авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 |

«А.И.Субетто ЭПОХА РУССКОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ В ПЕРСОНАЛИЯХ Титаны Русского Возрождения I С.-Петербург – ...»

-- [ Страница 15 ] --

Примат дальних целей держится в народе на духовности. Россия есть духовная цивилизация, – заключает А.С.Панарин. А коль – духовная, то и православная цивилизация. Поэтому примат дальних целей, дальнего в по мыслах героев романов писателя сопровождается духовным поиском, прима том духовных потребностей над материальными, пищи небесной перед пи щей земной. Дмитрий Михайлович Балашов показывает, что собирание русского человека есть собирание в первую очередь духовное, русский чело век должен состояться как духовный человек, потому что духовное несет в себе свет любви и придает смысл служению отечеству, государству россий скому. Одно из самых удивительных произведений Д.М.Балашова – это «Похвала Сергию», в котором он показывает особое значение Сергия Радо нежского для исторической судьбы России, его значение как духовного учи теля России. Через весь этот роман-эссе, через все дискуссии в нем проходит дума о России, дума о высоком, о том, что выше бренной жизни. В романе «Ветер времени» в беседе митрополита московского Алексия и Леонтия происходит такой диалог: «Мыслю все же, что растет новая Русь, Святая Русь! И мы с тобою у истоков ее! – И Сергий? – Да, и сугубо Сергий! Он ду ховная наша защита. – …земле нужен святой! Нужен тот, кто укажет пути добра и будет не запятнан не токмо деянием злым, но и помыслом даже! Нужен творец добра! – Сергий? – Да, Сергий!» – заканчивает мысль Алексий85. Б.К.Зайцев, русский писатель-эмигрант, в 20-х годах ХХ века в Париже написал эссе «Преподобный Сергий Радонежский» и так охарактери зовал значение «преподобного Сергия» для русской истории: «Преподобный Сергий вышел, во влиянии своем на мир, из рамок исторического. Сделав свое дело в жизни, он остался обликом. Ушли князья, татары и монахи, ос квернили мощи;

а облик жив, и так же светит, учит и ведет»;

«Безмолвно Сергий учит самому простому: правде, прямоте, мужественности, тру ду, благоговению и вере»;

«Сергий – самый живительный озон, по которо му тосковали и утолялись. Он давал ощущение истины, истина же всегда мужественна, всегда настраивает положительно, на дело, на служение и борьбу»86.

Сергий – это и есть реальное историческое дело по собиранию рус ского человека во второй половине XIV века, которое вершилось реально, – духовное собирание русского человека. И это собирание завершилось на Поле Куликовом. Большой роман «Святая Русь» Балашова имеет четырех главных героев – Сергия Радонежского, митрополита московского Алексия, князя Дмитрия Донского и народ. Роман – многоплановый, сложный по Балашов Д. Симеон Гордый// Роман-газета. – 1988. - №9(1087), с.25.

Балашов Д.М. Ветер времени// Роман-газета. – 1990. - №2(1128), с.85.

Балашов Д. Похвала Сергию// Роман-газета. – 1993. - №3(1201), с.81.

сюжету. Но его главный урок для читателя, для современного русского чело века состоит в том, что только верность своим духовным корням, своим цен ностным основаниям, отобранным самой историей, как она уже состоялась, только верность делу предков – залог будущего могущества и прорыва к но вым свершениям Руси – России. Д.М.Балашов восклицает: «Горько быть потомком великих отцов! Но и счастье – прикоснуться к величию пращу ров!»87. Почему горько? Потому что требует преодоления нынешнего стоя ния русского человека «на коленях».

Духовность цементирует власть и объединяет волю народную с властью государственной, от чего государство становится сильным. Это урок русской истории. Д.М.Балашов его глубоко понимает. Пишет роман «Воля и власть»

об эпохе княжения князя московского Василия, в котором итогом становится мысль: «Токмо законы и власть надобно обча, на всю землю, Не то – не сто ять Руси!» – так говорит герой романа Рассохин. А ему другой герой, му жицкий атаман Анфал, отвечает: «По мне, дак коли не будет на низу, в чер ном народе, своей воли, коли все учнут жить такмо по указу свыше – беда придет, и не встанет и не шевельнется земля!»88. Воля и власть, единство власти государства и воли народной, т.е. то, что мы называли единст вом народа и государства, - вот то основание России, без которого она не может существовать, и понимание которого была выстрадано истори ей Московской Руси XIII-XIV веков.

1.3. Через собирание русской истории – собирание русского человека Все творчество Дмитрия Михайловича Балашова несет одну мысль – че рез собирание русской истории идет собирание русского человека. Мы эту миссию наследия Балашова еще не раз будем прочитывать и перечитывать.

Россия – общинная евразийская, и одновременно русская цивилиза ция. Русский народ составляет по численности 82% всего населения. Русский народ явился системогенетическим фактором в становлении российской го сударственности. Русскость российской цивилизации отражает триадическое единство, которым цементируются ее духовные основания. Это есть русская культура, русский язык, русская философия (русский космизм и холизм).

Русскость есть единство евразийского и славянско-русского начал, есть осо бая государствообразующая роль русского народа, причем в том союзе сла вянских – русских, угро-финских и тюркских народов, который формировал ся в союзе и диалоге Руси и Степи89.

Мы переживаем смутное время. Впервые в истории российского госу дарства власть проводит антинародную и антирусскую политику. В России установилась антирусская олигархическая капиталократия, открыто грабя Балашов Д.М. Святая Русь // роман-газета. – 1992. - №4-5 (1178-1179), с.2.

Балашов Д. Воля и власть // Роман-газета. – 2000. - №6(1372), с.57.

Субетто А.И. Основания и императивы стратегии развития России в XXI веке. – СПб. – Кострома:

Смольный университет РАО, КГУ им. Н.А.Некрасова, 2005. – 324с.

щая ресурсы страны и вывозящая награбленный капитал за границу. Стаби лизационный фонд около 1-го триллиона рублей и золотовалютный фонд со держится в банках США, инвестируя «под 3%» экономику США. И это про исходит на фоне вымирания русского народа темпами более 1,2 миллиона человек в год. Приватизация стала формой экспроприации общенародной собственности и капитала, созданного в первую очередь трудом русского на рода, у русского народа. Он оказался наиболее обездоленным. Средства мас совой информации проводят мысль о якобы существующей опасности рус ского фашизма. И это говорят о народе, спасшем весь мир от фашизма во Второй мировой войне. Искажается правда о Великой Отечественной войне, о героизме и руководящей роли русского народа в этой войне. Перечеркива ется советская история и созидательная роль творческого гения русского на рода в победах СССР во всех сферах экономики и укрепления оборонной мощи. Формируется миф, что советская история была якобы отклонением от «цивилизационного пути» Запада, который породил две мировые империали стические войны, и на этой основе Запад совершил капиталистическую контрреволюцию в 90-х годах ХХ века. Разрушаются под натиском «неоли беральных реформ» в культуре, науке, образовании, экономике все основа ния жизнеобеспечения русского народа и других народов России. Сформиро валось царство диктатуры «процветающих мерзавцев», о чем предупреждал еще в конце XIX века Салтыков-Щедрин, прозорливым взором увидев амо ральную сторону поднимающего голову в России капитализма.

Сформировался глобальный империализм США, который перешел к ус тановлению своей силовой диктатуры над ресурсами мира, в том числе в России. Осуществляется стратегия глобального империализма по расчлене нию России (ее достаточно откровенно представил З.Бжезинский в книге «Великая шахматная доска», 1999).

На этом историческом фоне снова перед русским народом встает нацио нально-освободительная задача, задача установления народовластия и трудо властия, задача прорыва к духовному, эколого-ноосферному социализму.

И на этом пути та обозначенная задача-тенденция по собиранию русско го человека и русской истории, которая пронизывает творчество Д.М.Балашова, встает во весь рост и перед нашей культурой, и пред нашим образованием и нашим воспитанием.

Бессмертие начинается с творчества Добра, с работы Духа. Эта мысль постоянно присутствует в книгах-романах Балашова.

Русский народ и русский человек еще скажут свое Слово в XXI веке. И это будет Слово, в котором отразится весь опыт прекрасной, трагиче ской и будущетворящей Истории Святой Руси – России – СССР.

Так будет!

В романе «Ветер времени» Дмитрий Михайлович во введении вводит и поясняет метафору «ветер времени». «Дует ветер. Проходят века. Никнут и восстают народы. Меняется лик земли. И только гусиное (железное, тростниковое ли) перо летописца дерзает удержать на ветхих страни цах харатий приметы текучего вихря, исчезающего в небытии. Трудись, летописец! Ветер времени листает страницы судьбы»90.

2. Дмитрий Михайлович Балашов как «исторический воспитатель» русского народа Эпиграф «Уверуй, что все было незря»

В.М.Шукшин 2.1. Что есть исторический воспитатель народа?

Дмитрий Михайлович Балашов, которому бы исполнилось 77 лет, если бы не его трагическая смерть, оборвавшая его творческую жизнь года назад, является не только великим писателем, но и великим вос питателем народа, в первую очередь русского народа, причем «воспи тателем через историю», через восстановление исторической памяти русского народа и каждого русского человека, – «историческим воспи тателем».

Понятие «исторический воспитатель» звучит, может быть, не обычно. Но я в него вкладываю определенное содержание: «историче ский воспитатель» – человек или коллектив, воспитывающий каждо го человека и народ с помощью приобщения к «памяти Истории» и через саму историю. Нужно всегда помнить, что только История, только историческая память служат тем исходным основанием становления достоинства человека и народа, без которого они быст ро маргинализируются, обречены на исчезновение, на превращение в «пыль истории».

Павел Александрович Флоренский в одном из писем Владимиру Ива новичу Вернадскому вводит понятие «корневого человека», т.е. человека укорененного в родных, национальных культуре и истории, в генеалогии своих предков. Без «воспитания через историю и с помощью истории», через приобщение к героике и духовному подвигу своих предков, без чувств гор дости за историю, какой бы трагической она не была, «корневой человек» не может состояться.

