авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 16 |

«А.И.Субетто ЭПОХА РУССКОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ В ПЕРСОНАЛИЯХ Титаны Русского Возрождения I С.-Петербург – ...»

-- [ Страница 6 ] --

В работе над своим фундаментальным трудом «Христос», который до сих пор не стал достоянием широких научных и культурных кругов Рос сии, Морозову потребовалась колоссальная вычислительная работа. И здесь ему оказали неоценимую помощь его соратники по отделению ас трономии, ставшие видными учеными, как Н.И.Идельсон, А.В.Марков, Д.О.Святский, Н.М.Штауде и рано умерший талантливый астроном М.А.Вильев (разработавший теорию определения временной заданной планетной констелляции, т.е. вычисление, в какой день и в каком году могло иметь место то или иное расположение планет).

- *** Русское общество любителей мировидения связывает Н.А.Морозова, как постоянного его председателя, с громадным количеством крупных деятелей культуры и науки в новой России – СССР. 5 июня 1919 года на общем собра нии этого общества его почетным членом по рекомендации Морозова стано вится К.Э.Циолковский. В 1920 году на астрономическом съезде Н.А.Морозов избирается в члены Всероссийского союза астрономов. В году состоялся I съезд общества «Мироведения» (1-11 сентября 1921 года), на котором Николай Александрович выступил с докладом «Принцип отно сительности в природе и математике».

«В голодные двадцатые годы, – пишут С.И.Валянский и И.С.Недосекина, – по всей Руси Великой тянулись к звездам. Одно за другим открывались отделения РОЛМ (наше замечание: Русское общество любителей мироведения) с обсерваториями: во Пскове в конце 1920 года, в Старой Руссе в начале 1921 года, в Трубчевске в 1922 году, в Курской губернии, в Туле, Рыльске, Кашине, Новониколаевские (Новосибирске) и многих других городах222.

В 30-х годах Русское общество любителей мироведения прекратило свое функционирование из-за репрессий. Все произошло из-за того, что в ОГПУ попал дневник ученого секретаря РОЛМ В.А.Казицина, в котором нашла от ражение критика советской власти. В 1930г. был арестован Святский. И ре шением Ленгубисполкома в декабре 1930г. РОЛМ был закрыт. Официально общество «Мироведение» было включено во вновь образованное Всесоюзное астрономо-геодезическое общество (ВАГО) при АН СССР. А в 1938 году был закрыт журнал «Мироведение». Вот некоторые итоги деятельности РОЛМ за 20 лет его существования: (1) число членов общества перед его за крытием составляло около 2400 человек;

(2) состоялось 210 общих собраний;

(3) состоялось 250 заседаний Совета;

(4) прочитано около 800 научных док ладов и сообщений;

(5) Отдел переменных звезд получил 7600 наблюдений;

(6) Отдел падающих звезд – около 16000 наблюдений.

- *** Но главным делом Н.А.Морозова стало создание им своей концепции ис тории человеческой культуры в естественнонаучном изложении, названной им «Христос». Название появилось по предложению издателя, и именно оно стало одним из главных препятствий на пути этой книги к читателю. Дело дошло до В.И.Ленина. Секретарь главы советского государства В.И.Горбунов 15 июля 1921 года извещал Морозова: «Владимир Ильич просил А.В.Луначарского пред ставить отзыв специалистов о Вашей книге «Христос». А.В.Луначарский просит Вас передать, что рукопись Ваша с нетерпением ожидается»223.

Ознакомившись бегло с рукописью, А.В.Луначарский пишет Ленину письмо с рекомендацией ее издания в Петроградском отделении Госиздата тиражом 4000 экземпляров.

Там же, с.546, выдел. нами.

Там же, с.549.

Первый том «Христос» вышел в 1924 году в год смерти В.И.Ленина.

В этой работе Н.А.Морозов впервые в истории науки (если не считать попыток Ньютона поправить историческую хронологию Иосифа Скалигера из логики естественнонаучных сравнительных исследований) попытался применить методы естественных наук, как наиболее объективные (по его взглядам) к реконструкции истории. Морозов существенно расширил приме нение астрономических методов к уточнению исторической датировки. Соб ственно говоря, это было главным полем деятельности астрономического от деления Лесгафтовского института. К астрономическим методам корректи ровки он добавил разработанные им методы, основанные на географии, гео логии, лингвистике, этнографии, психологии, попутно обогащая интересны ми идеями каждую из отраслей знаний, которую он осваивал и использовал ради построения своей синтетической методологии реконструкции (или идентификации) истории культуры человечества.

Вот как Николай Александрович сам характеризовал свой метод в бесе де с Александром Леонидовичем Чижевским в марте 1926 года (так как эта беседа воспроизведена в книге С.И.Валянского и И.С.Недосекиной):

«… Я вычислил время Апокалипсиса по гороскопу для него, данному в шестой главе этой же самой книги, и оказалось, что он написан по пово ду «вещего сочетания планет», имевшего место на небе только в ночь с 30 сентября на 1 октября 395 юлианского года. Сомнений здесь не могло быть, так как основное вычисление подтвердилось, по данным той же книги, тремя независимыми друг от друга астрономическими способами, и оказалось, что автор этой книги, Иоанн Богослов, отождествляется с великим сирийским учителем того времени Иоанном Златоустом, умершим в 408 году. Существование этого последнего Иоанна и вычис ленное мною время для Апокалипсиса подтвердили справедливость моего вычисления. Я вычислил время столбования Евангелистского Христа (что в переводе с греческого значит «священник»), и оказалось, что лун ное затмение, описанное при неудачной попытке его опозорить на стол бе, имело место на нашем полушарии Земли лишь один раз на протяже нии нескольких веков до и после нашей эры (так называемого Рождества Христова): оно было 21 марта 368 года. Я начал искать около этого времени в Сирии «Великого Святого», соответствующего «Царю Иудей скому», и тотчас нашел Василия Великого (333-379), имя которого в пе реводе значит «Великий Царь». Я исследовал его жизнь по «житиям святых» и увидел, что он был сыном тоже царя (Василия – по-гречески), и все в них, до попытки столбования, оказалось однородным с евангель ским сказанием об Иисусе».

Исходя из изложенной реконструкции, и многих других выполненных реконструкций (которые составили несколько десятков папок), Морозов пришел к выводу, сформулированному в «Христе»:

«…Теперь отмечу только, что сдвиг Рождества Христова на 333 года вперед, к году рождения Василия Великого, передвигает и Александра Маке донского и всех его преемников также на 333 года вперед».

А.Л.Чижевский заметил, что число 333 делятся на 11 без остатка, т.е.

сдвиг на 333 года является синхронным солнечному ритму, не нарушает «мирового ритма» всеобщей истории – результата, который он, Чижевский, представил в книге «Физические факторы исторического процесса». «Мои работы не могут опровергнуть ваших, а ваши – моих. Вопрос о признании как ваших, так и моих исследований приходится отнести к будущим време нам…» – продолжал Александр Леонидович. На что Морозов откликнулся:

«– Поистине, признание наших работ – дело будущего. Немало еще сломают копий в борьбе за эти точки зрения224, но мы-то с вами уверены в верности наших выводов, а это самое главное»225.

Встреча в 1926 году двух великих русских мыслителей-космистов пере росла в дружбу. В течение 15 лет, до 1941 года, бывая в Ленинграде, Чижев ский постоянно навещал Николая Александровича и Ксению Алексеевну Морозовых.

График создания и частичного издания рукописей «Христос» оказался следующим:

• 1924г. – «Христос. Книга 1. Небесные вехи истории человечества»

(Л., ГИЗ, 1924, XVI, 543с.) • 1926г. – «Христос. Книга 2. Силы земли и небес» (Л., ГИЗ, 1926, IX, 693с.) • 1927г. – «Христос. Книга 3. Бог и Слово» (М. – Л., ГИЗ, 1927г., VIII, 735с.) • 1928г. – «Христос. Книга 4. Во мгле минувшего при свете звезд» (М.

– Л., ГИЗ, 1928, VIII, 816с.) • 1929г. – «Христос. Книга 5. Руины и приведения» (М. – Л., ГИЗ, 1929, VII, 896с.) • 1930г. – «Христос. Книга 6. Из вековых глубин». (М. – Л., ГИЗ, 1930, XII, 1216с.) • 1932г. – «Христос. Книга 7. Великая Ромея. Первый святоч средневе ковой культуры». (М. – Л., Соцэкгиз, 1932, VIII, 920с.) Восьмой том остался в рукописи. Когда Чижевский высказал сочувст вие с трудностями издания «Христа», Морозов бросил реплику: «Мой товар от времени не портится…»226.

Создание многотомного труда (только то, что издано, составило около 6000 страниц) «Христос» Морозовым представляет собой научный и духов ный подвиг.

- *** Отсутствие его повторного издания в СССР и в нынешней России, на фоне переиздания, например, такой спорной, мягко говоря, книги Гит Там же, с.534.

Там же, с.554, 555.

Там же, с.587.

лера как «Майн Кампф», свидетельствует только об одном – о каком-то интеллектуальном заговоре против этого труда Морозова со стороны сильных мира сего.

И главное заслуга это синтетического труда, на практике результирующего междисциплинарное научное исследование, формирующего своеобразный пе реворот в истории и в философии истории, не в том, что он, Морозов, предло жил новый взгляд на историческую хронологию и соответственно логику исто рических событий, что вызвало раздражение и резкую критику со стороны всех «лагерей» науки, философии и религии (хотя критику такой работы выполнять трудно, потому что тому, кто будет браться за нее, необходимо овладеть синте тической методологией реконструкции Морозова), а в том, что предложена но вая системная методология исторической реконструкции, в том числе ре конструкции исторической хронологии, базирующаяся на запараллеливании различных «методологий реконструкции» и проверки исторической дати ровки, вытекающей из идентификации астрономических, геологических (гео физических), климатических, историко-этнических, историко-лингвистических, материально-археологических, мифологических и т.д. данных и событий, включая комплексные исследования нарративов.

