авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

149

3-я часть.

ПОЗНАНИЕ. НАУЧНОЕ И ВНЕНАУЧНОЕ ЗНАНИЕ.

БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА.

Тема 9. ПОЗНАНИЕ

Основные программные вопросы:

1. Познание. Вопрос о познаваемости мира. Диалектика субъекта и объекта познания.

2. Формы чувственного и рационального познания, их взаимодействие.

3. Познание и творчество. Рациональное и иррациональное в познавательной деятель ности (в логическом /дискурсивном/ мышлении, в процессах воображения, интуи ции).

4. Вера и знание.

5. Понимание и объяснение.

6. Проблема истины и её критериев. Объективность и конкретность истины. Абсо лютное и относительное в познании истины 7. Классическое и неклассическое понимание истины. Истина и ценность (оценка, польза). Истина и правда.

8. Действительность, мышление, логика и язык: основные представления.

1. Познание. Вопрос о познаваемости мира.

Диалектика субъекта и объекта познания.

В предыдущей теме мы отмечали, что, понятие «со-знание» выделяет наличное, приобретённое знание. Имея общий с этим понятием корень, категория «по-знание» обра щает внимание на динамику знания, т.е. на процессы получения знаний. Познавательное отношение субъекта к изучаемым объектам проявляется, прежде всего, в нацеленности на адекватное воспроизведение действительности. Адекватность означает соответствие иде альных образов, знаков, выражающих сущностные характеристики изучаемого предмета, самому этому предмету, или шире – объекту познания. Уже давно людей стало интересо вать, каковы возможности верного (адекватного) познания действительности? В состоя нии ли человек иметь верные, истинные знания? Мы знаем (тема 1), что вопрос о позна ваемости мира решался по-разному. Все материалисты и некоторые объективные идеали сты положительно решают вопрос о познаваемости мира. Их иногда называют оптими стами, а к пессимистам относят агностиков, солипсистов. К агностицизму ведёт логика рассуждений субъективных идеалистов. Достижения науки и практики, в частности, по производству искусственных материалов, убедительно доказывают, что мир в принципе познаваем, хотя на каждом этапе есть нечто непознанное.

Знания как сведения, информация о предмете приобретаются во взаимодействии субъекта и объекта познания. Субъектом познания, как и сознания, может быть отдель ный человек, группа, сообщество людей или общество в целом. Объект познания часто не совпадает с объектом - предметом (процессом, свойством) объективного мира. Объектив ные предметы существуют независимо от познания человека. Предметы (свойства, отно шения) становятся объектами познания, когда они оказываются в фокусе внимания субъ екта. Если некоторые объекты (планеты, галактики, микромир, виды растений, животных) не включаются в сферу интереса и деятельности человека, то они не являются и объектами познания, хотя как объекты существуют. Можно сказать, что объект познания – фрагмент действительности, выделенный и изучаемый субъектом.

Исторически, в процессах взаимодействия, изменяются и субъект и объект позна ния. Их диалектика может быть выражена формулой «Без субъекта (познания) нет объекта (познания)». Вне диалектики познания, формула «Без субъекта нет объекта» будет выра жать позицию субъективного идеализма. Ещё раз заметим, что объект познания – фраг мент действительности, выделенный и активно осваиваемый субъектом – не равнозначен объекту действительности. Но в процессах познания, на самом деле, без субъекта нет объекта («по умолчанию», – нет объекта познания). Выделение тех или иных объектов по знания определяется развитием науки, производства, социальных отношений. Зелёные растения и вода, например, сопровождают человека в его становлении и всей истории. Но хлорофилл, как существенный компонент зелёного растения, выделяется, т.е. становится объектом познания, в Х1Х веке. Вода поражает своими постепенно открываемыми свой ствами. Её состав (всем известное H2O) устанавливается с развитием химии, а вода «тяжё лая» обнаруживается в ХХ веке.

Открывающиеся во взаимодействии субъекта и объекта новые возможности ведут к углублению прежних представлений и к желанию изучать новые объективные предметы, их свойства и отношения. Выделяются новые стороны, аспекты прежних объектов. К ним добавляются новые предметы изучения (например, при изобретении микроскопа, создании телескопа, открытии радиоактивности и т.д.). Появление генетики, открытие генетическо го кода, клонирование оказалось возможным на определённой ступени общественного развития. В сферу деятельности человека всё активнее вторгается исследование космиче ских объектов полёт человека на Луну, летательных аппаратов на Марс…). Приобретение новых знаний и их воплощение (опредмечивание) в технических устройствах расширяет диапазон исследовательских возможностей, изменяя тем самым субъекта Активность субъекта возрастает с развитием познания. Взаимодействие субъекта и объекта познания расширяет возможности направленного изменения действительности и самого человека.

2. Формы чувственного и рационального познания, их взаимодействие К формам чувственного познания относят ощущения, восприятия и переходную к рациональной ступени форму – представления. Приведём их характеристики с научных позиций, соответствующих материалистическим ориентирам познания. Ощущения – от ражение отдельных свойств, сторон, граней предмета, например, цвет, вкус, запах, фор ма (яблока, груши …). Восприятие – целостный образ предмета (яблока, груши…), обра зуемый при интегрировании ощущений, представляющих разные свойства, стороны пред мета. Представление – образ предмета, который не отображается субъектом непосред ственно, а воссоздаётся в сознании по сохранившимся в памяти следам («отпечаткам») ране воспринимавшихся предметов или их описаний. Представление может возникать не только после отображения чувственно воспринимавшегося предмета, но и по описанию, выраженному в знаковой форме естественного или искусственных языков.

Формы рационального познания. Воссоздание в форме представления образа пред мета по его словесному описанию будет переходной ступенью к рациональному (логиче скому) познанию, основными структурными элементами которого будут: понятие, сужде ние, умозаключение и образуемые из них гипотезы, теории, концепции. Понятие нередко определяют как мысль, выражающую сущностные характеристики предмета в обоб щённой и опосредованной форме знаков и их сочетаний. Понятие предстаёт как абстрак ция (от лат. abstraction – отвлечение, удаление), или – опосредованное знаками языка обобщение, полученное при отвлечении от многообразия конкретного содержания пред мета и выделении его сущностных черт и отношений. Понятие, концентрируя большие объёмы информации о классе предметов, может выражаться одним словом (масса, жизнь, противоречие…) или несколькими словами (общественное сознание, единство организма и среды…).

Отдельное понятие или связь нескольких понятий выражают мысль как сжатую, аб страктную и обобщённую характеристику сущностных отношений предметов, их связей и отношений. Исходя из этого, мышление можно определить как абстрактное, обобщённое и опосредованное отражение действительности через связь понятий и их движение по за конам логики. Приведённое определение позволяет расценивать представление о «руч ном», «образном», «животном» мышлении как метафоры, не выражающие сущностные, содержательные характеристики мышления человека, осмысленно оперирующего слова ми-знаками. Они, согласно учению знаменитого физиолога-рязанца И.П. Павлова, образу ют вторую сигнальную систему, присущую только людям. В этой же плоскости находятся и различия между «машинным» мышлением, «искусственным интеллектом» и мышлением и интеллектом человека. Правильно построенная, и понятная другим мысль в форме суж дений и умозаключений не должна включать формально-логического противоречия (типа:

«Сейчас дождь идёт, или – Сейчас нет дождя»). Суждения - логическая связь понятий, в которой что-либо утверждается, или отрицается. Примеры простейших суждений: «Ро за красна. Розан – не роза». В общении посредством речи суждения выступают как пред ложения. Умозаключение – определённая (индуктивная, или дедуктивная) связь суждений (посылок), из которой вытекает новое суждение, называемое следствием, умо заключением или выводом. (Об индукции, дедукции, аналогии см. раздел о методах позна ния). Через умозаключения может получаться новое знание. Например, исследуемый предмет по ряду признаков – металл. Мы знаем, что металлы электропроводны. Мы впра ве, не проводя опыта, предположить, что исследуемый предмет электропроводен.

В идеалистических учениях отдельные формы познания абсолютизируются, наде ляются самостоятельностью и активностью, как некие «первоначала». В таких, идеалисти ческих трактовках ощущения (и другие формы) могут приниматься за «элементы мира», субстанциальные основания всего существующего. Вспомним идеалистический сенсуа лизм Беркли («Существовать, значит быть воспринимаемым») К сенсуализму, материали стическому, или идеалистическому, ведёт преувеличение роли чувств и форм чувственно го познания. «Нет ничего в разуме, чего прежде не было бы в ощущениях»). Преувеличе ние роли абстракций, логического, рационального в познании ведёт к мистификации по знания. (Например, ведущий к агностицизму априоризм философии И. Канта, Абсолютная идея Гегеля, интуитивизм Бергсона, Лосского…). Научное познание, опирающееся на идеи материализма и диалектики, осуществляется в единстве чувственной и рациональной сту пеней познания. Небезынтересно заметить, что даже простейшая констатация (утвержде ние) типа «Роза – цветок» не дана непосредственно чувственному познанию. Простейшие суждения (утвердительные или отрицательные) являются результатом взаимодействия достигнутых чувствами представлений о признаках цветка и признаках розы. По обнару женному сходству признаков розу можно назвать цветком. Само же суждение, как и де сятки подобных ему, над особенностями которых мы обычно не задумываемся, является проявлением единства чувственного и рационального в познании. Более сложные формы этого единства проявляются в исследованиях, например, пути распространения болезней, передающихся через «промежуточных хозяев» – рыб, птиц, грызунов, насекомых (кома ров, блох и др.). На ступени чувственного познания в основном через индукцию (движение мысли от частного к общему) получают эмпирические выводы и обобщения. Они выража ют внешние связи предметов, и являются проблематичными. Рациональное познание, от правляясь от обобщений наблюдений и опытов, позволяет проникать в сущность иссле дуемых предметов, устанавливать законы их изменения и использовать получаемые зна ния в интересах человека.

