авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«Р.Ш. Гарипов РЕГИОНАЛЬНАЯ КОЛЛЕКТИВНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ НА ПРИМЕРЕ ОБСЕ Министерство образования и науки Российской Федерации Татарский государственный ...»

-- [ Страница 2 ] --

перемен». Хельсинская встреча закрепила основные результаты процесса институционализации СБСЕ, начатого Парижским саммитом и продолженного Пражской сессией Совета и многочисленными заседаниями Комитета старших должностных лиц. В ходе Будапештской встречи на высшем уровне (декабрь 1994 года) был принят Будапештский документ СБСЕ 1994 года с названием: «На пути к подлинному партнерству в новую эпоху». В нем говорилось о переименовании СБСЕ в ОБСЕ с целью отразить тот факт, что СБСЕ уже престало быть просто Совещанием. Кроме институционализации процесс преобразования характеризуется и другими чертами, а именно изменением полномочий и процедуры ОБСЕ. Серьезные изменения в этом плане тоже произошли: состоялся переход от чистых консультаций к более жесткой регламентации взаимоотношений государств-членов (международный контроль, возможность предпринимать действия по защите прав человека без согласия государства-нарушителя, директивное примирение и т.д.). Лиссабонская встреча на высшем уровне (декабрь 1996 года) приняла Лиссабонскую декларацию о модели общей и всеобъемлющей безопасности для Европы XXI века, в которой говорилось о вызовах безопасности государств-участников и возможных совместных подходах к нахождению ответов на эти вызовы.

Стамбульская встреча на высшем уровне (ноябрь 1999 года) завершилась подписанием Хартии европейской безопасности и принятием Декларации Стамбульской встречи на высшем уровне.

Перед встречами на высшем уровне для подготовки к ним проводятся конференции по обзору.

См.: Хельсинский документ СБСЕ «Вызов времени перемен». Хельсинки, 10 июля год // Московский журнал международного права. – 1992. - № 4. – С.180.

См.: Макаренко А.Б. Институционализация Общеевропейского процесса в рамках ОБСЕ (СБСЕ) // Вестник Санкт-Петербургского университета. – 1997. – Выпуск 1 (№6). – С.118.

Исторически они ведут свое начало от «встреч в рамках дальнейших шагов и совещаний по обзору», проводившихся после Хельсинской встречи на высшем уровне 1975 года. В период, когда у СБСЕ не было постоянных органов и структур, встречи в рамках дальнейших шагов представляли собой стержень Хельсинского процесса. Парижской хартией для новой Европы ( год) было определено, что встречи в рамках дальнейших шагов будут проводится каждые два года и что их продолжительность не будет превышать трех месяцев. Два года спустя на Хельсинской встрече на высшем уровне было решено проводить встречи в рамках дальнейших шагов перед встречами глав государств и правительств, и эти встречи были переименованы в «конференции по обзору»,75 а в Будапештском документе 1994 года встречи в рамках дальнейших шагов получили новое название – «совещание по обзору».76 Всего состоялось четыре встречи в рамках дальнейших шагов и – до настоящего момента – три конференции (или совещания) по обзору.

В промежутках между встречами на высшем уровне полномочия по руководству Организацией и принятию решений принадлежат Совету министров, в состав которого входят министры иностранных дел государств участников ОБСЕ. Совет собирается не реже одного раза в год под председательством представителя принимающей страны, обычно перед завершением срока полномочий Действующего председателя.

Последняя встреча министров иностранных дел государств-участников ОБСЕ состоялась 1 – 2 декабря 2003 года в Маастрихте, Нидерланды, где был принят важный документ «Стратегия ОБСЕ по противодействию угрозам См.: Парижская хартия для новой Европы. Париж, 21 ноября 1990 год // Проблемы войны и мира в ХХ веке. Хрестоматия. Том IV. Часть 2. / Сост. Хохлышева О.О. – Нижний Новгород, 2000. – С.200.

См.: Хельсинский документ СБСЕ «Вызов времени перемен». Хельсинки, 10 июля год // Московский журнал международного права. – 1992. - № 4. – С.187.

См.: Будапештский документ СБСЕ «На пути к подлинному партнерству в новую эпоху».

Будапешт, 6 декабря 1994 год // www.osce.org/docs/russian/1990-1999/summits/buda94r.htm безопасности и стабильности в XXI веке». Следующая, двенадцатая, встреча Совета министров ОБСЕ состоится в Болгарии 6 – 7 декабря 2004 года. Одним из основных органов ОБСЕ является Постоянный совет. Он является органом для регулярного проведения политических консультаций и принятия решений по всем вопросам, касающимся ОБСЕ. Он руководит повседневными делами Организации.

Члены этого Совета – постоянные представители государств-участников ОБСЕ – собираются еженедельно в конференц-центре «Хофбург». Помимо регулярных заседаний, которые созываются еженедельно на уровне послов, Совет также может созываться при возникновении чрезвычайных ситуаций. В области экономического и экологического измерения один раз в год в Праге проводится встреча Руководящего совета, заседающего в качестве Экономического форума. Руководящий совет, как правило, не принимает решений по текущим вопросам деятельности Организации и формирует ее руководящие политические и бюджетные принципы.

Главным местом переговоров по военно-политическим аспектам безопасности является Форум по сотрудничеству в области безопасности, состоящий из представителей государств-участников ОБСЕ, собирающийся на еженедельные заседания в Венском конференц-центре «Хофбург» для проведения переговоров и консультаций о мерах укрепления безопасности и стабильности во всей Европе.

Функциями Форума являются осуществление мер укрепления доверия и безопасности (МДБ), проведение ежегодных совещаний по оценке выполнения, а также предоставление возможностей для обсуждения и уточнения См.: Вестник ОБСЕ. – Ноябрь/Декабрь 2003. – Том Х. № 6. – С.3.

См.: Dronov V. From CSCE to OSCE: Historical Retrospective // Aspects of Statehood and Institutionalism in Contemporary Euro. – GB. Aldershot, 1997. – P.109.

информации, представленной в ходе обмена в соответствии с согласованными МДБ, и подготовка семинаров по военным доктринам. Учреждение Форума по сотрудничеству в области безопасности согласно Хельсинскому документу 1992 года распространило компетенцию ОБСЕ на вопросы контроля над вооружениями и разоружения на основе всеобъемлющей «Программы немедленных действий» (приложение к главе V Хельсинского документа 1992 года, предписывающее «в первоочередном порядке уделять внимание вопросам контроля над вооружениями, разоружением, укреплением доверия и безопасности, а также вопросам упрочения безопасности и сотрудничества и предотвращению конфликтов»). 3.2. Оперативные структуры и институты.

По мере своего превращения из совещания в организацию ОБСЕ сформировала ряд институтов и структур, позволяющих ей воплощать в жизнь свои решения, согласованные государствами-участниками. Это так называемые оперативные структуры и институты.

В первую очередь это Действующий председатель, который осуществляет общее руководство оперативной деятельностью и координирует текущую работу ОБСЕ.

Страна-председатель сменяется ежегодно на основе ротации.

Действующим председателем всегда является министр иностранных дел соответствующего государства-участника. Действующий председатель опирается на помощь предыдущего и последующего председателей, 1 января 2004 года он был передан Нидерландами Болгарии. В 2005 году председательствовать будет Словения. Эти три страны образуют нынешний См.: Thomas Kurz. The Forum for Security Co-operation // OSCE Yearbook 2002. Institute for Peace Research and Security Policy at the University of Hamburg. – Baden-Baden, 2003. – P. См.: Helsinki Document 1992: The Challenges of Change. Helsinki, 10 July 1992 // The Conference on Security and Co-operation in Europe. Analysis and Basic Documents, 1972 – 1993 / Arie Bloed (Ed.). – Dordrecht/Boston/London. 1993, - P.754.

состав Тройки ОБСЕ, которая выполняет консультативные функции при Председателе.

Далее следует выделить Генерального секретаря ОБСЕ, действующего в качестве представителя Действующего председателя и оказывающего ему поддержку во всех мероприятиях, направленных на достижение целей ОБСЕ.

Особо нужно отметить Секретариат ОБСЕ, работой которого руководит Генеральный секретарь. Был создан в целях административного обслуживания постоянных органов и консультаций всех уровней, находится в Вене и также занимается административно-оперативным обеспечением деятельности Организации. Согласно зарубежному словарю международного права, секретариат является одним из важнейших признаков международной межправительственной организации.82 Еще в 1977 году рядом авторов утверждалось, что создание секретариата послужит началом трансформации СБСЕ в международную организацию. В соответствии с решением Постоянного совета от 29 июня 2000 года в состав Секретариата входят сейчас следующие структуры:

Канцелярия Генерального секретаря – обеспечивает работу Генерального секретаря как главного управляющего и администратора ОБСЕ.

Центр по предотвращению конфликтов (ЦПК) – занимается общим обеспечением деятельности Действующего председателя по выполнению задач ОБСЕ в области раннего предупреждения, предотвращения конфликтов, регулирования кризисов и постконфликтного восстановления, а также ведет текущую исполнительскую работу и поддерживает связь в целях выполнения решений ОБСЕ.

См.: Пражский документ о дальнейшем развитии институтов и структур СБСЕ. Прага, января 1992 год // www.osce.org/docs/russian/1990-1999/mcs/2prag92r.htm См.: Parry C., Grant J.P., Parry A., Watts A.D. Parry and Grant Encyclopedic Dictionary of International Law. – New York/London/Rome, 1986. – P.278.

См.: Bastid S. The Special Significance of the Helsinki Final Act // Human Rights, International Law and the Helsinki Accord / Buergenthal T. (Ed.). – Montclair/New York, 1977. – P.17.