- *** В 1932 году Морозов избирается «почетным членном» АН СССР, хотя по тому, вкладу в российскую науку, который он реально совершил, он за служивал звания действительного члена. Хотя «академии» часто ошибались в своих «выборах». Российская академия наук исторически ошиблась, не при няв в свои ряды Менделеева Дмитрия Ивановича.

- *** История возникновения звания «почетный член» восходит ко временам императрицы Елизаветы Петровны. 24 июля 1747 года она утвердила Рег ламент Академии наук и художеств, где в пункте 6 были предусмотрены почетных членов, и первым такое звание вскоре получил, в прошлом адъ юнкт по ботанике, Григорий Николаевич Теплов.

После 1917 года почетным членами отечественной академии наук (после появления СССР – Академии наук СССР) стали:

• Н.С.Таганцев (2.12.1917г.);

• С.Н.Виноградский (7.12.1923г.);

• В.Г.Шухов (31.1.1931г.);

• Н.И.Кареев (31.1.1929г.);

• Н.К.Крупская (1.2.1931г.);

• Н.А.Морозов (29.3.1932г.);

• Н.М.Книпович (1.6.1935г);

• И.В.Сталин (22.12. 1939г.).

Звание «почетный член» просуществовало в АН СССР до 29 марта 1945г. и было заменено постановлением СНК СССР, в чьем ведении находи лась академия, на звание «почетный академик». Таковыми стали Н.А.Морозов, И.В.Сталин и Н.Ф.Гамалея, осенью 1946 года в почетные академики был избран В.М.Молотов.

В 1959 году был принят новый устав АН СССР, в котором было исклю чено положение о почетных членах и почетных академиках.

История выдвижения Морозова в академики сама по себе поучительная.

Один из почитателей научного творчества Николая Александровича В.Л.Блюминау, откликаясь на конкурсное объявление, отослал заявку в ака демию, в которой писал: «…Я предлагаю в действительные члены АН СССР директора научного института им. Лесгафта в Ленинграде известного шлиссельбуржца Н.А.Морозова, которого считаю гениальным историком, произведшим революционный переворот во всех наших познаниях…»227.

Академия оказалась в двусмысленной ситуации в том плане, что при проведении голосования, вследствие споров вокруг «Христа», по историче скому отделению Морозов мог бы получить много черных шаров, т.е. суще ствовала опасность заболлотирования, как это было сделано недавно по от ношению к историкам С.Ф.Платонову, Е.В.Тарле, Н.П.Лихачеву. Академик А.Е.Ферсман, ученик В.И.Вернадского, нашел выход из положения. Он ска зал: «Н.А.Морозов – выдающийся ученый. Он внес вклад во многие науки. Бу дет несправедливо, если мы выберем его академиком по исторической груп пе. Я считаю, что он должен принадлежать всей академии. Его надо из брать почетным членом». При голосовании кандидатура Морозова получила голосов: за – 39, против – 7. Отметим, что на этом собрании действительны ми членами АН СССР были избраны: будущий президент академии – С.И.Вавилов (за – 42, против 4) и будущий лауреат Нобелевской премии Н.Н.Семенов (за – 40, против – 6).

- *** Морозов, несмотря на возраст, продолжал активно научную деятель ность. До начала Великой Отечественной войны он сдал в академические журналы 4-е свои научные статьи. Первая – «Аберрации от вращения на блюдательной базы и их космологические последствия», в которой он ма тематически доказал, что импульсы силы тяготения распространяются со скоростью света. Статья была уже набрана в «Астрономическом журнале», сверстана корректура, но война помешала ее изданию. Вторая – «Влияние небесных воздействий на частоту землетрясений». Статья раскрывала механику воздействий Луны, или Солнца, или центра обращения Млечного пути (Галактики) на образования разрывов в местах скопления напряжений в земной коре. Причем гипотеза в статье подкреплялась тысячами случаев из истории землетрясений в разных странах, «в которых они были отмечены не только по дням, но и по часам»228. К сожалению и эта статья из-за админист ративных передряг, возникших в начальный период войны, тоже оказалась Там же, с. Там же, с.580.

неизданной. В третье статье «Влияние электрического и магнитного поля планет на устойчивость их орбит» он математически доказывал «неиз бежность образования колец, вроде сатурновых, на экваториальной части планеты от присоединений к молекулам ее атмосферы электрических заря дов, вроде наших грозовых, и последующего разрыва этих колец от отталки вания тех же зарядов с образованием планеты-спутника…»229. Четвертая ста тья была посвящена теме предвычисления погоды на основе введения в ана лиз галактических воздействий. И эту статью постигла судьба 3-х предыду щих: она не была опубликована.

В годы войны он продолжал исследования, сосредоточившись на руко писи монографии «Основы теоретической метеорологии и геофизики».

Одновременно он осуществлял усилия по согласованию идей своего «Строения вещества» с современными воззрениями на строение атома.

14 января 1944 года в письме в президиум химического отделения АН СССР он писал: «…Как я уже писал в президиум химического отделения, в последние годы мне пришлось отложить уже обдуманную мною работу о том, как моя теория, выработанная еще в Шлиссельбургском заточении и опубликованная еще в 1907 году в книге «Периодическая система строе ния вещества», о сложном строении атомов и о том, что непременны ми компонентами их являются: газ небесных туманностей (который я на звал там архонием), а кроме него гелий, протоводород и положительные и отрицательные электроны, т.е. современные позитроны и электроны, только названные там мною анодием и катодием, подтвердилась теперь опытами новейших ученых, выделивших все эти компоненты, кроме «ар хония», который еще ждет методов для своего выделения в чистом виде.

Но стремление выяснить генезис этих компонентов во Вселенной увлекло меня в область спектрального анализа небесных светил и в выяснение эволюции звездных систем вообще. В связи с этим появилось мое иссле дование «Die Evolution der Materie auf den Hummelskxpern», вышедшее от дельным изданием только на немецком языке в конце царского режима, и другие исследования по астрофизике. А революция отвлекла меня в об ласть историологии, так как проверка всех летописей по описанным в них солнечным и лунным затмениям показала мне в них огромные сдви ги хронологии, а разрабатывать это при старом режиме было невоз можно ввиду противоречия получаемых результатов со «священной исто рией старого и нового завета» и с тогдашним богословием вообще. Так обстояло дело до недавних лет, когда я написал в дополнение к уже напе чатанным уже до 1932 года семи томам моего исследования по древней и средневековой истории христианской культуры (названной мною по сове ту заведовавшего тогдашним Госиздатом общим названием «Христос») еще три тома «Об Ассирийско-Вавилонских клинописях», «Сенсацион ные находки европейцев в первой половине XIX века в Азии, Индии и Египте с точки зрения точных наук» и «Новые основы русской средне Там же, с.580.

вековой истории» (проверка всех астрономических указаний в русских ле тописях и ее неожиданные результаты)…»230.

- *** Оглядываясь на достижения наук, Николай Александрович Морозов, уже на пороге между жизнью и смертью, находил подтверждение многим своим гипотезам, теориям и высказанным догадкам.

Игорь Васильевич Курчатов так отозвался на монографию Морозова «Пе риодическая система строения вещества»: «Современная физика ядра полно стью подтвердила утверждение о сложном строении атомов и взаимопревра щаемости всех химических элементов, разработанное в свое время Н.А.Морозовым в монографии «Периодическая система строения вещества»231.

Н.А.Морозов в беседе со С.А.Стебаковым так оценил свои прогнозы и свою работу в науке:

«В истории естественных наук нередки случая, когда представления и системы, составленные чисто теоретическим путем, подтверждались впоследствии с такой стороны, о которой и не думали их авторы. То же самое случилось и с теорией строения атомов. Выработанная мною в общих чертах еще в 80-х гг. прошлого столетия, она оправдалась с тех пор уже тремя важными открытиями: открытием гелия и его анало гов, а затем открытием катодных корпускулов и медленным распаде нием атомов радия на гелий и остаточный элемент, по-видимому, сходный по химическим реакциям с обычным радием, но несколько меньшим по атомному весу. Жизнь ученого лучше всего обрисовывается на фоне исторического развития тех идей, которым он служил. Только таким путем и понимается вполне его роль и значение»232.

Морозов заостряет внимание на том, что эволюция атомов и молекул под чиняется «закону прогрессивного усложнения действующих единиц»233.

Он высоко ставит открытие Д.И.Менделеевым периодического закона.

Исходя из представлений о сложности атома, к которым Морозов пришел само стоятельно еще в 80-х годах XIX века, находясь в заключении, он возрождает алхимическую идею о превращении химических элементов («Именно понятие о сложности атома делает реальной идею трансформирования элементов, присутствовавших в алхимии»234). Отметим, что гипотеза о трансмутации химических элементов в процессах функционирования живого вещества, в том числе процессах старения сомы живых организмов, в последние деся тилетия развивает В.П.Казначеев и его научная школа235.

Там же, с.581, 582.

Там же, с.583.

Там же, с.633, выдел нами.

Там же, с.634.

Там же, с.636.

Казначеев В.П. Проблемы человековедения/ Под науч. ред. А.И.Субетто. – М. – Ново сибирск: Исследоват. Центр, 1977. – 352с.;

Казначеев В.П., Спирин Е.А. Космопланетар Н.А.Морозов один из первых в мировой науке в разделе «Вселенная» в книге «Итоги науки и теории на практике», вышедшей двумя изданиями, в 1911 и 1916гг., высказал гипотезу о наличии жизни на Марсе и ее научные основания. Формирование гипотезы проходило при интенсивном консульти ровании с К.А.Тимирязевым. Один из доводов состоял в том, что желтый цвет поверхности Марса мог быть порожден особым веществом, входящим в хлорофилл, – ксантофиллом, придающим или красный или желтый цвет ли стьям, охваченным морозом. В дальнейшем эта линия мысли Морозова была развита Г.А.Тиховым.