А не «корневых людей» и «корневых народов» не бывает. Народ тогда становится народом, когда он обретает свою историю и историческую память.

Балашов Д. Ветер времени// роман-газета. – 1990. - №1(1127), с.1.

2.2. Д.М.Балашов – классик русской литературы ХХ века и исторический воспитатель народа Дмитрий Михайлович Балашов есть исторический воспитатель на рода в том высоком значении этого понятия, которое, может быть, и делает его писателем национального масштаба, делает классиком рус ской литературы ХХ века. Вот он в романе «Воля и власть», посвященному сложному времени на перевале XIV и XV веков, размышляет вместе с князем Московской Руси Василием, над исторической судьбой Руси – России. Здесь уже писатель становится самой Историей, ее Духом. У него возникает мысль о наличии какой-то логики в Истории Руси-России, неведомой конкретному историческому деятелю, и предстающей перед его умом Предопределенно стью! «Есть что-то предопределенное, символическое в том, что Михаил Александрович Тверской, последний великий противник Московского княже ского дома, умер в том же 1400 году, когда, с разгромом Витовта, завер шился первый период собирания Руси московской, точнее сказать, была соз дана та система устройства и наследования власти, которая, худо ли, хорошо, со всеми неизбежными историческими срывами, позволила маленькому лес ному московскому княжеству объединить, совокупить и создать великую страну, великую Русскую империю, перенявшую наследство монгольской державы Чингизидов и вставшую в веках вровень с величайшими мировыми империями – Римом и Византией, прямою наследницею которой, «Третьим Римом», и стала считать себя со временем Московская Русь. Но до того, до осознания этой гордой истины, должно было пройти еще целое столетие, столетие славы и бед, подвигов и крушений, весь сложный пятнадцатый век…»91 (выдел. нами С.А.).

История есть познание, вечное познание истины и смысла своего бытия народом, и, следовательно, своего предназначения, которое мы на зываем национальной идеей. История есть постоянно происходящий про цесс самоидентификации народа, своей культуры и своего языка, постоянный процесс становления народа, его человечности и его человека. Настоящий человек – это человек народа. Поэтому настоящий писатель есть изначально человек народа, т.е. «корневой человек», и только в этом качестве он стано вится историческим воспитателем народа. Дмитрий Михайлович Балашов был таким и настоящим человеком, и настоящим писателем. Он был русским писателем во всей полноте этого понятия, а потому и «историческим воспи тателем русского народа».

Д.М.Балашов «Воля и власть»/ Роман-газета. – 2000, №5(1371), с.2,3.

2.3. Историческое воспитание народа – борьба за сохранение его Памяти В последние годы в «Непрошеных мыслях» я обозначил проблему ста новления «философии памяти» и предпринял ряд шагов к ее раскрытию.

«Бессознательное» каждого человека и каждого народа может быть опреде лено как их эволюционная память. Прогрессивная эволюция, история как прогрессивная социальная эволюция, есть эволюция, запоминающая самую себя, есть «оразумляющаяся» эволюция. И «бессознательное» «человека на рода», как и «народа в целом», несет в себе эту память. «Человек без памя ти», «народ без памяти» – это не человек и не народ, это крах человека и крах народа, это их смерть.

Поэтому духовно-информационная война, любая война такого рода, есть война против Памяти. Развернувшаяся духовно-информационная война про тив России, которая ведется с целью разрушения культуры, нравственных оснований русского народа, со стороны США и которую еще 60 лет назад проманифестировал Ален Даллес, есть война против Памяти русского народа и русского человека. Убить эту Память значит убить Историю народа, значит убить сам народ.

Дмитрий Михайлович Балашов осознавал это, более того осознал это очень рано, осознал как русский человек и как писатель, и как ученый, осоз нал как свою миссию, которую он постоянно выполнял, которую он пронес через всю свою творческую жизнь как знамя, как боевой стяг.

Воспитание есть «вос-питание», т.е. воспроизводящееся «духовное пи тание или кормление». Оно всегда выполняет функцию обеспечения насле дования памяти, Духа народа, его исторического опыта через культуру, кото рая по внутренней своей сущности есть социально-духовная память. «Исто рическое воспитание», таким образом, предстает как постоянно длящееся са мо воспитание народа, проходящее через всю историю и с помощью истории, а следовательно, через культуру и литературу, которая есть культура слова.

Писатель тогда становится «историческим воспитателем», когда он восста навливает своим творчеством эту историческую память, транслирует ее сво им творчеством, своим словом, и, следовательно, воспитывает народ и чело века в высшем смысле понятия «воспитание».

2.4. Смысл жизни – в эстафете правды Смысл жизни и каждого русского человека, и русского писателя, - в этой передаче от поколения к поколению русских людей правды, ценностей спра ведливости, соборности, единения русского народа и всех народов России.

В диалоге с Владимиром Бондаренко, незадолго до своей гибели, Дмитрий Михайлович говорил: «Да, при жизни нам так часто важны ма териальные заботы и даже ту половинчатую мысль, что не единым хлебом жив человек, мы зачастую не приемлем или приемлем с трудом, но после смерти, что же остается от нас? И чем помнятся нам минувшие столе тия, ушедшие поколения? Лишь сокровища духа, деяния, созидающие народ, остаются единственной ценностью, способной избегнуть забвения. Но ве личие деяний в большой мере зависит от общего подъема народа, от нрав ственной способности понять эти деяния, пойти за ними. Еще задолго до Сергия Радонежского с пламенными речами во Владимире выступал та лантливый проповедник Серапион. Но за Серапионом не было еще кому ид ти, а за Сергием Радонежским вставала вся нарождающаяся Московская Русь… Весь XIV век можно назвать временем собирания нации, духовного взлета, пламенного натиска. И разрешился этот век в 1380 году полем Ку ликовым»92.

Василий Макарович Шукшин одну из центральных идей своего литера турного, кинорежиссерского и актерского (в кино) творчества определил как «собирание русского человека». Д.М.Балашов всеми своими историко литературными циклами – «новгородским» и «московским» – выполнял такую миссию по «собиранию русского человека» через «собирание» его исторической памяти. Так, например, обращаясь к историческому значе нию Куликовской битвы, писатель подчеркивал: «…на Куликовом поле не бой был выигран и не Орда поражена, на Куликовым поле из шестисотлет него «далека» начался тот процесс, который привел к созданию величайшего на шестую часть населенной суши государства, строй и склад которого, пожалуй, не имел аналогов в мировой истории»93. Так и хочется после этой миссии Балашова произнести знаменитые шукшинские слова: «Уверуй, что все было незря».

История – это страницы судьбы государства, народа, человека. Человек возвышается историей своего народа, он обретает в ней и через нее смысл настоящего и будущего. Целый роман Дмитрия Михайловича так и носит метафорическое название «Ветер времени»94. «Дует ветер. Проходят века.

Никнут и восстают народы. Меняется лик земли. И только гусиное (желез ное, тростниковое ли) перо летописца дерзает удержать на ветхих стра ницах харатий приметы текучего вихря, исчезающего в небытии. Трудись, летописец! Ветер времени листает страницы судьбы»95.

2.5. Древо жизни народа Со страниц романов писателя встает главный герой – русский чело век – воин, землепашец, строитель, пастырь, купец, художник, постоян но созидающий русское государство, свою семью, будущее и страны, и своих потомков. «Мужество воина, одержимость художника, дерзость купца, тяжкое упорство пахаря, незримый и повседневный героизм женщи Дмитрий Балашов, Владимир Бондаренко «Единение. Диалог на тему истории/»Завтра» - 2000. №33(350), с.5.

Там же, с. Д.М.Балашов Ветер времени./ «Роман-газета» - 1990. - №1(1127), №2(1128) Там же, №1(11, 27), с.1.

ны – жены, без которого не стоят мир и все сущее в нем… Трудно назвать иначе, как творением божьим, ту энергию, которая дает силу жить, лю бить, созидать и верить в чудо преображения сущего, которая волшебно и властно раздвигает века и пространства, открывая духовному взору дале кие причины и грозные следствия нашего ежедневного бытия, позволяет за глянуть за грань ежедневного, отринуть близкое для дальних и великих це лей… Ибо жизнь человека – это жизнь листа на древе…»96. «Дерево» – об раз народа в его непрерывном историческом бытии, поколения людей – это листва дерева, постоянно обновляемая и благодаря обновлению ко торой «дерево – народ» и живет.

Ренат Харрис – советский, татарский поэт – написал прекрасное стихо творение «Листок»97, подкрепляющее этот великолепный образ Дмитрия Михайловича. Привожу его полностью:

«И все же дерево – река, нацеленная в облака!

Загадочен природы лик!

Но в каждом дереве от веку Есть то, что любо человеку, Течет, вздымаясь, море в реку, Река – в ручей, Ручей – в родник.

А виноват один листок, Что реки, Подчиняясь слепо, Текут – как это ни нелепо! – Не только вспять, Но даже в небо!..

Листок!

Ищите в нем исток!

Я – лист!

В подоблачную высь Я веткой вознесен, как знамя.

Я деревом считаю жизнь – с его стволом, с его корнями.

Все связано одной судьбой, Одной зеленою цепочкой.

Тяну я к солнцу за собой Набухшую дождями почку Пускай она совсем мала, Д.М.Балашов «Святая Русь» / «Роман-газета». – 1992 - №4 – 5(1178 – 1179), с.1.

Ренат Харрис. Присядь к очагу моему Стихотворения и поэмы. – М.: «Современник», 1985, с. 108, 109.

Но рядом Трудятся другие – И, ветки вознеся тугие, Все выше Голова ствола!..»

Повторим вслед за Балашовым: «жизнь человека – это жизнь листа на дереве», но этот «лист на дереве» – дереве истории народа – исток, начало начал («Листок! Ищите в нем исток!»).

