авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 19 |

«Золотые страницы финансового права России Москва «Статут» 2002 Золотые страницы финансового права России ...»

-- [ Страница 9 ] --

Политическая экономия учит, что каждое имущество состо ит из капитала и дохода, причем капиталом называется та часть имущества, которая служит для производства новых ценностей, доходом – та, которая получается вновь как результат производи тельного потребления капитала в течение известного периода времени. Первая часть имущества, безусловно, требует пощады.

Производительная деятельность невозможна без капитала;

народ не может без него увеличить массы ценностей;

капитал есть как бы задаток, который дается производителем производству и ко торый в продукте получается обратно и притом с прибылью. Ес ли бы государство стало черпать свои налоги из капитала, то вслед за уменьшением последнего произошла бы задержка в соз «Le clerg prie pour les autres, les conseille et exhorte;

la noblesse les protge par les armes;

le peuple les alimente tous deux par le payement de l’impt et la culture des terres», – говорилось высшими сословиями на генеральных штатах 1484 г.

Общее учение о налогах дании новых ценностей и народное богатство стало бы прогрес сировать все медленнее и медленнее, по мере увеличения тяжести обложения. Отсюда вытекает следующее правило: налоги долж ны оставлять капитал страны по возможности нетронутым (за исключением чрезвычайных случаев – войны и пр.) и падать лишь на доход. Но и доход, как мы знаем из той же политической экономии, бывает двух родов: валовой и чистый. Валовой доход есть совокупность всех ценностей, которые получаются как ре зультат производительной деятельности;

доходом чистым назы вается та часть первого, которая остается за вычетом издержек производства. Налог не может падать на валовой доход, ибо при значительных размерах своего оклада он может легко задеть и ту часть дохода, которая предназначена на покрытие издержек про изводства и которая есть, в сущности, тот же возродившийся в иной форме капитал. Поэтому единственным удобным и дозво лительным объектом обложения может являться чистый доход, в чем бы ни состояло имущество, его приносящее;

лишь на основа нии чистого дохода можно вычислять долю тех пожертвований, которые подданные должны приносить в пользу государства, ибо только из этой части дохода можно брать ту или иную долю на государственные нужды, не вредя народному производству и не задерживая накопления богатств. Как это ни просто, но долго эта истина не сознавалась ясно в финансовой практике и не форми ровалась точно в науке до Ад. Смита. Государства руководились правилом: с чего бы ни брать, только бы брать – и не задавались вопросом, берется ли налог с имущества или с дохода;

существо вала даже школа французских экономистов, которая опровергала необходимость такого разделения имущества и дохода в интере сах назначения точного объекта обложения. Но в настоящее вре мя поставленный нами принцип является повсюду общепризнан ным и общепринятым. Исключения встречаются, но они сравни тельно редки и имеют за себя какое-нибудь основание;

таковы, напр., остатки старых сборов, как десятина, взимающаяся с вало вого дохода, таков налог с наследства, падающий прямо на капи тал, причем, однако, различными льготами дается возможность уплатить его из дохода, приносимого этим капиталом.

[а]. Если все граждане одинаково пользуются выгодами об- Равно щежития, то справедливость требует, чтобы и лишения, жертвы, мерность которые они приносят государству, распределялись между ними обложе ния равномерно. Однако выраженный в этой форме вопрос об отно сительной мере налогов является весьма неопределенным, и по тому необходимо подробнее остановиться на понятии равномер Отдел третий. Подати и налоги ности обложения, выяснить, в каких практических требованиях она осуществляется.

Мнения ученых по этому вопросу весьма разнообразны.

Существует целая школа финансистов, предлагающая теорию так называемого охранительного государства, т.е. видящая в госу дарственном союзе только такое учреждение, которое существует исключительно для охраны, для защиты прав (Sicherheitsanstalt).

Эта школа под равномерностью понимает соразмерность уплаты налогов с теми выгодами, которые каждый извлекает для себя из пользования различными учреждениями государства. Неоснова тельность этого воззрения легко обнаружить следующими возра жениями: 1) степень выгоды, получаемой отдельным лицом от государства, определить невозможно благодаря самому характеру его услуг;

2) пользование государственными учреждениями не постоянно, случайно, или находится в зависимости от образа дей ствий отдельных лиц, так что на нем нельзя обосновать никакого постоянного обязательства;

3) взгляд на государство как на учре ждение, имеющее своею целью только защиту и охрану, отлича ется близорукостью: охрана составляет одну из функций государ ства, но не единственную;

государство имеет своей задачей и прямое положительное воздействие на благосостояние народа, уже вовсе не подлежащее измерению с точки зрения потребности в них известного лица;

4) наконец, этой теорией все налоги в принципе сводятся к пошлинам, т.е. представляются как бы пла той за специальные услуги государства, что прямо противоречит характеру налога. Таким образом, теория охранительного госу дарства является несостоятельной, и надо, следовательно, избрать мерилом равномерности другое начало.

Вопрос о равномерности решается гораздо проще и основа тельнее, если обратить внимание на то, с чего платится налог. Так как налог уплачивается из чистого дохода с имущества, то есте ственно, что и удовлетворение материальных нужд государства должно сообразоваться лишь с материальным положением пла тельщиков, с их платежной способностью;

следовательно, равно мерность обложения есть сообразность его с имущественным положением контрибуэнтов. Это – единственная мерка, которая может быть признана справедливой и которая принята всеми ев ропейскими законодательствами.

Приняв эту мерку налогоспособности, мы должны познако миться со способами ее приложения к устройству налогов.

В финансовой практике применяются три способа обложе ния: налог равный, пропорциональный и прогрессивный. Рас Общее учение о налогах смотрим достоинства и недостатки их с точки зрения равномер ности.

Первая форма состоит в том, что со всех плательщиков на- Налог лог берется поровну, и потому резко противоречит принципу равный равномерности: если со всех берется одна и та же сумма, то оче видно, что здесь не принимается в соображение имущественная налогоспособность плательщиков. Только привлекательность для практического применения, крайняя простота взимания, возмож ность почти с точностью определить будущую сумму дохода могли служить оправданием существования равных налогов в прежние времена при отсутствии сносной финансовой админист рации. Самые чистые представители этой формы обложения суть поголовный налог и налог на хлеб. В настоящее время равные налоги потеряли под собой всякую почву и потому всюду унич тожаются.

Налоги пропорциональные несравненно более удовлетворя ют требованию равномерности. Каждое лицо здесь, как видно из самого названия, платит налог прямо пропорционально сумме получаемого им дохода: если со 100 р. взимается 1 р., то с 200 р.

берется 2 р., с 1000 р. – 10 р. и т. д. Требование пропорциональ ности обложения прекрасно было формулировано Ад. Смитом в его знаменитом основном правиле: «всякий подданный государ ства должен жертвовать на общественные издержки пропорцио нально своим податным способностям, т.е. сообразно доходу, получаемому под покровительством государства». Согласно это му требованию большинство прямых налогов являются в на стоящее время пропорциональными или построены на принципе пропорциональности.

Как, на первый взгляд, ни правильна и ни привлекательна равномерность налогов, устанавливаемая системой пропорцио нальности, тем не менее она имеет один крупный недостаток. В силу пропорциональности тот, кто имеет вдвое, и платит вдвое, а это, строго говоря, есть равенство математическое, а отнюдь не действительное, не субъективное. Истинное реальное равенство заключается в том, чтобы самое лишение, сопряженное с от правлением податной обязанности для всех лиц, платящих по дати, было одинаково;

оно требует не только объективного, но и субъективного равенства, которого математическое равенство не доставляет. Люди с небольшими доходами, напр. с 500 р., при 10 %-ном пропорциональном налоге с гораздо бльшими лишениями для себя уплатят 50 р. налога, нежели богатые люди с 10 000 р. дохода свою 1000 р., ибо последние будут платить из из Отдел третий. Подати и налоги лишка, остающегося за покрытием главных нужд, первые же принуждены будут на соответствующую налогу сумму ограничи вать удовлетворение своих неотложных потребностей. Каким же образом избежать этого недостатка пропорционального обложе ния, как достигнуть истинной субъективной равномерности?