К интересным идеям великого мыслителя относится концепция планетарных и звездных «атмосфер», выполняющих цементирующую функцию во всех телах Вселенной. «Идея мировых атмосфер, – говорил Ни колай Александрович своему молодому собеседнику Сергею Александровичу Стебакову, – с помощью которых можно было объяснить различные свой ства, приписывавшиеся в то время физическим телам, в том числе инерцию и гравитацию, наиболее детально были рассмотрены в моей книге «Основы качественного физико-математического анализа»236.

В последние годы жизни с Морозовым активно общался секретарь От деления химии АН СССР С.И.Вольфкович. В письме, посланном ему 12 но ября 1944 года, Николай Александрович писал: «…у меня тотчас после от крытия циклотрона появился проект новой работы, но я по уши был погру жен в последние годы в геофизические соображения и не знаю, когда осво божусь от большого моего теперешнего труда «Основы теоретической геофизики»…Но, несомненно, через год или около этого наступит и для ме ня возможность приняться и за циклотронные явления, и я не премину это сделать, если другие исследователи не сделают выводов, представляющих моему воображению, ранее, чем я успею освободиться от своих современных геофизических и метеорологических работ»237.

С.И.Вольфкович, по его собственному признанию, был ошеломлен: «На 91-м году своей жизни он был более страстен и смел, чем многие из нас – на 40-50 лет его моложе»238.

- *** Николай Александрович, наряду с естественнонаучными и историоло гическими интересами, продолжал постоянно размышлять над проблемами социализма.

Идея справедливости, ее историческая идентификация была посто янным предметом исследований Морозова. И, в конце концов, он приходит к выводу о важной теме развития человеческого духа. В разговоре с Е.А.Стебаковым он приходит к заключению: «В основе всех изменений хо ный феномен человека. – Новосибирск: Наука, Сиб. отд., 1991 – 304с;

Казначеев В.П. Ду мы о будущем. – Новосибирск: «Издатель», 2004. – 128с.

См. выше: С.И.Валянский, И.С.Недосекина, с.645.

Там же, с.700.

Там же, с.700.

зяйственного строя жизни, как и в основе гражданских и религиозных изме нений, лежит постоянное развитие человеческого духа от поколения к поко лению. Лишь то поколение способно будет осуществить гражданствен но-свободный, а не деспотический социализм, у которого угаснут в душах первобытные чувства корыстолюбия, зависти, злобы, ревности, само мнения, суеверия, честолюбия, властолюбия и т.д. Кроме того, граждан ственно-свободный всенародный социалистический строй возможен только при высоком развитии человеческой умственности. При безгра мотности или полуграмотности большинства и его духовной малораз витости всякий социалистический строй будет иметь непреодолимую готовность вновь выделить из себя все прежние привилегированные клас сы частновладельческого строя и перейти в него»239.

По нашей оценке, в этом высказывании Н.А.Морозов вплотную подо шел к тому взгляду на социализм, который мы назвали ноосферным, эко логическим, духовным социализмом. Но только подошел. В его время не стоял так жестко экологический импе ратив, как он предстал перед научной мыслью в конце ХХ – в начале XXI века.

Морозов мечтает о «соединенных штатах мира», в которых не будет войн, он считает «одной из величайших и прекраснейших задач современной всена родной интеллигенции – подготовлять грядущее царство общего братства»241.

Здесь Морозов оставался на утопических основаниях, не замечающих зловещую роль капиталократии и ее империалистическую природу. Его анализ войн ограничился психолого-эволюционным определением их ис точников, интегрально сводящихся к эгоизму и социал-дарвинистским объяснениям. Здесь он не поднялся до понимания империалистической природы мировых войн в эпоху империализма, которую гениально раскрыл В.И.Ленин в своих трудах, в том числе в монографии «Империализм как высшая стадия капитализма» (1916).

Тем не менее, даже в анализе капиталистических механизмов у него есть немало верных оценок. Он предупреждает: «Избыток бумажных денег – это самый страшный яд для общественного организма»242.

Монетарная революция в бытии общества Капитала и капиталократии в конце ХХ века привела к росту доли виртуальных денег, виртуального рынка и виртуально-спекулятивного Капитала, порождающего финансово денежную неустойчивость в развитии современного глобального империа лизма и глобальной системы свободного перемещения капитала243.

- *** Там же, выше, с.611, выдел. нами. Этот прогноз Морозова оправдался в нынешней России.

Субетто А.И. Ноосферизм, 2001, 2003;

Субетто А.И. Глобальный империализм и ноо сферно-социалистическая альтернатива – СПб.: КГУ им. Некрасова, 2004. – 101с.

См. выше: С.И.Валянский, И.С.Недосекина, с.611, 612.

Там же, с.613.

Субетто А.И. Капиталократия. – СПб.: ПАНИ, 2001 – 224с.

Морозов смерти не боялся. О смерти он говорил так: «Когда она придет, то я скажу: «Ну, нечего делать, надо умирать». Но смерти он не хотел и не думал о ней, он был творец.

Скончался Николай Александрович Морозов 30 июля 1946 года в имении Борок, где он родился и жил временами, и где нашел вечное упо коение. Похоронен в усадебном парке имения Борок. В доме, где он ро дился, жил и умер, был открыт музей, который действует и поныне. Его верная подруга жизни К.А.Морозова скончался 27 января 1948 года и была похоронена в могиле рядом с ее мужем. На могиле установлен памятник Морозову работы скульптура Г.И.Мотовилова и мемориальная плита К.А.Морозовой.

7. Эпилог - *** Первое. Научное наследие Николая Александровича Морозова огромно и энциклопедично. Познание и должная оценка его наследия не стали еще делом интеллектуальных и духовных сил России, в первую очередь русского народа. Они еще впереди. Это задача Русского Возрождения.

Сама жизнь Н.А.Морозова и его научное творчество предстают как не прерывно длящееся всю его жизнь духовное и научное подвижничество. Его, также как В.И.Вернадского, и А.Л.Чижевского, и К.Э.Циолковского, и А.А.Богданова, и П.Ф. Лесгафта, и Н.И.Вавилова, и Л.Н.Гумилева, можно было бы назвать Гигантом Мысли Эпохи Русского Возрождения, которая не прекратилась, а наоборот, находится на историческом подъеме и она еще скажет слово в XXI веке.

- *** Второе. Следует согласиться с оценкой Сергея Ивановича Вавилова, прозвучавшая в его письме к Морозову по случаю его 85-летия:

«Празднуя 85-летний юбилей Николая Александровича Морозова, Советская страна отмечает деятельность одного из замечательных представителей старой русской интеллигенции. Талантливый юноша с глубоким и органическим стремлением к научной работе в области есте ствознания, Н.А.Морозов все свои силы бросает на борьбу с царским пра вительством. Двадцатипятилетнее заключение в Шлиссельбурге – это одна из страниц науки, которая должна быть поставлена наряду с преследованием Галилея инквизицией и другими фактами из истории мучеников науки. Вдохновение научного творчества не оставило Н.А.Морозова и в стенах заключения. В тюрьме он создал ряд интерес нейших книг по теории атомов, математике и истории. Оторванный от мировой науки, Н.А.Морозов сумел в ряде случаев увидеть то, к чему при шли наука много позднее в результате усилий громадного коллектива уче ных. Необычайная широта интересов и талантов Н.А.Морозова, охваты вающего поэзию, историю, физику, математику, астрономию, - явление поразительное, и исключительное»244.

- *** Третье. Н.А.Морозов – яркий пример творческого долгожительства.

Одним из признаков творческого долгожителя – сохранение детского ощу щения мира, в котором таится готовность встречи с чудом и способность творчества245.

Всех, кто сталкивался с Николаем Александровичем Морозовым, пора жала эта детская чистота его взгляда. Он всегда считал, что «душевное на строение человека, доброе или унылое состояние духа зависят не только от окружающей его обстановки – человек носит их в собственной душе.

«Кто от природы склонен к унынию, кто думает только о себе, тот бу дет несчастлив, где бы он ни был и с кем бы он ни был», – не раз говари вал он»246.

- *** Четвертое. Морозов – яркий представитель Русского Космизма, рус ской философской мысли. Для его мировоззрения характерно глубокое един ство мира человека и звездного мира, т.е. единство микрокосма и макрокос ма, о котором говорили древнегреческие мыслители и Павел Александрович Флоренский. Его «звездные стихи» удивительно близки «звездным стихам»

другого великого русского космиста Александра Леонидовича Чижевского.

Звездный, космический масштаб рождал ощущение вечности и оптимизма, который базируется на вере в победу человечности.

«Мы умираем только для других, О смерти собственной умерший не узнает – Ушел он в новый путь, он мертв лишь для живых, Для тех, кого он оставляет.

Вот гроб стоит, и в нем недвижим тот, С кем я делил и радость, и страданье.

Он умер для меня, но он во мне живет, А я исчез в его воспоминаньях.

Я умер в нем, меня хоронят с ним.

В его душе мое исчезло отраженье.

В стихийный мир ушел попутный пилигрим, Хранивший в памяти мое изображенье.

А для меня тесней сомкнулся горизонт.

Русло моей души как будто уже стало.

Но в глубину времен душа спустила зонд, И нить его нигде до грунта не достала.

См выше: С.И.Валянский, И.С.Недосекина, с.576.

Субетто А.И. Творчество, жизнь, здоровье и гармония. М., 1992, 204с.

Валянский С.И., Недосекина. См. выше, с.529.

Сомкнулся мир стихий, былое заслоняя, В нем своего конца, как все, я не узнаю, Но с каждым из людей умерших для меня, Мне кажется, я тоже умираю.

И все ж не умер тот, чей отзвук есть в других, Кто в этом мире жил не только жизнью личной!

Живой средь мертвых мертв, а мертвый жив в живых, Как это странно все, как это необычно!»247.