2.6. Прошлое – это не только цепь нравственных уроков истории, но и база для прозрения будущего Дмитрий Михайлович Балашов не просто писатель и историк, ученик Льва Николаевича Гумилева (а он действительно его научный ученик не только по учению об этноса и этногенезе, но и учению, по философии евра зийства), но именно писатель и философ истории Руси-России.

У Льва Николаевича Гумилева имеется образ «линз», с помощью которых историк – наблюдатель анализирует течение времени истории, по разному рас крывает хронотоп – пространственно-временной континуум истории. Коротко фокусная линза обеспечивает рассмотрение деталей (своеобразную историче скую близорукость), на фоне которых из поля зрения историка выпадают длин нопериодные исторические тенденции. И наоборот, длиннофокусная линза формирует историческую дальнозоркость (подобно зрению орла), благодаря которой более четче проглядывают тенденции и закономерности длинных волн истории, но зато размываются, пропадают исторические детали, короткопери одные исторические процессы. Дмитрий Михайлович виртуозно владеет эти приемом. Если герои его живут в конкретном историческом времени, вынужде ны действовать в историческом пространстве конкретных условий и обстоя тельств, то писатель предстает тоже своеобразным героем своих романсов – ге роем – наблюдателем, более того героем – сверхнаблюдателем, «парящим» над историческим временем Руси-России, он становится проводником «сознатель ного» и «бессознательного» русской истории. «…доходили смутные вести, что разбитый татарами Витовт готов заключить новый союз с Ягайлой, отдаю щий в грядущем великую Литву в руки польского короля (выдел. мною;

мое за мечание: «отдающий в грядущем великую Литву в руки польского короля» – в этой авторской реминисценции, вплетенной в саму ткань размышлений москов ского князя Василия, – весь Дмитрий Михайлович Балашов – герой наблюдатель своих романов, он же и писатель, но он же и наблюдатель истории Руси-России, незримо присутствующий в самом историческом пространстве действия героев романа). Вот тебе и все высокие речи тестя, вот те и все хитрые вымыслы Витовтовы, надежды на то, что его, Васильевы, дети уч тут княжить в Литве, благодаря чему он и разрешил захватить Смоленск, не помог Рязанскому князю, оттянувши его от Любутска и позволить затем Ви товту разорить всю Рязанскую землю, по сути порушив тем самым старый московский договор с Рязанью, еще великим Сергием заключенный! Особенно стыдная измена, ибо за Федором, сыном Олега Рязанского, была замужем его, Василия, родная сестра!»98. Писатель сразу вводит читателя не только в среду личностных отношений, но и в пространство исторических деяний XV века, ко торые определяют и историческую судьбу Руси-России, ее будущее, и будущее ее сопредельных государств. Вот в другом месте писатель восклицает: «Что мы без Сибири? И можно ли так, небрегая трагедией женки, угнанной в татар ский полон, слезою дитячьей, пожарами городов и смертями ратников, судить и править о столетьях судьбы? Но и не судить, и не править, и не вглядывать в лик вечности – как?! Обречь ли себя на единые заботы сего дня, без загляда в передние и задние «полы времени», как называл древний поэт?»99.

Все романы писателя, особенно цикла «Государи московские», – «Бремя власти», «Симеон Гордый», «Похвала Сергию», «Отречение», «Ветер време ни», «Святая Русь», «Воля и власть», «Юрий» и др. – предстают как единое историко-литературное исследование и обобщение, причем самой перелом ной в истории Руси-России эпохи – XIV-XV. Прошлое для Дмитрия Михай ловича – это не только цепь нравственных уроков русской истории, обра щенной к читателю, но и база для прозревания будущего своей Родины.

Он проницательно показывает, что рано или поздно любое «тайное» ста новится «явным» и терпит поражение от «сил бытия». «Всякая тайная дея тельность – до часу, – обращается к нам писатель. – До того, как пошеве лятся иные, множественные силы бытия. А тогда и является миру тщета тайных заговоров и скрытых зловещих сил. Обычно – зловещих! Ибо и прав долюбцы дерзают порою идти тем же путем тайного овладевания вла стью, но так же точно не добиваются успеха и они. Плененный Левиафан ударяет хвостом, уходя в глубину, и сети рвутся, и упадают цепи разумного и воцаряет хаос до нового духовного подъема бытия… Блажен, кто умеет встретить и переждать грядущую на него волну и угадать близкий просвет в тучах и луч истины, долженствующий осветить мятущуюся громаду стихии!»100 (выдел. мною). Это важный вывод философии истории по Бала шову. «Веками, нет, тысячелетиями плетутся нити заговоров» вершатся тайные убийства, измены. Тысячелетиями создаются ложные концепции и учения, призванные подчинить, принизить, поработить народы»101, но при ходит час, когда свет правды Истории разгоняет тьму лжи и невежества и все тайные стратегии «избранных» рано или поздно опрокидываются народами – истинными творцами истории. Лев Николаевич Гумилев воспроизвел, как он сам определил, «странное учение», назвав его «Апокрифом». В нем имеется несколько аксиом, имеющих отношение к высказанной мысли Балашова, что тайные стратегии, выстроенные на лжи, рано или поздно сметаются истори Д.М.Балашов «Воля и власть» / «Роман-газета», - 2000. - №5. – с.1.

Д.М.Балашов. «Святая Русь»/ Роман-газета – 1992. - №4 – 5(1178-1179), с.2.

Там же, с.73.

Там же, с.73.

ей. Первое – «сатана» есть само «небытие». Второе – инструментом действия «сатаны» есть «ложь». «Сила зла во лжи»102. Ложь воюет против самой Исто рии и рано или поздно Историей и опрокидывается, – вот смысл аксиомати ки «Апокрифа».

Вся история «Святой Руси» и будущей России по Балашову служит под тверждением этого Гумилевского положения.

2.7. Память и Правда Истории против сил зла и лжи Против сил зла, использующего ложь как свое оружие, преградой становится Память и Правда Истории. Неслучайно, силы зла в лице гло бального империализма США воюют против исторической памяти не только русского народа, а всех славянских народов – украинского, белорусского, сербского и др.

Уже на наших глазах уничтожается Правда о Великой Отечествен ной войне и великой Победе в этой войне.

В Республике Беларусь создана книга, которая так и называется «Па мять», вернее не книга, а целая библиотека под этим названием. Во всех районах Белоруссии изданы книги памяти. Главный раздел – период 1941 1945гг. Это книги о героической борьбе партизан, мирного населения против немецко-фашистских захватчиков, о роли подпольных комитетов коммуни стической партии. В них указаны фамилии всех белорусов, кто погиб или пропал без вести в годы войны, кто участвовал в отечественной войне или в войне в Афганистане. В книгах памяти представлены научные, политические, военные деятели, творческая интеллигенция, заслуженные люди самых раз ных профессий, своими делами создавшие славу и могущество Белоруссии.

Такая книга памяти имеется в каждой деревне, в каждом населенном пункте, в каждой школе. В ней каждый школьник найдет фамилии своих родствен ников и убедится в корнях своего героического прошлого.

Вот он – пример действенного исторического воспитания народа, кото рое осуществляется под деятельным руководством президента Республики Беларусь Александра Григорьевича Лукашенко.

Россия нуждается в таком историческом воспитании. Восстанов ление исторической памяти и достоинства за героическое прошлое рус ского народа – руководящей и скрепляющей силы в годы Великой Отече ственной войны по оценке И.В.Сталина, основы российского суперэтноса по определению Л.Н.Гумилева – становится, может быть, самой главной задачей для патриотической интеллигенции и в целом патриотических сил России.

Гибель русского народа будет означать не только гибель России и всех народов, на ее территории проживающих, но и начало гибели всего человечества. Потому что Россия как огромная евразийская общинная циви Л.Н.Гумилев. Этносфера. История людей и история природы. – М.: Экопрос, 1993, с.480.

лизация предстает центром равновесия мира, сосредоточием токов напряже ния истории, центром своеобразного «маятника» или «часов» Истории, а русский народ – носителем этой огромной исторической ноши – держать равновесие человеческого мира.

К сожалению, именно историческое воспитание в России находится под прессом либеральных «реформ», его уничтожающих. В этом контексте твор чество Д.М.Балашова, восстанавливающее важные страницы «книги исто рической памяти» русского народа, выполняет роль стратегии, противостоя щей стратегии этих «псевдореформ», выполняет роль «русской книги памя ти», которая, как в Белоруссии, должна быть в каждом городе, селе и школе.

Ведь социальные деструкционные процессы, в виде наркомании, алкоголиза ции, совершаемого насилия, захлестнувшие детей и молодежь, население России, одним из своих источников имеют этот процесс целенаправленного разрушения исторической памяти русского народа.

2.8. «Россия сама спасется и спасет весь мир»

В своем небольшом рассказе «Ведьма» (роман «Юрий», 2003) Дмитрий Михайлович Балашов погрузил себя в фантасмагорическое пространство, в котором он из современного «далека» ведет диалог с немцем-просветителем, жившем в XVII веке, – неким Рихардом фон Эккертом. Рихард фон Эк керт, показав своему собеседнику-русичу, что Россия за прошедшие 200 лет не раз спасала Германию и Европу, не думая о своих выгодах, восклицает:

«Будьте самими собой».

«Останьтесь людьми. Хоть бы вы там, на Востоке, - останьтесь людьми…» (с. 308, выдел. мною).

Чтобы человечество сохранилось для будущей истории, необходимо, чтобы сохранилась Россия, а чтобы она сохранилась – нужно, чтобы рус ские люди оставались сами собой, т.е не занимались подражанием запа ду, чтобы Россия развивалась по своим законам – законам евразйиской, соборной цивилизации. «…волю надобно защищать соборно, всема» – гово рит воевода Анфал своим дружкам в романе «Воля и власть» (с. 25). К этому добавим знаменитый императив Достоевского: «Россия сама спасется и спасет весь мир».

2.9. Народность творчества Балашова Дмитрий Михайлович Балашов остается навсегда как писатель на ционального масштаба, «исторический воспитатель» русского народа и общее дело исторического воспитания, собирания «русского народа», ко торому он, как и В.М.Шукшин, посвятил свою жизнь, только начинает обретать истинные свои масштабы именно в XXI веке.