Для достижения этой цели предлагаются наукой два средст Свобод ный от ва: одно из них состоит в вычете так называемого Existenz обложения minimum’а из чистого дохода, т.е. minimum’а, свободного от об Existenz- ложения в чистом доходе податного субъекта: для каждого лица minimum из его дохода вычитается часть, потребная для расходов на пред меты первой необходимости, и лишь остающаяся за этим выче том часть подвергается обложению. Практика давно употребляет этот способ смягчения объективного равенства;

этот вычет имеет место во многих финансовых системах и рекомендуется многими финансистами как средство уменьшения неравенства пропорцио нального обложения;

так, Дж. Ст. Милль предлагал установить таким minimum’ом 50 ф. ст., необходимых, по его расчету, для содержания рабочего с двумя детьми в Англии. Размер minimum’а в каждой стране, конечно, должен быть определен законодательством, соображаясь с местными условиями. Эта ме ра, нет сомнения, вполне разумна, но ее происхождение и приме нение следует приписать простому финансовому расчету скорее, нежели чувству справедливости и гуманности, как уверяют неко торые ученые. Дело в том, что финансовое управление в своем образе действий руководствуется обыкновенно не чувствами, а практической необходимостью и весьма простыми соображения ми: ему важнее всего благонадежность платежных сил и предме та обложения;

доход неверный к поступлению есть в его глазах доход дурной;

на нем нельзя базировать расчеты государственно го бюджета, и, кроме того, в виду возможности недоимок прихо дится увеличивать, поднимать налоги, чтобы избежать всяких случайностей в конечном результате. Таким образом, благона дежные источники могут очутиться слишком обремененными, что в свою очередь может привести к общему народному обедне нию. Вот главная и существенная причина, чуждая всякой сенти ментальности, благодаря которой финансовое управление разных государств установило minimum,ы доходов, свободных от обло жения. Через эту меру самый ненадежный класс плательщиков исключается из платежных списков, и вместе с тем государство выигрывает в двояком отношении: во-первых, может смелее рас считывать на получение всего предполагаемого дохода и сооб разно с этим расчетом строить свой бюджет;

во-вторых, облегчая Общее учение о налогах беднейший класс населения, оно дает ему лишнюю возможность выбиться из нужды и поправиться в экономическом отношении, через что, конечно, в будущем первым выиграет тот же самый фиск.

Но назначением подобного minimum’а далеко еще не исправля ется недостаток пропорциональных налогов и совсем не достигается субъективная равномерность обложения. В самом деле, положим, что при том minimum’е, который предложил Дж. Ст. Милль, одно лицо получает 100 ф. ст., другое – 10 000;

пусть налог равен 1 %;

первое лицо должно будет уплатить 1 ф. ст., второе – 995. Оче видно, что для первого налог будет более тяжелым, чем для вто рого: главные, первостепенные потребности у него те же, что и у лица с большим доходом, и удовлетворение их вызывает такие же, а часто даже бльшие пропорционально издержки, а за по крытием этих необходимых издержек у бедного из небольшого дохода свободной остается весьма незначительная сумма;

понят но поэтому, что и лишение для него будет гораздо более чувстви тельно, чем для второго лица, в распоряжении которого остаются свободными десятки тысяч. Таким образом, допущение свобод ного минимума дохода хотя и смягчает недостаток субъективного уравнения, но не устраняет его совершенно.

Кроме того, с пропорциональностью связан еще другой важный недостаток – сравнительно малая доходность налога.

Дело в том, что пропорциональный налог необходимо должен начинаться с очень небольшого процента: если бы казна устано вила слишком высокий процент налога, то бедные классы не мог ли бы вносить его исправно, и в результате получилась бы масса недоимок. Конечно, понятие о субъективной тягости весьма от носительно, но, нет сомнения, владелец дохода в 100 000 р. легче перенесет налог в 10 %, нежели владелец дохода в 100 р.

§ 34. Чтобы создать желаемую равномерность обложения, Прогрес предлагают третий способ обложения – налог прогрессивный, сивный отличительное свойство которого состоит в том, что отношения налог его окладов к соответствующим доходам (выраженные в процен тах или каким-либо другим способом) не равны, как в пропор циональном, а представляют собой ряд последовательно увели чивающихся цифр (напр., для 100 р. – 1 %, для 200 р. – 2 %, для 300 р. – 21/3 % и т. д.). Рост прогрессии может быть весьма раз личным, но всегда он совершается таким образом, что оклад на лога растет быстрее соответствующих сумм дохода. Такой налог в значительной степени свободен от недостатков пропорциональ ного обложения, так как может заставить богатые классы платить Отдел третий. Подати и налоги больше, чем классы бедные, и таким образом восстановить рав номерность обложения, нарушаемую в пропорциональном налоге тем, что в нем не принимается во внимание настоятельность по требностей, удовлетворяемых доходом, с которого берется налог, и неодинаковая чувствительность пропорциональной жертвы для разных величин дохода.

Прогрессивный налог имеет весьма много противников;

считая эту форму за единственную рациональную меру к уста новлению субъективного равенства обложения, мы остановимся подробнее на рассмотрении делаемых против него возражений.

1. Утверждают, что прогрессивный налог не может служить твердым основанием финансовой системы, что государство не может рассчитывать на какую-либо твердую, определенную циф ру, получаемую путем этого налога. В самом деле, цифра эта обусловливается распределением в данное время богатства наро да, и с изменением этого распределения изменяется и количество дохода казны;

чем неравномернее богатство будет распределено в обществе, тем более получит правительство от прогрессивного налога, и наоборот. При пропорциональном налоге в 10 % казна получит с 100 000 р. всегда одну и ту же цифру 10 000 р., будут ли эти деньги в одних руках или в нескольких. Не то при налоге про грессивном. Положим, что доходы в 1000 р. обложены 1 %, в 2000 р. – 2, в 10 000 р. – 10, в 20 000 р. – 15, в 30 000 р. – 20 и, на конец, в 100 000 р. – 50 %. Сколько здесь возможно разного рода комбинаций и как разнообразен будет доход при том или другом распределении богатства в стране! Если доход в 100 000 р. сосре доточен в одних руках, то государство получит 50 000 р., если доход этот раздроблен между 10 лицами, то только 10 000 р.

(10 % с 10 000 р. х 10), т.е. в 5 раз меньше;

если этот доход раз дроблен будет еще более, если он будет, напр., в 100 руках, то го сударство при налоге в 1 % получит со всех 100 лиц только 10 000 р.;

если же 100 000 р. находятся в 200 руках и если мини мум в 500 р. свободен от налога, то государство не получит ниче го. Этот пример наглядно показывает, как сильно может коле баться сумма государственного дохода при прогрессивном налоге в зависимости от изменений в распределении народного богатст ва. С первого взгляда этот довод представляется, таким образом, вполне основательным, но немногие возражения легко уничто жают его значение:

а) Действительно, при прогрессивном налоге возможны зна чительные колебания в сумме государственных доходов;

но те же колебания должны быть и при пропорциональном налоге, раз мы Общее учение о налогах установим известный минимум, свободный от обложения, а не обходимость такого минимума признана и теорией, и практикой;

уже одной этой льготой нарушается твердость финансовой сис темы. При минимуме в 500 р., свободном от обложения, и при пропорциональном налоге, если 100 000 р. будут распределены между 20 лицами, государство не получит ничего. Таким обра зом, упрек в нетвердости получений от прогрессивного налога одинаково может относиться к пропорциональному обложению.

б) Для практических целей финансового управления важно лишь то обстоятельство, чтобы доход, в действительности полу чаемый, был не менее ожидаемого, а не наоборот;

а так как по учению политической экономии и по данным действительного опыта, выражаемым статистикой, богатство во всех странах, кро ме совершенно исключительных случаев, имеет тенденцию кон центрироваться в сравнительно немногих руках, то благодаря этому обстоятельству финансовое управление, исчисляя возмож ный доход от прогрессивного налога, всегда (за исключением разве периодов промышленных кризисов и сильных неурожаев) рискует ошибиться лишь в выгодную для себя сторону: оно все гда может рассчитывать получить больше, а не меньше ожидае мого.

Второе возражение противников прогрессивного обложения состоит в том, что в своем дальнейшем развитии оно отрицает всякое побуждение к труду, останавливает накопление капиталов и может повести при довольно сильной прогрессии к совершен ному прекращению производительной деятельности в обществе.

В самом деле, при неограниченном увеличении процента налога настанет момент, когда налог будет поглощать больше того, что лицо приобретает вследствие увеличения своей производительной деятельности (напр., если 100 000 р. обложены 50 %, а 120 000 р. – 60 %, то в первом случае у владельца первого дохода останется 50 000 р. и второго – только 48 000 р., т.е. на 4 % менее, несмотря на увеличение дохода на 20 %), и даже когда налог будет абсо лютно больше самого дохода и, следовательно, прекратит всякое накопление. Эта аргументация поражает, по-видимому, своей доказательностью, но она, подобно первому возражению, спра ведлива лишь с первого взгляда и представляет собой чисто абст рактное умозаключение: нигде на практике такой усиленной про грессии на существует и никто ее серьезно предлагать не может.

Проводя начало прогрессии до конца, мы, конечно, дойдем до отрицания труда и собственности, до отрицания, имевшего место в учениях социалистов и республиканцев первой французской рево Отдел третий. Подати и налоги люции. Так, в эпоху террора в 1795 г. Робеспьер незадолго перед своим падением издал закон, по которому доход в 1000 фр. состав лял минимум, свободный от обложения, доходы до 10 000 фр. под лежали прогрессивной подати, сверх же 10 000 фр. весь излишек конфисковался в пользу государства. В 1848 г. в той же Франции было предложено несколько проектов подобной же усиленной прогрессии, отрицающих собственность;

эти нелепые попытки в значительной степени дискредитировали прогрессивное обложе ние в глазах ученых, публики и представительных учреждений Западной Европы. Но не надо забывать, что почти нет такой ис тины, которую нельзя было бы довести до абсурда последова тельным, бесконечным ее развитием. То же самое можно приме нить и к данному случаю: никто, конечно, из здравомыслящих людей не думает об установлении прогрессии бесконечной;

как и всякой другой человеческой истине, требованию прогрессивно сти обложения должен быть поставлен известный предел. Поэто му защитники его (напр., Гарнье) желают лишь прогрессии уме ренной и ограниченной известными пределами, как того же дер жатся и многие положительные законодательства (в Англии, Пруссии, Саксонии и др. странах).

