авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |

«А.И.Субетто ЭПОХА РУССКОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ В ПЕРСОНАЛИЯХ Титаны Русского Возрождения I С.-Петербург – ...»

-- [ Страница 14 ] --

есть цикл, в котором зрелость в развитии русского синтетизма (или холизма) трансформируется в зрелость космических устремлений гения русского на Л.Н.Гумилев делает ссылку на работу: «Эдди Дж. История об исчезнувших солнечных пятнах// Успехи физических наук, 1978. Т.125. Вып.2, с.315-329». Но за 50 лет до Дж.Эдди эту работу обобщения ритма сол нечной активности за 5000 лет проделал А.Л.Чижевский. К сожалению, о его работах о гелиобиологии и космобиологии Л.Н.Гумилев не знал. Но мы то знаем.

рода, что главными для этого периода знаковыми фигурами, Титанами Рус ского Возрождения, являются:

• В.И.Вернадский – создатель учения о Биосфере и Ноосфере;

• С.Н.Булгаков – создатель учения о космической функции хозяйства;

• К.Э.Циолковский – создатель теории реактивного движения и ра кетных полетов человека к другим планетам солнечной системы и к звезд ным мирам, освоения космического пространства и космической философии;

• А.Л.Чижевский – создатель космобиологии и гелиобиологии, влия ния циклики солнечно-биосферных связей на пульсацию живого вещества биосферы;

• Л.Н.Гумилев – создатель теории этногенеза и связей Этносферы и Биосферы Земли.

Эти все пять знаковых фигур ярко выражают космическую устремлен ность Эпохи Русского Возрождения, на основаниях которой формируется Ноосферизм – новый синтез наук и научного мировоззрения XXI века и од новременно символ новой эпохи, новой истории, в котором человек стано вится со-творцом и со-гармонителем в прогрессивной эволюции планеты Земля, Биосферы, а в будущем – Космоса.

В.И.Вернадский писал, что как Биосфера, так и «процессы Земли» есть «создание Солнца», что люди – «дети Солнца», что «Биосфера не может быть понята в явлениях, на ней происходящих, если будет упущена эта ее резко вы ступающая связь со строением всего космического механизма» [8, с.65].

А.Л.Чижевский, независимо от Вернадского, приходит к такой же мыс ли, которую я в [1] назвал «императивом познания»:

• «…наружный лик Земли и жизнь, наполняющая его, является ре зультатом творческого воздействия космических сил»;

• «…люди и все твари земные являются поистине «детьми Солнца»;

• «эруптивная (взрывная – ред.) деятельность на Солнце, и биологиче ские явления на Земле суть соэффекты одной общей причины – великой элек тромагнитной жизни Вселенной» со своими «пульсом», периодами и ритмами;

• «…жизнь… в большей степени есть явление космическое, чем зем ное…» и создана «воздействием творческой динамики Космоса на инертный материал Земли»;

• «…перед нашими изумленными взорами развертывается картина великолепного здания мира, отдельные части которого связаны друг с дру гом крепчайшими узами родства» [8, с.65, 66].

И.Ф.Малов и В.А.Фролов эту единую систему взглядов В.И.Вернадского и А.Л.Чижевского на космическую организованность Все ленной, в рамках эволюции которой появление жизни и человеческого разу ма на Земле не являются случайными, назвали «Меморандумом Вернадского – Чижевского».

«Гелиокосмическая революция в научной картине мира» Чижевского – Гумилева находится в логике развития картины мира, заявленной «Мемо рандумом Вернадского – Чижевского».

Официальная наука не спешит с оценками творчества названных мною 5-и главных фигур «Вернадскианского цикла» Эпохи Русского Возрождения, как того они заслуживает. Очевидно, это связано с либерально западнистскими настроениями в пространстве социально-гуманитарных наук в России начала XXI века. Но Глобальная Экологическая Катастрофа углуб ляется. Природа отрицает рыночно-капиталистическую форму и мировоззре ния, и хозяйствования, как «антисистему» в гумилевском понимании. Импе ратив выживаемости человечества и России в XXI веке действует, и он тре бует смены нынешнего потребительского общества на общество ноосферное, агрессивного человека-потребителя на человека созидающего, человека гармонителя, обладающего совестью и Ответственностью за сохранение жизни на Земле.

Лев Николаевич Гумилев – Титан Эпохи Русского Возрождения и, я думаю, что эта высокая оценка его вклада в логику будущего ноосферного развития будет еще осуществлена ноосферным человечеством, когда оно прорвется к новому, Ноосферному качеству бытия.

В.П.Казначеев, А.Н.Дмитриев и И.Ф.Мингазов выпустили монографию «Цивилизация в условиях роста энергоемкости природных процессов Земли»

(2007), которая продолжает и развивает гелиокосмическую революцию в об щей научной картине мира на основе гелиокосмического энергетизма [7]. В этой работе выполнены обобщения новейших научных данных, которые только подтверждают общую линию на понимание жизни на Земле и плане ты Земля, Биосферы, Солнца, Солнечной Системы – живых суперорагнизмов («витем» по А.Е.Кулинковичу) как явления космического, связанного с эфи родинамической моделью мира по А.Н.Дмитриеву и В.Л.Дятлову. В этой работе развиваются гелиофизика и гелиобиология, показывается, что жизнью охватываются все этажи мироздания, включая биофильные химические эле менты – водород, кислород, углерод, азот, кальций, кремний, фосфор, сера, стронций, барий, цинк, молибден, медь, никель и др. [7, с.131]. На близких к этим обобщениям выводах выстраивает свою «медицину бессмертия»

В.В.Волков [13], которая базируется на электромагнитной картине мира и понимании особой роли «света» в жизни вообще, и жизни человека, в част ности. А поскольку свет излучается Солнцем, то его необычную систему «медицины бессмертия», исходящей из особой роли водорода, в частности протона и «водородной кислоты» (Н3О), в жизни организмов, можно рас сматривать также как часть «гелиокосмической революции» в системе науч ного мировоззрения.

Александр Леонидович Чижевский и Лев Николаевич Гумилев в своем творчестве дополняют друг друга. Я только наметил контуры Великого Синтеза их творческих наследий, который еще нужно совершить в рам ках ноосфероориентированного синтеза наук и научной картины мира в XXI веке. Имя этому синтезу – Ноосферизм.

Удивительным является факт, что оба родились осенью с разницей в лет. Поэтому и совпали почти 95-летие Л.Н.Гумилева и 110-летие А.Л.Чижевского в 2007 году. Это и дало повод автору поразмышлять над единством их творчества в логике гелиокосмической революции в системе научного мировоззрения, которая творилась в России – СССР на протяжении ХХ-го века.

Литература:

1. Субетто А.И. Гений Эпохи Русского Возрождения: Творчество Александра Леонидовича Чижевского в логике ноосферно-ориентированного синтеза наук в ХХ веке (Серия: «Истоки Ноосферизма»). – СПб. – Кострома:

КГУ им. Н.А.Некрасова, 2007. – 102с.

2. Гумилев Л.Н. Этносфера. История людей и история природы. – М.:

Экопрос, 1993. – 544с.

3. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. 2-е изд., испр. и доп. – Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1989. – 496с.

4. Ягодинский В.Н. Александр Леонидович Чижевский: 1897 – 1964. – М.: Наука, 2005.

5. Чижевский А.Л. Космический пульс жизни. Земля в объятиях Солнца. Гелиотараксия. – М.: Мысль, 1995. – 768с.

6. Казначеев В.П., Спирин Е.А. Космопланетарный феномен челове ка. Проблемы комплексного изучения. – Новосибирск: «Наука», Сиб. отд., 1991. – 304с.

7. Казначеев В.П., Дмитриев А.Н., Мингазов И.Ф. Цивилизация в ус ловиях роста энергоемкости природных процессов Земли. – Новосибирск, 2007. – 419с.

8. Малов И.Ф., Фролов В.А. Космический меморандум организован ности живого мироздания// «Дельфис». Журнал Благотворительного Фонда «Дельфис». – 2006. - №4(48).

9. Григорьев С.И., Субетто А.И. Основы Неклассической социоло гии. – М.: РУСАКИ, 2000. – 206с.

10. Социология жизненных сил человека – парадигма настоящего и будущего/ Ред. С.И.Григорьев. – М.: 1998.

11. Субетто А.И. Системный анализ современного общества (научный доклад). – СПб. – Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасова, 2004. – 88с.

12. Вернадскианская революция в системе научного мировоззрения – поиск ноосферной модели будущего человечества в XXI веке (коллективная монография)/ Под науч. ред. А.И.Субетто – СПб.: Астерион, 2003. – 592с.

13. Волков В.В. Медицина бессмертия и 280 лет земной жизни – СПб.:

«СФИНКССПб», «ВАЛЕРИСПД», 2002. – 288с.

2. От В. И. Вернадского и Л. Н. Гумилева к современной логике решения экологических проблем в XXI веке и постановке ноосферно-экологического образования Лев Николаевич Гумилев на 49 лет моложе Владимира Ивановича Вер надского. В 2002-м году мы отметили 90-летие со дня рождения Л. Н. Гуми лева, а в 2003-м – 140-летие со дня рождения В. И. Вернадского.

Оценки творческих наследий любых ученых и исторических деятелей всегда имеет печать исторической эпохи, в которой они появляются, потому что каждый этап в развитии человечества приносит новые задачи и обогаща ет новым опытом трагедий, страданий, достижений, поражений и побед. Л.