Центру по предотвращению конфликтов Пражским документом были поставлены следующие задачи: осуществление миссий по выяснению фактов и наблюдению в рамках механизма консультаций и сотрудничества в отношении необычной военной деятельности. В составе ЦПК работает Операционный центр, занимающийся выявлением потенциальных кризисных ситуаций в тех или иных районах и планированием будущих миссий и операций. Центр по предотвращению конфликтов обобщает и периодически обновляет информацию обо всех миссиях ОБСЕ;

оказывает поддержку в осуществлении МДБ, ведет всю документацию, касающуюся обмена военной информацией, помогает в организации ежегодных совещаний по обзору и обеспечивает работу специальной компьютерной сети, облегчающей прямую связь между столицами государств.

Департамент управления и финансов – отвечает за все административные функции и связанные с ним функции общего обслуживания, включая обслуживание конференций и переводческое обеспечение, ведение документации и вопросы протокола, работу Пражского отделения и архивы ОБСЕ, все бюджетно-финансовые вопросы, информационные системы, а также всю оперативную поддержку миссий ОБСЕ на местах.

Департамент людских ресурсов – занимается кадровой политикой, укомплектованием миссий, подготовкой кадров и наращиванием кадрового потенциала, а также осуществлением принятой в ходе Стамбульской встречи ОБСЕ на высшем уровне программы РЕАКТ (группы оперативной экспертной поддержки и сотрудничества).

Координатор деятельности ОБСЕ в области экономики и окружающей среды – действует в рамках Секретариата ОБСЕ и оказывает поддержку Действующему председателю, занимается укреплением потенциала См.: Караганов С.А. Безопасность будущей Европы. – М.: Наука, 1993. – С.130.

Организации по решению экономических, социальных и экологических проблем, затрагивающих безопасность в регионе ОБСЕ.

Его первоочередные задачи состоят в том, чтобы: укреплять взаимодействие ОБСЕ с соответствующими международными организациями;

укреплять работу структур ОБСЕ на местах на экономическом, экологическом и социальном направлениях;

углублять взаимодействие с Парламентской ассамблей ОБСЕ;

расширять контакты между ОБСЕ и неправительственными организациями (НПО) и частным сектором;

разрабатывать программу работы, предусматривающую соответствующие дальнейшие мероприятия в области экономического измерения ОБСЕ и смежных с ним областях.

Пражское отделение Секретариата – помогает осуществлять проекты по информированию общественности и является местом хранения архивов ОБСЕ, открытых для посещения научными работниками извне;

оно также содействует организации совещаний, проводимых в Праге (в частности, ежегодных встреч Экономического форума).

Важное место в системе органов и институтов ОБСЕ занимает Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ). ОБСЕ ежегодно проводит семинары по государственной политике, организуемые Бюро по демократическим институтам и правам человека. Темы семинаров обычно предлагаются Постоянным советом в Вене. Семинары обычно проходят в Варшаве. Часто они проводятся в здании бывшей штаб-квартиры стран Варшавского договора на окраине города. Среди тем проводившихся семинаров: условия работы рабочих-эмигрантов, проблемы цыганского населения, свобода СМИ, проблемы меньшинств, а также нормы прав человека в разных странах. Особо важную роль в области раннего предупреждения и предотвращения конфликтов играет Бюро Верховного комиссара по делам национальных меньшинств (ВКНМ), учрежденное в 1992 году (Хельсинский См.: Фредерик Куин. Права человека и ты. – Варшава: Издательство ОБСЕ/БДИПЧ, 1999.

– С.10.

документ) с тем, чтобы на как можно более раннем этапе реагировать на возникновение межэтнической напряженности, потенциально способной перерасти в конфликт в регионе ОБСЕ. ВКНМ осуществляет функции превентивной дипломатии: его цель состоит в выявлении и содействии скорейшему устранению межэтнической напряженности, способной поставить под угрозу мир, стабильность или отношения между государствами участниками ОБСЕ. Хотя Верховный комиссар действует независимо и конфиденциально, он подотчетен другим органам ОБСЕ с тем, чтобы держать государства-участники в курсе своей деятельности, Верховный комиссар регулярно выступает, как в официальном, так и в неофициальном порядке, с сообщениями на заседаниях Постоянного совета, а, представив свои рекомендации тому или иному правительству, доводит их затем до сведения Постоянного совета.87 Кроме того, он работает в тесном контакте с Действующим председателем и поддерживает прочные рабочие отношения с другими институтами ОБСЕ и международными учреждениями.

Верховный комиссар не вправе заниматься проблемами национальных меньшинств, возникающими в государстве, гражданином или резидентом которого он является. Наиболее молодым институтом ОБСЕ является Бюро Представителя по вопросам свободы средств массовой информации;

оно было создано для наблюдения за положением дел в области СМИ в государствах-участниках и оперативного реагирования на случаи серьезного нарушения принятых в См.: Arie Bloed. The Conference on Security and Co-operation in Europe. Analysis and Basic Documents, 1972 – 1993. – Dordrecht/Boston/London, 1993. – P.35.

См.: John Packer. The OSCE High Commissioner on National Minorities // International Human Rights Monitoring Mechanisms / Gudmundur Alfredsson, Jonas Grimheden, Bertram G.

Ramcharan, Alfred de Zayas (Eds.). – The Hague/Boston/London, 2001. – P.646 – 647.

См.: Walter A. Kemp. Quiet Diplomacy in Action: The OSCE High Commissioner on National Minorities. – The Hague: Kluwer Law International, 2001. – P.16.

рамках ОБСЕ принципов и обязательств, касающихся свободы выражения своего мнения и свободы средств массовой информации. Начиная с 1991 года, ОБСЕ активно использует институт Миссий. Их целью является предотвращение конфликтов, содействие урегулированию кризисов, сбор информации. Мандаты каждой миссии, в том числе продолжительность, цели и методы деятельности, вырабатываются с учетом конкретной ситуации в районе их расположения.90 Ряд государств-участников ОБСЕ ссылаясь на отсутствие у ОБСЕ учредительных документов, ставят под сомнение Правосубъектность ОБСЕ как международной организации. И на практике это выливается в то, что в некоторых принимающих полевые миссии государствах персонал миссий не пользуется в полном объеме привилегиями и иммунитетами. Все виды текущей деятельности ОБСЕ и ее институты финансируются за счет взносов государств-участников ОБСЕ, вносимых согласно шкале распределения, например, Российская Федерация – 9%;

США, Великобритания, Италия, Германия и Франция – тоже по 9%, Канада – 5,45%, Испания – 3,65%, Австрия и Финляндия по 2,05%, Ирландия – 0,55%, Мальта – 0,125% и т.д. Основная часть бюджета ОБСЕ расходуется на миссии и мероприятия на местах. Трудно найти другую межправительственную международную организацию, которая тратила бы до 90% своих бюджетных средств на данные мероприятия.93 По мере развития оперативного потенциала Организации рос и См.: Фраймут Дуве. Организовать свободу средств массовой информации // Internationale Politik. Международные организации в процессе трансформации. – 2001. - № 5. – С.68 – 70.

См.: Dronov V. From CSCE to OSCE: Historical Retrospective // Aspects of Statehood and Institutionalism in Contemporary Euro. – GB. Aldershot, 1997. – P.111.

См.: Ясносокирский Ю.А. ОБСЕ: привилегии и иммунитеты // Московский журнал международного права. – 1999. - № 2. – С.250.

См.: OSCE Handbook. Third Edition. – Vienna: Organization for Security and Co-operation in Europe, 2002. – P.175.

См.: Wolfgang Zellner. The OSCE: Uniquely Qualified for a Conflict-Prevention Role // Searching for Peace in Europe and Eurasia. An Overview of Conflict Prevention and Peacebuilding Activities / Paul van Tongeren, Hans van de Veen, Juliette Verhoeven (Eds.). – Published in the USA, 2002. – P.18.

ее бюджет – с примерно 21 млн. евро в 1994 году до 185,7 млн. евро в году.

3.3. Органы, непосредственно связанные с ОБСЕ.

Отдельным органом является Парламентская ассамблея ОБСЕ, она объединяет свыше 300 парламентариев из государств-участников и призвана обеспечивать более широкое участие парламентов в деятельности ОБСЕ, а также содействовать межпарламентскому диалогу и сотрудничеству. Она была учреждена в Мадриде в апреле 1991 года. Координатором в реализации этой идеи стал Совет Европы.94 Ассамблея является независимым совещательным и консультативным органом, решения которого не имеют обязательного характера для государств-участников. Решения утверждаются простым, а по бюджетным и процедурным вопросам – квалифицированным большинством в 2/3 голосов. Сессии Парламентской ассамблеи проводятся ежегодно на основе ротации в одном из государств-участников ОБСЕ (продолжительность до дней) в составе национальных парламентских делегаций из 2 – 17 членов, в зависимости от численности населения страны. Одним из наиболее важных итогов работы Парламентской ассамблеи явилась Венская декларация 1994 года, где отмечается, что СБСЕ призвано стать центральным форумом для предупреждения конфликтов в регионе СБСЕ, играть ключевую роль в обеспечении безопасности совместно с другими региональными организациями. В связи с этим ПА призывает усилить потенциал СБСЕ как регионального соглашения по обеспечению безопасности в соответствии с его собственным характером и положениями Главы VIII Устава ООН с целью разрешения споров и конфликтов исключительно на См.: Bloed A. East West Relations // Netherlands Quarterly of Human Rights. – 1990. – Vol.8.

