авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Центр проблемного анализа и государственно управленческого проектирования ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ Материалы постоянно ...»

-- [ Страница 2 ] --

Эти враждебные действия против государства неиз менно проводились и проводятся теперь так называемой правящей партией. Следует обратить внимание, что идео логия нынешней правящей партии совершенно проти воположна идеологии той правящей партии, которая по мотивам борьбы за коммунизм совершала деструктивные действия против тогдашнего государства СССР. Будет уп рощением проблемы полагать, что дело здесь в том, что нынешняя правящая партия сформирована во многом из руководящих партийных работников прежней, ком мунистической партии. Проблема в институциональной противоположности любой партии и государства.

Государство — это, как весьма точно его определил знаменитый русский государствовед XIX в профессор Н.М. Казанцев. Правовые и управленческие источники… Б.Н. Чичерин, абсолютный союз народа. Но полити ческая партия вообще не является союзом народа — это организованная группа частных лиц, объединившихся в целях борьбы и захвата государственной власти и, в конце концов, — самого государства, если государство не сможет противопоставить правящей партии пресло вутые административные органы для систематического контроля законности действий правящей политичес кой партии, а попросту группировки ее лидеров. Ко нечно, партия, как правило, не борется за власть путем вооруженного насилия, но в России режим партийно го государства большевиками был утвержден именно вооруженным насилием и регулярными репрессиями.

Продолжать режим партийного государства можно пос редством рекламы, пропаганды в целях возбуждения у граждан, народа надежд и ожиданий, что эти, ныне ищущие власти себе, получив ее, будут, добровольно действовать в интересах других, причем всех осталь ных. Режим перманентного доминирования одной пар тии над государством содержит в себе одну из наиболее серьезных угроз внутренней национальной безопаснос ти. В том предельном случае бессменного партийного владычества, какова была власть КПСС над советским государством, основательно вести речь о неконституци онном захвате государственной власти.

Эта проблема известна странам развитого правового порядка. Исследование доктрины партийного государс тва, причем именно как альтернативы правовому госу дарству, было произведено в Германии еще в первые годы ХХ в. Дело в том, что США вплоть до 1875 г. были таким партийным государством. Это означает, что победившей на выборах в парламент политической партии достава лась вся полнота власти в стране, в том числе и права ре формировать, реорганизовывать и расформировать госу дарственный аппарат, увольнять всех государственных служащих и замещать их должности своими партийными Выпуск № 5 (10) Доклад ставленниками. Такой способ государственной власти по родил множество конфликтов в начале тогдашних 70-х гг.

и был прекращен, реорганизован в государство правовое по типу европейских, была построена, по словам Лоурен са Фридмэна17, административная демократия. Правящая партия в парламенте и сформированное ею правительство перестали обладать полномочиями реорганизовывать го сударственный аппарат, усмотрительно увольнять госу дарственных служащих, тем более на государственные административные должности назначать лиц, не имев ших прежде юридического статуса чиновников, в первую очередь партийных выдвиженцев.

Как видим, этот устарелый уже к концу XIX в. по рядок и способ государственной власти был воссоздан в России партией Ленина. Его опасность для государства проявилась в России во многих десятилетиях репрессий, позже, в Германии, воплотилось в нацистском режиме, опять-таки с концлагерями и репрессиями.

По этой причине первый вопрос государственной безо пасности — это безопасность государства как комплекса правовых сил и средств нации от авторитарных полити ческих партий, которые, не связывая свои политические декларации и обещания гражданам законом и правом, тем не менее, могут добиваться широкой общенациональ ной поддержки на выборах, а придя к власти, творить, в лучшем случае, внеправовой законодательный произвол.

Такой внеправовой законодательный произвол повлек в России более чем двукратное сокращение экономики по сравнению с РСФСР, и что существенно, за счет отмира ния машиностроительной и иной обрабатывающей про мышленности.

В данном конкретном случае принятия российским парламентом Федерального закона «О Знамени Победы»

Президент Российской Федерации В.В. Путин в полном Фридмэн Л. Введение в американское право. М., 1994. С.129–142.

Н.М. Казанцев. Правовые и управленческие источники… соответствии с п.2 ст. 80 осуществил свою конституцион ную функцию гаранта Конституции Российской Федера ции, прав и свобод человека и гражданина. Он в установ ленном Конституцией Российской Федерации порядке принял меры по охране независимости, суверенитета и го сударственной целостности Российской Федерации, и не подписал федеральный закон, нарушающий целостность и преемственность российской истории, подрывающий достоверность юридического факта победы в войне за не зависимость и суверенитет России, как в форме РСФСР, суверенной республики в составе СССР, так и собственно СССР, правопреемником которого является нынешняя Российская Федерация.

Это юридически значимое действие Президента Рос сии станет краеугольным камнем основания российской нации, если к нему будет присовокуплено следующее его действие по защите верховенства Конституции Российс кой Федерации над политической модой и конъюнктурой и ее применение в российской политике при реализации российским народом своего конституционного выбора главы государства в соответствии со ст. 81 Конституции Российской Федерации.

Здесь для теории права национальной безопасности и особенно для права государственной безопасности сущес твенно видеть различия, раскрытые еще в римском праве, между Jus и Lex, т. е. между правом и законом. Не всякое право узаконено и не всякий закон имеет правовую при роду. Противоправными законами, в части межнацио нальных отношений, в части установления или порожде ния практики верховенства партии над государством, над гражданином, были законы в нацистской Германии. Так же противоправными, и что примечательно — в сходных же отношениях, были некоторые законы и в СССР. Это последствия доминирования партии над государством.

Совершение действий по исторической аналогии чре вато повторением происшедшего. Если Россия уподоб Выпуск № 5 (10) Доклад ляется по каким-то государственным институтам тем го сударственным образованиям, которые были и пали на территории страны или других территориях, то, повторяя обстоятельства этих прошлых крахов, разве она не гото вится к их повторению вновь? В таком случае, повторяя наше прошлое, мы идем вовсе не в будущее и даже не в прошлое, а движемся к очередному необратимому собы тию, неизбежному как цикл деления живой клетки по мере ее созревания, свойственный всякому элементарно му, хотя и сложно устроенному организму.