3. Познание и творчество. Рациональное и иррациональное в познавательной деятельности (в логическом /дискурсивном/ мышлении, в процессах воображения, интуиции).

По-знание мы уже характеризовали как получение новых знаний в процессах отра жения и воспроизведения действительности субъектом. Учащиеся школы (начальной, средней и высшей) получают знания, новые для них, но известные учёным и отобранные, системно организованные авторами учебников и пособий. Учёба предполагает творчество, но значительная часть материала усваивается репродуктивно, как овладение материалом, известным учёным, но необходимым для получения образования и специальности. Позна ние в исследовании предметов, в научной деятельности нацелено на получение новых зна ний и осуществляется как творчество – продуцирование, приобретение качественно но вых, не имевшихся ранее знаний, не представленных никем и ни в каких пособиях и кни гах). Ряд особенностей науки и познания как творчества мы рассмотрим ниже, в следую щей теме «Научное и вненаучное знание». Здесь мы остановим внимание на общих (для разных видов познания) вопросах о творчестве, связанном с рациональным и иррацио нальном в познавательной деятельности.

Рациональность как одну из особенностей философского знания мы характеризо вали в первой теме. Вспомним, что рациональный (от лат. rationalis - разумный;

ratio – ра зум) означает разумный Соответственно «рациональное» – разумное, а применительно к знанию – полученное с помощью разума, мышления и выраженное в понятийной форме, присущей логическому (дискурсивному) мышлению. Новое знание можно получить через дискурс (от лат. discursus – рассуждение) – цепочку логически связанных суждений, когда каждый предыдущий вывод обусловливает содержание следующего из него заключения – вывода. Дискурс лежит в основе творчества, как получения нового знания, в формальной (идущей от правил-законов Аристотеля) логике и опирающейся на разработку её разделов математике. Логический вывод используется практически во всех областях научно исследовательской деятельности, когда на основе накапливаемых фактических данных де лаются более широкие обобщения, выдвигаются научные идеи, гипотезы и т.д. Но нередко выдвижение продуктивных, эвристически ценных идей и решение исследуемых проблем достигается вне дискурса, через иррациональное в сфере бессознательного, или – через со четание, взаимодействие рационального и иррационального в актах воображения и интуи ции.

Иррациональное, или нерациональное – антитеза, или альтернатива рационального (приставка «ир» в слове «ир-рациональное» означает «не»), Соответственно приставке сло во «иррациональное» обозначает неразумное, часто – принципиально не выразимое в по нятиях, а лишь в описаниях или наименованиях какое-либо переживание или таинственное действие (озарение, наитие, осенило, блеснуло, высветилось и т.п.). Иррациональное часто сочетается с рациональным в процессах воображения.

Воображение, обычно приравниваемое к фантазии, производно от слова «образ» и буквально означает – войти в образ, т.е. воссоздать (представить, придумать) образ пред метов или ситуаций, никогда не воспринимавшихся ранее. Воображение в художествен ном творчестве может включать воссоздание ситуаций, которые выражают видение писа телем, художников каких-то сторон жизни, не наблюдавшихся в действительности. На пример, в сказке Пушкина «О попе и работнике его балде», в широко известной картине Айвазовского «Девятый вал». Воображение необходимо и в научном, и в философском творчестве. Надо было обладать мощным воображением, чтобы разрабатывать проекты космических ракет, кораблей, турбин, плотин и т.д.

Целесообразность воображения как формы «опережающего» (П.К. Анохин) отра жения действительности, возникшей в становлении людей, очевидна. Воображение по зволяет ставить «мысленные эксперименты», давая возможность погибать замыслам вме сто нас в рискованных ситуациях, которые в реальной жизни могут не проводиться из-за отрицательного результата воображаемых испытаний. С другой стороны, без развитой фантазии, не окрылённые мечтой, невозможны прорывы к новому знанию, невозможно творчество в любой сфере деятельности.

Воображение, как эволюционно возникшая и целесообразная форма освоения дей ствительности, имеет определённые минусы. Это, в частности, – способность сознания создавать образы, оригиналы которых (прообразы, объективные предметы) в действитель ности не существуют (крылатые быки вавилонян, козлоногий и рогатый чёрт, русалки, ки киморы и т.д.). Превращение воображения в излишнюю мечтательность, уход человека в мир грёз и видений, фантастических образов добрых и злых сил, ожидание чудес ведут к оторванной от жизни инфантильности (от лат. infantilis – детски недоразвитый), к поступ кам, воспринимаемым как чудачества, к нарушению нормальных взаимоотношений с ок ружающими людьми. Появляясь как издержки полезного инструментария человека, по добные следствия игры воображения требуют критического внимания, выявления истоков их возникновения, понимания природы таких феноменов.

Интуиция (от лат. intuition, intuer – пристально смотреть, усматривать) – непосред ственное, вне дискурса и без доказательств принимаемое решение проблемы или пости жение (открытие, усмотрение) истины. Интуиция осуществляется в сфере бессознатель ного, как озарение, как мгновенное решение вопроса или открытие и уяснение истины. В литературе принято различать основные типы интуиции: чувственную, интеллектуальную и мистическую. Быстрое и, как кажется, лёгкое разрешение логически выведенных и ра ционально выраженных задач иррациональной интуицией, да к тому же – в сфере бессоз нательного, вызывает много до сих пор не решённых вопросов. В их числе такие: Всегда ли интуитивно полученное решение правильно? Действительно ли открывшаяся напря мую, «вдруг», истина таковой и является, соответствуя принятым критериям истинности знаний? Может ли интуиция проявляться вне сферы специальности и профессиональных знаний (возможна ли у врача, например интуиция художника, инженера, агронома?). По чему специально не обучают интуиции, если она позволяет непосредственно постигать ис тину?

На последний вопрос ответ вытекает из констатации неясности для науки «меха низма» интуиции. Пока неясно, чему именно надо обучать, чтобы это было овладением интуицией, как рабочий обучается владеть инструментом до автоматизма производствен ных навыков. Возможно ли это в принципе, пока тоже неясно, поскольку интеллектуаль ное творчество с помощью интуиции осуществляется индивидуально. Проверка известных учёным случаев мгновенного решения задач, открытия истины показывает, что интуитив но полученные решения бывают нередко, но далека не всегда, правильными. Следователь но, интуитивно полученные выводы и решения надо проверять на истинность. Сопостав ление интуитивных озарений со специальностью лиц, интуиция которых оставила замет ный след в истории познания (сон Менделеева стихи Пушкина и др.) показывают связь профессиональных знаний, устремлений с интуитивными решениями. Проявление интуи ции связывают со специальными знаниями, различая врачебную, инженерную и другие виды профессионально проявляющейся интуиции. Известно, что Д.И Менделеев увидел во сне расположение элементов в порядке возрастания атомного веса, с периодической по вторяемостью их свойств. Многие известные музыканты, поэты оставили свидетельства, что они сочиняли свои произведения в порыве вдохновения, интуитивно, не осознавая, как появляются строчки стихов, ноты прекрасных мелодий. У учителя литературы не по является ни врачебная, ни инженерная, ни химическая, ни биологическая, ни математиче ская интуиция. Поэтому правомерно связывать проявление интуиции со специальными знаниями, различая врачебную, инженерную и другие виды профессиональной интуиции.

Поскольку «механизм» интуиции науке остаётся неизвестным до сих пор, то неко торые идеалисты и мистически настроенные учёные считают интуицию сверхъестествен ной и рассматривают её как проявление чуда. В философии такой подход проявляется в интуитивизме (нем. А. Бергсон, рус. Н.О. Лосский, Х1Х-ХХ вв.), противопоставляющем интуицию интеллекту (рациональному в познании). В философии математики интуицио низм (нем. А. Пуанкаре, Г. Вейль, Х1Х-ХХ вв.) выражен в стремлении связать особенности математического мышления, убедительность доказательств и выводов с их интуитивно стью, проявлением самостоятельности, независимости математических знаний от внешне го мира, от объективных обстоятельств. Вероятно, особенности процессов интуиции ещё долго будут оставаться неизвестными науке, порождая домыслы о её таинственной при роде. Неясность, таинственность процессов интуиции является одним из факторов её мис тификации, наделения сверхъестественными свойствами. Но неясность интуиции не от вергает возможности её рационального истолкования как целесообразно возникшего при способления к быстрой, а потому осуществляемой вне сознания, переработке больших ко личеств жизненно важной информации.

4. Вера и знание.

