авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

ОТ РЕДАКТОРОВ _

Тема-проблема данного исследования весьма актуальна и

значима, ибо она обусловлена повсеместным

повышением интереса к

традиционно - бытовой культуре народа, в данном случае гагоузов -

одного из огузо-тюркских народов, а также тем, что в лингвистике нет

специального исследования, посвящённого гагаузской бытовой одежды гагоузов, которая занимала, занимает, и будет занимать неотъемлемое место в их быту. Известно, что важнейшим элементом материальной культуры любого народа является его быт, конкретно отражающийся в его национальном языке посредством специальной лексики, точнее, бытовой лексики, которая определяет различные стороны и объекты данного быта. Считаю в связи с этим, что, бесспорно, стоило автору вести научное исследование избранной темы-проблемы. Достигнутые результаты также подтверждают это.

Изучая и излагая анализированные факты традиционной одежды гагоузов, как одного из весьма консервативных элементов быта и, в то же время внутренне развивающийся автор реконструирует данную лексическую систему, возрождая и некоторые утрачиваемые традиционные одежды гагоузов обоего пола;

автор приводит широкие исторические сравнения и этимологизацию исконных и приобретенных лексем и приходит к определённым выводам относительно общих и специфических элементов в культуре одежды гагаузов. Таким образом, рассматриваемое научное исследование имеет как теоретическое, так и практическое значение.

В работе использованы знания гагоузской лексики автора, как основательно владеющим родным языком на уровне нормативности, а также и народно-разговорной речью;

использован обширный собственный полевой материал. Приведены примеры и констатации убедительны. В процессе исследования самой темы-проблемы автором использованы богатая научная и художественная литература, интернет, а так же лексикографические издания, в том числе и редчайшие. Дана обширная библиография. Во введении даются и общие сведения о гагоузах, об их истории и языке основанные на работы видных учёных тюркологов и гагаузологов. В заключении резюмируются разработанные автором научные знания и выводы, а также и практические рекомендации.

проф., др. Д.Н.Танасоглу.

Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

Гагаузский народ в новой геополитической ситуации приобрел культурную автономию, и, выражаясь словами президента Азербайджана И. Алиева, «сможет процветать и развиваться как неотъемлемая часть суверенной Молдовы». В отличие от советского периода, малочисленному гагаузскому народу в Молдове представлены широкие возможности в системе образования, наряду с другими дисциплинами, преподавания и изучения гагаузского языка. Этим и объясняются практическая и теоретическая значимость исследований в области гагаузского языка. Необходимо отметить огромный вклад таких известных исследователей-тюркологов, как Л.А.Покровская, Д.Н.Танасоглу, Г.А.Гайдаржи, И.Дрон, В. Сычева в лингвистическом направлении гагаузоведения. Именно, благодаря их научным трудам создана благоприятная почва для дальнейших исследований истории и формирования, как гагаузского языка, так и его носителей. Одним из заслуживающего внимания трудов в области исследования гагаузского языка является монография Гюллю Каранфил «Лексика гагаузского языка», посвященная одной из актуальных проблем тюркологии – лексического уровня отдельно взятого тюркского языка, в данном случае гагаузского.

Словарный состав языка является ценным источником знаний о языке и об истории его носителей. Иногда исследования лексического пласта любого языка могут привести к ценным фактам равносильным к находкам, найденным в археологических раскопках. Такого рода факты считаются весомыми при написании истории языка. К примеру, если зоонимы и фитонимы, входящие в терминологическую подгруппу словарного фонда дают сведения о древних верованиях носителей языка, о флоре и фауне, то названия одежды и обуви, являющиеся частью бытовой лексики, знакомят читателя с образом жизни древнего народа, с климатическими условиями проживания, обычаями и традициями, с взаимоотношениями с другими культурами.

Со времен Адама и Евы и до сих пор, одежда тюркских народов, проживающих в различных климатических условиях Евро-Азиатского материка также различна. Безусловно, что одежда алтайских, якутских, сибирских тюрок и одежда керкюкских тюрок (Ирак) и слова, обозначающие их, отличаются. Неслучайно, что во времена правления Шаха Исмаила тюркманские племена, пришедшие из Ирака и осевшие в Нахичеване, Ширване и в других территориях Азербайджана, местные жители узнавали их не по этнической принадлежности, а по их одежде.

Поэтому их назвали араб шалбаш «носящий на голове платок, подобно арабу» или араб ушагы «потомок араба» и т.д. И впоследствии эти выражения этнонимизируясь находят отражение в топонимах. С этой точки зрения, исследование названий одежды и обуви в любом языке, в т. ч. и в гагаузском в сравнительно-историческом, сравнительно Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

сопоставительном аспектах, а также методами ареальной лингвистики являются проблемой давно ожидаемой своего исследования.

Известно, что гагаузы, будучи малочисленным народом, в течение исторического развития проживания отдельно от родственных народов попали под влияние языка и культуры славянских и романских народов. Все это нашло отражение в гагаузском языке. Гагаузский язык это живой организм, в течение столетий контактировавший с неродственными языками, но при этом смог сохранить систему и структуру, характерную тюркским языкам. Ознакомившись с материалами монографии становиться ясно, что, именно, названия предметов быта, имеющихся в гагаузском языке, может способствовать обогащению словообразования и в других тюркских языках. Разве не обогатиться ли азербайджанский язык, если вместо слов плаш, шярф, трусик, майка будут использоваться йаьмурлуг, бойун шалы, ич дон, ич кюйняк? Отметим, что, в общем, среди тюркологических исследований данная монография имеет особое место, а автор имеет особый стиль языка. Чувствуется, что автор, используя научно практические знания, сформировал свой научный стиль. Это заметно из точного выбора направления исследования, умелого и точного привлечения к разработке методов исследования, смелых научно методических реконструкций слов. Например, я слыша употребляющийся в ряде диалектов азербайджанского языка слово чулгу в значении «чулок», всегда испытывал чувство досады. Только после знакомства с данной монографией я понял, что не только слово чулгу, но и кофта, капот, ъилет, фартуг, йубка, шуба, которых я до сих пор считал заимствованиями из русского языка, являются словами тюркского происхождения! Любые исследования по тюркским языкам в итоге имеют общетюркологические значения. Эти удачные выводы можно отнести к любому тюркскому языку. Однако, как указано автором, имеются и слова, являющиеся исконно гагаузскими: жырыт «молния», юртмеч «разрез на грудине рубашки», долайка (за исключением суффикса –ка славянского происхождения) «детская юбочка» и т.д. В исследовании, помимо материалов тюркских языков, использованы и материалы из испанского, молдавского, болгарского, румынского, польского, сербского, венгерского, чешского, китайского, японского, арабского, персидского и др. языков. При выполнении данного исследования автор использовал обширную теоретическую литературу, как по общему языкознанию, так и по тюркологическим исследованиям в т.ч. труды, изданные в начале ХХ в., такие как «Тюркские племена на Балканском полуострове»

В.А.Мошкова, изданного в 1904г., «Княжество България» А. Иречека, опубликованного в 1899-ом году.

Суммируя вышесказанное, можно с убедительностью Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

сказать, что монография Г.Каранфил является первой, но не последней ласточкой в области лексикологических исследований гагаузского языка и не далек тот день, когда специалисты по тюркским языкам познакомятся с фундаментальным трудом по общей лексике гагаузского языка.

Этибар Инанч, доцент, к.ф.н., старший научный сотрудник Института языкознания НАН Азербайджана Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

ВВЕДЕНИЕ СВЕДЕНИЯ О ГАГАУЗАХ И КРАТКИЙ ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ РАЗВИТИЯ ГАГАУЗСКОГО ЯЗЫКА Лексика являлась и является проводником в историю, этнографию и в культуру народа;

она открывает перед исследователем широкую картину прошлого и настоящего, определяет эстетические вкусы и взгляды данного народа, тем более, если речь идет о бытовой лексике языка. Предметом нашего исследования является бытовая лексика гагаузского языка. Данная тематическая группа является очень обширной. Под термином «бытовая лексика» мы подразумеваем названия предметов быта, с которыми мы постоянно встречаемся в повседневной жизни. К таким предметам относятся названия посуды и утвари, названия еды и блюд, названия частей дома, названия сельскохозяйственного инвентаря, названия одежды и обуви. Для более плодотворного и результативного исследования мы решили рассмотреть только названия одежды и обуви и их частей. Здесь исследуются названия как национальной, так и современной одежды гагаузов.

Во второй половине XX века в тюркологии стали появляться интересные работы описательного, сравни-тельно-исторического, историко-этимологического ха-рактера, посвященные исследованию отдельных тематических групп тюркских языков, в частности и бытовой лексики этих языков. Необходимость и важность всестороннего и глубокого изучения бытовой лексики тюркских языков отмечают многие тюркологи1. Говоря о проблемах современной тюркологии, отмечают:

«Исследования лексики, как в плане синхронии, так и в плане диахронии, органически связано с изучением фразеологии и терминологии. В последние годы вышли в свет монографические ис следования, посвященные этим проблемам. И все же, профессиональная тюркская и специальная лексика пока еще остается недостаточно изученной».2 Одну из основных тематических групп лексики гагаузского Баскаков Н.А. Этнографическая лексика и терминология в национальных русских словарях // Проблематика терминов в словарях разных типов. Л.:

Высшая школа, 1976, 87- Кононов А.Н., Тенишев Э.Р., Чарыяров Б.Ч. Тюркское языкознание в СССР:

итоги и проблемы //Советская тюркология, 1986, №1, с. 113-115, с. Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

языка составляет бытовая лексика. В эту тематическую группу относятся слова, которые характерны для повседневного «домашнего» употреблен ия. Большой интерес представляют названия одежды и обуви. Имеются работы на данную тему по другим тюркским языкам. Надо отметить работы М.Асамутдиновой,1 И.Отарова,2 Р.Рагимовой,3 Б.Мамедовой, соответственно, в узбекском, карачаево-балкарском, татарском и азербайджанском языках. Упомянутые работы, отражающие богатство и разнообразие одежды тюркских народов, считаются первыми в изучении тюркских названий одежды. Тем не менее, изучение бытовой лексики гагаузского языка, как и лексики вообще по существу только начинается.

