авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«Н.С.Альтшулер, А.Л.Ларионов ФИЗИЧЕСКАЯ ШКОЛА КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА С КОНЦА 20-х до 40-х годов XX века История развития и научные достижения ...»

-- [ Страница 5 ] --

именно он положил начало строительству нового 1,5-метрового телескопа для КГУ. Следует сказать, что Шаукат Таипович был прекрасным лектором. Став заведующим кафедрой астрономии, он организовал чтение новых курсов. Благодаря его усилиям укрепились традиционные и были развернуты новые направления научных исследований.

В 1960 г., когда его избрали деканом вновь организованного физического факультета [192, 193], он с энтузиазмом поддерживал любые спортивные начинания в университете.

Самые сильные команды волейболистов, баскетболистов и легкоатлетов были собраны на физическом факультете. Участники весенней легкоатлетической эстафеты помнят, как в любую погоду, в дождь и слякоть, их декан радовался победам, огорчался и переживал вместе с ними. Шаукат Таипович очень любил шутку, веселый смех, активное общение.

Он живо вникал в подготовку к смотрам художественной самодеятельности, неформально и с юмором выступая на открытиях праздничных концертов. В 1963 г.

Ш.Т.Хабибуллин стал проректором по научной работе университета. И на этом посту он много сделал для развития научных исследований в самых разных областях. При нем были организованы НИЧ университета, Южная астрономическая станция, вычислительный центр КГУ и другие структуры. В 1986 г. заведующим кафедрой астрономии стал ученик Ш.Т.Хабибуллина – профессор Н.А.Сахибуллин, академик АНТ, а Шаукат Таипович возглавил лабораторию астрометрии и звездных атмосфер.

Широкая и плодотворная деятельность Шауката Таиповича была отмечена трудовыми наградами: Орденом Ленина, Орденом Октябрьской революции и медалями, а также присвоением ему званий «Заслуженный деятель науки РСФСР» и «Заслуженный деятель науки ТАССР». По решению Ученого совета физического факультета Казанского университета была учреждена студенческая стипендия им. Ш.Т.Хабибуллина.

15. Научные биографии создателей новых научных школ в стране Л.В.Грошев Крупный специалист в области ядерной физики профессор Леонид Васильевич Грошев (1907 – 1975) окончил физико-математический факультет Казанского университета в 1929 г. [261]. Он родился в с. Писцово Ивановской области в семье крестьянина и в 1925 г. поступил на физико-математическое отделение КГУ (фото 6,36).

После окончания университета работал в Ленинградском институте оптического стекла, преподавал в Средне-Азиатском Политехническом институте в Ташкенте, занимался научной работой в ряде лабораторий и институтов Ленинграда. С 1933 г. работал в Физическом институте АН СССР. В 1935 г. за экспериментальные работы по фотоэффекту Л.В.Грошеву была присуждена ученая степень кандидата физико математических наук. В период с 1936 г. по 1947 г. он занимался исследованием воздействия гамма-излучения на ионную проводимость газов. В 1940 г.

Л.В.Грошев защитил докторскую диссертацию «Об образовании пар (ионов) в газах под действием гамма-лучей» [262, 263].

С 1951 г. Постановлением Президиума АН СССР Леонид Васильевич был переведен на работу в Институт атомной энергии АН СССР, где руководил крупным научным коллективом. Основная тематика научных исследований Л.В.Грошева в 1950 – 1970 гг.:

захват холодных нейтронов атомными ядрами, ядерные реакции с испусканием гамма квантов, спектроскопия и систематика состояний атомных ядер, спектры гамма-лучей, испускаемых при ядерных реакциях, удержание ультрахолодных нейтронов. В эти годы научная деятельность Л.В.Грошева была связана со становлением физики атомных реакторов и нейтронной физики [262, 263].

Леонид Васильевич является автором около ста научных работ и ряда монографий, вышедших в свет в соавторстве с В.И.Векслером, И.С.Шапиро, Ж.А.Бартоломью и другими: «Экспериментальные методы ядерной физики» [264];

«Ионизационные методы исследования излучений» [265];

«Спектроскопия атомных ядер» [266];

«Атлас спектров гамма-лучей радиационного захвата тепловых нейтронов» [267];

«Compendium of Thermal Neutron Capture. Gamma Rays Experiments» [268];

«Руководство по тепловому захвату нейтронов. Измерения с помощью гамма-лучей» [269].

С 1930 г. Л.В.Грошев непрерывно вел преподавательскую работу, с 1945 г. являлся профессором и заведующим кафедрой физического факультета Московского университета.

Исследования Л.В.Грошева и руководимого им коллектива получили признание в нашей стране и за рубежом. Он был удостоен звания лауреата Государственной премии и избран иностранным членом Датской королевской академии наук. За большие заслуги в научной деятельности и ее практических применениях Леонид Васильевич Грошев был награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени, двумя орденами «Знак Почета»

и медалями.

В.А.Крат С 1938 г. астроном и астрофизик, доктор физико-математических наук, профессор Владимир Алексеевич Крат (1911 – 1983) – старший научный сотрудник Пулковской обсерватории, затем заведующий астрономическим отделом [188, 190] (фото 9, 10, 36). В 1965 – 1979 г г. он был директором этой обсерватории, а в 1972 г. избран членом корреспондентом АН СССР по отделению физики и астрономии. Его основные работы относятся к физике Солнца, переменным звездам и космогонии. Он был инициатором и активным участником работ по новой отрасли астрономии в нашей стране – стратосферной астрономии. Под его руководством создана первая советская стратосферная обсерватория [190, 270].

В 1935 г. В.А.Крат выдвинул гипотезу об ограниченности Метагалактики и о существовании вне ее других космических систем. Согласно этой гипотезе, расширению Метагалактики предшествовало ее сжатие, вызванное образованием сгущений [271].

Владимир Алексеевич выполнил ряд работ по изучению фигур равновесия компонентов тесных двойных звезд [270]. Исследовал потемнение к краю дисков звезд из наблюдений затменных переменных. Им предложен метод определения коэффициента потемнения на основе анализа кривой блеска. К 1944 г. В.А.Крат разработал детальную классификацию затменных переменных.

В конце 50-х годов он развил представление о хромосфере Солнца как об образовании, состоящем из горячих и холодных волокон-протуберанцев. В начале 60-х годов Крат установил, что хромосферные факелы, наблюдаемые в линиях водорода и кальция, расположены в нижней хромосфере на высоте от 0 до 1000 км и представляют собой ограниченные по высоте вкрапления более горячего газа в слое газа с кинетической температурой не выше 5000°. По данным затмения 1945 г. им было найдено, что распределение энергии в непрерывном спектре короны Солнца идентично распределению энергии в спектре центра солнечного диска.

В.А.Крат – автор 150 научных работ и монографии «Фигуры равновесия небесных тел»

[270], соавтор «Курса астрофизики и звездной астрономии»;

«Балонной астрономии»

(1972);

«Стратосферной астрономии» (1976). Он был членом Международного астрономического союза, Астрономического совета АН СССР (с 1951 г. зам.

председателя, затем председатель секции «Солнце»), член редколлегии международного журнала «Физика Солнца». Под руководством Владимира Алексеевича защитили кандидатские диссертации 65 человек, пять его учеников стали докторами наук.

Н.Д.Соколов Профессор Николай Дмитриевич Соколов (1912 – 2001) – глава школы квантовой химии нашей страны – окончил физико-математический факультет Казанского университета в 1936 г. [272]. Родился в Пензе в семье юриста и преподавательницы немецкого языка. После окончания школы Николай Дмитриевич работал телеграфистом, а в 1931 г. поступил учиться на физическое отделение Казанского университета (фото 22, 39). Дипломную работу он выполнял в Физико-химическом институте им. Л.Я.Карпова под руководством профессора Г.Г.Гельмана. Получил специальность физика, с отличием защитив дипломную работу «Развитие статистической теории атома Томаса – Ферми».

На защите дипломной работы присутствовал М.Г.Матисон, задававший вопросы и высказавший конструктивные пожелания. На результаты Г.Г.Гельмана в тезисах работы Соколова имеется множество ссылок [272]. В 1937 г. Г.Г.Гельман опубликовал монографию «Квантовая химия» [273], частично переработанный вариант которой одновременно был издан в Германии [274]. Наиболее известный результат, содержащийся в этих книгах, стал известен впоследствии, как теорема Гельмана – Фейнмана. Статья будущего создателя квантовой электродинамики и лауреата Нобелевской премии 1965 г. Р.Фейнмана на эту тему «Forces in Molecules» [275] была опубликована в 1939 г. по окончании им Массачусетcского технологического института [276].

В 1936 – 1939 гг. Н.Д.Соколов – аспирант Физико-химического института им.Л.Я.Карпова. Его руководителем сначала был профессор Г.Г.Гельман. Однако после его ареста руководителем Соколова стал А.А.Жуховицкий. Не исключено, что издание книги Г.Г.Гельмана в Германии стало поводом для его ареста. Кстати, в его книге имеется ссылка на готовящуюся публикацию Н.Д.Соколова, посвященную уточнению теории атома Томаса – Ферми. В 1940г. Николай Дмитриевич защитил кандидадскую диссертацию, с 1940 г. до 1950 г. работал преподавателем Военной Академии химической защиты, в 1950 – 1955 гг. – старшим научным сотрудником Института химической физики (ИХФ) АН СССР. В 1954 г. Н.Д.Соколов защитил докторскую диссертацию «Водородная связь и перенос протона». В 1955 – 1962 гг. он – профессор, заведующий кафедрой химической физики Московского университета, одновременно работающий в ИХФ. В 1962 – 1986 гг. Н.Д.Соколов – заведующий лабораторией квантовой химии ИХФ, и с 1986 г. – главный научный сотрудник ИХФ.