Говоря о со-знании и по-знании, мы использовали понятие «знание» для обозначе ния истинных, верных (т.е. получивших подтверждение в общественно-исторической практике) результатов познания как отражения действительности и (или) её постиже ния через интуицию, выраженных знаками языка. Понятие веры в узком смысле прочно связано с религией, определяющий признак которой - вера в сверхъестественное. Для многих вера существует или принимается только как религиозная вера. Понятие «вера» в широком смысле обозначает некритическое принятие определённых ориентиров и поло жений в качестве истинных, без обоснования и проверки их правильности, истинности. В таком широком понимании вера (В.) в качестве психологического феномена существует как В. религиозная, В. научная, В. обыденного, повседневного сознания. Религиозная В.

опирается на некритически принимаемые чудеса, озарения, тайные смыслы, видения, яв ленные Богом, или по-другому названной сверхъестественной силой - Добром, Разумом, Любовью и т.п. Научная В. опирается на достоверность ранее полученных научными ме тодами результатов в теории и практике. Это придаёт научной вере характер обоснован ных предположений, предвидений, проектов, имеющих шансы осуществиться в реальной действительности через деятельность людей. Научная вера была присуща, например, про ектам космических полётов. Она воплощается в нынешних предвидениях возможности достижения реального, земного бессмертия, проектах новой, ноосферной цивилизации бу дущего и т.д.

Отдельного разговора заслуживает вопрос о соотношении веры и знания. В первые века н.э. в Западной Европе, среди христианских мыслителей преобладала позиция безус ловного признания главенства (или – приоритета) веры над знанием. Своего крайнего про явления она достигла у церковного деятеля Тертуллиана (2-3 вв.). Его позиция передаётся формулой «Верую, потому что нелепо», т.е. как ни нелепы с точки зрения разума отдель ные религиозные утверждения (человек распял Бога-Христа, что невозможно с позиций обычной логики), их надо безоговорочно принимать как высшие истины. Примерно в это же время Климент Александрийский выражает линию - «верить, чтобы понимать». В ХП веке свободомыслящий Пьер Абеляр отстаивает иную формулировку – «понимать, чтобы верить». Видный церковный деятель ХШ века Фома Аквинский, основоположник томиз ма, разрабатывает своеобразный вариант представлений о гармонии веры и разума при приоритете веры.

В Х1Х – ХХ вв. и в начале ХХ1 века часто высказывается представление о жела тельности (или уже идущем процессе) синтеза религиозной веры и научного знания. Воз можность такого синтеза в ближайшее время допускал в конце Х1Х века русский религи озный философ В.С. Соловьёв, а автор «Жрицы Исиды» и «Тайной доктрины». Е.П. Бла ватская в это же время считала, что она уже осуществила синтез мудрости разных религий и науки. Выскажем своё мнение по данному вопросу. В представлениях об осуществлении синтеза религии и науки обычно учитывается возможность сочетания в индивидуальном сознании религиозных и научных взглядов. Но правомерно ли переносить такую возмож ность индивидуального сознания на синтез религии, философии и науки? Они являются отдельными, самостоятельными формами общественного сознания (или – типами миро воззрения), которые дают принципиально разные, несоедимые в некую целостность, срезы (или – картины) действительности. Думается, что для науки и религии как форм общест венного сознания их синтез принципиально невозможен (хотя бы по пониманию истины и особенностей познания мира). Да этот синтез и не нужен, оказываясь словесной эквилиб ристикой, призванной повысить статус религии приравниванием её специфически ценно стных представлений к открываемым наукою законам и закономерностям бытия.

5. Понимание и объяснение.

Этот вопрос требует пояснений, особенно если учитывать, что ученики в школе и студенты в вузе свою неготовность к ответу нередко прикрывают тем, что будто бы они «не поняли» излагаемый материал. О роли понимания можно привести ряд проникновен ных высказываний. Средства массовой информации сделали широко известными выдерж ку из школьного сочинения: «Счастье, это - когда тебя понимают». В одном из стихотво рений С.А. Есенина есть такое интересное суждение о том, что «…В разворочённом бу рей быте // С того и мучаюсь, что не пойму - // Куда несёт нас рок событий». Мы уже зна ем кредо этики Спинозы: «Не плакать, не смеяться, не проклинать, но … понимать!». Что же такое понимание, даже приравненное одним из учеников школы к состоянию счастья?

Понимание - это уяснение смысла чего-либо, позволяющее достичь определённого результата деятельности. Смысл можно представить как совокупность связей предметов и составляющих их элементов, особенности которых раскрываются в контексте данной культуры и деятельности людей. (Мартышка в известной басне И.А. Крылова, достав «с полдюжины» очков, так и не смогла выявить (понять) особенности их свойств и извлечь из наличия очков какую-либо пользу). Вряд ли в русле христианской культуры можно по нять оптимизм представлений атомистов и стоиков Древнего мира о смерти души как ус ловии безмятежной и даже радостной земной жизни. Для античной же культуры были присущи взгляды на нескончаемые перемещения лишённой памяти души в вечной темноте подземного царства Аида, способные вызвать страх у живущих людей. Поэтому представ ления о смерти души позволяли не бояться столь мрачной перспективы, отравлявшей на строение людям.

В процедурах понимания осуществляется перенос смысла от некоего А (учителя, книги, чертежа и т.д.) к субъекту Б (ученику, читателю, рабочему…). Принято считать, что Б понял некоторый текст (сообщение, чертёж, замысел архитектора, писателя и т.д.), если он в состоянии оперировать терминами языка (знаков) этого текста (в который некоторое А вложило определённый смысл). Или иначе: Некто Б понимает текст, когда он может по строить осмысленное высказывание об уясняемом предмете в терминах текста, выра жающего особенности предмета, заданные А. В контексте приводимых суждений можно представить, что значит - понять урок, объяснение, доказательство теоремы, алгоритм ре шения типовой задачи…. В понимании важна интерпретация как осмысленное высказы вание об объясняемом предмете, адекватная смыслу, высказываемому А в тексте. В плане учебной работы понимание требует иногда не только неоднократных объяснений, но и активной работы, порою многократно повторяемых усилий Б по уяснению смысла осваи ваемого текста-сообщения. Понимание как уяснение смысла или интерпретация текста ос ваиваемых научных дисциплин требует от субъекта Б значительных усилий. Это нередко недооценивается в расчёте на непроизвольное внимание и понимание материала без осо бых усилий со стороны субъекта - ученика или студента.

Понимание как уяснение смысла явлений или текстов-высказываний предполагает согласование смыслов происходящего или высказанного с их восприятием. Личные ин терпретации должны соответствовать общественной значимости явлений или текстов. Их несоответствие может порождать чувство неудовлетворённости окружающим, реже – со бой. Непонимание общественного значения современных событий может вести к трагиче скому мироощущению, к неадекватным попыткам их изменения.

В научном познании объяснение (О.) означает раскрытие сущности изучаемого объ екта (предмета) посредством постижения законов, которым подчиняется данный объект, либо путём установления связей и отношений, определяющих его существенные характе ристики. Объяснение включает описание объекта и анализ, ведущий к выяснению его свя зей и зависимостей. Научное О. часто осуществляется через установление структурных, причинных, генетических, функциональных и иных связей объясняемого предмета с рядом условий и факторов детерминации его функционирования и развития.

В ХХ веке немецкие философы, представители неопозитивизма Гемпель и Оппен гейм предложили схему дедуктивно-номологического объяснения (выводимого из закона, необходимой закономерной связи дедуктивных суждений). Согласно этой схеме, явление считается объяснённым, если описывающее его предложение выводится из законов и на чальных условий. Объяснение по этой схеме не может быть завершено, поскольку для ка ждого объясняющего закона можно искать своё объяснение и так до бесконечности.

Объяснение должно вести к пониманию и к правильным предсказаниям дальней ших событий объясняемого ряда явлений. Иногда понимание трактуется как объяснение.

Но в понимании, как мы отмечали, осуществляется перенос смысла от А. к Б., и Б. должен понять или адекватно интерпретировать данное А. объяснение, правильно ли оно само по себе, или нет. Хотя у понимания и объяснение есть определённое соответствие, но они всё же не совпадают. Объяснение также не всегда симметрично предсказанию, т.е. может не совпадать с предсказанием. Так теории биологической эволюции позволяют объяснить из менение и возникновение новых форм жизни, но не дают предсказаний относительно то го, какие именно формы появятся. Но бывает и так, что мало вероятные, или вовсе неточ ные, неверные объяснения охватывают определённые события и ретроспективно как бы их прогнозируют. В литературе приводился пример подобного «объяснения». Татаро монголы, завоёвывая Русь, объясняли свои победы тем, что в отличие от русских, они не мылись, и, следовательно, не смывали свою удачу. На основе такого «объяснения» дава лось «предсказание» причины поражения, поскольку со временем завоеватели усвоили ряд обычаев и стали нередко мыться.

Разработка проблемы понимания текстов разных культурно-исторических эпох при вела к появлению герменевтики как теории и практики интерпретации анализируемых тек стов. Герменевтику иногда называют «философией понимания». В герменевтике среди других обсуждалась интересная проблема «герменевтического круга», начало которой восходит к современнику Гегеля, немецкому мыслителю Ф. Шлейермахеру (1768-1834).

