы транспорта газа на территории стран СВА обсуждается на разных уровнях уже с 1990-х гг. и рассматривается как одно из направлений энергетической интеграции однозначно определившейся группы государств, то европейская система сетевого газа развивается уже больше пятидесяти лет естественным образом и монотонно, без декларируемой "интеграции" - просто как экспорт и импорт. К наземным многониточным "прямым" трубопроводам, на которые постепенно нанизывались страны Центральной (Восточной) и Западной Европы до Иберийского полуострова, добавились так называемые южный и северный потоки с прокладкой трубопроводов по дну морей - и для повышения надёжности поставки газа с минимумом пересечения территории стран-транзитёров, и для спрямления пути. При доминировании политических соображений достигается и экономический эффект - это элементы геополитики России, которая сразу же стала декларироваться на востоке ("восточный вектор"). При управлении разветвлёнными газовыми потоками (с кольцами и байпасами) используется ценнейший опыт СССР и России.

Как отметил академик Конторович, для Забайкалья реально получение газа при условии его экспорта в Монголию - то есть попутно, - иначе остаётся лишь вариант снабжения жидким газом, но при этом "цены погубят экономику Забайкалья, и вопрос должен решить Кремль".

Нельзя не согласиться с выводом о том, что, поскольку Россия и страны СВА "обречены на сотрудничество" в общем энергетическом пространстве, то здесь необходима кооперация не только учёных, международных организаций и деловых кругов, но и правительств. Именно так ранее был выполнен один из российско-японских энергетических проектов при поддержке соответствующих министерств обеих стран, то есть при проявлении государственных интересов.

Россия может стать интегратором газового рынка В части экспорта нефти относительно кратковременной "загвоздкой" был выбор трассы нефтепровода между начальной и конечной точками (проект так и фигурировал: "нефтепровод Восточная Сибирь - Тихий океан" - ВСТО), в газовой части разноплановых проблем-вариантов целый комплекс, и решить их можно лишь совместно, при многофакторном анализе. Но при этом однозначно выбираются и уже реализуются проекты газоснабжения близлежащих существующих и явно требующих сооружения объектов - таких, как Братск с его предприятиями федерального значения, Усть-Кут, намеченная к сооружению Ленская тепловая электростанция регионального назначения мощностью 1.2 ГВт и сам Иркутск.

Прогнозная оценка динамики мирового рынка ТЭР показывает, что экспорт российского газа может вырасти после старта в 1.2-2 раза к 2030 г., а дальше потребность в нём уменьшится, хотя "избыточные" запасы Западно-Сибирской и Восточно-Сибирской газоносных провинций будут далеки от исчерпания (и, скорее всего, запасы высшей категории обеспеченности даже возрастут при их доразведке и развитии технологии добычи). Поэтому Россия должна без промедления использовать свой "газовый шанс", сооружая трансазиатскую систему транспорта газа. У страны есть возможность занять нишу интегратора мирового газового рынка, его системного оператора, гарантирующего и координирующего поставки газа на всем Евроазиатском континенте, осуществляя ценовой арбитраж и интеллектуальную обработку мирового рынка топливно энергетических ресурсов.

*** 1 Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований. Проект N 12-08-98023-р_сибирь_а. Статья подготовлена на базе материалов конференции, более чем тридцати докладов и выступлений в дискуссии, а также содержит личные соображения автора.

2 Более того: Южный поток" - это перспектива для России стать транзитёром центрально азиатского газа.

3 В N 9 журнала за 2007 г. представлен обзор проблем, рассмотренных на пятом заседании, где основное внимание было отдано проблемам экспорта российской электроэнергии - наращивания её производства в восточных регионах России и строительства ЛЭП, что должно способствовать развитию этих регионов.

4 О целесообразности сооружения тепловых электростанций КАТЭК вновь заговорили в связи с проектами экспорта электроэнергии в страны Северо-Восточной Азии. Об этом см. Энергия:

экономика, техника, экология. 2007. N 9.

5 См. Исток. 2012. Октябрь-ноябрь.

6 О судьбах восточносибирского газа // Энергия... 2012. N 1.

к оглавлению ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ РЕКУПЕРАЦИИ ТЕПЛА ВЫТЯЖНОГО ВОЗДУХА В ВЕНТКЛАПАНАХ (1) Дата публикации: 30.09. Источник: Энергия - экономика, техника, экология Место издания: Москва Страница: 56, 57, 58, 59, 60, Выпуск: 9 Доктор технических наук Г. П. ВАСИЛЬЕВ, Доктор технических наук А. Н. ДМИТРИЕВ, Н. А.

ТИМОФЕЕВ, С. С. ГОЛУБЕВ Эффективность теплообменных процессов, протекающих в рекуператорах и утилизаторах низкопотенциальной тепловой энергии вытяжного воздуха жилых зданий, полностью определяется скоростью движения потоков воздуха в теплообменном аппарате и практически не зависит от материала теплообменников. Этот факт позволил при создании рекуператоров и утилизаторов теплоты вытяжного воздуха применить полимерные материалы, а не металл, что существенно снижает стоимость изделия. Одними из наиболее эффективных технических решений, позволяющих на квартирном уровне обеспечить рекуперацию низкопотенциального тепла вытяжного воздуха в многоквартирных домах, являются разработанные в группе инновационных компаний (ГИК) "ИНСОЛАР" стеновые приточно-вытяжные устройства (вентклапаны) с рекуперацией тепла вытяжного воздуха (2). Конструкции устройств защищены Патентом РФ, решение о выдаче патента по заявке N 2011125778 от 23.10.2012 г. "Приточно вытяжное вентиляционное устройство для зданий с вентилируемым фасадом". Настоящая статья посвящена исследованию теплового режима и теплообменных процессов, протекающих в основном элементе разработанного приточно-вытяжного устройства - пластиковом трубчатом рекуператоре теплоты вытяжного воздуха.

Основным преимуществом разработанных приточно-вытяжных стеновых клапанов является возможность рекуперации низкопотенциального тепла вытяжного воздуха на квартирном уровне и отсутствие протяжённых приточных каналов, существенно влияющих на ионный состав свежего воздуха, подаваемого в квартиры. Устройства идеально вписываются в повсеместно применяемую сегодня в жилом фонде страны схему вентиляции с естественным притоком и практически полностью заменяют традиционное "форточное" проветривание (3).

Численное моделирование теплового режима пластикового рекуператора разрабатываемого устройства АПВУ (автоматизированное приточно-вытяжное устройство) и оценка влияния на эффективность теплообмена скоростного, температурного и влажностного режимов протекания воздушных потоков в теплообменных аппаратах из полимерных материалов проводились с использованием программного комплекса для гидрогазодинамических расчётов ANSYS CFX 12.0.

Целью численного моделирования являлась оценка эффективности режимов работы рекуператора при различных скоростях и температурах протекающего в нём воздуха и выявление конструктивных недостатков разрабатываемого устройства. В качестве критерия оценки рекуперации тепла (энергетической эффективности рекуператора) выбрано отношение разности между температурой выходящего и входящего в рекуператор холодного приточного воздуха (абсолютный нагрев холодного воздуха) к разности температур входящих в рекуператор потоков тёплого вытяжного и холодного приточного воздуха.

Это соотношение можно записать следующим образом:

На основе чертежей приточно-вытяжного вентиляционного клапана была создана геометрическая, а затем и конечно-элементная модель. Модель состоит из порядка 602 тыс.

элементов. Для исследования тепловых процессов, происходящих в вентиляционном клапане, достаточно было учесть в модели основные конструктивные элементы клапана (корпус, бандаж и полиэтиленовые трубки).

Гидродинамические расчёты воздушно-теплового режима клапана сводятся к численному решению трёхмерных нестационарных нелинейных уравнений гидрогазодинамики в постановке Навье-Стокса:

Кроме того, должны удовлетворяться уравнения неразрывности (сохранения) массы и состояния:

Здесь u, v, w - искомые компоненты вектора скорости воздуха (по осям х, у, z);

p - давление;

t время;

[мю] - динамический коэффициент вязкости для воздуха;

[ро] - плотность;

R универсальная газовая постоянная;

T - температура. Для упрощения моделирования воздух предполагается несжимаемым, изотермическим, массовые силы не учитываются. Прямое решение уравнений (1) - (4) с учётом вихрей всех масштабов реализуемо только для очень малых скоростей потока. Поэтому в современной расчётной практике доминирует полуэмпирический подход, основанный на разложении скорости на осреднённую во времени и пульсационную составляющие и переходе к решению так называемых "осреднённых по Рейнольдсу уравнений Навье-Стокса":

Как уже отмечалось, для численного моделирования тепловых процессов, связанных с эксплуатацией разработанного рекуператора из полимерных материалов вентиляционного приточно-вытяжного устройства, были применены методы численного моделирования с использованием программного комплекса для гидрогазодинамических расчётов ANSYS CFX 12.0.