№ 4. – P.436.

См.: Колосов Ю.М., Кривчикова Э.С. Международное право. – М., 2000. – С.282.

территории государств-участников СБСЕ. Декларация имеет всеобъемлющий характер. В ней затрагивается самый широкий круг проблем. Вместе с тем она намного более расплывчата и декларативна, нежели документы высших органов межправительственного сотрудничества ОБСЕ. Ощущается дефицит инициативных предложений, идей стратегического масштаба, соображений о конкретных шагах, необходимых для достижения намеченных целей. 15 декабря 1992 года в Стокгольме был принят документ, который подвел итог двадцатилетним усилиям государств-участников общеевропейского процесса по выработке комплексной системы мирного урегулирования международных споров в рамках СБСЕ.97 Было создано несколько механизмов мирного урегулирования споров и учрежден Суд по примирению и арбитражу в Женеве. Этот Суд был учрежден согласно Конвенции по примирению и арбитражу в рамках ОБСЕ, подписанной в декабре 1992 года и вступившей в силу в декабре 1994 года после сдачи на хранение двенадцати ратификационных грамот и документов о присоединении. Его задачей является урегулирование – посредством примирения и, в соответствующих случаях, арбитража – споров, выносимых на рассмотрение Суда государствами участниками ОБСЕ, подписавшими Конвенцию. Депозитарием Конвенции является Швеция. Всего Конвенцию подписали 33 государства-участника ОБСЕ, ратифицировали - 26. К числу подписавших, но не ратифицировавших ее государств, относится и Россия. Государства-участники, подписавшие Конвенцию по примирению и арбитражу, могут выносить на рассмотрение Суда споры с целью их урегулирования в рамках Арбитражного Трибунала или Примирительной комиссии. Спор между двумя государствами-участниками ОБСЕ может быть См.: Энтин М.Л., Юров Ю.И. Венская декларация 1994 года Парламентской ассамблеи ОБСЕ // Московский журнал международного права. – 1995. - № 3. – С.168.

См.: Осинцев Ю.В. Совещание СБСЕ по мирному урегулированию споров // Московский журнал международного права. – 1993. - № 3. – С.149.

См.: Ясносокирский Ю.А. Политико-правовые механизмы предотвращения и урегулирования конфликтов в рамках ОБСЕ // Полис. Политические исследования. – 1999. № 5. – С.167.

передан на рассмотрение Примирительной комиссии по соглашению сторон.

Государство-участник может в любое время заявить, что оно на условиях взаимности согласится с процедурой примирения Комиссии в отношении споров между ним и другими государствами-участниками. Оно также может сделать заявление, что «либо в общем порядке или в связи с конкретным спором…. оно будет считать обязательным, на условиях взаимности, любые условия урегулирования, предложенные Комиссией».99 Задача Комиссии оказать сторонам помощь в урегулировании в соответствии с международным правом и их обязательствами, вытекающих из актов ОБСЕ.

Суд по примирению и арбитражу имеет несколько уникальных возможностей: во-первых, он является не институтом собственно ОБСЕ, а просто связанным с ней органом, поскольку Конвенция, на основании которой он был учрежден, имеет обязательную силу лишь для тех государств участников, которые юридически присоединились к ней и которые оплачивают расхода Суда. Во-вторых, что не характерно для ОБСЕ в целом (но, напротив, свойственно всем другим международным судам), он действует на базе юридически обязательных норм, имеющих форму полновесного международного договора. Наконец, Суд представляет собой не постоянно действующий орган, а реестр мировых посредников и арбитров:

Примирительная комиссия или Арбитражный трибунал учреждается отдельно для каждого случая только тогда, когда на рассмотрение Суда передается тот или иной спор.

Примирительная комиссия рассматривает споры, вынесенные на ее рассмотрение по общему согласию двух или более государств. По завершении слушаний Комиссия представляет сторонам доклад, после чего стороны в течение 30 дней должны решить, готовы ли они согласиться с ее заключением.

См.: Конвенция по примирению и арбитражу в рамках СБСЕ. Женева, 15 декабря 1992 год // Проблемы войны и мира в ХХ веке. Хрестоматия. Том IV. Часть 2. / Сост. Хохлышева О.О.

– Нижний Новгород, 2000. – С.323.

Если за это время согласия достичь не удалось, доклад направляется в Арбитражный трибунал, решение которого имеет обязательную силу для сторон в споре. Для передачи спора на его рассмотрение необходимо согласие сторон. Каждая из сторон назначает по одному арбитру, не менее трех арбитров назначает Суд. Арбитраж решает спор только на основе международного права. В заключении хотелось бы выделить два органа, непосредственно связанных с ОБСЕ, это: Совместная консультативная группа по ДОВСЕ и Консультативная комиссия по открытому небу.101 Государства-участники Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) учредили в году Совместную консультативную группу (СКГ) для содействия достижению целей и осуществлению положений Договора об ОВСЕ, который был заключен в рамках процесса СБСЕ. СКГ занимается вопросами, связанными с соблюдением положений Договора, рассматривает меры, направленные на повышение его жизнеспособности и эффективности, принимает решения по техническим аспектам выполнения Договора и рассматривает спорные вопросы, возникающие в связи с его выполнением.

Для содействия достижению целей и осуществлению положений Договора по открытому небу, подписанного в 1992 году, государства участники учредили Консультативную комиссию по открытому небу (ККОН), которая, в частности, занимается обсуждением вопросов, связанных с соблюдением положений Договора. ККОН формально не входит в структуру ОБСЕ, однако, ее заседания обслуживаются Секретариатом ОБСЕ.

Политическая связь между ОБСЕ и Договором по открытому небу зафиксирована в специальной декларации, принятой в 1992 году.102 Таким См.: Лукашук И.И. Международное право. Особенная часть. – М.: БЕК, 1997. – С.123.

См.: Dronov V. From CSCE to OSCE: Historical Retrospective // Aspects of Statehood and Institutionalism in Contemporary Euro. – GB. Aldershot, 1997. – P.113.

См.: CSCE Declaration on the Treaty on Open Skies. Helsinki, 24 March 1992 // The Conference on Security and Co-operation in Europe. Analysis and Basic Documents, 1972 – 1993 / Arie Bloed (Ed.). – Dordrecht/Boston/London, 1993. – P.1310.

образом, подводя итог всему вышесказанному, относительно системы органов ОБСЕ и их функционирования, можно констатировать тот факт, что Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе является полноценной международной организацией без каких-либо недостатков в системе ее органов и институтов или существенных отличий от других международных организаций.

В заключении хотелось бы также отметить важный момент, касающийся системы органов ОБСЕ. На наш взгляд необходимо выделить из структуры Секретариата Организации Центр по предотвращению конфликтов (ЦПК) и Координатора деятельности ОБСЕ в области экономики и окружающей среды в самостоятельные органы, так как их сущность совершенно не отвечает характеру работы Секретариата. Также что касается системы органов ОБСЕ, то нами предлагается заменить название Форума по сотрудничеству в области безопасности на название «Совет по сотрудничеству в области безопасности».

Так как данное название больше отвечает характеру деятельности этого органа, который является постоянно действующим и проводит еженедельные собрания.

Для того чтобы в полной мере уяснить роль и значение Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, ее международно-правовой статус, необходимо рассмотреть вопросы ее взаимодействия с иными международными организациями (их взаимодополняемость и незаменимость), чему и будет посвящен следующий параграф.

§ 4. Взаимодействие ОБСЕ с другими международными организациями.

На протяжении Хельсинского процесса в 70-х и 80-х годах связи СБСЕ с международными организациями носили ограниченный характер. Представляя собой скорее процесс, чем организацию, СБСЕ служило форумом, в работе которого могли принимать участие международные региональные и неправительственные организации, но само оно редко выступало с инициативой установления контактов. Однако после окончания холодной войны на концептуальном уровне сложилось единое мнение о том, что ОБСЕ следует расширять и углублять свои внешние контакты и сотрудничество. Это отчасти явилось следствием осознания того, что многогранный характер вызовов в области безопасности требует многоинституционального реагирования. Потенциал антикризисного регулирования СБСЕ был довольно ограничен. И главная причина этого заключалась в отсутствии реальных военно-политических и военных инструментов. Однако создание таких инструментов на базе СБСЕ не только встретило бы серьезные возражения со стороны многих стран-участниц, но и заняло бы слишком много времени даже в случае, крайне маловероятном, их принципиального согласия.

Выход из этого мог быть найден только путем сочетания возможностей СБСЕ, с одной стороны, НАТО и ЕС – с другой. Институты СБСЕ, формально не обладая собственными военными средствами, могли бы, установив соответствующие механизмы и процедуры, в случае необходимости обращаться к ряду своих членов, объединенных в НАТО или ЕС, с просьбой о задействовании их военно-политических и военных средств.

На июньской (1992 года) сессии Совета НАТО страны-члены блока выразили готовность участвовать в действиях по поддержанию мира под См.: Ingo Peters. Europaische Sicherheitsinstitutionen: Arbeitsteilung oder Konkurrenz? // Sicherheitspolitik fur Europa zwischen Kosens und Konflikt / Erhard Forndran, Hans-Dieter Lemke (Ed.). – Baden-Baden, 1995. – P.277.