В проблеме круга части и целого (текста, напр.) для понимания целого надо понять его части (фрагменты текста), но для понимания частей надо иметь представление о смысле целого. Представитель «философии жизни» нем. философ В. Дильтей (1833-1911) пола гал, что познание природы качественно отличается от познания истории человека и «исто рических процессов духа». Его ориентация передаётся формулой «Природу объясняем, а жизнь (историю человека, духа - В.И.) понимаем». Понимание Дильтей представлял как непосредственной постижение некоторой духовной целостности. Собственный внутрен ний мир личности, по Дильтею, понимается через интроспекцию (внутреннее самонаблю дение). Иной, мир, мир другого человека (людей) понимается путём вживания, «вчувство вания» или эмпатии,- как сопереживание чужой душевной жизни, как постижение осо бенностей, или – её понимание. Герменевтические проблемы (задачи) и их исследования интересны поисками новых, нетрадиционных решений, требующих, однако, критического отношения к принимаемым религиозно-идеалистическим представлениям о таинственном постижении (понимании) духовных процессов в «науках о духе».

7. Действительность, мышление, логика и язык: основные представления философ ских учений. Полезно обратить внимание на основные понятия, использованные в фор мулировке вопроса. В теме 3-ей «Учение о бытии» мы отмечали, что реальность может существовать актуально как действительность, и потенциально, как возможность. Катего рия «действительность» обозначает актуально существующее, подлинное бытие (или ре альность), в отличие от возможности как потенциального бытия предметов. Мышление ранее мы характеризовали как обобщённое и опосредованное отражение действительности с помощью знаков-слов естественного или искусственных языков. Привычная для нас и наиболее распространённая форма вербального (словесного) мышления осуществляется через связь слов по законам логики. Логика формальная, основы которой были заложены Аристотелем, является наукой о формах и средствах мышления, необходимых для позна ния действительности и правильного выражения мыслей через связь понятий. Язык – это знаковая система, или - система знаков (любой физической природы). Язык используется в деятельности людей для выполнения функций познания (выражения мыслей, хранения и обмена информации) и коммуникации (общения).

Проблематика темы, задаваемая вопросом 7-мым, в ряде аспектов выражена в из вестных строках стихотворения Ф.И. Тютчева: «Как сердцу высказать себя // Другому как понять тебя // Поймёт ли он, чем ты живёшь // Мысль изречённая есть ложь. Как связаны действительность и мысль? Как мысль может быть (и насколько полно, адекватно) выра жена в языке? Что представляет собой действительность? Она есть мыслительная, языко вая конструкция (и тогда «Язык – дом бытия») или же язык – одно из средств постижения многообразия объективного мира? Возможно ли мышление без языка? И т.д.

В размышлениях над приведёнными и другими вопросами данной проблематики суждения и выводы часто обусловливаются решением основного вопроса философии. С позиций объективного идеализма мышление рассматривается как субстанция, определяю щая действительность. От элеатов (У1 – У вв. до н.э.) к учению Гегеля и к современным вариантам неогегельянства и неотомизма идёт линия идеалистического толкования тожде ства бытия и мышления. В 20-е – 50-е годы ХХ века в неопозитивизме и его вариантах задача философии сводилась к анализу языка науки, а позже и обыденного языка, который, как полагалось, конструирует и выражает действительность для человека.

Неопозитивист Л. Виттгенштейн (1889-1951) выделил три основные типа высказы ваний. К осмысленным он отнёс выраженные знаками языка факты, т.е. слова, предложе ния (они же – высказывания), соответствующие действительности как совокупности вы сказываний. Получалось, что факты как высказывания о фрагментах действительности должны соответствовать этой действительности как совокупности высказываний. К бес смысленным были отнесены высказывания, не соответствующие действительности. За пределами этих двух типов оказывались лишённые смысла слова, предложения, смутные впечатления и вообще нечто, не поддающееся высказываниям. Это – религиозный, этиче ский опыт, мистическое мироощущение, неявное знание (не выражаемые словами навыки действий. Напр., игра на инструменте, слесарные, столярные и т.п. навыки действий – См.

Полани М. Личностное знание. На пути к посткритической философии. М., 1985).

В постмодернизме допускают, что язык искажает мысль, и её надо успеть выра зить до логического оформления с помощью знаков – слов. В неопозитивизме и постпози тивизме (их краткая характеристика приводилась раньше, в «Теме 2»), в постструктура лизме исчезает представление о научной (объективной) истине, доминирует мнение о гно сеологическом плюрализме и релятивизме. В современных представлениях о научном по знании продуктивными оказываются представления и ориентиры диалектического мате риализма (= материалистической диалектики). Они позволяют в знаках языка видеть сред ства отражения действительности, с помощью которых можно успешно вести исследова ния, получать и использовать истинные знания.

6. Проблема истины и её критериев.

Понятие истины едва ли не единственное, которое безоговорочно принимают все мыслители. Это по-своему уникальная ситуация, когда каждый считает себя знающим ис тину и нередко – обладающим ею. За истину ратуют все – материалисты и идеалисты, ве рующие и неверующие, «красные», «белые», «зелёные» и т.д. Вместе с тем, претензий на обладание истиной столетиями используются для обоснования правомерности разных кон фликтов, от простой житейской нетерпимости соседей до масштабных войн в защиту «ис тинной» веры (крестовые походы), завоевания мирового господства, «жизненного про странства» или реализации утопических идеалов счастья.

Чем же притягательно представление об истине, всеми принимаемое и разноречиво толкуемое, вдохновляющее на благородные подвиги и – на бесчеловечное насилие во имя служения истине? Конечно, единодушное принятие истины во многом определяется пред ставлением о ней как верном, правильном воспроизведении (или – отражении) действи тельности в сознании человека. Но эти, принимаемые за истину, представления часто вы ражают субъективные взгляды и предпочтения социальных групп, их лидеров или отдель ных людей – учёных, мыслителей. Поэтому и оказывается возможным использование представлений об истине в диаметрально противоположных целях. Отсюда вытекает важ ность определения критериев истины как правильных, верных представлений о мире и че ловеке. Какое же определение истины будет правильным, наиболее соответствующим взглядам на истину как верное представление человека о мире и о себе?

С глубокой древности (Аристотель и др.) истина характеризовалась как знание, со ответствующее действительности. В этом определении выражена так называемая клас сическая истина, а точнее – ставшее классическим понимание истины. Не трудно просле дить, что классическая истина допускает настолько широкое определение, что может включать самые разные толкования соответствия и действительности (в духе субъектив ных и объективных идеалистов, материалистов…), верующих и атеистов. Поэтому и воз никает впечатление, что истину (в её классическом понимании как знания, соответствую щего действительности) принимают все люди, в том числе и имеющие противоположные суждения по вопросам науки, веры, творчества, идеалов человека, устройства общества, поисков счастья и т.д.

Такое широкое толкование оказывалось возможным из-за неопределённости поня тия действительности, которой должны соответствовать истинные знания, и размытости критериев истины. В Древнем мире за истину принимали представления об устойчивых, глубинных, не меняющихся основания всего. Такими оказывались, например идеи-эйдосы Платона, или неподвижное бытие элеатов. Постичь непреходящую, и в этом смысле ис тинную, сущность вещей можно было в сфере сознания, мышления, чистой идеи. Соот ветствие идеям, как сущностям, созданным Творцом-Демиургом (Платон, его последова тели) или «врождённым идеям» (Декарт и др.) определяло истинность суждений, особен но касающихся иллюзорного, как считалось, мира чувственных восприятий. Широкая сфера представлений, охватываемых понятием классической истины, вынуждала к поиску более определённых критериев, ограничивающих содержательную характеристику исти ны.

Какой же признак (черта, свойство, параметр) может служить надёжным критерием истины? Он должен показывать и подтверждать её верность, правильность как соответст вие содержания (знакового или языкового отображения предметов, их свойств) объектив ной действительности. В конечном счёте, вопрос о выявления истинности неких суждений, или – установление истины, это вопрос о надёжном критерии верности, правильности зна ний, соответствующих, в конечном счёте, объективной действительности.

Критерии истины в истории познания выдвигались разные. Было распространено признание достоверности каких-либо положений многими людьми – общезначимость ис тины. В религиозных учениях и религиозной философии в качестве истины принимается самоочевидность Божественных откровений Священного Писания, наставлений, явленных через видения, озарения учеников, пророков, святых. Близким к такому пониманию оказы валось представление Гегеля о соответствии логики высказываний индивида Логике Аб солютной Идеи, вытекавшее из идеалистически понятого тождества бытия и мышления.

Р. Декарт, как представитель рационализма, полагал, что критерием истины является яс ность, отчётливость суждений. Из них наиболее достоверным ему представлялось ис ходное в дедуктивном получении истинных знаний положение, известное по краткому ис торико-философскому очерку: «Я мыслю, следовательно, – существую». Идеалисты субъ ективные (Беркли, неопозитивисты…) в качестве критерия истины принимают соответст вие одних высказываний (субъекта о предмете) другим, базовым высказываниям о мире, которые и принимаются за действительность.