Н. Гумилев замечал: «Культура человека прямо пропорциональна знанию прошлого» [1, с. 326]. Прошедшее 12-летие после смерти Л. Н. Гумилева обогатило нас новыми знаниями. Произошла конференция ООН в Рио-де Жанейро в 1992 году, на которой впервые в истории человечества было за фиксировано состояние «соскальзывания» человечества в пучину гло бальной экологической катастрофы. Если по оценкам Гумилева за 15 ты сяч лет до н.э. на Земле не было пустынь [2, с. 410], то получается, что все пустыни появились на Земле в результате хозяйствования человека уже после неолитической революции. Как тут не вспомнить знаменитые слова Маркса, что культура, которая развивается стихийно, оставляется после себя пусты ню. И оставили уже опустыненную поверхность Земли, равную почти 30% суши. Вот уже и нет почти джунглей Амазонии, которые особенно интенсив но уничтожались в последние 30 лет. По моим оценкам, к которым я пришел самостоятельно, и которые, неожиданно для меня, оказались почти совпа дающими с оценками К. Я. Кондратьева, на Земле уже состоялась первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы, определившая Пределы всем формам рыночно-капиталистического, стихийного хозяйствования человечества на Земле, всей сложившейся Стихийной Истории человече ства на основе доминирования закона конкуренции и ценностей частной собственности, частного капитала, эксплуатации человека человеком, рынка, присвоения ресурсов Земли одной частью человечества («золотой милли ард») за счет другой части человечества («незолотые миллиарды»).

Возник императив выживаемости человечества в XXI веке. Конфе ренция ООН 1992 года по-своему выразила и тревогу по поводу растущего экологического кризиса, и императив перехода к модели устойчивого разви тия на основе социальной справедливости в глобальном измерении. Были приняты документы, в том числе «Повестка дня на XXI век», которые долж ны были стать основой разработки стратегий устойчивого развития на стра новом уровне. В 2002 году прошла конференция ООН по итогам десятиле тия (1992 – 2002). И приходится констатировать, что стихийная логика рыночно-капиталистического хозяйствования, а в последние годы – ка питалистическая глобализация по-американски, усилившая рост про пасти между 4/5 бедной части и 1/5 богатой части человечества по по треблению ресурсов Земли и накоплению богатства, «опрокинула» эти планы. Глобальная Экологическая Катастрофа продолжает углубляться.

На этом фоне вопрос об учении о ноосфере В. И. Вернадского и о тео рии этногенеза Л. Н. Гумилева приобретает особую актуальность. Мною в настоящее время предпринимается попытка создания многотомной работы по ноосферизму. Выпущен первый том «Ноосферизма» - «Введение в ноо сферизм» [3], в котором сделана попытка создания «абриса» научного ком плекса ноосферизма. Ноосферизм для меня, с одной стороны, есть совре менное развитие учения о ноосфере В. И. Вернадского с позиций в первую очередь философии, социально-гуманитарных наук, современной эколо гии, с другой стороны, есть будущая модель устойчивого развития чело вечества в виде управляемой социоприродной эволюции на базе общест венного интеллекта, в которой ноосферный и социалистический импе ративы соединяются.

Выделяется диалектика взаимодействия двух «Больших логик» в разви тии человечества: Внутренней Логики Социального развития (ВЛСР) и Большой Логики Социоприродной Эволюции (БЛСЭ). Особенность истори ческого момента состоит в том, что на «передний план» выходят импера тивы БЛСЭ, требующие перехода человечества к Неклассической, не стихийной Истории в форме управляемой динамической социоприродной гармонии при сохранении разнообразия Природы (Биосферы) и цивилиза ционно-социального, этнического разнообразия человечества (в защиту последнего выступает вся логика этнологии Л. Н. Гумилева и именно против нее выступает мондиализм, как идеология американского империализма, за мыслившего превратить все человечество в «скопище» «неокочевников» по Ж. Аттали или в «химеру» в терминах этнологии Гумилева).

Категория ноосферы у В. И. Вернадского сложная. Является чрезмер ной редукцией сведение ее смысла к смыслу «сферы разума», хотя и это смысловое измерение присутствует. У Вернадского эта категория многоас пектна и диалектична. С одной стороны, она определяет ноосферогенез, в ис торическом масштабе, равном антропогенезу. В. П. Казначеев, используя это понимание, ввел понятие Большого Ноосферного Взрыва, который запустил эволюцию человеческого разума, а вместе с этой эволюцией – трансформа цию Биосферы в Ноосферу. Второе значение ноосферы у Вернадского – это ее понимание как биосферы, ассимилированной человеческим разумом.

Третье понимание ноосферы Вернадским – это ее понимание как «ноосферы будущего», как такого состояния системы «Человечество – Биосфера», в ко тором воцаряется социоприродная гармония, управляемая человеческим ра зумом. А это означает, что совокупный разум человечества, с позиций разви ваемого мною учения об общественном интеллекте – совокупном интеллекте общества, научается быть частью биосферных гомеостатических механизмов, опирается на новый тип образования и знаний – ноосферный тип [3,4].

В такой логике ноосферогенеза (человеческая мысль как планетарная сила преобразования геологического масштаба) этногенез, приобретает не только новые ноосферные измерения, но и становится важнейшим фак тором ноосферной детерминации, который можно было бы назвать эт ногенетической детерминацией. Прорывной характер гумилевской пара дигмы этнологии, в моей оценке, в том и состоит, что он связал этногенез через категорию «этносферы» с категорией «биосферы», с учением В. И.

Вернадского и о биосфере, и о ноосфере, с его представлением о геохимиче ской энергии. Этническая субстанция бытия человечества предстает не толь ко как его некое промежуточное состояние, в котором доминируют биоэво люционные начала, пропущенные через фильтры культуры и социума, но и, что самое главное, как некий «трансформатор» воздействий Космоса, Солнца на социальное человечество. Можно отметить, что гелиобиология Чижев ского по отношению к человеку через теорию этногенеза Гумилева приобре тает новые этногенетические основания. Монолит разумного живого вещест ва, который репрезентирует человечества, имеет циклику или ритм, в своем качестве синхронизированный с цикликой – ритмом Биосферы, в которой от ражается циклика – ритм воздействия космических лучей и солнечного ветра.

Этот ритм Л. Н. Гумилев раскрывает через учение о пассионарном толчке в цикликах жизни этносов или этногенетических циклах. С другой стороны, этнос предстает и трансформатором воздействия Земли, в первую очередь ландшафтно-климатического разнообразия (Гумилев заостряет внимание на ландшафтное взаимодействие Природы с человеком) через особенности хо зяйствования, на социальное человечество. Происходит реабилитация гео графического детерминизма не в форме его абсолютизации (от которой дис танцируется Гумилев), а в относительной форме, которая становится частью основания БЛСЭ, в том числе основания разнообразия «локальных цивили заций» человечества, к ряду которых относится и Россия как евразийская, общинная, самая холодная, с большим хронотопом (пространством - време ни) цивилизация.

В «Ноосферизме – I» (2001) [3] я показывал, что действует Принцип Большого Эколого-Антропного Дополнения, в соответствии с которым эко логические проблемы человечества на Земле принципиально решаемы или не решаемы в зависимости от того, как решается проблема человека и реализуется императив самопознания человечества. Рыночно капиталистический вариант Большого Эколого-Антропного Дополнения привел человечества к первой фазе Глобальной Экологической Катастрофы и может привести к капиталистической гибели по экологическим причинам.

Вопрос подлинного самопознания и выполнения человеческим разумом функции устойчивости Биосферы и соответственно социосферы реша ется только в ноосферной парадигме – или в парадигме Ноосферизма, т.е. ноосферного, экологического, духовного социализма. Этногенетическая детерминация, определяющая в значительной степени не только этническое, но и культурное (в смысле культурно-исторических типов Данилевского Сорокина) разнообразие, становится важнейшим фактором будущего ноо сферогенеза и роль теории этногенеза Гумилева не может быть переоценена.

Концепция этногенеза Гумилева предстает как эмпирическое обобщение (Гумилев заостряет внимание на этой категории В. И. Вернадского) [2, с.

325] истории этногенеза за последние 3000 лет в рамках сложившейся Сти хийной истории человечества, в которой «стихийные детерминанты Исто рии» - частная собственность, войны, голод и другие накладывают свою «пе чать» на этногенетическую логику развития человечества. Л. Н. Гумилев, раскрывая эту логику, базируется на дарвиновской парадигме эволюции.

Наши исследования показывают, что «конус прогрессивной эволюции»

определяется не только дарвиновской триадой «наследственность, изменчивость, отбор», из которой следует особая роль закона конку ренции и на его основе механизма селекции и «отбора», но и законом коо перации (кропоткинская парадигма прогрессивной эволюции, делающая ставку на особую роль «взаимопомощи», «любви»), и логикой номогенеза (парадигма Л. С. Берга). Возникает более сложная картина прогрессивной эволюции, т.е. эволюции, ведущей к росту сложности систем, в которой рост кооперированности живого сопровождается опережающим развитием «интеллекта» систем.

Взгляд Тейяра де Шардена на прогрессивную эволюцию как «ось эво люции», осознающей самую себя, получает новые основания в новой системе эволюционизма, в соответствии с которой в «конусе прогрессивной эволю ции» наблюдается тенденция «сдвига» с доминанты закона конкуренции и действия механизма отбора к доминанте закона кооперации и действия меха низма «интеллекта». Эта закономерность характерна и для социальной эво люции человечества. Рубеж II и III-го тысячелетий н.э. предстает как смена Конкурентной Истории Кооперационной Историей, доминанты механизма «отбора» и «рынка» доминантой механизма «общественного интеллекта» и «планирования».