Задача решалась с учётом следующих допущений:

1) рассматривался стационарный режим течения воздуха;

2) в качестве модели турбулентности взята модель SST (Shear Stress Transport, перенос сдвиговых напряжений);

3) требуемый воздухообмен, обеспечиваемый работой вентилятора, учитывается в модели посредством граничных условий;

4) в силу симметричности задачи решалась половина расчётной области;

5) скорость движения воздуха в каналах и его теплотехнические параметры не зависели от относительной влажности воздуха.

Рассматривались два основных режима работы вентиляционного клапана: режим естественной конвекции без механического побуждения (режим 1) и режим с механическим побуждением (режим 2). Эти два режима отличаются расходом приточного и вытяжного воздуха. Для режима расход вытяжного воздуха составлял 10 м(3)/ч, расход приточного 4 м(3)/ч. Для режима 2 расход вытяжного воздуха составлял 100 м(3)/ч, расход приточного 30 м(3)/ч. Также задача решалась для различных температур наружного воздуха.

Для анализа результатов расчёта вычислялся вышеописанный коэффициент [эпсилон]. За температуры t (x1), t (x2), t (T1), t (T2) принимались осреднённые по площади входных и выходных отверстий клапана температуры приточного и вытяжного потоков воздуха. В таблице 1 приведены данные результатов расчёта.

Из представленной таблицы видно, что эффективность вентиляционного клапана для режима достигает от 67.7% (для t (ext) = -3.1 °С) до 73.6% (для t (ext) = -35°С), а для режима 2 - намного меньше: от 20.8% (для t (ext) = -3.1 °С) до 23.6% (для t (ext) = -35°C). Стоит отметить, что с понижением наружной температуры средняя температура нагретого приточного воздуха тоже понижается, однако коэффициент эффективности рекуперации повышается.

Исследуя температурные карты, приходим к выводу, что основной нагрев приточного воздуха приходится на пространство между трубками. Часть наружного воздуха между корпусом и трубчатым теплообменником нагревается в меньшей степени, причём для режима 2 этот нагрев меньше, чем для режима 1. Для того чтобы выяснить причину низкой эффективности рекуперации тепла для режима 2 необходимо проанализировать поведение скорости потока приточного воздуха внутри клапана. Ось клапана проходит по оси Z, поперечное сечение клапана находится в плоскости XY. В продольном направлении (вдоль оси z) модуль скорость потока приточного воздуха между трубок и бандажом практически равен нулю для двух режимов (для режима 2 направление вектора z-компоненты скорости в противоположную сторону). Однако подвижность воздуха в плоскости XY для режима 1 соизмерима со скоростью в продольном направлении, следовательно, можно предположить, что поток наружного воздуха проникает между трубками теплообменника и успевает нагреться. Для режима 2 скорость движения наружного воздуха в пространстве, ограниченном бандажом и трубками рекуператора, значительно меньше продольной составляющей скорости потока между корпусом и трубчатым теплообменником.

Таким образом, в межтрубном пространстве теплообменника образуется так называемая застойная зона, подвижность воздуха в которой практически равна нулю. Холодный наружный воздух не попадает в межтрубное пространство рекуператора и не нагревается до требуемой температуры.

Расчёты были проведены для двух режимов работы приточно-вытяжного вентиляционного клапана с трубчатым теплообменником из полимерных материалов: режим естественной конвекции без механического побуждения (режим 1) и режим с механическим побуждением (режим 2). Для режима 1 расход вытяжного воздуха составлял 10 м(3)/ч, расход приточного - м(3)/ч. Для режима 2 расход вытяжного воздуха составлял 100 м(3)/ч, расход приточного - 30 м(3)/ч.

При проведении расчётов учитывались три температурных режима наружного воздуха: t (ext) = -3. °С;

-28°С и -35°С. При этом установлено следующее.

1. Эффективность вентиляционного клапана для режима 1 достигает от 67.7% (для t (ext) = -3.1 °С) до 73.6% (для t (ext) = -35°С), а для режима 2 - намного меньше: от 20.8% (для t (ext) = -3.1 °С) до 23.6% (для t (ext) = -35°С).

2. С понижением наружной температуры средняя температура нагретого приточного воздуха тоже понижается, однако коэффициент эффективности рекуперации повышается.

3. Для режима 2 в межтрубном пространстве теплообменника образуется застойная зона, подвижность воздуха в которой практически равна нулю. Холодный наружный воздух не попадает в межтрубное пространство рекуператора и не нагревается до требуемой температуры. В связи с чем коэффициент эффективности рекуперации е низкий.

4. Для повышения эффективности рекуперации вентиляционного клапана, необходимо продумать способ подачи приточного воздуха так, чтобы этот поток попадал в межтрубное пространство рекуператора.

На основе полученных результатов численного моделирования были дополнительно уточнены оцениваемые режимы эксплуатации теплообменника-рекуператора из полимерных материалов и проведены дополнительные расчёты режима 2 с другими значениями расхода воздуха по притоку G (п) и вытяжке G (в), а именно:

а) G (п) = 100 м(3)/ч, G (в) = 30 м(3)/ч при t (ext) = -28°С;

б) G (п) = 30 м(3)/ч, G (в) = 30 м(3)/ч при t (ext) = -28°С;

в) G (п) = 100 м(3)/ч, G (в) = 100 м(3)/ч при t (ext) = -28°С.

Чтобы устранить эффект, обнаруженный на первом этапе численного моделирования, когда приточный воздух (режим 2) в силу большой скорости и меньшего сопротивления проходил в пространстве между корпусом клапана и трубчатым теплообменником (соответственно холодный воздух не попадал в межтрубное пространство теплообменника) и нагревался незначительно, расчётная модель вентиляционного клапана была изменена. Для новой модели были произведены расчёты режимов, описанные выше. Итоговые результаты сведены в таблицу 2. На рисунке показана изменённая модель рассматриваемого приточно-вытяжного вентиляционного клапана с трубчатым рекуператором.

Целью изменения конструкции клапана является необходимость направить поток приточного воздуха в межтрубное пространство теплообменника для большей степени его нагрева и вследствие этого увеличения эффективности рекуперации тепла. Для этого в центральной части корпуса (с внутренней стороны) было установлено кольцо, перекрывающее путь потоку приточного воздуха (смотри рисунок 1). Роль такого кольца может играть прослойка звукоизоляции или пылевые фильтры. Принципиальным является воздухонепроницаемость прослойки. Результатом данной модификации должно стать устранение "застойной" зоны в межтрубном пространстве теплообменника, ограниченном бандажом, то есть увеличение подвижности приточного воздуха. На рисунке 2 приведено распределение температуры в объёме приточного воздуха для исходной и модифицированной модели.

Исследуя промежуточные стадии распределения температуры, убеждаемся, что в исходной модели в межтрубном пространстве трубчатого теплообменника воздух хорошо прогрет, однако внутрь помещения теплый воздух не поступает. Температура потока в области выходного отверстия для приточного воздуха низкая. В модифицированной модели "застойной" нагретой зоны уже не видно, при этом температура потока в области выходного отверстия для приточного воздуха гораздо выше (данные по значениям средних температур приточного и вытяжного потоков воздуха на входе и выходе из вентиляционного клапана приведены в таблице 2). Из рисунка видно, что в исходной модели поток воздуха в продольном направлении (вдоль оси z, оси симметрии клапана) движется только в пространстве между корпусом и трубчатым теплообменником. В межтрубном пространстве рекуператора приточный воздух практически неподвижен (скорость потока очень мала) или движется с малой скоростью в обратном направлении. В модифицированной модели z-компонента скорости потока приточного воздуха между трубок значительно выше.

Результаты расчётов, приведённые в таблице 2, показывают что:

* для двух моделей эффективность режима 1 выше эффективности режима 2;

* для двух моделей дополнительный режим с повышенным расходом по притоку G (п) = 100 м(3)/ч и пониженным расходом по вытяжке G (в) = 30 м(3)/ч имеет самое низкое значение эффективности рекуперации тепла [эпсилон]. Для исходной модели м = 8.6%, для модифицированной 8 = 19.7%;

* дополнительные режимы с одинаковым расходом на приток и вытяжку воздуха (G (п) = 30;

м(3)/ч и G (в) = 30;

100 м(3)/ч) для модифицированной модели гораздо выше, чем для исходной, однако, по сравнению со штатными режимами обладают более низкой эффективностью;

* изменение конструкции вентиляционного клапана позволило повысить эффективность рекуперации тепла для режима 1 на 20 и более процентов (в зависимости от температуры наружного воздуха), а для режима 2 практически в три раза.

Таким образом, проведённые численные расчёты подтвердили правомерность применения полимерных материалов для изготовления теплообменника-рекуператора разрабатываемого приточно-вытяжного вентиляционного устройства. Эффективность решения объясняется тем, что при ожидаемых скоростях воздуха в трубках и межтрубном пространстве рекуператора определяющим является интенсивность теплообмена воздуха со стенками труб, а не термическое сопротивление материала труб теплообменника-рекуператора.