Названные выше критерии оставляют возможность широкого и неопределённого отнесения к истинам самых разных суждений, не имеющих надёжного подтверждения их истинности. Нужен был принципиально иной критерий, нежели общезначимость, самооче видность и ясность, и к тому же – надёжный критерий правильности суждений, претен дующих на истину. Один из таких подходов был разработан и реализован в марксистской, диалектико-материалистической философии в представлении об общественно исторической практике, как ведущем критерии истины. Общественно-историческая практика может быть охарактеризована как материальная, чувственно-предметная и целесообразная деятельность по преобразованию окружающей действительности в ин тересах людей. Основными видами общественно-исторической практики являются:

1. Материальная производственная деятельность людей (в промышленности, сель ском хозяйстве и т.д.);

2. Социально-значимые действия больших групп людей (народные освободитель ные движения, «бархатные» и иные революции…);

3. Научный эксперимент, которым в ХУП-ХУШ веках ограничивали область прак тического подтверждения положений, претендовавших на научную истину. Многие, осо бенно фундаментальные, положения науки (законы сохранения, идея единства организма и среды…) не могут быть подтверждены отдельными экспериментами. Подтверждение их истинности опирается на совокупный человеческий опыт, т.е. на многовековую экспери ментальную проверку и производственную деятельность людей.

В последние годы в ряде пособий в качестве разновидностей практики выделяют эстетическое освоение действительности и техническое творчество. Дифференциро вать виды практики можно и дальше, но они входят в основные первые три формы.

Неопозитивисты в 1930-е – 1950-е гг. (Шлик, Карнап, Тарский и др.) предложили считать достоверными положения, получившие подтверждения в процедурах верификации (от лат. verus – истинный, и facio – делаю). Верификация предполагает эмпирическую про верку утверждений науки на истинность. Внешне, терминологически, верификация напо минает требование диалектического материализма о практической (включающей экспери мент) проверке истинности знаний. Но только внешне, поскольку неопозитивизм, как те чение субъективного идеализма, любые проверки соотносит с совокупностью высказыва ний о мире, принимаемых за действительность. У неопозитивистов действительность ока залась некоторой связанной совокупностью предложений – высказываний о мире. Получа лось, что претендующие на истину высказывания должны соответствовать другим выска зываниям, принятым за базовые характеристики действительности.

Позже, критикуя идеи неопозитивизма, англ. философ К. Поппер (ХХ в.) предло жил альтернативный верификации принцип фальсифицируемости. Согласно ему, к науч ным (достоверным) следует относить вероятностные высказывания, которые можно в принципе, хотя бы теоретически, опровергнуть, т.е. – фальсифицировать. Фальсификация позволяла отграничить научные, вероятностные, положения от ненаучных, например, ре лигиозных или философских представлений, не поддающихся фальсификации. Попперов ская фальсифицируемость вела к отказу от признания объективной истины, заменяя её правдоподобием – предположительным, вероятностным знанием. Представления К. Поп пера об истине называют концепцией (теорией) правдоподобия. Со временем в западной методологии попперовская фальсифицируемость трансформировалась в фальсификацию – процедуру рассуждений по схеме, называемой в логике «модус толленс (modus tollens)».

По этой схеме суждений (силлогизмов) ложность основания (гипотезы, теории) устанавли вается по следствию (выводу), не получившему эмпирического подтверждения.

Решаемые людьми масштабные производственные и исследовательские задачи не могут опираться только на практическое подтверждение получаемых результатов. Мас штабные практические исследования могут быть нецелесообразны, например, сценарии термоядерных катастроф вроде «ядерной зимы». Практическая проверка может оказаться не доступной имеющимся возможностям, например, практическая проверка гипотез кос мических процессов, или - воспроизведение прошлых геологических эпох. В подобных си туациях применяют модельные или мысленные «эксперименты», прибегают к теоретиче ским логическим критериям. Среди логико-теоретических критериев можно выделить та кие, как соответствие проверяемых на истину положений имеющимся совокупным знани ям, воплощённым в определённой научной картине мира, удовлетворение выдвигаемых концепций требованиям простоты, красоты, логической связи. Но в основе и теоретиче ских, логических показателей истинности, особенно если речь идёт о достоверных науч ных знаниях, лежит критерий практики.

Заблуждение. Принимаемые критерии позволяют не только выделять истину, но и отличать её от заблуждений. По аналогии с определением истины, заблуждение можно охарактеризовать как знание, не соответствующее действительности, или уже - изучае мому предмету. В истории познания возникают ситуации, когда знание, считавшееся ис тинным, переходит в разряд заблуждений (например, концепции флогистона, эфира). За блуждение как неадекватное, неточное, или просто неверное отражение действительности, могло приниматься за истину из-за ограниченности используемых критериев. В этом от ношении и общественно-историческая практика как критерий истины не является абсо лютной, не гарантирует от изменения представлений, принимаемых за истину. Вспомним, что истина, считающаяся неизменяемой, вечной, относится к догмам. Рассмотрение отли чий истины и заблуждения оказывается связанным с более общими представлениями о ди намике познания, связи истины абсолютной и относительной, которые мы рассмотрим позже.

Практика, как сфера деятельности человека, постоянно изменяется. Она подтвер ждает истинность знаний и их отличие от заблуждений относительно конкретных условий:

времени, места, уровня развития науки и техники. В этом – относительность практики как критерия истины. Одновременно практика не позволяет истине превратиться в застывшую догму, препятствующую развитию общества. Практика как критерий истины абсолютна в том отношении, что она позволяет надёжно отграничить и отделить религиозно – идеали стические трактовки истины от истины научных исследований. Промышленное производ ство материалов и предметов, не встречающихся в естественных условиях (пластмасс, ис кусственных волокон, смол и изделия из них, вроде шариковой ручки или нейлоновой шубки, колготок и т.д.) наилучшим образом опровергают утверждения агностиков и со липсистов о невозможности иметь достоверные научные знания.

Истина объективная. Общественно-историческая практика показывают, что чело век способен в своей деятельности постигать истину как объективное, соответствующее действительности, знание. Истина, как знание, принадлежит субъекту – отдельному чело веку, группе людей, например, сообществу учёных, или – обществу в целом. В этом отно шении, по принадлежности субъекту, истина является субъектной (в этом же значении её называют и субъективной). Но истина ищется, открывается, разрабатывается как знание, соответствующее действительности. Если действительность – объективный мир, природа, общество, человек, то истина должна верно воспроизводить фрагменты действительности.

Как верное соответствие действительности, истина должна быть знанием, воспроизводя щим черты объективно существующих предметов и их свойств. В этом отношении истина является объективной. (Было бы лучше называть эту черту объектностью истины, под черкивая воспроизведение в истине-знании существующих независимо от индивида предметов и свойств. Но название «объектная истина» не используется в литературе. По этому мы также будем говорить об истине объективной.

На что здесь следует обратить внимание? Объективную истину следует отличать от объективно существующих предметов. Объективные вещи, процессы сами по себе не ис тинны и не ложны. Такими могут быть их отображения познающим субъектом. Но объек тивная истина принадлежит субъекту, и сама по себе, в виде некоего драгоценного пред мета, который можно найти, открыть и т.д., не существует. Эта ситуация двойственности истины усваиваивается не сразу, требуя размышлений и пояснений.

Один из видных представителей диалектического материализма, В.И. Ленин в кни ге «Материализм и эмпириокритицизм» (Гл. 2) характеризовал объективную истину как такое содержание человеческих представлений, которое не зависит ни от человечества, ни от человека. Тут сразу возникает затруднение. Если истина не зависит от человека, то она и есть объективный предмет, или сам объективный предмет – истина? Выше мы уже от метили, что истина не является объективным предметом, и сам объективный предмет «равнодушен», безразличен к тому, насколько адекватно он воспроизводится в познании.

Но в каком же тогда смысле истина не зависит ни от человека, ни от человечества? И по чему же она, истина, объективна, раз принадлежит субъекту? Попробуем выяснить, что имеется в виду в толковании объективной истины.

Зависит ли от человека истина о смертности, конечности людей? Можно об этом не знать, отодвигать эту истину от себя. Желанной, конечно, она не является, Но истиной от этого быть не перестаёт. Как и закон сохранения и превращения энергии (и шире – форм движения материи, при определённых условиях). Эти примеры достаточно наглядно ил люстрируют тезис об объективности истины. Истина объективна в том смысле, что она не зависит от воли и желания отдельных людей или групп людей, а её содержание зависит от воспроизводимых (отображаемых) предметов, их свойств и отношений. Итак, объектив ная истина может характеризоваться как выраженное в образах и знаках языка содержа ние знаний, соответствие которых действительности подтверждёно практикой. Или, иначе, истина – верное (значит, - подтверждённое практикой) воспроизведение предметов, процессов в знаках языка и образах. Их идеальное содержание (смыслы, значения) оп ределяется отражаемыми фрагментами действительности и не зависит от желания отдель ных людей Объективность истины и её надсубъектность не признают субъективные идеали сты. По логике их суждений истина должна соответствовать принятому личностному «первоначалу» мира (моему Я, ощущениям и т.п.). Своеобразен вариант концепции кор респонденции (соответствия), в котором истина толкуется как соответствие форм психики объективному содержанию предложений. Такое понимание истины польский логик - нео позитивист А. Тарский (ХХ в) использовал в создании семантической концепции истины (от гр. smantikos – смысловая сторона значения слова или его частей). К ней привело же лание преодолеть противоречивость суждений известного парадокса «Лжец» (Говорю ли я правду, когда утверждаю: «Я лгу». Получается, если Я-спросивший сказал правду, то он солгал, и наоборот). Тарский создал, по сути, логический вариант концепции истины. Её пример. Утверждение «Снег бел» является истинным, если снег действительно белый. Оно не является верным, если снег серый, чёрный и т.д. Трактовка истинности высказываний А. Тарским относится к логике, оставляя в стороне вопрос об истине как соответствии зна ния действительности (в конечном счёте – объективным предметам, их связям, отношени ям).