Обратимся теперь к рассмотрению выгод прогрессивного Выгоды прогрес- налога сравнительно с пропорциональным. Если взять для срав сивного нения экономическое положение нескольких различных по сво налога ему доходу лиц, то нельзя не поразиться взаимным отношением их расходов. Возьмем пример, приводимый немецким финанси стом Пфейфером с совершенно другой целью, но тем не менее достаточно хорошо иллюстрирующий нашу мысль. Он берет пять категорий лиц с доходами: в первой категории – 25 000 тал., в пятой – 300 тал. – и сравнивает затем различные статьи расходов этих лиц и их отношение к общей сумме доходов. Лицо первой категории на предметы первой необходимости затрачивает 7196 тал., т.е. 28 % своего дохода, остальные 72 % оно может тратить на предметы второстепенной важности и роскошь;

лицо же пятой категории на предметы необходимости расходует 251 тал., т.е. 84 % всего дохода, и лишь 16 % остается ему на одежду, на лечение, на содержание во время безработицы и т.п.

Вообще это лицо соответственно своему доходу на каждую от расль расходов вынуждено тратить гораздо больше, чем лицо первой категории: на хлеб в 14 раз, на соль в 41 раз, средним чис лом на все предметы необходимости в 9,37 раз. Представим себе теперь пропорциональный налог в 10 %;

за вычетом этих 10 % у лица первой категории свободный остаток будет равняться 62 %, Общее учение о налогах у лица же пятой категории – только 6 %. Очевидно, что пропор циональный налог, равномерный объективно, в субъективном отношении будет крайне неравномерным, что первому уплатить налог почти не чувствительно, так как у него во всяком случае эта уплата может быть сопряжена лишь с некоторыми лишения ми в предметах роскоши, тогда как для второго налог поглощает бльшую часть его остатка и уплачивается на счет расходов на столь важные предметы, как лечение, одежда и т.п. Отсюда сле дует, что для уравнения чувства лишения у различных категорий плательщиков должно увеличить налог для тех из них, которые получают крупные доходы, и уменьшить для тех, которые полу чают небольшие доходы, т.е. превратить пропорциональный на лог в прогрессивный. Таким образом, только прогрессия окладов может установить реальную, действительную равномерность на лога.

Самый лучший аргумент в пользу прогрессивности – это так назы- Экономи ваемый экономический закон д-ра Энгеля, относящийся к стоимости ческий жизни в Пруссии в разных классах народа. закон Закон этот блистательно подтвержден в Америке, в «Бюро стати- Энгеля стики» штата Массачусетс, в «Комиссии труда» полковника Дж. Лорда штата Иллинойс и, наконец, в новейших изданиях Вашингтонского Ми нистерства Труда под ред. Карроля Райта («Seventh Report of the Com missioner of Labour». 1891. C o s t o f P r o d u c t i o n. Wash.).

Вот этот закон:

1. Чем больше доход, тем меньше относительно процент издержек на существование (продовольствие).

2. Процент отношения издержек на одежду приблизительно тот же самый при всяком доходе.

3. Процент издержек на квартиру, отопление и освещение безраз лично почти тот же самый при любом доходе.

4. Чем более становится доход, тем больше увеличивается и расход на второстепенные предметы (прихоти).

Отдел третий. Подати и налоги Прусская таблица:

Процентное отношение издержек семьи Рабочий с Лицо средне- Лицо зажи доходом от го класса с точное с до ИЗДЕРЖКИ 225 до доходами ходом от 300 долл. 450–600 750– долл. долл.

1. Продовольствие................. 62,0 55,0 50, 2. Одежда............................... 16,0 18,0 18, 3. Квартира............................. 12,0 12,0 12, 4. Отопление и освещение...... 5,0 5,0 5, И т о г о:..................... 95,0 90,0 85, Все прочие издержки (т.е.

второстепенные), как-то:

расходы на образование, здоровье, комфорт и проч...... 5,0 10,0 15, То есть, следовательно, если налог назначить в 5 % со всего расхо да, то у первого ничего не останется на второстепенные расходы, у вто рого останется 5 % и у третьего – целых 10 %.

Все американские данные подтверждают эти выводы. Вот извлече ние из таблицы Вашингтонского Министерства Труда.

Соединенные Штаты и Европа:

Доход От От От От От От Свыше ниже 200– 300– 400– 900– 1000– 1100– ИЗДЕРЖКИ 200 300 400 500 1000 1100 долл.

% % % % % % % % Рента квартиры.. 12,42 13,09 13,86 14,73 14,83 15,12 12,23 12, Топливо............. 6,22 6,01 5,84 5,44 4,03 3,75 3,35 2, Освещение......... 1,34 1,39 1,21 1,13 0,76 0,75 0,54 0, Всего квартира... 19,98 20,49 20,91 21,30 19,62 19,62 16,12 15, Одежда............... 15,96 14,22 14,15 14,48 16,77 17,53 16,51 15, Пища, т.е. продо вольствие........... 48,98 47,48 47,05 45,53 34,67 34,74 30,65 28, Все прочие, т.е.

второстепенные, расходы.............. 15,08 17,81 17,89 18,89 28,94 28,11 36,72 40, Общее учение о налогах Таким образом, сущность закона Энгеля подтверждается и здесь вполне, с той лишь вариацией, что процент расходов на квартиру тоже несколько понижается при больших доходах. Если, подобно первому примеру с данными самого Энгеля, вычесть на налог по 5 % всех расхо дов, то у первого останется около 10 %, у второго, третьего и четверто го – от 12–13 %, а у двух наиболее богатых – более 30 и 40 %. Другими словами, чувствительность обложения при пропорциональности будет крайне различна и, в сущности, представит лишь образец неравномерно сти, которая может быть устранена исключительно прогрессивностью.

Справедливость прогрессивного обложения вытекает, далее, из того факта, что большое имущество и большой доход всегда обладают не просто пропорциональной, а прогрессивно возрас тающей экономической силой. Лицо, обладающее крупным до ходом, уже eo ipso, при равенстве других обстоятельств, имеет возможность богатеть дальше гораздо скорее, нежели лицо с ма лым доходом. Это явление зависит от возможности для крупных капиталов выносить бльший риск и потому находит для себя более производительное приложение. Так, многие наиболее вы годные торговые и коммерческие предприятия доступны исклю чительно лишь лицам с большими капиталами, и вообще, как правило, чем менее выгодно предприятие, тем больше в нем по мещается капиталов лицами, обладающими малыми доходами, и наоборот.

Тому же явлению много способствует, помимо других причин, со временная организация некоторых предприятий, особенно акционерных.

Возьмем, напр., наши земельные банки, выпускающие два рода бумаг:

закладные листы и акции;

закладные листы, доступные лицам с неболь шим состоянием, приносили прежде 5–6 %;

между тем акции всех нахо дящихся в хорошем положении банков давали часто по меньшей ме ре 10 % одного только дивиденда (если считать акции по номинальной цене), причем по существующим правилам каждый владелец акций из вестного количества выпусков имел право получить при новом выпуске одну акцию по номинальной цене. Вообще, в то время как большие ка питалы, помещенные в бумагах, могут приносить в России 10–12 %, для малых капиталов – 5 % есть высший предел. То же явление наблюдается и во всех других странах.

Если же крупные доходы прогрессируют в дальнейшем уве личении, обладают большей силой накопления, чем малые, то является весьма справедливым привлечь эту большую имущест венную силу и к большему обложению, т.е. облагать доходы не пропорционально высоко, а прогрессивно высоко. Указанное яв ление дало даже повод Лоренцу Штейну в одном из старых изда Отдел третий. Подати и налоги ний его учебника утверждать, что прогрессией налога затрагива ется собственно не самый доход, а лишь капитализационная доля его, т.е. особенное свойство крупного капитала расти быстрее малого.

В пользу более сильного, чем пропорциональное, обложения крупных доходов говорит еще то соображение, что они более способны уклоняться от податного контроля и обложения. В са мом деле, для человека малоимущего перемещение его капитала является делом весьма трудным и рискованным;

напротив, чело век, обладающий крупными суммами, весьма легко может пере мещать их из одного предприятия в другое;

всякое же перемеще ние капитала непременно делает более затруднительным кон троль и значительно усложняет самое дело обложения. Отсюда прогрессивный налог более сильным обложением крупных дохо дов может уничтожить неравномерность обложения, возникаю щую вследствие того, что большие доходы в значительной степе ни пользуются возможностью утаек.