- *** Пятое. Все творчество Н.А.Морозова может быть охарактеризо вано как первый этап синтеза «Мироведения».

В этом своем качестве оно примыкает к учению о ноосфере В.И.Вернадского.

Выдвинутая нами теоретико-мировоззренческая система Ноосферизма, ко торая обращена к новому тотальному Неклассическому синтезу Науки и Культу ры, и одновременно раскрывает основания Ноосферного, Духовного Социализма и его реализацию как управляемую социоприродную эволюцию на базе общест венного интеллекта и образовательного общества, по нашей оценке, дает про стор для будущего Великого Синтеза учения о ноосфере В.И.Вернадского и системы Мироведения по Н.А.Морозову и его соратников.

Творчество Н.А.Морозова – это воплощения Русского Холизма, син тетичности Русского Разума.

Жизнь Николая Александровича Морозова вместила в себя не только три его жизни (до заключения, заключение в Шлиссельбургской крепости на 25 лет, после заключения), но и такие исторические потрясения России и человечества как Первая и Вторая мировые войны, три Русские революции – 1905 года, фев ральская 1917 года, октябрьская 1917 года, две эпохи – эпоху российской импе рии (с момента его рождения, с 1854г. и до октября 1917 года) и советскую эпо ху или эпоху социализма (с 1917 года и до его кончины в 1946 году).

Его жизнь демонстрирует Величие Человека, она показала, как много может вместить в себя во внутреннем, творческом, и внешнем, событийном планах. Он был организатором науки, таким же, как В.И.Вернадский, он стоит у истоков программы создания советской авиации (воздушного флота Советской России).

Жизнь Николая Александровича Морозова после его смерти продолжа ется. В 2006 году исполнится 60 лет после смерти. И чем больше проходит времени после его кончины, тем больше проявляются контуры величия его творческого вклада в будущее науки и в будущее человечества и России.

Сейчас в России много пишется о воспитании и судьбах российского образования. Чтобы правильно дать ответы на вопросы «Что нам де лать?» и «Какие программы и стратегии претворить в жизнь, чтобы ре шить проблемы XXI века?», необходимо духовное и интеллектуальное на следие, оставленное нам русскими Мыслителями, перевести в фундамент мировоззрения поколений русских людей и всех народов России в XXI веке.

Там же, с.707.

Николай Иванович Пирогов: педагогика жизни 1. «Жить для общества» - императив пироговской модели качества человека в России - *** Николай Иванович Пирогов родился 13 ноября 1810 года и умер ноября 1881 года, через 10 дней после своего «дня рождения», когда ему ис полнилось 71 год.

Его творчество – это целая «планета» русской науки XIX века.

Н.В.Склифосовский, знаменитый его ученик, говорил: «Народ, имевший своего Пирогова, имеет право гордиться, так как с этим именем связан целый период врачебноведения. Начала, внесенные в науку (анатомия, хирургия) Пироговым, останутся вечным вкладом и не могут быть стерты со скри жалей ее, пока будет существовать европейская наука, пока не замрет на этом месте последний звук богатой русской речи». Однако в Пирогове – знаменитом хирурге, враче, который заложил основы хирургической анато мии, военной хирургии, оперировал, организовывал врачебное дело и кон сультировал врачей в 4-х военных компаниях (на Кавказе в 1847 г., при обо роне Севастополя в 1854 – 55 гг., на театре франко-прусской компании в 1870 г., на театре русско-турецкой войны в 1877 – 78 гг.), создал атлас «топо графической анатомии распилов, проведенных в трех направлениях через за мороженное человеческое тело», жил не менее знаменитый педагог, вели кий просветитель России.

Обращение к педагогическому и просветительскому наследию Н.И.Пирогова особенно актуально в нынешнее время, когда императив «образованной, просвещенной России» в XXI веке предстал, как импера тив сохранения ею своей самоидентичности, ее будущего, сохранения и развития культуры, всего гуманистического потенциала России.

Пирогов вышел на арену русской педагогической мысли своей знаме нитой статьей «Вопросы жизни», опубликованный в «Морском сборнике»

в июле 1856 года, сразу же после написания рапорта об уходе из Медико хирургической академии в апреле того же года. Это было время зарождения социальной педагогики в России.

Вопрос о воспитании остро обсуждался общественностью России.

Россия переживала поражение в Крымской войне, показавшей «гнилость»

социального и государственного устройства ее жизни. Необходимо было, как писал Н.И.Пирогов, - чтобы «жить для себя» превратилось в «жить для общества». Первым заговорил об этом вслух «Морской сборник», нахо дившийся под опекой великого князя Константина Николаевича, главы морского ведомства и царева брата (брата Александра II).

Разговор о воспитании в журнале открылся статьей Бэма, которого Морской ученый комитет рекомендовал как опытнейшего педагога. Статья была обстоятельной. Бэм подчеркивал, что почвой, на которой вырастает, развивается новое поколение, является общество. «Дурное направление и недостатки воспитания юношества неразлучно связаны с общим дурным на правлением общественной жизни…»1). На статью Бэма откликнулись акаде мик Давыдов, читавший курс педагогики в Московском университете, и Вла димир Иванович Даль, оставивший нам в наследие знаменитый толковый словарь русского языка. У Давыдова статья оказалась официальной и неин тересной. В.И.Даль выдвинул тезис: «Воспитатель сам должен быть тем, чем он хочет сделать воспитанника». За этим тезисом скрывалось общее негативное отношение не только ко лжи, пронизавшей школу в России, но и ее все государственное устройство. Собственно говоря, и в тезисе Бэма, и в тезисе Даля, мы встречаемся с «законом удвоения», концепцию которого автор развивает в теории фундаментальных противоречий человека, в педагогической антропологии.2) Воспитатель «удваивает» себя в воспи таннике. Общество как субъект социальной педагогики отражается в фор мируемом поколении. «Дурное общество» порождает «дурное поколение».

Дискуссия в «Морском сборнике» задела Пирогова и он откликнулся своими «Вопросами жизни». Статья появилась у него не спонтанно. Она была итогом его постоянных размышлений, его честного отношения к жизни, к долгу, к профессиональным обязанностям, которое закрепилось в его кре до, пронесенным им через всю жизнь: «Быть, а не казаться». Фактически статья была написана за 6 лет до публикации. В своих «севастопольских письмах» Пирогов раскрывал лживость общественных отношений в России, против которых восставал Даль. «Нужно, чтобы было непременно все в от личном порядке - на бумаге, а если нет, так нужно молчать», - делится Пиро гов впечатлениями от поездки Николая I в Симферополь во время Крымской войны. Крушение Севастополя было одновременно, отчасти, и крушени ем официальной системы воспитания. «Люблю Россию, люблю честь ро дины, а не чины, - пишет Николай Иванович из Крыма. - Это врожденное, его из сердца не вырвешь и не переделаешь, а когда видишь перед глазами, как мало делается для отчизны и собственно из одной любви к ней и ее части, так поневоле хочешь уйти от зла, чтобы не быть по крайней мере бездейст венным его свидетелем».3) «Вопросы жизни» Пирогова де-факто закрыли дискуссию о воспитании на страницах «Морского сборника».

1) Подуроминский В. Пирогов. М.: «Молодая гвардия», 1965, с. 236.

2) Субетто А.И. Введение в неклассическое человековедение. СПб., ПАНИ, 2000. - 458с.;

Субетто А.И. Акмеология и креатология в системе педагогической антропологии. В кн.:

Педагогика и акмеология безопасности жизнедеятельности. СПб., МАНЭБ, 2000.- с.52-77.

3) Продуминский В. Пирогов. М.: «Молодая гвардия», 1965, с.236, 237.

2. Как вывести человечество из противоречия между школой и жизнью?

Пирогов выделяет три пути, которые могут вывести человечество из противоречия между школой и жизнью.

Первый путь - согласовать воспитание с направлением общества.

Второй путь - изменить направление общества.

Третий путь - «приготовить нас воспитанием к внутренней борьбе», чтобы «выдерживать неравный бой». Как видно, первый путь был путем воспитания человека, приспосабливающегося к условиям жизни общества, как бы они не были несправедливы. Это был путь приспособленчества к со циальной лжи и несправедливости, путь воспитания конформистов.

Второй путь представлял собой путь революционных преобразований, ломки сложившихся устоев общества.

Третий путь являлся путем эволюционных преобразований через вос питание человека, способного бороться с социальным злом.

Первый путь Пирогов отвергал, потому что в этом случае на земле не останется ничего «Святого, Чистого и Великого». Второй путь Пирогов счи тал несостоятельным, так как по его убеждению «изменить направление об щества есть дело промысла и времени». Он выбирает для своей доктрины воспитания третий путь - готовить людей, которые в состоянии внутренне противостоять обществу. Он выбирает путь постоянного подвига во имя России, путь духовного противостояния лжи и несправедливости, путь работы, ежегодного труда во имя отчизны.

Шаг Н.И.Пирогова к публикации «Вопросов жизни» был подготовлен всей его службой в Севастополе во время Крымской войны. Публикация «Вопросов жизни» совпадает с его разрывом с «чиновничьим официозом», царившем в Медико-хирургической академии во время его службы там. «Я отслужил мои годы и свободен». «Меня ни лаской и ничем не принудят слу жить далее». Из Севастополя он с радостью передает свое заключение:

«Служить здесь мне во сто крат приятнее, чем в академии;

я здесь, по край ней мере, не вижу удручающих жизнь, ум и сердце чиновничьих лиц, с кото рыми по воле и неволе встречался ежедневно в Петербурге».

В.Порудоминский, автор биографии Пирогова, правильно подчеркива ет, что из неприятия бюрократической машины царизма, которая особенно давила в столице имперской России - в Санкт Петербурге, не следует делать вывод, что Николай Иванович уходит от борьбы. Нет, он ее принимает. Он уходит из Медико-хирургической академии, чтобы совершить подвиг «сделаться ПИРОГОВЫМ», т.е. стать социальным педагогом, просве тителем, выполнить программу воспитания, которую он обозначил в «Во просах жизни», воспитывать деятелей, тех самых «людей и граждан», кото рые будут «жить для общества».