Если СССР пал, а 70 лет его существования были ис торически несущественным периодом, то это благодаря исповедуемой правящей партией доктрине построения конечного последнего строя при посредстве националь ной политики, состоящей в разнационаливании. Не суть важно, как называется, в чем состоит последний, конеч ный государственный строй, выше которого якобы уже ничего нет. Государство, достигшее конечного строя, пусть даже в его начальной и низшей фазе, должно пасть.

Тем более что было догматировано отмирание государс тва по мере развития форм этого конечного и тупикового строя. Разгосударствление государства и разнационали вание национальностей подкреплялось деклассирова нием классов, т. е. рассоциаливанием. Пожалуй, своего высшего значения эта всеобщая дегенерация качеств общества выражалась в догме отмирания не только госу дарства, но и права.

Почему такая всеобщая и системная дегенерация об щества и человека представлялась связанной с реализа цией идеи общности, социальности, коммунарной общин ности, никак нельзя объяснить иначе, как недомыслием амбициозного, деятельного, по-ученически хитрого, но поверхностного и посредственного ума основополагаю щих самоучек.

Ныне, в демократическую революцию, тинейджерс кая жажда всего и сразу реализовалась в России снова, в Н.М. Казанцев. Правовые и управленческие источники… начале в повторившейся истории с прыганьем в пропасть реформ, именно таких, которые образуют пропасть. Ка залось бы, пора повзрослеть и задуматься, зачем нуж но разрабатывать и проводить такие реформы, которые опасны.

Конечно, в СССР были великие и могущественные до стижения. Но они были не благодаря правящей партии, а вследствие реализации логики развития естественных наук и воплощения ее в технических и оборонных до стижениях. При детальном анализе партийно-государс твенных механизмов можно увидеть, что развитие про исходило чаще вопреки партийному противодействию и допускалось лишь в случае необходимости соревнования с развитыми буржуазными странами и отчасти — за счет достижений советской разведки.

Достижения состоялись лишь в тех частях российской цивилизации, которые были сравнительно далеки от но вой революционной практики массовых жизни и мышле ния. Они были в фундаментальных естественных науках, постепенность развития которых не прервали революци онными порывами и скачками. Но в гуманитарных на уках, творцы которых были либо репрессированы, либо изгнаны, либо сбежали за границу, как основатель аме риканской социологии П. Сорокин, таких достижений не было. Более того, общественно-научный новодел и явля ется ответственным за распад многовекового государства, поскольку идеология власти, права и управления в нем была замешена на марксистском новомыслии, практику емом в сектантской кумиристической форме. Маркс и со ветский марксизм — вещи разные даже больше, чем Мо царт и Сальери.

А тем наукам, которым позволили продолжать свои до революционные традиции (математике, биологии, химии, физике), довелось в порядке своего естественного разви тия на основе сохранившихся предводителей научных школ, таких как Бехтерев, Вавиловы, Иоффе, Вернадс Выпуск № 5 (10) Доклад кий, Павлов, Умов, остаться на уровне высших мировых достижений. Напомним, что академик В.И. Вернадский организовал институт радия и учил Курчатова исследо ваниям радиоактивности. Те науки, которым позволили продолжаться из прошлого, реализовались в великие до стижения техники и создали действительно инженерно могучую державу. Но это так лишь в инженерном науч но-промышленном смысле была достигнута высшая обо роноспособность.

В гуманитарно-научном смысле к 1991 г., как и к 1917 г., страна оказалась слабой, несмотря на то, что все время из года в год, как и сейчас, крепила могущество власти. Вопреки постоянно предпринимаемым мерам противодействия нарастанию гражданско-общественно го сопротивления и внутренней деструкции власти пресе чение естественного развития все же произошло именно под прикрытием идей свободы и нового человека. В обоих случаях власть государства действовала односторонне и усмотрительно, не допуская себе партнерства со сторо ны общества. Существенно, что создаваемая революцией власть продолжала эту национальную традицию практи чески с первых своих дней, видя перед собой единствен ную задачу укрепления самой себя вопреки ищущему поначалу партнерства гражданскому обществу. Послед нее, осознав, что его не принимают в партнеры власти по управлению страной, переходило к спонтанной дефор мации и деструкции каждого акта властеосуществле ния. Примечательно, что практика деформирования ак тов властеосуществления распространяется снизу вверх по вертикалям власти, поднимаясь до высших порогов, и превращается в выгодную для должностных лиц при вычку деформирующего правоприменения. Естественное развитие общества и государства пресекается коррумпи рованной практикой самой власти, которая в результа те становится опасной для правового бытия государства и общества. Утрачиваются безопасные пути развития и Н.М. Казанцев. Правовые и управленческие источники… возможности частной и общественной жизнедеятельнос ти. Всякий выбор становится выбором из плохих и опас ных вариантов.

Естественный характер развития сохраняется исклю чительно в таких наднациональных и надгосударственных системах, каковы фундаментальная наука и академичес кое (непопулярное и немассовое) и внелингвистическое искусство, как, например, музыка. Тем не менее и здесь образуются опасности пресечения естественного разви тия — как коррумпированной и деформированной влас тью, так и деструктирующим эту власть гражданским обществом. Опасность всякого радикального пресечения естественного развития, что существенно, даже в таких наиболее динамичных областях человеческой практики, как наука и мышление, не говоря о промышленности и экономике, в конечном счете сбрасывает на дно пропасти и власть, и деструктирующее ее общество. Авторитарное одностороннее политическое действие власти, уничтожив партнерские стороны, не встречает себе никакого сопро тивления на пути в такую пропасть. Возникает ситуация, когда угроз в явном виде нет, но везде сокрытые опаснос ти, которые, никак не угрожая, при возможности обру шивают свой вред тотчас же, как субъект власти приводит себя в какую-либо необратимую ситуацию. Образуется си туация всесторонней универсальной ловушки, выстраи ваемой самим себе авторитарным субъектом посредством каждого совершаемого им действия и сказанного слова.

Уместно вспомнить, насколько был велик авторитет и усмотрительность осуществления полномочий власти Генерального Секретаря ЦК КПСС и Президента СССР (в порядке очередности замещения им должностей) М.С. Горбачева, произвольные инициативы которого не подвергались никакой проверке на законность и не встре чали никакого сопротивления.