Существующие в каждой податной системе косвенные нало ги на предметы первой необходимости имеют тенденцию падать на контрибуэнтов обратно пропорционально их платежной спо собности;

чем лицо беднее, тем большей тяжестью на его доход падают эти налоги. Это новый довод в пользу прогрессивного обложения;

только посредством его можно сильнее обложить достаточные классы и тем до некоторой степени возместить не справедливость налогов косвенных и восстановить нарушенную ими равномерность обложения.

Наконец, введением прогрессии устраняется тот недостаток пропорционального налога, на который мы уже указывали, – ма лодоходность: представляя возможность щадить малые доходы и назначать для них небольшой оклад, она поднимает его до значи тельной высоты для тех лиц, которые по своим имущественным средствам могут вынести большую тягость, и потому доставляет фиску, при том же обременении массы народа, гораздо более средств.

Все эти соображения доказывают целесообразность и спра ведливость прогрессивного налога, но не уничтожают некоторых его недостатков. Главный из них заключается в невозможности рационально определить maximum и установить нормальный масштаб прогрессии и, следовательно, в необходимости некото рого произвола со стороны законодательной власти в определе нии этих элементов ее. Но этот недостаток имеет лишь относи тельное значение: произвол поневоле допускается во многих слу Общее учение о налогах чаях, если он необходим для достижения известной цели, и один он не может служить достаточной причиной для осуждения цело го принципа. В любом законодательстве сравнение сроков тю ремного заключения с денежными штрафами, назначение сроков давности, сроков апелляции и т.п. вытекает исключительно из произвола, ибо никаких внешних оснований, способных служить точкой опоры для законодательной власти, в данном случае здесь нет;

но это обстоятельство не служит основанием для отрицания законодательства, судебной практики, юридических определений, равно как не должно служить основанием и для отрицания про грессии. В значительной степени ослаблению этого недостатка прогрессии может способствовать изучение местной экономиче ской жизни народа на основании статистических данных и старо го опыта. При этом можно поставить лишь два общих правила:

первое из них заключается в том, что чем страна беднее капита лами и чем эти последние распределены равномернее, тем мак симум налога должен быть меньше, и наоборот. Поэтому в Анг лии, стране, отличающейся своим богатством и неравномерным распределением его, максимум прогрессивного налога может и должен быть выше, чем в Германии, в последней – выше, чем в России. Вообще на практике этот максимум не повышается более 10 %. Второе общее правило заключается в том, что наиболее справедливым является прогрессивное обложение при точном знакомстве с суммой дохода лица. Если мы будем применять его к обложению отдельных источников дохода, а не всей его суммы, то рискуем установить чрезвычайную неравномерность податно го бремени, ибо плательщики, получающие одну и ту же общую сумму дохода, будут платить налог различной величины, в зави симости от того, из скольких источников получают они свой до ход. Поэтому начало прогрессии справедливо и необходимо реко мендуется при общеподоходном налоге;

при налогах же специ альных оно может иметь лишь весьма умеренное применение.

Но не одной величиной дохода определяется налогоспособ- Имущест во как ность плательщиков. Во-первых, самое определение чистого до фактор хода во многих случаях сопряжено с большой трудностью;

у од налого ного и того же лица доход может проистекать из нескольких ис способно точников;

разные занятия могут требовать столь разнородных сти издержек, что принять их всех во внимание и определить их влияние на доход почти невозможно, а без этого невозможно и определение чистого дохода;

поэтому по необходимости прихо дится во многих случаях принимать во внимание и ставить нало госпособность лица в зависимости от размеров его имущества.

Отдел третий. Подати и налоги Во-вторых, в субъективном отношении чувствительность налога может быть различна даже для лиц с одинаковым доходом в за висимости от различия в его твердости и происхождении. Возь мем, напр., доход адвоката, чиновника, учителя, с одной стороны, и доход землевладельца – с другой. Доходы первой категории отличаются крайним непостоянством: болезнь, лишение должно сти и многие другие обстоятельства могут лишить этих лиц по лучаемого дохода;

поэтому они не могут тратить всего своего дохода на себя, а вынуждены известную часть откладывать для обеспечения себя и своей семьи на случай могущих произойти несчастий и на время своей старости. Доходы второй категории, наоборот, постоянны: землевладелец постоянно будет получать доход, хотя и не без колебаний в его размере, и передает его сво им наследникам;

поэтому ему нет такой надобности откладывать деньги на риск, на случай прекращения занятий, болезни. Вслед ствие этой-то разницы в положении той или другой категории Фундиро плательщиков является несправедливым обложение обеих одина ванные и нефунди- ковым налогом: землевладелец, понятно, может платить более рованные крупный налог, обладает большей налогоспособностью, чем врач, доходы адвокат и т.п. Вследствие этой неодинаковой налогоспособности доходов, зависящей от различия в их происхождении, все они разделяются на две категории. Доходы той категории, которая имеет своим источником личный труд получателя, носят общее название нефундированных, так как они не имеют никакой опоры в капитале, или временных, непостоянных;

их получение нахо дится в самом тесном соотношении с личностью их владельца, так что прекращение или ослабление его деятельности под влия нием каких-либо посторонних обстоятельств влечет за собой прекращение или уменьшение самого дохода. Доходы второй категории, проистекающие из владения имуществом, называются фундированными, вечными, постоянными и представляют совер шенную противоположность с доходами первой категории.

В науке принято за правило, что ввиду вышеупомянутых особен ных условий, в которые поставлены лица с нефундированными доходами, последние должны щадиться при обложении, т.е. из двух лиц, из которых одно получает ту же цифру нефундирован ного дохода, какую другое имеет фундированного, облагать пер вое меньшим налогом.

Таким образом, налогоспособность, кроме величины чистого дохода, которая должна лежать в ее основании, определяется также свойствами дохода и размерами имущества, от которого получается доход.

Общее учение о налогах § 35. Прежде, нежели перейти к классификации налогов, не- Способы обходимо сделать краткие замечания о способе определения по- определе датной обязанности граждан. Первый вопрос, являющийся при ния по этом, заключается в определении объекта обложения, т.е. того, с датной чем должен соразмеряться налог;

объектом обложения может обязанно сти быть самая личность граждан, их имущество, их общий доход или специальные виды его и, наконец, предметы потребления.

Вторая часть этой операции состоит в определении отношения самого налога к объекту и представляет гораздо более трудно стей, так как приходится прибегать к измерению податного объ екта: перечислению личностей, исчислению имуществ и доходов.

Для этой же последней цели изобретены особые приемы долго временной практикой для определения чистой доходности, так называемые кадастры, способы производства которых различа ются по отдельным категориям доходов и представляют различные степени совершенства. Если объект обложения не может ускользнуть из-под взгляда финансовой администрации, т.е. возможно точно вычислить его податную обязанность, тогда и кадастр отличается своей полнотой и точностью;

наобо рот, если объект обложения легко скрывается от наблюдения, как промысловый доход, то ожидать точности от кадастра нет никакой возможности: сведения, им доставляемые, в таком случае всегда будут только приблизительно верны и, следова тельно, равномерность обложения только приблизительно дос тигнутой.

Как по своему отношению к субъекту, так и по отношению к Класси объекту налоги весьма разнообразны и многочисленны. По от- фикация ношению к субъекту разница выражается в том, что одним нало- налогов гам подлежат все граждане поголовно, другим – только извест ные классы общества;

по отношению к объекту – в том, что нало ги могут падать на общий доход от всякой собственности и лич ной деятельности или только на различные виды этого дохода.

Такое разнообразие влечет за собой необходимость для научных целей возможно правильной классификации их: надо установить известные сходства и различия между отдельными группами их, ибо особые экономические свойства каждой группы требуют для нее и особых начал, а значит, и своего рода административно финансовых мер. Устанавливаемая для практических целей клас сификация в бюджетах до крайности несовершенна, объясняется существующими в каждой стране особенностями ее податной системы и поэтому отличается чрезвычайным разнообразием и совершенно непригодна для научных целей.

Отдел третий. Подати и налоги Наиболее общепринятое разделение налогов на прямые и Прямые и косвен- косвенные представляет и наибольшее затруднение для точного ные нало- определения этих понятий и для правильного распределения ме ги жду ними отдельных видов обложения. В самом деле, чт назы вается прямым и чт косвенным налогом? В общежитии, а также в некоторых учебниках, преимущественно английских и фран цузских, прямым налогом называется такой налог, который упла чивается непосредственно тем лицом, которое государство имело в виду обложить;

косвенным же налогом называется сбор, упла чиваемый лицами, которые, по предположению финансового за кона, не несут его на себе, а переносят на других лиц, являющих ся этим косвенным путем действительными плательщиками на лога. Очевидно, что это деление еще не проводит точной, ясной разграничивающей линии между обеими группами. К какой кате гории налогов следует отнести по этой классификации таможен ную пошлину, т.е. налог, падающий на известный предмет по требления при передвижении его, при провозе из-за границы?

Положим, что из Англии в Россию привезен товар и с него взята таможенная пошлина;

какой это будет налог – прямой или кос венный? Все зависит от того, привез ли купец товар для собст венного потребления или для продажи;

в первом случае налог будет прямым;

во втором – косвенным, ибо купец, конечно, пере ложит его на покупателя. Та же неопределенность, двойствен ность существует и по отношению к налогам на роскошь, напр.