Чернышевский, Добролюбов, Герцен поддержали в «Вопросах жизни»

резкую критику государственной системы воспитания, «благородный призыв растить новых, убежденных людей, приученных «с первых лет жизни любить искренне правду, стать за нее горою».4) Разошлись они с Пироговым только в оценках путей, останавливаясь на втором, революционном пути преобразо вания общественной жизни России.

Главная идея Пирогова в «Вопросах жизни» - воспитывать готовность отстаивать в жизни правду, «стоять за нее горою», как идея русской социаль ной педагогики, – формируется не на пустом месте, а на русской традиции, русском космизме, восходящим к истокам русской духовности со знамени тым возгласом Александра Невского «Не в силе бог, а в правде». Заметим, что в теоретико-философской реконструкции «русской идеи», осуществлен ной В.Н.Сагатовским,5) поиск правды входит в систему ценностей русской идеи, он замыкает его категориальную цепь вместе с ноосферой.

Программа и идея воспитания, обозначенные Пироговым, ориентиру ются на формирование людей долга, т.е. таких, для которых смысл жизни «жить для общества». Поэтому педагогика Пирогова изначально приобре тает социальное измерение, т.е. предстает как социальная педагогика.

Как будто сама судьба управляет миссией его жизни. Как пишет В.Порудоминский6): «Пирогова высочайше уволили из медицинской науки, но высочайше пустили на педагогическое поприще».

«Вопросами жизни» Николай Иванович Пирогов предпослал эпиграф:

«-К чему вы готовите вашего сына? - кто-то спросил меня.

- Быть человеком, - отвечал я.

- Разве вы не знаете, - сказал спросивший, - что людей собственно нет на свете;

это одно отвлечение, вовсе не нужное для нашего общества? Нам необ ходимы негоцианты, солдаты, механики, моряки, врачи, юристы, а не люди.

Правда это или нет?»

За этим вопросом эпиграфа Николая Ивановича фактически стоял во прос: какое нам нужно мировоззрение - мундирное, чиновничье или общест венное?

Константин Дмитриевич Ушинский, великий русский педагог XIX века, значимость которого для нашей педагогики не только не угасла, но, на оборот, возросла, подметил это «высокое мудрое детство души» Пирогова, которое несмотря на возраст заставили его по-юношески ставить извечный гамлетовский вопрос: «Быть или не быть?». К.Д.Ушинский замечает: «Как! подумали, может быть, наши русские Полонии: заниматься гамлетовскими вопросами человеку степенному, пожилому, да еще вдобавок и знаменитому врачу, для которого вопросы жизни должны быть давным-давно разрешены?

Заниматься такими вопросами, которые в наше время даже четырнадцати летний мальчик считает давным-давно разрешенными и недостойными его положительности, не совмещенными с его знаниями? Как! Рассуждать в из вестные годы о вопросах жизни? Какое детство!» И, действительно, это дет ство, к которому были способны в зрелом возрасте только такие дети, как 4) Порудоминский В. Пирогов. - М.: "Молодая гвардия", 1965, с.237, 238.

5) Сагатовский В.Н. Русская идея: прерван ли путь?. – СПб. Петрополюс, 1994 – 217с.

6) Порудоминский В. Пирогов.- М.: "Молодая гвардия", 1965, с.237,238.

Шекспир, Ньютон или Сократ;

то евангельское детство души, на которое указывает спаситель апостолам, как на врата в царство Божие. Это мудрое детство именно и состоит во всегдашней способности души решать, и решать искренно и с увлечением, самые основные вопросы жизни. Если человек, не решив их никак ни для самого себя, ни для своей жизненной дея тельности, перестает о них думать, увлекаясь частностями жизни, если он считает все подобные вопросы ненужными и лишними, - тогда он уже пере стал быть ребенком, но тогда он и перестал быть человеком вполне» 7) (выдел. мною, С.А.).

Н.И. Пирогов со смелостью детской души ставит неудобные и неожидан ные вопросы, поднимая главный вопрос “Вопросов жизни”: как сформировать убеждения у ребенка, без которых он не может развиться в человека, т.е «воче ловечиться». Для Н.И. Пирогова –это “убеждения в высоком и святом ”. Оно связано с гуманным, православным мировоззрением. Пирогов задумывается над понятием общего образования. В “Киевском сборнике” он пишет: «В наше время все знали, что называлось humaniora (зам.: «c отличной похвалой”);

те перь и политическую экономию и статистику уже хотят ввести в гимназический курс, следовательно, считать и эти специальные науки общеобразовательны ми»8. Понимая, что вопрос содержания общего образования в школе не имеет окончательного решения, он выстраивает логику “от обратного”, от цели - сде лать из ребенка человека. В статье «Школа и жизнь» Н.И. Пирогов пишет:

«Определив, что уровень общечеловеческого образования должен быть в на стоящее время двоякий для различных слоев общества, нужно еще определить, какие отрасли ведения и в каком объеме должны относиться к одному и какие к другому уровню. Но этот вопрос никогда не решается окончательно. Его раз решить можно не иначе, как пожертвовав одной отраслью для другой, как дока зав математически, что одна отрасль несравненно более содействует развитию всех способностей души более, чем другая. А этого доказать нельзя. Но если этот вопрос и остается еще неразрешенным для науки и педагогического искус ства, то это не интересует родителей.

… Поверьте, в руках дельного педагога и древние и новые языки и все предметы общечеловеческого образования не останутся без пользы для раз вития умственных способностей. Ищите убедиться в другом - и в самом главном, - в личности людей, которым вы доверяете образование вашего сына. Посредством ли изучения древних языков и математики, или посредст вом новых и естествоведения совершается общечеловеческое образование вашего сына, все равно – лишь бы сделать его человеком»9)… (выделено мною, С.А.).

По этому поводу К.Д.Ушинский замечает важное в системе социально педагогического мировоззрения Пирогова, а именно, это то, что Николай 7) К. Д. Ушинский. Избранные педагогические сочинения. Т1.- М.: Гос.учебн.-пед. изд-во, 1939, с.268.

К. Д. Ушинский. См. выше, с. 276.

9) К.Д.Ушинский. См. выше, с. Иванович защищает общечеловеческое образование, «развитие ума и серд ца» ребенка от «опошляющей реальности», от «того торгашеского на правления, которое из жизни стало проникать и в школы»10).

3. Антикапиталистический императив социальной педагогики Пирогова Собственно говоря, те проблемы школы, которые поднимают Пирогов, были проблемы капитализирующейся России. В школу стал проникать Дух Капитала, который душил сложившиеся русско-гуманистические устремле ния становящегося российского образования, которые наиболее ярко прома нифестировал своим творчеством Александр Сергеевич Пушкин. Пушкин эту опасность заметил еще в начале XIX века. Он заявил о пагубности не только «влияния чужеземного идеологизма», но и «отсутствия воспитания»

вообще, «пагубной роскоши полупознаний»11), наступления «вшивого рын ка». Интересно, что спустя почти 150 лет, когда Россия, отказавшись от со циалистического пути в результате происшедшей буржуазной контрреволю ции, направленной на реставрацию капитализма под флагами ложных лозун гов «демократии и либерализма», снова встала на путь формирования ры ночно-капиталистического устроения жизни на основе американоидного эпи гонства, российская школа снова оказалась под давлением рыночной пошло сти, отказа от русскости, исторической памяти, духа торгашества. И в этом плане индивидуалистическая установка современных образовательных ре форм с их лозунгом «Образование – это дело самого учащегося, а не государ ства», с отказом от атрибута «народное» по отношению к образованию и воспитанию, с установкой на отказ от завоеваний советской школы за 70 лет социалистического пути, снова оказывается в русле направления, против ко торого восстал Н. И. Пирогов: думай о себе, а не об обществе. В этом кон тексте важен комментарий В. Порудоминского (1965г.), который особенно актуален с позиций критики нынешних рыночных установок образователь ных реформ Грефа – Филиппова и Ко. «Общественное направление – живи для себя! – высокой стеной отделило благие порывы от свершений. Чтобы пробить стену, нужно быть не механиком, моряком, врачом, юристом – нуж но быть прежде всего человеком, «истинным человеком», - говорит Пирогов, - приготовленным к «неизбежной» «предстоящей борьбе». Не школяром, за зубрившим на уроках прекрасные истины, а человеком, убежденным, что эти истины прекрасны. Но произвол царит в семье и в школе. Ребенка за ранее венчают с его будущим поприщем, так же как, не спросив согласия, выдают замуж дочерей. На вопросы жизни, на убеждения не осталось вре мени. Биография превращается в бесконечную перемену мундиров»12) (вы дел. мною, С. А.). Не происходит ли сегодня тоже самое с нашей школой, 10) К.Д.Ушинский. Там же, с 11) А. С. Пушкин. О народном воспитании // Медный Всадник. – 2001. - №7, с. 7-9.

12) Порудоминский В. Пирогов. – М.: «Молодогвардия», 1965, с. 533.

когда установка на формирование «человека», его «убеждений», патрио тизма замещается установкой на его будущее приспособление к пошло сти рынка, на раннюю специализацию (уже в 9-м классе), когда ребенок еще не получил ни достаточного общего образования, ни убеждений, ко гда он еще не готов к профессиональному выбору. Фактически это тоже са мое «крепостничество», только капиталистическое, под сладкоголосое пение современных чиновников-реформаторов о «человеческом капитале». Проци тируем еще раз Н. И. Пирогова.

«Осмотревшись, вы видите себя в мундире с красным воротником, все пуговицы застегнуты, все как следует, в порядке. Вы и прежде слыхали, что вы мальчик. Теперь вы это видите на деле. Вы спрашиваете, кто вы такой?