к оглавлению ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО СЕВЕРА В СВЕТЕ РАБОТ АКАДЕМИКОВ В. И. ВЕРНАДСКОГО И Н. Н. МОИСЕЕВА Дата публикации: 30.09. Автор: Кандидат географических наук С.Н. НИКОЛАЕВ Источник: Энергия - экономика, техника, экология Место издания: Москва Страница: 62, 63, 64, 65, 66, Выпуск: 9 "Для нас, в отличие от западных европейцев, возрождение Азии, то есть возобновление её интенсивного участия в мировой жизни человечества, не есть чуждый, сторонний процесс — это есть наше возрождение". (В.И. Вернадский "Задачи науки в связи с государственной политикой в России", 1917. цит. по "Начало и вечность жизни". М. 1989 г.) В современной России после распада СССР ресурсно-стратегическое, геоэкологическое и транспортно-инфраструктурное значение Севера в судьбе страны и Евразии значительно возросло.

Теперь северные и арктические регионы занимают 2/3 территории страны, а не половину, как прежде. Это и вполне закономерно, если вглядеться в глубь веков. Вектор развития русской цивилизации всегда был и будет обращён к Северу, к Северо-Востоку. Именно в этом направлении, "встречь Солнцу" продвигались наши предки - русы с отрогов славянских Карпат к Киевской Руси, от неё - к Владимиро-Суздальскому, Новгородскому княжествам, к Беломорью, а далее трудами великих землепроходцев и поморов - к Уралу, Сибири, Мангазее (устье Оби), к "студёному морю" и к Тихому океану, завершив продвижение на Аляске и в далёкой Калифорнии, где русские встретились с испанцами (1). Примерно в том же евразийском направлении работала и мысль В.И.

Вернадского, начиная с его первых, только недавно опубликованных (1884-1885 гг.) работ о далёких сородичах русов - о закарпатских русинах (2), о тождественности русской и украинской культуры (3), об Арктике (4) и его глобальных обобщений о биосфере и её переходе в ноосферу и т.д.

Академика В.И. Вернадского всегда занимали Арктика и Российский Север, вопросы освоения их ресурсов, обустройства территорий с использованием природосберегающих технологий. В 1915 г.

он был инициатором создания КЕПС - Комиссии по естественным производительным силам, преобразованной в 1930 г. в Совет по изучению производительных сил (СОПС), существующий и поныне. Работа КЕПС, как указывал Вернадский, должна быть комплексной, "публична, открыта критике всех, как и всякая научная работа" (5), ориентированной на охрану природных ресурсов.

КЕПС разработал план использования альтернативной энергетики - "двигательной силы ветра", "водных сил" и создания плотин, вошедший в историю как план ГОЭЛРО (6). Практическое применение наработок Вернадского и других ведущих умов оказалось настолько важным, что их использовали ещё десятки лет. Нельзя не согласиться с академиком А.Г. Гранбергом, отметившим, что в значительной мере благодаря КЕПС была создана минерально-сырьевая база страны и выработаны научно-организационные подходы к изучению ресурсного потенциала регионов.

Много сделал учёный и для изучения полярных областей (7). Под впечатлением героического похода ледоколов "Вайгач" и "Таймыр" открывших ровно 100 лет назад архипелаг Земля Николая II (8) (крупнейшее географическое открытие XX века, столетие которого отмечается в этом году), учёный стал одним из инициаторов создания Постоянной полярной комиссии при Академии наук.

Вернадский был членом Комиссии (как и её президент, академик А.П. Карпинский) все годы её существования (1914-1936 гг.). В 1915 г. он обозначил задачи Полярной комиссии (9), одной из которых было предложение направить экспедицию для изучения только что открытой Земли Николая II (10). Одной их главнейших задач Полярной комиссии стало рассмотрение проектов арктических экспедиций, дабы не допускать излишних авантюрных и непродуманных мероприятий, приводящих к ничтожным результатам и напрасной гибели людей (11).

Деятельность Комиссии должна была включать исследование "полярных стран вообще и русского севера в частности", организацию экспедиций, разработку плана систематических работ в арктической области Земли, выработку правовых норм международного сотрудничества, дальнейшее изучение вопроса о Северном морском пути (12). Комиссия должна была стать в полном смысле межведомственной. Не актуальна ли эта задача и сегодня в связи с освоением новооткрытых ресурсов Арктического шельфа, и не только его российской части? Заметим, что Аляска, как бывшая территория Российской империи, также входила в сферу научных интересов дореволюционной Полярной комиссии.

Разнообразие задач, решение которых было необходимо для успешного освоения Арктики, поставило перед Комиссией задачу координации усилий множества структур, которые находились в подчинении различных ведомств и нередко дублировали друг друга. И такую роль Комиссия выполняла до середины 1930-х гг., пока на основе гидрографической службы не было создано Главное управление Северного морского пути (1933 г.), которому были переданы её функции.

Новое ведомство свело масштабные работы академической Полярной комиссии к узкому кругу практических народнохозяйственных задач, главным образом - к гидрографическим описаниям, созданию сети гидрометеопостов, полярных станций (в том числе и дрейфующих), картографированию Арктики, прежде всего для нужд обороны страны (особенно в годы "холодной войны"). А геологоразведочные работы и нефтегазовое освоение Севера стало в советские годы уделом Мингеологии и Миннефтегазстроя. Сегодня, когда мы говорим о необходимости комплексного, государственного, а не ведомственного (теперь олигархического) освоения и обустройства Севера, не пора ли вернуться к предложению В.И. Вернадского 1915 г. и воссоздать межведомственный авторитетный орган по эксплуатации и сохранению ресурсов Арктики, с которым считались бы и международные экологические организации?

Это необходимо ещё и для оценки геоэкологического вклада экосистем России в стабилизацию глобальных биосферных процессов. Сегодня Российский Север - самая экологически чистая часть планеты, мало затронутая хозяйственной деятельностью и выполняющая основную стабилизирующую функцию для всей биосферы планеты, это регион, который гораздо больше отдаёт, чем получает. Половина болот северного полушария и половина хвойных лесов планеты находятся на территории российского Севера. Именно они, а не решения Киотского протокола, поддерживают углеродный баланс планеты, спасая её от глобального потепления. Вот почему устойчивое освоение достаточного хрупкого и легкоранимого ресурсного потенциала Арктики и Севера, возможное только на основе интеллектуальных ("умных") технологий, избавит человечество от "груза гибельных технологий потребительской похоти" (по образному выражению философа Виктора Аксючица (13)).

Возможно, северные территории с высоким потенциалом природного риска станут полигоном для отработки и внедрения не только самых наукоёмких технологий, но и новых методов управления и планирования, без которых невозможно становление будущей "зелёной", ноосферной экономики. В её основе будет другая методология оценки природных, эколого-эстетических, культурно-исторических и рекреационно оздоровительных ресурсов на основе витально-экологической ценности, а не рыночной потребительской стоимости. В этой шкале ценностей иначе будет выглядеть и оценка энергетических ресурсов на основе природной ренты. Закон энергетической стоимости будет накладывать ограничения на действие законов потребительской и витально-экономической стоимости (14). В "зелёной" ноосферной экономике Севера эколого-эстетическая и рекреационно оздоровительная, культурно-познавательная ценность девственного северного ландшафта зачастую будет доминировать над рыночно-потребительской стоимостью сырья, извлекаемого из его недр. Ведь сырьё можно заменить иными материалами, а северные естественные просторы последний территориальный резерв человечества - заменить нечем.

"Зелёная" (или ноосферная) экономика потребует нового, государственного подхода к транспортно-инфраструктурному обустройству Российского Севера. К этому призывал и идейный ученик В.И. Вернадского и его последователь академик Н.Н. Моисеев, тяжело переживавший за обезлюдивший в конце XX в. Российский Север, который покинуло тогда четверть его населения.

В последней своей работе, в статье-завещании "Северный морской путь - одна из важнейших опор благополучия России", опубликованной в нашем журнале (15), Н.Н. Моисеев, ссылаясь на отца основателя геополитики Х. Маккиндера, говорит, что Россия (хартленд Евразии) является мостом между Европой и странами АТР, и это геополитическое преимущество страны надо умело использовать в интересах страны. Как убеждённый евразиец Н.Н. Моисеев предсказывал, что геополитическая гегемония США в начале XXI века будет угасать, и на арену мирового лидерства выйдут страны Евро-Атлантического региона и АТР. Поэтому важнейшими транспортными структурами для связи между этими регионами должны стать Северный морской путь и Транссиб (Российский полярный и Великий сибирский пути, по словам Н.Н. Моисеева). Ведь эти евразийские магистрали - кратчайшие и к тому же безопасные по сравнению с возрождающимся "Великим шёлковым путём", который проходит через политически нестабильные регионы Центральной Азии. Российский полярный путь даст импульс развитию забытого Беломоро Балтийского канала, по которому арктические углеводороды могли бы попадать на европейский рынок. Учёный усматривал большие перспективы в создании порта в незамерзающей бухте Усть Индига (такой проект рассматривался Госпланом в 1927-1928 гг., но тогда его посчитали неперспективным, и выбор пал на развитие Мурманска и Архангельска). Усть-Индига лежит в км от воркутинской магистрали, соединив которую железнодорожным переходом через Урал (от ст. Ивдель до ст. Печора), можно было бы "превратить Усть-Индигу в один из терминалов Великого Сибирского пути (Транссиба), включив тем самым Российский полярный путь в единую транспортную систему, соединяющую атлантический и тихоокеанский регионы" (16).