Россия стоит перед российским Ренессансом XXI века, который я назы ваю ноосферным. Россия открыла миру в ХХ веке путь к новым основаниям бытия – социалистическим. В начале XXI века, на фоне уже происшедшей первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы, опираясь на учение Русского Космизма, учение о ноосфере В.И.Вернадского, учение об этноге незе и этносфере Л.Н.Гумилева, опыт социалистического советского строи тельства в ХХ веке, Россия может и должна сделать новый прорыв к но вым основам бытия – социоприродной гармонии, к Ноосферизму или Ноо сферному, духовному Социализму, в котором примат духовных потребно стей над материальными, и к которому взыскует трепетная мысль Ба лашова, становится ведущим принципом.

Федор Михайлович Достоевский так писал о значении Пушкина для русского народа: «…величие Пушкина… состояло именно в том, что он…нашел твердую дорогу, нашел великий и вожделенный исход для нас, русских, и указал на него. Этот исход был – народность, преклонение перед правдой народа русского. Не понимать русскому Пушкина значит не иметь права называться русским»103.

Народность пропитывает историческую литературу Дмитрия Ми хайловича Балашова. Он пошел по той «твердой дороге» (по мысли Досто евского), которую указал русской литературе Пушкин. Сам Пушкин уже стал великим «историческим воспитателем» русского народа. Дмитрий Ми хайлович Балашов есть достойный наследники этой великой традиции, этого «вожделенного исхода». Придет время, когда скажут: не понимать рус скому Балашова значит не иметь права называться русским. Такое время обязательно придет!

«России сердце не забудет». – СПб.: Лит. Фонд России;

Изд-во писателей «Дума», 1999, с.9.

Анатолий Георгиевич Кифишин:

Открытие и расшифровка протошумерской письменности на стенах культового памятника «Каменная могила»

1. Истоки и становление Анатолий Георгиевич Кифишин – ученый-востоковед. Родился 2 июня 1935 года на Алтае в селе Белое Троицкого района, неподалеку от шукшин ских краев. Еще один великий алтаец!

Мать его – Надежда Евсеевна Лавриненко – Мигулина – происходит из угасающего знатного княжеского рода. Отец – из обрусевших греков.

Фамилия «Кифишин» несет в себе информацию о том, что носящий ее является наследником древнего «Кефиса», одной из знаменитых эллин ских рек. Род «Кифишиных» был известен еще во времена Перикла. По преданию предок рода «Кифишиных» в России был вывезен из Греции во время турецкой резни в начале XIX века. Однажды греческие старцы при езжали в Россию разыскивать уцелевших сородичей и говорили отцу Анатолия – Георгию Ивановичу, что его фамилия должна писаться «Ка фишин». Позднее Анатолий Георгиевич установил, что «Кафис» – это беотийское произношение.

Георгий (Юрий) Иванович – отец А.Г. Кифишина – был медиком по образованию, владел свободно русским, украинским, немецким, румынским и польским языками.

В первую мировую войну был награжден георгиевскими крестами и оружием за храбрость. Затем около 10 лет «монашествовал», после возвра щения в «мир» – директорствовал, преподавал, размышлял о жизни и судьбах мира, писал книгу о происхождении человека (истории антропогенеза). Же нился поздно, когда ему было уже за сорок лет. Взял в жены красивую укра инку Надежду, учительницу математики, на 20 лет моложе его. Как пишет Л.И. Акимова в работе «Гениальный никто» – своеобразном послесловии к книге А.Г.Кифишина «Древнее святилище «Каменная могила». Опыт де шифровки протошумерского архива XII-III тысячелетий до н.э.» (Том.1., Кив, «Видавництво «Арата», 2001, 872с.), «на фотографиях Юрий Иванович поражает своим необычным видом: высокий, бритый наголо, с узкими губа ми и огромным умным лбом. Он пронзает взглядом окружающих. В глазах горит всепожирающий огонь – признак огромного, не до конца реализован ного интеллекта».

Умер отец в 1966 году. К тому времени Анатолий Георгиевич закончил Черновицкий университет, получил специальность историка. Его оставляли да же в аспирантуре, но он отказался, потому что его тайной мечтой была шуме рология, а постигнуть ее он мог только на Восточном факультете Ленинград ского университета. В 1959 году Анатолий Кифишин становится студентом этого факультета, хотя и мог сразу поступить в аспирантуру. Его добрым гени ем стал известный советский академик Василий Васильевич Струве. Распознав в ученике мощный талантище, В.В.Струве даже назвал Кифишина «вторым Ломоносовым»104. Кифишин становится не только учеником, но и другом Ва силия Васильевича, часто провожает его, прогуливаясь с ним от университета до дома на улице Халтурина, ныне снова ставшей Миллионной. В.В.Струве умер, когда у А.Г.Кифишина была готова диссертация.

И тут у Анатолия Георгиевича начались неприятности. Завистники уст роили атмосферу нетерпимости, травли, интриганства. Кифишин вынужден был уехать в Москву, где и окончил аспирантуру при Институте востокове дения АН СССР. Жить ему был негде и тогда он выстроил в лесу шалаш, не далеко от станции Перловка по Ярославской железной дороге. «Добрые лю ди» донесли о нем в милицию. Капитан милиции Коробченко предупредил будущего ученого-шумеролога о невозможности проживания в шалаше и в лесу. Ему было искренне жаль человека, который мог быть уже к этому вре мени лучше устроен в этой жизни.

Кифишин на всех производил сильное впечатление: высок, строен, не обычайно красив, на благородном лице, в котором отразились черты матери, горели огненные глаза отца;

правой руки не было (ее оторвало при взрыве запала мины в марте 1944 года, когда ему было 9 лет), был поврежден пра вый глаз. Однако жизнь в шалаше, по аналогии с жизнью Ленина в «шала ше» на берегу Разлива, кипела. Собирались и штудировались книги по шуме рологии, египтологии и другим древним культурам, составлялись картотеки, чертились генеалогические карты.

Однако период жизни ученого в шалаше закончился. Появились пропис ка, дом и семья. А.Г.Кифишин, став примерным семьянином, не терял вре мени даром. Исследовательская мысль не переставала трудиться. Читальный зал №3 для гуманитариев в Ленинской библиотеке стал постоянным местом работы для Анатолия Георгиевича.

Л.И.Акимова назвала его «гениальным никто», хотя выбранная ме тафора очень спорна. Она пишет, что многих любопытных посетителей «ленинки» интересовала личность А.Кифишина. «Они искали людей, с кото рыми загадочный человек иногда разговаривал, и вопрошали: кто это? И слышали в ответ: никто. Действительно, он был никем. У него не было по стоянного места работы, не было карьеры, нужных связей, абсолютно от сутствовали дипломатические способности. А.Г.Кифишин не был груб. На против, он был и остается младенчески доверчив к людям, в которых он не умеет разбираться. Но наука для него – святое, в науке он нетерпим: неве ждам говорил, что они невежды, компиляторам, – что они компиляторы, конъюнктурщикам, – что они конъюнктурщики. В этом он никогда не оши бался – научное чутье у него совершенно гениальное»105.

Л.И. Акимова Гениальный никто// В кн.: А.Г.Кифишин «Древнее святилище «Каменная могила», Кив, 2001, с.758.

Там же, с. В 1970 году Кифишин заканчивает свой рукописный труд «История Шумера». В этом труде кифишинская научная мысль исходит из анализа первичных источников и «воссоздает такую картину, которая следует из их разбора, даже если результат шокирует»106. В шумерологии для него ав торитетами стали Франсуа Тюро-Данжен, Арно Пёбель, Адам Фалькен штейн, Вольфрам фон Зоден, Антон Даймель, Морис Ламбер.

Логика научного поиска все больше уводит Анатолия Георгиевича в область ритуалистики. Наука по ритуалистике пока находится в стадии ста новления. Она противоречит позитивистским установкам в науке, поэтому многие историки такой ход исторической реконструкции не признают. И что такое ритуалистика? «Геноструктура мифов?»107. Не является ли ритуали стика, уже добавлю я, опираясь на концепцию системогенетики, носи телем наследования мифов, своеобразным носителем системогенетики мифов?

Еретизм в науке, как и в религии, к сожалению, не прощается. Судь ба «еретиков в науке» не менее трагическая, чем судьба «еретиков» в хри стианстве, особенно в период диктатуры инквизиции.

Кифишину не давали печататься. Его, даже небольшие статьи в попу лярных журналах подвергались строжайшей цензуре. Как пишет об этом периоде уже цитируемая нами Л.И.Акимова, «вождь востоковедения» ве лел «держать и не пущать». Соратник Анатолия Георгиевича В.А.Белявский, давно уже покойный, сумел опубликовать небольшую книжку «Вавилон легендарный и Вавилон исторический» и был подверг нут научному остракизму. Ассириолог Белявский окончил свои дни на Земле в качестве сторожа.

Несмотря на то, что короткие годы официальной службы в академиче ском учреждении сменились длинными годами безработицы, научное иссле дование Кифишина не прерывалось. В эти трудные годы верным помощни ком семьи была мать. Она загадочно погибла 23 марта 1991 года в подъезде собственного дома. Садившийся в поезд, чтобы ехать на поминки тещи, Анатолий Георгиевич услышал в вокзальном репродукторе свою фамилию.

Похоронил Кифишин свою мать рядом с могилой отца в Лебедине. «Так за кончилась эта редкостная поэма глубокой любви, абсолютного доверия друг к другу – матери и сына»108.

Тяжело жилось Кифишину в 90-е годы. К нему относилась «официаль ная наука» как к научному изгою, но всегда находились люди, способные поддержать изгоев или научных еретиков, чьи теории и теоретические кон цепции подрывали основы официальных научных воззрений. Одним из таких людей оказался антиковед Сергей Львович Утченко, главный редактор жур нала «Вестник древней истории». Он осмелился опубликовать возражения А.Г.Кифишина «вождю». И это дорого ему обошлось. Как отметила Л.И.Акимова, это был «настоящий подвиг духа».