Вы узнаете, что вы ученик гимназии и со временем можете сделаться ученым человеком – ревностным распространителем просвещения: студентом уни верситета, кандидатом, магистром и даже директором училища, в котором вы учитесь. Вам весело. Вот первый вид. Осмотревшись, вы видите себя в мун дире с зеленым воротником и с золотой петлицею.


Вы спрашиваете, что это значит? Вам отвечают, что вы ученик правоведения, будете, наверное, блю стителем закона и правды, деловым человеком, директором высших судеб ных мест. Вам весело и лестно. Вот второй вид. Осмотревшись, ваш взор останавливается на красном или белом кантике мундира и воротника. Вы то же спрашиваете. Вам отвечают громко, что вы назначаетесь для защиты род ной земли, - вы кадет, будущий офицер, и можете сделаться генералом, ад миралом, героем. Вы в восхищении! Вы осмотрелись и видите, что вы в юб ке. Прическа головы, передник, талья и все – в порядке. Вы и прежде слыха ли, что вы девочка, теперь вы это видите на деле. Вы очень довольны, что вы не мальчик, и делаете книксен. Вот четвертый, но также еще не послед ний вид. Узнав все это, вы спрашиваете, что же вам делать? Вам отвечают:

учитесь, слушайте и слушайте, ходите в классы, ведите себя благопристойно и отвечайте хорошо на экзаменах… Проходят годы. Выросли донельзя из се бя, вы начинаете уже расти в себя. Вы замечаете, наконец, что вы действи тельно уже студент, окончивший курс университета, правовед, бюрократ, офицер, девушка-невеста. На этот раз вы уже не спрашиваете, кто вы такой и что вам делать… После такой обработки, кажется, вам ничего более не оста лось делать, как только то, что пекущимся о вас хотелось, чтобы вы дела ли».13) Пирогов показывает: «Меняются мундиры, выпуски, погончики, пет лички. Затянутая в форму видимость. Все пуговки застегнуты. Все в порядке.

Человека не получилось».14)) Николай Иванович все время периодически возвращается к двум взаимо связанным рефренам своей социальной педагогики: «Быть, а не казаться» и как превратить «жить для себя» в «жить для общества». При этом взаимосвязан ность этих рефренов в том-то и состоит, что «быть» и есть «жить для общест ва», потому что только тогда происходит становление «истинного человека».

13) В. Порудоминский. Там же, с. 233, 14) ) В. Порудоминский. Там же, с. 4. От теории – к практике.

Пироговская педагогическая революция С сентября 1856 года Николай Иванович Пирогов назначается попечи телем Одесского учебного корпуса. Здесь на этой должности Пирогов про явил себя как деятель российского просвещения, патриот России.

Вот один из примеров поведения Пирогова во время инспекторских по ездок. В августе 1857 года директор Симферопольской гимназии собрал учи телей и строго-настрого приказал являться на уроки в парадной форме. Ожи дался приезд Пирогова, попечителя учебного округа – его превосходительст ва. 16 августа молодой, только назначенный учитель Бобровский давал пер вый в своей жизни урок. По дороге в класс, он сорвал на гимназическом дво ре несколько растений, чтобы рассказать о них ученикам. Едва учитель начал вести урок, дверь отворилась и в класс вошел Пирогов, который предстал пе ред учителем и учениками как незнакомый человек. На нем было странное платье: не то длиннополый и не в меру широкий сюртук, не то халат, не то пальто. Запыленные сапоги и простецкий картуз. Незнакомый человек ска зал: «Я попечитель учебного округа. Продолжайте». И уселся за первую пар ту. Бобровский растерялся, в психическом шоке он забыл, что необходимо говорить. Попечитель подошел к нему взял из его рук сорванную у забора лебеду: «Вы хотели рассказать детям об этом растении?». И вот он уже идет между партами, показывает ученикам лебеду, спрашивает о форме листьев, их расположении, о стебле, о корне. Нанизывает один вопрос на другой и всякий ответ завершает новым решительным вопросом «Почему?». Дети оживились. Некогда зевать от скуки, разглядывать в окно привычный гимна зический двор. Думать надо. Самим доходить до сути. Позабыв про важ ный чин его превосходительства, ученики вскакивали с мест, дружно выкри кивали ответы, спорили. Обыкновенная лебеда, сто раз виденная, преврати лась в руках Пирогова в непростую, в чем-то загадочную, но интересную вещь. Впоследствии гимназисты еще долго пытали учителя. «Когда приедет попечитель снова?». Для начинающего учителя Бобровского эта встреча ос талась в памяти на всю жизнь15)).

Особенность Пирогова – управленца и просветителя – было то, что он вникал в дела без «раскачки», «был, а не казался». При этом в нем постоянно жил исследователь, ученный. Он знал, что ему делать, какова его цель. Через три месяца после вступления в должность попечителя Пирогов пишет док ладную записку «О ходе просвещения в Новороссийском крае и о вопию щей необходимости преобразования учебных заведений». В записке изла галось лишь то, что требовало официальной санкции. Все остальное Николай Иванович взял на свою ответственность. Сам он признавался, что управляет подчиненными деспотически, но справедливо. Пироговский деспотизм был построен на реализации принципа справедливости. «Пирогов-начальник»

никогда не приказывал, а всегда ставил задачи и показывал, каким путем до 15) ) В. Порудоминский. Пирогов. – М.: «Молодая гвардия», 1965, с. 244.

биться цели. Он обладал ярким талантом убеждения и «увлечения» людей за собой. Всегда был, а не казался.

Вот еще один из примеров поведения Пирогова-начальника. Однажды, инспектируя школу, Пирогов отправился на ночевку в дом к простому учите лю. От кровати отказался и, лежа рядом на полу, всю ночь расспрашивал о разном, советовал, делился мыслями. В другом случае Пирогов рассердился, считая, что его обманывают, когда ему сказали, что ученики инспектируемо го им класса могут переводить Цицерона и Тацита. Однако когда убедился, что это на самом деле так, что ученики действительно мастерски владеют пе реводом с латинского, Пирогов вслух перед всеми признался: «Я был не прав. Я вижу теперь, что ваши ученики в состоянии читать и Тацита. Благо дарю вас очень».

Только в 1857 году попечитель трижды объехал учебный округ. Он не делями трясся по неудобьям дорог Новороссии, объезжая учебные заведения Херсонской и Екатеринославской губернии, Бесарабии и Крыма. И всюду его пламенное слово просветителя России оставляло за собой «шлейф» его под вижников, последователей. И если учителя не всегда знали, как надо, то зна ли, что надо не так, как раньше. Возникал архетип пироговской педагогики, пироговского учительства. Учить по-пироговски – это означало: (1) застав лять детей не зубрить, а думать;

(2) отменить розгу;

(3) способствовать, что бы ученик находился в диалоге с учителем, был соучастником педагогиче ского действа. Из Херсонской гимназии Пирогову пишут, что хлопочут об открытии женской гимназии – учителя решили преподавать в ней бесплатно, что создан педагогический кружок – в нем читают доклады на разные темы, обсуждают журналы, на заседаниях кружка бывают не только педагоги, но и публика и т.п.

Пироговские циркуляры по Одесскому учебному округу, а затем Киев скому учебному округу, становятся своеобразными педагогическими «Анна лами». В одном из них: «… Метод преподавания естественной истории я на шел неестественным. Учитель не обращал внимание на развитие наглядно сти и наблюдательности в детях… Он мало пользуется даже и тем собрани ем минералов, которые находятся при гимназии». В другом циркуляре он одобряет: «… Я с удовольствием нашел одного младшего учителя, г. Абра мова, именно таким, каким бы мне желательно было видеть всех учите лей… Его метода преподавания отличная. Он содержит целый класс в по стоянном напряжении и старается уяснить ученикам, обращаясь к каждому с вопросами. Я приношу ему полную благодарность и прошу продолжать пре подавание по пути, им приложенному». Выступал открыто против доноси тельства. «Безымянные доносы на состояние училищ… заставили меня об ратить особое внимание на управление. Я убедился, что большая часть этих доносов несправедлива и основана или на личностях, или на одних по дозрениях». Заботился о питании учащихся. Иногда злился: «Мясо… было жестко и не сочно;

а третье кушанье (сырники) вовсе неудобоваримо… Я от менил употреблять вываренное мясо из супа вместо второго кушанья». Раз мышляет над ролью коллекционирования, систематизации в обучении есте ствознанию. «… Нужно… предложить г. преподавателю заниматься с уча щимися наглядным способом и приохотить их самих к составлению собра ний растений, насекомых, бабочек и т.п.». Ставит вопрос об особом значении начальной школы в системе образования человека: «… Ребенок, не научив шийся напрягать свое внимание в низших классах, никогда не пойдет вперед, и деятельность его ума никогда не будет самостоятельною, если он не бу дет приучен вникать в слышанное и обдумывать заранее то, что сказать дол жен»16) (выдел. мною, С. А.).

К педагогическим находкам Пирогова относятся литературные беседы.

В логике этих «бесед» гимназисты собирались один раз в 2-3 недели: один читал доклад, другие выступали с критикой. Темы выбирались по усмотре нию учащихся, большей частью из литературы и истории. Учителя участво вали в таких литературных беседах на общих основаниях, привилегий ника ких не имели. Сам Пирогов, когда, как попечитель, оказывался участником таких «бесед», брал слово в прениях, как рядовой.

Однажды, один из гимназистов с критической склонностью своего ума подготовил «едкий трактат» с названием: «Что такое наши литературные ве чера?». Директор гимназии испугался. Пытался запретить обсуждение этого трактата: «Литературные вечера – создание Пирогова, а вы – памфлет! Не ловко…». Как только Пирогов узнал об этом, он тут же попросил провести обсуждение, поскольку критическая направленность докладов соответство вала идее литературных вечеров.