Исследование истории возникновения гагаузских названий одежды, их морфологической структуры, этимологии, степени функционирования, ареалов распространения поможет определить роль этих единиц в лексической системе гагаузского языка. В связи с изменениями в экономической, социальной и культурной жизни общества происходят изменения в одежде и обуви, а поэтому и в лексике, связанной с ними.

Постепенно уходят из жизни люди старшего поколения – основные носители формировавшейся веками бытовой лексики, а вместе с ними бесследно исчезают и названия одежды и обуви Бытовая лексика гагаузского языка не исследована, как и многие тематические группы. Изучение названий одежды и обуви в гагаузском языке, являющиеся одним из значительных пластов бытовой лексики, в сравнительном аспекте с многими тюркскими языками представляется очень актуальным. Данное исследование является первым в этой области.

В течение нескольких лет в результате экспедиций в различные села Гагауз Ери, нами был собран богатый материал по названиям одежды, обуви и их частей, а также наименований украшений и тканей.

Материалом для исследования послужили этнографические материалы, художественная литература на гагаузском языке, также ранние фиксации исследуемой нами тематической группы в тюркских языках: «Дивану Асамутдинова М. Название одежды и ее частей в узбекском языке: Автореф.

дис... канд. фил. наук, Ташкент, 1963, 27 с.

Отаров И.М. Профессиональная лексика карачаево-балкарского языка (на основе названий одежды и обуви): Дис... канд. фил. наук, Баку, 1976, 175 с.

Р.К.Рагимова. Татар теленин щюнерчелик лексикасы, Казан, 1983 Мамедова Б.Р. Название одежды в азербайджанском языке: Дис... канд. фил. наук, Баку, 1992, 145 с.

Мамедова Б.Р. Название одежды в азербайджанском языке: Дис... канд. фил.

наук, Баку, 1992, 145 с.

Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

лугат-ит-тюрк» М.Кашгарлы, словарь Абу Хайана, «Опыт словаря тюркских наречий» В.В.Радлова, «Древнетюркский словарь», почти все современные тюркско-русские, русско-тюркские словари, словари языков славянской и романской групп, словари монгольского и японского языков. Использованы также диалектологические словари некоторых языков, этимологические словари В.Г.Егорова, Э.В.Севортяна, Н.М.Шанского, М.Фасмера, А.Г. Преображенского и др.

Изучение названия одежды и обуви и их частей непосредственно связано с историей гагаузского народа и его языка, поэтому целесообразно предварить настоящее исследование сведениями о современных гагаузах и кратким экскурсом в историю развития языка и его носителей.

§1. История гагаузов и этимология этнонима гагауз Гагаузы–тюркоязычная народность, исповедующая христианство, живущая на территории Гагауз Ери (юг Молдовы), численность которого составляет около 200 000. Компактно гагаузы проживают в Одесской и Запорожской областях Украины, в Болгарии, в Румынии, в Греции. Рассеяно - в ряде сел, гагаузы проживают в Казахстане, Узбекистане, на Северном Кавказе, в Турции и на др. территориях.

Численность всех гагаузов составляет около 0,5 млн. В столице Молдовы (г. Кишинев) проживают около 9-10 тысяч гагаузов.

Современный гагаузский язык близок к турецкому языку, точнее к анатолийскому диалекту турецкого языка. Язык гагаузов состоит из двух диалектов: центральный (чардырско – комратский) и южный (вулканештский). Гагаузы живут в основном в сельских местностях ( села - Конгаз, Казаяк, Джолтай, Томай, Авдарма, Кыпчак, Карлык, Чомай, Башкиой, Дизгинже и др.) и в 3 городах - Вулканешты (Валка неш), Чадыр - Лунга (Чадыр) и Комрат. Столицей Гагауз Ери является город Комрат. Сельское население занималось скотоводством, виноделием, земледелием и огородничеством. В настоящее время эти отрасли разобщены. До переселения на Буджак (Буджак - так называется местность, где живут гагаузы автономной республики Гагауз Ери;

название Буджак осталось от ранее проживающих на этой местности ногайцев), гагаузы проживали на Балканах, в основном, на территории северо-восточной Болгарии, где и ныне проживают гагаузы Болгарии.

В настоящее время идет период Республики Молдова (1991 г.) с курсом на демократизацию. Гагаузы настояли на самоуправлении и получили Статус Автономной Административной Единицы Гагауз Ери (с 1994 г.) во главе с Башканом и Народным Собранием. Но экономика разрушена, люди не занимаются бывалым земледелием и Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

животноводством, покидают свои села и семьи и ищут заработки на чужбине. В культуре продолжается массовая русификация. Многие функции родного языка переданы русскому языку – школы, лицеи, колледжи и Комратский Университет функционируют на русском языке.

Мы уверены, что это все носит временный характер. Думаем, что, изучение языка, его лексики, терминологии и пр. со временем решат эти проблемы.

Этногенез гагаузов всегда вызывал большой интерес у ученых.

Существуют множество версий происхождения гагаузов. В историографии существовало более 20 гипотез об этногенезе гагаузов Отдельные из них находят приверженцев и по сегодняшний день. В итоге вытекают три гипотезы. Согласно одной из них, гагаузы – это отуреченные болгары(славяне), которые сохранили только свою веру.

Среди них можно отметить болгарских исследователей И.Иванова, Г.Занетова, А.Защука, В.Маринова, П.Мутафчиева и молдавского историка И.И.Мещерюка.1 Их, видимо, вводит в заблуждение христианское вероисповедание гагаузов.

Некоторые ученые считают, что предками гагаузов являются булгары-тюрки. В интернете мы обнаружили статью М.Н.Губогло, где он пишет, что «Европейские исследователи рассматривают в качестве вероятных предков гагаузов тюркоязычных протоболгар, в 670-е гг.

пришедших на Балканы с берегов Волги. В XIII в. их потомки приняли христианство.2 Сторонниками данной версии являются К. Шкорпил, Г.Занетов, С.Дмитров, А.Шабашов и др. Н.А.Баскаков, исследуя гагаузский язык, приходит к выводу, что гагаузы являются современными наследниками смешанных огузо-булгарских племен.

Мы солидарны с мнением этих исследователей, и предполагаем, что предками гагаузов являются тюркоязычные протобулгары, которые поселились на Балканах, примерно, в YII-YIII вв.

Большинство исследователей считает гагаузов потомками средневековых кочевых племен: половцев, узов, печенегов. Данную гипотезу поддерживают многие исследователи: В.В.Мошков, Атанас Манов, В.В.Радлов, Н.А.Баскаков, Н.К.Дмитриев, М.Чакир, Д.Н.Танасоглу, Л.А.Покровская, З.В.Тоган, А.Нимет Курат, И.Кафесоглу и др. Как отмечает русский этнограф, лингвист, исследователь народного творчества и этногенеза гагаузов В.А.Мошков, гагаузы являются потомками огузов, которые в 1064 году перешли через Дунай и Эцнэюр Щ., Арэуншащ М. Gagauzlar, Ankara, 1995, с. Губогло М. Гагаузы. http://tyurki.ferghana.ru/gagauz.htm, 24.11. Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

осели на Балканском полуострове. Часть из них спустя некоторое время, перешли на территорию России, смешались с другими тюркскими племенами и стали известны под именем «черные клобуки». После принятия христианства, спасаясь от монгольского нашествия, часть «черных клобуков» вновь перейдя через Дунай, осели в Болгарии. Л.А.Покровская пишет, что одно из огузских племен, обитавших на юж ном берегу большого озера Горгуз (теперь Балхаш) в X веке, называлось канэа – эуз или канэа - киши, а страна, в которой жило это племя, называлось Канэа – кет. Древнее государство Ганга существовало в Средней Азии, около рек Аму-Дарья и Сыр-Дарья, еще до прихода туда тюркских племен из Центральной Азии.2 Гагаузский проф. Д.Н.

Танасоглу исследуя, этноним гагауз (щак–оэуз «правдивые, настоящие огузы»), пишет, что «Огузы разделились на две ветви - северную (янгикентскую) и южную (сельджукскую). Стало быть, первая ветвь не исламская, истинная (хак – огуз). История гагаузов делится на два периода: история предков огузов с доисторических времен по XI в.

новой эры (общая для турков, гагаузов, туркменов, азербайджанцев и др.) и история самих гагаузов (XI-XXI вв.), как и каждого современного тюркского народа. Собственно история гагаузов на Балканах делится на два периода: 1) византийский период (XII- XY вв.) и османский период (XY- начало XX вв.)». В византийском периоде, пишет Д.Танасоглу, гагаузы перешли на полный оседлый образ жизни, приняли христианство, приобщились к христианской культуре, создали государство-бейлик, начались учиться в греческих школах, в Академии Константинополя, приобщались к новым занятиям (земледелие, виноградарство, огородничество и пр.). А.Манов и М.Чакир пишут, что в начале XIV века, выходец из христианской семьи Балык-бей на Балканах создал государство огузов (гагаузов), столицей был город Балчык (Карвуна), который сегодня известен под названием Каварна.4 Территория этого небольшого государства, играющего большую политическую роль в Черном море и на Балканах, в 1417 году перешла во владения Османского государства.

Часть населения Огузского государства, в последствии приняла ислам.

Эвлия Челеби, посетивший в XYII столетии северо-восточную часть Мошков В.А. Гагаузы Бендерского уезда //Этнографическое обозрение, 1902, №4, с. 409.

Pokrovskaya L.A. Neredn „gagauz“ adы geldi //Sabah yыldыzы ъурн., Komrat, 1996, №1, с. 60.

Танасоэлу Д.Н. Эаэаузлар // Тцрклер, Енсиклопеди, 24 жилтде;

- 20 –жи жилт, Анкара, 2002, с. 245-249, с. 39.

Эцнэюр Щ., Арgуншащ М. Gagauz Trkleri. Tarih, Dil, Folklor, ve Halk Edebiyatы, Ankara, 1991, с. 12.

Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

Болгарии, назвал эту местность «Uz eyaleti» – «земли узов, огузов». Некоторые источники говорят, что у гагаузов был свой флаг, где на красном полотне была отображена фигура белого петуха.2 Отметим, что на национальном флаге современных гагаузов Гагауз Ери, на голубом полотне отображена голова волка, а по краям флага запечатлены маленькие белые петушки. Гагаузы говорят, что петух – символ бдительности и справедливости.