Квантовая теория водородной связи, в которой Николай Дмитриевич был первопроходцем, всегда оставалась в сфере его научных интересов. В 1940 – 1947 гг. им была предложена и обоснована донорно-акцепторная модель водородной связи. В г. совместно с И.В.Александровым им было предпринято исследование химического сдвига сигнала протонного магнитного резонанса высокого разрешения систем с водородной связью. В 1964 г. и 1981 г. по инициативе Н.Д.Соколова были изданы сборники, посвященные важнейшим результатам, полученным в СССР для систем с водородными связями (физико-химические и электрические свойства, колебательные и электронные спектры, ЯМР, водородная связь в органических соединениях и биологических объектах) [277, 278]. Перу Н.Д.Соколова в этих сборниках принадлежит ряд обстоятельных обзоров. Всего им опубликовано более 130 печатных работ. Н.Д.Соколов был инициатором проведения серии симпозиумов по водородной связи, под его редакцией был осуществлен перевод на русский язык книги «Валентность»

известного английского специалиста по квантовой химии Ч.Коулсона [279].

Н.Д.Соколов создал научную школу физико-химиков. Среди более десяти его учеников – профессора И.В.Александров, Е.Е.Никитин, С.И.Кубарев, сами основавшие научные школы. Н.Д.Соколов награжден двумя орденами «Знак Почета» и медалями.

Геофизическое направление Выпускники Казанского университета конца 20-х – 30-х годов стали создателями новых геофизических школ в нашей стране в середине и второй половине ХХ в. (фото 37).

Ярким представителем этого научного направления является профессор, член корреспондент АН СССР (РАН) Ю.П.Булашевич – организатор и первый директор Института геофизики Уральского отделения РАН. Широкую известность получили работы крупных ученых в области земного магнетизма, вошедших в ядро института ИЗМИРАН, докторов физико-математических наук Н.П.Беньковой, Ю.Д.Калинина, В.И.Афанасьевой и ученого секретаря института Б.М.Ляхова. Огромное влияние на развитие разведочной геофизики в нашей стране оказали представители Ленинградской и Петербургской геофизической школы профессора Б.А.Андреев, Л.Я.Нестеров и А.А.Логачев – создатель института ВИРГ-Рудгеофизика. В Казанском университете учился и начал работать академик АН УССР профессор С.И.Субботин, многие годы являвшийся директором Института геофизики АН УССР.

Ю.П.Булашевич Труды члена-корреспондента РАН, профессора Юрия Петровича Булашевича ( – 1999) создали целую эпоху в отечественной геофизике [46, 280, 281]. Они относятся к ядерной геофизике, геомагнетизму, электроразведке, геотермике, изучению разрывной тектоники по концентрации гелия и аргона в подземных водах, дегазации Земли в процессе ее термической эволюции. Исследования Булашевича в основном посвящены физическому обоснованию и определению информативности различных геофизических методов, изучению строения земной коры и поисков месторождений полезных ископаемых. Однако в геофизику Юрий Петрович пришел практически случайно, так как в 1935 г. окончил физико-математический факультет Казанского университета по специальности физик-теоретик (фото 11, 37).

Ю.П.Булашевич родился в Нижнем Новгороде в типичной семье интеллигентов российской провинции [282]. После окончания школы в своем родном городе он год работал электромонтажником и готовился к поступлению в Московский электромашиностроительный институт, но увиденное им объявление физического отделения Казанского университета ему понравилось больше и он решил стать физиком.

В середине ноября 1930 г. с последним рейсом парохода, шедшего в затон, он прибыл в Казань. В тот год вступительных экзаменов в университет не было [46]. И вскоре серьезно задержавшийся к началу занятий студент стал очень заметной фигурой на физико математическом факультете. Юрий Петрович всегда с большой теплотой и уважением вспоминал своих казанских профессоров и преподавателей. Он считал, что элементы научной деятельности ученого формируются в высшем учебном заведении.

Оригинальные приемы в развитии творческой инициативы студентов использовали профессора А.Д.Гольдгаммер, Н.Г.Чеботарев, Б.М.Гагаев, П.А.Широков и др. С особым уважением он вспоминал казанскую математическую школу, так как любовь к математике на всю жизнь сохранилась у него именно с университетских времен. В своих воспоминаниях он писал: «в сущности, вся математика нам преподавалась как инструмент, необходимый для познания других естественных наук» [46].

Четвертый курс университета должен был быть для выпуска Ю.П.Булашевича последним, однако внезапно было введено дипломное проектирование и пятый год обучения. К этому времени из двадцати человек, поступивших на физическое отделение, осталось семь. Студентам было предоставлено право выбора места дипломной практики.

Большинство поехали в Москву на завод Изолит, а Юрий Петрович выбрал кафедру теоретической физики МГУ, которой руководил в то время член-корреспондент АН СССР И.Е.Тамм. Наряду с работой над дипломом он ходил слушать лекции Л.И.Мандельштама, И.Е.Тамма, М.А.Леонтовича. Булашевичу была предложена тема «Теория электронной проводимости», его научным руководителем был доцент А.А.Власов. Работа выполнялась с привлечением результатов последних исследований Зоммерфельда, Френкеля, Блоха, Бриллюэна и других физиков. Следует отметить актуальность и новизну этой темы, так как квантовомеханическая теория проводимости развивалась всего лишь в течение предшествующего пятилетия (1928 – 1933 гг.). К защите диплома, проходившей в Казани, детальную рецензию на эту работу дал С.А.Альтшулер, в конце которой он писал: «.... работа Булашевича, как по обширности и глубине излагаемых вопросов, так и по развитию оригинальных идей в квантово-механической теории электропроводности, заслуживает, несомненно, оценки – отлично».

По распределению летом 1935 г. Ю.П.Булашевич был направлен в Ленинградский физико-технический институт, однако в это время создавался Уральский физико технический институт, и Юрий Петрович был зачислен инженером теоретического отдела этого института, располагавшегося в Свердловске. Руководил этим отделом С.П.Шубин – коллега и ученик И.Е.Тамма, и первоначально под его руководством Булашевич занимался задачей о движении релятивистского электрона в скрещенных электрических и магнитных полях. Однако через некоторое время Шубин был объявлен врагом народа и арестован. В 1937 г. Юрий Петрович поступил в аспирантуру к новому заведующему теоретическим сектором Уральского ФТИ А.А.Смирнову – впоследствии академику АН УССР. Научным консультантом его кандидатской диссертации стал член-корреспондент АН СССР Я.И.Френкель, требовавший от аспирантов очень обширной и глубокой подготовки. Поэтому, кроме кандидатского экзамена перед комиссией за красным столом, который соискатель сдавал вместе с будущим академиком С.В.Вонсовским, ему пришлось сдать Якову Ильичу около десятка спецэкзаменов в менее торжественной обстановке [46]. В конце июня 1940 г. в Ленинградском политехническом институте Ю.П.Булашевич защитил кандидатскую диссертацию «Квантовомеханическая теория упругих свойств металлов с кубической решеткой». ЭВМ тогда не было, и квадрупольные взаимодействия деформированных атомов металла рассчитывались вручную, но для упрощения счета использовались ряды Эвальда [46]. По материалам этой диссертации была опубликована статья в «Журнале экспериментальной и теоретической физики». В декабре 1940 г. Булашевич был утвержден в звании доцента, так как преподавал общую и теоретическую физику, а также геофизику в Свердловском педагогическом институте.

В конце 1940 г. теоретический отдел, который в то время был в составе Института физики металлов (бывшем Уральском ФТИ), Президиум Уральского филиала Академии наук решил ликвидировать. Четырех теоретиков распределили по разным институтам, а Ю.П.Булашевича направили в геофизический сектор Горно-геологического института.

Определяющим фактором было чтение им лекций по геофизике студентам пединститута.

Впервые столкнувшись со специальными геофизическими проблемами, Юрий Петрович проявил удивительную настойчивость и целеустремленность в овладении новыми знаниями. В начале 1943 г. в Известиях АН СССР выходит его первая геофизическая статья «К вопросу о происхождении земного магнетизма» [283], представленная академиком О.Ю.Шмидтом, которая читается с интересом и сегодня (илл.16).

В 1942 г. Ю.П.Булашевич стал руководителем Геофизического сектора, в котором интенсивно развивались две темы: радиометрия и теория распределения эманаций, а также электрометрия углеразведочных скважин. Исследования по радиометрии содействовали существенному развитию методов поиска месторождений урана.

Основная теорема о площади для гамма-каротажа одно время называлась «Теоремой Булашевича – Воскобойникова». В 1947 г. был закончен цикл работ по нейтронному каротажу. В этих работах было впервые введено понятие о нейтронных свойствах горных пород и созданы основы теории нейтронного каротажа применительно к разведке нефтяных и угольных месторождений [284]. Эти работы были высоко оценены Президентом АН СССР академиком С.И.Вавиловым. В 1951 г. докторская диссертация на тему «Теория и методика радиометрических методов разведки» была защищена Ю.П.Булашевичем в Геофизическом институте АН СССР.

В 1957 г. Геофизический сектор был переименован в отдел, включающий четыре лаборатории: региональной геофизики, радиоактивных методов разведки, магниторазведки и электроразведки. В 1958 г. на основе Геофизического отдела был создан Институт геофизики, и Ю.П.Булашевич стал первым директором. Он занимал этот пост 18 лет. В последующие годы тематика его научных исследований продолжала расширяться и развиваться. Научное наследие Булашевича насчитывает более работ, широко цитируемых в отечественных и зарубежных изданиях. Он установил закон распределения затухания магнитного поля с высотой, что имеет важное значение для интерпретации аэромагнитных данных. Занимался проблемами происхождения земного магнетизма, а также вопросами региональной геофизики, балансом радиогенных газов в атмосфере, выявлением глубинных разломов по повышению концентрации гелия в подземных водах и другими задачами.

В 1937 – 1953 гг. Юрий Петрович был доцентом, а потом профессором кафедры теоретической физики Свердловского педагогического института [46]. Он читал курсы общей геофизики, ядерной геофизики, физики сплошных сред, общей и теоретической физики в Уральском политехническом, Уральском горном, Свердловском педагогическом институтах и Уральском университете.