эгидой СБСЕ, «предоставляя в его распоряжение ресурсы и опыт союза». Сложившийся консенсус был также обусловлен тем, что к началу 90-х годов процесс СБСЕ был институционализирован до такой степени, что СБСЕ превратилось в организацию, которую государства-участники рассматривали в качестве одного из главных инструментов раннего предупреждения, предотвращения конфликтов, регулирования кризисов и постконфликтного восстановления. ОБСЕ является неотъемлемой частью сети дополняющих друг друга институтов, занимающихся вопросами европейской безопасности, прав человека, а также экономическими проблемами.106 Ввиду широкого спектра и сложного характера проблем и вызовов в области безопасности, с которыми сейчас сталкивается Европа, важнейшее значение имеет сотрудничество между ОБСЕ и другими взаимоподкрепляющими организациями и институтами, занимающимися вопросами безопасности, как на уровне политических консультаций, так и на местах. Одной из главных составляющих модели европейской безопасности должна стать отработка взаимоотношений международных институтов, отлаживание механизма разделения труда и координации их деятельности. Взаимодействие ОБСЕ с организациями партнерами осуществляется главным образом через Отдел внешнего сотрудничества Секретариата ОБСЕ.

Являясь составной частью Канцелярии Генерального секретаря, этот отдел помогает ему поддерживать отношения с внешними партнерами ОБСЕ, выступая в роли первого контактного пункта на уровне штаб-квартир. В соответствии с принятым 29 июня 2000 года Решением PC.DEC/364 он вместе с См.: Караганов С.А. Безопасность будущей Европы. – М.: Наука, 1993. – С.98.

См.: Гусаров Ю.А. Европейская безопасность в начале 90-х годов // Актуальные проблемы Европы. Внешняя политика и безопасность европейских государств. – 1995. - № 4.

– С.25.

См.: Monika Wohlfeld. The OSCE and Regional Cooperation in Europe // Regionalism in the Post-Cold war World. – GB. Aldershot, 2000. – P.110.

См.: Рахманинов Ю.Н. ОБСЕ в XXI в.: на пути к новой модели безопасности // США.

Экономика. Политика. Идеология. – 1997. - № 1. – С.47.

другими подразделениями Секретариата отвечает за конкретное осуществление сотрудничества в соответствии с разделом II Оперативного документа Хартии европейской безопасности. Будапештский документ 1994 года, озаглавленный «На пути к подлинному партнерству в новую эпоху», положил начало дискуссии о модели общей и всеобъемлющей безопасности для Европы XXI века на основе принципов и обязательств, принятых в рамках ОБСЕ.

Дальнейший импульс этому процессу был дан в 1996 году принятием «Лиссабонской декларации по модели общей и всеобъемлющей безопасности для Европы XXI века». В которой государства-участники обязались укреплять сотрудничество с другими организациями, занимающимися вопросами безопасности, деятельность которых транспорентна и предсказуема, участники которых индивидуально и коллективно придерживаются принципов и обязательств, принятых в рамках ОБСЕ, и членство в которых основывается на открытых и добровольно принимаемых обязательствах.

В декларации говорится: «Мы вновь подтверждаем, что для безопасности в Европе необходимы самое широкое сотрудничество и координация действий между государствами-участниками и европейскими и трансатлантическими организациями… ОБСЕ будет действовать в партнерстве с ними в поисках эффективного ответа на угрозы и вызовы, возникающие в ее регионе». Дальнейший прогресс в создании фундамента для прагматического сотрудничества между ОБСЕ и ее международными партнерами был достигнут на Копенгагенской встрече Совета министров 1997 года, на которой были сформулированы основные элементы Документа ОБСЕ – Хартии европейской безопасности. В их число вошла «Общая концепция развития сотрудничества См.: Ежегодный доклад за 2001 год о деятельности ОБСЕ (1 ноября 2000 года – октября 2001 года). – Вена: ОБСЕ. Генеральный секретарь, 2001. – С.99.

См.: Декларация ОБСЕ по модели общей и всеобъемлющей безопасности для Европы XXI века. Лиссабон, 3 декабря 1996 год // Внешняя политика и безопасность современной России.

Хрестоматия. Том 2. Документы. / Сост. Шаклеина Т.А. – М., 1999. – С.440.

между подкрепляющими друг друга институтами», где излагаются параметры Платформы безопасности, основанной на сотрудничестве.

Целью этой Платформы, принятой на Стамбульской встрече на высшем уровне в 1999 году, является усиление взаимоподкрепляющего характера отношений между организациями и институтами, заинтересованными в содействии упрочению всеобъемлющей безопасности в регионе ОБСЕ. В русле положений Платформы безопасности, основанной на сотрудничестве, ОБСЕ заявила о себе как об организации, которая «может взять на себя координирующую роль при осуществлении межрегиональных и внутрирегиональных инициатив». Она подчеркнула свое намерение «развивать диалог в регионе ОБСЕ», а также «расширять диалог с партнерами за пределами региона ОБСЕ». Сотрудничество между ОБСЕ и ее международными партнерами в году развивалось на фоне международной борьбы против терроризма и обусловленной этим необходимости в более четкой координации международных усилий. Теракты 11 сентября 2001 года послужили мощным дополнительным стимулом для того, чтобы бросить новый взгляд на существующие механизмы сотрудничества и рассмотреть пути наращивания взаимодействия между международными, региональными и субрегиональными организациями и инициативами.

Кульминационным пунктом в развитии сотрудничества между ОБСЕ и другими международными организациями в борьбе против терроризма стало знаменательное совещание высокого уровня по вопросам предупреждения терроризма и борьбы с ним, которое было организовано страной-председателем ОБСЕ (Португалия) в Лиссабоне в июне 2002 года. Его участники, среди которых были представители Совета Европы, НАТО, ООН, Европейского См.: Monika Wohlfeld. The OSCE and Regional Cooperation in Europe // Regionalism in the Post-Cold war World. – GB. Aldershot, 2000. – P.105.

См.: Operational Document – the Platform for Co-operative Security. Istanbul, 19 November 1999 // OSCE Yearbook 2000. Institute for Peace Research and Security Policy at the University of Hamburg. – Baden-Baden, 2001. – P.441-443.

союза, Содружества Независимых Государств (СНГ), Интерпола и многих других организаций, пришли к единому мнению о необходимости наращивать обмен информацией и опытом. Они подтвердили курс на укрепление сотрудничества с целью эффективного решения проблем, создающих питательную почву для терроризма, к которым относятся: незаконная торговля оружием, наркотиками и людьми;

организованная преступность, отмывание денег;

сохранение региональных конфликтов и источников нестабильности.

Проблема терроризма заняла прочное место в повестке дня ОБСЕ, в связи с чем, на встрече Совета министров в Порту была принята Хартия ОБСЕ о предупреждении терроризма и борьбе с ним.

4.1. Сотрудничество с ООН.

Одним из ближайших партнеров ОБСЕ является Организация Объединенных Наций. На Хельсинской встрече на высшем уровне 1992 года государства-участники заявили, что ОБСЕ является региональным соглашением в том смысле, в каком об этом говорится в главе VIII Устава ООН. Таким образом, ОБСЕ, поставленная в зависимость от ООН, одновременно является ее «агентом» на европейском континенте. На основе дополнительных руководящих принципов, утвержденных на Стокгольмской встрече Совета министров в декабре 1992 года, в мае 1993 года было согласовано Рамочное соглашение о сотрудничестве и координации действий между Секретариатом ООН и СБСЕ.113 С тех пор вопрос о сотрудничестве между ОБСЕ и ООН фигурирует в качестве постоянного пункта в повестке дня Генеральной Ассамблеи ООН и является предметом См.: Ingo Peters. The Relations of the OSCE to Other International Organizations // OSCE Yearbook 1995/1996. Institute for Peace Research and Security Policy at the University of Hamburg. – Baden-Baden, 1997. – P.387.

См.: Felice D. Gaer. The United Nations and the CSCE: Cooperation, Competition, or Confusion? //. The CSCE in the 1990s: Constructing European Security and Cooperation / Michael R. Lucas (Ed.). – Baden-Baden, 1993. – P.161.

докладов, представляемых Генеральным секретарем ООН на ежегодной основе.

В свою очередь, Генеральный секретарь ОБСЕ представляет доклад на каждой ежегодной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, а Генеральный секретарь ООН регулярно выступает на встречах ОБСЕ на высшем уровне.

С октября 1993 года СБСЕ был получен статус наблюдателя в Генеральной Ассамблее ООН. Бывший Генеральный секретарь ООН Бутрос Бутрос-Гали побуждал региональные организации, особенно европейские, больше внимания уделять вопросам безопасности. Доказательством этому явилась отправка в бывшую Югославию наблюдателей СЕ с поддержкой СБСЕ. Для укрепления сотрудничества используются разнообразные средства, указанные в Платформе безопасности, основанной на сотрудничестве, а также в Рамках сотрудничества в области миростроительства – документе, который был представлен в декабре 2001 года в Нью-Йорке на четвертом совещании высокого уровня по сотрудничеству между ООН и региональными организациями.

Апогеем регионального диалога в 2003 году стало пятое совещание высокого уровня с участием ООН и региональных организаций (29 – 30 июля).

Генеральный секретарь ООН созывает это совещание раз в два года поочередно с рабочими совещаниями в рамках дальнейших шагов. «Большинство из вызовов, с которыми мы сталкиваемся, не по силам любому из нас в отдельности» - сказал Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан 29 июля года в Нью-Йорке. Вышеописанные политические механизмы и процесс консультаций дополняются деятельностью на местах. Сотрудничество в основном носит См.: Ingo Peters. The Relations of the OSCE to Other International Organizations // OSCE Yearbook 1995/1996. Institute for Peace Research and Security Policy at the University of Hamburg. – Baden-Baden, 1997. – P.391.

См.: Regina Cowen Karp. Central and Eastern Europe: The Challenge of Transition // SIPRI. – New-York: Oxford University Press, 1993. – P.62.