Пунктами 1 и 2 Закон СССР от 24 сентября 1990 г.

№ 1674–1 «О дополнительных мерах по стабилизации Выпуск № 5 (10) Доклад экономической и общественно-политической жизни стра ны» предоставил практически безграничные диктаторс кие полномочия «Президенту СССР на период до 31 марта 1992 г. право оперативно издавать в соответствии с Конс титуцией СССР указы нормативного характера и давать поручения по вопросам отношений собственности, орга низации управления народным хозяйством, бюджетно финансовой системы, оплаты труда и ценообразования, укрепления правопорядка», «право создавать органы и другие государственные структуры для ускорения фор мирования общесоюзного рынка и обеспечения взаимо действия в этих целях союзных и автономных республик, автономных областей и округов».

Это действительно было — и вот нет ничего. Односто ронние полномочия и действия при бесправии и бездейс твии других сторон — это всегда рано или поздно влечет крушение той системы, в которой практикуется такая по литическая односторонность.

Ныне создана институциональная ловушка для авто ритарной власти вследствие выстраивания системы пар ламентарных выборов провинциальных руководителей из внеконституционно назначенных кандидатами на та кое избрание18. Не всякое внеконституционное действие вступает в очевидное противоречие с конституцией. Про тиворечие проявляется тогда, когда гражданин государ ства предпринимает попытку осуществить какое-либо свое естественное право, например избирательное право.

Ведь согласно п. 2 ст. 5 Конституции Российской Феде рации, республики в составе Российской Федерации яв ляются государствами. Интересно, как будет решать суд, Казанцев Н.М. Право безопасности: ситуационный анализ и до ктринальное определение. Реформы России: правовое обеспечение.

Материалы научно-практической конференции «Х лет Российской академии государственной службы при Президенте РФ», 21 сентября 2004 года / Под. ред. Г.В.Мальцева. М.: Изд-во РАГС при Президенте РФ, 2005.

Н.М. Казанцев. Правовые и управленческие источники… вначале наш Конституционный Суд Российской Феде рации, затем Европейский суд по правам человека, если граждане этих государств оказались без права избирать глав своих государств, что предусматривается конститу циями этих республик. Возбуждение дел по этому вопро су произойдет тотчас же, как в стране возникнет сколь либо острая, даже не критическая ситуация. Например, вследствие продления периода легислатуры действую щего президента сверх конституционно-установленного срока. И сразу возникает вопрос: а сколько в таком слу чае будет стран на этом месте? Две Российских Федера ции — одна из республик, а другая из областей, или одна, только из областей? И о каком единстве государства в условиях расколотого права в таком случае может идти речь? Неясно, есть ли здесь понимание предлагаемых институциональных изменений или его нет, а есть наме рения, добрые и опасные. Опасные тем, что возможные угрозы преобразуются в действительные опасности кон ституции, праву, государству и его суверенитету. Инсти туциональная ловушка захлопнется тогда, когда пред ставленный кандидат провинциальным парламентом не будет избран и парламент будет распущен. Власть в та ком случае в этом субъекте Российской Федерации перей дет на улицу. Конечно, во время любых выборов власть переходит на улицу, но, поскольку имеется действующая законодательная и исполнительная власти, переходит лишь частично и потенциально. А здесь будет иначе, ведь даже если парламентом не поддержан кандидат, явля ющийся действующим главой, то вследствие его непри ятия парламентом (пусть вероятность этого невысока, но она есть) он уже утратил легитимность, а парламент распущен. И где на улице есть тот, другой кандидат, ради которого распущенным парламентом был не поддержан данный, уже правящий по привычке. Это и есть опасная ситуация, которая больше, чем угроза опасности, — та кие ситуации не должны быть в принципе допускаемы в Выпуск № 5 (10) Доклад качестве возможных последствий применения действу ющего законодательства. А здесь получается наоборот:

опасная ситуация оказывается одним из возможных ре зультатов применения действующего законодательства.

Действующий федеративно провинциальный парламент распускается для того, чтобы власть полностью ушла на улицу, где она будет действовать сама по себе.

Так возникают проблема и задача обеспечения безо пасности принимаемых законов и действующего зако нодательства. Закон может быть опасен для права и го сударства. Таковы были принятые Верховным Советом СССР в феврале 1991 г. закон, устанавливающий для ав тономных образований в составе РСФСР статус непосредс твенного вхождения и правосубъектности в составе Союза ССР, и принятый в марте 1991 г. закон, предусматрива ющий хозрасчет и самоокупаемость республик в составе СССР. Эти законы сделали тенденцию распада СССР не обратимой.

Для концепции права государственной безопасности методологическое значение имеет знание о том, какой в СССР был принят последний закон СССР. Это был закон от 3 декабря 1991 г. о ликвидации Комитета государственной безопасности СССР и переподчинении Управлений Коми тета государственной безопасности СССР, действующих в республиках, советам министров союзных республик.

Этот закон был принят лишь одной из двух необходимых палат, палатой республик — Советом Национальностей, под председательством Р. Н. Нишанова. Он не был при нят другой палатой — Советом Союза. Тем не менее, не смотря на незаконность такого действия, он был подписан М.С. Горбачевым. Дорога для Беловежского упразднения СССР была открыта.

Откуда берется подобный законотворческий деструк тивизм? Из деструктивно фрагментированной логики законодательствующего мышления. Утрачивается связ ность понимания причин и следствий, этапированность Н.М. Казанцев. Правовые и управленческие источники… процессов и детерминация предшествующим последую щего. Образуется своего рода корпускулярность мысли и устанавливаемой ею нормы, порождающей разорванные, несвязные правоотношения, точнее нормоотношения, поскольку право, если оно право, едино. Но власть, если она не обеспечивает единства права и равенства перед законом и судом каждого, может быть и будет сегмен тирована, корпускулирована, фрагментирована даже в рамках так называемой вертикали власти. Эта дизассо циированность нормотворческой мысли, создающей при вилегии одним за счет других, скажем, естественным мо нополиям за счет потребителей, оказывается признаком эпохи.