В 1970 г. Ю.П.Булашевич был избран членом-корреспондентом АН СССР. Он работал в редакционной коллегии журнала «Физика Земли», был членом ряда научных советов РАН и междуведомственных советов. Среди его учеников 11 докторов и 24 кандидата наук. Труд Юрия Петровича Булашевича отмечен государственными наградами: дважды Орденом Трудового Красного Знамени и Орденом Дружбы народов.

Создатели и сотрудники Института земного магнетизма В сентябре 1940 г. на базе Главной геофизической обсерватории г. Павловска был образован Научно-исследовательский институт земного магнетизма (НИИЗМ), действовавший под эгидой Гидрометеорологической службы Совета Министров СССР, а затем с 1959 г. вошедший в состав Академии наук СССР под названием Институт земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн (ИЗМИРАН). С 1944 г. этот научный центр базируется в Подмосковье, около д. Красная Пахра, сейчас г. Троицка. В ядро этого института вошли выпускники Казанского университета: кандидаты физико математических наук Н.П.Бенькова и Ю.Д.Калинин, а впоследствии с 1941 г.

В.И.Афанасьева и с 1951 г. Б.М.Ляхов. В 1940 – 1963 гг. Ю.Д.Калинин был заместителем директора института по научной работе, а Н.П.Бенькова в 40-х годах – руководителем группы магнитных информаций и прогнозов.

Более полувека научной деятельности профессора, доктора физико-математических наук Натальи Павловны Беньковой (1912 – 1992) связано со становлением и работой НИИЗМ-ИЗМИРАНа [285 – 287]. Под ее руководством служба прогнозов магнитного поля и состояния ионосферы не прерывалась ни в трудное время блокадной зимы (1941 – 1942 гг.) в Ленинграде, ни в эвакуации в пос. Косулино под Свердловском (1942 – гг.). Благодаря этой работе в действующую армию поступали сводки с данными для радиосвязи, краткосрочный и перспективный прогнозы распространения радиоволн. В конце 1944 г., приехав одной из первых с Урала в Подмосковье, Наталья Павловна возглавила вновь созданное Ионосферное бюро НИИЗМа. Осенью 1948 г. она была направлена на 2,5 года в докторантуру Геофизического института АН СССР (научный консультант член-корреспондент АН СССР А.Н.Тихонов) и в 1954 г.

защитила докторскую диссертацию «Электрические системы токов магнитных бурь». В ней Бенькова математически рассчитала радиус токового кольца, которое окружает нашу Землю в космических высотах, определив таким образом высоту этого потока заряженных частиц. Правильность этих расчетов подтвердили затем данные искусственных спутников, полученные в эру космических исследований.

В 1951 – 1982 гг. Н.П.Бенькова возглавляла отдел ионосферных исследований ИЗМИРАНа, а в 1963 – 1970 гг. занимала пост заместителя директора ИЗМИРАНа по научным вопросам. Наталья Павловна принимала активное участие в организации ионосферных исследований в СССР. Продолжая работы, начатые в годы Великой Отечественной войны, она разработала метод долгосрочного прогноза ионосферы, основанный на аналитическом представлении глобального распределения ионосферных параметров. Этот метод был внедрен в практику ионосферной службы. Следует отметить, что электромагнитные исследования верхних слоев атмосферы важны не только для понимания физики Земли, но и для прикладных аспектов: морской и аэронавигации, радиосвязи, разведки полезных ископаемых и других целей. Вместе с тем Бенькова, являясь ведущим специалистом практически во всех областях геомагнетизма, продолжила исследования переменного магнитного поля Земли и постоянного геомагнитного поля. Ею написан и опубликован целый ряд ценных научных работ, посвященных исследованию магнитных вариаций, магнитных бурь и магнитной активности, что выдвинуло ее в число ведущих научных работников нашей страны в этой области. Подпись Н.П.Беньковой как полномочного представителя Советского Союза стоит на первой аналитической модели геомагнитного поля Земли.

Н.П.Бенькова вела большую научно-организационную работу, много лет являясь бессменным председателем секции ионосферы при Межведомственном геофизическом комитете, членом Проблемного cовета по распространению радиоволн, совета «Солнце – Земля», других научных и специализированных советов. Большой успех советских ионосферных исследований по программам «Международный геофизический год», «Международный геофизический год Солнца», «Международный год спокойного Солнца»

и других во многом обязан активной деятельности Натальи Павловны.

Много сил отдано ею редактированию «Космического обзора» и работе в ВИНИТИ.

Она автор двух монографий и более двухсот научных работ. У Н.П.Беньковой более двадцати учеников, под ее руководством подготовили и защитили диссертации сотрудники отечественных и зарубежных институтов. Это был человек исключительно высокой культуры и энциклопедических знаний [286, 287]. Наталья Павловна не порвала связи с Казанским университетом, среди ее многочисленных учеников есть и выпускники физфака КГУ, доктора физико-математических наук М.Г.Деминов, М.Н.Фаткуллин и др. У нее были научные контакты с сотрудниками лаборатории ПРАЛ и кафедры радиоастрономии КГУ. Н.П.Бенькова неоднократно приезжала на научные конференции, проходившие в Казанском университете.

Профессор, доктор физико-математических наук, заслуженный деятель науки РСФСР Юрий Дмитриевич Калинин (1910 – 2001) являлся одним из ведущих геомагнитологов и геофизиков нашей страны [229, 288]. С сентября 1940 г. он выполнял большую работу по организации Научно-исследовательского института земного магнетизма (НИИЗМ), непосредственно курируя научные отделы. Его научные исследования посвящены главным образом разработке теории постоянного магнитного поля, вековых вариаций и магнитных бурь. В 1946 г. Ю.Д.Калинин опубликовал работу, в которой привел доводы в пользу мнения, что вековые геомагнитные вариации, которые ранее, как и мировые геомагнитные аномалии, связывали с земною корою, в действительности тоже обусловлены электромагнитными процессами в земном ядре. В 1948 г. Юрий Дмитриевич защитил докторскую диссертацию «Нормальное геомагнитное поле СССР». В конце 40-х годов он показал, что есть связь изменений вековых геомагнитных вариаций с изменениями суточного вращения Земли [289]. Такой же вывод был сделан иностранными учеными только в 1953 г. Значительный интерес представляют работы Калинина 1956 – 1957 гг., выполненные им совместно с В.И.Афанасьевой, в которых разработан способ прогноза вековых геомагнитных вариаций по данным магнитных обсерваторий. Этот способ проверен практически и используется в работах ИЗМИРАН.

В 1968 г. профессор Ю.Д.Калинин по приглашению академика Л.В.Киренского перешел на работу в Институт физики в Красноярске. С 1970 г. по 1980 г. он был заместителем директора института по научной работе и одновременно до 1989 г. – заведующим геомагнитной лабораторией. Красноярский период исследований также характеризуется значительным объемом научных работ, однако наибольший интерес представляют два цикла. Один из них посвящен вопросу о роли ударов о Землю гигантских астероидов и обобщен в монографии «Удары гигантских астероидов и геомагнитные явления» [290].

Здесь Ю.Д.Калинин предложил новое достаточно обоснованное и ранее не высказывавшееся объяснение происхождения геомагнитных инверсий (изменений направления геомагнитного поля на противоположное существовавшему ранее на всем земном шаре). Второй цикл работ посвящен вопросу, поставленному в 1947 г.

Я.И.Френкелем и касающемуся возможной природы «затравочного» магнитного поля, которое необходимо для того, чтобы механизм гидродинамического динамо мог создать наблюдаемое геомагнитное поле. Ю.Д.Калинин показал, что, несмотря на малый объем данных наблюдений о напряженности геомагнитного поля в эпохи, удаленные от современной на сотни миллионов лет, в то время геомагнитное поле обладало квазипериодическими вариациями, в том числе с характерным временем порядка 1,6 · лет. Этот вывод, будучи сопоставлен с рядом известных математических моделей галактического динамо, позволил допустить, что «затравочным» полем Я.И.Френкеля может быть именно магнитное поле Галактики [291].

Ю.Д.Калинин принимал участие в работе ряда комитетов и комиссий Международной ассоциации геомагнетизма и аэрономии Международного союза геодезии и геофизики;

в 1967 – 1989 гг. он был вице-председателем Правления Мировой магнитной съемки. С 1961 г. по 1984 г. работал главным редактором журнала АН СССР «Геомагнетизм и аэрономия». Он автор 130 научных работ, в том числе и 3 монографий [230, 289, 290].

Среди его учеников 11 кандидатов наук, 5 из которых защитили докторские диссертации [288]. В 1961 г. Ю.Д.Калинину было присвоено почетное звание «Заслуженный деятель науки РСФСР».

Доктор физико-математических наук Вера Ивановна Афанасьева (1909 –2002) являлось известным специалистом нашей страны в области геомагнетизма [231, 292]. В 1940 г., будучи сотрудницей Казанской магнитной обсерватории, она поступила в аспирантуру НИИЗМ Ленинграда по специальности «Земной магнетизм». Первоначально она работала под руководством профессора Б.П.Вейнберг. Через год она присоединилась к коллективу НИИЗМ в Свердловской области и стала начальником отделения сети магнитных обсерваторий. В связи с кончиной в Ленинграде Б.П.Вейнберг руководство научными исследованиями Афанасьевой было поручено заместителю директора института Ю.Д.Калинину. Работая в отделении сети магнитных обсерваторий, Вера Ивановна большое внимание уделяла обработке и подготовке к печати материалов магнитных обсерваторий Гидрометслужбы. В 1946 г. она защитила кандидатскую диссертацию «Магнитная картография». В последующие годы Афанасьева занималась вопросами годовых геомагнитных вариаций вообще и, в частности, геомагнитной активностью. В первой половине 50-х годов под ее руководством была выполнена и опубликована большая коллективная работа по описанию переменного магнитного поля на территории СССР. При этом при составлении магнитных карт В.И.Афанасьева совместно с Ю.Д.Калининым ввела в практику критерий магнитной аномальности, использованный в дальнейшем и в работах других авторов. В 1967 г. Вера Ивановна защитила докторскую диссертацию «Геомагнитная активность и солнечные корпускулярные потоки», а в 1969 г. возглавила лабораторию физики магнитосферы отдела переменного магнитного поля ИЗМИРАН. В последующие годы она занималась вопросами влияния асимметрии постоянного магнитного поля на распределение магнитной активности и на отдельные проявления переменного магнитного поля.