Там же.

Там же, с. 760.

Там же, с.761.

Долгие годы и почти до самой смерти другом и собеседником Кифиши ну был известный востоковед Д.Г.Редер. Он давал ему для работы, а иногда насовсем, и самому подаренные книги. Помогал сличать международные пе реводы шумеро-вавилонских поэм. Регулярно принимал Кифишина в своем доме «и даже собирался оформить на него завещание»109. Оставил Кифи шину для издания одну очень ценную рукопись, время публикации которой, наверное, еще не пришло.

В 1987 году именитый в мире науки профессор А.Н.Никонов предложил Анатолию Георгиевичу написать статью «Шумерская космонимика». Ста тья в пять страниц, по свидетельству специалистов, обладает большой новиз ной. «…шумерское небо засияло своим дивным мифологическим обликом». А.Н.Никонова давно нет в живых, но он остался в памяти у А.Г.Кифишина:

он протянул ему руку помощи, когда многие боялись к нему приблизиться.

К началу 1990-хгг. в списке трудов Кифишина числились: ряд рукопис ных работ – о шумеро-вавилонском первосимволе, о шумеро-вавилоской эс тетике, о ритуальных системах «А» и «Б», о сакральной топографии шумеро вавилонского храма, а также 4 больших тома (200 авторских листов) – «Рус ский народный календарь», в котором в логике антологии были собраны ма териалы обрядов, мифов, ритуалов. Казалось, вот-вот издательство «Вся Мо сква» издаст этот «Русский народный календарь» – и не издало по причине прекращения своей деятельности.

Очень много времени А.Кифишин отдал переводу шумерских поэм. Им переведено 39 поэм. Уже это – целый научный и духовный подвиг. «Каждый перевод, – отмечает Акимова, – это больше, чем докторская диссертация.

Он предполагает погружение в языковый, фонетический и смысловой лаби ринт древнего сочинителя, восстановление неясных и даже недоступных для современного сознания связей. А.Г.Кифишин не признает популярных пере водов поэм И.М.Дьяконова. Он считает их модернизацией, подгонкой под современный язык и психологию»111.

Следует отметить, что А.Г.Кифишин широко применял системогенети ческий метод исследования, хотя понятиями и законами системогенети ки112 не пользовался, поскольку не знаком с этой научной школой.

Так, например, он в течение многих лет составлял генокарты разных мифологических династий: шумерских, ассиро-вавилонских, египетских, еврейских, греческих, иранских, индийских, германских, ирландских и др. «С их помощью он пытался выявить геноструктуру мифа. Геноструктура – это структура рода, его основной стержень и костяк. Определив место того или иного персонажа в генетической системе и проследив его внут ренние связи, можно найти соответствия данному ритуальному узлу в дру гих «национальных» системах. Так, возможна корреляция между генокар Там же, с. 762.

Там же, с.762.

Там же, с. 762.

Субетто А.И. Системогенетика и теория циклов. В 2-х кн. – М.: Исследоват. центр проблем качества под готовки специалистов, 1994. – 248с.;

268с.

тами древних греков, египтян и шумеров. Глубинное соответствие их в этом плане позволяет думать об изначальном родстве этих народов, воз можно, некогда живших на общей территории. Начинается поиск такой территории…»113 (выдел. мною, С.А.). Например топонимы рек на донбас ской территории «Кал», «Кальник», «Кальчик» по Кифишину передают шу мерские обозначения: KAL – «бык», «душа»114.

В 1990 году им опубликована статья «Геноструктура догреческого и древнегреческого мифа» (сборник «Образ – смысл в античной структуре»). В этой статье отразился уже высокий уровень энциклопедизма русского ученого.

2. Открытие протошумерской цивилизации 1994 год – год начала исследования А.Г.Кифишиным Каменной Могилы – памятника, расположенного недалеко от Мелитополя на Украине, ранее, в Таврической губернии, входившей в Новороссию, территорию, отвоеванную Потемкиным и Суворовым у Турецкой Османии. Памятника, который, как оказалось в результате расшифровки «письмен» на нем, является па мятником протошумерской письменности.

Открытие, которое сделал А.Г.Кифишин в древнем святилище «Ка менная могила», не уступает величайшим открытиям за всю историю археологии;

вполне возможно, он в дальнейшем перевернет наши пред ставления о ходе древней истории человечества.

Результатом этих исследований и стала фундаментальная книга А.Г.Кифишина «Древнее святилище «Каменная могила». Опыт дешифровки протошумерского архива XII-III тысячелетий до н.э.», изданная на Украине в 2001 году издательством «Арата». На первой странице книги посвящение «Святой памяти моих родителей – Георгия (Юрия) Ивановича Кифишина (1894 – 1966) и Надежды Евсеевны Кифишиной (1912-1991)».

В книге дается краткая справка о генезисе исследований «Каменной Мо гилы». Затем раскрывается ход расшифровки надписей Каменной могилы. В историографической справке Кифишин так резюмирует свои исследования:

«Вероятно, в процессе дальнейшей работы многое придется пересматри вать и дополнять. Но для меня сейчас ясно одно. Каменная Могила – гранди озный древний архив, который позволит пролить новый свет на историю цивилизации Шумера. Но, кроме того, она – след другой, неизвестной нам пока великой культуры, связанной как с культурой передней Азии и в ча стности Шумера, так и с миром причерноморско-приазовских степей.

Чем она была – грандиозным святилищем, культовым центром окрестных народов? Почему в ней оказались протошумерское и шумерское письмо? О чем говорят надписи Каменной Могилы?»115 (выдел. нами).

Книга представляет собой 562 страницы основного текста, почти страниц примечаний. Остальной объем в книге – около 300 страниц – зани Кифишин А.Г. См. выше, с.763.

Там же, с. Там же, с.27.

мает: «Свод протошумерских надписей Каменной Могилы (прочитанных к 1997г. А.Г.Кифишиным)» – Приложение-1, «Таблица соответствий прото шумерских и шумерских знаков, Протошумеро – русский словарь, Силлаба рий Каменной Могилы» – Приложение-2. Послесловие Л.И.Акимовой «Ге ниальный никто», «Список сокращений литературы и периодики», «Библио графия» (около 30 страниц плотного текста), «Указатель имен и названий ( страницы), «Summary» и «Table of Content», «Иллюстрации».

Книга – монография – поражает своей масштабностью, капиталь ностью, многодельностью выполненной работы, тщательностью аргу ментации. Она сама по себе – исторический памятник, который будет еще долго читаться, перечитываться, анализироваться, исследоваться.

И это – на долгие годы, на работу будущих исследователей. Один только силлабарий, составленный Кифишиным, – исследовательский материал – знаковый архив, который трудно переоценить в его значимости для науки.

Книга написана в виде дневниковых записей исследователя с многочис ленными фактографическими приложениями и дешифровками.

Открытие А.Г.Кифишина и главные теоретико-методологические выводы представляется возможным представить в виде следующей сис темы положений (в моей рефлексии):

1. Каменная Могила является очень древним памятником культу ры, на котором осуществлялись разные записи почти на протяжении 9-и тысяч лет: с XII тысячелетий до нашей эры до III-го тысячелетия до нашей эры. Иными словами, в этом памятнике запечатлены знаки разных, сменяю щих друг друга культурных эпох, истоки которых связаны еще с поздним плейстоценом, т.е. с концом ледникового периода – Валдайского оледенения.

В геологическом отношении «Каменная Могила – остаток древнего Сар матского моря, с уходом которого красно-бурые глины вместе с сармат ским песчаником превратились в гигантскую брекчию – огромный песчани ковый монолит. Под воздействием ветров каменный остров в степи полу чил целый ряд внутренних гротов, особенно в северо-восточной и юго западной частях. Еще с «водопадных» времен, – замечает А.Г.Кифишин, – они должны были почитаться священными. Местные жители, очевидно, уже в те далекие времена начинали вести наблюдения за фазами луны, сол нечными циклами, поведением звезд и особенно восходом и заходом Сириуса, почитавшегося в древности «маленьким солнцем». Календарно-ритуальные даты, такие как дни зимнего и летнего солнцестояния или весеннего и осен него равноденствия, должны были быть известны. К тому времени могла выделиться и жреческая каста, наставлявшая первых земледельцев и ско товодов в вопросах культа, регулирования жизни общины в связи со сме ной циклов бытия природы»116 (выдел. мною, С.А.).

Там же, с.59 (выдел. мною).

В течение 9-ти тысяч лет на потолках гротов появлялись: вначале рисунки, потом они сменились символами, а затем – идеограммами. Впо следствии, под воздействием ветровой эрозии «монолитный блок песчаника раскололся почти посередине глубоким каньоном на две части», в дальней шем процесс распада продолжился. «Крошившиеся, но еще громадные камни постепенно стали сползать вниз, разрушая навесы гротов. Потолки их па дали, большие камни дробились на ряд более мелких. Так образовалось почти 3000 каменных плит святилища, существующих ныне»117.

Анатолий Георгиевич отмечает, что на протяжении всей истории Каменная Могила выполняла ритуальную функцию святилища.


«…несомненно, что все начертанное в нем древнейшими поселенцами При азовья воспринималось их наследниками как святыня. Из обрушенных гротов выгребали песок, чтобы добраться до «заветов предков». Древность релик вий была действительно глубокой: самые ранние изображения Каменной Могилы датируются XIIт. до н.э. Очень вероятно, что в гроты допускались отнюдь не все, а только лица, наделенные особыми полномочиями. Не ис ключено, что за «табличками Судеб» прибывали сюда и жители из дальних стран. Каменная Могила в силу исключительности ее происхождения, функ ции и формы, могла быть своего рода «Меккой» народов древности. О час той посещаемости гротов, заключавших ритуальные письмена, свидетель ствуют до блеска отполированные камни – по ним спускались жрецы, съез жая вниз тысячелетия назад. Не исключено, что управлял тогдашней ойку меной, – высказывает предложение Анатолий Георгиевич, - этот скрывав шийся в песке гигант – Шунун, огражденный каменными стражами. Я ос тавил, по крайней мере, для себя, это шумерское название как имя древнего святилища: «Рука царицы». Каменной Могилой ее назвали уже в средневеко вье, считая, что под этими развалами покоится один из тюркских богаты рей. Легенда тоже замечательная. Она сохранила тему святилища в мета форическом образе гибели под камнями. И, возможно, подобно всем древним храмам, Могила издревле понималась как святыня, связанная с возрождени ем умиравших мужских божеств»118.