Как попечитель, де-факто Пирогов запустил и возглавил «тихую образо вательную революцию». Пирогов реконструировал всю систему образования Одесского учебного округа. «Наверху» системы был Ришельевский лицей – сосредоточие высшего образования в крае. «Внизу» - нищие приходские училища, еврейские и татарские духовные школы. Он разработал проект пре вращения лицея в университет. И, не дожидаясь разрешения царя, стал гото вить преобразование. Взамен роскошной мебели он закупал книги для биб лиотеки, химические, геодезические инструменты и приборы. Николай Ива нович часто повторял: «Противен мне этот блеск!». Через пять лет, уже, ко гда Пирогов отсутствовал, проект его был реализован: Ришельевский лицей превратили по высочайшему царскому указу в университет. В это время Пи рогов был за границей. Однако специально послали к нему человека, чтобы с ним посоветоваться и составить список профессоров университета. Это было признание его авторитета и заслуг.


«Революция» Пирогова не прошла незамеченной. Граф Александр Гри горьевич Строганов, хозяин Новороссийского края, генерал-губернатор, вельможа, богач, владелец уральских рудников и многих сотен крепостных душ, невзлюбил Пирогова именно за это. Он доносит царю: попечитель Пи рогов склонен к усвоению духа Франции 1789 года. Списками статей под креплял доносы о вредном направлении и вольнодумстве. Правая рука гене рал-губернатора исступленно вопил: «От публичного обнародования подоб 16) В. Порудолинский. Пирогов. – М.: «Молодая гвардия», 1965, с. 247, 248.

ных статей до воззвания к топорам во имя свободы труда весьма недалеко».

Пирогов знал о докладах и смеялся. Но царь и его окружение не смеялось.

Особое возмущение «власть предержащих» вызвал публичный, гласный спо соб деятельности Пирогова-попечителя. Чиновник, которому было предпи сано следить за Пироговым, заключает, что «попечитель» придает публике «значение, которое не принадлежит ей по нашему государственному устрой ству». В конце концов, царь приходит к выводу: «уволить, уволить».

Но Пирогов был уже личностью России, ее героем. Поэтому, чтобы не вызывать публичного скандала, Пирогова переводят попечителем в Киев ский учебный округ, благо – там освободилось место. Там генерал губернатором был Бибиков. Его официальное звание – генерал-губернатор киевский, подольский, волынский. На университетском плацу процветала муштра. Началась нешуточная, жесткая борьба Пирогова за реализацию сво их идеалов в образовании округа. Ему претила доминирование формы, он боролся за истинное образование, за его содержание, за воспитание, за ста новление на почве российского просвещения личности. Хотя Пирогов по штатной, чиновничьей лестнице был высоко, являлся штатским генералом, в общении он был просветителем, учителем, простым человеком. Он мог за просто, по-товарищески, обходиться с каким-нибудь сельским учителем, вся кий мальчишка имел к нему в любое время свободный доступ. Пирогов на рушал субординацию. Он был народным учителем в его высоком значении.

Как-то министр приехал инспектировать деятельность Пирогова. Он не стал его встречать, как это полагалось по субординации. Министр, разрушая все схемы, первый нанес визит Пирогову. Прошел пустую переднюю залу, без доклада вошел в кабинет. Пирогов брился. Увидев министра в зеркале, не оборачиваясь, кивнул, закончил бритье, оделся и повел высокое начальство по гимназии. В этом поступке – весь Пирогов, девизом которого всю жизнь был лозунг «Быть, а не казаться!».

Герцен в письме к сыну, когда перед ним стоял вопрос выбора дороги к жизни, писал: «Естественно было желать, чтоб ты шел по пути, тяжело про топтанному, но протоптанному родными ногами – по нему ты мог дойти бы, например, до того, до чего дошел один из величайших деятелей в России – доктор Пирогов, который как попечитель в Одессе, потом в Киеве приносит огромную пользу, что не мешает ему быть первым оператором в России. Но для этого надобно упорно хотеть».

5. Эпилог Прошло много времени. В 2001 году исполнилось 120 лет со дня смерти Пирогова – великого научного гения России в области медицины, но и не менее великого просветителя, учителя России. Создателя удивительной пи роговской научно-педагогической школы – школы социальной педагогики.

Как видно, многое из того, что вставало перед Николаем Ивановичем в виде проблем, неожиданным образом восстановилось в ельциновской России. Мы оказались не только в экономике, в политическом устройстве отброшены на зад, но и в сфере образования и воспитания. Реанимированы под лозунгом реформ самые худшие стороны капиталистической системы образования.

После 70 лет прогрессивного развития образования в СССР, наступили «чер ные годы» его деградации под прессом вначале ельциновских, теперь гре фовских-касьяновских реформ.

И пример жизни Пирогова, пример его как ученого, педагога, просвети теля, служащего народу, отдающего свою без остатка всю жизнь обществу, является маяком, освещающим своим лучом путь нашему образованию в бу дущее XXI века.

Значение Пирогова далеко выходит за пределы чистой науки. Он стал зачинателем «революции в образовании», призванной привести основания отечественного образование в соответствие с основаниями общинно цивилизационной, евразийской логики развития России, востребующей им ператив «жизни человека не для себя, а для общества». Пироговская дилемма «быть или казаться?» исторически решается в пользу ответа «быть». «Быть» и означает «жить для общества, а не для себя». В XXI веке этот ответ актуа лизируется императивом ноосферного социализма или ноосферизма, тре бующего трансформации человеческого Разума из состояния «Разума – для – Себя» в состояние «Разум – для – Общества, Биосферы, Земли, Космоса».

«Жить для общества» - этот пироговский воспитательный императив приоб ретает ноосферное и одновременно космическое измерение. Пироговская со циальная педагогика, соединенная с учением о ноосфере, начатым В. И. Вер надским и принявшим в начале XXI века облик ноосферизма, - вот что нужно современному образованию России!

Николай Яковлевич Данилевский:

переворот в философии истории становление цивилизационного подхода, отрицания европоцентризма Эпиграф «Прогресс состоит не в том, что бы все шли в одном направлении, а в том, что бы всё поле, составляю щее поприще исторической дея тельности человечества, исходить в разных направлениях, ибо доселе он таким являлся»

Н.Я.Данилевский «Следовательно, общечеловеческого не только нет в действительно сти, но и желать быть им – зна чит довольствоваться общим ме стом, бесцветностью, отсутстви ем оригинальности – одним словом, довольствоваться и невозможною полнотою. Иное дело – всечеловече ское… действительность его мо жет быть разноместная и разно временная»

Н.Я.Данилевский Данилевский Н.Я. Россия и Европа. Изд. Шестое. – СПб.: Изд-во «Глаголъ», Изд-во С. Петербургского университета, 1995, С.73.

Там же, С. 1. Введение.

Место Н.Я.Данилевского в логике творчества Эпохи Русского Возрождения Предлагаемая вниманию читателя небольшая работа автора о Николае Яковлевиче Данилевском, его творческом наследии как одном из истоков Ноо сферизма – научно-мировоззренческой системы XXI века, является продолже ние авторской серии книг «Истоки Ноосферизма». Уже опубликованы работы:

• Субетто А.И. Творчество и бессмертие Николая Александровича Морозова: от прошлого – к настоящему – и от него к будущему. – Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасова, 2007, 60с.;

• Субетто А.И. В.И.Верандский: от начала ноосферно ориентированного синтеза наук – к вернадскианской революции в системе научного мировоззрения в начале XXI века и к становлению ноосферизма. – Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасова, 2007, 106с.

Работа написана на основании статьи А.Субетто и Л.Субетто «Николай Яковлевич Данилевский как философ истории, предтеча евразийства и циви лизационного подхода к анализу социокультурной динамики и истории в це лом», опубликованной 10 лет назад, в 1997 году в журнале Петровской ака демии наук и искусств «Медный всадник».

1.1. Что есть Эпоха Русского Возрождения?

Автор относит Н.Я.Данилевского к ряду крупных мыслителей, ученых, энциклопедистов, деятелей культуры, которые составляют содержание Эпо хи Русского Возрождения с XVIII века по XXI век.

Если Эпоха Западноевропейского Возрождения есть историко рефлексивная форма европейской мысли, обращенная к открытию кра соты физической телесности человека, взыскует к свободе и индивидуа лизму человека, на почве которых, как на дрожжах, вырос западноевро пейский капитализм, то Эпоха Русского Возрождения имеет совершенно иной вектор своих устремлений, она есть историко-рефлексивная форма русской мысли, обращенная к открытию космической телесности чело века, взыскует к космическому предназначению человека, к его Ответст венности перед целостным мирозданием, в котором он живет, перед Землей, Биосферой, Космосом, раскрывает общинно-соборное, коллекти вистское, «всечеловеческое» измерение бытия человека.

В нашей оценке, Русский Космизм, учение о ноосфере В.И.Вернадского, Ноосферизм как научно-мировоззренческая система и как форма бытия чело века в форме ноосферного социализма, обеспечивающего решение проблемы устойчивого развития человечества в XXI веке через управляемую социо природную гармонию на основе общественного интеллекта и образователь ного общества250, являются продуктом Эпохи Русского Возрождения.

Если Эпоха Возрождения в Европе стала основанием становления ры ночно-капиталистической цивилизации, породившей к началу XXI века гло бальный империализм и первую фазу Глобальной Экологической Катастро фы, то Эпоха Русского Возрождения стала основанием прорыва человече ства в России, в 1917 году, к социализму, породила «эпоху советской ци вилизации» в ХХ веке, определяет новый прорыв к «ноосфере будущего»

или «космоноосфере» (в определении И.Ф.Малова и В.А.Фролова251), к «эпохе Ноосферизма или Ноосферного Социализма», главным контек стом которой является социоприродная эволюция на базе общественного интеллекта и образовательного общества.

1.2. Три парадигмальных цикла. Эпохи Русского Возрождения:

петровско-ломоносовский, пушкинский, вернадскианский Три парадигмальных цикла или этапа, которые автор считает возмож ным «промаркировать» как:

• «петровско-ломоносовский» цикл;

• «пушкинский» цикл;

• «вернадскианский» цикл.