Исторически гагаузы подразделяются на щасыл или аслы «чистые, настоящие гагаузы», они известны также под названием «приморские», «греческие» гагаузы и булэар эаэаузлары «болгарские» гагаузы.

Отметим, что такого «деления» среди современных гагаузов Молдовы не существует. Л.А.Покровская предполагает, что центральный диалект в прошлом принадлежал «болгарским» гагаузам, а южный диалект «настоящим», «греческим», «приморским»3. На гагаузских наречиях говорят также и различные балканские тюркские племена – гаджалы, тозлуки, герловцы, кызылбаши, юруки, караманли, сургучи и пр. Интересен факт, что гагаузы села Этулия /Тюлюкюй или Ютюлюкюй/, живущие по соседству гагаузов села Чешмекиой, называют гаджалами /ср. этноним гаджары, проживающие на территории Азербайджана, где, очевидно, чередование звуков л // р/. Несмотря на то, что гаджалы живут вокруг носителей вулканештского диалекта, их язык немного отличается и больше похож на говор гагаузов села Бешалма, т.е. на цен тральный диалект.

В.А.Мошков пишет, что гаджалы, и ныне, живущие на Балканах в районе Делиормана исповедуют ислам.5 В.А.Мошков заметил что, говор гаджалов села Памукчи в окрестностях Ени-Пазара Болгарии «оказался положительно тождественным с языком бессарабских гагаузов села Acaroьlu M. Tцrker. Gagauzlarыn кюkeni //Belleten, Ankara, c. LXIII, №237, 1999, s. 459.

Мошков В.А. Гагаузы Бендерского уезда //Этнографическое обозрение, 1902, №4, с. 30  Покровская Л.А.Современный гагаузский язык (курс лекций), Комрат, 1997, с.

Баскаков Н.А. Введение в изучение тюркских языков, М.: Высшая школа, 1969, с.258.

Мошков В.А. Тюркские племена на Балканском полуострове // Изв. Имп. русск.

геогр. общества КЛ., 3, 1904, с. Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

Бешалма Комратской волости».1 Возможно, чешмекиойские гагаузы прежде жили среди гаджалов, заимствовали тонкости их говора и поэтому, заметив эту разницу, население соседнего села (Этулия) назвали их гаджалами.

В результате русско-турецкой войны гагаузы, вместе c частью болгар, греков, албанцев в 1739, 1768 и 1774 годах, покидая Балканский полуостров, стали переселяться в южную Бессарабию (Буджак), вошедшую в состав России в 1812 году. Меньшая часть гагаузов осталась в Болгарии. В 1918 году Румыния вернула свою Бессарабию (1918-1944гг.). В 1944 году Бессарабия была оккупирована Советским Союзом в режиме экспроприации и массовой русификации (как и других тюркских народов), репрессии, голодовки и пр.

Но нельзя отрицать тот факт, что гагаузам было трудно жить и в составе румынского государства. Старые гагаузы помнят о жестоких годах, прожитых во власти Румынии. Гагаузский историк, публицист С.Булгар пишет: «Население бедствовало, на одно село был один доктор и семь помощников, в школах обучение было только на румынском языке». О происхождении этнонима gagauz также сущест-вует ряд мнений. Этимологии этнонима эаэауз условно можно разделить на две группы: народные этимологии и научные этимологии. Наиболее «популярной» на сегодняшний день является концепция, выдвинутая еще в начале ХХ в. академиком В.В.Радловым и этнографом А.Мошковым. Они предполагают, что слово gagauz происходит от морфемы uz или oguz, и морфемы ga или gaga являющегося названием какого-либо тюркского племени. Их версия на сегодняшний день имеет больше сторонников. Г.Д.Баласчиев, считает, что слово эаэауз проис ходит от имени сельджукского султана II Иззетдина Кейкавуса, объясняя это тем, что восточные наро-ды звук k произносят как g. Этого же мнения придержи-ваются В.Заянчковский, Х.Иналджик, К.Туран. О.Л.Баркан, Й.Н.Найыр, С.Младенов остановились на возможности происхождения названия народа от гёк – уз или эюк-оэуз.

Ахмет Биджан Ерджиласун пишет: «Слово гагауз состоит из эаэа (одно из названий кыпча-ков), где название эаэауз произошло от слияния слов эаэа+уз = Кыпчак-огуз и означает «огузы, пришедшие из страны кыпчаков». Этноним эаэауз произошел в итоге слияния огузов с Мошков В.А. Тюркские племена на Балканском полуострове // Изв. Имп. русск.

геогр. общества КЛ., 3, 1904, с. Bulgar С. Чaдыr – Lunga kasabanыn istoriyasыndan //Sabaa yыldыzы, jurnal, Komrat, 1996, №1, 43-47, с. 45.

Эцнэюр Щ., Арgуншащ М. Gagauz Tцrkleri. Tarih, Dil, Folklor, ve Halk Edebiyatы, Ankara, 1991, с. 24.

Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

кыпчаками.1 По мнению А. Манова, слово эаэауз не связано с историческим названием племени, а является отличающей чертой вероисповедания среди тюрков Балкан. Он предполагает, что гагаузы получили это имя после принятия христианства,2 М.Т.Аджароглу рассматривает это слово так: «Слово гагауз не происходит от названия древних тюркских племен, а является отличающей чертой принявших хри-стианство каракалпаков. Гагаузы, будучи христианами, перейдя через Дунай, жили в подданстве русских, охра-няя русскую границу, получили название кала- уз т.е. «огузы, охраняющие крепость». После этого огузы или тюрки других племен, принимавшие христианство, именовались гагаузами, т. е. огузы – христиане. Он тут же отмечает, что если бы эа или эаэа означало название тюркского племени, а не огузов – христиан, тогда относящиеся к одному этносу и исповедующие ислам гаджалы, также должны были называться гагаузами.3 Л.А.Покровская пишет: «Огузы племени канэа- эуз (они же канэа – киши), являются далекими предками гагаузов, а современный этноним эаэауз фоне тически закономерно может быть возведен к средневековому этнониму (канэа –эуз эанэа эуз эаэавуз эаэауз)4.

Д.Н.Танасоглу, исследуя, этноним гагауз, пришел к выводу, что эаэауз происходит от щак-оэуз, который затем фонетизировался в гагоуз (щэ;

кэ).5 Л.А. Покровская возражает этой версии и пишет, что «арабское слово «щакк»... могло бы послужить эпитетом к названию только тех огузских племен, которые стали мусульманами (гагаузы же исповедуют православное христианство, по-видимому, с ХI - ХII вв.)». Меджит Догру пишет, что этноним происходит от kaga-uguz, где эаэа в туркменском языке означает «отец», «старший»/ср. также азерб.

диал. гаьа «отец»/ (пометка наша –Г.К). Исходя из этого, пишет он, термин «гагауз» следует понимать, как древние огузы7. Наше мнение совпадает с мнением М.Догру. В гагаузском языке функционирует термин родства каку в значении «старшая сестра» (который, кстати, до сих пор считался болгарским заимствованием). Предполагаем, что выше Ercilasun A.B. Gagauzlardan yeni haberler. //Tцrk Kцltцrц, XXYII, Aьustos, 1989, с. Манов А.Потеклото на гагаузите:Техните обичаи и нрави. Ч. I.Варна, 1938, с. Acaroьlu M. Tцrker. Gagauzlarыn кюkeni //Belleten, Ankara, c. LXIII, № 237, 1999.

Покровская Л.А. О происхождении этнонима «гагауз» //Педагогичес-кий журнал, №2, Кишинев, 1994, с. 56-63, с. Танасоглу Д.А. Указ. соч. с. 26.

Покровская Л.А. Указ. соч. с. Эцнэюр Щ., Арgуншащ М. Gagauz Tцrkleri. Tarih, Dil, Folklor, ve Halk Edebiyatы, Ankara, 1991, с. Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

рассмотренные термины эаэа, гаьа, каку входят в единое семантическое поле под общим значением «старший». Если взять во внимание, что предками гагаузов являются протобулгары или смешанные огузо булгарские племена, то версия эаэауз в значении «старшие огузы, отцы-огузы» кажется удачной.

Н.К.Дмитриев утверждает, что «учитывая то обстоятельство, что история гагаузов до начала XIX в., когда они поселились в русской Бессарабии, весьма не ясна, их язык остается единственным прочным критерием их прошлого».1 Изучение гагаузского языка в сравнительно историческом аспекте со всеми тюркскими, а также окружающими нетюркскими языками может пролить свет на нерешенные проблемы, связанные с этногенезом гагаузов.

Отметим, что исследования истории, языка, этногенеза гагаузов только начинается. Мы, без сомнения, придерживаемся, гипотезы тюркского происхождения гагаузов, а гипотезу «отуреченных болгар славян» считаем несостоятельной. «Традиционный гагаузский обряд курбан, сочетающий приготовление пшеничной каши (булгур) с жертвенным бараном, а также, сохранившийся культ волка, позволяют просматривать этнокультурные связи гагаузов, с одной стороны, с балканским миром, а с другой - с кочевыми степными цивилизациями». Одним словом, гагаузы являются потомками древних тюрков.

Историческое развитие гагаузского языка Гагаузский язык до недавнего времени являлся младописьменным языком. Он является одним из самостоятельных языков тюркской семьи и входит в огузскую (юго-западную группу), в которую относят также азербайджанский, турецкий, туркменский языки и близкий к нему хорасанский (в Ираке), халаджский (в Иране). Сюда относят и южный диалект крымско-татарского языка. В свою очередь огузская группа подразделяется на западно-огузскую и восточно-огузскую подгруппы, где исследуемый язык входит в западно-огузскую подгруппу.3 Проф.

Л.А.Покровская учитывая то, что гагаузский язык длительное время формировался на Балканском полуострове, предлагает выделить современный гагаузский язык из западно-огузской подгруппы как особый «балкано–огузский» тюркский язык4. Проф. Н.К.Дмитриев Дмитриев Н.К. Фонетический состав гагаузского языка // Строй тюркских языков, М., 1962, с. 202-218, с. 203.