2. Каменная Могила является очень древним письменным памят ником, может быть, самым древним на Земле.

Его особенность состоит в том, что в этом архиве древних надпи сей обнаружены протошумерские надписи, датируемые по времени эпо хой, задолго до возникновения древнего Шумера. Это открытие есть перево рот в самих основаниях сложившейся парадигмы во взглядах на «осевое вре мя» Истории, ели использовать этот «образ» К.Ясперса.

А.Г.Кифишин так описывает начало своего открытия. «Первую прото шумерскую надпись мне удалось определить и прочитать к январю 1995г.

Это была надпись панно №7 по М.Я.Рудинскому (табл.9). Это была именно Там же, с.58.

Там же, с.59.

та надпись, которую я встретил в музее Каменной Могилы в свой первый приезд – стенд со змей «Мерит-Сегер», уже тогда прочитанный мною как… «Шара» – царь Страны (и) семи (племен) (табл.1). Прежде всего, я обнару жил, что надпись находилась не просто на плоскости, а была сделана на рельефной форме, моделирующей слепок человеческой стопы. Таких «следов»

на панно данного святилища было совсем не мало, но этот отличался своей монументальностью. Впрочем, в шумерском языке это был не просто образ – «след» или «стопа», – но тоже письменный знак – АВ. Он обозначал бога Абу (АВ – и2 – «Царь трав»). Мне это показалось тем более примечатель ным, что заповедник, в котором сохранилось уникальное святилище, дейст вительно представляет сплошное море цветов, и «Царь трав» в таком степном море звучал особенно поэтически. Травный культ широко отразил ся в народных календарях (достаточно упомянуть Троицын день), в тради циях мистерий (хотя бы Элевсинских в Греции), в росписи святилищ»119. Да лее Анатолий Георгиевич показывает, что надпись на этом «панно №7» ока залось 2-х-ступенчатой, между которыми отразился разрыв по времени. Пер вая надпись, обозначившая имя «Царя трав» Абу, и датируемая 4242г. до н.э., то вторая надпись – «Шара, царь Страны (и) семи (племен)» является более поздней, относимой к середине Ш тысячелетия до нашей эры.

Кифишин раскрывает свою методологию дешифровки, которая форми ровалась по мере разгадывания геометрического ключа в чтении письмен («Принцип был совершенно особенный, предполагавший нанизывание зна ков в мендраовидные извивы лент», с.62). В результате корректировок вто рую надпись Кифишин прочитал как: «Шара – царь народа запада»120.

А.Г.Кифишин не только расшифровал древние протошумерские надпи си, но и своеобразную нанесенную на камень топокарту, в изображениях ко торой он разглядел пра-реки окружающего ландшафта: Молочная река, Соб, Южный Буг и др.

А.Г.Кифишиным были расшифрованы панно №5, №37/4, №34/4, №4, №17, №19/1, №26, №27, №25/А-В, и др. На двух половинах панно №25 им были прочитаны сообщения о двух мифических династиях царей: на северо восточной (панно №25/А) – о династии «муравьев» (kisim), на юго-западной (панно №25/В) – о династии «червей» (mar). «Я так назвал их по ведущим ритуальным фигурам» – поясняет Кифишин. «Эти две династии не были чем-то исключительным в наших представлениях о древностях, напротив, они вполне укладывались в традиционную схему: были известны две мифиче ские династии правителей – богов в дофараоновском Египте, две династии в лагашском царском списке, изданном Сольберже…»121.

Используя системогенетический метод – в моей интерпретации и оценке, – А.Г.Кифишин приходит к мифо-системогенетическим взаимо связям мифологической картины мира у древнего протошумерского наро да, оставившего записи на стенах Каменной могилы, и древнегреческого и Там же, с.61.

Там же, с. Там же, с.251.

древнеегипетского народа, что может служить дополнительным осно ванием для гипотезы Ю.Д.Петухова122 о «проторусовой – протославян ской» этнической основе происхождения народов Малой Азии и древнего Египта.

Анатолий Георгиевич резюмирует: «Мне как специалисту, немало лет проведшему над исследованием геноструктуры мифов (не только шу меро-вавилонских, но и египетских, и греческих, и кельто-германских, и библейских), было особенно интересно взглянуть на параллельные вариан ты в других системах. Особенно меня волновали связи династий с «му равьями» и «червями», коль скоро в греческой традиции очень отчетливо выступали такие же ритуально-тотемные группы: династия «муравьев»

(мирмексов, или мирмидонов, к которой принадлежал знаменитый Ахилл), и династия «червей» («тельхинов», известных кудесников). Я сделал свод ную таблицу с параллельным списками династов. С династией «муравь ев» тесно соприкасаются династии Алоадов, в которую входили близнецы – гиганты Отос и Эфиальг, сыновья Посейдона. Как известно, они, будучи еще детьми, возгорелись мечтой достичь вершины Олимпа, водрузив гору Оссу на Пелион, но были убиты Артемидой. В этой же династии числи лись другие братья - близнецы, Зет и Амфион, сыновья Антиопы, возво дившие стены Фив под музыку лиры, как некогда строились Посейдоном и Аполлоном стены легендарной Трои»123.

На панно №27 Анатолий Георгиевич прочитал надпись с упоминани ем героя шумерского эпоса «О все видевшем» (и в то же время реальной исторической фигуры) – «крылатого человека – быка» («гения – хранителя души мужского пола» ~ «Гильгамеша»). При этом Кифишин отмечает особую напряженность и смысловую закодированность текста, требующих от читающего «своеобразной настроенности на «волну» памятника». Это «живой изобразительный, художественный текст»124 – замечает Анато лий Георгиевич. Так всплыло понятие «живого текста», перекликающееся с понятием «живое знание», которое развивает в своей концепции Ким Иванович Шилин125.

3. Системогенетика протошумерских письмен охватывает цикл с XII тысячелетия до нашей эры по Ш тысячелетие до нашей эры. Мы сталкиваемся с мифолого-смысловой системогенетикой культур древних этносов на юге Восточно-Европейской равнины, в степях Приазовья и Причерноморья, которая может быть более глубоко идентифицирована, если будет продолжена логика геноструктур мифологических гомологий (сравнительных сходств мифологических образно-смысловых рядов), ко торую применил, как исследовательский прием, А.Г.Кифишин.

Петухов Ю.Д. Русы Древнего Востока. – М.: «Вече», 2003 – 432с.

А.Г.Кифишин, см. выше, с.253.

Там же, с.221.

Шилин К.И. Экософия культуры ислама. Социология будущего. Том 5, Часть 3. – М. – Новосибирск:

ООО «Изд-во ЮКЗА», 2001. – 154с.;

Шефель С.В., Шилин К.И. Сотворение человека будущего: экософские основания – М.: Изд-во РГУ нефти и газа, 2002. – 328с. (Серия: «Энциклопедия живого знания»).

В послесловии к своей монографии сам автор так рефлексирует над вы полненной работой:

«Протошумерский курсив символограмм наблюдается на Каменной Могиле с XII по Ш тыс. до н.э. Среди памятников так называемого «мака ронного письма», встреченного на Каменной Могиле (Гроты №56-59), то же постепенно проступает тот же протошумерский курсив. Не исключено, что древнеегипетское демотическое письмо – это отнюдь не «народная»

форма фиксации записей, а архаичнейшее наследие протописьменной эпохи. Во всяком случае, сейчас мне представляется, что эту «демоти ку» можно будет прочесть в протошумерском ключе.

Однако на Каменной Могиле наряду символограммами, могущими быть связанными с шумерскими пиктографическими изоглоссами (это и есть так называемый протошумерский курсив) имеется и символика иного рода. На равне с шумерограммами она отчетливо видна в архиве Джемдет-Насра.

Она просматривается в рисунках позднепалеолитической стоянки Авдеево, среди «човников» (или «утюжков») сурско-днепровской, днепро-донецкой и сероглазовской культур VII-IV тыс.до н.э. Она есть и в синхронных культу рах Казахстана, Северного Кавказа, Закавказья, иранского плоскогорья (и особенно в культурах, практиковавших включение трав в ритуальную кера мику). Если так, то среди восточных (по отношению к Каменной Могиле) культур, откуда в поздний период бытия протошумеров пришли боги Абу («ав-и2» «отец/Море трав») и Бау («bа-и2» «Дарительница трав») может наметиться еще одна, азиатская (именуемая «кукрекской») система пись менности, значительно отличающаяся от европейской протошумерской, тяготеющей к письменности позднего палеолита Пиренеев»126.

Кифишин прослеживает целый ряд системогенетических линий.

Например, некоторые пиктографические письмена Каменной Могилы, кото рые он условно назван «каноном», и встречающиеся аналоги письма в тексте покрова богини в Чатал-Гююке («Каменная Могила» «Чатал-Гююк».

«Чатал-гююкский текст также предстает как своего рода бледная тень»127).


Интересно, что А.Г.Кифишин приходит к гипотезе о формировании древней культуры Месопотамии в IV тыс. до н.э. в логике генезиса с Севе ра на Юг. «Работа над приазовским архивом, - замечает он, - привела меня к мысли, что старинная идея «ex Oriente lux» («свет с Востока») может быть пересмотрена в пользу «Севера». Приход протошумеров в Южную Месопотамию в IV тыс. до н.э. совпадает со временем существования урук ской культуры, которая сменила обейдскую V-IV тыс. до н.э. Археологам хорошо известна северная урукская культура, о которой принято думать, что она распространялась с юга на север Месопотамии, Сирии и Турции.