Это уже стало метасистемным явлением. И вряд ли здесь правы апеллирующие к марксизму и его догмати ке истины. Ведь тот же самый отрицаемый Ф. Энгельсом Евгений Дюринг был знаменитым германским государ ствоведом, около десятка работ его было переведено на русский язык до 1917 г. Он охарактеризовал систему Мар кса как аправовую, т. е. отрицающую право доктрину. За кономерен вопрос: в какой степени можно было построить правовое государство посредством идеологии, сформули рованной на основании марксизма как аправовой, попрос ту говоря, противоправной доктрины и, в таком случае, преступного способа мышления? Можно ли было вообще построить государство на идеологии преступления, если именовать ее прямо и непосредственно?

Конституция — национальная идея Если конституция, по своему определению, представ ляет собой систему основополагающих и прямого дейс твия правовых норм высшей юридической силы, то что иное, как не высшие свои национальные ценности и идеи, как не национальную идею, нормальный, с недеформиро ванным правосознанием, самосознающий себя созидаю Выпуск № 5 (10) Доклад щим субъектом публичного, т. е. всеобщего и своего наци онального права, народ воплощает в конституции? А если народ проголосовал по сервильной привычке поддакивать правящей партии, и поэтому конституция представля ет собой изготовленную юристами, сообразно междуна родной моде на ценности, в данном случае — на права и свободы человека и гражданина, логически выстроенную систему норм, которую еще не готов соблюдать и тем бо лее защищать в суде почти что каждый российский граж данин. Более того, Конституция Российской Федерации оказалась почти для каждого ее гражданина такой систе мой норм, которую в отношении подчиненных ему лиц он соблюдать не захочет, а в случае безнаказанности будет и нарушать, а в отношении вышестоящих к нему почти каждый будет бояться защитить.

Однако из этого положения вещей не следует делать вывод о том, что дело в нормах и их качестве. Нет осно ваний полагать, что может существовать такая система норм, которую российский человек будет соблюдать в отношении ему подчиненных и защищать от нарушения вышестоящими над ним должностными лицами. Такая система норм, а следовательно, право как таковое мо жет не существовать вовсе до тех пор, пока не будет выработан в российской нации в качестве первого этапа Homo Civilis, т. е. человек цивильного, иначе— граждан ского, права, человек цивилизованный, попросту чело век городской, горожанин (civitas — это «город»). Право как таковое появляется лишь тогда, когда оно начинает собственную жизнь, независимую от власти. Если всякое право — это всегда определенное право власти, то перед нами еще не собственно право, а всего лишь право силы или власти. Право как таковое появляется лишь в го роде, когда из равных горожан избирается горожанин, обеспечивающий своей властью защиту равенства же сторон в каждой заключаемой сделке между равными, и это гражданское, или горожанское, право преобразует Н.М. Казанцев. Правовые и управленческие источники… право публичное, которое перестает быть исключительно правом власти, правом одного властвующего субъекта в отношении всех остальных, являющихся для него лишь объектами властвования, и становится действительно правом народа, т. е. res publica, иначе — делом общества, народа.

Человек городской вырабатывается из человека естес твенного, природного, иначе — деревенского, виланина (есть такой термин), представление о праве у которого только как о праве силы. Эта выработка горожанина не может быть совершена за одно-два поколения жизни и работы в городе, она совершается многими поколениями предков, активно участвующих в общественной и частной жизни города.

Крестьянин, или виланин, всегда подчиняется власти силы, в том числе государству, но не потому, что он созна тельный патриот. Он любит ненавидя превосходящую его силу и презирает тех, кого он превосходит сам силой, по ложением или богатством. Он не терпит равенства себе или тому, кто его превосходит. В деревенской общине, если у кого нет зависимости от другого наймом, долгом или за имствованием инструмента, орудий труда, продуктов, то равенства не возникает все равно — у каждого своя несо поставимая с соседом особость и какое-нибудь малозна чимое для горожанина ситуативное отличие, образующее деревенское достоинство или наоборот, недостаток, порок, вину, что чаще. Поэтому он не приемлет прав и свобод че ловека как его незыблемого достояния, не пресекаемого и не ограничиваемого государством, иной властью. Он не приемлет каждого, превзошедшего его каким-либо талан том, качеством или образованием. Поэтому его упование на государство как не ограниченную ничем, свободную и превосходящую всех силу, компенсирует его комплексы неполноценности к другим, в чем-то превосходящим его людям. Поэтому ему нужна свободовластная империя, а не правовое государство, власть которого ограничена за Выпуск № 5 (10) Доклад коном и правом. Произвол власти как раз ему доставляет гарантию, что унижен может быть любой, в том числе и в чем-либо его превзошедший человек или более разви тый, чем его бизнес. А следовательно, нет никого, кто бы его превосходил вследствие исключительных собствен ных качеств. Все превосходят лишь случайно, до поры до времени. Временность любого превосходства образует его внутреннюю идею и веру. Рост и накопление достоя ния — его идеал и мера, которую он применяет к любо му другому человеку. Соответственно, и права каждый получает в зависимости от такой количественной оценки состояния. Виланизм не признает права, независимого от количества состояния и личной известности. С точки зре ния виланизма богатый или знаменитый вправе проехать на красный свет или по встречной полосе, а бедный и без вестный — нет.

Деревенство, назовем его так, воинственно, когда бо гато или властвует, оно стремится навязать свои цен ности даже более агрессивно, чем город, и создать свою империю, но никогда не получается надолго. Ибо здесь каждый начальник –– метла, которая метет по-новому и всегда труды предшественников обращает в мусор. Это не горожанин-строитель, который из столетия в столе тие, из поколения в поколение строит одно и то же зда ние — своего государства, города или Кельнского собора, причем никогда не перестраивая. Перестраивать можно деревенскую избу, сарай, загон для скота, а перестройка города — это уже гражданская война, ибо затронет права собственности у всех горожан.

К началу ХХ века в России горожане составляли зна чительный слой, около 10%. Это и есть цивилизация, а попросту, переводя с латыни, горожанство. Он породил Февральскую революцию и был уничтожен Октябрьской, частью изгнан, частью расстрелян, теми, почти 40 милли онами крестьян, которые прошли через мобилизацию и окопы войны, чтобы вернуться в свое разоренное хозяйс Н.М. Казанцев. Правовые и управленческие источники… тво, а затем пойти за добычей в революцию, как идут на большую дорогу с топором грабить от безысходности ни щеты.