Для полномасштабной реализации проекта Российского полярного пути (РПП), превращения его в стержень евразийского развития, необходимо создать, по предложению Н.Н. Моисеева, группу специалистов разного профиля, "способную подготовить подробный доклад об основных проблемах освоения РПП. Для этого надо сначала сформировать небольшую временную группу из представителей разных научных организаций. Не привлекать организации, а приглашать отдельных представителей, располагающих и понимающих смысл проблемы" (17). Такие специалисты, по мнению академика, ещё остались в Вычислительном центре РАН, в СОПС (Совет по изучению производительных сил), в Петербургском Конструкторском бюро, проектирующем ледоколы, в Якутии, Мурманске, Норильске и т.д. Завершает статью Н.Н. Моисеев такими словами: "Такую работу, которая должна завершиться подробным докладом, следует провести в рамках какой-либо нейтральной организации, например, экологического центра МНЭПУ". Теперь, возможно, настало время создать такой экологический центр, в котором одновременно шла бы и переподготовка кадров-североведов, повышение квалификации будущих специалистов, в частности, магистров и аспирантов. Сегодня подготовка североведов широкого профиля в Москве практически прекратилась с перепрофилированием в 1960-х гг. кафедры полярных стран Географического факультета МГУ в кафедру мерзлотоведения и гляциологии, а потребности в них растут. Это отражено и в "Стратегии развития Арктической зоны РФ и обеспечении национальной безопасности на период до 2020 г.", утверждённой Президентом РФ 20 февраля 2013 г. В ней отмечается "отсутствие эффективной системы подготовки кадров, дисбаланс между спросом и предложением трудовых ресурсов в территориальном и профессиональном отношении" (п. 5а). Это требует "обеспечения подготовки, переподготовки и повышения квалификации специалистов в системе высшего и среднего специального образования для работы в арктических условиях с учётом существующих и прогнозируемых потребностей в специалистах" (п. 10е).

Восполнить пробел в подготовке (переподготовке) специалистов для работы на Севере, разрабатывать проекты в области энергосбережения и ВИЭ для Севера (п. 10ж "Стратегии..."), адаптировать существующие технологии к экстремальным условиям мог бы межкафедральный центр Североведения (Севера, или Североевразийский центр) при Академии "МНЭПУ", обладающей широким кадровым составом. Североведение - комплексная наука и готовить специалистов этой широкой специализации должны профессионалы в области геоэкологии, экологического риска и безопасности, инженерных линейных сооружений, экологии человека и урбоэкологии, психологии, права, экономики. Именно таким многопрофильным кадровым составом и обладает МНЭПУ. И открытие центра Североведения было бы лучшей данью памяти академику Н.Н. Моисееву, ратовавшему за наукоёмкое ресурсное и инфраструктурное освоение евразийских просторов, скреплённых российскими крепами-опорами.

Новая социо-ориентированная парадигма "зелёной" (ноосферной) экономики евразийского Севера возможна лишь на новых образовательных технологиях, ориентированных на воспроизводство, по выражению академика В.А. Легасова, профессионалов-проблемников, а не узких специалистов.

В основе таких личностно-формируемых образовательных технологий должен быть заложен не либерально-рыночный принцип производства "трудовых ресурсов" и их оценки по формализированным показателям (ЕГЭ, индексы, баллы успеваемости и т.д.), а иной подход, ориентированный на подготовку широкоэрудированного, универсального, "ноосферного" человека постиндустриального образовательного общества. В таком информационном обществе воспитание, образование (как и инфраструктура, логистика) станет одним из самых выгодных вложений капитала, причём беспроигрышным. Об этом же гласит древнекитайская пословица:

"Тот, кто думает на год вперёд, сажает рис. Тот, кто думает на десять лет вперёд - сажает деревья. А тот, кто думает на сто лет вперёд - учит детей".

Сегодня в России происходит кадровая революция, в ходе которой коррумпированная реформистская либерально-экономическая модель, укоренившаяся в октябре 1993 г., сменяется иной, национально ориентированной парадигмой развития. Она основана на принципах консерватизма, традиционализма и евразийской интеграции.

Нечто подобное (только с обратным знаком) происходило в 1917-1921 гг., оставивших глубокий след в творческой судьбе В.И. Вернадского. В эти трудные годы учёный находился на острие идеологической борьбы между патриотами и прозападниками, либералами и монархистами, ультранационалистами-самостийниками и славянофилами-евразийцами. В ходе этой борьбы В.И.

Вернадский (как и его сын Георгий (18), эмигрировавший из Крыма со штабом Врангеля, в котором работал) окончательно сделал свой выбор и перешёл из лагеря кадетов-либералов в ряды патриотов-государственников (в своём дневнике он тогда записал о движимой наживой коррумпированной власти: "Русская демократия - это царство сытых свиней").

Последние 20 лет либеральные установки воспринимались обществом как само собой разумеющееся, прогрессивное, заведомо верное, а всё патриотическое - как маргинальное, отжившее своё сталинско-коммунистическое прошлое. На самом деле не консерваторы, а либералы тянут страну назад - ведь им не нужна модернизация России, это приведёт их к конфликту с Западом, с транснациональными компаниями, захватившими мировой рынок. По словам политолога Михаила Делягина, сказанным на круглом столе "Студенческие евразийские интеллектуальные клубы: конец либерализма в России" (6 февраля 2013 г., пресс-центр РИА "Новости"): "либерал - это человек, который считает, что государство должно служить глобальному бизнесу, а не народу. Это тот человек, который безо всяких оговорок говорит: "что хорошо для Дженерал моторс - то хорошо и для России" (19).

Сегодня вернуть России былое величие может молодёжь. И Академия "МНЭПУ", обладающая многопрофильным кадровым составом, может стать кузницей новых специалистов с широким кругозором, обращённым к Арктике, половиной которой владеет Россия.

*** 1 До сих пор память о русской колонизации Америки хранит топоним форт Росс в 80 км к северу от Сан-Франциско, рядом - река Russian river (или Славянка в прошлом), потухший астровулкан Шаста, или Счастье высотой 4317 м (Гвоздецкий Н.А., Голубчиков Ю.Н. Горы. М.: Мысль, 1987).

2 Вернадский В.И. Угорская Русь с 1848 г. (рукопись, написанная в 1880-1885 гг.). Труд найден Олегом Мазуроком в архиве РАН в Москве (Архив РАН, фонд 518). Цит.: по О. Мазурок, П. Пеняк, М. Шевера. Володимир Вернадський про Угорську Русь. Ужгород, 2003, 94 с., см. сайт:

http://vernadsky.lib.ru/etexts/archive/. В 1920, находясь в Крыму и думая об эмиграции, Вернадский мечтал вернуться к истории славянства (русинов, русов) и записал в дневнике: «Совершенно иначе сложится жизнь, если поеду в Югославию. Я войду в центр славянских культурных интересов и опять вернусь к старым своим славянским интересам. Мне кажется, я знаю здесь больше многих и даже огромного большинства русских учёных, и думаю, что здесь я могу сделать многое... Наконец, если не удастся уехать, то буду читать геохимию в Тавр[ическом] университете] или в Новороссийском], и пойду по старому пути той работы, которую вёл последние годы. М[ожет] б[ыть], большевики её совсем сломают? Куда повернётся - зависит от случая "(17 января ст. стиля).

Вернадский всё же остался в России и занялся биогеохимией.

3 Вернадский не выносил украинского оголтелого национализма - см. его полтавские, киевские, новороссийские и крымские дневники 1918-1920 гг. Будучи Президентом АН Украины, он отказался в 1919 г. от предложенного ему «самостийниками» украинского гражданства.

4 Вернадский В.И. О некоторых ближайших задачах исследования льда арктических областей // Доклады АН СССР. 1938. Т. 19, N 8. С. 619-622.

5 Вернадский В.И. О ближайших задачах Комиссии по изучению производительных сил России.

Тип. Императорской Академии наук. Пг., 1915, 15 с.

6 Заметим, что первая ГЭС по плану ГОЭРЛО была построена на Русском Севере - Волховская в 1920 г.

7 Отсюда, вероятно, и корни его евразийских убеждений перешедших позже к его сыну историко географу Георгию, эмигрировавшему с Врангелем из Крыма в конце 1920 г.