Видимо, эта гипотеза не вполне отражает реальную картину. На севере Там же, с.559 (выдел. нами) Там же, с.561.

культура Урука богаче, ярче и шире, хотя она как пришлая, наслоилась на местный субстрат…»128.

Кифишин выдвигает гипотезу, что Урукская культура, а затем и шумерская, возникла в результате исхода протошумеров из Приазовья на Юг. Протошумеров из Приазовья, приблизительно в средине IV тыс. до н.э., о чем свидетельствуют надписи на Каменной Могиле, увел правитель Аки лим, после суда и расправы над местным правителем Абукуном.129 Как гово рят их имена, первый был потомком «Мыши», второй «Тельца». По предпо ложению автора, племена протошумеров в середине IV тыс. до н.э. двину лись в Ур и Урук через Икиз-тепе II близ Синопа в Малой Азии.

Открытие А.Г.Кифишина требует рассмотрения его в контексте многих новых данных, подкрепляющих гипотезу, состоящую в том, что «дерево» пред ставителей белой расы, как из назвал Ю.Д.Петухов, – «древних руссов», или «Ариев», растет из Восточно-Европейской равнины, возможно – Южного При уралья, а возможно, если брать доледниковый период, – с Севера, с районов Мурманской области и прилегающих к Белому морю территорий.

Н.И.Терехов, изучая системогенетику пиктограммы узоров древних ри сунков на камнях, вышивках, в том числе свастики, спиралей и др., приходит к выводу, что их распространение по времени (наиболее ранние датировки, затем более поздние и т.д.), их историческая маршруты исходят из одного центра приледниковой зоны Восточно-Европейской равнины, более того – к копированию «узора» структурного среза кости мамонта, которое началось именно здесь.

Интересный ряд доказательств выстраивает Ю.Д.Петухов. Он раскры вает логику эволюции «руссов» за тридцать тысяч лет, выделяя три больших периода: «кроманьонский», бореальный и индоевропейский130. «Русы», по его оценке, очень древний этноним. «Рус» – «светлый». «Именно так рекон струируется из большинства современных и древних языков исходное ност ратически – борельное слово-понятие «рус;

рос» = «светлый, розовый, свет ло-красный, русый, рыжий». И именно этот факт дает нам полное право при менить данный древний этноним к древнейшему первоэтносу, первонароду нашей планеты»131. «Русы, как нам известно, – отмечает Ю.Д.Петухов, – на зывали себя и яриями – ариями (то есть жизнестойкими, ярыми). Этот этно ним – эпитет также остался в топонимике указанного региона и прилегаю щих мест в тысячах названий рек, пустынь, гор, городов, селений и т.д. (Ара вия, Армения, Иран – Яран, Иордан-Ярихо, Иерусалим – Яр-рус-алим, Ара сини и множество других. Как мы знаем из апокрифических библейских тек стов, «сурский, сурийский» (русский, руссийский) язык и был тем библей ским первоязыком, на котором говорили Адам, Ева и все их потомки до из вестного «вавилонского смешения языков»132.

Там же, с.561.

Там же, с.562.

См.: Ю.Д.Петухов. Русы Древнего Востока. – М.: Вече, 2003. – 432с. (с.12).

Тем же, с.12.

Там же, с. 13.

По Петухову: русы-шумеры основали «Русь Шумерийскую» и «княже ства Су-Мира», двигаясь с Севера на Юг (по гипотезе Петухова – «с гор За гроса» и «Армянского нагорья»)133. Это утверждение Ю.Д.Петухова кор релирует с гипотезой А.Г.Кифишина, вытекает из исследований Камен ной Могилы. Ю.Д.Петухов прогнозирует: «После полуторавековых пре ний научный мир условился считать, что этногенез шумеров есть нераз решимая загадка. Достоверно известными были признаны следующие по ложения:

• Шумеры не семиты и их письменность и язык не имеют никакого отношения к семитско-хамитской этноязыковой семье;

• Антропологически шумеры относятся к большой европеоидной расе с элементами малой средиземноморской расы;

• Шумеры не совсем атохтоны Месопотамии, часть их пришла из Ски фии (по Раулинсону), с полуострова Индостан (по М.Дьяконову и др.), с остро ва Дильмуна, нынешнего Бахрейна, Кавказа и т.д.»134 (выдел. мною, С.А.).

Исследования А.Г.Кифишина как раз подтверждают, углубляют и рас ширяют взгляд на происхождение протошумеров из «Скифии» (вернее с тер ритории, которая позже стала называться Скифией).

Гипотеза этнического происхождения шумеров из «Севера», с терри тории европейской части России (с Беларусью и Украиной), подтвержда ется и загадочной связью корневых основ чувашского языка (на что указы вали многие исследователи этого языка) с шумерским. Цепочка «прото чувашский язык» – открытие «протошумерских записей» на стенах Ка менной Могилы – гипотеза Раулинсона – Ю.Д.Петухова – А.Г.Кифишина о происхождении шумеров «с Севера» образует концептуальную единую систему, которая может быть развита, в том числе через дополнитель ный анализ протошумерских надписей на Каменной Могиле.

К сказанному следует добавить сенсационную находку протошумерских надписей на глиняных табличках при раскопке холма Тэртерии в Трансиль вании (Румыния) в 1961 году. В его недрах под самым нижним слоем холма была обнаружена яма, заполненная золой. На дне – статуэтки древних идо лов, браслет из морских раковин и… три маленькие глиняные таблички, по крытые пиктографическими знаками, имевшими сходство с шумерской письменностью, но датируемыми в своем появлении на 1000 лет раньше.

«Тэртерийские письмена» оказались сходными с письменами на черепках по суды из другого холма Турдаша – в Трансильвании, связанными с так назы ваемой культурой Винча (5 тысяч лет до н.э.). Г.С.Гриневич показал полное сходство надписей на глиняных табличках с табличками, найденными в Джемдет – Насре (Двуречье), сходство с которыми в свою очередь по Ки фишину имеют надписи Каменной Могилы. Г.С.Гриневич осуществил их расшифровку и доказал их связь с «протославянской письменностью»135.

Там же, с.109-177.

Там же, с.120.

Гриневич Г.С. Праславянская письменность. Результаты дешифровки. – М.: «Общественная польза», 1993. – 328с.

Мы думаем, что открытие А.Г.Кифишина входит тем элементом, кото рый превращает в систему открытие в Румынии, открытие в Чатал-Гююке, удивительное открытие протославянской письменности Г.С.Гриневича 3. Резюме Научный подвиг, совершенный Анатолием Георгиевичем Кифиши ным в конце ХХ века, во второй половине 90-х годов, связанный с расшиф ровкой письменных памятников Каменной Могилы, несомненно, выводит его фигуру в ряд величайших ученых – археологов мира. Он, несомненно, входит в плеяду Титанов Русского Возрождения.

Книга А.Г.Кифишина «Древнее святилище «Каменная Могила». Опыт дешифровки протошумерского архива XII – III тысячелетий до н.э.» не толь ко дает дополнительный ключ к раскрытию загадки этнического происхож дения шумерской цивилизации в Месопотамии, но и соединяет этногенез Шумера с этногенезом славян и русов, великого семейства народов – русско го, украинского и белорусского, которое есть по свей сути единый народ – народ руссов, или восточнославянский народ, наиболее сохранивший язык и культуру древних руссов, – «праславян», и с этногенезом всего российско евразийского единства народов, оформившегося как «российский суперэт нос» по Л.Н.Гумилеву.

Придет время, когда научный вклад А.Г.Кифишина в современную шумерологию будет оценен так, как он того заслуживает.

В А.Г.Кифишине, по нашей оценке, в полную силу воплотился архе тип русского мыслителя и архетип русской философии, русского космиз ма, русской мысли.

С думой о Кирилле Яковлевиче Кондратьеве 1. К.Я.Кондратьев – русский ученый космопланетарного масштаба Кирилл Яковлевич Кондратьев – академик АН СССР, затем РАН, русский ученый космопланетарного масштаба, великолепный человек, организатор крупных комплексных научных исследований, мыслитель, которого я бы отнес к продолжателям традиций Русского Космизма, человек, воспитанный Советской Эпохой и оставшийся верный ей, ее идеалам, до конца жизни, Интеллигент с большой буквы, в котором интеллект сочетался с духовностью, мужеством, глубочайшим знани ем культуры, литературы, истории России и мира в целом. Фронтовик, защитивший нашу родину в трудную годину от немецко-фашистских за хватчиков. Человек, сделавший очень много для отечественной высшей школы, проработавший на посту ректора Ленинградского государственно го университета им. А.А.Жданова в непростые годы хрущевского правле ния страной.

Я думаю, что Кирилл Яковлевич Кондратьев – фигура в отечествен ной науке такого громадного масштаба, что современникам еще не дано осознать истинный масштаб его творческого наследия и его значение для русской науки и культуры и в целом в мировой науке.

2. Встречи с Кириллом Яковлевичем Кондратьевым Я обращаюсь к своим воспоминаниям и к своим оценкам по долгу своих сердца и памяти.

Впервые я очно встретился с Кириллом Яковлевичем Кондратьевым в марте 1990 года, кажется то ли 13-го, то ли 16-го марта, в здании Академии наук, на семинаре, посвященном экологическим проблемам, который он вел.

Я не помню, как я попал на этот семинар, да еще с докладом по проблемам экологической квалиметрии. Думаю, что помог мне оказаться на этом семи наре Эрик Николаевич Елисеев, специалист по минерологии, палеонтологии, геохимии и синергетике, старший научный сотрудник Института геохроно логии и докембрия, человек, с которым я близко сошелся, благодаря участию по его же инициативе и инициативе Аркадия Ивановича Мелуа в комиссии, готовившей юбилейные мероприятия в университете по случаю 125-летия со дня рождения В.И.Вернадского.