Ленин гениально предвидел, что деревенские поджоги помещичьих усадеб можно при надлежащей организации распространить на всю страну. Сам по себе мир вилани на распространяется не дальше соседней деревни. Только война при вторжении на его землю оккупантов наполняет его национальным чувством, но еще не идеей, изначально у него нет и не может быть национальной идеи. А всякая национальная идея появляется исключительно со станов лением городской цивилизации в стране и создания еди ного национального государства как власти права городов и горожан над всем народом и нацией, которую будем оп ределять через единство народа, живущего в настоящем, с прошлым и будущим. Это единство обеспечивается исклю чительно правом и государством, которые и образуют действительность национальной идеи как нравствен ной идеи и нравственного духа народа — этими слова ми автор продолжает мысль о государстве как о действи тельности, принадлежавшей немецкому философу XIX в.

Г. Гегелю.

Тот факт, что российское так называемое. патриоти ческое сообщество ищет национальную идею вне Конс титуции России, указывает лишний раз на то, что нация в России не получила еще своего полного образования и не возникло всеобщего систематического государственно правового сознания и подлинного гражданского правосо знания как сознания права отношений равных граждан с равными.

Следовательно, национальная идея — это система норм, которую российский человек соблюдает как в от ношениях с равными, так и подчиненными ему, а также защищает от нарушения вышестоящими над ним долж ностными лицами. Такой соблюдаемой и защищаемой каждым гражданином ценностью может быть только кон Выпуск № 5 (10) Доклад ституция страны. Если конституция государства не будет такой соблюдаемой и защищаемой всеми ценностью, то более никакой другой соблюдаемой и защищаемой нацио нальной ценности и идеи не будет вообще. Либо Конститу ция Российской Федерации соблюдается, поддерживается и защищается всеми гражданами и властями страны как национальная идея, либо никакой национальной идеи в России нет вообще. Конечно, будут партийные деклара ции, пропаганды, обещания и фикции и больше — ниче го. Конечно, в Конституцию можно вносить в порядке, ус тановленном Конституцией же, изменения.

Это, по нашему мнению, фундаментальное условие воз можности формирования в стране демократического правопорядка, включает в свой состав три подусловия:

1) наличие в стране у массового человека (а не отдельных лиц!) такого типа личности, которую по аналогии с экономическим человеком (Homo Economicus) Адама Смита назовем правовым человеком (Номо Justus) — человеком, всегда защищающим свое право от друго го и стремящимся не нарушать право другого, даже в тех случаях, когда:

при отсутствии его экономической выгоды закон предоставляет ему такую возможность или даже ее предписывает в качестве служебной обязан ности;

имеется возможность получения экономической выгоды при неисполнении предписания или нару шении закона;

2) преобладают законодательные нормы, которые, пре доставляя полномочия должностным лицам, право мочия лицам частного права, не делают законным причинение ущерба вследствие их осуществления, правам иных лиц, в том числе должностных или лиц гражданского права;

3) действует правосудие, приучающее человека к право судным решениям и правоприменению.

Н.М. Казанцев. Правовые и управленческие источники… Правовое государство можно построить лишь в том случае, если опираться на конституцию, но также и тол ковать конституцию как сформулированную националь ную идею, содержащую в себе высшие национальные ду ховные ценности и идеологию развития.

А если параллельно конституции будет принят некий иной документ и ему будет придан статус национальной идеи и наиболее развитой идеологии, то опять-таки будет создана опасная ситуация формирования аправового на ционального мировоззрения, ориентированного на неис полнение и несоблюдение конституции по меньшей мере, а фактически — на противодействие принятой конститу ции страны. Что означает — на разрушение и упразднение созданного государства. С этой точки зрения получают особое высвечивание партийные идеологии и программы.

Ведь если они подконституционны, то это нормально и свидетельствует о том, что правовое общество и правовая политика в данном государстве и его нации созданы. Но если они внеконституционны, то они суть не что иное, как политическое сектантство, ищущее себе способа противо стоять и противодействовать конституции.

В изрядной степени таким сектантством является рос сийское ежегодное новореформаторство, которое, не за вершив одну компанию (например, по оптимизации фун кций государства и государственных органов в виде их сокращения), берется за другую, за упразднение государс твенных унитарных предприятий, исходя из вкусового усмотрения, что их слишком много для реформаторско го ума, чтобы их охватить, а затем — за реформирование Российской академии наук из сообщества ученых, как ее определил еще Петр I сообразно продолжающейся по ныне европейской традиции статуса этого института, в государственное учреждение, с последующим сокраще нием и упразднением институтов и учреждений, пред принимаемым из тех же соображений. Примечательно, что Президент России существенно ограничил реформа Выпуск № 5 (10) Доклад торство в отношении сокращения государственных уни тарных предприятий, выделив предприятия стратегичес кого национального значения19. А ранее он приостановил сокращение функций государства и государственных органов перемещением известного должностного лица.

Однако,необходимость постоянного вмешательства Пре зидента РФ в повседневную практику исполнительной власти (см., например, изменения в Указе Президента РФ от 04.08.2004 № 1009 «Об утверждении перечня страте гических предприятий и стратегических акционерных обществ») показывает институционную неустроенность и неполную пробельную законодательную урегулирован ность последней. Наряду с этим обнаруживается недоста точное установление институтов защиты государства в виде процедур правоприменительной деятельности ор ганов исполнительной власти, иначе говоря — правовых механизмов обеспечения государственной безопасности властеосуществления и правоприменения.