В учениях объективного идеализма истину толкуют как соответствие знания не материальному, по сути дела – сверхъестественному, основанию. Идеалисты объектив ные формально могут согласиться с тем, что истина надсубъектна. Однако, для них исти на будет не отражением предметов, их свойств и отношений, а, в первую очередь, проявле нием в сознании и знании человека надличностного или надмирового нематериального «начала» - Разума, Идеи, Бога, Воли и т.п.

В истории познания были попытки провозгласить истину конвенцией (от лат. con ventio, conventions – соглашение, договор...). В конвенционализме непомерно преувеличи вается значение принимаемых сообществами (учёных, политиков, музыкантов и т.д.) сим волов, знаков для выражения определённых смыслов, значений или действий. Конвенция ми будут используемые единицы измерения, наименования предметов, обозначения темпа и тональности исполнения музыкальных сочинений и т.д. Но научную, объективную исти ну нельзя свести к конвенции-соглашению. Если даже все люди планеты согласятся объя вить законы механики Ньютона не действующими, то притяжение тел не исчезнет, и сво бодно парить и передвигаться по воздуху люди не смогут.

Помимо объективности, следует рассмотреть представления об абсолютной и отно сительной истине, о конкретности истины. Они позволяют показать, что истина не являет ся неизменной, застывшей. Она – в динамике, в развитии. Как заметил ещё Гегель, истина есть процесс. Способен ли человек постичь истину абсолютную? Ответ предполагает зна ние того, что есть истина абсолютная и относительная.

Абсолютная истина. Понятие абсолютной истины в истории познания использу ется в двух основных смыслах, или значениях. 1) В широком смысле абсолютная истина характеризуется как полное, законченное знание о мире и его структуре. Такое абсолютное знание для человека недостижимо: изменяется практика, расширяются сферы познания, изменяется сам человек. В истории интеллекта один лишь немецкий философ Гегель про возгласил, что Абсолютная Идея, как «начало» всего, испытала себя в разных формах «инобытия» и осознала себя в его, Гегелевской философии. Получалось, что философия Гегеля и есть абсолютно (полное, завершённое) знание. Здесь не скажешь, что великий философ был достаточно скромным, считая себя выразителем, знатоком и носителем абсо лютной истины.

2) В узком смысле абсолютная истина характеризуется как точное, адекватное, подтверждённое практикой, отображение фрагментов реальности (предметов, свойств, от ношений), которое не встречает доказательных возражений и сохраняется в дальнейшем развитии знаний. Разновидностей так понимаемой абсолютной истины немного: даты ро ждения и смерти, фундаментальные положения науки (законы сохранения…), или сужде ния типа «Нельзя жить не питаясь», «Волка ноги кормят». Обыденному сознанию они представляются банальностями, трюизмами (англ. truism – всем известная «избитая» исти на), но от этого не перестают быть истинами, и к тому же – абсолютными, в узком смысле слова. Гораздо шире и чаще познающий субъект имеет дело с истиной относительной.

Относительная истина – неполное, неточное отображение фрагментов действи тельности, содержащее моменты абсолютного, верного знания, которое в дальнейшем, при более основательном изучении предметов, расширяется и углубляется. Динамика по знания в основном осуществляется как движение от одной относительной истины, к дру гой, более полной. Относительная истина, верно воспроизводя стороны действительности, заключает в себе моменты абсолютно достоверного знания о предметах и свойствах, со храняющихся при изменении самих предметов и знаний о них. Например, идея дискретно сти (атомарности) содержит верные, истинные знания, сохраняющиеся в изменяемых представлениях (моделях) строения атома (Бора, Резерфорда и других авторов). Доля аб солютного, верного знания в относительной истине возрастает с развитием практики, нау ки и самого человека. Но, по ранее отмеченным обстоятельствам, абсолютная истина, как завершённое, законченное, полное и достоверное знание предмета и мира, никогда, даже и при потенциально неограниченном времени познания предметов, не может быть достигну та человеком. Человеку приходится довольствоваться относительными истинами, позво ляющими, тем не менее, успешно использовать и преобразовывать в своих интересах ок ружающий мир и совершенствовать самого себя.

Конкретность истины. Рассматривая проблему истины, следует сказать о её кон кретности. В свете идей диалектического материализма, согласующихся с научными ис следованиями, истина всегда конкретна. Это утверждение не означает, что истина не мо жет быть выражена на языке абстракций, знаков искусственных языков (математики, хи мии и т.д.). Но содержание истины, как показывают данные науки и практики, действи тельно, конкретно, не смотря на возможную абстрактную форму выражения истины. Это означает, что истина является таковой (т.е. правильным, соответствующим действительно сти, знанием) в конкретных условиях места, времени и совокупности сложившихся об стоятельств. Элементарный пример - кипение воды при 100 градусах. Обычно мы неявно («по умолчанию») принимаем, что это утверждение верно при нормальном давлении, при использовании шкалы температур «по Цельсию». Заметное понижение или повышение ат мосферного давления (при погружении в толщу воды, или – подъёме на большую высоту), как и использование другого измерения температуры (напр., «по Реомюру») вызовет из менения показателя температур кипения или замерзания воды.

Рассмотренные характеристики истины позволяют выделять и использовать досто верные знания, отвергая выводы крайнего скептицизма и агностицизма. Однако, односто роннее преувеличение, или абсолютизация черт (свойств, характеристик) истины ведёт к нарушению требований диалектики и, тем самым, - к подмене истины её суррогатами. Об издержках конвенционализма мы уже говорили выше. Настаивание на возможности, или даже необходимости вечных, неизменяемых истин, оборачивается догматизмом, начёт ничеством. Абсолютизация относительной истины ведёт к релятивизму - представлению об относительности всего существующего и невозможности иметь достоверные знания:

пока мы говорим о предмете, он меняется, и ни о чём нельзя знать ничего определённого.

Игнорирование конкретности истины ведёт к софистике, позволяющей представлять же лаемое как близкую возможность его осуществления без учёта конкретных обстоятельств места и времени. Например, реализовать с сегодня на завтра перестроечные идеи в обеспе чении социальных гарантий достойного уровня жизни, в реформировании армии, средней и высшей школы и т.д. Догматизм и релятивизм также могут вести к софистике. Отрица тельные следствия догматизма и софистики как антиподов (альтернатив) диалектики мы отмечали раньше, в разделе «Диалектика» (тема 4).

7. Неклассическое понимание истины. Истина и ценность (оценка, польза).

Истина и правда.

К неклассическим можно отнести концепции, в которых истина понимается иначе, чем в классическом определении, варианты которого характеризуют истину как соответст вие знания действительности. Вместо соответствия определяющим становится иное соот ношение знания и действительности, исключающее прежнее единодушие в принятии ис тины классической. Мы остановим внимание на трёх вариантах неклассического понима ния истины.

1) Учение, в котором принимается когерентная истина. В нём важнейшим при знаком (критерием) правильности, достоверности знаний принимается их когерентность - согласованность и непротиворечивость знаний (вместо соответствия действительности).

Взаимное согласование суждений, выводимых из исходной аксиомы, принимается здесь и за критерий истины. В этом учении абсолютизируется (односторонне преувеличивается, гипертрофируется) требование о непротиворечивости высказываний, необходимое для их понимания. Формальная логика, в отличие от логики диалектической, не признаёт реаль ных противоречий в объективном мире и правомерности их отражения познающим субъ ектом. В логике формальной противоречия расцениваются как свидетельства путаницы в суждениях, которую надо устранить. По этой логике и истина дола быть непротиворечи вым следствием из цепочки последовательно согласованных суждений.

Однако формальная логика, необходимая в математике и других областях знаний, не может по своим возможностям отобразить богатство многогранных проявлений жизни с проявлениями алогичности и иррациональности живых людей с их «алогичной логикой»

поступков и действий, не укладывающихся в схемы формально-логических построений.

Более того, настаивание на когерентности истины может привести к абсурдным концепту альным построениям, формально правильным и логически неопровержимым. Вспомним сетования Дидро по поводу солипсизма, венчающего логику субъективного идеализма (Беркли и др.) Дидро высказывал искренние сожаления, что логику наиболее абсурдных суждений (типа: Предметы- совокупности идей (ощущений): Мир- порождение моего Я…) труднее всего, если вообще возможно, опровергать логически. Дело здесь в особен ности формальной логики Возможный абсурд когерентной истины во многом определяет ся её опорой на формальную логику. Она, жёстко определяя правильность одного из про тиворечивых суждений об одном и том же предмете (в одно и то же время в одном и том же отношении), никак не касается его истинности. Выберите из двух противоречивых су ждений «Круг квадратен» и «Круг не квадратен» первое. Его можно принять как аксиому и выводить из неё построения, которые составят модель «Вселенной квадратного круга». С позиций когерентной истины такая, явно абсурдная модель, окажется «истинной».