Теория ноосферогенеза в контексте данной логики обогащается. Ноо сфера приобретает смысл управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества. При этом эт ногенетическая история не исчезает, она «встраивается» в новые основания БЛСЭ. Гегель как-то сказал о состоявшейся стихийной истории как «истори ческом бессознательном». В ее «лоне» этническая история несет на себе эту печать «стихийного бессознательного». Императив выживаемости человече ства в условиях большой энергетики мирохозяйствования требует перехода к «сознательной, управляемой Истории». Теория этногенеза Гумилева воору жает человеческий разум, общественный интеллект новыми знаниями об эт ногенетической логике его развития. Этногенез становится часть ноосферо генеза. При этом идеал «управления» меняется. Речь идет о «мягком управ лении», т.е. управлении как направлении (Н. Н. Моисеев писал именно о «направлении»), с учетом «риска», с учетом полицикличности социальной и этногенетической эволюций, с учетом роста системной взаимосвязанности человечества. Речь идет не о господстве над природой. Человек, человече ский разум встроен в Природу, он появляется не случайно, а закономерно, как результат действия закона «оразумления» Вселенной, и призван гар монизировать социобиосферную эволюцию на Земле [2,5]. Л. Н. Гумилев в [1, с. 144] задает вопрос: где и какой стороной смыкается человечество с природой и окружающей географической средой? И отвечает: стороной сво его этнического бытия. В диалоге с П. В. Флоренским «Помни о Вавилоне»

[1, с. 318] он заостряет внимание на то, что наступила «эпоха перехода в ноо сферу единой земной цивилизации», которая потребовала найти общий язык между народами и государствами и найти общий язык с природой. Пассио нарная теория этногенеза Гумилева органично встраивается в теорети ческую систему ноосферизма, она становится частью нового этапа раз вития «вернадскианской революции» (по Н. Полунину и Ж. Грюневальду) и соответственно учения о ноосфере В. И. Вернадского. Происходит Ве ликий Синтез учения о ноосфере (ноосферогенезе) В. И. Вернадского и учения об этногенезе (этносфере) Л. Н. Гумилева. Так сказал о взаимодей ствии Разума и Биосферы Земли Гумилев: «Ей любые процессы безразличны, кроме тех, которые идут от разума» [2, с. 272].

Таким образом, решая проблему взаимодействия человека и природы, его духовно-нравственных позиций в этом взаимодействии, от которых принципиально зависит решение экологических проблем в XXI веке, выход человечества и России из экологического тупика, я ставлю вопрос о новой, Неклассической логике такого решения в XXI веке, опирающейся на миро воззренческую систему Ноосферизма, на принцип Большого Эколого Антропного Дополнения, на теорию общественного интеллекта, новый взгляд на функции человеческого Разума на Земле.

Принцип Большого Эколого-Антропного Дополнения опирается на новый Антропный Эволюционный Принцип [2]: человеческий Разум на Земле эволюционно появляется не случайно, его появление результат дейст вия закона «оразумления» (интеллектуализации) эволюции Вселенной, по мере роста сложности (организмичности) и кооперированности систем в этой Вселенной, он предстает не только как Разум-для-Себя, а как Разум-для Земли, Биосферы, Космоса. Экологический тупик человечества на рубеже ХХ и XXI веков – это Тупик рыночно-капиталистической формы хозяйство вания, это Тупик индивидуалистической на принципе «выгоды-для-себя»

формы человеческого бытия, которая и стала формой капиталистического бытия. В самом эволюционном определении Разума уже закладывается новое прочтение сущности Разума или Интеллекта: они не могут не быть духовно-нравственными, альтруистическими, они не могут не реа лизовать главную свою сущность – «управление будущим», управление со циоприродной гармонией. А это происходит тогда и только тогда, когда он в своем знании опирается на единство Истины, Добра и Красоты, в котором Истина не совсем Истина, если она не обеспечивает Добро, т.е. управление будущим в целях продолжения жизни человечества и жизни природы, и если она не обеспечивает Красоту, за которой прячется гармония как закон бытия любой целостности. Анти-Разум есть «злой разум», не вооруженный эти ческими основаниями, он обречен на экологическую гибель онтологически, поскольку антибытиен.

Разум по своей внутренней эволюционной сущности экологичен.

Первая фаза Глоабльной Экологической Катастрофы есть вердикт, определяющий «Разум», поклоняющийся Себе и своей наживе, культу денег, как Анти-Разум, ведущий человечество к капиталистической гибели по экологическим причинам. Возникает особый синтез интеллекта и экологической духовности-нравственности, в котором действует макси мы: «Безынтеллектная нравственность безнравственна», а «Безнравствен ный интеллект безынтеллектен». Причем и нравственность, и духовность, и интеллект, проникая друг в друга, становятся экологическими. В «Ноо сферизме – 1» [2] мною представлен ряд своеобразных вердиктов новой, Неклассической, Ноосферной логики решения экологических проблем в XXI веке. Вот некоторые из них:

• Насилие над Природой оборачивается насилием над Природой Че ловека.

• Безнравственность экологическая смыкается с безнравственностью творящей насилие.

• Насилие не только силовое, но и экологическое, переходит в наси лие экологическое.

• «Невежественное общество» и «невежественная цивилизация» тво рят экологическое насилие над Собой и над Природой по невежеству.

• Эко-цивилизация и эко-общество, т.е. ноосферная цивилизация, мо гут реализоваться как «общество знания» или «образовательное общество»

на базе тотальной экологизации и ноосферизации образования.

• Общество неограниченного потребления не может не быть экологи чески насильственным. Выживет только духовное общество, которое поста вит пределы сверхпотреблению, роскоши, перейдет к примату духовных по требностей над материальными.

• Экологические потребности всегда имеют духовно-нравственные основания.

• Конфессии, исповедующие принцип богоизбранности народа для господства над другими народами, антидуховны и антиэкологичны вследст вие действия этого принципа, и ведут, хотят они того или нет, человечество к капиталистической гибели по экологическим причинам.

• Вывоз «экологического насилия» за границу в форме экологически «грязных» технологий и отходов безнравственно вдвойне. Экспорт «экологиче ского насилия» со сторонеы развитых стран – отражение экологической безнрав ственности современных экономических, торговых и политических отношений.

• «Стихийная», рыночная экономика, оставаясь природорасхититель ной, остается и экологически безнравственной.

• Общество «наживы» обречено на экологическую гибель уже в XXI веке. Наступило время смены функционала качества экономики с «прибыли»

и «производительности» на функционал «качество жизни».

• Война глобализма (глобального империализма) против этнического разнообразия, разнообразия культур, традиций, социально-государственных устройств под флагом «американизации» («демократизации») «традицион ных обществ», получившая название установления Нового Мирового Поряд ка (мондиализм) утопична, антиэкологична, антидуховна, безнравственна, невежественна, она есть форма экологической гибели человечества вместе с идеологами такого Нового Мирового Порядка.

Экологические проблемы в России и Санкт-Петербурге «утяжеляются», они – отражение антиэкологической логики рыночно фундаментализма и эколого-экономического невежества. Можно констатировать ухудшение об щей экологической ситуации в Санкт-Петербурге, детерминантами которого выступают: стихийная автомобилизация и сокращение экологически чистого трамвайного транспорта, «уплотнительная застройка» в форме «строительно го империализма», игнорирующего все виды нормативов безопасности, эко логии человека, в первую очередь социальной экологии детей, стихийная вы рубка городских зеленых массивов – легких города, сокращение социально экологического, санитарного мониторинга и соответствующих видов профи лактики, что ведет к росту популяций крыс, других видов мелких животных, – носителей эпидемических заболеваний. Нарушается электромагнитная экология, под наземными ЛЭП строятся, из металлических каркасов с запол нением, магазины (в которых следует ожидать резкий рост онкозаболеваний и других болезней у работников и покупателей, часто там пребывающих).

Усложняется подземная экология города. Фактически ни действенного мониторинга, ни соответствующего моделирования антропогенных измене ний в подземном базисе крупных городов не ведется. Катастрофы в метро, проседания домов в Санкт-Петербурге – это только сигналы возможной ин тенсификации потока катастроф на фоне стихийного точечного многоэтаж ного домостроительства в ближайшем будущем.

Экологическое образование в средней и высшей школах России должно приобрести ноосферное измерение. Россия является родиной ноосферного учения В.И.Вернадского, которое благодаря усилиям отечественных ученых и некоторых зарубежных мыслителей стало основанием «вернадскианской революцией в системе научного мировоззрения» в XXI веке [4]. Эта «вернад скианская революция» охватывает собой и систему экологических знаний, экологию как комплексный, проблемно-ориентированный научный ком плекс, всю систему экологического непрерывного образования. В основе но вой парадигмы – «вернадскианской парадигмы» экологического образования в российской школе XXI века – должен лечь Ноосферизм – как целостная на учная система, интегрирующая все виды наук в единой логике – логике ноо сферогенеза, становления управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества. Мною предприни маются усилия по созданию такого научного комплекса [3]. Разработаны проекты по издания многотомной работы (в порядке 10-12 томов) по ноосфе ризму, охватывающей философию, социологию, экономику, гуманистиче ские основы и др. ноосферизма.

С позиций ноосферизма проблемы взаимодействия человека и природы, устойчивого развития человечества в XXI веке не решаются без решения проблем человека. Только «человек – гармонитель» с космопланетарным пространством сознания, поднявшийся на уровень своего разума как «Разума – для Биосферы, Земли, Космоса» способен найти выход из исторического тупика Глобальной Экологической Катастрофы. В нашей оценке он связан с переходом человечества к основам бытия в форме ноосферно экологического, духовного, кооперационного социализма, т.е. к социопри родной эволюции при примате действия закона кооперации и механизмов общественного интеллекта, при опережающем развитии качества человека, качества общественного интеллекта и качества образования в обществе. Эко логическое образование в России должно транслировать в головы учащихся указанные императивы.