Многочисленное и частое подчеркивание российскими министрами, что либеральная идеология является осно вой российского государственного строя, противоречит не только пунктам 1 и 2 ст. 13 Конституции Российской Федерации, но не соответствует также и положению дел в том государстве, в США, которое приводится нам в ка чества образчика либерализма. Посмотрите, что пишут Указ Президента РФ от 04.08.2004 № 1009 (в ред. Указов Прези дента РФ от 22.11.2004 № 1470, от 29.11.2004 № 1483, от 07.12. № 1502, от 19.01.2005 № 41, от 26.08.2005 № 985, от 02.09. № 1034, от 12.12.2005 № 1442, от 01.02.2006 № 68, от 20.02. №140, от 03.03.2006 № 176, от 27.03.2006 № 262, от 25.04. № 427, от 03.05.2006 № 456, от 09.06.2006 № 578, от 22.06. № 623, от 12.10.2006 № 1135, от 22.11.2006 № 1301, от 30.11. № 1320, от 30.12.2006 № 1489, от 26.01.2007 № 67, от 03.02. № 122, от 03.02.2007 № 126, от 03.02.2007 № 128, от 05.02. № 135, от 14.02.2007 № 164, от 23.02.2007 № 242) «Об утверждении перечня стратегических предприятий и стратегических акционер ных обществ» // «Собрание законодательства РФ», 09.08.2004, № 32, ст. 3313 и др.

Н.М. Казанцев. Правовые и управленческие источники… американские юристы про американское государство, например Л. Фридмэн, Дж. Белл20. Они не называют его либеральным государством. Они называют его админист ративным государством, о росте которого ведут речь как о закономерности нынешней исторической эпохи.

Рост административного государства должен соста вить задачу нынешней административной реформы рос сийской власти. Если не исполняется конституция, не обеспечивается ее исполнение, нужны вовсе не реформы конституционно-правовых форм, что производилось в форме сокращения функций государственных органов, установления новой структуры Правительства России или что предпринимается сейчас в отношении нового парла ментарного порядка выборов глав субъектов Федерации, а реформы именно административного законодательства и развитие административного права.

Почему столь важно, чтобы всякое государственное управление, в том числе и управление государственным долгом, совершалось в порядке, установленном иными субъектом, нежели тот, который осуществляет управле ние. Потому что любое публичное управление (государ ственное, муниципальное, общественной организацией) осуществляется должностным лицом, которое действу ет не по своему собственному частному праву, а по праву соответствующего публичного сообщества, гражданской нации государства, муниципальной общины или профес сиональной корпорации, и потому состоит в служении этому юридическому лицу публичного права, а не самому управляющему и его частному интересу в отношении его частной собственности. Эта доктрина выражена в явной форме в пресловутых латинских понятиях minister, ad ministrator, переводимых как «раб», «слуга» соответс твенно, и при этом administere переводится как «управ См. Фридмэн Л. Введение в американское право. Пер. с англ. / Под ред. М.М. Калантаровой, 1993. С. 129 и др.

Выпуск № 5 (10) Доклад ление», поскольку управлением еще в Древнем Риме занимались либо рабы, либо наемные слуги и действо вали в интересах хозяина, собственника или суверена.

Кстати, советское административное право искаженно представляло суть государственного управления, слова ри того времени, особенно толковые и даже некоторые нынешние, продолжают изъятие этих понятий из пере вода с латинского.

Поскольку управляющее должностное лицо осущест вляет управление в интересах суверена, или более общо — публичного юридического лица, то оно не может быть вправе регулировать порядок своего управления. Суверен регулирует этот порядок непосредственно или через дру гих своих представителей, иначе коррупция министров и администраторов будет всеобщим явлением как в нынеш ней России.

Административное право — это право суверена на исполнение и обеспечение в необходимых случаях при нудительного исполнения конституции и законов госу дарства, а также средство такого исполнения. Хотя это определение административного права не применяется к нему в российской правовой доктрине, но автор настаивает на этом подходе. Иначе если придерживаться продолжа ющегося и традиционного с советского времени подхода и метода административного права и административных наук, то возникает ситуация, когда каждая отрасль пра ва регулирует свой предмет, но друг с другом эти отрас ли не связаны, и обеспечение исполнения Конституции Российской Федерации не образует ничьей задачи, кроме самого конституционного права. Если Конституция не исполняется — значит, недоразвитое или даже порочное административное право. Конечно, у нас еще есть предус мотренные Конституцией РФ и не принятые по сей день законы — федеральные конституционные и ординарные федеральные законы, на которые прямо указывает Конс титуция. Это значит, что до сих пор не завершен процесс Н.М. Казанцев. Правовые и управленческие источники… введения в действие и обеспечения исполнения норм са мой Конституции. Прежде чем переделывать Конститу цию, нужно завершить ее установление, т. е. хотя бы то, которое было начато 10 лет назад. Недавнее празднование 10-летия Российской Конституции — это, конечно, праз днование малых сроков.

При исторически существенной продолжительности российской государственности следует обратить внима ние на то, что тысячелетняя история подразделяется на отрезки, каждый из которых уже не столь значителен.

70-летний опыт бытия СССР, до этого 300-летний пе риод царствующей династии и империи в рамках этой одной династии, ранее на территории России правили ди настии и государства других типов, но ни одно из них не было столь же продолжительным, как республиканский Рим, как последующий, императорский, или, как та же однодинастийная 1000-летняя Бавария.

Если периодизацию российской истории производить сообразно доминирующей проблеме государственного уп равления, то получается следующая последовательность особых правовых историй или государственностей — ха зарско-каганатская, русско-киевская многокняжеская, золотоордынского протектората, царско-московская, цар ско-питерская императорская, временно-республиканс кая, коммунисто-московская, советско-президентская, российско-президентская. Каждому из этих периодов ис тории России был свойствен свой преобладающий способ государственного управления, способ государственности.

Поэтому можно сказать, что история России — это ис тория сравнительно краткосрочных государственностей, сменявших друг друга, начиная, может быть с хазарско го каганата, который также был, как известно, на нашей территории. О чем это говорит? О том, что в правосозна нии народа и его элит не сформированы те императивы и ценности, с помощью которых создают прочные, долго действующие государственные системы.

Выпуск № 5 (10) Доклад Задача теории права национальной безопасности — ис кать методы установления долгосрочного государствен но-правового порядка, стратегические методы государс твенного управления и осуществления государства, т. е.

методы государственности. Задача правоприменения по законодательству о национальной безопасности — обес печивать стратегический характер решений проблем сегодняшнего дня с позитивными долгосрочными пос ледствиями, преодолеть тенденцию обеспечивать жизне деятельность народа в настоящем посредством расходова ния средств и ресурсов будущего, безвозвратно заимствуя ресурсы у потомков.