Петровско-ломоносовская парадигмальная революция дала толчок развитию российской науки, заявила о себе, как «научно-синтетическая рево люция», породившая ломоносовский синтез научной картины мира, социаль ный заказ на непрерывную подготовку научных и культурных кадров от гим назии через университет до академической адъюнктуры. «Петровско ломоносовский цикл» Эпохи Русского Возрождения – романтический. Но он сразу же заявил о своем космическом устремлении, особенно в поэзии М.В.Ломоносова и Г.Р.Державина.

«Пушкинский» цикл – цикл зрелости в развитии русского синтетиз ма (или холизма).

Сам Александр Сергеевич Пушкин олицетворяет собой удивительно гармоничного творца и мыслителя, у которого:

поэзия становится инструментом философического, оптимистично уст ремленного синтеза в потоке поиска русской мысли, Субетто А.И. Ноосферизм. Том первый. Введение в ноосферизм. – СПб.: ПАНИ, «Ас терион», 2001. – 537с.

Малов И.Ф., Фролов В.А. Космический меморандум организованности живого миро здания// «Дельфис». Журнал Благотворительного Фонда «Дельфис». – 2006. - №4(48). – С.65-75 (с.74).

универсальность творчества – поэтического, историко-научного, словес ного, философского – становится универсальностью пушкинского человеко ведения, продолжением которого стало творчество Н.В.Гоголя, М.Ю.Лермонтова, Ф.М.Достоевского, Ф.И.Тютчева и других.

«Пушкинский цикл» в русской науке – это ряд ученых и мыслителей уни версального типа, к которым относятся Н.Я.Данилевский, А.И.Герцен, Д.И.Менделеев, Н.И.Пирогов, В.В.Докучаев, Н.А.Морозов, Н.Ф.Федоров и др.

«Вернадскианский цикл» начинается в нашей оценке приблизитель но со второго десятилетия ХХ-го века, породившего новую волну русского научно-философского, мировоззренческого синтеза, ярким фигурами кото рого является В.И.Вернадский, К.Э.Циолковский, А.Л.Чижевский, П.А.Флоренский, П.А.Сорокин, Н.Д.Кондратьев, Н.К.Рерих, С.Н.Булгаков, И.А.Ефремов, Н.Н.Моисеев, В.П.Казначеев и др.

1.3. Место творчества Н.Я.Данилевского в логике развития Эпохи Русского Возрождения и в системе оснований Ноосферизма Творчество Н.Я.Данилевского, так же, как например, и творчество Н.И.Пирогова, Ф.М.Достоевского, Н.А.Морозова и др., испытало на себе влияние творчества пушкинского гения, осуществлялось на фоне дискуссии между «западниками» и «славянофилами», на фоне устремления русской мысли к социалистическому идеалу (В.Г.Белинский, М.В.Петрашевский, Н.Г.Чернышевский, А.И.Герцен и др.). Оно, т.е. творчество Николая Яковлевича, является ярким представлением пушкинского цикла в раз витии русской мысли.

К ключевым моментам идейного наследия Н.Я.Данилевского имею щим прямое отношение к основанием Ноосферизма, следует отнести:

• выделение «линии научного движения» в истории, в логике кото рой Н.Я.Данилевским подчеркивается возрастание роли науки как де терминанты исторического развития человечества, подготавливающей основания по переходу к управляемой истории уже в нашем определении («к более правильному ходу» по мысли Данилевского);

здесь в творчестве Данилевского просматривается один из истоков авторской теории об щественного интеллекта;

• культурно-исторический подход, на основе которых происходит определение разнообразия локальных цивилизаций в истории или куль турно-исторических типов;

• идентификацию России как самостоятельной цивилизации, само стоятельного культурно-исторического типа развития, отличного от Европы, германо-романской цивилизации;

именно, здесь в этом пункте тео ретических взглядов Данилевского, формируется система положений, кото рую можно трактовать как «евразийство России», которое получило полное раскрытие в работах «евразийцев» в 20-х годах ХХ-го века;

• выступление Н.Я.Данилевского против понятия «общечеловече ского» (вспомним «общечеловеческие ценности», провозглашенные М.С.Горбачевым) и противопоставление этому понятию «всечеловеческого», «всечеловечности». По Н.Я.Данилевскому за «общечеловеческой цивилиза цией» скрывается Европа, желание европеизировать остальной мир, генезис которой восходит к стремлению католического Запада на «вселенскость».

«Всечеловечность» в трактовке Н.Я.Данилевского означает сохранение цивилизационного разнообразия мира, разнообразия культурно исторических типов развития. Данилевский выступил против «европоцен тризма» в философии истории, как она была создана западными мыслителя ми. Заметим, что эту критическую линию Данилевского продолжил О.Шпенглер («Всемирная история» – это наша картина мира, а не картина «человечества» – писал он252);

• организмоцентрическую трактовку культурно-исторических ти пов или локальных цивилизаций, на 50 лет опередившую аналогичную кон цепцию О.Шпенглера;

• роль закона внутреннего разнообразия цивилизации, свойственно го тому или иному культурно-историческому типу;

• циклический взгляд на историю, в котором локальная цивилиза ция становится носителем соответствующего цикла развития.

Н.Я.Данилевский гармонично в себе соединил позицию естествоиспы тателя и гуманитария. Как естествоиспытатель, он воспринял космический взгляд на взаимодействие общества и природы от Александра фон Гум больдта, от его целостного космического миропонимания. Отметим, что та кое же сильное влияние космических воззрений А.Гумбольдта мы наблюда ем и на становление мировоззрения В.И.Вернадского.

Н.Я.Данилевский оставил нам два крупных научных труда «Дарвинизм.

Критическое исследование» и «Россия и Европа». Но они ценны тем, что в них заложены те опережения научно-философской мысли России, которые оказались, востребованы в ХХ-ом и XXI-ом веках.

Александр Иванович Субетто 7 апреля 2007 г.

Шпенглер О. Закат Европы. – М.: Мысль, 1993, с.143.

2. О величии фигуры Н.Я.Данилевского в истории человеческой мысли 10 февраля (28 января по старому стилю) 2007 года состоялась 185 летняя годовщина со дня рождения Николая Яковлевича Данилевского, ко торая почти не была отмечена российской общественностью и прошла неза меченной. Это свидетельствует о том, что величие фигуры Н.Я.Данилевского не только в национальном, но и в мировом масштабе, как социолога, историка, философа истории, основателя цивилизацион ного, культурно-исторического подхода, предтечи евразийства, которое возникло как уникальное явление отечественной мысли в первой половине ХХ века, остается недооцененным.

Здесь имеется и определенный идеологический момент. В "отечест венном пространстве" социологической, экономической, историко философской мысли господствует западничество американофильской ори ентации. Оно захватило все информационно-духовное пространство Рос сии, определяет гнетущее давление в культурной сфере уходящего "конца" ХХ века России "серого" эпигонства, антипатриотизма, космополитизма, русофобии. И в этом "пространстве" востребование творческого наследия Данилевского не нужно, потому что его современное почтение вооружает духовно и идеологически патриотов России, русского народа, зовет набатом к прозрению собственных культурно-цивилизационных корней, без которого не может быть ни достоинства, ни будущего, а только мрак грядущей ко лонизации капиталом США и Западной Европы с цинично запрограммиро ванной стратегией создания условий для вымирания великого народа в ис тории человечества, создавшего уникальные цивилизацию и культуру, обес печившего первым прорыв человечества в космос, спасшего его от порабоще ния немецким фашизмом, - русского народа.

Но значение творческого наследия Н.Я.Данилевского не исчерпывается философско-историческим, евразийским контекстом. Оно рассматривается как важнейший момент теоретических оснований Ноосферизма, его исток.

3. Корни Николай Яковлевич Данилевский родился в дворянской семье. Отец, Яков Иванович, командовал гусарским полком, впоследствии получил звание бри гадного генерала. Военную службу начал в 1812 году. В это время он слушал курс медицины в Московском университете, но вторжение французских пол чищ под командованием Наполеона на территорию России, резко изменило его планы на жизнь, как тогда у многих молодых патриотов России. Он поступил на военную службу, участвовал в боевых действиях, был ранен в заграничном походе (по некоторым данным в битве под Лейпцигом) и лечился в Париже.

Впоследствии Яков Иванович Данилевский по свидетельству Н.Н.Страхова "делал Севастопольскую кампанию, был комендантом Бел града и вышел в отставку на Дунае, когда отвергнуто было одно его настоя тельное предложение"253. При образовании ополчения Орловской губернии он был единодушно избран его начальником, но умер 2 августа 1855 года от холеры, через два часа после того, как делал смотр ополчению.

Известно, что Я.И.Данилевский любил науку и литературу, писал коме дии, так и оставшиеся в рукописи. Очевидно, эта любовь к науке и к литера туре, глубокий патриотизм, сочетаемый с военной интеллигентностью, у от ца наложил отпечаток на внутренний духовный мир Николая Яковлевича в годы его детства.

4. Годы обучения в Царскосельском лицее и Петербургском университете Николай Яковлевич родился 28 января 1822 года по старому стилю в се ле Оберец Ливенского уезда Орловской губернии в родовом имении Дарьи Ивановны Данилевской. Это было время расцвета гения Александра Сергее вича Пушкина. Михаилу Юрьевичу Лермонтову исполнилось только 6 лет.

Частая смена места жительства семьи в связи с "кочевой жизнью" ар мейского офицера вынудила Я.И.Данилевского отдать сына уже в ранние го ды в пансион. В 1837 году Н.Я.Данилевский поступил в императорский Цар скосельский лицей – в тот знаменитый лицей, в котором учился Александр Сергеевич Пушкин, "солнце русской поэзии", из которого он выпустился в 1842 году.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.