Губогло М. Гагаузы. http://tyurki.ferghana.ru/gagauz.htm, 24.11. Щербак А.М. Введение в сравнительное изучение тюркских языков. СПб., Л.:

Наука, 1994, с. Покровская Л.А. Современный гагаузский язык (курс лекций), Комрат,1997,s Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

отмечает, что «среди тюркских языков гагаузский язык относится к южной группе, т.е. он ближе всего стоит к турецкому, крымско татарскому (его южному диалекту), азербайд-жанскому и туркменскому языкам.1 Н.А.Баскаков относит вымершие языки печенегов и узов и современный гагаузский язык, и язык балканских тюрков в особую огузо-булгарскую подгруппу огузской группы тюркских языков. Он пишет: «Исторически относясь к союзам племен, территориально расселявшихся в южнорусских степях, т.е. являясь потомками огузов (узов), пришедших в Восточную Европу по пути на север от Каспийского моря, а не на юг, как пришли в Малую Азию турки, гагаузы в лингвистическом отношении первоначально до прихода турок в Малую Азию подверглись значительному воздействию булгар и кыпчаков (половцев), а за тем, попав снова в огузскую, но уже качественно другую, огузо-сельджукскую, языковую среду турок османов, в значительной мере, но не вполне, были ассимилированы ими.

Таким образом, относя гагаузский язык к языкам огузским, вместе с тем следует отметить и некоторые его схождения и связи с языками булгарскими и особенно с кыпчакско-половецкими, в частности с современным караимским языком».2 Первый тюрколог М.Кашгарлы еще в XI веке отмечал близость языка печенегов к языку булгар и сувар.

«Итак,- продолжает Н.А.Баскаков,- печенеги и узы, генетически восходя к огузам, в процессе своего продвижения на запад в значительной степени изменили свой племенной состав и вместе с тем свой язык, который приобрел некоторые булгарские черты. Современными наследниками этих смешанных огузо-булгарских племен являются гагаузы и некоторые группы балканских тюрков (сургучи, гаджалы и пр.), язык которых сохранил свою огузскую основу и следы воздействия булгар и суваров».3 Действительно, в современном гагаузском языке наблюдается множество булгарских черт: палатализация согласных в позиции перед передними гласными, лексические параллели, выпадение звука ь в интервокальной позиции и др. Все эти случаи прослеживаются и в чувашском языке булгарской группы.

Народно-разговорный язык гагаузов Бессарабии впервые стал известен в науке в начале ХХ века благодаря трудам русского этнографа В.А. Мошкова. Собирая обширные этнографические и фольклорные материалы, на базе которых были написаны фундаментальные труды по этнографии и языку гагаузов Бесарабии. Книга «Наречия бессарабских Дмитриев Н.К. Фонетический состав гагаузского языка, Строй тюркских языков, М., 1962, с. 202-218.

Баскаков Н.А. Введение в изучение тюркских языков, М.: Высшая школа, 1969, с. 259.

там же, с. 254- Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

гагаузов» представляет собой Х том научной серии «Образцы народной литературы тюркских племен», изданный академиком В.В.Радловым. В 1907-30 гг. в Кишиневе под авторством М.Чакира издавалась религиозная литература на гагаузском языке буквами старого русского алфавита, после 1918 г., когда Бессарабия перешла во власть Румынии, он стал использовать в своих книгах румынский алфавит. М.Чакир является составителем краткого гагаузско-румынского словаря. Следует отметить, что графика румынского языка, по правилам, которого были написаны гагаузские слова, неточно отражает звуки гагаузского языка и затрудняет чтение гагаузских слов. В 1938 году в Болгарии, в городе Варна учитель истории, Атанас Манов издал книгу на болгарском языке, где вместе с историческими материалами даны языковые, литературные, этнографические и др. материалы.1 В 1940 году Т.Аджароглу перевел эту ценную книгу на турецкий язык. Несколько десятков лет назад гагаузский язык справедливо считался одним из наименее изученных языков тюркской семьи. Это в большой мере объяснялось и тем, что до 1944 г. гагаузы территориально относились к населению Румынии, где никто всерьез не занимался изучением их языка. В 1944 году после воссоединения Бессарабии с СССР гагаузы оказались на территориях Молдавии и Украины. В последующие годы советские ученые многое сделали для создания письменности на гагаузском языке. В 1947 году в Москве была создана Гагаузоведческая комиссия, которую возглавил Н.К.Дмитриев. Начатая Н.К.Дмитриевым разработка основ гагаузской письменности после его смер-ти была продолжена сектором тюркских языков Института языкознания АН СССР и НИИ школ Министерства просвящения Молдавской ССР. 3 30 июля 1957 г. указом Президиума Верховного Совета МССР4 была официально введена письменность гагаузского языка, на основе русского алфавита с добавлением нескольких специальных букв:,, ,.  Буквы е, ю, я, щ, ъ, ь были включены в гагаузский алфавит для написания заимствованных слов таких как плащи /ед. ч./, юбка и др. Этот закон стал для гагаузов событием огромного культурно-исторического развития. Стали издаваться школьные учебники по изучению гагаузского языка, произведения фольклора и художественной литературы. Исполняющий ранее только разговорные Манов А. Потеклото на гагаузите: Техните обичаи и нрави. Ч. I.Варна, 1938, с.

362 (на болгарском язык).

Acaroьlu M. Tцrker. Gagauzlarыn кюkeni //Belleten, Ankara, c. LXIII, № 237, 1999, Гагаузский язык //Закономерности развития литературных языков народов СССР в советскую эпоху. Тюркские, фиино-угорские и монгнольские языки, М., 1969 с. 211-235, с.213.

Указ о языке // Молдова Сочиалистэ газ., Кишинев, 1957, 31 июля (на румынском языке).

Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

функции гагаузский язык, стал развиваться, а вместе с этим стало расширяться и углубляться его научное исследование. До 1940 г. в распоряжении тюркологов был лишь единственный источник по гагаузскому языку – фольклорные материалы и глоссарий, записанный русским этнографом В.А.Мошковым.1 Начиная с 1948 г. тюркологами Москвы и Ленинграда, а позднее и Кишинева стали организовываться экспедиции в гагаузские села, в итоге чего была собрана надежная база для исследования современного гагаузского языка. Изучение языка в сравнительно-историческом плане с родственными языками играет очень важную роль в изучении, как языка, так и истории народа. Следует отметить что, имеются лишь несколько статей, где гагаузский язык сравнивается только с литературным турецким языком.

Лексика гагаузского языка собрана и изучена далеко не достаточно. В 1959 году в Кишиневе под авторством Д.Танасоглу вышел в свет орфографический словарь гагаузского языка. В 1957-1958гг.

польский тюрколог В.Заянчковский во время поездки в Болгарию, записал гагаузские фольклорные тексты, которые вошли в его книгу «Язык и фольклор гагаузов Болгарии», изданной в Кракове в 1966 году (на польском языке). Как итог к этим текстам отдельно был опубликован его «Гагаузско-французский словарь». Словарь содержит примерно гагаузских слов, употребляемых гагаузами Болгарии, с переводом на французский язык. Слова арабского и персидского происхождения снабжены специальными пометами. В начале 60-х годов в Москве и в Кишиневе началась работа над гагаузско-русско-молдавским словарем (ГРМС). Основой для словаря послужили двуязычные словари В.А.Мошкова и М.Чакира, а также диалектизмы, общественно политическая терминология того времени, термины науки и техники.

Данный словарь, состоящий из 11500 слов, имеет важное научное и практическое значение как первый словарь младописьменного гагаузского языка, составленный научными сотрудниками Академии Наук в Москве и в Кишиневе. В 1992 году в Отделе гагаузоведения Института изучения национальных меньшинств Академии Наук Молдовы, на базе «Гагаузско-русско-молдавского словаря» началась работа над словарем современного гагаузского языка под руководством Г.А.Гайдаржи.

26 января 1996-го года Народным Собранием Гагаузии был утвержден окончательный вариант нового алфавита гагаузского языка на основе латинской графики. Затем данное Постановление «О переводе гагаузской письменности на латинскую графику» был утвержден Мошков В.А. Наречие бессарабских гагаузов //Образцы народной литературы тюркских племен, изд. акад. В. В. Радловым, т. Х. СПб., 1904. 596 с.

Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

Парламентом Республики Молдова. Следует отметить, что «графики», которыми пользовались гагаузы, привели к изменениям не только в орфографии, но и в орфоэпии, и в фонетике. Гагаузские фамилии, большая часть которых имеет тюркские корни, изменились до неузнаваемости. Таким образом, гагаузкие фамилии Кавалжы, Дерменжи, Йаланжы, Кюр, Куйужуклу, Инже во времена Советов писались Кавальжи, Дерменжи, Яланжи, Киор, Куйджуклу, Инже.

Ныне, будучи в составе Республики Молдова гагаузские фамилии терпят второй удар. Так, фамилии в русском фонетическом варианте пишутся по правилам орфографии молдавского языка. Ныне вышеприведенные гагаузские фамилии пишутся Жавалъи, Дерменъи, Иаланъи, Жщиор, Жуiuъуклу, Инъе, что приводит к трудностям, как при правописании, так и при произношении. В связи с переходом гагаузской письменности на латинскую графику и разработкой орфографии под руководством проф.

Л.А.Покровской, студенты–филологи Комратского университета составили 1997 году «Орфографический словарь гагаузского языка»

(5000 слов). Л. Баурчулу и А. Баурчулу составили Русско-гагаузский словарь юридических терминов, вышедший 2000-ом году в Комрате. В 2002 году вышла из печати книга чувашского автора А.В. Шабашова «Гагаузы», где рассматриваются термины родства, типология, генезис, этноним, история, быт, культура и язык гагаузов. 2005 году В.Генов и М.Кырмызы издали словарь полиглот: русско- гагаузско -турецко румынский. Нами начата работа над большим русско-гагаузским словарем.

Начиная с 1987 года, возобновилось преподавание гагаузского языка и литературы в гагаузских школах. Гагаузский народ встретил это новшество с большой радостью. В данное время на территории Гагауз Ери функционируют университет (где готовят также филологов гагаузского языка), турецко-румынские лицеи;

на гагаузском языке выпускаются 1 газета и 1 журнал. Совершенствуются передачи на гагаузском языке по радио и телевидению. Очень актуальной является проблема создании общественно–политической, официально–деловой, отраслевой и другой терминологии, необходимой для нормального функционирования гагаузского литературного языка как в Гагауз Ери, так и за ее пределами.