См.: ООН и региональные организации. Заметки Генерального секретаря ООН // Вестник ОБСЕ. – Вена, Сентябрь/Октябрь 2003. – С.25.

прагматический характер, и параметры его развития определяются с учетом особенностей каждого конкретного случая. В некоторых случаях имеет место подписание соглашений (в форме обмена письмами или меморандумов о договоренности). Достигнут высокий уровень сотрудничества с ООН и ее учреждениями, особенно в Юго-Восточной Европе и Центральной Азии.

В сентябре 1992 года приступили к работе миссии по поддержке санкций (МПС), учрежденные СБСЕ в целях содействия осуществления санкций, введенных Советом Безопасности ООН против Союзной Республики Югославии.

Миссия ОБСЕ в Косово явилась новым шагом в развитии сотрудничества с международными организациями, особенно с Организацией Объединенных Наций. Впервые ОБСЕ стала непосредственным участником операции, проводимой ООН. Это одна из самых многочисленных по количеству людей Миссия, штат ее сотрудников составляет примерно 2000 человек. ООН и ОБСЕ также тесно взаимодействуют в Таджикистане и Грузии.

Миссия наблюдателей ООН в Таджикистане и миссия ОБСЕ работают в плотном контакте друг с другом по целому ряду вопросов, таких, как содействие осуществлению прав человека и строительству демократических институтов, защита беженцев и лиц, перемещенных внутри страны, помощь в разработке поправок к конституции и содействие электоральному процессу. В Грузии ООН внимательно наблюдает за абхазским конфликтом, в то время как ОБСЕ принадлежит основная роль в отслеживании развития конфликтной ситуации в Южной Осетии.

См.: Heinz Vetschera. The Role of the Organization for Security and Cooperation in Europe // Security in Central and Eastern Europe / Paul Luif (Ed.). – Wien, 2001. – P.359.

См.: Пряхин В.Ф. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе и проблемы Центральной Азии // Московский журнал международного права. – 2000. - № 2. – С.102 – 103.

ООН оказала посильную поддержку отправке и работе миссии ОБСЕ в зоне Нагорно-Карабахского вооруженного конфликта в Азербайджане. 4.2. Сотрудничество с Советом Европы.

Весьма тесные отношения поддерживаются и с Советом Европы. С года ежегодно проводятся двусторонние встречи на высоком уровне с участием Председателя и Генерального секретаря ОБСЕ и, соответственно, Совета Европы. Обычно на таких встречах присутствуют также Верховный комиссар по делам национальных меньшинств ОБСЕ (ВКНМ) и Директор бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ (БДИПЧ). Кроме того, тесное сотрудничество между этими двумя организациями налажено в работе по наблюдению за выборами и в области человеческого измерения. Время от времени они совместно организуют различные встречи, семинары и конференции, например, по таким вопросам, как роль средств информации в конфликтных ситуациях, роль образования в укреплении гражданского общества и наблюдение за выборами.

Уже стали обычной практикой посещения Генеральным секретарем Совета Европы заседаний Постоянного совета в Вене и Генеральным секретарем ОБСЕ – заседаний комитета министров на уровне заместителей в Страсбурге.

Среди последних встреч также необходимо упомянуть посещение Совета Европы 28 января 2003 года Председателем ПА ОБСЕ Брюсом Джорджем, где он имел встречу с Председателем ПАСЕ Петером Шидером и Генеральным секретарем СЕ Вальтером Швиммером. См.: Ingo Peters. CSCE and Peacekeeping: An Institution and its Instrument as “Victims” of Conflicting State Interests // The New Peacekeeping and European Security: German and Canadian Interests and Issues / David Haglung, Hans-Georg Ehrhart (Ed.). – Baden-Baden, 1995. – P.107.

См.: Вестник ОБСЕ. – Январь/Февраль 2003. – Vol.X. № 1. – С.27.

Сотрудники Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ постоянно поддерживают регулярные контакты со своими коллегами из Совета Европы. Их совместная цель – поиск реальных путей обеспечения взаимодополняемости в методах и действиях, недопущение дублирования при максимально эффективном использовании имеющихся ресурсов и уменьшение вероятности появления расхождений в оценках и позициях.

Многие из миссий ОБСЕ, мандат которых включает вопросы прав человека и укрепления демократии, поддерживают тесные контакты с Советом Европы. Благодаря присутствию ОБСЕ на местах в ряде географических районов, Совет Европы получает необходимую информацию, а эксперты и специалисты Совета, в свою очередь оказывают помощь в деятельности Организации.

Начиная с 1993 года, проводятся трехсторонние встречи на высоком уровне с участием ОБСЕ и Совета Европы, а также базирующихся в Женеве учреждений и институтов ООН. С 1996 года практикуется проведение таких встреч в расширенном формате с участием Верховного комиссара ОБСЕ по делам национальных меньшинств, Директора БДИПЧ, Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ), Верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ), Исполнительного секретаря Европейской экономической комиссии ООН (ЕЭК ООН), помощника Генерального секретаря ООН по политическим вопросам, а также представителей Международного комитета Красного Креста (МККК) и Международной организации по вопросам миграции (МОМ).

В качестве другого полезного инструмента координации работы ОБСЕ и других соответствующих международных организаций в тематических областях или географических регионах, представляющих общий интерес, зарекомендовали себя так называемые «целевые встречи» представителей упомянутых организаций, проводимые на уровне экспертов в расширенном трехстороннем формате.

На целевой встрече в Вене 15 февраля 2001 года отмечалось, что международным организациям необходимо лучше координировать свою деятельность не только путем обмена информацией, но и, что еще более важно, за счет согласованного и взаимодополняющего подхода к определению круга вопросов, которыми они занимаются, и поддержания достаточно тесных контактов между штаб-квартирами и местными отделениями. Говорилось о необходимости совершенствовать передачу информации и процедуры консультаций между партнерами, как на местах, так и на уровне центральных учреждений. 4.3. Сотрудничество с Европейским союзом.

Помимо этого, ОБСЕ тесно сотрудничает с Европейским союзом. Более 60% бюджетных средств ОБСЕ вносится за счет стран-членов ЕС. Одним из шагов на пути развития взаимодействия стал Пакт о стабильности (предложен Европейским союзом в 1994 году и утвержден в 1995 году), согласно которому были учреждены региональные «круглые столы»

и целью которого является урегулирование отношений между центральноевропейскими и балтийскими государствами.123 На заключительном совещании в Париже 20-21 марта 1995 года ОБСЕ было доверено выполнять функции хранителя Пакта о стабильности. См.: Ежегодный доклад за 2001 год о взаимодействии между организациями и институтами в регионе ОБСЕ. (1 ноября 2000 года – 31 октября 2001 года). – Вена: ОБСЕ.

Генеральный секретарь, 2001. – С.8.

См.: Rudolf Schmidt. Inner-State Conflicts: The OSCE and EU Contribution to Prevention and Peaceful Settlement // OSCE Yearbook 2000. Institute for Peace Research and Security Policy at the University of Hamburg. – Baden-Baden, 2001. – P.123.

См.: Florence Benoit-Rohmer, Hilde Hardeman. The Pact on Stability in Europe: A Joint Action of the Twelve in the Framework of the Common Foreign and Security Policy // Helsinki Monitor. – 1994. - № 4. – P.38.

См.: Ingo Peters. Europaische Sicherheitsinstitutionen: Arbeitsteilung oder Konkurrenz? // Sicherheitspolitik fur Europa zwischen Kosens und Konflikt / Erhard Forndran, Hans-Dieter Lemke (Ed.). – Baden-Baden, 1995. – P.293.

7 ноября 2000 года по приглашению председательствовавшей в ЕС Франции Генеральный секретарь выступил в Брюсселе на заседании рабочей группы ЕС по связям с ОБСЕ. Он также встретился с Высоким представителем по общей внешней и оборонной политике совета ЕС по общим вопросам Хавьером Соланой и Генеральным секретарем НАТО лордом Робертсоном и имел беседы с директором и сотрудниками политической группы секретариата Совета Европейского союза, а также с директором и сотрудниками управления по общим вопросам и многосторонним отношениям Европейской комиссии.

Это позволило закрепить рабочие контакты, установившиеся между сотрудниками ЕС и ОБСЕ как на уровне центральных учреждений, так и на местах.

20 ноября 2000 года на заседании Постоянного совета ОБСЕ выступил член Европейской комиссии, ответственный за внешние связи, Кристофер Паттен. Его речь содержала всеобъемлющий обзор тесного сотрудничества между ЕС и ОБСЕ во многих регионах и на многих направлениях. Признав, что главным вызовом для обеих организаций в последние годы были угрозы безопасности, исходящие из Юго-Восточной Европы, К. Паттен подчеркнул важность построения устойчивых демократических институтов и обеспечения верховенства закона. В своем выступлении он также отдал должное позитивной роли ОБСЕ в подготовке стран-кандидатов к вступлению в Европейский союз, и в частности усилиям БДИПЧ и ВКНМ. Выступая на заседании Постоянного совета ОБСЕ, Высокий представитель Европейского союза по общей внешней и оборонной политике Хавьер Солана подтвердил, что ОБСЕ и ЕС являются естественными партнерами. Он также заявил, что сотрудничество между ЕС и ОБСЕ, особенно См.: Ежегодный доклад за 2001 год о взаимодействии между организациями и институтами в регионе ОБСЕ. (1 ноября 2000 года – 31 октября 2001 года). – Вена: ОБСЕ.

Генеральный секретарь, 2001. – С.12.