налогу на лошадей: если то лицо, на которое падает налог, дер жит лошадь для своего пользования, то налог будет прямым;

если же оно торгует лошадьми, то налог будет косвенным, так как он будет перенесен на неизвестных правительству потребителей.

Итак, один и тот же налог, по этому определению, обладает свой ствами и прямого, и косвенного.

Вследствие этой несостоятельности обыденного определе Опреде ление ния немецкие ученые, по свойственному им постоянному стрем Гофманна лению к строгому и точному классифицированию, много раз пы тались дать более обстоятельные и разнообразные способы раз граничения прямых и косвенных налогов. Для примера укажем на одну из более оригинальных и удачных попыток, именно на по пытку Гофманна. В своем сочинении «Учение о налогах» («Lehre v. d. Steuern») он дает следующее определение: прямые налоги суть те, которые падают на владение, в чем бы последнее ни вы ражалось, будет ли это вещь или право, или какое-либо личное качество;

налоги же косвенные суть те, которые падают на дей ствие. Я владею землей, и на меня падает прямой налог – позе Общее учение о налогах мельный, владею имуществом и плачу прямой налог – подоход ный, и т.п.;

я курю табак, т.е. совершаю известное действие, и плачу налог косвенный;

то же самое при употреблении вина, са хара, соли и пр. К сожалению, и это определение вовсе не устра няет указанного выше недостатка обычного и потому столь же несовершенно: куда, напр., следуя классификации Гофманна, отнести налог квартирный, который падает в одно и то же время и на владение, и на действие, или те же таможенные пошлины (владение товаром и действие – перевоз его через границу)? Кро ме того, определение Гофманна слишком искусственно, слишком расходится с воззрениями на тот же вопрос, принятыми в обще житии.

Несравненно лучше поэтому остаться при старом устано- Оценоч ные нало вившемся определении и постараться лишь формулировать его ги и нало более точно. Если мы обратим внимание на действия государства ги на по при обложении, на способы организации его, принятые с целью требление согласовать податное время с налогоспособностью его, то мы увидим, что они могут быть двоякого рода. В одной группе нало гов государство старается непосредственно исследовать и опре делить податную способность каждого из плательщиков и прибе гает для этой цели к оценке податного объекта, к кадастру. Все такие налоги, в которых государство направляет требование к известному лицу и с целью соразмерить это требование с налого способностью лица оценивает с помощь кадастра его имущество и доходы, составляет первую категорию налогов;

они могут быть названы оценочными и соответствуют прямым налогам.

Вторую категорию налогов составят те, в которых государ ство не считает нужным прибегать к кадастру, ибо, по его мне нию, сами действия плательщика дают возможность умозаклю чить о его податной способности. Государство предполагает, что потребление плательщиком известного предмета есть признак существования в его доходе налогоспособных частей, и ставит налог в зависимость от этого потребления. Такие налоги могут быть названы налогами на предметы потребления;

они вполне соответствуют налогам косвенным.

Достоинство этого определения состоит в том, что оно ме нее, чем определение Гофманна, расходится с принятым в обще житии и у большинства французских и английских писателей, менее искусственно, до известной степени определенно и уста навливает различие налогов на твердых принципах;

но и оно не может быть названо совершенным, ибо и при нем некоторые на логи можно относить с одинаковым правом и к той, и к другой Отдел третий. Подати и налоги категории. Налог на лошадей, напр., есть прямой, когда владелец пользуется ими лишь для своих надобностей, так как здесь госу дарство производит оценку, перепись, с целью обложения именно того лица, которое платит налог, и косвенный, когда владелец лошадей торгует ими или занимается извозом, так как в этом случае это будет налог на потребление и уплачивается потреби телями, податная способность которых не констатируется прави тельством. Впрочем таких налогов, составляющих как бы пере ходную стадию от одной категории к другой, весьма немного.

§ 36. Укажем теперь на важнейшие свойства и преимущест ва косвенных и прямых налогов.

1. Прямые налоги, являясь оценочными, дают доход, по об Свойства прямых и щему правилу, более верный и определенный, чем косвенные.

косвен- Действительно, народный доход обыкновенно, за исключением ных нало- различных промышленных кризисов, войн, неурожаев и пр., мед гов ленно, постепенно, без особых скачков, но постоянно возрастает, и потому оценочные налоги, соразмеряясь с величиной этого до хода, насколько она выражается в результатах оценки отдельных плательщиков, являются твердым и постоянным источником для государственного хозяйства. Сделав оценку имуществ или дохо дов подданных и определив цифру налога, государство разлагает ее на плательщиков соответственно их налогоспособности, кон статированной оценкой, и может с полным основанием надеять ся, выкидывая известный процент на недоимки, на получение предназначенной цифры дохода, так как налог падает только на тех лиц, которые могут платить, и в том размере, в каком они могут нести его. Иное при налогах косвенных, где государство делает заключение о налогоспособности подданных на основании их расходов. Потребление различных предметов далеко не отли чается постоянством, оно подвергается постоянным колебаниям от множества разнообразных причин: от изменения в условиях производства данного продукта, в цене его, в привычках населе ния, в экономическом положении потребителей, от высоты па дающего на этот продукт налога и пр. Соответственно этим коле баниям в потреблении постоянно колеблется то в ту, то в другую сторону и доход от налогов на предметы потребления, так что заранее никак нельзя надеяться на получение действительно той суммы его, в которой он определяется в бюджете финансовой администрации. Верность же получаемого государством дохода есть, как мы уже не раз замечали, один из критериев, которым оно должно, помимо других соображений, руководствоваться при выборе того или иного источника дохода;

поэтому в силу только Общее учение о налогах одного того, что правительство может более рассчитывать на по лучение от прямых налогов, чем от косвенных, смелее может ос новывать на них свой бюджет, – первые заслуживают значитель ного предпочтения перед косвенными.

2. Прямые налоги, по самому существу своему, в большей степени соразмеряются с действительной платежной способно стью подданных, чем налоги косвенные, ибо при первых доход лица подвергается подробной, сложной, разносторонней, часто очень дорогостоящей для государства оценке;

при налогах же косвенных доход определяется только предположительно, a priori, государство заключает о доходе лица по его расходам:

чем больше лицо тратит на потребление известного продукта, тем больше, предполагается, оно имеет дохода. На такое предполо жение фактически обыкновенно неверно: лицо, получающее до хода в 1000 раз больше другого, не может потреблять в 1000 раз больше хлеба, соли, сахара, напитков и даже табака;

потребление этих предметов соразмеряется с потребностями плательщиков, а не с их доходами, и есть основание утверждать, что потребность в предметах первой необходимости или вообще очень распро страненных, которые и составляют центр тяжести косвенных на логов, более сильна у беднейших классов населения, чем у бога тых. Вследствие этого при налогах на потребление возможно и обыкновенно наблюдается в действительности обложение, об ратно пропорциональное платежной способности контрибуэнтов.

Даже и в том случае, если косвенные налоги падают на предметы второй необходимости или роскоши, потребление которых несо мненно служит доказательством платежной способности потре бителя, они не находятся ни в каком точном соответствии с дей ствительным доходом его. Тут потребление совершенно произ вольно (напр., относительно табака), и потому налоги эти одина ково отличаются здесь своей неравномерностью.

3. При платеже прямых налогов правительство входит в не посредственные отношения с каждым плательщиком и ясно и точно определяет его податную обязанность как гражданина;

для каждого ясна величина его участия в общественной тягости, и потому он прямо и непосредственно заинтересовывается в со стоянии финансового хозяйства своего отечества. Напротив, в налогах косвенных налог сливается с ценой предмета потребле ния и часто может оставаться совершенно неизвестной значи тельному числу плательщиков;

уплата его производится нечувст вительно, незаметно и в большинстве случает бессознательно;

только общее вздорожание массы различных продуктов обращает Отдел третий. Подати и налоги на себя внимание населения и вызывает общее, столь же бессоз нательное недовольство. «Одно из наиболее заметных и важней ших различий между прямым и косвенным обложением, – гово рит известный американский ученый проф. Или, – заключается в том, что первое стремится возбуждать добрые чувства граждан ственности (encourage good citizenship), тогда как последнее пи тает беззаботность и индифферентное отношение к обществен ным делам. Один из важнейших недостатков наших федеральных финансов заключается в том, что федеральные налоги почти все косвенные. Если бы почти 400 милл. долл. собирались ежегодно федеральным правительством посредством прямых налогов, то общественное мнение по отношению ко многим мерам конгресса изменилось бы, и, наверно, можно сказать, что излишество и рас точительность, переносимые теперь, тотчас же сделались бы не возможными»1. С другой стороны, исключительное господство прямых налогов может угрожать противоположным недостатком – слишком сильным желанием отдельных плательщиков вмеши ваться в ход общественных дел, что может иногда прямо вредить прочности государственного строя;

так, в Мексике, по словам Рошера, высокие прямые налоги служили одной из причин час тых революций.