Причина российского государственного неустройства неоднократно формулировалась, например, еще П.А. Сто лыпиным — это персоналистский характер власти и влас теосуществления, при неразвитости правовых институ тов, а в случаях, когда они имеются и противодействуют осуществлению воли руководящего должностного лица, забвение правовых институтов и обязательных юридичес ких форм в пользу усмотрительных действий государс твенных должностных лиц. Даже для тех редких личнос тей власти, для которых было свойственно постоянство целей, критериев и ценностей и длительность властвую щей воли, все равно устойчивость институтов государства не могла иметь большей протяженности, нежели сроки властвования этого одного лица. Новая правящая метла мела по-новому, нередко возвращая выметенный мусор на прежние места.

Это правовое явление было выразительно названо в начале XX в. основоположником теории публичного права французским государствоведом Морисом Ориу цивилистским толкованием публичного права, возни кающим тогда, когда должностные лица власти осущест Морис О. Основы публичного права. Пер. с франц. Челяпова. М., Изд-во Коммунистической академии, 1929.

Н.М. Казанцев. Правовые и управленческие источники… вляют свои полномочия таким образом, как будто это их правомочия в отношения их патримониального владения.

Патримониальные права собственности были в Древнем Риме у отцов семейств и распространялись они не только на имущество, но и на членов их семьи: отец был вправе убить сына, продать дочь и т. п.

Цивилистское толкование публичного права влечет его деформацию, отношение власти к гражданам приобретает форму субъект-объектных отношений, которые именно в таком виде были доктринированы как в советской теории государственного управления, так и в нынешней теории этого предмета, заявленной практически во всех трудах, представленных в стране научных школ государствен ного управления. Излишне говорить, что доктрина субъ ект-объектных отношений управляющего субъекта к уп равляемым, уже не субъектам, а объектам управления, является доктриной применения в управлении вырож денных, односубъектных, правоотношений. Она выводит практику государственного управления за границы права и закона и низводит ее до механического управления ма шинами и механизмами. Задача законодательного преодо ления этого внеправового подхода к регулированию отно шений государственного управления ставилась автором в его части Концепции развития административного зако нодательства, в § 4 «Административное законодательс тво в сфере регулирования и управления экономикой»22.

Нами обращалось внимание на то, что субъект-объектная доктрина и практика государственного управления влечет идеологию, а вслед за ней и практику непризнания прав и свобод человека и гражданина, идеологию деформиро Тихомиров Ю.А, Ноздрачев А.Ф., Казанцев Н.М., Терещенко Л.К., Игнатюк Н.А., Петухов В.Н., Спектор Е.И., Калмыкова А.В. Концеп ция развития административного законодательства // В кн.: Концеп ции развития российского законодательства. Под ред. Т.Я. Хабриевой, Ю.А. Тихомирова, Ю.П. Орловского. М.: Издат. дом «Городец», 2004.

С. 461–488.

Выпуск № 5 (10) Доклад вания гражданского и предпринимательского права и по этой причине образует существенную угрозу, а нередко и ущерб государственной безопасности в форме ущерба пра ву, конституции и иному законодательству, гарантируе мым и защищаемым государством.

Субъект-объектная доктрина государственного управ ления причиняет не только ущерб праву государственной безопасности как праву, принадлежащему суверенному публично-правовому субъекту, в демократическом госу дарстве — народу. Практика государственного управле ния, совершаемая в соответствии с этой доктриной, влечет ущерб практический. В связи с этим существенно, чтобы теоретический состав права государственной безопасности был определен таким образом, чтобы ограничить влияние субъект-объектной доктрины государственного управле ния и контролировать ее осуществление до тех пор, пока она не будет преодолена теоретически и законодательно, посредством формирования новых нормоустановлений, регулирующих процедуры госуправления по схемам не вырожденных, полносубъектных правоотношений, т. е. в виде субъект-субъектных отношений.

Право государственной безопасности Право государственной безопасности — это триади ческое право: право безопасности должностных лиц госу дарства, право безопасности действий, состояний и отно шений государства, право безопасности норм, законов и юридических институтов государства. Оно, наряду с пра вом гражданской безопасности, включается в состав пра ва национальной безопасности. Причем правовые инсти туты экономической, информационной, промышленной, экологической, биологической, оборонной безопасности функционируют в составе права национальной безопас ности, обеспечивая безопасность как государственную, так и гражданскую.

Н.М. Казанцев. Правовые и управленческие источники… Не следует искать оснований в том, чтобы постулиро вать первичность права безопасности должностных лиц государства для остальных членов триады. Другое дело, что эта часть полномочий, по сравнению с двумя другими членами триады, наиболее проста для осуществления — если, конечно, само государство достаточно сильно и ав торитетно в мире. Что же касается возможностей защиты высших должностных лиц государства в развивающихся странах, то реальные оценки здесь можно почерпнуть из работы Дж. Перкинса23, который на примере нескольких стран показывает, что личная безопасность таких лиц за висит от того, насколько выгоден для США тот курс госу дарственной политики и управления, который они прово дят внутри страны.

Право государственной безопасности как право безо пасности действий, состояний и отношений государства, распространяется на безопасность национальных инте ресов как стратегических отношений государства к его внешней и внутренней среде, в одних случаях, никем не пресекаемое и в иных случаях — как взаимовыгодно согласованное с другими странами, осуществление кото рых обеспечивается либо должно обеспечиваться госу дарством.

Безопасность действий, состояний и отношений госу дарства имеет двоякий смысл.

Во-первых, это защищенность суверенных действий, состояний, отношений государства, государственных ор ганов от каких-либо внешних или внутренних воздейс твий на государство, на его должностных лиц либо на его общество и входящие в него общности по пресечению, де формированию, искажению этих государственных дейс твий, состояний отношений. Деформирующие внешние воздействия имеют форму, при которой трудно иденти Перкинс Дж. Исповедь экономического убийцы. Пер. с англ. М., 2005.