в свете расширения ЕС, в предстоящие годы будет укрепляться и углубляться. Что касается сотрудничества ОБСЕ с Европейским союзом на местах, оно началось на весьма раннем этапе в связи с действиями, предпринятыми Союзом в ходе югославского конфликта. ОБСЕ принимала участие в реализации Брионских соглашений от 7 июля 1991 года (положивших конец боевым действиям в Словении), а также в последующей деятельности Контрольной миссии Европейского сообщества (КМЕС). В дополнение к этому ОБСЕ и Европейский союз работали в прямом контакте друг с другом, содействуя выполнению санкций, введенных Советом Безопасности ООН против Союзной Республики Югославии и Сербской республики. Миссии по поддержке санкций ОБСЕ координировались базировавшимся в Брюсселе Комитетом по санкциям (КМПС), финансирование и частичное укомплектование персоналом которого осуществлялось Европейским союзом.

В Центральной Азии сотрудничество ЕС и ОБСЕ также вышло на высокую отметку. Почти половина проектов БДИПЧ в Центральной Азии в 2002 году финансировались по линии ЕС. 4.4. Сотрудничество с НАТО.

Еще в 1990 году Совет НАТО принял решение о преобразовании Североатлантического союза с целью его адаптации к новым обстоятельствам и превратив его, таким образом, в один из оплотов безопасности в Европе. С учетом такого намерения, в Декларации Хельсинской встречи СБСЕ (1992 год) было зафиксировано положительное отношение участников Хельсинского См.: Ежегодный доклад за 2002 год о деятельности ОБСЕ. (1 ноября 2001 года – декабря 2002 года). – Вена: ОБСЕ. Генеральный секретарь, 2003. – С.116.


См.: Там же. – С.116.

процесса к укреплению НАТО как составного элемента европейской безопасности. Начиная с 1996 года, взаимодействие и сотрудничество между ОБСЕ и НАТО неуклонно расширяется. Имеют место регулярные контакты между Действующим председателем ОБСЕ и Североатлантическим советом.

Должностные лица ОБСЕ регулярно принимают участие во встречах, проводимых НАТО, таких, как заседания Специальной группы по сотрудничеству в области миротворчества и Военно-политического руководящего комитета, а Генеральный секретарь НАТО (или один из его представителей) присутствуют на соответствующих встречах, проводимых ОБСЕ.129 Помимо этого, между Секретариатом ОБСЕ и Отделом по координации контроля и выполнения Секретариата НАТО проводится регулярный обмен информацией о выполнении Мер доверия и безопасности (МДБ).

Настоящее продуктивное сосуществование не всегда было характерно в отношениях между этими организациями. Во времена холодной войны СБСЕ, призванное вести переговоры между Западом и Востоком рассматривалось как некая противоположность НАТО. Однако в 1999 году, в документе НАТО под названием «Стратегическая концепция Альянса» была особо подчеркнута роль ОБСЕ в деле укрепления мира и безопасности на европейском континенте;

заявлялось о необходимости См.: Рахманинов Ю.Н. Некоторые соображения о расширении НАТО // США. Экономика.

Политика. Идеология. – 1997. - № 2. – С.56.

См.: Ingo Peters. The Relations of the OSCE to Other International Organizations // OSCE Yearbook 1995/1996. Institute for Peace Research and Security Policy at the University of Hamburg. – Baden-Baden, 1997. – P.391.

См.: Jonathan Dean. OSCE and NATO: Complementary or Competitive Security Providers for Europe // OSCE Yearbook 1999. Institute for Peace Research and Security Policy at the University of Hamburg. – Baden-Baden, 2000. – P.429.

тесного сотрудничества и взаимодействия между НАТО и ОБСЕ, особенно в свете происходящего конфликта на Балканах. 2 ноября 2000 года на заседании Постоянного совета ОБСЕ впервые выступил Генеральный секретарь НАТО лорд Робертсон. Он говорил о различных формах расширения сотрудничества двух организаций, о сравнительных преимуществах каждой из них и о путях дальнейшего совершенствования их взаимодействия. В заключении он отметил, что считает более тесные отношения между ОБСЕ и НАТО стратегическим императивом европейской безопасности. Некоторые авторы объявляют НАТО главным элементом европейской безопасности в обозримом будущем и делают вывод, что Европейский союз и ОБСЕ не способны эффективно действовать в силу особенностей их организации: большое количество членов и право «вето» делает трудным достижения согласия. По их мнению, возможности ОБСЕ более соответствуют предотвращению конфликтов путем информирования, посредничества и сотрудничества через другие организации безопасности.

ОБСЕ не может остановить уже начавшуюся агрессию или гражданскую войну, а члены ЕС отдают приоритет принципу национального суверенитета в ущерб общей безопасности, поэтому инициативы союза тоже малодейственные.133 Однако необходимо отметить, что у каждой из международных организаций есть свое поле деятельности и, следовательно, нельзя какую-либо одну из них ставить во главе остальных.

Военные союзы не могут обеспечить всеобъемлющую безопасность, так как объединяют военный потенциал государств, чтобы противостоять общему См.: Adam Daniel Rotfeld. For a New Partnership in the New Century: The Relationship between the OSCE, NATO and the EU // OSCE Yearbook 2000. Institute for Peace Research and Security Policy at the University of Hamburg. – Baden-Baden, 2001. – P.381 – 382.

См.: Ежегодный доклад за 2001 год о взаимодействии между организациями и институтами в регионе ОБСЕ. (1 ноября 2000 года – 31 октября 2001 года). – Вена: ОБСЕ.

Генеральный секретарь, 2001. – С.14.

См.: Конышев В.Н. Расширение НАТО на восток: аргументы администрации Клинтона // Безопасность в регионе Центральной и Восточной Европы: роль России и НАТО. Сборник статей. – Санкт-Петербург, 2001. – С.48.

противнику. Потенциальный противник, в свою очередь, ищет союзников для противостояния, что не способствует укреплению доверия между большими группами государств. Невоенные сообщества же берут за основу общие ценности и своей активностью способствуют вниканию стран в интересы друг друга, созданию прозрачности и доверия. Но поскольку сообщества целиком полагаются на невоенные средства, они не в состоянии противостоять преднамеренной агрессии. Они бессильны, когда образование сообществ терпит крах и вспыхивает война. Поэтому, налицо взаимодополняемость и незаменимость данных организаций. Они неэффективны, если действуют в отрыве друг от друга и без необходимой координации совместных усилий по поддержанию мира и стабильности.

НАТО и ЕС опережают ОБСЕ в военном и экономическом содействии по вопросам безопасности. Однако ОБСЕ обладает наиболее прогрессивным в международном масштабе инструментом для того, чтобы выявить основы нестабильности в Европе. Долгосрочные миссии ОБСЕ на местах и институт Верховного комиссара по делам национальных меньшинств могут способствовать реализации на практике защиты прав меньшинств, заблаговременному выявлению этнонационалистических конфликтов и посредничеству между сторонами для того, чтобы вообще не допустить эскалации насилия, а также установить взаимопонимание между бывшими воюющими сторонами после приостановки этой эскалации.

Стабильное развитие отношений между ОБСЕ и НАТО является одной из наиболее значимых особенностей сформировавшейся в период после холодной войны схемы сотрудничества между организациями.134 Две эти организации взаимодействуют, дополняя усилия друг друга в наблюдении за выполнением санкций и проверке осуществления мер контроля над вооружениями на Балканах.

См.: Караганов С.А. Безопасность будущей Европы. – М.: Наука, 1993. – С.124.

Весьма тесным было сотрудничество в Косово, где по соглашению между НАТО и СРЮ были размещены в 1998 году 2 тысячи наблюдателей ОБСЕ. Деятельность Миссии ОБСЕ по проверке в Косово дополняла осуществлявшуюся НАТО проверку с воздуха. Стабилизационные силы НАТО в Косово (КФОР) также обеспечивали безопасную среду для деятельности ОБСЕ в этом крае.

Об уровне сотрудничества между ОБСЕ и НАТО говорит также тот факт, что с 1 января 2004 года Генеральным секретарем НАТО и Председателем Североатлантического совета был назначен бывший Председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Нидерландов Яап де Хооп Схеффер. 4.5. Взаимодействие с НПО и партнерами по сотрудничеству.

ОБСЕ придает большое значение своим контактам с неправительственными организациями. Для нее они являются важным источником информации о событиях, происходящих в регионе ОБСЕ, особенно в том, что касается прав человека, но также и по вопросам окружающей среды, экономики и безопасности. В то же время ОБСЕ оказывает поддержку общественным организациям, занимающимся самым широким спектром вопросов.

Основным каналом для контактов ОБСЕ с неправительственными организациями является Бюро по демократическим институтам и правам человека. Неправительственные организации служат важным источником информации для Верховного комиссара по делам национальных меньшинств.

См.: Арбатов А. Безопасность: российский выбор. – М.: ЭПИ центр, 1999. – С.227.

См.: Вестник ОБСЕ. – Сентябрь/Октябрь 2003. – Том Х. № 6. – С.5.