Возвращаясь к наследиям В.И.Вернадского и Л.Н.Гумилева, об их Ве ликом Синтезе, хочу заключить: этот Великий Синтез идет в форме станов ления Ноосферизма. Экологические проблемы получат адекватное основание своего решения в XXI веке только в логике императивов ноосферного буду щего человеческого разума и ноосферного – экологического образования.

Л И Т Е Р А Т У Р А:

1. Гумилев Л. Н. Этносфера людей. История людей и история природы.

– М.: Экопрос, 1993.

2. Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1989. – 496с.

3. Субетто А. И. Ноосферизм. Том первый. Введение в ноосферизм. – СПб.: КГУ им. Н. А. Некрасова, КГУ им. Кирилла и Мефодия, 2001. – 537с.

4. Вернадскианская революция в системе научного мировоззрения – по иск ноосферной модели будущего человечества в XXI веке/ Коллективная монография. Под научн. ред. А.И.Субетто. – СПб.: «Астерион», 2003. – 598с.

5. Субетто А.И. Разум и Анти-Разум. – СПб.: «Астерион», КГУ им.

Н.А.Некрасова, 2003. – 148с.

3. Евразийство как основание бытия России:

от евразийства Гумилева к евразийской философии истории России Л. Н. Гумилев считал свое научное творчество, особенно то, которое об ращено к теории этногенеза на территории России – СССР, продолжением евразийской концепции и «числил» себя последним евразийцем. Само воз никновение «евразийства» как философско-научно-мировоззренческого ком плекса в начале ХХ века (князь Н. С. Трубецкой, П. Савицкий, Н. Н. Алексе ев и других) было в определенной степени продолжением отрицания европо центрического взгляда на философию истории человечества, впервые заяв ленного четко Н. Я. Данилевским в своей известной монографии «Россия и Европа». В «евразийстве» как учении есть два важных момента для само идентификации России и философии ее истории: первый – признание циви лизационного разнообразия (культурно-исторических типов развития) чело вечества как важнейшего закона в его историческом развитии, из которого следуют не только опасность европоцентризма при рассмотрении логики ис торического развития человечества, но и основания понимания России как уникальной общинной евразийской цивилизации со своими собственными специфическими законами развития (именно этот вывод вызывает «злобу» у отечественных «глобалистов» - «западников», которые продолжают «войну»

против учения Л. Н. Гумилева об этногенезе и евразийстве России);

второй – уже само евразийство как некое синтетическое свойство бытия России, де терминированное ее евразийским местоположением, в котором отражен осо бый тип синтеза Востока и Запада, «Европы» и «Азии», определивший новое качество бытия. Уже Н.С.Трубецкой обращал внимание, что русские (по Гумилеву – русский этнос, который лежит в основе российского суперэтноса) являются и не славянами, и не тюрками, и не арийцами, и не азиатами, а осо бой общностью людей, с глубокой своеобразной культурой, не сводящейся ни к европейской, ни к азиатской, а обладающей своим качеством, и это ка чество определил ландшафтный дуализм «леса» и «степи», характерный для российской Евразии.

Гумилевское учение о евразийстве вытекает из его теории этногенеза.

Л. Н. Гумилев отмечал в [1, с. 51]: «…Евразия в узком смысле слова, прости ралась от Китайской степи до Карпат, включая лесную, лесостепную и лес ную зоны. Здесь районами контактов были: венгерская степь на западе и Западная Маньчжурия на востоке. На юге к этому региону можно причис лить Тибетское нагорье и Семиречье, а Среднеазиатское междуречье рас сматривать как район контактов. …Эта географическая целостность, на селенная разнообразными народами с разными хозяйственными навыками, религиями, социальными учреждениями и нравами, тем не менее всеми сосе дями ощущалась как некое единство, хотя содержание доминирующего на чала, ни этнографы, ни историки, ни социологи не могли определить». Гу милев в своей теории евразийства развил понимание о «евразийской оси» ис тории человечества, которая определяет логику истории «российской Евра зии» и России (о которой писал еще Макиндер: «Россия занимает в целом мире столь же центральную стратегическую позицию, как Германия в от ношении Европы») и которая служит своеобразным «маятником» колебаний напряженности Истории здесь в российской Евразии. Л. Н. Гумилев в своей реконструкции этнической истории Евразии на протяжении последних почти 3000 лет показал, что устойчивость евразийского пространства в Истории че ловечества формировалась тогда и только тогда, когда появлялись государст венные – суперэтнические «скрепы» этого пространства. Одновременно «российская Евразия» служила определенным «буфером», который защищал Европу от Востока, в том числе, например, от Китая, дав в ней сложиться эт ногенезу на своей внутренней «основе». Л. Н. Гумилев заметил: «когда Ки тай обладал силой и мощью для завоевания Азии и установления Рах Sinica, хунны и тюрки, а еще раньше жуны и ди, а позже монголы остановили аг рессию Китая на Запад» [1, с. 57].

Логика Истории российской Евразии всегда стремилась к стабилизации, которая всегда возникала тогда, когда возникала на ее территории государст венно-цивилизационное единство. Последним таким единством стала России, в которой этническим «скрепом» стал русский народ.

Появление Российского государства стабилизировало эволюцию наро дов России и оказало благотворное влияние на геополитическую устойчи вость мира в последние 300 лет.

Эта особая геополитическая функция России как центра устойчивости и неустойчивости мира проявилась и в том факте, что две мировые войны в ХХ веке, которые начинались в Европе с конфликта в Сербии, отразили ведущую роль России в логике этих войн (в противостоянии германскому империа лизму), когда армия и флот России несли на себе основную тяжесть войны, задействуя в противостоянии на российских фронтах от 50-60% до 80-90% численности противостоящих вооруженных сил.

Каждая из «локальных» цивилизаций мира имеет свою уникальность, свои специфические законы развития. Евразийство – уникальность россий ской цивилизации, в которой имеет место тройственность «измерений» зако на разнообразия – этнического, культурного и цивилизационного. Русская культура, русская философия несут на себе «печать» евразийского синтетиз ма. Российский суперэтнос – это исторически сложившаяся этническая коо перация этносов России, в которой русский этнос в силу ряда своих характе ристик, отраженных в русской идеи, является «скрепом», носителем этниче ского единства [2, с. 24]. И это закон бытия российской цивилизации, рос сийского евразийства. Современное «западничество» - «глобализм» в России сопровождается русофобией, которая направлена именно против этого зако на и уже в силу этого факта несет в себе «гены катастрофы» в России.

Под «евразийской философией истории России» я понимаю именно та кую историософию России, которая признает наличие особых законов, как отражение ее евразийства. В [2] мною показано, что к таким специфическим законам относятся:

• закон общинного бытия России (в котором «общинность» приобрета ет смысл особой категории, отражающей не только кооперативно-общинные начала в землепользовании, в сельском хозяйстве, но и отношения солидар ности и взаимопомощи между народами на всем евразийском пространстве, организацию совместной защиты границ, общинность «большого простран ства – времени», этническую кооперацию);

• антикапиталистическая направленность евразийской логики Истории России во второй половине XIX века и в первой половине ХХ века, которую по-своему признавали евразийцы (А.Дугин интерпретировал взгляды Н.С.Трубецкого, который видел, что «тревожная одномерная тень Запада, как трупное пятно, распространялась по всему миру, поражая «цветущую сложность» народов, культур и цивилизаций недугом плоско-буржуазного конца истории» [3, с. 647]). Второй закон вытекает из первого;

• инфраструктурный закон развития российской экономики, особен ность действия которого детерминированы большим «пространством временем» Евразии и холодностью климата (среднегодовая температура 5,50С, в то время как для Европы – около +50С, а для США - ~+100С). Этот закон требует государственного управления транспортной и энергетической инфраструктурами России и поддержания цен на ее услуги в 4 – 5 раз ниже мировых цен, которые устанавливаются ТНК из США по климато ландшафтным условиям воспроизводства в США. Отметим, что этот закон действовал и в экономике царской России и его нарушение современными «реформаторами» привело к экономической катастрофе;

• закон централизованного управления экономикой России. Этот закон детерминирован необходимостью поддержания единства системы хозяйства на большом «пространстве – времени» Российской Евразии;

• закон существования достаточного сектора мобилизационной эконо мики в России на протяжении всей ее Истории. Детерминантами этого закона выступали не только стихийные действия – засухи, холодные дождливые летние сезоны, пожары, которые отражали рисковость воспроизводства жиз ни в Российской Евразии и требовали поддержания централизованно накоп ленных «резервов», но и частые войны, определившие бытие России как по стоянно «защищающейся крепости» (Россия пережила во II тысячелетии в раза больше войн, чем Европа);

• закон общинно-государственного землепользования. Это закон запреща ет введение капиталистического рынка земли, которого не было в России на про тяжении всей ее Истории, и который, нарушая сложившуюся межэтническую кооперацию в землепользовании, «взорвет» Россию изнутри, породит множество межэтнических конфликтов, и в конечном итоге приведет к большой войне;

• закон кооперации (монополизации), охватывающий все сферы бытия России, включая и экономику России. В.Т.Рязанов подчеркивал особую роль монополизма в российской экономики на протяжении последнего 300-летия.