Кирилл Яковлевич вел семинар. Было всего два доклада, мой доклад был вторым. Я тогда доклад построил на основе разработанной мною теоре тической концепции синтетической квалиметрии с демонстрацией ее воз можностей с позиций вопросов создания экологической квалиметрии. Были вопросы. Я ответил на них. Все прошло благополучно. Остался в памяти Ки рилл Яковлевич как человек, который вел семинар ровно, не повышая голо са, задавая очень точные, по существу, вопросы.

После той встречи прошло более 10 лет. Конечно, я следил за статьями и газетными публикациями Кондратьева. Некоторые, критичные оценки, по пали в мои статьи, посвященные ноосферно-экологической тематике.

Вторая встреча состоялась, кажется, 21 сентября 2001 года, на город ской экологической конференции, организованной профессором Сергеем Владимировичем Алексеевым. Всего были три пленарных доклада. Мой доклад был вторым после Кондратьева и посвящен был моей концепции управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллек та и образовательного общества. Мы оба сидели рядом в президиуме. Мой доклад, идеи, высказанные мною, видно его заинтересовали. Мы обменя лись визитками, он дал мне свой домашний телефон и предложил продол жить наше знакомство. Через два месяца после этой встречи у меня вышла монография «Ноосферизм. Том первый. Введение в ноосферизм» (2001, 537с.). Эту монографию я с дарственной надписью выслал ему на домаш ний адрес. Где-то, то ли в конце 2001 года, то ли в начале 2002 года мы долго беседовали по телефону по поводу этой моей работы. Он высоко в целом оценил эту работу, но сказал приблизительно следующее: что он критично относится к учению о ноосфере В.И.Вернадского и не разделяет того общего увлечения этой идеей, которая охватила научную обществен ность в России. Его доводы в чем-то совпадали с доводами Никиты Ни колаевича Моисеева, который в своих работах отрицал возможность управления социоприродной гармонией, но говорил, что необходимо «на правлять» движение человечества к ее достижению. Хотя, по моим оцен кам, здесь игра слов: «направлять» – это тоже означает «управлять», но «мягко» (управлять через направление в движении к нужному состоянию).

О том, что Кирилл Яковлевич стал пристально присматриваться ко мне как автору и как человеку, я узнал от Евгения Пантелеймоновича Борисен кова, который являлся его давнишним другом, как и другом известного уче ного Никиты Николаевича Моисеева, и с которым я сдружился на базе на шей общей работы в Президиуме Петровской академии наук и искусств и в Крестьянском академическом университете в г.Луга Ленинградской области.

Нас с Е.П.Борисенковым объединяло совпадение наших взглядов на то, что происходит с Россией, и проблемы развития отечественных науки и образо вания. Е.П.Борисенков тоже был фронтовик, воевал в гвардейской части знаменитых «катюш», остался русским патриотом и коммунистом, был чле ном КПРФ, как и я. Это был ученый энциклопедического «закваса», матема тик-прикладник, климатолог. К сожалению, он скоропостижно скончался сентября 2005 года. Е.П.Борисенков был одним из самых близких друзей Кирилла Яковлевича Кондратьева. Присматриваясь ко мне, как мне передал Евгений Пантелеймонович, К.Я.Кондратьев задавал и себе, и Борисенкову вопрос: настоящий ли я патриот, как я отношусь к советской истории. Как мне сказал, Евгений Пантелеймонович, он дал мне и моему научному «ре номе» самые высокие оценки.

Именно с 2002 года и началось наше сближение.

Кирилл Яковлевич несколько раз звал меня встретиться с ним. Осенью 2002 года я встретился с ним на работе, на Петроградской стороне, недалеко от моей альма матер – Военно-космической академии им. А.Ф.Можайского, с тем, чтобы передать новые свои книги: «Капиталократия. Мифы либерализма и судьба России», а также первые книги «Непрошенные мысли».

Новая встреча состоялась 27 марта 2003 года. Эта встреча нашла отра жение в четвертой книге – дневнике философа «Непрошеные мысли».

Вот что я писал тогда по свежим своим впечатлениям от этой встречи.

В гостях у Кирилла Яковлевича Кондратьева. Три часа «плотного» на учного диалога. Очень глубокий ученый фундаментального склада. Подарил 3-и книги, в которых он – или автор или организатор: К.Я.Кондратьев, К.С.

Демирчан, С. Балюнас и др. «Изменения глобального климата. Концептуаль ные аспекты» (СПб. 2001, 125с., библиография – 299 источников, 90% из которых – иностранные);

В.Ф.Крапивин, К.Я.Кондратьев «Глобальные из менения окружающей среды: экоинформатика» (СПб., 2002, 724с.);

К.Я.Кондратьев, В.К.Донченко «Экодинамика и геополитика. Том 1. Гло бальные проблемы (К. Я. Кондратьев)» (СПб., 1999, 1032с.). Поражает объ ем выполненных научных обобщений. Собираюсь плотно изучить книги К.Я.Кондратьева. Для «Ноосферизма» они имеют большое значение.

Мне, кажется, несмотря на возрастные различия, мы почувствовали друг к другу симпатию. Кирилл Яковлевич – фронтовик, ему 82 года, очень крепкий своим духом русский человек. Надеюсь, что наш диалог продлится.

Он с симпатией отнесся к идее проведения конференции, приуроченной к 80 летию со дня смерти В. И. Ленина: «Глобализация как форма проявления со временного капитализма – развитие ленинской теории империализма». По дарил ему книгу нашей конференции по Вернадскому.

К этим впечатлениям могу добавить следующее. Меня поразила общая обстановка в квартире Кирилла Яковлевича. Я ощутил присутствие любви прекрасной его супруги Светланы Ивановны Кондратьевой. Огромные шкафы, наполненные книгами, целый шкаф его собственных книг, его, про сто фантастическая, ориентация в громаднейшем множестве иностранных авторов по всем странам мира в области глобальной экологии, климатологии, экоинформатики, свидетельствовали об одном – здесь работает величайший «мозг» России, а возможно и планеты. Он был внимателен к каждому слову и к каждому суждению. Отнесся с пониманием к моим теоретическим поискам в направлении теории капиталократии и глобального империализма, при слушался к моей критике существующих предложений по решению экологи ческих проблем, связанной с недооценкой негативной роли рынка в логике «вползания» человечества в пропасть Глобальной Экологической Катастро фы. Он согласился со мной, что, по-видимому, человечество действительно уже оказался в первой фазе Глобальной Экологической Катастрофы. Для ме ня оказалась важной и его поддержка моего проекта по проведению Всерос сийской научной конференции «Ленинская теория империализма и совре менная глобализация» с изданием соответствующей монографии. Такая кон ференция была проведена 21 января 2004 года, в день, когда исполнилось лет со дня кончины великого сына русского народа и России, гения социали стической революции, Владимира Ильича Ленина. К конференции была из дана монография в виде 2-х книг общим объемом 754 страницы, в которой приняли участие такие видные ученые и общественно-политические деятели как Г.А.Зюганов, С.Г.Кара-Мурза, Н.А.Медведев, В.А.Воротилов, С.К.Булдаков, Ю.В.Манко, В.Т.Пуляев, В.Я.Ельмеев, В.Н.Сагатовский, Л.А.Зеленов, Н.Ф.Минаев, И.Я.Фроянов, А.А.Зиновьев, Е.П.Борисенков, И.Ф.Кефели и др. Думаю, что это первая такая фундаментальная работа в новейшее время по теории глобального империализма. Впоследствии, озна комившись с нею, К.Я.Кондратьев высоко ее оценил.

3. «Изменения глобального климата:

концептуальные оценки»

2 июня 2003 года в своих «Непрошеных мыслях» (4-я книга) я записал свои размышления и оценки, возникновение у меня в результате работы над книгой «Изменения глобального климата: концептуальные оценки» (СПб., 2001, 125с.).

Вот что я тогда записал:

Размышляю над книгой Кирилла Яковлевича Кондратьева и его соавто ров «Изменения глобального климата: концептуальные аспекты» (СПб.:

2001, 125с.). В ней главный акцент – на ограничение роста парниковых газов в атмосферу рассматривается как акт недобросовестной геополитики по литиков США и Западной Европы. Краткая история данного вопроса тако ва. Рамочная Концепция ООН об изменении климата (РКИК) была принята мая 1992 года и вступила в силу 21 марта 1994 года. На Первой Конферен ции Сторон РКИК в 1995 году в Берлине международным сообществом бы ло принято решение о начале поэтапных действий по ограничению роста поступлений парниковых газов в атмосферу и о создании системы эколого экономических механизмов регулирования этих процессов. В 1997 году на Третьей Конференции Сторон РКИК в Киото это решение уже было реали зовано – был принят Киотский Протокол РКИК, закрепляющий количе ственные обязательства развитых стран и стран с переходной экономи кой, включая Россию, по ограничению и снижению поступления парнико вых газов (прежде всего СО2) в атмосферу. На настоящий момент Киот ский Протокол подписан более чем 80-ю странами, но ратифицирован толь ко 29 развивающимися странами, а среди стран «восьмерки» его ратифици ровала только Франция. Для вступления в силу Киотского Протокола тре буется ратификация странами, вносящими 55% от общего объема выбро сов СО2. Это означает, что если две страны – США и Россия не ратифици руют Протокол, то он никогда не сможет вступить в силу. США и Россия пока не спешат это делать, но по разным причинам. Киотский Протокол несомненно ущемил права России и российского человека. Россия, будучи бо лее холодной цивилизацией, и, следовательно, требующей большего энерго потребления для воспроизводства экономики, получила почти в 2 раза мень ше на душу населения квоту, чем США. В предисловии к книге, написанным Л. П. Романюком, подчеркнуто: «Авторы исследования являются едино мышленниками и сторонниками биотической регуляции окружающей среды, выдвинутой В.Г.Горшковым, и противниками «парниковой» гипотезы гло бального потепления, необоснованность которой убедительно продемонст рировал К. Я. Кондратьев» (с.8).



Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.