Логика когерентной истины реализуется и в предпочтении одного из двух противо речивых суждений антиномии И. Канта: «Есть Бог как причина и творец мира;

- Нет Бо га…»). Если идею Бога - Демиурга, творца мира принять за аксиому, то выводимые из неё суждения о созданном Богом мире окажутся когерентной истиной, не опровержимой логически. ( Но, заметим, и не доказуемыми логически. Все известные варианты логиче ских «доказательств» бытия Бога являются софизмами, паралогизмами. Поэтому вопрос о бытие Бога остаётся предметом веры. Идея Бога выдвинута в сфере иррационального. Она принципиально не разрешима в сфере логики, во многом из-за отмеченной особенности когерентной истины.

2) Одним из вариантов неклассических концепций истины является учение о том, что существует особая, религиозная истина, понимаемая как «истина с неба». Евангель ский Христос провозгласил: «Я есмь путь, истина и жизнь» (Ев. Иоан. 14. 6). Поскольку Бог, как высшая ценность религиозных учений, вечен, абсолютен, совершенен, то и истина принимается как абсолютно верное, не подлежащее пересмотру проявление Божественной сущности. Истинными признаются тексты Священного Писания (в христианстве – Библии, в мусульманстве – Корана), изречения признанных церковью святых и пророков. В не отомизм, объективно-идеалистической религиозной философии, по сложившейся тради ции в качестве подлинной, высшей принимается истина Божественного разума. Она, как полагал неотомист Жильсон, постигается с помощью Откровения, а философия, наука и искусство должны признать высший авторитет «истин церкви» и склониться перед ними.

Другой неотомист, Маритен, различал первую, примитивную практическую (прагматиче скую) истину. Далее следовали истины физико-математических и метафизических систем.

Высшая, Божественная истина, по Маритену, постигается сверхрационально, как «мо ральное познание Бога». Представители современного неотомизма, ссылаясь на новейшие научные достижения, руководствуются выдвинутым в ХШ веке Фомой (Тома, отсюда – томизм) Аквинским положением о гармонии веры и разума при приоритете (главенстве) веры. Эта ориентация ведёт к признанию превосходства религиозной истины над всеми другими её разновидностями, получаемыми вне религиозных откровений.

К представлению о том, что религиозная истина может дополняться доводами фи лософии и науки склоняются персоналисты (Боун, Мунье), протестантские теологи. Идео логи православия также стали говорить о том, что религия не противоречит науке, что они могут дополнять друг друга. По сути дела появились своеобразные современные варианты учений о «двух истинах». Но если раньше, в ХШ-ХУШ веках, наука и философия пыта лись в учении о «двойственной истине» отстоять независимость своих суждений от догм религии, то теперь церковь, религиозные философы стараются использовать авторитет науки для утверждения идеи непротиворечивости науки, религии и философии с притяза нием на приоритет истины религиозной.

По поводу утверждений о дополнительности и даже возможном синтезе научной и религиозной истины можно заметить, что подобное объединение окажется эклектичным, беспринципным соединением разнородных (по основаниям) представлений о мире и чело веке. Поскольку у человека сфера иррационального занимает значительное место, то в ин дивидуальном сознании объединение противоположных по глубинным основаниям рели гиозных и научных представлений о мире вполне возможно и нередко имеет место. Но нет оснований автоматически переносить (экстраполировать) этот иррациональный путь для объединения истин науки и религии как форм общественного сования и типов мировоззрения (об особенностях религии см. материалы темы 1;

особенности науки рассматриваются в следующей, 9-ой теме).

Наука и религия дают разны «срезы» действительности. У них диаметрально про тивоположное представление об истине. Научное познание нацелено на получение и ис пользование объективной истины. Религиозная истина, провозглашаемая высшей и абсо лютной, включает явленные через людей пророчества, свидетельства, видения, открове ния. Поэтому она не может претендовать на статус истины объективной, содержащей дос товерные знания о мире «в целом», его структуре, предметах, свойствах, отношениях. Уже по одному параметру принципиально различного понимания и признания истины синтез науки и религии невозможен. Но, по здравому размышлению, он и не нужен. Наука и ре лигия удовлетворяют разные потребности человека, реализуемые через разные сферы соз нания и познания. Поиск научной истины идёт в основном в сфере рационального, а исти ны религиозной – в основном в сфере иррационального, в которой и появилось утеши тельное для человека представление о Боге как гаранте возможности «жизни после смер ти».

3) Прагматистская (как вариант – прагматическая) концепция неклассической ис тины. В этом варианте односторонне преувеличивается практическое (от греч. pragma прагма – практика, действие) значение истины. Здесь истина рассматривается и оценива ется с узко утилитарной (от лат. utilitas – польза, выгода) точки зрения, а не как результат устремлений к верному знанию, удовлетворяющий в первую очередь познавательный ин терес исследователей. В прагматизме истина понимается как положение, которое может быть утилизовано, т.е. может принести практическую пользу. Истина в прагматистской концепции предстаёт как польза, выгода. Возможность извлечь пользу принимается и как критерий истины.

По этому поводу можно заметить, что польза и истина далеко не всегда симметрич ные понятия. Истина часто полезна людям. Возможность жить на Земле более чем 6-ти миллиардам людей определяется использованием современной наукой и техникой истин ных знаний. Однако, не всё, что полезно отдельным людям, или группам людей в смысле выгоды, является истиной. Различные гангстерские группировки могут извлекать пользу, выстраивая далёкие от истины софизмы, оправдывающие получение прибыли незаконны ми путями. Прагматистское понимание истины может оборачиваться пренебрежением к морали – аморальностью суждений и действий для извлечения выгоды любыми доступ ными способами. Конечно, такое извращённое, но выгодное для криминальной среды, толкование истины, не исключает возможность позитивных результатов в применении прагматистски понятой истины добросовестными исследователями (напр., Дьюи) и пред принимателями-практиками. Но в философском плане прагматистская концепция истины оказывается «размытым», неопределённым и уязвимым субъективным представлением о достоверности любых суждений, из которых можно извлечь практическую выгоду.

Истина и ценность (оценка, польза). В неокантианстве (Х1Х –ХХ вв. нем. Г.

Риккерт и др.) принимали, что ценность существует сама по себе как «мир трансцендент ного смысла». Не трудно заметить, что такое представление о ценности является идеали стическим, односторонне выделяющим идеальные, субъектные ценности. Но, очевидно, живя в реальном мире, человек имеет дело не только с идеальными смыслами, но и с вполне осязаемыми и необходимыми для жизни материальными условиями (пищей, одеж дой, энергоносителями и другими факторами), которые также можно отнести к ценностям.

В общем плане термин «ценность» выражает значение одних явлений для других. Для растений, животных окружающие их благоприятные для развития и размножения условия представляют определённые ценности. Но, обычно, понятием «ценность» обозначают всё, что имеет смысл или значение для субъекта деятельности: отдельного человека, группы, сообщества людей, общества в целом. Значимыми для человека являются не только чис тый воздух, качественная питьевая вода, жилище, работа, друзья, но и идеальные, духов ные, в самом широком смысле, ценности: побудительные мотивы действий, поступков, идеалы и другие факторы. Как видно из приведённых выше примеров, можно различать ценности объектные (например, средства и условия жизнедеятельности) и ценности субъ ектные (ориентиры и нормы деятельности;

установки и принципы поведения, идеалы и убеждения, за которые человек может при необходимости пожертвовать собственной жиз нью.

Видное место среди субъектных ценностей принадлежит истине. Поиск истины как профессиональное занятие является едва ли не главным делом интеллектуальных усилий учёных, философов. Для них истина как ценность соизмерима с представлениями о пред назначении человека, достижении счастья при реализации своих способностей и возмож ностей. Но истина может представлять ценность не только для профессионалов, занятых её поисками. Ценность истины для многих соизмерима с нравственностью, с чистотой по мыслов и дел, с правдивостью, честностью. Принятие тех или иных ценностей определяет жизненную позицию человека, линию его поступков. Поступки людей в разных, особенно – в нестандартных условиях, во многом определяются такими ценностями, как сформиро ванные установки, убеждения, императивы (долженствование, пресловутый «внутренний голос») или запреты-табу на какие-либо действия.

Мерилом (критерием) ценности (её «истинности», или – истинной ценности) явля ется сам человек. Поэтому, как говорят, «о вкусах не спорят». Диапазон ценностных кри териев колеблется в очень широких пределах в зависимости от устремлений субъекта и складывающихся обстоятельств. Об этом красноречиво свидетельствует восклицание шек спировского героя из драмы «Король Ричард Ш»: «Коня! Коня! Полцарства за коня!».

Широко известный русский перевод этого восклицания оказался неточным. Ричард Ш ли шился коня в решающем сражении за трон, но пешим рисковал потерять и жизнь.