Вес эти законы породили «цивилизационный социализм» России, при ведший к Октябрьской революции в 1917 году и к советской истории ХХ ве ка. Мною показывается [4], что XXI век пройдет под знаком «движения» че ловечества к ноосферному социализму или ноосферизму, в котором Россия, возвращаясь к основаниям своего евразийского социализма, окажется в ряду ведущих стран Большой Евразии, поведущих человечество к этому идеалу.

Евразийство Л.Н.Гумилева и как часть его этнологии, и как его миро воззрение, и как его завещание, несомненно, становится значимой частью фундамента философии истории России, в которой евразийство соединя ется с учением о ноосфере В. И. Вернадского, становясь ноосферизмом.

Л И Т Е Р А Т У Р А:

1. Гумилев Л. Н. Тысячелетие вокруг Каспия. – М.: ТОО «Мишель и К0», 1993. – 334с.

2. Субетто А. И. Противоречия экономического развития России и стра тегия выхода из исторического тупика. – СПб. – Кострома – Луга: КГУ им. Н. А. Некрасова им. Кирилла и Мефодия (г. Луга), 2000. – 58с.

3. Дугин А. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. – М.: АРКТОГЕЯ – центр, 1999. – 928с.

4. Субетто А. И. Ноосферизм. Том первый. – СПб.: ПАНИ, Костромской государственный университет им. Н. А. Некрасова, 2001. – 537с.

4. К 90-летию Л.Н.Гумилева Лев Николаевич Гумилев – несомненно, великий русский мыслитель и ученый, достойно продолживший в себе жизнь и мысли своих не менее великих родителей, внесших бессмертный вклад в русскую – российскую культуру – поэтов. Николая Гумилева и Анны Ахматовой.

Как пишет Сергей Борисович Лавров в своей прекрасной книге «Лев Гумилев. Судьба и идеи», «После эпохи свободных скитаний по стране в 1934 году Лев наконец поступает на истфак Ленинградского университе та». Его учеба растянулась почти на 10 лет.

В августе 1935 года Л.Н.Гумилев был арестован в первый раз. В ноябре 1935 года он был освобожден и в 1937 году восстанавливается на истфаке ЛГУ. Ему дают возможность сдать экзамены за второй курс. В марте года Лев Николаевич, студент 4-го курса университета, снова арестовывает ся. Началась его «первая Голгофа». В марте 1943 года кончился пятилетний лагерный срок и Гумилев уже «вольным» работает на Севере под Нориль ском и в Туруханске. В Туруханске он добивается в военкомате, чтобы его послали на фронт. С 1944 года до самой Победы Лев Николаевич Гумилев в действующей армии, воюет зенитчиком. В мае 1945 года, уже после Победы, он так напишет в письме Харджиеву о себе: «О себе: я участвовал в 3 на ступлениях: а) освободил Западную Польшу;

б) завоевал Померанию, в) взял Берлин, вернее его окрестности… Добродетелей, за исключением храбрости, не проявил, но тем не менее на меня подано на снятие судимости. Резуль тата жду. Солдатская жизнь в военное время мне понравилась. Особенно интересно наступать, но в мирное время приходится тяжелее».

Как-то, намного позже, Лев Николаевич признается, что для него самые священные дни, отражающие вершины возвышения духа России, – это день Победы в 1945 году и день первого полета первого человека Юрия Гагарина вокруг Земли в 1961 году.

В ноябре 1945 года Лев Николаевич был демобилизован из армии, а уже в марте 1946 года он сдает экстерном экзамены на историческом факультете.

И как сдает? «История СССР» – «отлично» (подпись на экзаменационном листе Б. Грекова), «История древнего Востока» – «отлично» (подпись В.Струве), «Новая история» – «отлично» (подпись Е.Тарле). А в апреле год – он уже в аспирантуре. Через полтора года, в декабре 1947 года, был от числен со всеми сданными экзаменами и готовой диссертацией из универси тета. Более того, уже была написана книга «Политическая история первого Тюрского каганата», имевшая сверхположительные отзывы член корреспондента АН СССР А. Якубовского и профессора М. И. Артамонова.

Большую роль в защите кандидатской диссертации сыграл академик АН СССР А. А. Вознесенский, возглавлявший тогда Ленинградский университет.

После личной беседы Льва Николаевича с Вознесенским, тот дал «зеленую улицу» в деле защиты диссертации. Защита состоялась в 1948 году. Диплом кандидата исторических наук был выписан ВАКом 31 декабря 1949 года, а ноября Лев Николаевич Гумилев был арестован, началась «вторая Голго фа»… Выходя в 1956 году на свободу, он фактически принес с собой почти готовые рукописи книг о хунну и тюркском каганате. В скором времени вы ходят первые его капитальные монографии «Хунну», «Хунну в Китае». Мо нография о тюркском каганате «Древние тюрки» была опубликована в году, т.е. 8-9 лет спустя после работы над ней и 5 лет спустя, после защиты докторской диссертации. «Древние тюрки» стали венцом так называемой «Степной трилогии» Льва Николаевича.

Можно выделить три основных и взаимосвязанных акцента в творчестве Гумилева: теория этногенеза, евразийская идея и пассионарность.

Он вводит понятие этносферы, которое предстает частью биосфе ры и ноосферы по В. И. Вернадскому. Этногенез по Льву Николаевичу Гу милеву – явление в первую очередь географическое, природное, в котором проявляется особый механизма адаптации человека, народов к ландшафту, к особым условиям воспроизводства жизни. Биологичность этноса, – отмечает Лев Николаевич, – особенная. Ее проявление – поведение определенных масс людей. В одном месте он прямо указывает: «Этносы – явление, лежа щее на грани биосферы и социосферы и имеющее весьма специальное назна чение в строении биосферы, Земли».

Гумилевское учение об этногенезе – это целое новое научное направ ление, представляющее собой целую «научную галактику» с множеством «эмпирических обобщений» (если воспользоваться этим понятием Вер надского) и закономерностей – тенденций раскрыта структура цикла жизни этноса, состоящая из определенных фаз этногенеза. Создана кон цепция суперэтноса. Суперэтнос – крупнейшая после всего человечества единица, возникшая одновременно в одном регионе и проявляющая себя в истории как мозаичная целостность. Мозаичность суперэтноса обеспечивает его пластичность в процессе эволюции. Гумилев ввел понятие российского суперэтноса, показал логику его этногенеза, роль русского народа в его становлении и развитии.

Пассионарность – сложная категория. Через нее Лев Николаевич хо тел показать влияние Космоса, «солнечного ветра», других электромагнит ных воздействий, на энергетику функционирования и развития этносферы. В этом пункте, очевидно, этнология Гумилева в чем-то близка гелиобиологии А.Л.Чижевского, хотя он к его творчеству и не обращался. «Пусковой мо мент» в этногенезе – это скачок в пассионарном напряжении, выражающийся во внезапном появлении критической массы пассионариев в человеческой популяции. Гумилевым созданы карты-схемы пассионарных толчков на Ев разийском континенте, описана кривая изменения пассионарного напряже ния этнической системы.

Особое место в его творчестве занимала евразийская идея. Он показал евразийскую логику становления современной России. Здесь он стал знаме нитым продолжателем дела евразийцев. В этом синтезе большая роль при надлежала и русскому народу, и кочевникам Евразии. Л.Н.Гумилев, воссоз давая свободную этническую историю всей евразии, фактически создавал ис торический генез «государства-континента», каким стала Россия (в ХХ веке – СССР). На Гумилевских чтениях в 1998 году творчество Гумилева в его ин тегральной характеристики было оценено как создание новой модели все мирной истории, в которой кочевники выступают связующей системой осед лых культур, отдаленных друг от друга горами, степями и пустынями.

Подвести итоги творческому наследию Л.Н.Гумилева – это большая за дача для многих исследователей России.

Несмотря на трагические некоторые моменты жизни Льва Николаевича, связанные с университетом, все ж таки университет стал его «альма матер».

Здесь, в стенах университета был счастлив теми минутами творчества, когда все ладилось, когда росл, пусть и трудное, признание.

У Льва Николаевича Гумилева была трудная, но счастливая судьба. Его гений будет долго светить потомкам не только тем гигантским наследием идей, результатов, мыслей, но и примером мужества – мужества научного, человеческого, воинского. Как-то его отец, великий русский поэт Николай Степанович Гумилев признался, что он больше себе чувствует воином и пу тешественником, чем поэтом. Его великий сын Лев Николаевич Гумилев – несомненно, был ученым – воином, воином духа.

Проводимая юбилейная конференция 1-3 октября 2002г только открыва ет старт будущим юбилейным торжествам – старт осмысления: что есть Лев Николаевич Гумилев для нашей науки, нашей культуры, для нашего универ ситета. Споры вокруг его творчества, вокруг его идей не умолкают и долго еще будут не утихать. И это обстоятельство свидетельствует только об од ном: мы имеем дело с величайшим прорывом в гуманитарном блоке наук, оценка которого еще впереди.

С.-Петербург 28.08.2002г.

5. Воспоминание о Льве Николаевиче Гумилеве Незаметно «пробежало» десятилетие со дня смерти Льва Николаевича Гумилева, видного ученого-этнолога, мыслителя с широким, энциклопедиче ским кругозором, с космопланетарным масштабом видения истории челове чества, этногенеза. Для меня является несомненным фактом признание Л.Н.Гумилева русским гением, раскрытие вклада и значимости которого бу дет открывать XXI век, если будут живы Россия, российский суперэтнос и русский народ как государствообразующий народ. Русский народ – это «скреп» или «каркас» российского суперэтноса и Лев Николаевич это пони мал, когда раскрывал генез российского суперэтноса. Поэтому наша конфе ренция, посвященная 90-летнему юбилею Л.Н.Гумилева (ему в этом году ис полняется только 90 лет), – это начало длинного пути открытия Л.Н.Гумилева в XXI веке.