В.И.Афанасьева участвовала в разработке материалов наблюдений Международного Геофизического года и проработала в ИЗМИРАНе до 1986 г. [292].

Борис Михайлович Ляхов (1912 – 1994) стал сотрудником НИИЗМ с марта 1946 г.

[293, 294]. Он родился в Казани и в 1936 г. окончил геофизическое отделение Казанского университета. В 1936 – 1944 гг. Борис Михайлович участвовал в геомагнитных экспедициях на Севере нашей страны, проводил высокоточные обсерваторские работы на полярных станциях Тихая, Уэлен и вдоль сибирских рек. С конца 40-х годов Ляхов был начальником Ионосферного бюро института, а с 1950 г. – начальником магнитной партии в Отделе постоянного магнитного поля Земли. Его научные интересы связаны с вопросами происхождения магнитного поля Земли. На основании анализа результатов наблюдений магнитного поля Земли как современного, так и за прошлые эпохи, он пришел к выводу о недипольном характере этого поля и интерпретировал его тремя эксцентрическими диполями. Эти исследования легли в основу его кандидатской диссертации, которую он защитил в 1969 г. В 1956 – 1975 гг. Борис Михайлович был ученым секретарем института и одновременно исполнял обязанности начальника отдела Научно-технической информации [295]. Б.М.Ляхов проработал в ИЗМИРАНе до 1979 г.

Создатели школы разведочной геофизики Александр Андреевич Логачев (1898 – 1978) – доктор физико-математических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники РСФСР, первый директор института ВИРГ-Рудгеофизика, окончил физико-математический факультет Казанского университета в 1929 г. (фото 6, 37). Он оставил богатое научное наследие в области теории, методики и техники магниторазведочного метода. В его работах нашли отражение основные этапы становления и развития прикладной магнитометрии как важнейшего инструмента исследований земных недр [213].

Логачев родился в с. Белозерье Симбирской губернии в семье сельского учителя и в 1917 г. окончил Симбирскую гимназию с золотой медалью. В 1922 г. он поcтупил в Казанский университет и, будучи студентом старших курсов, работал наблюдателем в геофизической лаборатории. По окончании университета Логачев получил специальность геофизика-магнитолога и это научное направление стало для него приоритетным на всю жизнь.

По распределению он был направлен в Институт прикладной геофизики в Ленинград, где ему было поручено проведение магнитных съемок на железорудных месторождениях Северного Урала. В последующие годы, являясь руководителем магнитного отдела геофизического института, Логачев приступил к фундаментальным исследованиям вопросов геологической интерпретации геофизических аномалий. В те годы на вооружении геофизиков появилась более чувствительная магнитоизмерительная аппаратура, и магниторазведка стала применяться не только для поисков железных руд, но и с целью крупномасштабного картирования в связи с поисками месторождений цветных металлов. А.А.Логачев впервые установил, что структура магнитного поля в случае резких отрицательных аномалий на контактах магнитных пород определяется углом падения контактирующих пород с различными магнитными свойствами. Во второй половине 30-х годов была показана настоятельная необходимость изучения магнитных свойств горных пород, что с тех пор стало неотъемлемой частью магниторазведки. При этом было установлено, что наряду с магнитной восприимчивостью горные породы обладают также значительным остаточным намагничением, существенно влияющим на характер магнитного поля. Одновременно была разработана оригинальная методика измерения обоих параметров в образцах горных пород. Материалы этих исследований Логачева легли в основу диссертации, защищенной в 1942 г. с присвоением ему ученой степени кандидата технических наук.

Мировую известность А.А.Логачеву принесли работы по созданию нового и чрезвычайно перспективного направления – аэрогеофизики. В 1936 г. им совместно с А.Т.Майбородой была сконструирована и построена первая действующая модель аэромагнитометра для непрерывных измерений в движении приращения вертикальной составляющей земного магнитного поля. Этот прибор явился своеобразным продолжением разработок магнитометров профессором В.А.Ульяниным, о котором Александр Андреевич вспоминал с большой теплотой. Аэромагнитометр конструкции Логачева успешно прошел технические испытания и получил промышленное воплощение. Он лег в основу нового аэрогеофизического метода – аэромагниторазведки, с помощью которого был проведен поиск железных руд и геологическое картирование обширных районов Западной Сибири, Забайкалья и Дальнего Востока, открыты Гимольское и Костомукшское месторождения железных руд на Северо-Западе нашей страны.

В конце 1945 г. по постановлению СНК СССР на базе геофизического сектора Всесоюзного научно-исследовательского геологического института (ВСЕГЕИ) был образован Всесоюзный Научно-исследовательский институт разведочной геофизики (ВИРГ). Первым директором Института был назначен А.А.Логачев. Круг его научных интересов существенно расширился. Много времени, энергии и сил было отдано им организации и становлению нового института, задачей которого являлась разработка методики и технических средств поисков и разведки урановых месторождений. В сферу его научных интересов попали радиометрия, радиогеохимия, рудный каротаж и другие геофизические методы. Однако магниторазведка осталась для него приоритетным направлением.

В 1947 г. за разработку аппаратуры и методики аэромагнитной съемки ему была присуждена Государственная премия. В том же году, подготовив и защитив диссертацию на тему «Воздушная магнитная съемка и опыт ее применения в геолого-поисковых работах», он стал доктором физико-математических наук. В 1949 г. Логачев был освобожден от занимаемой должности директора института за несанкционированную публикацию научной статьи в одном из зарубежных изданий. До 1951 г. он продолжал работать в ВИРГе в качестве заведующего лабораторией, а затем до 1956 г. работал заведующим геофизическим сектором ВСЕГЕИ. В 1956 г. А.А.Логачев был избран профессором, а в 1959 г. – заведующим кафедрой геофизических методов разведки Ленинградского горного института. С 50-х годов Александр Андреевич полностью посвятил себя научно-педагогической деятельности, занимался рядом методических вопросов магниторазведки. Более 25 лет он успешно осуществлял научное руководство аспирантами и соискателями из различных районов Советского Союза и других стран. За эти годы им подготовлены 10 докторов наук, десятки кандидатов наук и многие сотни квалифицированных специалистов инженеров-геофизиков. Его учебники по магниторазведке, с 1940 г. по 1979 г. издававшиеся 6 раз, перерабатывались и дополнялись в соответствии с последними достижениями в области теории, методики и техники [296]. Они использовались не только в нашей стране, но и за рубежом. В течение последних 20 лет он был бессменным научным руководителем единственной в системе Минвуза СССР проблемной лаборатории по геофизическим методам разведки.

А.А.Логачев удостоен звания Заслуженного деятеля науки и техники РСФСР, награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени и медалями. В 1995 г.

отмечался юбилей ВИРГа. В канун 50-летия института ему было присвоено имя А.А.Логачева – организатора и первого директора. Отныне институт имеет новое наименование: Всероссийский научно-исследовательский институт разведочной геофизики им. А.А.Логачева.

Профессор Леонид Яковлевич Нестеров (1903 – 1959) – крупный ученый-геофизик, один из создателей школы разведочной геофизики, окончил физико-математический факультет Казанского университета в 1928 г. [297]. Он родился в Петербургской губернии и, получив высшее образование, начал свою трудовую деятельность в Институте прикладной геофизики Ленинграда, а с 1930 г. стал преподавателем кафедры геофизических методов Ленинградского горного института, которой заведовал в то время А.А.Петровский – пионер электроразведки полезных ископаемых. Сотрудники кафедры подготовили и опубликовали разработанные по единому плану учебники по основным геофизическим методам для студентов геологоразведочного профиля. Л.Я.Нестерову с сотрудниками принадлежат «Курс электроразведки» и «Краткий курс разведочной геофизики для геологов», опубликованные в 1938 г.

Преподавательскую деятельность Л.Я.Нестеров совмещал с заведованием сектором разведочной геофизики в ЦНИГРИ – ВСЕГЕИ, который проводил широкомасштабные полевые исследования на сульфидных месторождениях на Урале, Кольском полуострове, а также на угольных месторождениях Донбасса и Кузбасса. В ходе этих исследований под руководством Л.Я.Нестерова были разработаны новые методы электроразведки, получившие название «методов чистых аномалий» и отличавшиеся большей глубинностью исследований по сравнению с теми, что применялись ранее. Результаты теоретических и практических работ в этом направлении были защищены Л.Я.Нестеровым в качестве докторской диссертации в 1944 г. С 1938 г. и до самой смерти Леонид Яковлевич возглавлял кафедру геофизических методов разведки месторождений в Ленинградском горном институте.

В период эвакуации в 1943 – 1944 гг. студенты старших курсов под руководством Л.Я.Нестерова проводили электроразведочные работы на Ботогольском графитовом месторождении в Восточных Саянах и выявили новые крупные рудные тела высокосортного графита, что значительно расширило перспективы и продлило эксплуатацию этого месторождения, стоявшего на грани консервации.

В 1949 г., после отстранения А.А.Логачева, Л.Я.Нестеров был назначен директором Всесоюзного научно-исследовательского геологического института (ВСЕГЕИ), где под его руководством комплексные геофизические исследования получили дальнейшее развитие при геологическом картировании и геолого-химических исследованиях. Он занимал этот пост до 1956 г.

В историю геологических наук Л.Я.Нестеров вошел как один из основателей разведочной геофизики в нашей стране, создатель отечественной и ленинградской геофизической школы, воспитавшей не одно поколение специалистов, многие из которых впоследствии стали известными учеными в этой области.

Профессор Борис Александрович Андреев (1910 – 1969) – крупный специалист в области структурной геофизики – был студентом физико-математического факультета Казанского университета в 1927 – 1931 гг. [298]. Он родился в Казани в семье врача и научного работника и после окончания школы выбрал специальность «гравиметрия и геодезия» [298, 299]. С 1931 г. по 1941 г. Андреев был научным сотрудником Ленинградского геофизического института Главгеолразведуправления, начальником и техническим руководителем геодезических и геофизических партий, старшим научным сотрудником и руководителем гравиразведочной лаборатории ВСЕГЕИ. В 1939 г. он успешно защитил кандидатскую диссертацию, а с 1940 г. совмещал научно исследовательскую работу с преподавательской деятельностью доцента Ленинградского горного института.