На анг лийском языке претендент на корону готов был отдать за коня всё царство: «A horse! a horse! My kingdom for a horse!». (Сведения приводятся по тексту: Ашукин Н.С., Ашукина М.Г. Крылатые слова М., 1998. С. 134). Буквально это восклицание, сделанное компьютер ным «промтовским» переводчиком, выглядит так: "Лошадь! лошадь! Мое королевство за ло шадь!» или, как вариант, более подходящий к драматической ситуации: «Коня! коня! Моё королев ство (всё царство – В.И.) за коня!». Судя по реальной ситуации начала ХХ1 века, когда глава Ирана Садам Хусейн лишился «царства», сыновней и предпочёл стать пленным вместо сомнительной чести добровольно умереть, индивид не осознаёт в обычных условиях, что жизнь для него и является высшей ценностью. Отсюда – множество ситуаций, когда тер пят крушение дерзновенные замыслы установить мировое господство, или быстро продви нуться на вершину административной пирамиды власти, не считаясь с реальными возмож ностями.

Ценности могут быть выражены в оценке предметов, событий, условий, отноше ний людей друг к другу, к природным объектам. Оценка является определённой сравни тельной характеристикой ценности как значения, смысла рассматриваемого предмета, его свойства или отношения. Оценка может иметь количественное выражение, например, при установлении чистоты воды, воздуха (количество кислорода, озона, вредных примесей и т.д.), количества нитратов в продуктах и т.д. Но ряд важных для человека ценностей, пред ставленных в качествах характера, отношении к себе, к другим людям (добрый, строгий, справедливый, жадный и т.п.) не поддаётся количественному измерению, и выражается сравнительной характеристикой через соотнесение со своей противоположностью (злой, нестрогий, несправедливый…).

В жизни не всегда, как в приведённых выше примерах, истина совпадает с ценно стью. Ценность истины может померкнуть для корыстного человека, если окажется более выгодным истину (открытие, изобретение, информацию о событии…) «не заметить», «по ложить пол сукно и т.д. Ценности объектные, включая денежное вознаграждение, драго ценности, комфортные условия жизни могут превысить желание бескорыстно поиска ис тины. В таких ситуациях имеют значение и достойные человека условия жизни, и форми руемые воспитанием и самовоспитанием высокие цели и нравственные идеалы, «служить истине», бороться за правду.

Правда и ложь. Понятие правды коррелирует (соотносится, взаимосвязано) с по нятием истины. Но между ними есть и различия. Понятие истины употребляют, как прави ло, в науке, в философии. Понятие правды обычно используется в личностной характери стике субъекта и в сфере нравственности. Категория «правда» выражает соответствие высказываний и деятельности человека его взглядам и убеждениям. Если между взгляда ми и поступками индивида (например, в отношении к религии, к решениям власти и т.д.) нет противоречий, то он может считаться правдивым. Далее. Истина, как говорят, едина и неделима. Нет и не может быть двух разных законов притяжения, науки крестьян и науки рабочих. Но правда может быть «своя» у каждой группы людей. Принципиальные против ники большевизма Н.А. Бердяев и С.Н. Булгаков говорили о «правде социализма», кото рую сами не разделяли.

Антипод правды – ложь (в этом же значении – обман) можно охарактеризовать как сознательно, намеренно допускаемый обман, или - несоответствие поступков взглядам и убеждениям индивида (в отличие от «добросовестности», непреднамеренности заблужде ний). В литературе последних десятилетий встречается термины «благочестивый обман», или «святая ложь», упомянутые ещё Овидием в «Метаморфозах». Вероятно, «ложь во бла го» будет оправданной в ситуации, когда диагноз смертельной болезни и остающихся счи танных дней (или часов) жизни не сообщается больному. Во всех остальных ситуациях польза от «святой лжи» и «благочестивого обмана», проявляющегося и в непроверенных ситуациях религиозных «чудес» мироточения икон, самовозгорания свечей и т.п., весьма сомнительна. Известно, какое презрение и насмешку вызывает ложь и лживость человека, и как высоко в народе ценится правда (например, в известном изречении «Не в силе Бог, а в правде»).

8. Действительность, мышление, логика и язык:

основные представления философских учений.

Полезно обратить внимание на основные понятия, использованные в формулиров ке вопроса. В теме 3-ей «Учение о бытии» мы отмечали, что реальность может существо вать актуально как действительность, и потенциально, как возможность. Категория «дей ствительность» обозначает актуально существующее, подлинное бытие (или реаль ность), в отличие от возможности как потенциального бытия предметов. Мышление ранее мы характеризовали как целесообразное, обобщённое и опосредованное отражение дейст вительности с помощью знаков-слов естественного или искусственных языков. Привыч ная для нас и наиболее распространённая форма вербального (словесного) мышления осу ществляется через связь слов по законам логики. Логика формальная, основы которой бы ли заложены Аристотелем, является наукой о формах и средствах мышления, необходи мых для познания действительности и правильного выражения мыслей через связь поня тий. Язык – это знаковая система, или - система знаков (любой физической природы).

Язык используется в деятельности людей для выполнения функций познания (выражения мыслей, хранения и обмена информации) и коммуникации (общения).

Проблематика темы, задаваемая вопросом 7-мым, в ряде аспектов выражена в из вестных строках стихотворения Ф.И. Тютчева: «Как сердцу высказать себя? // Другому как понять тебя? // Поймёт ли он, чем ты живёшь?// Мысль изречённая есть ложь. Как свя заны действительность и мысль? Как мысль может быть (и насколько полно, адекватно) выражена в языке? Что представляет собой действительность? Она есть мыслительная, языковая конструкция (и тогда, «Язык – дом бытия»;

Хайдеггер;

нем., ХХ в.), или же язык – одно из средств постижения многообразия объективного мира? Возможно ли мышление без языка? И т.д.

В размышлениях над приведёнными и другими вопросами данной проблематики суждения и выводы часто обусловливаются решением основного вопроса философии. С позиций объективного идеализма мышление рассматривается как субстанция, определяю щая действительность. От элеатов (У1 – У вв. до н.э.) к учению Гегеля и к современным вариантам неогегельянства и неотомизма идёт линия идеалистического толкования тожде ства бытия и мышления. В 20-е – 50-е годы ХХ века в неопозитивизме и его вариантах задача философии сводилась к анализу языка науки, а позже и обыденного языка, который, как полагалось, конструирует и выражает действительность для человека.

Неопозитивист Л. Виттгенштейн (1889-1951) выделил три основные типа высказы ваний. К осмысленным он отнёс выраженные знаками языка факты, т.е. слова, предложе ния (они же – высказывания), соответствующие действительности как совокупности вы сказываний. Получалось, что факты как высказывания о фрагментах действительности должны соответствовать этой действительности как совокупности высказываний. К бес смысленным были отнесены высказывания, не соответствующие действительности. За пределами этих двух типов оказывались лишённые смысла слова, предложения, смутные впечатления и вообще нечто, не поддающееся высказываниям. Это – религиозный, этиче ский опыт, мистическое мироощущение, неявное знание (не выражаемые словами навыки действий. Напр., игра на инструменте, слесарные, столярные и т.п. навыки действий – См.

Полани М. Личностное знание. На пути к посткритической философии. М., 1985).

В постмодернизме допускают, что язык искажает мысль, и её надо успеть выра зить до логического оформления с помощью знаков – слов. В неопозитивизме и постпози тивизме (их краткая характеристика приводилась раньше, в теме 2), в постструктурализме исчезает представление о научной (объективной) истине, доминирует мнение о гносеоло гическом плюрализме и релятивизме. В современных представлениях о научном познании продуктивными оказываются представления и ориентиры диалектического материализма (= материалистической диалектики). Они позволяют в знаках языка видеть средства отра жения действительности, с помощью которых можно успешно вести исследования, полу чать и использовать истинные знания.

Вопросы и задачи для самопроверки.

1. В чём суть познавательного отношения человека к миру?

2. Что означают понятия: скептицизм, агностицизм. Правы ли скептики, агностики?

Ответ мотивируйте.

3. Английский философ Д. Юм утверждал: "Упругость, тяжесть, сцепление частиц, передача движения путем толчка – вот, вероятно, последние причины и принципы, которые мы когда-либо будем в состоянии открыть в природе..." Так ли это? Пояс ните.

4. Не всякий знает, как много надо знать, чтобы знать, как мало мы знаем.

Правильна ли эта поговорка? Почему Вы так считаете?

5. На занятия студент спросил: "Мир бесконечен, и мы никогда не сможем познать его до конца. Разве отсюда не следует, что мир непознаваем?" А как думаете Вы?

6. Какое из приведенных высказываний является правильным:

а) объект - это и есть образ, совокупность ощущений;

б) образ - знак, символ действительности;

в) образ есть полная копия объекта, объект ничем не отличается от образа;

г) между объектом и образом нет ничего общего, отношения между ними ус танавливаются условно;

д) совпадение образа с объектом есть процесс: образ определяется объектом, зависит от него и не определяется объектом, не зависит от него.

7. «Заключение "Я мыслю, следовательно, я существую...» есть первейшее и верней шее из всех заключений». Какова позиция автора данного высказывания:

а) рационализм?

б) сенсуализм?



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.