Представитель по вопросам свободы средств массовой информации назвал НПО одной из своих «четырех аудиторий» (тремя другими являются правительства, парламенты и собственно работники СМИ). И в заключении хотелось бы отметить, что существует ряд стран, которые поддерживают особые отношения с ОБСЕ: их называют партнерами по сотрудничеству. С самого начала Хельсинского процесса некоторые средиземноморские государства выступили первопроходцами в деле установления особого рода взаимоотношений с ОБСЕ, основанных на взаимосвязи между европейской безопасностью и безопасностью средиземноморского региона. В Стамбульской декларации 1999 года говорится: «В свете наших взаимоотношений со средиземноморскими партнерами – Алжиром, Египтом, Израилем, Иорданией, Марокко и Тунисом – мы вновь подтверждаем, что укрепление безопасности и развитие сотрудничества в районе Средиземноморья является весьма важным фактором стабильности в регионе ОБСЕ. Поэтому мы намерены активизировать наш диалог и взаимодействие с ними». Позднее к этим государствам присоединились Япония, республика Корея и Таиланд, также поддерживающие тесные отношения с ОБСЕ. И согласно решению № 537 Постоянного Совета ОБСЕ от 3 апреля 2003 года Афганистану был предоставлен статус партнера по сотрудничеству. Была отмечена заинтересованность Афганистана в налаживании тесных связей с ОБСЕ на основе обмена мнениями и информацией по различным вопросам. См.: OSCE Handbook. Third Edition. – Vienna: Organization for Security and Co-operation in Europe, 2002. – P.161.

См.: Dronov V. From CSCE to OSCE: Historical Retrospective // Aspects of Statehood and Institutionalism in Contemporary Euro. – GB. Aldershot, 1997. – P.124.

См.: Charter for European Security. Istanbul, 19 November 1999 // OSCE Yearbook 2000.

Institute for Peace Research and Security Policy at the University of Hamburg. – Baden-Baden, 2001. – P.439.

См.: Решение Постоянного Совета ОБСЕ о предоставлении Афганистану статуса партнера по сотрудничеству. Вена, 3 апреля 2003 год // www.osce.org/docs/russian/pc/2003/decisions/pcrd537.htm Таким образом, на примере взаимодействия Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе с другими международными и региональными партнерами, можно сделать вывод о том, что ОБСЕ пользуется заслуженным авторитетом, имеет огромное значение в области обеспечения европейской безопасности и обладает широкими возможностями, сочетание которых с возможностями иных структур и институтов дает действительно огромный результат.


Анализ международно-правового статуса, системы органов и практического опыта ОБСЕ опровергает представления о том, что эта Организация представляет собой всего лишь форум для дискуссий, неспособный к осуществлению реальных действий в области европейской безопасности. В равной степени не имеют под собой основания, согласно которым ОБСЕ могла бы стать альтернативой НАТО при формировании структуры европейской безопасности.

ОБСЕ играет исключительную роль в том регионе, где другие европейские организации практически не представлены – а именно, в России и странах СНГ. Западная Европа, перенасыщенная институтами международной бюрократии, значительно меньше нуждается в ОБСЕ, нежели страны ЦВЕ, республики Закавказья, Средней Азии и сама Россия.

Однако на наш взгляд, в архитектуре европейской безопасности необходимо выделить наиболее важную функцию ОБСЕ в срезе ее сотрудничества с НАТО, ЕС и другими международными структурами.

Нисколько не умаляя других функций и возможностей Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, хотелось бы особо подчеркнуть нишу политических переговоров в рамках ОБСЕ. Это особенно актуально для военно-политического измерения безопасности. То есть для ОБСЕ предлагается выделить область политических переговоров по урегулированию конфликтов между государствами-участниками и принятия решений посредством консенсуса, а для НАТО и ЕС – роль непосредственного урегулирования конфликтов путем использования своих средств и вооруженных сил.

Таким образом, ОБСЕ, являясь региональным органом в смысле Главы VIII Устава ООН, может взять на себя роль координатора действий всех других международных образований, задействованных на ее пространстве.

Сердцевиной этой модели станут переговоры по контролю над вооружениями, разоружением, мерами доверия и безопасности. Все это в сочетании друг с другом, на взаимодополняющей основе поможет создать прозрачность военной деятельности, которая исключит всякую возможность скрытой подготовки к нападению.

И прежде чем перейти к конкретным документам ОБСЕ в сфере военно политического измерения безопасности, необходимо дать развернутую общую оценку документов Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе и определить их место в системе источников международного права.

ГЛАВА 2 – Роль ОБСЕ в сфере военно-политического измерения европейской безопасности.

§ 1. Акты ОБСЕ и их место в системе источников международного права.

Отсутствие международно-правового характера решений ОБСЕ является своеобразной «родовой травмой» этой организации.141 Еще на консультациях, предшествовавших подписанию Заключительного Хельсинского акта года, было решено, что обязательства ОБСЕ носят не международно-правовой, а политический характер, то есть не имеют обязательной юридической силы.

Поэтому начатый в Хельсинки процесс и принимаемые в его рамках решения, как правило, имеют политический, а не юридический характер.

Отдельные (достаточно скромные) попытки принять решения, имеющие международно-правовой характер, например, в области Суда ОБСЕ по примирению и арбитражу, наталкивались на мощное сопротивление группы стран, в авангарде которых выступали США. В качестве основного аргумента выдвигался тезис о том, что международно-правовой характер решений СБСЕ изменит саму природу Совещания, придаст обязательствам юридическую силу и нарушит целостность общеевропейского единства, так как не все государства участники захотят присоединиться к Конвенции. В то же время, процесс формирования ОБСЕ как международной региональной организации в настоящее время еще видимо не может считаться завершенным, что вызывает некоторые вопросы относительно места документов и договоренностей ОБСЕ в системе источников международного права.

См.: Бенедиктов К. Россия и ОБСЕ: реальные и мнимые возможности сотрудничества // Россия и основные институты безопасности в Европе: вступая в XXI век / Под редакцией Тренина Д. – М., 2000. – С.195.

См.: Tanja G.L. Peaceful Settlement of Disputes within the Framework of the CSCE // Helsinki Monitor. – 1994. - № 3. – P.48.

Большинство решений, принимаемых в рамках Организации, носят рекомендательный характер, поэтому закономерна постановка вопроса о правовой природе договоренностей в рамках ОБСЕ. Необходимо определить, являются ли источниками международного права документы Организации.

Известно, что дискуссия на эту тему ведется на всем протяжении развития ОБСЕ.

Как известно, в юридической науке, когда говорят об источниках права, имеют в виду формы, в которых выражена та или иная правовая норма. Говоря об источниках международного права, упоминают статью 38 Статута Международного Суда ООН, согласно которой к источникам относятся:

международные конвенции, международный обычай, общие принципы права, судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов. Однако в настоящее время данный перечень источников не может считаться исчерпывающим. Так, например, акты международных конференций и организаций стали тоже относить к источникам международного права. В связи с этим в современном международном праве получил распространение термин «мягкое право».

«Мягкое право» это не значит мягко сформулированные международные договоры с ограничительным нормативным содержанием.

Анализ доктрины и практики показывает, что термин «мягкое право»

используется для обозначения двух различных явлений. В одном случае речь идет об особом виде международно-правовых норм, в другом – о неправовых международных нормах. В первом случае имеются в виду такие нормы, которые, в отличие от «твердого права», не порождают четких прав и обязанностей, а дают лишь общую установку, которой, тем не менее, субъекты обязаны следовать. Для подобных норм характерны слова и выражения типа «добиваться», «стремиться», «принимать необходимые меры» и т.п.

См.: Статут Международного Суда ООН // Международный уголовный суд (Сборник документов). – Казань: Центр инновационных технологий, 2004. – С.6.

Ко второму виду норм «мягкого права» относятся те, что содержатся в неправовых актах, в резолюциях международных органов и организаций, в совместных заявлениях, коммюнике. О том, сколь велико может быть значение данных актов, свидетельствуют, например, решения конференций стран антигитлеровской коалиции. В наше время примером подобных норм служат документы Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, которые стали главным инструментом перестройки системы международных отношений в Европе. Такого рода нормы являются не правовыми, а морально политическими. Нормы «мягкого права» взаимодействуют с нормами международного права, выполняя то, что по тем или иным причинам не могут делать последние.

Нередко они обеспечивают предварительное, доправовое регулирование, прокладывая путь праву. Велико значение норм «мягкого права» особенно для деятельности международных органов и организаций, которые с их помощью осуществляют большой объем регулирования международных отношений и воздействуют на развитие международного права. Нормы «мягкого права»

часто заполняют собой разрыв между договорными актами и обычным правом.

Как правило, они принимаются в ответ на насущные политические проблемы.

Однако зачастую на практике можно встретить злоупотребления концепцией мягкого права. Так, например, профессор Решетов Ю.А. указывает на попытки представителей различных государств подобрать для международных соглашений такие наименования, которые они смогли бы использовать при толковании вопроса об их юридической силе в своих политических целях.145 Хотя, необходимо отметить, что согласно статье Венской конвенции о праве международных договоров, конкретное См.: Лукашук И.И. Нормы международного права в международной нормативной системе. – М.: Спарк, 1997. – С.127.

См.: Решетов Ю.А. К вопросу о «мягком праве» // Московский журнал международного права. – 1999. - № 2. – С.27.

наименование международных соглашений не затрагивает их юридической силы. Итак, являясь нормами мягкого права, документы ОБСЕ, будучи политически обязательными, оказывают определенное воздействие на систему международного права. Сила воздействия актов СБСЕ была настолько значительна, что многие юристы пытаются приблизить их к международному праву. Пишут об их «квазиправовом характере», а некоторые вообще считают их международно-правовыми актами, несмотря на заявления участников, что документы порождают только политические обязательства. Так, например, Ю.М. Колосов пишет: «Когда в политическом документе речь идет об обязательствах, они всегда имеют юридическую силу. Обязательства как таковые носят юридический характер независимо от формы документа, в котором они фиксируются».147 Лазутин Л.А. считает политические и юридические обязательства адекватными. По своей природе политические нормы представляют согласованную волю государств и в этом смысле имеют ту же природу, что и нормы международного права. От последних они отличаются тем, что, согласовав содержание правила, государства придали ему не юридическую, а политическую обязательную силу.