Во время войны Борис Александрович участвовал в военных действиях на Ленинградском фронте в качестве командира взвода, а затем командира зенитной батареи. Его боевые заслуги отмечены орденом Красной Звезды и медалями.

В 1946 г. Б.А.Андреев возвратился к научной и педагогической деятельности, и в 1949 г. защитил докторскую диссертацию. С 1950 г. он работал профессором Ленинградского горного института и консультантом ВИРГа. Когда в Горном институте была создана кафедра структурной геофизики, ее первым заведующим был назначен Б.А.Андреев. Он занимал эту должность до конца жизни. Борис Александрович своими работами внес крупный основополагающий научный вклад в развитие региональной и структурной геофизики, гравитационной разведки полезных ископаемых. В определенной степени его работы – продолжение и совершенствование гравитационных исследований, начатых в Казанском университете в начале XX в. С большой теплотой Борис Александрович вспоминал годы учебы в университете.

В 1941 г. Б.А.Андреевым вместе с коллегами по работе был разработан и издан в качестве учебного пособия «Курс гравиразведки», по которому училось не одно поколение инженеров-геофизиков. Его монографии «Геофизические методы в региональной и структурной геологии», изданные в 1960 г. и 1965 г., и «Геологическое истолкование гравитационных аномалий» [300] относятся к числу классических работ в этой области научных знаний. У Бориса Александровича много учеников и последователей [299].

Однокашником и товарищем Б.А.Андреева в период его учебы в Казанском университете являлся Серафим Иванович Субботин (1906 – 1976) – академик АН УССР и директор Института геофизики Украинской Академии наук [301, 302]. Он был создателем украинской школы рудной геофизики. С.И.Субботин родился в Казани в семье псаломщика, после окончания школы в 1926 г. он поступил на астрономо геодезическое отделение физико-математического факультета Казанского университета [301]. С четвертого курса он совмещал учебу с работой в должности технического сотрудника и вычислителя городской астрономической обсерватории. В 1931 г. Субботин окончил Казанский университет и стал руководителем гравиметрических партий Украинского геологического управления. В 1941 – 1944 гг. в Волжском отделении Наркомнефти СССР он изучал нефтеносность Волго-Уральской области, а затем работал сотрудником геологических институтов АН УССР (1944 – 1960 гг.) и одновременно преподавателем Львовского политехнического института и Львовского университета (1950 – 1960 гг.). В 1960 г. он был назначен директором Института геофизики АН УССР и занимал эту должность до конца жизни [301].

Научная деятельность С.И.Субботина посвящена вопросам теоретической и прикладной геофизики. Он разработал методику гравиметрического картирования железорудных комплексов, которая была широко применена при решении проблемы Большого Кривого Рога. По его предложению для интерпретации гравиметрических данных были использованы высшие производные потенциала силы тяжести.

Разрабатывая теорию механизма тектонических процессов, он одним из первых указал на верхнюю мантию как на источник тектонической жизни и геологической истории нашей планеты. Его теория строения подкоркового вещества логически увязывает состояние вещества и процессы, происходящие в мантии, с движениями земной коры. Это одна из наиболее прогрессивных теорий, убедительно поясняющая причины тектогенеза. С г. С.И.Субботин – академик-секретарь Отделения наук о Земле АН СССР. В настоящее время Институт геофизики Украинской Академии наук носит имя С.И.Субботина.

16. Профессиональная деятельность и жизненный путь выпускников физических отделений и со трудников физического факуль те та Одной из важных задач, которую авторы поставили перед собой, – восстановление имен и биографий выпускников исследуемого периода. На их долю выпали тяжелые испытания: война, голод, репрессии и т.д. Большинство из них были приезжими. Многие выпускники были направлены по распределению в различные центры страны и покинули Казань. Была проведена большая работа по поиску выпускников, фотографий выпускников физического отделения и физмата, получении информации о биографиях и профессиональной деятельности бывших студентов-физиков и др. По-разному сложились их судьбы, но все они внесли свой вклад в развитие нашей страны, формирование ее научного и технического потенциала, повышение образовательного уровня учащихся и студентов.

В 1931 г. физическое отделение Казанского университета окончил Василий Иванович Андреев (1903 – 1997) – заведующий кафедрой физики и электротехники Казанского инженерно-строительного института (1957 – 1968 гг.) (фото 6, 8). Будучи уроженцем Уфы и студентом Уфимского института народного образования в 1921 – 1924 гг., он в 1927 г.

приехал в Казань, чтобы продолжить образование. После окончания университета Василий Иванович работал ассистентом, а затем доцентом кафедры физики Казанского химико-технологического института. Его научные интересы лежали в области физической химии, и в 1947 г. он защитил кандидатскую диссертацию по теме: «Дипольные моменты простейших виниловых эфиров и некоторые электрические свойства их полимеров». В 1957 г. Андреев был приглашен на работу в Казанский инженерно-строительный институт, где проработал до 1977 г., занимая должность заведующего кафедрой до г. [303].

Зоя Александровна Артемьева (1910 – 1994) – выпускница математического отделения физмата 1932 г. – в течение 35 лет была преподавателем физики в казанских школах № 15 и 96 (фото 7, 9). Зоя Александровна была талантливым педагогом, оставившим неизгладимый след в памяти своих учеников. Она происходила из семьи преподавателя казанских вузов и техникумов Александра Георгиевича Артемьева.

Библиотека научно-педагогической литературы семьи Артемьевых была передана в дар физическому факультету Казанского университета Евгенией Борисовной Артемовой – внучкой Зои Александровны [304].

Кстати, в 30-е годы статус учителя средней школы был довольно высок;

после окончания университета выпускники получали звание младшего научного сотрудника или ассистента, но аттестат и звание учителя средней школы можно было получить, только пройдя испытательный стаж педагогической работы в школе (илл. 17).

Трудовая деятельность Марии Филипповны Монаховой – выпускницы геофизического отделения 1932 г. – связана с Магнитной обсерваторией Казанского университета [219], где она начала работать с 1931 г. младшим научным сотрудником, а в течение нескольких лет (1958 – 1959 гг., 1963 – 1965 гг.) была ее заведующей.

Однако не всем выпускникам университета удавалось реализовывать свои способности в должной мере. По воспоминаниям Ю.П.Булашевича [46], в 1929 – 1932 гг.

на физмате учился совершенно уникальный студент Николай Андреевич Ростовцев (1910 г.р.). Еще в школе он проявил исключительные способности к математике, занимался по вузовским учебникам и был рекомендован в университет профессором математики Сибирского сельскохозяйственного института А.Л.Иозефером [305].

Ростовцев происходил из семьи сельской учительницы, некоторое время воспитывался в детском доме и приехал в Казань из Омска. «На первых курсах он сдавал экзамены за все специальности университета, включая биологию. На 3-ем курсе он ограничил круг своих познаний только физико-математическим факультетом. Это означало, что он изучал дисциплины по четырем специализациям. Знал он математику блестяще – на любой заковыристый вопрос давал мгновенно правильный ответ или значение какого то интеграла» [46]. Официально он был зачислен на отделение метеорологии и геофизики, и распределение в аспирантуру и на работу получил именно по этой специальности. В аспирантуре он пытался заниматься теорией дифференциальных уравнений под руководством профессора Б.М.Гагаева, что вызвало резкое противодействие профессора-метеоролога А.В.Шипчинского. В 1934 г.

Ростовцев получил распределение в службу погоды Енисейских авиалиний, спустя некоторое время был направлен на одну из северных полярных станций, кажется на Диксон, где заблудился и замерз [46].

Выпускники физического отделения 1936 г. Николай Иванович Ананьев и Искандер Сабирзянович Адгамов после окончания университета работали в Казанском авиационном институте и техникуме (фото 22). В 1941 г. они были призваны в действующую армию. Им не удалось дожить до Дня Победы. Они погибли на фронтах Великой Отечественной войны.

Студентом геофизического отделения 1931 – 1936 гг. был Рустем Фаттыхович Усманов – кандидат географических наук, сотрудник Гидрометцентра, участник ряда крупных морских экспедиций в Южное полушарие Земли [224]. После окончания университета Рустем Фаттыхович работал в системе Гидрометеорологической службы нашей страны (1938 – 1976 гг.), в 1940 – 1941 гг. был ассистентом кафедры геофизики КГУ (фото 28). В 1955 – 1956 гг. в качестве главного синоптика и геофизика принимал участие в морской части Первой Антарктической экспедиции на дизель-электроходе «Обь». В 1962 – 1965 гг. был начальником сектора спутниковой метеорологии отдела Мировой погоды Гидрометцентра. Усманов участвовал в экспедициях по Тихому и Индийскому океанам и одним из первых составлял синоптические карты Южного полушария.


В Казанских научных и педагогических учреждениях работали физики-выпускники 1937 г.: Е.Л.Рафф, А.М.Зенитов, М.Г.Одинцов и В.А.Христофоров (фото 23).

Более тридцати лет научно-педагогической деятельности Ефима Лазаревича Раффа (1908 – 1995) было связано с кафедрой физики Казанского медицинского института, которую он возглавлял в 1962 – 1978 гг. [197]. После окончания школы он в течение пяти лет проработал в различных строительных и иных организациях, а время его учебы в университете совпало с коренным преобразованием кафедры физики (фото 15 – 18, 23).

С 1938 г. Ефим Лазаревич – ассистент, а с 1956 г. и.о. заведующего кафедрой физики медицинского института. Его научные интересы лежали в области оптической спектроскопии, в 40-х годах он был начальником физической лаборатории оборонного завода №16, и в 1961 г. состоялась защита кандидатской диссертации:

«Перераспределение интенсивностей спектральных линий в спектрах дуги между металлическими электродами в аргоне». По воспоминаниям студентов и коллег, Е.Л.Рафф был хорошим лектором, много внимания уделявшим методике преподавания.