Как-то так получается, что современники не замечают, как правило, ге ниев, которые живут и работают среди них. Это какой-то «странный закон», очевидно нашедший отражение в таких поговорках как «Сильны задним умом» или «Нет пророков в своем отечестве». Я написал «как правило», по тому что бывают и исключения, находятся отдельные проницательные со временники, которые воздают гению по его заслугам. Таким был Николай Васильевич Гоголь, который еще в 1834 году, будучи молодым человеком, прозрел гений Александра Сергеевича Пушкина, увидел в нем раскрывшую ся масштабность русского человека, масштабность энциклопедичности, «всечеловечности» (как сказал потом Федор Михайлович Достоевский), масштабность русского поэтического и философского гения, ту полноту рус ского человека, которая по оценкам Гоголя будет им достигнута через лет. И все ж таки большинство современников не чувствовали пушкинского гения, а видели в нем талантливого человека, иногда несносного в свое пове дение в той или иной компании. А судьба признания лермонтовского гения?


Почти 30 лет забвения после его гибели. Есть над чем призадуматься.

Федор Михайлович Достоевский написал удивительное эссе в своем «Дневнике писателя» о «лучших людях» в России. Что же такое «лучшие люди» в обществе? Это люди высшего качества, получившие в этом своем статусном ранге признание общества. «Это те люди, – пишет Федор Михай лович Достоевский, – без которых не живет нация, при самом даже широ ком равенстве прав»73. И далее великий писатель выделяет два рода «луч ших людей».

Первый род «лучших людей» – это те, «перед которыми и сам народ и сама нация добровольно и свободно склоняют себя, чтя их истинную добро детель» (с. 327). Иными словами, «лучших людей» первого рода определяет сам народ. Очевидно, к таким «лучшим людям» России – Руси мы можем с полным основанием отнести Александра Невского, Сергия Радонежского, Достоевский Ф. М. Дневник писателя – М.: «Современник», 1989 – с. 327-337 (с.327) М.В.Ломоносова, А.В.Суворова, А.С.Пушкина, Л.Н.Толстого, М.А.Шолохова, Г.К.Жукова, В.И.Вернадского, и список этот можно долго продолжать. К «лучшим людям» первого рода я отношу и Льва Николаевича Гумилева.

Второй род «лучших людей» – это те, «перед которыми все или очень многие из народа или нации, преклоняют себя по некоторому, так сказать, принуждению, и если и считают их «лучшими людьми», то уже несколько условно, а не то, что вполне, в самом деле» (с. 327). «Лучшие люди» второго рода определяются или по принадлежности к сословию, или назначаются властями, ныне, например, пропагандируются, т.е. тоже назначаются, средст вами массовой информации или так называемой «четвертой властью».

Л.Н.Гумилев не был отнесен к «лучшим людям» ни советской властью в течение 60-х – 80-х годов, хотя надо признать, в конце эпохи горбачев ской «перестройки», слава к Льву Николаевичу начала приходить (особым прорывом в общей «атмосфере умолчания» было издание его книги в году «Этногенез и биосфера Земли»), ни нынешней демократической вла стью. По поводу различия «лучших людей» первого и второго рода Федор Михайлович замечает: «Так как лучшие люди первого разряда, то есть истинно доблестные и перед которыми все или величайшее большинство нации преклоняются сердечно и, несомненно, – отчасти иногда неулови мы, потому что даже идеальны, подчас трудно определимы, отлича ются странностями и своеобразностью, а снаружи так и весьма неред ко имеют даже неприличный вид (мое замечание: может быть поэтому и действует мой «странный закон» непризнания гения современниками), то взамен их устанавливаются лучшие люди уже условно, в виде, так ска зать, касты лучших людей, под официальным покровительством:

«Вот, дескать, сих уважайте» (с. 327, выдел. мною). Кого, например, поставило в ряд «условных лучших людей» или «лучших людей второго рода» по Достоевскому «Эпоха Б.Н.Ельцина», т.е. в ряд лучших людей под официальным покровительством и кто оказался из «лучших людей»

советской эпохи ей неугодной, мы знаем. Эта метаморфоза с «условны ми лучшими людьми» происходит на наших глазах. Какова «эпоха», таковы и «герои».

Лев Николаевич Гумилев принадлежит к ряду «безусловных лучших людей», т.е. не зависящих от механизмов выбора «лучших людей» «офи циозом» или информационной властью.

Достоевский в своем эссе успел заметить приход «лучших людей»

третьего рода, которые покупают себе звание «лучшего человека» с помо щью «золотого мешка» или капитала. У кого больший капитал, тот и «луч ше». Писатель задает себе вопрос: «Но народ, стомиллионный народ наш, эта «косная, развратная, бесчувственная масса» … – что он противо поставит идущему на него чудовищу материализма в виде золотого меш ка?». И отвечает оптимистично: «…мы, образованные, можем смело и твердо теперь надеяться, что не только не утерян у нас на Руси образ «лучшего человека», но напротив воссиял светлее, чем когда-нибудь, и по датель его, хранитель, а носитель его, есть именно только простой народ русский…» (с. 327).

Образ «лучшего человека» в России конца ХХ века воссиял и примером жизни и творчества Льва Николаевича Гумилева, благодарная память о котором принадлежит русскому народу и всем народам России.

Эта трагичность логики признания, возрастающая после ухода из жизни гения, обращена как бы персонально к каждому из нас.

Я впервые познакомился с творчеством Льва Николаевича Гумилева вна чале через издания его статей в трудах Географического общества, а затем через его депонированные рукописи в ВИНИТИ, которые и составили основу его книги «Этногенез и биосфера Земли», в период между 1985 и 1988 годами.

Людьми, которые инициировали мой интерес к Гумилеву и открыли для меня его творчество, были такие разные ученые, как старший научный сотрудник ВСЕГЕИ Юрий Романович Ткачев (рано ушедший из жизни) и старший пре подаватель Военного Краснознаменного инженерного института им. А. Ф. Мо жайского (в этом институте я служил) Владимир Владимирович Котов. Котов неоднократно бывал в гостях у Л.Н.Гумилева. Именно он подарил мне депони рованные рукописи Гумилева и обещал познакомить со Львом Николаевичем у него в домашних условиях. Не помню, какие обстоятельства этому помешали, но тогда, по-моему, осенью 1987 года, встреча не состоялась.

В 80-е годы моей научный интерес сосредоточился на 4-х главных на правлениях: квалиметрия, метаклассификация как наука о механизмах и за кономерностях классифицирования, учение о цикличности развития (в это время я создал свою теорию циклов), системогенетика как общая теория об общих механизмах системного наследования. Начиная с 1983 года я вел в Бо таническом музее Ботанического института АН СССР, благодаря постоянной помощи Дмитрия Борисовича Архангельского, постоянно действующий междисциплинарный семинар по классификационным проблемам в различ ных областях науки и практики. Были мною написаны монографии по мета классификации, теории циклов, системогенетике. Стал заниматься пробле мой системогенетики культуры.

Поэтому, изучая первые, попавшие мне в руки, работы по этногенезу Льва Николаевича, я пытался найти в них общие закономерности по систе могенетике и таксономии этносов, т.е. подтвердить на теории этногенеза Гу милева общие законы системогенетики и метаклассификации, как они тогда были мною обобщены, и циклические закономерности. Я считал тогда, счи таю и теперь, что теория этногенеза Гумилева прекрасно подтверждает дей ствие системогенетического закона инвариантности и цикличности развития систем на этническом субстрате. Фактически цикл жизни этноса (~ лет) является отражением общей цикличности этнического «движе ния» человечества на протяжении его истории. Интересным для меня был факт наличия различных «центров кристаллизации» в системогенезе этно сов, как это было показано в учении Л.Н.Гумилева.