8 В 1926 г. Земля Николая II была переименована в Северную Землю, была попытка назвать её и "Землёй Ленина". В этом году мы отмечаем 400-летие династии Романовых и лучшей данью их памяти было бы возвращение исторических названий архипелагу, состоящему из островов цесаревича Алексия (Малый Таймыр), Святой Александры (Октябрьской революции), Святой Ольги (остров Большевик), Святой Марии (остров Комсомолец), Святой Татьяны (остров Пионер), Святой Анастасии (остров Домашний).

9 Вернадский В.И. "О задачах Постоянной полярной комиссии" // Приложение к протоколу физико-математического отделения (ФМО) Императорской Академии наук (ИАН). Заседание от января 1915 г. Прил. 1. с. 20-23.

10 Эта экспедиция все же состоялась через 14 лет под руководством полярного исследователя Г.А.Ушакова (1930-1932 гг.). См. Ушаков Г.А. По нехоженой земле. М. - Л., 1951.

11 Это было тогда особенно актуально после гибели 3 полярных экспедиций Г.Я. Седова, Г.Л.

Брусилова, В.А. Русанова в 1912-194 гг.

12 Толмачёв И.Л. Записка об учреждении Постоянной полярной комиссии // Приложение к Протоколам ФМО РАН. Заседание I. 7 января 1915 г. Прил. I. С. 15-20.

13 Аксючиц В.В. Ресурсы русского прорыва. Электронный журнал "Мир и политика". 2013. N 1.

14 Субетто А.И. Ноосферная научная школа в России: итоги и перспективы /Под науч. ред. Л.А.

Зеленова. СПб.: Астерион, 2012.

15 Моисеев Н.Н. СМП - одна из важнейших опор благополучия России // Энергия: экономика, техника, экология. 2000. N 7.

16 Там же, с. 9.

17 Там же, с. 10.

18 Г.В. Вернадский (1888-1973) развил в эмиграции евразийские идеи отца и стал вместе с историко-географом П.Н. Савицким (1895-1968), будущим учителем Л.Н. Гумилёва (1912-1914), основоположником евразийской школы (Прага, 1927-1930 гг.), профессором истории Йельского университета (США). В основе его социокультурной истории Евразии - идея месторазвития и концепция взаимодействия природы и общества, а суть русской истории он видел в движении "встречь Солнца", на Восток, отталкиваясь от Запада.

19 http//www.trinitas.ru/rus/doc/0012/001d/00122495.htm к оглавлению МЕЖДУ КИТАЕМ И ТАЙВАНЕМ...

Дата публикации: 30.09. Автор: Кандидат философских наук К. С. ШАРОВ Источник: Энергия - экономика, техника, экология Место издания: Москва Страница: 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, Выпуск: 9 Если у вас есть недостатки, не бойтесь избавляться от них.

Конфуций С остро стоящей проблемой национальной идентификации и связанной с ней проблемой этнического национализма, искусственно разводящего "по разные стороны баррикад" представителей доминирующего этноса и "мелко этнических" сообществ, в настоящее время сталкивается всё человечество. Особенно остро эта проблема стоит для таких многонациональных стран, как Россия или Китай. В последние десятилетия национализм стал одним из основных факторов формирования широкого спектра политических ситуаций и процессов в самых различных регионах мира. В сущности, его идеи и практика столь же глобальны, как и современное мировое развитие.

Постараемся рассмотреть наиболее существенную националистическую проблему современного Китая. Опыт XX столетия показывает, что сама по себе, без постоянного административного "менеджмента", марксистская идеология не может быть реальной силой, противодействующей этническому национализму. Более того, результаты не слишком впечатляют даже тогда, когда для поддержки её привлекается обширный арсенал средств политического воздействия. КНР в данном случае не является исключением.

Некоторые народности Китая в течение многих тысячелетий развивались сепаратно друг от друга, зачастую вступая даже в политические столкновения и экономическое противостояние. Поэтому границы современной КНР не объясняются на всём своём протяжении этнокультурным единством, а отражают, по сути, волю китайских императоров и генеральных секретарей, равно как их военные возможности. Даже само название Китая - Срединное государство - не что иное, как продукт идеологической "деятельности" центральной власти, в том числе и современной компартии: входящие в состав Срединного государства казахи, вьетнамцы, индийцы никогда не считали себя центром Вселенной так же, как и частью Поднебесной.

Модернизация Китая в XXI столетии привела к реальной угрозе потерять идеологический и, возможно, административный контроль над большей частью своих земель. Жители острова Тайвань в XXI в. стали воображать себя нацией тайваньцев, не только наклеивая на ящики с компьютерной техникой ярлыки Made in Taiwan, но и претендуя на национальную культуру с заявкой на такую же древность, как китайская.

"Две страны, один народ" - так всегда называлась идеология взаимоотношений материкового Китая и Тайваня. Не только Ху Цзиньтао считался в КНР главой тайваньских китайцев, но и тайваньский лидер Ма Ин-цзю говорит о себе как о "президенте всего Китая". С лёгкой руки Чан Кайши Китайская Республика Тайвань, с её 23-миллионным населением, всегда держала себя на равных с КНР, населённой 1.5 млрд человек. Этому курьёзу можно дать, прежде всего, экономическое объяснение. Тайвань и его материковый сосед - провинция Фуцзянь - наиболее экономически развитый и богатый регион Китая. Тайвань отделён от Фуцзяня (главный город Фучжоу, с которым у Тайваня наиболее тесное авиасообщение) проливом, однако жители Тайваня и Фуцзяня всегда составляли единую исторически сложившуюся территориальную единицу.

Точнее сказать, Тайвань изначально был заселён именно жителями Фуцзяня, поэтому они подобны близнецам, которых разделила судьба. Тайваньские инвестиции в экономику Китая в 2012 г. территориально распределились в пропорции примерно восемь к одному (Фуцзянь и остальной Китай). Из-за того, что тайваньская экономика представляет собой постоянно работающий насос, нагнетающий доллары в бурно развивающуюся экономику КНР, старшему брату приходится мириться с чудачествами младшего, который может себе позволить сильно кусаться и брыкаться.

Есть ли шансы на восстановление единой нации китайцев в результате слияния КНР и Китайской Республики, или со временем остров станет полностью независимым? На этот вопрос сейчас ответить сложно. XXI в. не только не разрешил давние споры, но ещё больше затушевал картину в некоторых областях. Позиция Китая остаётся вполне понятной: несмотря на то, что в октябре г. премьер-министр КНР Вэнь Цзя-бао публично, хотя и в весьма туманной форме, заявил, что правительство отзовёт более чем 1600 баллистических ракет, нацеленных на Тайвань, зам.министра обороны Тайваня через два дня подчеркнул: военная угроза со стороны материка возрастала на протяжении весны и лета 2010 г. Этого оружия хватит, чтобы не только Тайвань, но и всю Японию смести с лица Земли. Тайвань решает проблему военного запугивания достаточно просто: поскольку азиатский "тигр" может позволить себе раскошелиться, тайваньское руководство закупает военную технику на Западе, прежде всего, в США, Великобритании и Германии. Это, естественно, не может не раздражать КНР, и отсюда возникают многие трения Китая с США.

Конечно, в настоящее время отношения материка и острова стали значительно менее враждебными, чем были при предшественнике нынешнего президента Тайваня. Тем не менее, в XXI столетии появилось нечто новое и пугающее в отношениях КНР и Тайваня. На острове всё больше тех, кто стал считать себя частью тайваньской нации. О какой отдельной нации может идти речь, когда 98.5% населения Тайваня составляет народность Хань - главная этническая единица Китая? По материалам тайбэйской United Daily News, 16% жителей Тайваня хотят полной независимости, 34% считают себя отдельным от китайцев народом, 5% стремятся к воссоединению с КНР и 52% признают наличие единой нации с жителями материка (1). Если сравнивать эти данные с результатами опроса 2000 и 1990 гг., разница существенная: в 1990 г. считали себя отдельным народом - 2% населения Тайваня, в 2000 - 10%, а в 2011-34%. Треть тайваньцев уверены, что они не китайцы! Налицо тенденция к размежеванию с Китаем и в сфере границ, и в смысле национальной идентификации, поэтому есть все основания говорить о зарождающемся тайваньском национализме. Китайцы на острове не чувствуют себя братьями китайцев на материке, и это несмотря на всем известную тесную диаспорную интеграцию китайцев.


Вэнь Цзябао подчеркнул в недавнем интервью западной прессе, что Тайвань принадлежит к числу регионов "центрального интереса" правительства. Сюда же, по его словам, входят Южно Китайское море с недавно открытыми нефтяными месторождениями, Тибет и Синцзянь (область преимущественно с мусульманским населением, стремящимся к независимости). В отношении этих территорий, по утверждению премьера, не было и не будет политики компромисса, а попытки отделения будут урегулироваться силовым путём.