Михаил Григорьевич Одинцов в 1941 г. защитил кандидатскую диссертацию по астрономической тематике, а в 1946 – 1963 гг. работал в Физико-техническом институте КФАН СССР в лаборатории физико-химических методов младшим, а затем старшим научным сотрудником [306, 307].

Алексей Михайлович Зенитов работал в системе просвещения, был преподавателем физики, заведующим учебной частью школы №96.

Большая часть жизни Владислава Аркадьевича Христофорова (1912 – 2000) связана с Химико-технологическим институтом и Институтом органической химии, где он работал ассистентом, старшим преподавателем, научным сотрудником и инженером в 1938 – 1987 гг., [308, 309].

В 1937 г. астрономо-геодезическое отделение физмата окончил Юрий Владимирович Евдокимов – доктор физико-математических наук, профессор кафедры астрономии (1974 – 1986 гг.). После завершения учебы в университете он был направлен в Свердловск в распоряжение Главного управления картографии при СМ СССР и работал ответственным редактором по картам на картографической фабрике [310]. С 1945 г. Юрий Владимирович был ассистентом кафедры астрономии, и в это же время им были начаты научные исследования под руководством профессора А.Д.Дубяго. В 1957 – 1964 гг. он был начальником городской станции по наблюдению искусственных спутников Земли.

Евдокимов занимался исследованием движения периодических комет, метеоров и искусственных спутников Земли. В 1955 г. он защитил кандидатскую диссертацию, а в 1972 г. докторскую диссертацию «Исследование движения кометы Джакобини – Циннера и прохождение метеорных дождей». К основным результатам его научных исследований относят вычисление в 1972 г. появления кометы Джакобини – Циннера, в 1973 г. – утерянной кометы Брукса и в 1985 г. – метеорного потока.

Выпускники физического отделения 1938 г. Татьяна Ивановна Волохова (1911 – 1988) и Георгий Павлович Мальковский (1914 – 1990) были сотрудниками кафедры общей физики послевоенного периода (фото 24). В 1961 г. Волохова защитила кандидатскую диссертацию «Исследование парамагнитной релаксации в монокристаллах солей элементов группы железа в параллельных полях при комнатной температуре»

[164]. Татьяна Ивановна была очень добросовестным, настойчивым и трудолюбивым человеком. Г.П.Мальковский занимался методологическими вопросами физики и философии;

во время войны работал в Якутском пединституте, а с 1944 г. преподавал в Казанском университете. Он довольно долго готовил кандидатскую диссертацию «К проблеме массы и энергии в современной физике», которую защитил в 1963 г. [311].

Наталья Александровна Половникова – доктор педагогических наук, заведующая кафедрой педагогики Казанского педагогического института (1962 – 1970 гг.), окончила физико-математический факультет КГУ в 1938 г. (фото 25). Она занималась вопросами интенсификации учебно-воспитательного процесса в средних и высших учебных заведениях [312]. В 1950 – 1989 гг. Половникова работала в Казанском педагогическом институте, получила звание профессора (1978 г.), Заслуженного учителя школы ТАССР (1970), Заслуженного деятеля науки ТАССР (1991 г.).

Выпускником 1938 г. был В.И.Рябов – физик-атомщик, сотрудник атомной электростанции под Ленинградом. Его однокурсник С.Н.Яшин перед войной устроился на работу в отдел иностранной техники Горьковского автозавода. В конце войны он был переведен в Москву в спецотдел той же ориентации, впоследствии он стал генералом КГБ. Ряд студентов 128 выпуска после окончания университета были направлены в различные школы страны: В.И.Калачев, Е.К.Коробицын, А.П.Сидоров, С.Д.Серебрянников, М.Хуснутдинова (фото 25). В те годы действовала жесткая система распределения. По воспоминаниям М.П.Ананьевой, студент М.М.Платонов (выпуск 1940 г.), отказывавшийся ехать в Бугульминскую школу, услышал резюме «... или Бугульма, или тюрьма!»

На долю еще одного выпускника 1938 г. – преподавателя Звениговской школы Евгения Константиновича Коробицына (фото 25) выпали тяжелые испытания. В 1942 г.

на фронте под Ленинградом, будучи младшим лейтенантом и командиром взвода управления артиллерийской батареи, он попал в плен. Через год ему удалось бежать и он оказался во Франции, затем союзниками был направлен в Италию, где стал командиром I Неаполитанского интернационального батальона, составленного из советских граждан, освобожденных из плена. В конце 1943 г. Коробицын участвовал в освобождении города Римини от фашистов. I Неаполитанский батальон подчинялся Совету Военной миссии при штабе войск союзников в Италии, но в 1944 г. туда приехал советский генерал и порекомендовал его бойцам отправляться в Союз и воевать в частях Красной Армии. Они вняли его советам, через Сицилию и юг Европы отправились домой, однако при возвращении в Союз были арестованы. В заключении Е.К.Коробицын провел 11 лет, работал электриком на шахтах Воркуты и т.д. В 1956 г. он был освобожден и реабилитирован, потом 19 лет работал в школе №99 учителем и заведующим учебной частью, получил звание Заслуженного учителя Республики Татарстан.

Большая часть жизни Людмилы Яковлевны Ананьевой – доцента кафедры астрономии (1958 – 1980 гг.) связана с Казанским университетом (фото 26). Студентка 1934 – 1939 гг., лаборант, аспирантка профессора А.Д.Дубяго, ассистент и доцент – таков ее жизненный путь [200]. По воспоминаниям Людмилы Яковлевны, профессор А.В.Баранов в 1936 г. определил ее специализацию – астрономия. В последующие годы научные исследования Ананьевой были связаны с расчетом траектории кометы Понс – Виннеке, открытой в ХIХ в. и имевшей период обращения порядка 6 лет. Поскольку траектория кометы проходит вблизи Солнца и тяжелых планет, то расчет особенностей ее движения представляет научный интерес. Эфемерамида – предвычисление появления этой кометы, выполненное Л.Я.Ананьевой, позволила Д.Я.Мартынову впервые наблюдать ее в 1945 г. Аналогичные вычисления, выполненные в США, оказались неточными. В г. состоялась защита кандидатской диссертации «Движение кометы Виннеке и методика вычисления возмущения комет». Ананьева проработала в университете до 1980 г., проводя на кафедре астрономии большую учебную и организационную работу. Кроме того, ею продолжались вычисления орбит этой кометы в последующие ее появления.

Людмила Яковлевна Ананьева является необычайно обаятельным и доброжелательным человеком.

46 лет проработала в университете Маргарита Петровна Ананьева – выпускница 1940 г. [198]. После окончания университета она была направлена преподавателем в школу с. Билярское (фото 27). С 1946 г. Ананьева – лаборант кафедры астрономии, затем с 1962 г. – ассистент кафедры радиоастрономии. Маргарита Петровна была необычайно добросовестным и трудолюбивым сотрудником, выполнявшим тончайшие экспериментальные и графические работы в лабораториях и на кафедре.

В 1941 г. состоялось два выпуска студентов – плановый июньский 131-й и досрочный осенний 132-й (фото 28). Выпускников этих лет разметало военное время, никто не остался в университете. С конца июня 1941 г. началась мобилизация и часть студентов 132 выпуска даже не стали защищать и получать дипломы, так как полагали, что не вернутся с фронта. После окончания войны и демобилизации на казанских заводах начали работать Д.И.Берлин и Б.Г.Гадасевич – экспериментаторы 132 выпуска. В течение 35 лет инженер Д.И.Берлин работал на электротехническом заводе №708, организовывал его конструкторское бюро, занимал должности начальника отдела, начальника КБ, заместителя главного инженера. Инженер Б.Г.Гадасевич работал в конструкторском бюро моторостроительного завода. Выпускник этого же года В.Е.Минеев строил Казанский завод математических машин и был его первым директором.

В 1941 г. (131 выпуск) окончил университет Махмуд Мубаракшеевич Зарипов (1918 – 1998) – профессор, доктор физико-математических наук, заведующий кафедрой физики Казанского педагогического института (1967 – 1989 гг.). По распределению он был направлен инженером в центральную лабораторию авиационного завода №27, однако вскоре был объявлен врагом народа и осужден. В 1942 – 1945 гг. он находился на лесоповале в Тайшетлаге, затем 6 лет провел в авиационных конструкторских бюро IV спецотдела НКВД в Таганроге и Москве. В Таганроге он работал в бригаде по изучению вибраций самолетов под началом профессора-физика из ФИАНа Ю.Б.Румера, также осужденного. С именем этого крупного ученого связана и судьба выпускника КГУ Ю.А.Лощилова. Юрий Борисович Румер был широкообразованным человеком, кроме того, его отличали редкостные человеческие качества. По воспоминаниям Зарипова, он сыграл исключительную роль в повышении его общеобразовательного и культурного уровня [313]. В 1955 г. Махмуд Мубаракшеевич возвратился в Казань, устроился в конструкторское бюро вертолетного завода, затем в 1959 г. на кафедру физики Казанского педагогического института. Он был приглашен туда доцентом К.А.Валиевым, впоследствии академиком РАН, и под его же руководством начал проводить научные исследования – изучение жидких систем методами магнитного резонанса. В 1964 г.


Зарипов защитил кандидатскую диссертацию, а в 1981 г. докторскую по теме «Теоретические вопросы релаксационных процессов в жидкости». Он написал интересные воспоминания о преподавателях-физиках 30-х годов [87, 110] и ряд научно популярных брошюр.

В июне 1941 г. началась война и в армию были призваны молодые сотрудники физмата: М.П.Винокуров, К.В.Костылев, Г.М.Кочергин, И.М.Романов, В.С.Сластников, Ш.Т.Хабибуллин, Г.С.Хамитов. В октябре 1941 г. добровольцем ушел в действующую армию доцент С.А.Альтшулер. Все они принимали активное участие в боевых действиях, были награждены орденами и медалями. Значительными были потери физических отделений в Великую Отечественную войну – героически погибли на фронте ассистенты Михаил Павлович Винокуров, Георгий Михайлович Кочергин, Валентин Степанович Сластников и Ганий Суфьянович Хамитов.