4. Прямые налоги не требуют таких расходов на взимание, как косвенные. Для прямых налогов требуется предварительный кадастр, который хотя и сопровождается значительными расхо дами, но, будучи раз произведен, может служить довольно про должительное время;

взимание же косвенных налогов, которое обыкновенно сосредоточивается на моментах производства об ложенного продукта, продажи или передвижения его, т.е. на мо ментах, наступающих в разное время и в различных местах стра ны, является делом крайне затруднительным и требующим ог ромной массы чиновников, расходы на которых поглощают зна чительную часть дохода государства. Во Франции перед первой революцией взимание прямых налогов обходилось в 6 %, косвен ных – в 14 % (а в 1876 г. – для прямых стоило 3,5, а для косвен ных в 1881 г. – уже 5,13 %);


в Пруссии в 1861 г. – прямых в 4 %, косвенных – в 12 %, кроме соляной монополии;

в 1883/4 г. расход на первые составлял уже 7 %, на вторые – только 91/2 %). Тогда как у нас некоторые прямые налоги требуют не более 1 % на из держки взимания, на акцизы уходит около 3 %, а на таможенные сборы, вследствие необходимости содержания многотысячной Ely, l. с., стр. 88.

Общее учение о налогах таможенной стражи, конечно, еще более. Это явление весьма по нятно, так как государству для правильного взимания косвенных налогов приходится содержать многочисленный штат чиновни ков, не только временно наезжающих на известные центры, но и постоянно живущих там (как, напр., специальных надзирателей, живущих на табачных фабриках и винокуренных заводах), по граничную стражу, приобретать различные контрольные аппара ты и пр.

5. Прямые налоги, при правильном их устройстве, имеют дело только с личным доходом плательщика и совершенно пас сивно относятся к производству народного богатства;

если от дельные промышленные предприятия и занятия успевают путем переложения перенести часть своего налога на других, то это яв ление обусловливается общими естественными условиями дан ной производительной деятельности, но никак не вмешательст вом государственной власти в эти условия. Напротив, в косвен ных налогах это вмешательство имеет место на каждом шагу: с целью облегчить контроль за производством оно концентрирует его в крупных предприятиях установлением различных требова ний вроде, напр., обязательного приобретения дорогостоящего контрольного аппарата, обязательной выборки бандеролей на известную крупную сумму и пр., и тем давит и уничтожает мел кую промышленность1;

оно отводит для известной отрасли про мышленности (табаководство) известный район и тем наносит ущербы хозяйственным интересам всех других местностей2;

оно нормирует и регламентирует весь ход известных производств и тем задерживает новые усовершенствования в технике промы слов, оно искусственно повышает или понижает цены на загра ничные продукты и тем самым или поощряет развитие внутрен ней промышленности на счет потребителей, или губит ее своими ошибками;

словом, повсюду, на каждом шагу в косвенном обло жении государство вмешивается в экономическую деятельность народа и притом обыкновенно не с целью содействия ее нор мальному развитию, а с целью искусственного переформирова ния ее в удобный для фискальных интересов вид.

Отсюда очевидно, что прямые налоги заслуживают по цело му ряду причин предпочтение перед косвенными. Последние за ключают в себе еще целый ряд специфических недостатков, но См. главу Табачный и спичечный акциз – их влияние у нас на мелкое производство.

См. главу Сахарный акциз – влияние его на культуру свекловицы во Франции, также Соляной акциз и влияние его на французское рыболовство.

Отдел третий. Подати и налоги зато и некоторых выгод, к рассмотрению которых мы еще раз вернемся впоследствии, при рассмотрении общей теории косвен ных налогов.

Как прямые, так и косвенные налоги могут подлежать даль Подраз деление нейшему подразделению. Так, прямые налоги можно разделить прямых на два класса:

налогов 1. Налоги на владение разного рода имуществом;

сюда при надлежит: общая имущественная подать и отдельные виды ее, а также налоги на предметы роскоши – на экипажи, лошадей, собак и пр.

2. Налоги на приобретение. К этому виду относятся почти все наиболее важные налоги нашего времени;

они могут быть в свою очередь разделены на две категории: налоги, падающие на отдельные источники приобретения, так называемые реальные, или объективные налоги (поземельный, подомный, промысло вый, рентный, на заработную плату), и налоги, падающие на лич ность как субъект всякого приобретения и носящие название лич ных, или субъективных (личный, классный, общеподоходный налог). Реальные налоги суть налоги на вещи как источники до хода, напр. на землю, на дома и пр. Налог на землю есть извест ное бремя, тяготеющее на ее владельце без всякого отношения к его общей субъективной налогоспособности. Землевладелец мо жет употреблять доход от земли на покрытие, положим, убытка от какого-либо торгового или промышленного предприятия, на уплату своих долгов и пр., но поземельному налогу до этого нет дела и он на него будет падать в том же размере, как на другого землевладельца с равной земельной рентой, но не имеющего ни убытков по постороннему предприятию, ни долгов и т.п. Личные налоги, напротив, суть налоги на лиц как субъектов известной общегражданской обязанности – поддерживать существование государства своими пожертвованиями сообразно их общей изо бретательной силе. Государство может, признав только эту силу за всеми гражданами, удовлетворяющими известным условиям, не входить в подробное рассмотрение ее размеров и учредить равный для всех поголовный налог, или может сделать презумп цию о соответствии этой силы с известными подразделениями граждан на общественные, сословные и экономические классы и установить поразрядный, классный налог, или же может признать необходимым возможно точное соответствие между налагаемым им на каждого плательщика податным бременем и его платежной способностью и наложить общеподоходную подать, падающую соразмерно общему чистому доходу лица. Во всех этих случаях Общее учение о налогах налог не имеет никакого отношения к объекту, к источнику част ного дохода;

он имеет в виду личную обязанность и стремится поразить лицо как представителя известных имущественных средств.

Косвенные налоги в свою очередь разделяются на:

1. Налоги, падающие на производство или приобретение Подраз деление товаров, куда принадлежат акцизы и распространенные некогда косвен так называемые гостинные и рыночные сборы.

ных нало 2. Налоги, падающие на передвижение товаров;

сюда отно гов сятся таможенные сборы, взимаемые при ввозе или вывозе това ров в страну, транзитные пошлины – с товаров, провозимых через страну, и octroi – привратный сбор, взимаемый во многих городах Западной Европы с некоторых продуктов, преимущественно съе стных, при ввозе их в город.

Затем, по способу взимания или, точнее, по роду отношения Распреде государственной власти к установлению цифры налога прямые литель ные и налоги могут быть разделены на две группы (обыкновенно и раз количест личающиеся под различными названиями в законодательствах венные всех стран): 1) impts de rpartition, как их называют во Франции, налоги т.е. налоги распределительные, окладные, раскладочные, репар тиционные, и 2) impts de quotit – налоги количественные, доле вые, квотативные, налоги по назначению. Налогами распредели тельными называются такие, в которых сначала определяется та сумма, которую налог должен доставить казне со всего населе ния, а затем эта сумма раскладывается по провинциям, округам и т. д. и, наконец, распределяется между отдельными лицами. Ко личественные подати суть те, в которых определяется однообраз ная доля, квота, оклад налога на единицу дохода, а общая цифра налоговой выручки только предполагается и обнаруживается лишь в результате обложения. Естественно, что один и тот же налог может иметь ту или другую форму, смотря по желанию законодателя, причем обе они имеют свои выгоды и недостатки.

Преимущество распределительного налога перед количествен ным заключается главным образом в том, что сумма предстоящих получений уже заранее известна правительству, а мы не раз уже говорили, как важно это обстоятельство для финансового хозяй ства. При налогах же количественных государство не знает в точности суммы, имеющей поступить: оно может исчислить ее только приблизительно, но зато они с успешным ходом развития народного богатства растут и сильно поднимают предполагаемую цифру государственного дохода. В налогах окладных континген ты обыкновенно устанавливаются на несколько лет;

между тем Отдел третий. Подати и налоги народное богатство растет ежегодно и для государственной каз ны пропадает бесследно весь излишек его возрастания, пока циф ра налога не будет возвышена. Напротив, в налогах долевых, где назначается прямо известный процент с податного предмета, сумма сбора изменяется прямо пропорционально изменениям в народном богатстве.

§ 37. Устанавливать принципы равномерности обложения в Перело жение теории и добиться осуществления этой равномерности в действи налогов тельной жизни суть вещи, далеко различающиеся между собой по степени трудности: легко прийти к тому выводу, что все поддан ные государства должны облагаться по их относительной налого способности, и почти невозможно осуществить этот принцип на практике. Казалось бы, стоит только произвести возможно точ ную оценку имущественного положения всех подданных и обло жить затем каждое лицо соответствующей пропорциональной или прогрессивной податью, и равномерность обложения будет идеальной;

но, к сожалению, в действительной жизни этот идеал далеко не достигается. Самые горячие стремления провести его разбиваются о противодействие самих плательщиков;

в обыден ной жизни, где в сфере экономических интересов еще почти все цело царит неорганизованное bellum omnium contra omnes, всякий старается тем или иным путем снять налагаемую на него тягость и свалить на кого попало, так что нет никакой возможности зара нее определить, как известный налог, в какой степени и кем будет уплачен. Один и тот же налог одно лицо уплачивает целиком, другое – только частью, третье – совсем не платит, всецело пере лагая его на других. Лицо, не занимающееся никаким промыслом и получающее твердую цифру дохода, уплачивает всю сумму причитающегося с него налога;


другое лицо, имеющее какой нибудь промысел, при условиях слабой конкуренции может пе реложить весь падающий на него налог целиком на потребителей, включить этот налог в издержки производства и произвольно возвысить цену производимого им продукта;

наконец, третье ли цо, тоже промышленник, вследствие большей конкуренции не может сильно возвысить цену продукта и потому переносить па дающий на него налог на потребителей не целиком, а лишь частью.