Следует выделить некоторые основные измерения китайско-тайваньского рецидивирующего конфликта. Сегодняшние отношения КНР и Тайваня претерпевают одновременную трансформацию по трём основным параметрам - технологического развития, роста населения и глобализации. Всё это приводит к нарушению баланса в формировавшейся веками классической структуре китайского общества и, как следствие, к снижению уровня удовлетворения потребностей непосредственно вовлечённых в эти взаимоотношения людей. Показатель включает, по меньшей мере, три базовые потребности - в благополучии, безопасности и справедливости, а его понижение приводит к возникновению новых точек трения и причин для проявления подозрительности и враждебности по отношению друг к другу.

Экономический бум в Китае и Тайване, продолжающийся и поныне, на первый взгляд должен приводить к повышению уровня жизни как на материке, так и на острове. Однако налицо рост конкуренции КНР и Тайваня в XXI в. из-за происшедшего изменения в структуре материковой экономики. Тайвань перестаёт быть конкурентоспособным в основном секторе своей экономики высокотехнологичной и полупроводниковой промышленности из-за беспрецедентного успеха материковых производителей. Отсюда - нарастание экономической напряжённости.

Благодаря успехам развития технологий в high-tech секторе происходит эскалация вооружений как на материке, так и на Тайване, при этом ставка делается на новые и сверхновые виды оружия, в том числе массового поражения. К тому же немалая часть китайского вооружения закупается обеими сторонами в США. Таким образом, мы видим, что изменения, связанные с технологическим развитием, несмотря на кажущийся парадокс, ухудшают общий уровень благополучия, безопасности и справедливости как внутри КНР и Тайваня, так и в регионе Юго Восточной Азии в целом. Без постоянного политического контроля это может повлечь за собой возникновение и дальнейшее развитие вооружённого конфликта.

Следующая причина усиления китайско-тайваньских трений - миграция китайцев на остров в поисках более высокооплачиваемой работы, достигшая к 2012 г. огромных величин. Разница в оплате труда на материке и Тайване по одной и той же специальности с привлечением работников одинаковой квалификации может составлять 800-1000%. Несмотря на то, что низкоквалифицированный персонал практически не может преодолеть определённые запреты тайваньского руководства и твёрдую позицию тайваньских компаний и в силу этого переехать на Тайвань, с каждым годом возрастает доля выпускников ведущих китайских вузов, пытающихся навсегда связать свою работу с Тайванем. Из-за этого плотность населения в Тайбэе (столице Тайваня) возрастает, а количество рабочих мест на острове резко сокращается.

Наконец, глобализация сама по себе негативно влияет на взаимоотношения КНР и Тайваня.

Глобализация - одно из важнейших явлений современного китайского мира, представляющее собой колоссальное распространение вовне китайской диаспоры, усиление естественных и искусственных процессов уничтожения государственных барьеров в отношении различных типов обменов через границы.

Во-первых, выход на рынок КНР некоторых крупных и сильных тайваньских фармацевтических и биотехнологических компаний приводит к постепенному банкротству ряда местных производителей в данном секторе в Среднем и Южном Китае в силу их слабой конкурентоспособности и дальнейшему процветанию тайваньских фирм. Несправедливое распределение благ от глобализации и усугубляющийся разрыв между богатым Тайванем и слаборазвитыми в промышленном отношении южно-китайскими провинциями провоцирует угрозу усиления националистических конфликтов на региональном уровне.

Вторая особенность негативного влияния глобализации на Китай кроется в существовании возможности перехода локального экономического, политического или социального кризиса из одной страны в другую. Например, финансовые кризисы в Азии 1997, 2002 и 2008 гг. начинались в Тайване - стране с полностью рыночной экономикой, но затем сотрясали всю КНР, несмотря на значительно более высокую долю государственного регулирования.

Третий круг порождаемых глобализацией проблем связан с возможностью изменения государственных структур: есть некоторая вероятность, что контроль над экономикой отдельных стран Юго-Восточной Азии (в первую очередь, Тайваня) может перейти от суверенных правительств в другие руки, в том числе к наиболее сильным государствам (КНР, США и Великобритании), многонациональным или глобальным корпорациям и международным организациям. В силу этого некоторые тайваньцы усматривают в глобализации риск подрыва национального суверенитета (хотя и не признанного мировым сообществом). По этой причине глобализация уже вызывает у некоторых национальных лидеров Тайваня чувство беспомощности перед её масштабами, а у электората - антипатию к ней и усиление беспокойства за свою безопасность. Многим лидерам Тайваня не по душе ситуация, в которой за основные политические и экономические рычаги Тайвань будет дергать китайская материковая элита.

Такие настроения могут легко перейти в крайние формы проявления недовольства, повлечь за собой рост экстремистских политических движений, что повышает риск возникновения вооружённого конфликта.

Однако глобализация может иметь отрицательные последствия и для самой КНР, в которой нарастают центробежные настроения, в первую очередь, из-за непринятия рядом регионов (Синцзянь, Тибет, Гуанси-Чжуанский автономный район) модернизационной политики Пекина.

Ключевой момент в изменении взаимоотношений КНР и Тайваня - визит китайского лидера Ху Цзиньтао в Вашингтон в январе 2011 г. и достигнутое соглашение о военном сотрудничестве между КНР и США. Если учесть, что за неделю до этого Пекин посетил министр обороны США Роберт М.

Гейтс и при этом были осуществлены совместные испытания китайского стелс-истребителя четвертого поколения J-20, возникает множество вопросов. Неужели дядя Сэм предал своего постоянного экономического партнёра и сместил приоритеты в сторону его "старшего брата"?

Попробуем вникнуть в ситуацию. Гейтс планировал свой визит в Китай на осень 2010 г., но, тем не менее, пекинское руководство дало понять, что тогда его приезд в КНР был бы "не совсем уместным". Почему же он стал уместным потом? Не потому ли, что в январе в Тайбэй прибыли корабли с поставками военной техники из той же Америки? Это боевые, разведывательные и транспортные вертолёты, легендарные ракетные системы "Патриот" и командное оборудование на общую сумму около 6 млрд долларов (Facing China). Договор об этой поставке был заключён ещё зимой 2010 г., а по прибытии новая техника была демонстративно испытана армией Тайваня под носом у КНР, как раз во время визита Ху Цзиньтао в США. Похоже, нынешнее американское руководство исходит, прежде всего, из соображений экономической выгоды и предпочитает вооружать и Тайвань, и Китай, при этом министр иностранных дел США попутно заявляет, что "военное сотрудничество двух сверхдержав не должно рассматриваться тайваньским руководством как попытка надавить на Тайвань" (Obama Salutes Taiwan-China Progress). Только представьте, какие перспективы возникают для задыхающегося военного сектора экономики Штатов в виде рынка КНР! Похоже, вектор во внешней политике США развернулся на 180°С. Если при Рейгане шло вооружение неведомо кого, лишь бы этот "кто-то" объявил себя врагом коммунистических режимов, будь это даже самый неприкрытый террорист, то при Обаме идёт поддержка коммунизма так же, как и рыночной экономики восточноазиатского тигра.

Америка научилась гибкости, однако вряд ли эта гибкость в краткосрочной перспективе принесёт долгожданное спокойствие этому региону. Хотя утверждать, что она будет способствовать военным трениям, тоже нельзя, по крайней мере, при правительстве демократов. Сейчас Обама поддерживает идею Ху Цзиньтао о расширении сотрудничества с Тайванем в экономической, политической и иных сферах. Ранее Обама поддержал президента Ма Ин-цзю, заявившего, что в течение своего первого президентского срока он совершенно не намерен вступать с КНР в какие бы то ни было политические переговоры, а сотрудничество будет ограничено исключительно экономической сферой. Противоречие?..

Не надо забывать, что в конечном итоге Обама поддерживает не Китай и не Тайвань, а США, в то время как театр братского политического конфликта в Азии способствует скорейшему выходу США из кризиса.

Это прекрасно осознают и Пекин, и Тайбэй. Обе стороны, тем не менее, делают вид, что ничего не понимают, и напускают на себя оскорблённый вид, как только Штаты проводят очередной раунд переговоров с противоположной конфликтующей стороной. Не нужно забывать, что экономическая выгода США базируется на инвестициях как в экономику Тайваня, так и в двигающуюся гулливеровыми шагами экономику КНР. Трения между братьями-китайцами, естественно, могут способствовать улучшению рыночной конъюнктуры, но только пока эти братья не вынут мечи из ножен, так что одобрение Америкой открытого военного конфликта крайне маловероятно, поскольку конфликт, перешедший в острую фазу, значительно менее выгоден Америке, чем вялотекущий. Обама во время визита генсека КНР выразил свою полную поддержку огромному по объёму вовлечённых средств торговому пакту между КНР и Тайванем, заключённому летом 2010 г. Сделал он это просто так? Или Обама надеется, что этот пакт будет очередным тягачом, вытаскивающим экономику США из пропасти, в которую она угодила в г.?


Открытое военное столкновение неинтересно не только КНР и Тайваню, но также всем серьёзным политическим силам, чьё влияние представлено в регионе, - Японии, Южной Корее, США и России. Война сразу приведёт к разрушительным экономическим последствиям, локальным и, возможно, глобальным, особенно, если Китай запустит пресловутые ракеты по Тайваню, а Тайвань нанесёт ответный удар по Шанхаю.