Каранфил Э. Чаьдаш гагауз дилиндя ялифба вя орфографийа проблеми, Тцрколо эийа, (юзял бурахылыш) Бакы -2006, (на азербайджанском языке) с123-127, с 126;

www.turkolog.narod.ru Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

Тематическая классификация слов Как уже отмечалось выше, гагаузский язык прошел очень сложный путь развития и до недавнего времени среди тюркских языков считался одним из малоизученных. Поэтому очень важным является изучение гагаузской лексики, разделяя его по тематическим группам.

Общеизвестно, что в лексике того или иного языка имеется неимоверное количество слов. Для облегчения исследования словарного состава, необходимо их группировать, исходя из семантики. Данная проблема всесторонне исследована Г.К.Кулиевым. Им разработаны теоретические основы семантической классификации слов. Разработанные им принципы универсальны и легко приемлемы любыми языками. Проблемой лексико-семантической классификации слов занимались также и другие языковеды.2 Тематический метод изучения лексики применяется учеными еще в XI-XII вв. Так, например, выдающийся восточный филолог аз-Замахшари в арабско-персидском тематическом словаре «Мукаддимат ал-адаб» представил словарный материал, распределенный по тематическим группам.3 О необходимости предварительной классификации изучаемых слов по тем сферам представлений, к которым они принадлежат, говорил еще в 1896 г.

М.М.Покровский. В его работе даются группы имен, обозначающих части тела, названия орудий, кухонных принадлежностей, одежды и нарядов, частей жилища, разного рода сосудов, морские термины и т.д.

Классификация лексического материала по содержанию выражаемых словами понятий проводилась многими исследователями и до 30-х гг.

XX века. Начиная с 50-х годов, исследование лексики по тематическим и лексико-семантическим группам ведется и в тюркологии. К числу таких работ можно отнести исследования К.М.Мусаева, М.Асамутдиновой, И.М. Отарова, Э.С.Кулиева, И. Мамедова и многих др.К.М. Мусаев изучил лексику тюркских языков в следующих разделах: названия животных, названия растений, названия частей тела животных, названия частей растений, термины родства, названия дней недели и др. Изучение лексики гагаузского языка по тематическим группам, имеет важное историческое значение. Л.А.Покровская отмечает, что «необходимо дальнейшее изучение лексического состава гагаузского языка, особенно в плане выяснения соотношения тюркских и заимствованных слов в Гулийев Щ.К. Мухтялиф системли диллярдя фелин семантик тяснифаты, Бакы: Елм, 2001, с.80;

его же. Теоретические основы семантической классификации слов разносистемных языков // Дилчилик мясяляляри, Бакы, 2000, 162-175.

Филин Ф.П. Очерки по теории языкознания. М.: Наука, 1982, с. 227-239, с Бертельс А.Е. Разделы словаря, семантические поля и тематические группы слов //Вопросы языкознания, М., 1982, №4, с.54-58, с.54.

Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

каждой тематической группе. Таким образом, можно будет выявить основной, наиболее древний словарный фонд гагаузского языка». 1 В гагаузском языке можно отметить несколько статей, посвященных исследованиям лексики некоторых тематических групп. М.Н.Губогло исследовал терминологию по скотоводству. В 70-е годы началось изучение гагаузской ономастики и топонимики. С.С.Куроглу занимался изучением личных имен гагаузов. Отметим, что восстановление контактов с турками (они территориально ближе к гагаузам, чем другие тюрко-язычные государства) влияет и на антропонимию гагаузов. Продолжением изучения гагаузской топонимики и ономастики является книга И.В. Дрона и С.С. Куроглу. Изучению гагаузских географических названий посвящена книга И. В. Дрона.

До принятия Закона о письменности (1957г.) гагаузский язык функционировал в гагаузском обществе как средство общения в устной форме. Только после введения письменности для гагаузского языка, началось научное изучение его в самой Молдове и в других местах расселения гагаузов. В декабре 1994 году гагаузский народ, после долгой борьбы за независимость, получил статус Административно Территориального Образования Гагауз Ери в составе Республики Мол дова. Стал развиваться письменный литературный язык на общенародной разговорной основе. Происходит оживление потенциаль ных возможностей и некоторых типов словообразования. Создание письменности, расширение сферы применения родного языка (ведения на нем делопроизводства), необходимость создания учебников, издание книг, журналов, развитие жанров художественной литературы, развитие радиовещания и телевидения, театрального искусства вызывают к жизни массу терминов.

Лексика языка является кладовой народа. Именно лексика сохраняет все тонкости языка, дает всесторонние сведения о народе, его культуре, взглядов на жизнь и пр. Тем более, если речь идет о бытовой лексике. Данное исследование является первым в области как гагаузовидения, так и в области тюркологии.

Покровская Л.А. Современный гагаузский язык (курс лекций), Комрат, 1997, с.

26.

Гюллю Каранфил. Развитие антропонимии гагаузского языка (личные имена) www. тurkolog.narod.ru;

Ономастика, Конфранс материаллары, с.25-28, Бакы, 2007.

Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

I ГЛАВА НАЗВАНИЯ ОДЕЖДЫ И ЕЕ ЧАСТЕЙ В древние времена одежду носили, чтобы защититься от свирепых морозов или палящего солнца. Из исторических, этнографических данных нам известно, что одежда народов раньше в корне отличалась друг от друга.

Так воины римлян и греков носили юбки, тогда как тюрки – воины Аттилы, носили шаровары или штаны. Для своего «конного» образа жизни с конем и на коне древние тюрки придумали одежду: шаровары, не длинный кафтан, сапоги с каблуками и всё остальное. Мурад Аджи справедливо отмечает, что Европа впервые увидела штаны у тюрков. В своей книге он пишет, что шили штаны из шерсти и шелка уже две тысячи лет назад на Древнем Алтае. 1 Об одежде людей Аттилы Приск пишет довольно сухо: «Они носят короткие суконные полукафтанья из некрашеной шерсти, которую прядут и ткут их жены, белые широкие шаровары и кожаную обувь, привязанную на подъеме ноги ремнями... Одежда их (женщин) весьма опрятна и ловко сделана, она состоит из исподницы и кофты темно – синего цвета, обшитых светлой каймой или без, белой рубахи, спущенной ниже юбки и убранной складками около шеи и рук с оборкою, похожею на кружева, девушки ходят с открытой головой, убирая себе волосы различными монетами. Все они носят серьги, запястья и кольца даже с трехлетнего возраста». Национальная одежда древних тюрков не изменилась за века. Данный «гардероб» мы обнаруживаем у всех тюрков мира, начиная с уйгуров и кончая гагаузами. Почти без изменений осталась и общетюркская лексика, обозначающая названия одежды и обуви. В монографии мы рассматриваем названия традиционной одежды гагаузов ХХ века. История слов теснейшим образом связана с историей народа, и поэтому этимологические исследования приобретают первостепенное значение при решении важных исторических и этногенетических вопросов.

§1. Названия предметов мужской одежды и их частей В гагаузском языке обобщающим названием исследуемой Аджи Мурад. Европа, тюрки, Великая Степь, Москва, 1998, с. Цит. от Аджи Мурад. Указ. соч. с. Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

тематической группы является слово эийim «одежда». Отметим, что и в Гагаузско-русско-молдавском словаре и в других литературных материалах слово пишется не верно ср.: эiim. Оно употребляется также в словосочетании баш эийими «головной убор». Лексема представляет большой интерес, как по своему происхождению, так и по своей словообразовательной продуктивности. С незначительными фонетическими изменениями оно нашло широкое отражение в древ нетюркских письменных памятниках: kedim, kedg, kedglk «одежда, одеяние», kedk «накидка из войлока» (ДТС, 292). Зафиксированный в словаре данный глагольный корень кез слова кезгу /kedg/ является одним из вариантов эий, кез //keд, встречающихся в древнетюркских памятниках. А.Щербак, принимая этот корень за первооснову /архетип/, общетюркского эийим, реконструирует его в форме ko «надевать». Следует отметить, что в гагаузском языке синонимом эийим является слово руба: йаз рубасы «летняя одежда», аскер рубасы «военная форма», эелин рубасы «одежда невесты», ушак рубасы «детская одежда» и т. д. Можно сказать, что слово руба вытесняет тюркское эийим. Слово руба заимствовано из славянских языков посредством болгарского языка: руба «одежда, приданое» (БРС, 587). А лексема эийим, в основном, прослеживается только в глагольной форме:

эийинм «одеваться», эийиндирм «одевать». Общетюркское слово эийим бытует во многих других современных тюркских языках: азерб., туркм. эейим, тур. giyim, кирг., к. калп., узб., уйг., башк., тат., каз. кийим (ТЛС, 276-277).

В «Древнетюркском словаре» синонимом слова эийим отмечено общетюркское дон (ДТС, 574).

В ГРМС зафиксировано также словосочетание эаэауз потрусу «национальная одежда» /ср.: тур. potur «шаровары со многими складками сзади или суженные книзу» (ТРС, 726)/. Слово партал в гагаузском языке означает «лохмотья, тряпье, старье»: Топла пала парталыны да эит. «Собери свои тряпки и убирайся» /устн. речь/.


Эквивалентом слова партал в азербайджанском языке является слово палтар в значении «одежда, платье» (АРЛ, 281).

В данном исследовании мы посчитали нужным рассмотреть все названия одежды и обуви и их частей, которые широко использовались на протяжении последнего столетия.

Гагаузский мужской костюм состоит из следующих видов одежды и их частей: дон «штаны, брюки», пача «штанина», ич дон «кальсоны», эюлмек «рубаха, сорочка», долама «боярский кафтан», крк «меховая шуба», антери «суконная куртка», йаамурлук «плащ-дождевик».

Щербак А. М. Сравнительная фонетика тюркских языков. Л., 1970, с.16.

Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

Дон. В гагаузском языке слово дон означает «штаны, брюки»

(ГРМС, 155). Являющийся общетюркским словом, оно зафиксировано в древнетюркских письменных памятниках: ton «платье, одежда» (ДТС, 574), дон «платье» (АХ, 55), тон «одежда» (МК, III, 151;

II, 57). Данное слово отмечено и в орхоно-енисейских памятниках: тон // дон в значении «одежда».1 В словаре Л.Будагова оно отмечено со значением «одежда, шуба, обувь» (ССТН, 759), в словаре В.Радлова с пометкой осм., крм. дон // тон «платье, штаны» (РС, III, 1710).