С 1988 года начинает активно развиваться в СССР междисциплинарное «движение» ученых-исследователей феномена цикличности и механизма сис темного наследования, которое возглавили Ю.В.Яковец и О.Л.Кузнецов. Уча ствуя в этом движении, начиная с 1988 года, я стал проводить на основе ЛДНТП ежегодные «круглые столы» в Ленинграде по проблемам цикличности развития. Стал формироваться актив «ведущих» круглых столов, в который входили такие видные ученые как Валентин Михайлович Пономарев, Влаиль Петрович Казначеев, Рафаэль Мидхатович Юсупов, Эрик Николаевич Ели сеев, Василий Дмитриевич Наливкин, Ирина Измайловна Лихницкая, Ген надий Иванович Датчиков, Юрий Владимирович Яковец и другие. Темами «круглых столов» были: «Циклы и человек», «Циклы и культура», «Циклы и НТП» и другие. По совету Юрия Владимировича Яковца в «ведущие» круглых столов был приглашен и Лев Николаевич Гумилев. Ю.В.Яковец был уже с ним знаком, он дал мне домашний телефон Льва Николаевича (он и сейчас красует ся в моей записной книжке 80-х – начала 90- годов: «д.т. 311-09-52») и я связал ся с ним. Первый мой телефонный звонок состоялся во время моего дежурства на факультете в «можайке». Я представился: «полковник Субетто Александр Иванович». Сказал, что приглашаю его принять участие в «круглом столе» по проблеме цикличности развития (кажется, приглашал на «круглый стол» по те ме «Циклы и культура»). Он проявил интерес, обещал принять участие (и в од ном их круглых столов он действительно побывал), но ответил, что он против ник абсолютизации «циклической концепции», что в его теории этногенеза цикличность не подтверждается. Разгорелась дискуссия. Первый наш разговор длился минут 40-50. Я то находился на дежурстве и имел как бы свободное время (вечером напряжение в дежурстве ослабевает). А было ли свободное время у Гумилева? Не знаю. По крайне мере мне он эти 40-50 минут общения подарил. Доводы Льва Николаевича строились на воспроизводстве взгляда на феномен цикличности, характерный для мировоззрения Древней Греции и Древнего Рима. Цикл как «круг», как возврат объекта к себе самому тождест венному, после отклонения в движении. Я оппонировал Льву Николаевичу: го ворил, что тот образ цикличности изменился, что речь идет о новой парадигме цикличности (в теории циклов я назвал свойство, соединяющее цикличность с процессом необратимости в эволюции, «толерантной цикличностью», в кото рой соблюдается математическое отношение толерантности: смежные циклы толерантны, имеется необратимость на «периферии» структур эволюциони рующих систем и полную повторяемость инвариантов на более «глубоких структурах» системы), в которой цикличность и спиральность развития соеди няются, что сам цикл имеет спиральную структуру. Я пытался убедить Льва Николаевича Гумилева в том, что вся его теория этногенеза подтверждает цик личность этногенеза, что жизнь этноса с идеальным периодом в 1200 лет и есть «несущий цикл» или «жизненный цикл» этноса, а фазы этногенеза в его интер претации предстают как подциклы. Сменяемость одних этносов другими обра зуют этногенетический ритм в развитии человечества. Конечно, сейчас трудно реконструировать наш первый разговор. Фактически мы обсуждали методоло гию теории этногенеза. Всего у меня было 5-ть или 7-мь телефонных разгово ров с Л.Н.Гумилевым. Это был своеобразный «телефонный научный диалог», ценность которого я начал понимать только спустя многие годы. И в после дующих таких заочных разговорах мы в основном касались проблем методоло гии, тех ее приобретений, которые дает его теория этногенеза. Меня восхищал такой «мозаичный подход» Льва Николаевича к системогенезу этноса, в кото ром срабатывала «случайность» (случайность в определенном, историческом масштабе) выбора «центров кристаллизации» этносов (у Льва Николаевича это прекрасно показывается на примерах китайского, швейцарского, персидского (иранского), арабского этносов).


Затем я познакомился с Л.Н.Гумилевым. Я выступал на конференции по П.А.Флоренскому, кажется в 1991 году, проводимой в актовом зале универ ситета, в которой ведущим докладчиком был Гумилев. Одним из организато ров этой конференции был Р.М.Юсупов. Он и пригласил меня на конферен цию с пленарным докладом.

Моя творческая жизнь соприкоснулась в моем «плавании по жизни» с «мощным айсбергом» фундаментального, крупномасштабного, энциклопе дического и универсального творчества Льва Николаевича. Я использовал метафору «Айсберга» потому, что исследование его «подводной части» – еще впереди. Из общений с ним у меня осталось ощущение его детской непо средственности и особой любознательности, которая также характерна толь ко детям. Это умение сохранить детское отношение к миру, рыцарское отно шение к исследованию, к поиску, к истине являются верными признаками гения. Гумилев не только реализовавшейся в своих творениях гений, но и «гений жизни» – жизни чистой, нравственной, духовной. Его доступность для любого человека, его открытость к миру и к диалогу просто удивитель ны. Наверное, в этом своем качестве он многое унаследовал от своих великих родителей, и, в первую очередь, от отца.

Гумилев считал себя последним евразийцем. Он был не последним евра зийцем, а великим евразийцем. Он стал своеобразным «мостом» между евра зийским учением Трубецкого и Савицкого и других их соратников и совре менным евразийством, набирающим силу.

Спустя, многие годы, кажется в 1998 году, я от одного человека узнал, что Л.Н.Гумилев рассказывал ему об интересном диалоге с полковником из «можайки».

Время течет через нас. Придет эпоха, когда не станет и нас, и мы тоже уйдем маленькими частицами в великую память культуры России.

Гении появляются для того, чтобы показать все нам вечность – веч ность творчества, духа и познания. Наш разум – космический по своему происхождению и масштабу. Мы не случайные на этой прекрасной Зем ле. Великий зов Космоса обращен к человеку – познай самого себя и через этот шаг самопознания стань ноосферным, возьми на свои плечи ответ ственность за дальнейшую прогрессивную социоприродную эволюцию – «ноосферу будущего». Лев Николаевич Гумилев сумел соединить свою теорию этногенеза с ноосферным учением Вернадского, которого он по читал как гения. Его учение этногенеза – несомненно, значительный вклад в этот процесс самопознания человечества по пути к «ноосфере будущего» – ноосфере XXI и XXII веков.

Дмитрий Михайлович Балашов – исторический педагог русского народа (этюды) 1. Дмитрий Михайлович Балашов: собирание русского человека и русской истории 1.1. Идея собирания русского человека и русской истории – идея творчества Д.М.Балашова Все творчество Дмитрия Михайловича Балашова, особенно его ис торические романы, и особенно цикл исторических романов «Государи Московские», посвященных становлению Московской Руси в XIII-XVв.в., которое одновременно было восстановлением русского народа и русского духа в его новом качестве, отражающем испытание татарским игом и сопро тивлением нашествиям с Запада и с Востока, – все это творчество прохо дило при доминанте одной идеи – идеи собирания русского человека и рус ской истории. История как нечто, написанное в летописях, в книгах, в исто рических монографиях и в учебниках по истории, в котором человек пытает ся закрепить факты и логику Истории, есть историческая память и одновре менно Память истории, без которых нет ни культуры, ни народа.

Призыв к собиранию русского человека на рубеже 60-х – 70-х годов уже прошлого ХХ века впервые открыто прозвучал у Василия Макаровича Шукшина. Однако, как идея и скрытая тенденция, она уже нашла свое яркое воплощение в творчестве советских русских писателей Федора Абрамова, Василия Белова, Валентина Распутина, Николая Рубцова и других. Каж дый из них по-своему осуществлял поиск своего ответа на этот вопрос. Со бирание русского человека есть собирание русского народа, есть возрожде ние его исторического достоинства и исторической памяти;

причем без вто рого немыслимо первое. А без восстановления русского духа, без единения русского народа невозможно и единение России, российской государствен ности;

они обрекаются на распад, потому что русский народ, русский этнос является скрепом российского суперэтноса, той уникальной межэтнической евразийской кооперации, вне которых нет России, и наступает смута, и вой ны, и массовая гибель людей. Это – один из главных уроков русской и рос сийской истории.

Дмитрий Михайлович Балашов это осознал, может быть, очень рано, одним из первых в советской писательской среде, созрел духовно и интел лектуально, в немалой степени, общаясь и учась философии истории у Льва Николаевич Гумилева. Он чувствовал угрозу основаниям СССР именно вследствие наметившегося угасания исторического самосознания русского народа, которое программировалось идеологами мировой финансовой капи талократии, в первую очередь в США, в частности Аленом Даллесом, Збиг невом Бжезинским и другими, и которое, как мы теперь знаем, реализовы валось внутри КПСС таким идеологом как А.Н.Яковлев, достаточно созна тельно проводившим антирусскую политику, преследуя писателей – «дере венщиков», и который уже в середине 90-х годов признался, что война про тив коммунизма и советской власти была его целью с 60-х годов, с тех вре мен, когда он был завербован в Чикаго американской разведкой.

Холодная война, развязанная империализмом США против СССР – Рос сии, одним из главных своих направлений имела и имеет, поскольку она не окончилась, а наоборот, «набирает обороты», уничтожение исторического самосознания русского народа, разрушение основ его духовности, его «цен ностного генома». Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Ио анн, пламенный духовный воитель за будущее России, десять лет после трагической кончины которого мы отметили 2-го ноября этого года, в статье «Союз нерушимый»74 приводил слова Алена Даллеса, фактически являю щиеся манифестом информационно-духовной войны глобального империа лизма США против русского народа как главного основания могущества СССР и российской государственности: «Посеяв в России хаос, мы незамет но подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить… Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа:

окончательного, необратимого угасания его самосознания». Но А.Даллес в этой программе не является новатором, она только выражала заветную тыся челетнюю мечту Запада или Западного католического мира по уничтожению непокорного русского народа, расчищения «жизненного пространства» на территории России для западных колонизаторов. Н.С.Трубецкой, будучи в белой эмиграции и хорошо познав Запад, спрогнозировал развал России – СССР и достаточно жестко полагал, что в этом «беспределе», организован ном Западом, возрождающая тенденция возникает только при условии, «если в сознании всего русского общества произойдет резкий поворот в сторону духовного отмежевания себя от Европы, утверждения своей на циональной самобытности…». «Мы должны привыкнуть к мысли, что романо-германский мир со своей культурой – наш злейший враг. Мы должны безжалостно свергнуть и растоптать кумиров тех заимствованных с За пада общественных идолов и предрассудков и освободить свое мышление и мировоззрение», – писал он75. Л.Н.Гумилев в книге «От Руси до России»76 так резюмировал свое видение этнической истории России: «Конечно, можно попытаться «войти в круг цивилизационных народов», то есть чужой су перэтнос. Но, к сожалению, ничто не дается даром. Надо сознавать, что ценой присоединения в любом случае будет полный отказ от отечественных традиций и последующая ассимиляция».

Д.М.Балашов, будучи учеником Л.Н.Гумилева (таковым он сам себя считал), прекрасно осознавал эту опасность, которую несло в себе западни чество внутри страны, стремление Запада колонизовать Россию – извне. Соз Митрополит Иоанн. Союз нерушимый// «Завтра» - 1994. - №30(35). – с.6.