Вероятно, даже теперь существуют реальные перспективы мирного сосуществования КНР и Тайваня. Всё указывает на то, что Барак Обама на пороге поставок высокотехнологичного оружия и американских военных технологий КНР. Ему важно благополучие американцев, а не протесты Евросоюза (особенно Жозе-Мануэля Баррозу) с напоминаниями об эмбарго на поставку вооружения Китаю после тянь-аньмэньских событий 1989 г. Хотелось бы, чтобы Обама, получивший в 2009 г. Нобелевскую премию мира, внёс свой вклад в урегулирование тайваньской проблемы так же, как в 1906 г. Теодор Рузвельт, получивший премию мира, принял участие в урегулировании русско-японского военного противостояния. В связи с этим интересен тот факт, что после испытаний сверхнового китайского стелс-истребителя пятого поколения J-31 в ноябре 2012 г. более взволнованным оказался не Пентагон, а Министерство финансов США. По-видимому, для Америки большей угрозой может оказаться не боевая мощь J-31, а снижение перспектив поставок американского самолета F-35.

К чему приведут попытки жителей Тайваня отмежеваться в националистическом ключе от материковых китайцев в будущем, прогнозировать крайне сложно, если вообще возможно. В открытой войне с КНР Тайвань вряд ли выдержит более месяца без военного вмешательства США.

Однако будут ли США оказывать поддержку новой национальности, учитывая, что КНР крупнейший держатель 30-летних государственных облигаций США? Если война разразится, инвесторы немедленно выведут свои средства с бурно развивающегося тайваньского фондового рынка из-за угрозы политической и экономической нестабильности, которая придёт на смену довольно долгому периоду неуклонного роста.

Нынешние двойные стандарты Америки могут, в конце концов, оказаться значительно более благоприятными для старшего и младшего китайских братьев, чем проводимая США при Буше старшем и Рейгане политика "борьбы с коммунизмом любой ценой" и эскалации братского конфликта. При текущем положении вещей КНР может оказаться для Штатов в XXI в.

значительно более лакомым кусочком, если принять во внимание огромную разницу в темпах роста ВВП КНР и Тайваня. Есть реальный шанс, что трёхстороннее экономическое сотрудничество поможет восстановить сильно пошатнувшуюся концепцию "одного народа, двух стран".

Возможно ли полное воссоединение? Пять лет назад ответом было бы однозначное "нет". Сейчас подобный сценарий представляется не таким маловероятным, хотя и несколько фантастичным.

Начиная с января 2011 г., китайским профессиональным трейдерам позволено проводить операции на тайваньской фондовой бирже, а юань и тайваньский доллар стали взаимно конвертируемыми. Между КНР и Тайванем заключены договоры об экономическом сотрудничестве. В обеих частях Китая с начала 2011 г. приняты одинаковые стандарты лечения болезней, а также разработки и применения лекарственных средств.

Ситуацию осложняет вовсе не разница в экономических системах, а настроения тайваньцев, желающих выстроить отдельную нацию. Притязания тайваньского национализма показывают, что "восточные" варианты националистических течений не менее (а иногда и значительно более) своих западных аналогов призывают глобальный мир серьёзно отнестись к проблеме.

Национализм, подобный тайваньскому, подчас перевешивает все благоприятные экономические и геополитические факторы, равно как и доводы здравого смысла.

Некоторые западные исследователи (Э. Балибар и И. Валлерстайн) утверждают, что китайская этничность не имеет никакой сущности, сердцевины и основополагающих черт. Существует лишь "дискурс фиктивной этничности" (2). Конечно, если иметь в виду фиктивность тайваньской нации, то, бесспорно, она такова, но фиктивна лишь для сторонников действий руководства КНР. Если же говорить о позиции Запада, равно как и самих жителей острова, то фиктивной её вряд ли назовешь. Подход "дискурса фиктивной идентичности" применительно к Тайваню вряд ли подтверждён эмпирическими данными, говорящими о том, что сейчас многие тайваньцы жертвуют и благосостоянием, и общественным положением, отстаивая новые националистические идеалы, и делают это не только добровольно, но и с радостью, а национализм в Тайбэе занимает умы так же сильно, как в эпоху правления Мао.

Относительно китайско-тайваньской национальной проблемы скорее прав Б. Андерсон, говорящий: "конец эпохи национализма, который так долго пророчили, ещё очень и очень далеко.

Быть нацией - по сути самая универсальная и легитимная ценность нашего времени" (3). Думаю, знаменитый исследователь процессов, протекающих в современном обществе, - испанский постмарксист М. Кастельс, не совсем прав, говоря, что китайско-тайваньские отношения основываются на идентичности "сетевых коммуникаций" (4). Кастельс полагает, что КНР и Тайвань в эпоху постмодерна полностью отделились от национальных нарративов и программ и трансформировались в "сетевые" государства, а китайская нация начала существовать независимо от государственной политики, ограничивая себя лишь полем культуры. Широкое распространение тайваньского национализма в XXI в. испанский исследователь объясняет с позиций инструментализма: тайваньская национальная идентичность представляет собой защитную реакцию на тенденции глобализации. Сходные взгляды отстаивает и К. Колхаун в своей работе "Национализм" (5). Кастельс и Колхаун, возможно, предвосхищают будущую ситуацию, однако пока можно заключить, что формирование новой тайваньской нации проходит как результат деятельности националистических элит Тайбэя и вовлечения в их программы широких слоев населения. Оппозиция Ма Ин-цзю именно в националистических идеалах видит основу политических идеологий и социальных трансформаций нынешнего Тайваня. К тому же, националистическая пропаганда в Тайбэе, в основном, не совпадает с примитивной версией существования тайваньской нации как защитной идентичности, направленной на поддержание психологического противодействия тенденциям универсализма и глобализации. Она носит ярко выраженный антикитайский характер.

В СССР партийная номенклатура всегда расценивала Китай как советского "младшего брата", идущего проторённой нами дорожкой. Однако было ясно, что модель китайского коммунизма будет не такой, как в Советском Союзе, что не могло не вызвать шквала советской критики в адрес Китая. Реформы Дэн Сяопина полностью преобразовали Китай и дали новый мощный толчок развитию рыночной экономики и устранили идеологические, культурные и этнические перегибы, равно как и откровенные управленческие ошибки Мао Цзэдуна.

В XXI столетии КНР показывает всему миру яркий образец единственной страны, в которой уживается коммунистическая идеология материка и демократия островной части, а также великолепный гибрид командной и рыночной экономики. В настоящее время Китай выходит на первое место в мире по росту ВВП и финансовым активам, равно как и по стабильности национальной валюты, не в последнюю очередь благодаря тайваньским инвестициям. Потрясшие на протяжении последних 15 лет мир три серьёзнейших финансово-экономических кризиса затронули Китай и Тайвань в значительно меньшей степени, чем развитые страны.

Это не может не тревожить упомянутые страны. Главная проблема КНР - её сложный территориальный и этнический состав, являющийся постоянным катализатором центробежных течений. Тем не менее, наличие огромного ядерного арсенала и первой по численности армии в мире, равно как и беспрецедентные экономические успехи, в существенной степени способствуют стабилизации геополитической и национальной ситуации в КНР и сохранению статус-кво в отношениях с Тайванем.

Можно констатировать, что в XXI столетии явный прогресс в отношениях КНР и Тайваня налицо.

Причина - применение умелых управленческих технологий в сфере экономики, политики и социума. Также показательно сближение США и КНР, начавшееся несколько лет назад, о котором громко заговорили в январе этого года, оно может служить определённой гарантией того, что открытая этнонациональная война в Восточной Азии не развернётся в ближайшее время.

Опыт КНР в сфере административных технологий решения национальных конфликтов бесценен.

Он должен быть по достоинству оценён и использован в современной России, где угроза национализма чрезвычайно высока. В похожей этнополитической ситуации Россия являет собой пример страны с одним из наиболее высоких уровней терроризма, Китай же - наоборот, демонстрирует один из самых низких уровней фундаментализма, терроризма и религиозного фанатизма. Не последнюю роль в том, что тайваньская проблема не создаёт угрозы терроризма, играют упреждающие меры, предпринимаемые руководством КНР. В этом отношении руководству КНР удалось то, что не удалось России с Чечней, Великобритании - с Ирландией, а Испании - со Страной Басков.

Пекинское руководство вынуждено реагировать на новые угрозы целостности китайского государства. Какие же методы используются КНР для такого управления? Пекин создаёт и поддерживает концепцию примордиального (6) существования китайской нации. Для этого осуществляется:

* создание официальной доктрины и идеологии китайского народа, * поощрение политических движений, поддерживаемых компартией, а проведение политики усиления национального чувства, * возрождение интереса китайцев к историческому процессу строительства китайской нации, * распространение национальных символов и увеличение роли официального китайского языка во всех провинциях.