А.М.Щербак реконструировал архетип дон в форме тон со значением «халат, одежда».2 Исследуемое слово функционирует с различными семантическими значениями и в современных тюркских языках: азерб. дон «кафтан, платье», тур. don «одежда», туркм. дон «халат», ног. тон, тат. тун, якут. сон «шуба» кирг. тон «тулуп».3 В хакасском языке слово употребляется в форме тон в значении «шуба». В диалектах турецкого языка термин дон имеет значение «лёгкая ткань, покрывало» (ДС, YI, 1558).

В современной разговорной гагаузской речи есть такое выражение: Шинди йемен доннарымы эийдим «Я только что надел свои брюки». В данном случае слово дон употребляется во множественном числе доннар, что не свойственно тюркским языкам. По – нашему мнению, это влияние русского языка: брюки, штаны - доннар. Приведем пример из современной художественной литературы: Аскер доорудуп туф сыртында, йоклады Йорэинин колтукларыны щем доннарынын жеплерини «Солдат поправив оружие на спине, обыскал карманы брюк и подмышками у Георгия» (Булгар С.) А вот пример из фольклорных материалов, где сохранилась правильная форма данного слова:

Ой дини – дини пек истр Оолжаазым йалпак истр.

Сырмалы колан истр, Бурмалы калпак истр, Боз шалдан бир дон истр, Ал йанаклы кыз истр.

«Ой дини-дини, очень хочет//Сыночек нежности хочет// Стеганый пояс хочет// Каракулевую папаху хочет// Из серой шали брюки хочет// Малов С.Е. Памятники древнетюркской письменности, М.,- Л.:. АН СССР, 1951, 450 с. Щербак А.М. Сравнительная фонетика тюркских языков. Л.,1970, с.29.

Отаров И.М. Профессиональная лексика карачаево-балкарского языка (на основе названий одежды и обуви) Дис...канд. фил. наук,Баку,1976,с. 1 Гагаузы. www. tyurki.fergana.ru/ gagauz Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

Алощёкую девушку хочет».

Первым значением слова дон, в тюркских языках, было «исподнее платье, штаны». Оно до сих пор функционирует в гагаузском и турецком языках. В гагаузском языке широко бытуют следующие производные от слова дон: донак «украшение», донанмаа «наряжаться», донакламаа «украшать» (ГРМС, 155). В «Китаби - Деде Коруд» широко употребляется глагол тонат «одевать», являющийся также производным от слова тон. Как становится ясно, в гагаузском языке произошло сужение семантики слова. Из вышеуказанных производных становится ясно, что слово дон и в гагаузском языке, имело, когда-то значение «одежды (вообще)».

В гагаузском языке синонимом слова дон является и устаревшее слово дими «брюки из домотканины» (ГРМС, 146). Такие брюки изготавливались из грубого шерстяного сукна дими, где имеет место переход названия ткани на изделие: Пани аэа димилерини эийди «Дядя Пантелей надел свои брюки» (устн. речь). До недавних пор дими «грубые домотканые брюки» еще бытовал среди гагаузов. В болгарском языке слово димия означает «димия, домотканая материя» (БРС, 118).

Заимствуясь в гагаузский язык, слово, семантически расширяясь, получило ещё одно значение, значение брюк из грубой домотканины.

Данное слово архаизировалось;

о таких брюках помнит только пожилое население гагаузов.

Известны также брюки под названием аба дон – брюки, изготовленные из грубого домотканого сукна аба. В этнографических работах В.А.Мошкова отмечено и слово чаашыр «чёрные шаровары из толстого сукна»: эийимнийди о… эениш пачалы, мор чаашырлан «Он был одет в коричневые брюки с широкими штанинами» (Д.Карачобан, с.

84). Данное слово не зафиксировано в ГРМС. Но такие брюки встречались иногда даже в 50-е годы. Выше перечисленные брюки были обычно натурального цвета - коричневые или черные.

Известны также меховые штаны мешин, которые носили пастухи.

Слово отмечено и в ГРМС: мешин «выделанная кожа, овчинные кожаные брюки» (ГРМС, 131). Здесь также наблюдается переход названия материала на изделие, из которого оно изготавливалось. В словаре отмечено и слово шалвар «шаровары» (ГРМС, 562). К современным названиям брюк в гагаузском языке относятся тучлу дон праздничные брюки, изготовленные из более тонкого шерстяного сукна.

Инж дон - брюки покупные или сшитые из фабричной ткани. Шал дон – брюки, изготовленные из шали. Уместно отметить, что из выше перечисленных названий брюк бытует только слово дон. С появлением новых европейских брюк расширяется и лексика гагаузского языка:

жинс или жинс доннар, вилвет доннар и т. д.

Брюки под названием чаашыр присборивались на шерстяном Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

шнуре учкур. Оно зафиксировано в ГРМС (c.524). Данное слово с помет.

тур. в форме чакшыр отмечено в «Большом турецком словаре» в значении «мужские брюки суженные в коленках» (БТС, 181). Слово чаашыр архаизировалось и уже не употребляется в современном гагаузском языке.

Учкур – слово тюркского происхождения и представляет собой ремешок, сотканный из шерстяных ниток. Оно отражено и в древнетюркских памятниках: gur «пояс» (ДТС, 466), i gur «пояс, подвязываемый внутри халата» (МК, 1, 35, 71). Это название части одежды отмечено также и в словаре В.В.Радлова: учкур // iч + кур «внутренний пояс, гашник» (РС, II, 1728). Данное слово бытует и в современных тюркских языках: тур. ukur «гашник, шнурок», туркм.

учэур «шнурок, вдеваемый в гашник», кирг. kr «гашник, шнурок»

(ТЛС, 913 – 914).

Как стало ясно, данное слово является сложным, состоящим из ич «внутренний» + кур «пояс». Второй компонент данной части одежды бытует в ряде тюркских языков /ср. азерб. гуршаг, гаг., тур. кушак «пояс, кушак» в последнем примере наблюдается выпадение звука р/.

Исследуемое нами слово ukur из тюркских языков заимствовано не тюркскими языками: польс. uczkur, рус. очкур, белор. учкур, болг., сербохорв. учкур «внутренний пояс» (ПЭСРЯ, 673).

Пача. Одной из частью брюк является штанина. Штанина в гагаузском языке называется пача. Слово зафиксировано в словаре В.В.Радлова: пача с пометкой осм. перс. «нижняя часть брюк», дон пачасы «тесёмки кальсонов» (РС, 1Y, 1183). Данное слово бытует лишь в некоторых современных тюркских языках: тур. paa, узб. пача «нижняя часть ноги, нижняя часть брюк», ахыск. пача «нижняя часть брюк, штанина» (ТЛС, 688-689). В чувашском языке функционирует слово пее (пе) «бедро, ляжка, бедреный», йем пеи «штанина» (ЧРС, 274). В уйгурском языке янпаш означает «бедро» (РУС, 39), где, видимо, слово состоит из ян «сторона» и паш, следовательно, которое происходит от пач бажак.

Думается, что данное слово в результате исторического развития, претерпело существенные изменения, что иногда затрудняет установление этимологии. В.В.Радлов считает, что слово пача является персидским заимствованием (РС, 1Y, 1183). В.Г.Егоров и М.Рясянен придерживаются этого же мнения. Вышеуказанные лингвисты предполагают, что пача состоит из персидского па «нога» и уменьшительно-ласкательного аффикса - че (ЭСТЯ, I, 87). По-нашему предположению, данный аффикс является исконно тюркским. Нам думается что, тюркское слово пача входит в семантическое поле слова бажак «нога, ножка, подставка», которое функционирует в гагаузском языке (ГРМС, 68). Для более результативного исследования Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

происхождения слова пача, мы считает необходимым рассмотреть слово бажак. Предполагаем, что в результате исторического развития, от слова бажак произашло и общетюркское слово айак «нога», которое употребляется во многих современных тюркских языках (ТЛС, 34-35). В турецком языке слово bacak означает «нога, лапа» (ТРС, 78). В гагауз ском языке слова бажак, как и слово айак, функционирует в значении «нога» (ГРМС, 31). В казахском диалекте азербайджанского языка функ ционируют слова бадах «подпора» и бадалах «подножка» (АДИЛ, 50).

Слово бада в значении «дать подножку (в борьбе)» отмечено в древнетюркских источниках (ДТС, 77). В уйгурском языке пачак означает «голень» (РУС, 206).

О происхождении слова бажак не даёт определенного мнения составитель «Этимологического словаря тюркских языков» (ЭСТЯ, II, 87). Предполагаем, что слово пача прошло следующий путь развития:

бадак базак // бадах // bacak paчak paчa. Общеизвестно, что переход глухих гласных в звонкие является закономерным в тюркских языках. Здесь наблюдается выпадение анлаута б в тюркских языках /ср.

карач.-балк. бол и азерб., гаг. ол «быть»/, элизия конечного звука к /ср.

азерб. отаг – гаг. ода «комната», *гапыг «ворота», азерб. гапы «дверь»/.

Отметим, что в турецком и узбекском языках пача имеет значение «нижняя часть ноги», а в гагаузском, турецком и азербайджанском языках пача означает также и значение «еды, готовящийся из нижних частей ножек» (ср. азерб. кялля пача «название блюда» букв. голова, нога (АРЛ, 206)). О тюркском происхождении слова бажак, а, следовательно, и пача, говорит и функционирующий в языке эвенков слова бзк «раздвоенный ствол дерева». В удмуртском языке бз имеет то же значение (ЭСТЯ, II, 25). В якутском языке базаи «еле передвигать ноги»


(РЯС, 525). Сюда дополним примеры из чувашского и уйгурского языка, соответственно, паак «голень», пее (пе) «бедро, ляжка, бедреный», йем пеи «штанина» и янпаш «бедро». Эти языки сохранили свой первоначальный звук б//п. Известно, что удмурты, эвенки, чуваши никогда не контактировали с персами.

Итак, становится очевидным, что функционирующее в современном гагаузском языке слово пача относится к древнетюркскому пласту, а версия персидского происхождения его является несостоятельной.