Цит. по работе «Футурология евразйицев»// «Завтра». – 1993. - №3. – с.5.

Гумилев Л.Н. От Руси до России. – СПб.: ЮНА, 1992, с. 256.

навал и все свое творчество посвятил истокам и логике самоидентификации русского народа и российской цивилизации и выбрал для этого наиболее удачный, «корневой» период в истории Руси – России – XIII-XV века, наибо лее трудный, наиболее судьбоносный, наиболее программно-генетический период в истории российской государственности и русского духа как явления мирового масштаба. «Лишь сокровища духа, деяния, созидающие народ, остаются единственной ценностью, способной избегнуть забвения. Но величие деяний в большой мере зависит от общего подъема народа, от нравственной способности понять эти деяния, пойти за ними. Еще за долго до Сергия Радонежского с пламенными речами во Владимире вы ступал талантливый проповедник Серапион. Но за Серапионом не было еще кому идти, а за Сергием Радонежским – вся нарождающаяся Мос ковская Русь» (выдел. А.С.), – размышлял Д.М.Балашов, незадолго до своей трагической кончины в беседе с известным литератором – критиком В.Бондаренко77. И продолжал: «Весь XIV век можно назвать временем со бирания нации, духовного взлета, пламенного натиска. И разрешился этот век в 1380 году полем Куликовым» (выдел. мною, А.С.).

1.2. Собирание России есть возврат к своим историческим основаниям Собирание русского человека есть собирание русской истории, а со бирание русской истории есть собирание России, которое есть возврат ее к своим историческим основаниям, к своим, выстраданным историей, ценностям и к императивам, определяющим ее будущее в XXI веке.

Дмитрий Михайлович Балашов – это прекрасно понимал. Можно ут верждать, что все многоликое творчество Д.М.Балашова, как в научной сфе ре, в области фольклористики, народного творчества (пример: «Народные баллады», 1963;

«История жанра русской баллады», 1966;

«Русские свадеб ные песни Терского берега Белого моря», 1969;

«Русские народные балла ды», 1983;

«Русская свадьба», 1985);

так и в области исторической литерату ры (повесть «Господин Великий Новгород», 1970;

роман «Марфа посадница», 1972;

романы из цикла «Государи Московские» – «Младший сын», 1977;

«Великий стол», 1980;

«Бремя власти», 1981;

«Симеон Гордый», 1983;

«Ветер времени», 1988;

«Отречение», 1990;

«Святая Русь», 1996;

«По хвала Сергию», 1993;

«Воля и власть», 2000;

«Юрий», 2003;

а также «Бальта зар Косса», 2002;

«Любовь», 1999 и др.) подчинено одной огромной и все объемлющей идее – собиранию русского человека и русской истории.

При этом, необходимо глубоко, фундаментально осознать, что собира ние русского человека и русской истории есть единый процесс, первое не возможно без второго. Павел Александрович Флоренский во время перепис ки с Владимиром Ивановичем Вернадским, где-то между 1927 и 1928 года ми, в одном из писем выразил свой взгляд на «корневого человека». По Балашов Д., Бондаренко В. Единение. Диалог на тему истории // «Завтра». – 2000. - №33(356), с. П.А.Флоренскому «корневой человек» – это настоящий человек, т.е. человек, укорененный в родной культуре, в родном языке, в истории своей семьи и своего народа. Собирание русского человека есть возрождение в русском че ловеке «корневого человека» П.А.Флоренского, а это и означает возрожде ние русского человека, укорененного в своей истории, в русской культуре, в духовности русского народа. И происходит это только на сопротивлении ду ховной экспансии Запада, на сохранении своих основ. Чтобы спастись, рас суждает писатель-ученый-историк Дмитрий Михайлович Балашов, нужна «дерзость великая» в самом народе. «Ибо не может даже и самый великий (имеется ввиду исторический деятель, вождь, А.С.) спасти народ, уставший верить и жить…»78. Заслуга Александра Невского, Ивана Калиты, Симеона Гордого, Дмитрия Донского и других многих «великих» собирателей земли русской в том и состоит, что они осознали важностью сохранения своей пра вославной веры, своих ценностей соборности, любви, верности, добротолю бия и отпора наступлению католичества и ценностей Запада. Отрицательный пример – пример Даниила Галицкого. Он сделал ставку в защите от ордын ской угрозы на католический Запад, – замечает писатель в книге «Бремя вла сти», – и потерял для России на долгие годы Галицко-Волынскую Русь – од но из самых сильных, «богатых и могущественных русских княжеств», кото рое в результате превратилось в «зарубежное захолустье» и влачило «жалкое существование» до ХХ века. Не является ли этот пример тревожным напо минанием прозападническим политикам Украины и России, соревнующимся между собой, кто из них окажется более услужливыми перед притязаниями глобального империализма США на колонизацию Украины и России?

Киевская Русь пала под натиском татарской боевой конницы именно вследствие своей раздробленности, местничества русских князей, доминиро вания корыстных княжеских интересов над интересами единой Руси и судь бы русского народа. Русский народ получил страшный исторический урок.

Но как писал русский историк XIX века В.Ключевский, «один из отличи тельных признаков великого народа служит его способность подниматься на ноги после падения»79. И литературно-историческое полотно, развернутое перед читателем своими романами Дмитрием Михайловичем Балашовым, доказывает эту великость русского народа, проявившего способность под няться с колен, выиграть сражение на Поле Куликовым, создать мощную российскую державу от Балтийского моря до Тихого океана, и от Северного Ледовитого океана до Черного моря, границ с Ираном, Афганистаном, Мон голией, Китаем, объединившую все евразийские народы и большие и малые в одну семью, обеспечив мир для исторического созидания. «Русь, вобравшая в себя значительный контингент и монголов – несториан, двинулась сперва по Волге, и потом в Сибирь, на земли древнего улуса Джучиева и, не затронув центральную степную Монголию, докатились до Тихого океана. Движение это, ежели взглянуть на него с большой исторической выси, было вполне Балашов Д. Бремя власти // Роман-газета. – 1983. - №7(965), с.4.

Цит. по: Балашов Д., Бондаренко В. Единение. Диалог на тему истории// «Завтра». – 2000. - №33(356), с.5.

аналогично древним союзам со степью… Внутри огромного улуса Джучи по бедило славянское ядро… Итак, союз, а не рабство, присоединение, а не за воевание, победа славянского ядра в древнем союзе народов, в обозначенном историческими границами пространстве…», – говорит писатель. Но чтобы это произошло, чтобы произошло собирание современной Рос сии, чтобы состоялась величественная и одновременно трагическая, насы щенная духовным поиском «царства небесного на земле» как «царства спра ведливости», история, нужно было, чтобы произошло собирание русского человека внутри самого себя, своих души и духа, культуры и ценностей, ми ровоззрения и исторической воли. «Да полно, сохранилось ли понятие Руси Великой? Мыслят ли себя еще новгородцы или рязане единым народом с владимирцами, тверичами или смолянами? Или только в древних харатьях да в головах книгочиев – философов и осталась мечта о единой Великой Ру си?»81 – размышляет автор в романе «Бремя власти» (выдел. мною, А.С.). Но чтобы мыслить о Руси Великой, но чтобы мыслить исторически, надо рус скому человеку подняться над суетой и корыстью, подняться на такую ду ховную высоту, с которой только и можно прозреть судьбу народов и свою историческую судьбу. «Птица не ведает истории, и человек, неспособный взлететь над землею, видит подчас много больше птицы, ибо он смотрит духовным взором и провидит неразличимое с высоты, но внятное разуму, ви дит не только токмо огонь живой, но и свечение пламени духовного, видит взлеты и угасания того дня, коим живут и движутся судьбы народов»82. В разговоре митрополита Руси Феогноста в Киеве с архимандритом Иоанном, возглавившим делегацию Ивана Калиты, звучит мысль о дальних интересах, о судьбе будущих поколений народа. «…пусть же и малый сей знак понудит грядущих потомков вершить великое, мыслить не о себе токмо, но о земле всей и о долготе жизни народной, проходящей века и века, а не токмо о сво ей бренной и быстротечной жизни!»83.

О примате дальних целей, дальних интересов над ближними, столь ха рактерном для России, писали и А.А.Бердяев, и А.С.Панарин, и В.П.Казначеев. Я в своей монографии «Основания и императивы стратегии развития России в XXI веке» (2005) показал, что это свойство есть глубинное свойство России, ее основание, основание бытия русского народа, вытекаю щее из большого «пространства-времени» и холодности климата России. Ду ма о дальнем – это одна из ведущих дум главных героев романов Д.М.Балашова. Одновременно дальний интерес как интерес «грядущих по томков» и есть тот «оселок», на котором проверяется воля русского народа к единению, он придает смысл самому процессу единения. И православная ду ховность, идеал Святой Руси здесь играют непреходящую роль. Горькая ис торическая участь Литвы – отсутствие единой православной веры. Алексий, будущий митрополит Руси, в споре с византийским клириком в романе «Си Там же.

Балашов Д. Бремя власти // Роман-газета. – 1983. - №7(965), с.4.

Там же, с.3.

Там же, с.24.

меон Гордый» высказывает мысль-прозрение: « – Позволь, – глухо отвечает Алексий. – Позволь не отвечать мне о том, о чем надлежит ведать боярам и князю. Да, Литва растет! Но, мыслю, церковная рознь сослужит роковую службу Великому княжеству Литовскому и не состоится Литва яко право славное государство Востока!»84.



Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.