Приложение I УЧЕБ НЫЕ П РОГ РАМ М Ы И УЧ ЕБ НЫЕ М АТ Е РИАЛЫ, ВВЕДЕ ННЫЕ В 30-Х Г ОД АХ Д ЛЯ С Т У Д Е НТ ОВ- ФИЗ ИК ОВ ХАРАКТЕРИСТИКА НА ПРЕДМЕТЫ, ЧИТАЕМЫЕ НА КАФЕДРЕ ФИЗИКИ КАЗ. ГОС. УН-ТА В 1934 г. [143] 1. ТЕРМОДИНАМИКА (III к) Курс является общим для всех уклонов в физической специальности, содержит основания классической термодинамики и приложения их к изучению химических равновесий.

2. КИНЕТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ МАТЕРИИ (III к) Курс, являясь общим для всех уклонов, содержит статистическое обоснование термодинамики с подробным рассмотрением законов распределения, кинетическую теорию газов и элементы теории жидкости и твердых тел.

3. ЭЛЕКТРОМАГНИТНОЕ ПОЛЕ Курс является общим для всех уклонов, содержит основания теории электромагнитного поля Максвелла и электромагнитной теории света.

4. ЭЛЕКТРОТЕХНИКА Курс, являясь общим для всех уклонов физической специальности, содержит основные вопросы теории и практики постоянного и переменного токов и элементы расчета электрических машин.

5. ТЕОРИЯ ЭЛЕКТРОНОВ Курс содержит изложение электронной теории Лоренца, теорию дисперсии света и элементы спецтеории относительности.

6. КВАНТОВАЯ ФИЗИКА Курс содержит классическую теорию атома Бора, Зоммерфельда, квантовую теорию света и элементы волновой механики Шредингера.

7. ТЕОРИЯ ПРОВОДИМОСТИ И ПРОБОЯ ДИЭЛЕКТРИКОВ Курс является основным для специалистов по физике диэлектриков. Курс содержит феноменологическую теорию диэлектриков, молекулярную теорию диэлектриков Дебая, электростатическую теорию кристаллов, элементы теории проводимости и пробоя диэлектриков.

8. ЭЛЕКТРОМЕТРИЯ Практический курс, общий для всех уклонов, содержит элементы теории измерительных приборов и практическую работу с ними.

9. ОСНОВЫ ТЕОРИИ ЭЛЕКТРОМАГНИТНЫХ КОЛЕБАНИЙ И ВОЛН Курс является общим для всех физических уклонов и содержит элементы теории электромагнитных колебаний и волн, теорию электронных ламп и схем.

10. ФИЗИКА ВАКУУМА Курс общий для всех физических уклонов и содержит основы теории вакуума и техники применения различных насосов.

11. ЭЛЕКТРОМАТЕРИАЛОВЕДЕНИЕ Курс специальный для уклонов физиков-диэлектриков и содержит физическую технологию различных электроизоляционных материалов и теорию пробоя жидких и газообразных диэлектриков.

12. СПЕЦСЕМИНАРЫ Задачей спецсеминаров является введение участников их в научно-исследовательскую работу по специальности и спецсеминары переходят в подготовку дипломной работы. Содержание спецсеминаров устанавливается в зависимости от специальностей.

22/XII – 1933 г.

Е.К.Завойский ПРОГРАММА ПО КВАНТОВОЙ ФИЗИКЕ ДЛЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЭКЗАМЕНОВ [134] 1. Теория Бора. Атом водорода. Происхождение оптических спектров. Происхождение рентгеновских лучей. Принцип соответствия. Затруднения теории Бора.

2. Волновые и корпускулярные свойства света. Фотоэффект. Эффект Комптона.

Недостаточность волновой и корпускулярной картин, взятых порознь.

3. Волновые и корпускулярные свойства электронов. Опыты с дифракцией электронов.

Соотношение Де-Бройля. Групповая скорость. Волновой пакет. Соотношения неопределенностей.

Статистическая интерпретация электронных волн.

4. Уравнение Шредингера. Получение уравнения Шредингера из соотношений Де-Бройля.

Представление уравнения через оператор Гамильтона. Аналогия геометрической оптики и классической механики. Переход от волновой механики к классической. Квантование как проблема характеристических чисел. Примеры применения уравнения Шредингера: а) свободное движение, б) осциллятор, в) ротатор.

5. Временное уравнение Шредингера. Плотность тока. Импульс. Понятие об изображении величин операторами. Операторы импульса, вращательного момента и энергии. Среднее значение оператора. Теоремы Эренфеста о движении волнового пакета.

6. Движение в поле центральных сил. Атом водорода. Определение теоремы Бальмера.

Волновые функции и сопоставление электронного облака с орбитами Бора. Пространственное квантование. Вырождение.

7. Метод возмущения Шредингера. Теория возмущений для невырожденных проблем. Снятие вырождения при возмущении. Штарк-эффект.

8. Элементы теории преобразований. Собственные функции и собственное значение операторов, физический смысл операторов и одновременная измеримость физических величин.

Матричная формулировка квантовой механики.

9. Атомный магнетизм. Опыты Штерна и Герлаха. Эффект Зеемана. Аномальный эффект Зеемана. Спин электрона. Мультиплетная структура спектров. Четыре квантовых числа электрона.

Принцип Паули.

10. Периодическая система элементов. Построение периодической таблицы элементов по Бору-Стондру на основе принципа Паули.

11. Прохождение электронов через потенциальный барьер. Аналогия с полным внутренним отражением света. Применение к теории радиоактивного a-распада.

12. Теория излучения и квантовая механика. Принцип соответствия в квантовой механике.

Интенсивность спектральных линий. Правила отбора и поляризация. Метод возмущений Дирака.

Вероятности квантовых переходов. Квантовая теория дисперсии света.

13. Проблема многих тел. Проблема двух электронов. Атом гелия. Симметричные и антисимметричные функции и принцип Паули. Молекула водорода. Обменное взаимодействие.

Понятие о квантовой природе химической связи.

14. Принципиальные основы квантовой механики. Понятие о состоянии в классической и квантовой механике. Роль взаимодействия измеряемого объекта и измеряющего аппарата.

Недостаточность классических представлений о классических величинах.

Литература 1. А.Марх. Основы квантовой механики.

2. Ю.Б.Румер. Введение в волновую механику.

3. Л. Де-Бройль. Введение в волновую механику.

4. Я.И.Френкель. Волновая механика.

5. В.А.Фок. Начала квантовой механики.

13/XII-36 г. С.А.Альтшулер ПРОГРАММЫ КУРСОВ, СОСТАВЛЕННЫЕ ПРОФЕССОРОМ М.Г.МАТИСОНОМ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ СПЕЦИАЛЬНОЙ И ОБЩЕЙ ТЕОРИИ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ 1. МАТЕМАТИЧЕСКИЙ АППАРАТ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ.

ПРОГРАММА ПО ТЕНЗОРНОМУ АНАЛИЗУ 1. Векторы, тензоры в аффинном евклидовом пространстве. 2. Евклидова метрика. 3.

Тензорная алгебра. 4. Тензорный анализ в евклидовом пространстве. 5. Геометрия Римана. 6.

Тензоры на изоморфном пространстве. 7. Тензорные плотности. 8. Аффинная связность. 9.

Кривизна аффинного пространства. 10. Тензорный анализ в неевклидовом аффинном пространстве. 11. Метрическое пространство (Римана) – его аффинная связность. 12.

Ковариантная производная. 13. Кратчайшие линии в римановом пространстве.

ПРОГРАММА ПО УРАВНЕНИЯМ ГИПЕРБОЛИЧЕСКОГО ТИПА 1. Уравнения нормального гиперболического типа. 2. Приведение к инвариантной форме. 3.

Проблема Коши. 4. Метод Вольтерры для уравнения сферических волн. 5. Соотношения взаимности. 6. Теорема Гауса – Стокса для риманова пространства. 7. Вторая основная формула.

8. Метод Римана и функции Римана. 9. Метод функций Грина для уравнения Лапласа. 10.

Диффузия волн. 11. Проблема Адамара. 12. Системы уравнений. 13. Уравнения на гиперболоиде де Ситтера. 14. Линия скольжения и поля.

II. ПРОГРАММА ПО ТЕОРИИ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ 1. Специальная теория относительности 1. Принцип относительности классической механики. 2. Преобразование Лоренца. 3.

Инвариантность волнового уравнения по отношению к преобразованию Лоренца. 4.

Инвариантность уравнений электродинамического поля в вакууме по отношению к преобразованию Лоренца. 5. Принцип относительности Эйнштейна. 6. Световой конус. 7.

Одновременность. 8. Уравнение динамики точки. 9. Импульс, энергия, масса тела. 10. Метод расщепления мира на время и пространство. 11. Функции мировой линии. 12. Потенциалы Лиенара – Вихерта. 13. Тензор энергии. 14. Динамический закон и расходимость тензора энергии.

15. Проблема обоснования динамики электрона.

2. Общая теория относительности.

1. Принцип эквивалентности. 2. Ведущее поле, метрическое поле, гравитация, сила. 3.

Уравнения электродинамики Максвелла – Эйнштейна. 4. Уравнения гравитации. 5. Лучи света, траектория точки. 6. Статические поля. 7. Гравитационные эффекты. 8. Понятие фона и приближенное решение уравнений электродинамики и гравитации.

3. Космология.

1. Космологическая форма уравнений гравитации. 2. Статический мир Эйнштейна. 3.

Статическое решение для пустого мира. 4. Мир де Ситтера. 5. Мир Фридмана – Леметра. 6. Закон Хэбла.

АТОМНОЕ ЯДРО.

ПРОГРАММА, РАЗРАБОТАННАЯ ПРОФЕССОРОМ Э.В.ШПОЛЬСКИМ 1. Общая характеристика ядра. Масса ядра. Дефект массы и энергия связи. Размеры ядра.

Собственный механический (спин) и магнитный момент ядра. Статистика.