Ич дон. В гагаузском языке ич дон «нательные брюки, кальсоны»

букв. «внутренние брюки», является тюркского происхождения;

оно отражено в словаре Махмуда Кашгарлы в форме iston «шаровары» с пометкой ягма (МК, 1, 133). В словаре В.В.Радлова исследуемое название одежды зафиксировано в форме iч доны «подштанники» (РС, III, 1710). Древнетюркское i ton в значении «нижнее белье, штаны»

отмечено в ДТС (с. 201). Исследуемое слово можно обнаружить в Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

некоторых современных тюркских языках: тур. i donu «кальсоны»

(ТРС, 435), узб. иштон (УРС, 194), кирг. ыштон (КРС, 245), кумык. ич иштан «кальсоны, подштанники» (Кум.РС, 157), хак. ыстан «нижние штаны», шор. штан «брюки». В письменных источниках азербайджанского языка i don «нижнее белье» не встречается, хотя в письменном памятнике азербайджанского языка ХY1 века «Шухадет-наме» употребляется слово tiz ton «штаны». В.И.Асланов утверждает, что если в языке имелось tiz ton, то могло быть и i ton Е.Н.Студенецкая отмечает, что для понятия «белье» у всех народов Северного Кавказа употребляются выражения означающее «нижняя или внутренняя одежда».3 Но как становится видно, это можно отнести ко многим тюркским языкам. Ич дон заимствовано русским языком и, как говорится, «чувствует себя как дома». Следует отметить, что первоначальной формой было штоны (ФЭСРЯ, III, 477). Ср.: ич дон иштон иштан штаны. Gлмек «рубашка» является как верхней, так и нижней одеждой, как для женщин, так и для мужчин: Кетен gюлмек инжежик, Бир йар gюрдцм gенжежик «Тонка льняная рубаха // Я увидел молодого суженого» /слова из гагаузской частушки - «мани»/. Крой таких рубах не отличался. Шили такие рубахи из домотканого конопляного сукна естественного цвета.

Gлмек – общетюркское слово, которое зафиксировано в древнетюркских источниках: «рубашка» кюнлк (ДТС, 315), кмлек «рубаха» (АХ, 55). В словаре В.В. Радлова имеется слово глмк «рубаха» (РС, II,1601). В современных тюркских языках оно функционирует с незначительными фонетическими изменениями: тур.

gmlek, азерб. кюйняк, туркм. kynak, каз., узб. kylek, кирг. kynk, тат.

klmak «рубашка», уйг. кюйняк (ТЛС, 278), шор. кунек «рубаха». По мнению М.Асамутдиновой слово gлмек происходит от слова эюн «выделанная кожа» + аффикс - лак, так как в древности рубашки шились из кожи.5 Мы согласны, с мнением М.Асамутдиновой. Гагаузская форма Хакасцы. http://nrsm.nsc.ru:8101/aborigen/hakas/hakas.htm, 22.11.2002.

Асланов В.И. Дивану лугат–ит–тюрк Махмуда Кашгари и азербайджанский язык //Советская тюркология, Баку, 1972, №1, с. 61-74, с.69.

Студенецкая Е.Н. Одежда народов Северного Кавказа XYIII-XX вв. М.:Наука, 1989, с. Шипова Е.Н. Словарь тюркизмов в русском языке, Алма-Ата, 1974, с.173.

Асамутдинова М. Название одежды и ее частей в узбекском языке: Автореф.

дис... канд. фил. наук, Ташкент, 1963, с. Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

gлмек появилась в результате метатезы с турецкой формой: gюmlek gюлмек. А турецкий язык получил данную форму в результате закономерного чередования н//м. Таким образом, гагаузское слово gлмек образовалось следующим путем: эюнлекэюмлек эюлмек.

В летнее время гагаузы носят рубашки с короткими рукавами кыса йенни gюлмек «рубаха с короткими рукавами». В остальные времена года носят рубашки с длинным рукавом коллу gюлмек или узун йенни gюлмек. Люди старшего возраста предпочитают тёмные сорочки в клетку кафесли gюлмек. В настоящее время вместе со словом gлмек пользуются и русское рубашка. Становится устаревшим слово флани //флан «рубашка, (куртка), сшитая из фланели» (ГРМС, 499), которое временно заменило слово gлмек, и имело значение только «верхней рубахи». В данном случае заимствованное название ткани перешло на изделие. Слово фланель европейского происхождения и перешло в гагаузский язык посредством болгарского языка /ср.: фланела «фланель, майка, фуфайка» (БРС, 701). В славянские языки оно попало, в свою очередь, через немецкий язык, в немецкий из французского, а в последний из английского от кимр. gwln «шерсть» (ФЭСРЯ, IY, 198).

Данная лексическая единица архаизировалась.

Самый старинный покрой рубах, как женских, так и мужских – тунико-образный с разрезом по середины груди без особых украшений.

Этот разрез назывался ртмеч. Данное название части одежды не отмечено в ГРМС. Слово собственно - гагаузское и образовано от глагола рт «прикрой». По нашим наблюдениям, в вулканештском долае это слово звучит с некоторыми фонетическими изменениями:

ертмеч и в основном означает разрез для молнии брюк. Вместо пуговиц раньше пользовались шнурками - завязками эайтан «шелковый шнур, украшающий одежду».

Ич gюлм. Нательная рубаха называется iч gюлм «нижняя рубаха» (ГРМС, 118), что дословно означает «внутренняя рубаха». По нашему мнению, это название одежды относится к современному времени, так как отмеченное выше gлмек был как нательным бельем, так и верхней одеждой, на которую одевали минтан «меховая безрукавка»

(ГРМС, 332) или чукман «платье из домотканной шерсти, короткий суконный кафтан без воротника» (ГРМС, 552). Слово функционирует и в других тюркских языках: азерб. алт кйняк (АРЛ, 19), тур. i gmleyi (ТРС, 502), туркм. ич гьонлек «нательная рубаха» (Турк.РС, 197).

Йен. Основной частью рубахи являются рукава. В гагаузском языке рукав означают словом йен (ГРМС, 176). Данное слово отмечено в словаре М. Кашгарлы в форме йенг (МК, III, 373). Слово йен функционирует также в ряде современных тюркских языков: тур. йен «манжета рукава» (БТС, 1167), карач. балк. жен, кумык. ен, тат. жи, Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

башк. е «рукав одежды».1 В гагаузском языке вместе со словом йен функционирует и слово кол «рукав» /ср. Фистанымын колу кысалмыш «Укоротился рукав моего платья» (устн. речь)/. В данном случае название руки кол перешло на название одежды.

Минтан. В зимнее время как мужчины, так женщины поверх рубахи надевают меховые и суконные безрукавки минтан:

Ай, танэрылар, танэрысы, Беним йарым анэысы?

Сырты мор минтаннысы, Башы йешил шаллысы.

«Ей Бог Богов // Который мой суженый? // В безрукавке с коричневой спинкой // С зеленой шалью на голове» /слова из гагаузской частушки маани/.

Гагаузское минтан зафиксировано в словаре В.В.Радлова: мiнтан с пом. осм. от перс. со значением «куртка, жилет» (РС, IY, 2156). В азербайджанском языке данное слово отмечено в двух вариантах:

минтяня // нимтяня «безрукавка тёплая» (АДДЛ, II, 19). Данное название одежды бытует и в турецком языке: mintan «верхняя рубашка»

(БТС, 630). Слово минтан не тюркское, поэтому мало распространено в тюркских языках.

Б.Мамедова пишет о персидском происхождении слова минтяня. Более убедительным является мнение М.Фасмера. Он предполагает, что, mintan происходит от латинского: mantile, венг. mente «плащ» (ШЭСРЯ, 225) /Ср.: гаг., рум. манта «шинель», «дождевой плащ», уст. мантия (ГРМС, 325)/. Слово заимствовано и не тюркскими языками: рум.

минтеан, болг. минтан «крестьянская распашная куртка» (МРС, 386), (БРС, 319). В форме ментяня «мужское платье» употребляется и в русском языке (ФЭСРЯ, 225). Гагаузская форма данного слова отмечена в западно-украинских говорах: минтан «вид одежды длиной до колен, с рукавами и запахом».3 Эволюция мехового безрукавного, сравнительно нового, вида одежды гагаузов происходила во всех селах одинаково, но терминология все, же отличается.4 По нашим наблюдениям, в вулканештском долае и в отдельных селах, меховую безрукавку называют кептар. В Комратском долае употребляется слово бондиа, в селе Кыпчак - слово gslk, в селе Дмитровка /бывш. Сатылык Хажы/ Отаров И.М. Указ. соч. с. Мамедова Б.Р. Название одежды в азербайджанском языке: Дис... канд. фил.

наук, Баку, 1992, с.122.

Семенова Т.Ф. К вопросу о путях проникновения тюркизмов в некоторые западно-украинские говоры, М., 1983, с.36.

Маруневич М.В. Материальная культура гагаузов конца XIX начала ХХ века.

Кишинев: Штиинца, 1989, с.109.

Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

Одесской области Украины бытует термин пошки, пошкина, у гагаузов села Балбока Ренийского района Украины - минтан, кцрк. Причинами различия в названиях этого вида одежды является влияние представителей других языков, которые живут в одном селении вместе с гагаузами. Например, в Комрате раньше жило много молдаван и слово бондиа заимствовано из румынского языка. (Об этих словах см. III глава, раздел. «Пути и способы обогащения бытовой лексики гагаузского языка»).

Меховую безрукавку в некоторых селах республики называют также и каплама, ичли, которые, естественно, являются тюркскими единицами. Данные лексемы не отмечены в ГРМС, но о них пишет гагаузский этнограф М.В.Маруневич. Jилет // jилетка. Синонимом слова минтан является также термин jилет // jилетка. Это современное название такого вида одежды.

Оно заимствовано посредством болгарского языка. Хочется подробнее остановиться на этом слове, потому что в гагаузском языке jилет // jилетка, как название одежды в 60-е годы было популярно среди гагаузского населения. Следует отметить, что К.Иречек рассказывает о безрукавной куртке йелек, как об очень распространенном виде одежды среди болгарских гагаузов.2 Данный термин имеет довольно сложную историю развития.

Слово jилет отмечено в старо-кыпчакских письменных памятниках XIII-го века: ylak, yalnak «то, что надевают поверх одежды, верхняя одежда».3 Слово yelek зафиксировано в некоторых тюркских языках: азерб. диал., тур., туркм. yelek, «жилет» (ТЛС, 982- 983) ахыск.