Вообще, если бы была возможность заставить нести известный налог то именно лицо, на которое он, по предположению законода теля, должен падать, то устройство рациональной системы обло жения было бы одной из легчайших задач финансового управле ния. В чем же, спрашивается, заключается причина этой невоз можности, подтачивающей стройное здание финансовой науки?

Общее учение о налогах Причина эта состоит в особом свойстве налогов, или так на зываемом переложении налогов, т.е. в способности плательщиков переносить податную тягость на других лиц, с которыми они вступают в различные отношения экономического характера. Не входя в подробное рассмотрение различных теорий по поводу этого неясного и необработанного вопроса, мы ограничимся лишь некоторыми общими замечаниями, эмпирическими наблю дениями, выводами и обобщениями, делаемыми на основании практического опыта.

Прежде всего заметим, что существует два вида переложе ния: 1) На лицо последующее в гражданском обороте – с продав ца на покупателя. Примером такого переложения может служить любой косвенный налог, где установленный государством налог уплачивается производителем и затем перелагается на покупате ля – потребителя обложенного продукта.

2) На лицо предшествующее в гражданском обороте – с по купателя на продавца. Этот вид переложения имеет место, напр., во всех тех случаях, когда налоги, одинаково косвенные или пря мые, являются чрезмерно высокими;

особенно часто он встреча ется во времена промышленных кризисов относительно налогов на потребление. Положим, что в стране, имеющей значительный налог на напитки, потребление их вследствие повышения налога значительно уменьшилось;

вследствие уменьшения спроса кон куренция производителей или продавцов напитков должна будет понизить цену этого продукта, и при некоторой интенсивности кризиса понижение это может дойти до такой степени, на кото рой все увеличение налога минует потребителей и упадет на про изводителей напитков. Положим далее, что в стране введен высо кий земельный налог и что налог этот, вследствие некоторых ус ловий рынка, напр. благодаря конкуренции иностранного хлеба, не может быть переложен на покупателей земледельческих про дуктов и останется тяготеть на поземельной ренте, тогда необхо димым следствием введения такого налога будет уменьшение в соответствующем размере дохода с земли, а отсюда и понижение цены земель на всю капитализированную сумму налога, и при продаже земли покупатель, уплатив эту уменьшенную цену за нее, освободится, таким образом, на вечные времена от уплаты установленного налога и переложит его на продавца или погасит его.

Как в первом, так и во втором случае по своим размерам пе- Погаше реложение может быть двоякого рода: а) переложение только ние известной доли налога;

при налоге на напитки, напр. в случае налога Отдел третий. Подати и налоги кризиса, на производителя или продавца их может быть перело жена лишь известная доля налога, который должен был бы падать на потребителей, и б) переложение всего налога;

в вышеприве денном примере земельный налог всей своей тяжестью падает на первых продавцов;

Шеффле удачно называет этот вид переложе ния погашением или амортизацией налога.

Приведем теперь важнейшие из обобщений, имеющих место в учении о переложении налогов. 1) Замечено из наблюдений, что когда большинство плательщиков побуждается к одинаковому образу действий в спросе или предложении, то переложение де лается наиболее возможным;

т.е. если налог падает однообраз ным способом на многочисленную группу лиц, как, напр., кос венный на фабрикацию продукта, то все производители этого продукта одинаково стремятся включить этот налог в число из держек производства, причем обыкновенно и достигают рано или поздно цели своего стремления. 2) Налог, падающий на продав цов, перелагается на потребителей всего легче тогда, когда цифра его соразмеряется с количеством или ценой продаваемого товара.

Так, напр., взимая с каждой четверти фунта табака несколько ко пеек акциза, государство облегчает продавцу переложение, так как делает самый расчет весьма легким. 3) Переложение податей совершенно невозможно для тех податных лиц, доходы которых постоянны, напр. для государственных чиновников и т.п.

4) Относительно податей, наложенных на какой-либо источник дохода, переложение зависит от того, может ли данное лицо ук лониться от налога посредством перемены этого источника, т.е.

посредством другого употребления своего имущества, или нет1.

5) Подати, которые не соразмеряются с данным количеством или ценой товаров и услуг, предлагаемых плательщиками, вообще трудно перелагаются.

Надо заметить, что до сего времени существуют как противники, Оптими так и защитники переложения налогов. Первые видят в нем большее или стическая меньшее зло, с которым, однако, по неизбежности его государство теория должно мириться и принимать в соображение в своих финансовых меро перело приятиях;

вторые, наоборот, видят в переложении налогов только хоро жения шие стороны и утверждают, что посредством переложения налога с од налогов ного лица на других вся финансовая система приходит в равновесие и все ошибки финансовой практики до известной степени устраняются. По выражению Канара, гнет всякого налога делается совершенно нечувст вительным с течением времени вследствие переложения;

временные См.: Рау, § 269–272.

Общее учение о налогах затруднения, противодействующие этому переложению, он называет трением. Другой ученый, Притвиц, утверждает, что вся сумма налогов благодаря переложению должна распределиться так, что все доходы граждан придут опять в то же самое отношение между собой, какое было бы и без всяких налогов, подобно тому как вода по мере отливания ее из одного отделения пруда, разделенного на части решетчатыми перего родками, тотчас приходит во всех отделениях к одному уровню, только несколько пониженному. Далеко нельзя согласиться с этим оптимисти ческим взглядом на действие переложения налогов: если иногда и случа ется, что неправильности и чрезмерные недостатки обложения как бы до некоторой степени сглаживаются путем переложения, то эти случаи еще не дают повода обобщать наблюдаемые в них явления, так как во многих других случаях этого уравнивающего, благотворного влияния переложе ния налогов не встречается. В самом деле, иногда переложения вовсе не бывает, иногда же оно совершается очень медленно и не вполне. Напри мер, чрезмерное обременение поземельной ренты остается на ней без переложения, при условии свободного ввоза иностранных продуктов, точно так же, как чрезмерное обременение налогом дохода с домов при малом спросе на квартиры и т.п. Точно так же, если только некоторые из контрибуэнтов или малое число их обложены слишком низко или слиш ком высоко, то влияние на цены невозможно и неравенство неизбежно.

Во всякое случае, в промежуточное время до окончательного переложе ния случаются разные потрясения и потери;

даже полное переложение при высоком налоге не обходится без экономических невыгод, ибо оно уменьшает производство и потребление товара и вместе с тем пользова ние богатством. Таким образом, мнение Канара и Притвица не находит себе подтверждения в финансовой практике.

Противники переложения утверждают совершенно обратное с Пессими только что приведенной теорией. Ее представитель – Прудон утвержда- стическая ет, что все налоги в конце концов перелагаются на потребителя, никакое теория законодательство не может предупредить этого. Потребители в массе бедны, а налоги еще более сокращают их скудные достатки, следова тельно, налоги несправедливы, а между тем они необходимы – вот одно из экономических противоречий (contradictions conomiques) Прудона.

Этот недостаток не зависит ни от правительства, ни от идей, ни от лю дей, и задачу обложения Прудон объявляет неразрешимой. Американ ский писатель Bolles то же самое примыкает к мнению Прудона, утвер ждая, что справедливый налог в своем действии делается несправедли вым: некоторые несут весь налог, другие часть его перелагают, третьи совсем не несут, успев все сбросить на плечи других, и пока мы еще не можем установить ни одного закона, открывающего нам процессы и законы переложения, а потому и вся система обложения в результате становится-де крайне несправедливой(!?).

Но взгляды и оптимистов, и пессимистов в вопросе о переложении налогов, безусловно, страдают крайностью;

конечно, мы не знаем до сих пор законов переложения и не можем с уверенностью сказать про какой Отдел третий. Подати и налоги нибудь определенный налог, в какой степени от подвергся переложению, но есть все-таки известные условия, от наличности которых зависит спо собность налогов к переложению, и знакомство с этими общими усло виями очень важно для всякого финансиста.

Общие условия, от которых зависит переложение, прекрасно изложены Адольфом Вагнером, и мы кратко приведем их здесь.

При переложении с продавца на покупателя (Fortwlzung) все дело зависит от того, насколько эластично предложение, – если оно может сократиться, то продавцы успевают сбросить налог на потребителей. Анализ же эластичности предложения обнаружи вает, что предложение зависит от трех условий: 1) экономически технических условий данного предприятия, 2) личных условий производителей и 3) хозяйственного строя страны.