Миф о вечности и единстве китайского народа, активно пропагандируемый Пекином, включает некоторые краеугольные моменты, которые стремится навязать или пробудить в жителях Тайваня центральное правительство:

* принятие мыслей об уникальности, превосходстве, избранности, божественности китайского этноса над тайваньцами (любой тайванец должен понимать, что быть китайцем почётно);

* чувство духовного родства, единения между практически всеми китайцами и тайваньцами;

* стихийность, спонтанность и неосознанность отстаивания ими этих мыслей;

* необходимость отсутствия у тайваньцев каких бы то ни было критических размышлений о причинах и истинности китайской "уникальности", "превосходства" и т.п.;

* отстаивание мыслей о необходимости обладания собственной огромной территорией, а также воспоминания и мечты об этнической родине, некой материковой "земле обетованной".

Очевидно, что некоторые из данных положений укладываются в систему координат: идеалы национальной автономии, национальное единство, национальная идентичность.

Жёсткость борьбы с новым тайваньским национализмом, могущим привести к открытой войне, отсутствие "заигрывания", уверенность в себе, подкреплённая невероятными промышленными, финансовыми и социальными инновациями, - вот составные части нынешнего "экономического чуда" Китая. Думаю, в ближайшем будущем страна не потеряет целостности. В современном мире, дробящемся на идентичности, пример взаимоотношений КНР и Тайваня актуален и показателен.

*** 1 United Daily News. 2011. 17 Sept.

2 Balibar E. and Wallerstein I. Race, Nation, Class: Ambigous Identities. London, 1991. P. 96.

3 Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма. М., 2001. С. 27.

4 Castells M. Globalization and identity in the network society: a rejoinder // Not published.

5 Calhoun C. Nationalism. Minneapolis, 1997.

6 Примордиальный (лат. primordialis - первоначальный, изначальный) - первичный, первый в том или ином отношении (по времени, по значению, не связанный с чем-то другим).

к оглавлению ТЕРМОАКУСТИКА: ОТ НАУКИ К ПРАКТИКЕ Дата публикации: 30.09. Автор: Вадим Кириллов Источник: Энергия - экономика, техника, экология Место издания: Москва Страница: 76, 77, 78, 79, Выпуск: 9 В мире продолжается поиск альтернативных источников энергии. Можно ли каким-то образом воспользоваться звуковыми волнами для получения электричества? Этим вопросом задаются учёные в разных уголках планеты.

Заманчивая перспектива Перспектива использования энергии звуковых волн для получения электричества кажется весьма заманчивой - достаточно представить, что различные шумы, которых в любом современном мегаполисе в избытке, стали одним из возобновляемых источников энергии. Не удивительно, что за рубежом сразу несколько исследовательских групп ищут пути, как воплотить эту идею в жизнь.

Первые результаты есть, однако массовые коммерческие продукты на рынке пока не появились.

Часто опытные образцы такого рода генераторов в качестве ключевого элемента содержат пьезоэлектрический преобразователь, то есть устройство, способное конвертировать механическую энергию в электрическую и наоборот. В качестве пьезоэлектриков выступают кристаллические вещества, в которых при сжатии или растяжении в определённых направлениях возникает электрическая поляризация даже в отсутствие электрического поля.

Анализ появляющихся анонсов позволяет выделить два ключевых подхода к использованию звуковых волн для генерации энергии. Первый вариант - непосредственное преобразование шума (в этом случае речь идёт, как правило, о достаточно громких звуках) или вибраций в электричество. Второй вариант - использование тепла (от различных источников) для получения звуковых волн, которые в свою очередь с помощью пьезоэлектрических преобразователей трансформируются в электроэнергию. Рассмотрим подробнее обе стратегии.

От децибелов к киловаттам На первый взгляд более простая концепция прямого преобразования оказывается на практике достаточно сложной с точки зрения достижения хорошего КПД генератора. В 2009 г. в Японии в рамках проекта Sonea было выпущено устройство Sonic Energy Absorbing System. Его поглощающая панель собирает шумы и передаёт их на пьезоэлектрический преобразователь. Модуль (450 х 450 х 80 мм, вес 7 кг) может вырабатывать до 30 Вт мощности на один децибел. Таким образом, шум взлетающего самолёта обеспечит выработку уже 240 кВт. Несмотря на привлекательность, идея по каким-то причинам широкого распространения не получила, и о проекте на сегодняшний день ничего не известно.

Спустя два года появилось сообщение, что учёные из университета Сунг-кюнкан (Южная Корея) разработали генератор электроэнергии, работающий от звука. Действующий элемент установки два электрода, соединённые нитями оксида цинка. Внешний шум вызывает вибрацию специальной мембраны, под её воздействием сокращаются нити, а на электродах появляется напряжение. По задумке создателей, описанная технология могла бы позволить заряжать мобильный телефон в процессе разговора или прослушивания музыки. Однако опытный образец не обеспечивал мощности, достаточной для зарядки телефона. О новых достижениях в исследовании на сегодня не сообщается.

В том же 2011 г. телекоммуникационный оператор Orange представил на молодёжном музыкальном фестивале в Великобритании футболки, позволяющие заряжать мобильные телефоны во время концертов. В карман футболки вшивалась пьезоэлектрическая плёнка, способная преобразовывать колебания звуковых волн в напряжение. И в данном случае устройство позиционировалось как прототип, и о коммерциализации проекта речь не шла.

«Сама по себе концепция использования акустического шума в качестве источника энергии - идея малоперспективная, - считает Геннадий Воротников, сотрудник кафедры "Автоматизированные системы энергетических установок" Самарского аэрокосмического университета. - Поэтому подобные разработки - скорее академическая задача, а её решение коммерчески не востребовано».

О пользе вибраций Близко к обозначенным выше стоят концепции, предлагающие использовать для генерации не шумы, а вибрацию. С точки зрения физического смысла звук и вибрация - тесно связанные понятия. Звук - это упругие волны, распространяющиеся в газообразной, жидкой или твёрдой среде и создающие в ней механические колебания. А вибрация - это сами упругие механические колебания (деформации среды).

Воспользоваться их энергией для выработки электричества пытается группа исследователей из Университета Флориды во главе с Карлом Завоем (Karl Zawoy). Они работают над "energy harvesting system" - системой, накапливающей энергию от внешних источников для питания маленьких автономных электронных устройств, которая поглощает и сохраняет энергию, полученную от пьезоэлектрических преобразователей. Эти преобразователи предполагается размещать в покрытии пола или дорожном полотне и использовать для питания встроенного туда же оборудования (к примеру, осветительного). Под воздействием шагов или проезжающего транспорта устройство автоматически активируется и начинает запасать механическую энергию в форме вибрации или деформации. Вибрации преобразуются в электроэнергию, проходя через серию пьезоэлектрических слоев. Встречаются сообщения и о других генераторах, использующих энергию вибраций. К примеру, в Японии есть пилотный проект железнодорожной станции, получающей энергию от движения проходящих пассажиров. Для этого в зоне турникетов в пол вмонтированы пьезоэлементы.

Звук, рождённый теплом В рамках второй концепции речь идёт скорее об утилизации рассеиваемого тепла, а не об использовании "шумового потенциала" современных городов. Здесь звуковые волны выступают своего рода "передаточным звеном", а не первоисточником энергии. При данном подходе на плечи исследователей ложится решение уже двух задач: обеспечить преобразование тепловой энергии в звуковые волны и преобразовать механическую энергию звуковых волн в электрическую.

Теоретической базой для разработок служит термоакустика - раздел физики на стыке термодинамики и акустики.

«Термоакустика очень молодая наука, - рассказывает Геннадий Воротников. - Хотя первые записи о колебаниях, порождаемых теплом, сделаны Хиггинсом еще в 1777 г., как самостоятельная дисциплина термоакустика возникла в конце 70-х - начале 80-х гг. XX века. Тогда вышла в свет работа швейцарского математика Никалауса Ротта "Термоакустика", которая описала процессы, протекающие в газе вблизи твёрдой стенки в случае акустических колебаний. Затем появилась статья американского теплофизика Грэга Свифта "Термоакустические установки", в которой уравнения Ротта были обобщены для создания термоакустических устройств.

За последние годы термоакустика шагнула вперёд, начались разработки во многих областях техники. Причём энергетика, как ни странно, - отнюдь не первостепенная задача термоакустики.

Эта дисциплина оказалась наиболее востребованной в криогенной технике».

Устройство генератора Как поясняет Г. Воротников, термоакустические электрогенераторы (ТАЭГ) состоят из двух основных узлов: термоакустического двигателя, который преобразует тепловую энергию внешнего источника в энергию акустической волны, и электрического преобразователя, который эту самую акустическую энергию трансформирует уже в электрическую. Электрические преобразователи могут быть самыми разными, и описания большинства из них можно найти в учебниках, но на практике наибольшее распространение получили электродинамические преобразователи из-за относительно высокого КПД (до 87%) и относительно высоких токов (что облегчает их прямое использование).



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.