йелек «жилет».4 Данное слово имеется и в каракалпакском языке в форме relek «шёлковое покрывало невесты». В узбекском языке relak «короткое женское покрывало, наподобие паранджи с рукавами и украшениями». В.В.Радлов считает йелек тюркским и объясняет как «женское платье»

(РС, Ш, 347).

И.Г.Добродомов приводит такое чувашское слово слеке/еслек/ в значении «шапка, головной убор» и называет такие слова «бродячими словами».6 «Интересно, что это же чувашское слово проникло в русский Маруневич М.В. Указ. соч. с. Иречек А. Княжество България, ч. II, Пловдив, 1899, с. Курышжанов А.К. Исследование по лексике старокыпчакского письменного памятника ХШ в. Тюркско-арабского словаря, Алма-Ата:

Наука, Казахской ССР, 1970, с.213.

Казымов И.Б.Ахыска тцркляринин дили //Тцрколоgийа,№1-4.Бакы,1996, с. Мамедова Б.Р. Название одежды в азербайджанском языке: Дис... канд. фил.

наук, Баку, 1992, с.89.

Добродомов И.Г. Вопросы хронологии тюркских заимствований в славянских Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

язык и другим путём - через тюркские языки Средней Азии /ср., например, желак «короткое женское покрывало наподобие паранджи с рукавами и украшениями»/ и Ближнего Востока тур. йелек, араб. диал.

Африки йелек, исп. jileko, и франц. jilet языки в виде жилет». Становится очевидным, что слово является «лексическим бумерангом»;

тюркские народы, живущие, рядом со славянскими народами получили слово жилет через русский язык в виде обратного заимствования. Это как раз тот случай, когда ушедшее из языка слово возвращается видоизменённым и семантически и формально ни чем не напоминает архетип, родство с которым обычно утрачивается.

Дулама. В гагаузском языке употреблялось слово дулама «боярский кафтан» (ГРМС, 163), которое входит в разряд устаревших.

Слово долама отмечено в словаре В.В.Радлова с пометкой осм.

«суконное платье янычар, одежда из красного сукна, которую носят офицеры татар» (РС, Ш, 1719). Интересно, что слово долама в значении «одежда» не отмечено в других тюркских языках /ср., например, туркм.

долама «голубцы из капустных листьев» (Туркм. РС, 277), азерб. долама «название болезни пальца» (АРС, 132). Азербайджанское значение данного слова имеется и в гагаузском языке, значение, которого не отмечено в ГРМС. Несмотря на то, что в вышеуказанных примерах различные значения, там прослеживается единая семантика «закутанный, обмотанный, окруженный».

Таким образом, исследуемое слово, образовано от глагола дола «обматывать» + имя образовательного аффикса - ма. А фонетическую форму дулама, бытующую в гагаузском языке, целесообразно считать обратным заимствованием из румынского языка.

Интересно и то, что слово заимствовано многими неродственными языками: болг. долама, серб. doloman, dolman, польск. dolama, dolman, doloman, рум. dulame, венг. dolman, алб. dolluma, исп. duliman, dorman «кафтан». Аналогично у К.Локоча, чеш. doloman, нем. dolman, фр. doliman, dolman «гусарская куртка» /Lok. 530/, (ЭСТЯ, 259). Думается, что слово было заимствовано в период проживания гагаузов на Балканах. Очевидно, слово перешло в балканские и в некоторые европейские языки через болгарский язык, которое в свою очередь было заимствовано либо из турецкого, либо из гагаузского языков. Слово заимствовано также и русским языком доломан, долиман «гусарская куртка» (ФЭСРЯ, I, 525).

Долайка. В гагаузском языке от слова дола - образовано также название одежды, образованное уменьшительно - ласкательным языках // Советская тюркология, Баку, 1976, №6, с. 24-37, с.32.

Мамедова Б.Р. Указ. соч. с.89.

Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

суффиксом -ка: долайка. Долайка - по нашим собственным наблюдениям - является собственно – гагаузским и представляет собой детскую летнюю юбку. Слово является диалектизмом, оно не отмечено в ГРМС.

Об этом виде одежды не упоминают этнографы. Из рассказов информаторов села Этулия Вулканештского долая, примерно, в 50 - 60-е годы во время полевых работ детей 2-5 лет заворачивали тканью и повязывали пояском колан. Естественно, этот вид юбки устарел.

Антери. Своеобразной частью старинного мужского костюма является антери «куртка с узкими длинными рукавами, расшитая гайтаном» (ГРМС, 50):

- Беним антерим д кцллц! – демиш Келж кулж чыкарып силкмиш антерисини – долай кцллн долмуш «У меня и куртка в золе! – сказал Келджя-Кюлджя и сняв куртку потрусил – везде стаяла зола» (слова из сказки).

Это короткая куртка из темного домотканого сукна чуфа, орнаментированная черным гайтаном. Гагаузская антери надевается поверх минтана. М.В. Маруневич пишет, что антери - однородная куртка, со стоячим воротником и узкими рукавами, имеющая аналогию у бессарабских молдаван и болгар, и носящая у них то же название. А.Манов упоминает о длинной нарядной (обшитой гайтаном) суконной одежде в виде тонкого пальто под названием антери. В одной из приведенных А.Мановым песен антери упоминается как типичный элемент наряда невесты. Одинокая, нелегкой судьбы женщина, одетая в этот вид одежды жалуется: Gелин антери бана дар эелди «Платье невесты не по мне пришелся». 2 Лексема зафиксирована В.В.Радловым:

антари «короткое платье, которое носят под кафтаном» (РС, I, 238).

Слово бытует и в турецком языке: entari «женское платье с рукавами»

(ТРС, 231).

Н.К.Дмитриев относит антери к греческому заимствованию. 3 Мы имеем другое мнение о происхождении слова антери. В словаре В.В.Радлова зафиксирован термин ан с пом. алт., уйг., кирг. ау «дичь, всякое животное, на которое можно охотиться» (РС, I, 128).

Общетюркское слово тери // дери «шкура» функционирует почти во всех тюркских языках. Думается, что слово образовалось путём сложения двух слов: ан+тери т. е. «шкура животного». Для большей убедительности, сравним имеющиеся в казахском (РКС, 341) и Маруневич М.В. Материальная культура гагаузов конца XIX начала ХХ века. Кишинев: Штиинца, 1989, с.96.

Манов А. Потеклото на гагаузите: Техните обичаи и нрави. Ч. I.Варна, 1938, с. 106, (на болгарском язык).

Дмитриев Н.К. К вопросу о словарном составе гагаузского языка //Строй тюркских языков, М., 1962, с. 271-284, с.275.

Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

киргизском (КРС, 321) языках слово а териси «мех». В саларских текстах Э.Р.Тенишева зафиксировано слово хантери в значении «рубашка» (с.7).

Нам так представляется, что первоначальной формой термина антери является антериси «шкура животного», где в последствии произошло выпадение притяжательного аффикса и-.

Всеизвестно, что раньше тюрки шили верхнюю одежду из шкур животных: чаще всего из шкур крупного рогатого скота, овец, ягнят, лисиц, реже из шкур медведей, а также из шерсти коз и верблюдов. В дальнейшем семантика данного слова расширилась, и оно стало обозначать платье и куртку. Очевидно, что греки заимствовали данное слово у гагаузов, когда последние жили на Балканах.

Крк. Верхнюю одежду гагаузы шили из овчины. В зимнее время гагаузы носили овчинные шубы (ГРМС, 302):

- Бизим дду, шансора йазын кцrклн д йысынамр «Наш старик уже и летом в шубе согреться не может» (Д. Карачобан, 80). В гагаузском языке короткий полушубок называют кыса кцрк, тулуп называют узун кцрк или бой кцркц. Тулум кцркц представляет собой овчинный тулуп, шубу (мехом наружу), которую носили старики. Kрк носили как мужчины, так и женщины. Об этом свидетельствует игра, описанная А.Мановым, где ведущая девушка восклицает:

Ал сатрым, Бал сатрым Устам юлдц, Кцркцмц сатрым!

«Бери, продаю, // Мед продаю, // Мой мастер умер, // Свою шубу продаю» /Слова из игры/.

Данное слово отмечено в древнетюркских письменных памятниках: krk «меховая одежда, шуба» (ДТС, 329). В том же значении оно зафиксировано в «Диване» Махмуда Кашгарлы: krk «мех, тулуп» (МК, I, 336-352). Слово krk зафиксировано и в словаре В.В.Радлова с пометкой осм. крк «шуба, платье, подбитое мехом», бтн крк «шуба», крк тулуму «меховая подкладка» (РС, II, 1457).

Исследуемый термин в данной семантике функционирует лишь в нескольких современных тюркских языках: тур. krk, азерб. кцрк, чув.

керек «мех, меховая, шуба», ахыск. кцрк «шуба» (ТЛС, 530-531).

Этимология исследуемого слова крк на первый взгляд не очень ясна. Такие тюркские единицы как крмек «грести, скоблить, чистить», крек «лопата», кюрцк «раздувать мехами» как семантически, так и фонетически близки к исследуемому слову. Слово кюрцк в значении «кузнечный мех» зафиксировано в гагаузском (ГРМС, 288), алтайском кюрцк (РАлт.С, 695), киргизском - кююрцк (Кирг. РС, 272) казахском кюрик (РКС, 341) и в кара-калпакском – кюрик. (Кар.КРС, 298) языках.

Гюллю Каранфил. Лексика гагаузского языка.

Возможно, что слово kцri // kцr - «дубить кожу» (ДТС, 329) позднее стало означать продукт, созданный в результате этого процесса:

kr кцрек кюрцк кцрк.

Глагол крmek функционирует в гагаузском кр-m «сгребать, подбирать лопатой, чистить»(ГРМС, 302) ногайском, турецком азербайджанском - кцрцmek // кцрцмек // кцрцмяк «сгребать, чистить лопатой» (НРС, 195), (БТС, 705), (АРЛ, 217) и в др. тюркских языках.

Конечная фонема к - объясняется тем, что в тюркских языках существительное образованное от глагольных основ с помощью аффикса – ек, - ак, - к представляют собой чаще всего название орудий /ср.: гаг.

тарак «гребень», от тара - «чесать», капак «крышка, от капа «покрыть»/.

Тюркское крк из азербайджанского языка заимствовано арабским языком: крк. Производными от слова крк являются следующие слова: кркч «скорняк», кркл «имеющий шубу», кркчлк «профессия скорняка»



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.