По экономи чески-техническим условиям, те предприятия легче могут сокра тить свое производство, а следовательно и переложить налог на потребителей, которые обладают лишь небольшим постоянным капиталом, а главным образом производят при помощи оборот ного капитала, который легко перенести в другую отрасль произ водства. Далее, весьма важно, насколько легко постоянный капи тал можно приноровить к другому производству, насколько эла стичен спрос, существуют ли суррогаты продукта, способен ли данный продукт к перевозке, хороши ли пути сообщения, на сколько возможно соглашение между производителями и т. д. От личных условий предпринимателя зависит, насколько он вос пользуется возможностью сократить предложение и таким обра зом успеет сбросить налог на потребителя. Степень и род образо вания, экономическое положение лица – все это оказывает влия ние на то, может ли лицо перейти к другому занятию или нет.

Экономический строй также имеет огромное влияние на условия переложения: свобода промышленной деятельности, системы концессий, свобода передвижения и т. д. – все это оказывает ог ромное влияние, насколько лицо может перейти к другому роду промышленной деятельности.

Те же самые условия определяют, насколько покупатели ус пеют сбросить налог на продавца, с той лишь разницей, что те условия, которые благоприятствуют при Fortwlzung, будут за держивающими при Rckwlzung (т.е. переложении с покупателя на продавца) и обратно;

так, напр., предприятию с крупным по стоянным капиталом, который трудно приспособить к другому роду производства при эластичности спроса на обложенные про дукты, при легкости подвоза, при существовании суррогатов их, Общее учение о налогах такому предприятию, говорит Вагнер, трудно сбросить налог на потребителя, придется значительную долю налога взять на себя.

Так как все вышеуказанные моменты действуют совместно и час то перекрещиваясь друг с другом, то заранее предвидеть резуль тат этих влияний невозможно. Факт крайне печальный. Неудиви тельно, если некоторые экономисты, как, напр., Falk, убедив шись, что при современной хозяйственной организации невоз можно с уверенностью справедливо разложить налоги, ставят вопрос не об организации налогов, а о том, как должна быть организована хозяйственная жизнь, чтобы равромерное распре деление налогов стало возможным. И Falk отвечает, что только расширение общественно-хозяйственной сферы государства мо жет содействовать более равномерному распределению налогов, но все-таки полной равномерности в обложении до сих пор нель зя достичь.

Что касается до уклонения от несения налога, то это может Способы произойти следующими тремя способами: уклоне 1. В виде прямого нелегального уклонения в случае назна- ния от чения прямого налога и потребления контрабандных и корчем- несения ных товаров, в случае акциза или таможенной пошлины;

этот налога способ возможен только при условии несовершенства финансо вого управления и всегда сопряжен с обманом или утайкой.

2. Посредством сокращения потребления обложенного акци зом продукта. Если, напр., устанавливается налог на табак в раз мере 25 % с цены его, то я могу уклониться от этого налога, или совсем перестав курить, или же потребляя табака на 25 % меньше прежнего. Но сокращение потребления заставляет сокращать и производство и таким путем задерживает накопление и останав ливает ход развития народного богатства, а потому этот способ уклонения от платежа налога является для государства не менее нежелательным, чем первый.

3. Зато есть способ уклонения от налогов весьма плодотвор ный и поэтому весьма желательный – это усиление производства и улучшение технических приемов его. Если обложенным лицам удается посредством усиления своей промышленной деятельно сти увеличить свои доходы на сумму налога, то весь вред от него состоит только в том, что плательщикам приходится тратить больше времени и сил. Если обложение ведет к такому стремле нию, то оно влечет за собой значительные выгоды в экономиче ском отношении, если только время и силы контрибуэнта не че ресчур уж этим затрагиваются. Некоторые способы устройства налогов, особенно косвенных, служат непосредственным побуж Отдел третий. Подати и налоги дением для плательщиков к техническим усовершенствованиям в производстве (классический пример винокуров Слейго – в Глаз го, в Шотландии, в прошлом веке). Если вследствие этого про дукты будут получаться с меньшей затратой труда и с меньшим количеством издержек производства, то гнет налога может сде латься совершенно нечувствительным, а народное хозяйство – обогатиться новым способом дешевого производства продуктов.

§ 38. Нам остается в нескольких словах сообщить те немно Правила обложе- гие важные правила, которые выработаны наукой относительно ния устройства и организации обложения. Многие писатели пытались формулировать те правила, которых государство должно дер жаться при назначении и взимании налогов, но попытки эти, в сущности, составляют не что иное, как дальнейшее развитие зна менитых максимов Ад. Смита, по справедливости получивших и сохранивших за собой до сих пор название финансовых аксиом, а потому мы, в интересах краткости изложения, и остановимся главным образом на этих максимах. Вот они:

1. «Подданные должны платить налоги, насколько возможно, соразмерно своей платежной способности, т.е. в размерах доходов, которые они получают под покровительством государства».

2. «Налог, который индивид обязан платить, должен быть определен точно, а не быть произвольным;

время, способ, место и количество платежа должны быть в точности известны как лицу, платящему налог, так и всему обществу». Таким образом, строгая определенность должна характеризовать правильную податную систему.

3. «Каждый налог должен взиматься в такое время и таким способом, какие представляют наиболее удобства для платель щика». В стране земледельческой, как Россия, где главное богат ство населения заключается в земледельческих продуктах, кото рые являются готовыми осенью, взимание налогов поэтому должно быть приурочено также к осени или первой половине зимы1. Точно так же промысловые налоги должны в своем взи мании сообразоваться со сроком расплат в каждой стране. Вооб ще момент уплаты налогов должен совпадать с моментом наи большей налоговой способности плательщика. Что же касается до способа уплаты, то здесь в прежнее время особенно могло представляться важным взимание налогов натурой. В древности В действительности для прямых окладных сборов у нас установлены два срока – 30 июня и 1 января. Впрочем, губернским по крестьянским делам присутствиям предоставлено в этих пределах назначать частные сроки.

Общее учение о налогах и в средние века большинство налогов имело характер натураль ный, так как денежное хозяйство тогда было мало развито;

на против, в настоящее время натуральные сборы потеряли всякое значение.

Тем не менее и в новейшее время могут быть случаи, где примене ние натуральной системы соборов, в виде исключения, может сопровож даться известными выгодами и удобствами для плательщиков. Так, анг личане на островах Фиджи в 70-х гг. заменили с успехом денежные на логи натуральными;

так, подать с инородцев Сибири, носящая название «ясак», и теперь уплачивается звериными шкурами. Граф Канкрин со общает, что во время его министерства крестьяне южных местностей России для уплаты налогов запродавали евреям и другим торговцам еще не собранное сено за самую ничтожную цену;

между тем стоявшие там кавалерийские полки покупали у евреев это сено, платя за него втрое дороже;

очевидно, что в данном случае как для плательщиков, так и для казны было бы гораздо более выгодно, если бы правительство взимало там налог прямо сеном.

4. «Каждый налог должен быть устроен таким образом, что бы извлекать из кармана народа возможно менее сверх того, что поступает в государственную казну», т.е. желательно, чтобы по возможности вся сумма, взятая налогом у народа, представляла чистый доход государства, или, другими словами, чтобы издерж ки взимания являлись минимальными.

Способы взимания налогов могут быть разделены на два вида:

1) посредством чиновников, назначаемых государством, и 2) старинный способ – посредством откупщиков. В средние века, при невыработанно сти податной системы и при подкупности чиновников, взимание налогов через этих последних обходилось казне настолько дорого, что прави тельство находило более выгодным, отчасти, конечно, и по другим сооб ражениям, сдавать налоги на откуп частным предпринимателям, которые прямо вносили в казну ту сумму, которую правительство желало полу чить вперед. Откупщики же, движимые личной корыстью, устанавлива ли строгий надзор за взиманием налогов и в свою очередь раздавали его по участкам более мелким откупщикам. Естественно, что при такой сис теме взимания налогов не могло обходиться без чрезмерных вымога тельств и притеснений народа;

поэтому везде откупщики были ненави стны народу. Насколько невыгодны откупа для казны и народа, можно видеть как из истории нашего винного откупа (см. ниже), так и из сле дующего примера: в министерство Сюлли во Франции народ уплачивал откупщикам до 150 милл. фр.;

в казну же поступали из них лишь 30 милл. фр., т.е. в 5 раз меньше. Конечно, здесь очень многое зависит от общего культурного развития страны, но тем не менее откупа как форма взимания налогов являются в настоящее время, безусловно, наименее выгодными для народного хозяйства и потому уже могут считаться от Отдел третий. Подати и налоги жившими свой век, и все большее и большее развитие получает теперь взимание налогов посредством специальных чиновников, с участием местных властей. Чем страна развитее в культурном отношении, тем этот переход от откупов к бюрократическому способу взимания налогов происходит скорее. Так, первая перешла к этому второму способу Англия, затем уже Франция;

Россия же позднее всех: питейный откуп окончил в ней свое существование, так сказать, на наших глазах (лишь в 60-х гг.).



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 19 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.