2. Электрическое поле ядра. Потенциальный барьер. Теория альфа-распада. Бета-распад и бета-спектры. Применимость закона сохранения энергии для бета-распада. Гипотеза нейтрино.

3. Нейтроны, их открытие и свойства.

4. Космические лучи. Основные явления. Вопрос о природе космических лучей.

Фотографирование путей частиц космических лучей. Ливни.

5. Позитрон. Его открытие. Возникновение позитронов под действием гамма-лучей.

Определение заряда и массы позитрона (Тибо). Вопрос о природе позитрона. Теория Дирака.

Превращение пар частиц в фотоны и образование пар «электрон-позитрон».

6. Искусственное преобразование элементов. Преобразование альфа-частицами.

Теоретическая картина и основные результаты. Преобразование ударом быстрых протонов и дейтонов. Лабораторные источники высокого напряжения. Основные результаты.

Преобразование под действием гамма-лучей (ядерный фото-эффект) и нейтронов.

7. Искусственная радиоактивность. Открытия Кюри и Жолио. Искусственная радиоактивность под действием нейтронов (Ферми).

8. Проблемы строения атомного ядра. Какие частицы являются компонентами атомного ядра? Силы, связывающие атомное ядро.

Пособия 1. Гааз. Теоретическая физика, т.1 и 2.

2. К.Шефер. Теоретическая физика, т. 2 и 3.

3. Гиншельвуд. Термодинамика.

4. А.Тимирязев. Кинетическая теория материи.

5. И.Тамм. Теория электричества.

6. А.Эйхенвальд. Теоретическая физика, т.6.

7. М.Борн. Оптика.

8. М.Борн. Современная физика.

9. А.Зоммерфельд. Волновая механика.

10. Ливингуд и Гарнвелл. Экспериментальная атомная физика.

28/Х-37 г.

П р и л о ж е н и е II Т ВО РЧЕС К АЯ Д ЕЯТ ЕЛЬ НОСТ Ь П РЕП ОД АВ АТ ЕЛЯ К АФЕД РЫ ФИЗ ИК И Б.М.СТ ОЛБ ОВ А В ОБЛ АСТ И ИСКУС СТ ВА Графические композиции Бориса Михайловича Столбова (1888 – 1981) были известны в определенных кругах научных работников и студентов Казанского авиационного института. Он сыграл существенную роль при создании студенческого конструкторского бюро «Прометей».

Наиболее детально творчество Бориса Михайловича было исследовано искусствоведом Екатериной Петровной Ключевской [31], и основное содержание этих материалов приведено ниже.

Б.М.Столбов – автор курса лекций «Учение о цвете. Лекции по хроматической оптике», прочитанных в Казанском художественном училище, оставил заметный след в разработке идеи цветомузыкального единства. Он был близок к художественной молодежи из окружения К.К.Чеботарева, общепризнанного лидера «левых» еще с середины 10-х годов, когда казанская пресса в обзорах ученических выставок отмечала его графику в духе О.Бердсли – английского художника конца ХIХ в., основоположника модерна в графике символизма. Человек разносторонней одаренности, Столбов воплотил в себе творческий универсализм, присущий его времени, – физик, музыкант, художник, теоретик искусства, актер (илл. 18, 19).

Многие факты биографии Бориса Михайловича сегодня приходится извлекать из забвения.

Активный член ТатЛефа и художественных выставок этого объединения. Вместе с Чеботаревым принимал участие в реформировании художественной педагогики и театрального искусства. Его имя удалось обнаружить в афише спектакля «Гамлет» театра КЭМСТ (Конструктивно экспериментальная мастерская современного театра), одной из наиболее острых сценических постановок этого театрального коллектива. Столбов сыграл роль священника, а эскизы костюмов Чеботарева донесли до нас и внешний остро гротескный образ этого персонажа. В равной мере Столбов был близок и к профессиональным музыкальным кругам по «Синтиане» – домашнему музыкальному салону, объединившему художников и музыкантов. Как и название кружка «Синтез и анализ», имена его участников были зашифрованы в озорных аббревиатурах: «Конквард»

(Константин Константинович Чеботарев), «Викаб» (Виктор Абрамович Фоминых), «Бормих» (Борис Михайлович Столбов). Очевидно, что под этим камуфляжем лежало стремление сохранить «свою атмосферу», свой круг общения и образ мыслей в те трудные для жизни и искусства годы.

Сохранились рисованные обложки программ тех вечеров, ноты музыкальных шуток Столбова и Фоминых. Помогла воссоздать эту неизвестную страничку нашей художественной жизни Наталья Адольфовна Сегель – дочь профессора математики, музыкант и преподаватель. Здесь хотелось бы сделать небольшое отступление, на наш взгляд, отнюдь не маловажное. Именно фамилия Сегелей предоставляет возможность убедиться в существовании тесных династических связей между академическим научным миром и миром профессиональных музыкантов и художников, связей, которые прослеживаются на протяжении полутора столетий, вплоть до наших дней. В середине XIX в. Сегели породнились с Павлом Федоровичем Плешановым (1829 – 1882), академиком живописи, профессором Академии художеств, прадедом Натальи Адольфовны. Она же – внучатая племянница Михаила Соломоновича Сегеля, адъюнкт-профессора физики и математики, в середине 1890-х годов создавшего курс публичных лекций «Физические основания теории музыки», читаемых в университете, обязательного участника многих благотворительных концертов. Живопись, музыка, наука были естественной, органической составной частью жизни этой семьи.

Но вернемся к Столбову. Как выяснилось из архивных документов музыкального училища Гуммерта, Борис Михайлович окончил его по классу виолончели преподавателя Н.Н.Грюнберга.

Учитывая характер кружка, обозначенный в столь многозначительном названии – «Синтез и анализ», а также состав его участников – музыкантов и художников, можно предположить, что содержание курса лекций Столбова – физическая теория зрения и слуха Юнга и Гельмгольдца, учение о цвете Кандинского, синопсия Римского-Корсакова и Скрябина – не только было «на слуху» у членов кружка, но и, вполне вероятно, могло быть результатом совместного творчества, пройдя в «Синтиане» первичную апробацию. Вне сомнения лишь тот факт, что включение лекций Столбова в программу теоретических дисциплин Архитектурно-художественного училища было бы невозможно без прямого участия и поддержки Чеботарева, заведующего учебно-художественной частью и председателя учебно-хозяйственного сектора мастерской.

И несмотря на то, что курс лекций по хроматической оптике читался Столбовым всего один учебный год (1923/24), сами идеи цветомузыкального синтеза имели определенный резонанс в ряде произведений художников. Речь идет об «Алой Радости» А.Платуновой, этюдах П.Зотова (наиболее последовательного подражателя Чюрлениса) и других работах (их бережно сохраняла долгие годы Галина Ивановна Сатонина, известная как автор уникальной графической шахматной серии).

Много музыкальных реминисценций и в графическом наследии Бориса Михайловича. На протяжении всей жизни он не изменил увлечениям юности и продолжал создавать свои необыкновенные, в несколько десятков листов графические циклы: «Азбука для взрослых», «Скерцы», «Графическая соната», «Сто лбов», «Физики и лирики» (серия исторических портретов композиторов и ученых). Ни по необычности сюжетов, ни по языку исполнения его графика не имеет сколь-нибудь близких аналогий в нашем искусстве уже потому, что создавалась по законам музыкальной формы (это подтверждают и музыканты-профессионалы), находя воплощение в неожиданно парадоксальных метафорических образах («Музыкант, рояль и женщина», «Творчество», «Этюд Шопена»). Чтобы вдохновить свою фантазию такого рода интерпретациями, каковы «Скерцы» и «Графическая соната» Столбова, надо было соединить творчество интеллектуала-эрудита, опытного рисовальщика и музыканта (илл. 20, 21). Кстати, Столбов композитор известен еще меньше, нежели Столбов-художник и актер. Некоторые партитуры его произведений сохранил музыкант и педагог Рудольф Арнольдович Бренинг.

Впервые наиболее полно графика Столбова была представлена на первом Всесоюзном фестивале «Свет и музыка» в 1975 г., организованном СКБ «Прометей». Одного перечня названий его произведений достаточно, чтобы понять, почему Столбов не мог вписаться в официальную художественную жизнь: «Тиран», «Западня», «Цена крови», «Что есть истина?», «Изгнание», «Засада», «Одиночество», «Погребение (мой сон)», а время их создания – 1920 – 1950 гг. Такому не было места на «стройке светлого будущего всего человечества». Поверять свои мысли бумаге без явного риска можно было лишь языком графических мистификаций. Спустя почти 10 лет после кончины Бориса Михайловича Столбова его графическое наследие было показано на выставке искусства Татарии 1920 – 1930 гг. в Музее изобразительных искусств РТ.

ЛИТЕРАТУРА 1. Альтшулер С.А. // Учёные записки Казанского ун-та. – 1960. – Т.120. – Кн.7. – С.3.

2. Лобачевский Н.Л. Новые начала геометрии // Об основаниях геометрии. – М.: Изд-во технико-теоретич. лит-ры, 1956. – С.64.

3. Васильев А.В. Николай Иванович Лобачевский. – М.: Наука. Научно-биограф. серия, 1992.

– С.193.

4. ЦАРТ. Ф. Р-1337. Оп.3. № 66. Сведения о составе научных работ. 1927 г.

5. ЦАРТ. Ф. Р-1337. Оп.3. № 78а. Материалы о реконструкции факультета. 1929 г.

6. Краткий отчёт по Казанcкому государственному университету за 1925/26 уч. год // Учёные записки Казан. ун-та. – 1926.

7. ЦАРТ. Ф. Р-1337. Оп.32. № 26. Постановление о реорганизации университета 1931.

8. ЦАРТ. Ф. Р-1337. Оп.32. № 65. Материал о переходе на факультетскую систему обучения в 1932/33 гг.

9. Очерки по истории физики в России / Под ред. проф. А.К.Тимирязева. – М.: Учпедгиз, 1949.

10. Верхунов В.М. История физики в Казанском университете. – Казань.: Изд-во Казан. ун-та, 1963.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.