Обязательство вовсе не должно быть юридическим, чтобы его соблюдали стороны. Различие между юридическими и не юридическими обязательствами проявляется лишь в правовых последствиях, и нисколько не влияют на обязательность нормы.149 Санкции при нарушении политических норм заключаются в отрицательной реакции государств и международных См.: Конвенция о праве международных договоров. Вена, 23 мая 1969 год // Действующее международное право. Том I. / Сост. Колосов Ю.М., Кривчикова Э.С. – М.: Издательство Московского независимого института международного права, 1999. – С.345.

См.: Колосов Ю.М. Международное сотрудничество в области массовой информации // Советское государство и право. – 1978. - № 2. – С.32.

См.: Лазутин Л.А. Развитие правовых норм о мерах доверия и вопросы их реализации // Проблемы реализации норм международного права. – Свердловск, 1988. – С.57.

См.: P. van Dijk. The Final Act of Helsinki – Basis for a Pan-European System? // Netherlands Yearbook of International law. – 1980. – P.110.

организаций на нарушение этих норм. Государство-нарушитель может быть лишено возможности пользоваться благами, вытекающими из данной политической системы. Необходимо заметить, что политики отдают себе отчет в потенциальной опасности такого рода последствий.

Нарушение политически обязательных соглашений также неприемлемо, как и нарушение юридических обязательств и может быть приравнено к нарушению норм международного права. Таким образом, по мнению авторитетного юриста-международника Ари Блоеда нет принципиального различия между политически обязательными и юридически обязательными нормами. Итальянский профессор А. Малинтопи отмечает, что практически трудно провести различие между санкцией, направленной на выполнение настоящего юридического обязательства, и давлением, направленным на обеспечение политического обязательства. По мнению польского профессора В.

Моравецкого, политические нормы оказываются сплошь и рядом более действенными и более скрупулезно соблюдаемыми, нежели такие правовые нормы, которые возникают в результате формального соглашения. Различие между правовыми и неправовыми международными инструментами в последнее время часто исчезает, когда определенные международные договоры ссылаются на различные политические обязательства. В классификации норм международного права выделяют отсылочные нормы, обязывающие руководствоваться правилами, содержащихся в других нормах и актах. Такого рода нормы можно встретить во многих договорах. Отсылают и к неправовым нормам. Бывают отсылки к принципам морали, справедливости, к резолюциям Генеральной Ассамблеи ООН и решениям международных совещаний, например к документам ОБСЕ.

См.: Arie Bloed. Institutional Aspects of the New CSCE // Legal Aspects of a New European Infrastructure. – NL. Utrecht, 1992. – P.3.

См.: Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. – М.: БЕК, 1997. – С.141.

По мнению профессора Лукашука И.И., благодаря отсылочной норме содержание неправовой нормы обретает юридическую силу в рамках данного договора.152 Так, советско-германский договор от 9 ноября 1990 года содержит положение о том, что обе стороны будут оказывать всемерное содействие развитию процесса безопасности и сотрудничества в Европе на основе Заключительного акта Хельсинки от 1 августа 1975 года. Аналогичные нормы содержатся также в Договоре о дружбе и сотрудничестве между СССР и Италией от 18 ноября 1990 года, в Договоре о дружбе и сотрудничестве между СССР и Испанией от 9 июля 1991 года и в ряде других документов. Однако такая трансформация политически обязательных договоренностей в юридически обязательные возникает только между определенными государствами, заключившими подобные договоры.

Обязательства ОБСЕ также могут приобрести юридически обязательный характер благодаря решениям Совета Безопасности ООН. Например, Резолюции 740 от 7 февраля 1992 года и 743 от 21 февраля 1992 года, которые обязывают стороны югославского конфликта руководствоваться принципами СБСЕ в решении своих вопросов. Неоднократные ссылки в последующих договорах на Заключительный акт и на другие документы ОБСЕ сформулированы так, что не оставляют сомнений в признании их юридической силы и нормативности, а это – свидетельство статуса этих актов как источников международного права.

Различие между правовыми и неправовыми нормами международного права исходит из концепции источников права. Согласно этой концепции к источникам международного права относятся только правовые нормы, то есть те, на которые можно ссылаться в суде. В соответствии со статьей 1 Конвенции по примирению и арбитражу в рамках ОБСЕ (которая является юридически См.: Там же. – С.112.

См.: Ulrich Fastenrath. The Legal Significance of CSCE/OSCE Documents // OSCE Yearbook 1995/1996. Institute for Peace Research and Security Policy at the University of Hamburg. – Baden-Baden, 1997. – P.418.

обязательной) учреждается Суд по примирению и арбитражу, который создается для урегулирования путем примирения и арбитража споров, переданных ему на рассмотрение в соответствии с положениями данной Конвенции.

Примирение осуществляется примирительной комиссией, создаваемой для каждого спора. И согласно статье 24 Конвенции: «Примирительная комиссия оказывает помощь сторонам в споре в поисках урегулирования в соответствии с международным правом и их обязательствами в рамках СБСЕ».154 То есть, иными словами, Конвенция прямо указывает на возможность использования документов и договоренностей ОБСЕ (в том числе и неправовых) в судебном разбирательстве, относя их, таким образом, к источникам международного права.

Итак, подводя итог вышесказанному, можно сделать вывод, что большинство документов ОБСЕ, являясь политически обязательными документами, приобретают юридическую силу в процессе их действия благодаря различным механизмам.

В своей работе, посвященной нормам международного права, Лукашук И.И. пишет, что акты ОБСЕ не входят в систему международного права, но взаимодействуют с ним в международной нормативной системе. И в подтверждение этого он ссылается на такой документ принципиального значения, каким является Кодекс поведения по военно-политическим аспектам безопасности 1994 года. В нем говорится, что добросовестное выполнение всех обязательств, принятых в рамках СБСЕ, имеет принципиальное значение для стабильности и безопасности. Участвующие государства будут добиваться обеспечения того, чтобы их соответствующие внутренние акты и процедуры или, где это необходимо, правовые инструменты, отражали обязательства, взятые по настоящему Кодексу. Все это не оставляет сомнений, что участники См.: Конвенция по примирению и арбитражу в рамках СБСЕ. Женева, 15 декабря 1992 год // Московский журнал международного права. – 1993. - № 3. – С.161.

рассматривают положения Кодекса как обязательные, как порождающие для них международные обязательства. Но это не правовые обязательства, а политические. В Кодексе говорится, что содержащиеся в настоящем Кодексе поведения положения являются политически обязательными. Соответственно, настоящий Кодекс не подлежит регистрации согласно статье 102 Устава ООН.

То есть, он не является международно-правовым договором. По мнению другого известного специалиста, профессора Бекяшева К.А., принимаемый международной конференцией или совещанием заключительный акт или итоговый документ в зависимости от его содержания и политико правовой значимости может непосредственно служить источником международного права. К числу таких документов можно отнести Заключительный акт СБСЕ 1975 года и другие итоговые документы СБСЕ, в том числе Венский итоговый документ 1989 года, обязавший государства участников СБСЕ привести свое национальное законодательство в соответствии с нормами международного права. А также итоговый документ «Хельсинки – 2» и Будапештские документы 1994 года, включая Кодекс поведения, касающийся военно-политических аспектов безопасности.

Указание Будапештского Кодекса поведения 1994 года на то, что закрепленные в Кодексе положения носят политически обязательный характер, как раз и говорят о том, что эти положения имеют юридическую силу для государств-участников. Иначе как можно обязать суверенное государство выполнять свои политические обязательства, в том числе в области международного сотрудничества в военно-политических направлениях и по мерам военного доверия. Ари Блоед, ведущий Датский специалист по международному публичному праву и ОБСЕ писал: «Одним из самых сложных аспектов См.: Лукашук И.И. Нормы международного права в международной нормативной системе. – М.: Спарк, 1997. – С.128.

См.: Международное публичное право / Под редакцией Бекяшева К.А. – М.: Проспект, 2003. – С.24.

процесса работы СБСЕ, является правовая квалификация его заключительных документов. В теории права обычно придерживаются мнения, что Заключительный Хельсинский акт и документы СБСЕ не носят характера договоров… Стороны-участники, как это было выражено в конце конференции в Хельсинки в 1975 году, совершенно ясно указывают на тот факт, что Хельсинский акт должен рассматриваться как политический, а не юридический документ. Однако это замечание не должно приниматься как предположение того, что документы СБСЕ не обладают обязательной силой… Нарушение политически, а не юридически обязательных соглашений настолько же неприемлемо, как и нарушение норм международного законодательства. В этом отношении нет различия между политическими и юридическими обязательными нормами права». Необходимо отметить, что все основные решения в рамках ОБСЕ принимаются на основе консенсуса. До последнего времени попытки изменить подобную практику встречались рядом государств крайне негативно. С другой стороны, по мнению ряда ученых-международников, использование консенсуального принципа ведет к снижению эффективности деятельности Организации,158 поскольку при этом часто приходится тратить значительное время для того, чтобы снять все возражения и согласовать позиции сторон. Так, например, в Венской декларации 1994 года ПА ОБСЕ парламентарии высказали идею о постепенном отходе от принятия решений методом консенсуса.

Отправным пунктом для дискуссии могло бы стать требование консенсуса в процентов, как членства, так и финансового вклада государств.159 Однако, принцип консенсуса исключительно важен для обеспечения политической См.: Bloed A. From Helsinki to Vienna: Basic Documents of the Helsinki Process. – Dordrecht.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.