Выпуск № 5 (10) Доклад фицировать, а тем более доказать, что это действительно внешние, а не внутренние воздействия, или, наоборот, до казать, что такое деформирование является результатом чьих-то сознательных воздействий, а вовсе не естествен ным результатом свободного развития каких-либо объек тивных процессов, как то: политических, исторических, правовых, экономических, информационных или про цессов развития техники и технологии промышленности сообразно логике соответствующих наук. Результатом деформирующих воздействий является такое положение вещей, когда одни действия, состояния, отношения го сударства причиняют ущерб осуществлению каких-либо других действий, состояний, отношений государства, де лают невозможным их успешное выполнение либо опять таки деформируют их таким образом, что они причиняют вред или деформацию третьим действиям, состояниям, отношениям государства.

Во-вторых, безопасность действий государства — это также безопасность исполнения одних полномочий госу дарства для реализации других его полномочий, а также для осуществления прав и свобод человека и гражданина в стране в целом. Это следовало бы, согласно ст. 18 Кон ституции Российской Федерации, поставить на первое место данной диады безопасности государственных дейс твий, состояний отношений, если бы в составе действий государства не было собственно действий по защите прав и свобод человека и гражданина как таковых, начиная с защиты его жизни и здоровья от преступных деяний фи зических и юридических лиц, квалифицируемых, в том числе, и по экологическим критериям.

И наконец — право институционной безопасности го сударства, право на безопасность правовых норм, форм и институтов государства.

Прежде всего, здесь должна обеспечиваться безопас ность для государства его юридических институтов, в том числе законов, правовых норм, правовых форм реа Н.М. Казанцев. Правовые и управленческие источники… лизации законов, процедур правоприменения. Примеры опасных законов и правовых форм выше приводились.

Существенна также коррупциогенность законодатель ных норм.

Следует обратить внимание на широкий, универсаль ный состав понятия правового института. Справедливос ти ради следует сказать, что ныне широко распространен ное как в отечественной, так и в зарубежных доктринах определение понятия правового института как совокуп ности норм, регулирующих однородные по субъектно му составу и однопредметные общественные отношения, восходит к академику права профессору А.


Я. Вышинско му. Правоохранительная деятельность этого человека, связавшего свою жизнь с органами безопасности еще до советской революции, заключает в себе парадоксальную по устойчивости ценностей особенность, пронесенную им через российские революции без видимых измене ний. Будучи на посту начальника жандармской управы Санкт-Петербурга, уже после Февральской революции, он отдал приказ об аресте Ленина и его ближайших со ратников-большевиков, причем с оговоркой, что в слу чае невозможности задержания применять оружие для уничтожения. Существенно позже, на посту Генераль ного прокурора, он завершил выполнение этого своего приказа для всех тех, кто к этому времени остался жив.

Историческое расследование действительного авторства так называемых сталинских репрессий могло бы быть проведено более углубленно.

Здесь среди требований обеспечения безопасности для государства его правовых институтов стоит уже об суждавшийся вопрос о безопасности для государства по литических партий и их членов, участвующих в избира тельном, законодательном процессе, иногда в судебном процессе, а также в процедурах парламентского конт роля за деятельностью государственных органов испол нительной власти. Правовое значение для государствен Выпуск № 5 (10) Доклад ной безопасности партий парламентского меньшинства должно получить юридическое признание и правовое урегулирование при условии, что такие полномочия партиям меньшинства по контролю обеспечения безо пасности в практике законодательствования парламент ского большинства, будут предоставляться тем партиям меньшинства, которые не участвуют в противоконсти туционной пропаганде, деятельности, систематически поддерживают конституционный строй государства и выступают в его защиту. Их оппозиция выражается в выдвижении альтернативных решений относительно ме тодов и форм законодательной и практической реализа ции конституционных норм и принципов. Поэтому такие партии меньшинства могут и должны вести мониторинг внеконституционных, незаконных действий партий пра вящего парламентского большинства. Результаты мони торинга будут использоваться в предвыборной борьбе, и тем самым будут защищаться интересы государственной безопасности.

Наряду с мониторингом конституционности законо дательствования и законности правоприменения партии парламентского меньшинства должны и могут использо вать свою оппозиционную позицию для многокритери ального ситуационного анализа последствий реализации тех политических императивов, программ, с которыми выступает и которые осуществляет парламентское боль шинство. Этим самым также в интересах государственной безопасности будут прогнозироваться последствия раз личных политических ценностей, целей, императивов и те из них, которые влекут за собой опасные для дальней шего развития страны, возможности, будут выводиться с арены политической борьбы как содержащие в себе угро зы государственной безопасности.

Существенно, что в пункте «м» ст. 71 Конституции России, безопасность сформулирована вне связи с госу дарственной безопасностью или гражданской безопаснос Н.М. Казанцев. Правовые и управленческие источники… тью. А в пункте «б» ст. 72 встречаем безопасность обще ственную вместе и в связи с правами и свободами человека и гражданина. Нынешняя Россия вот уже 10 лет имеет шанс создать прочное государство на базе прав и свобод человека и гражданина, опираясь на них и пресекая и преследуя всякое нарушение таких прав, применяя те перь уже в этих новых целях профессиональное всесилие пресловутых специальных служб.

История показывает, что всякий государственный пе реворот, распад государства (в качестве начальной силы, действующей чаще скрытно, нежели явно) производится государственными же должностными лицами, которые предпринимают его исключительно из собственных част ных интересов наживы или обеспечения авторитарной и произвольной власти. Всегда в таком случае страдают и оказываются нарушенными именно права и свободы тех граждан, которые пребывают вне системы государствен ной власти. Поэтому институт прав и свобод человека и гражданина, как ничто иное, более удобен для установле ния надлежащего контроля за государственным аппара том страны, ее государственными должностными лицами без каких-либо изъятий. Однако действуют стереотипы и привычки прежней идеологии.

Есть попытки ориентировать административную ре форму на системное формирование контроля за деятель ностью государственных органов в интересах безопас ности гражданина и государства. Государство следует обезопасить от государственных же должностных лиц и государственных органов, от деструктивно ориентирован ных общественных организаций, от отдельных граждан и предпринимательских юридических лиц, ищущих спо собы финансового доминирования над государственными органами в интересах ускорения собственного же обога щения и развития. Обратим внимание, что в этой триа дической формулировке не подчеркивается, являются ли резидентными данному государству граждане, юриди Выпуск № 5 (10) Доклад ческие лица бизнеса, общественные организации, к нему же или к другому государству относятся государственные органы и их должностные лица. Это сделано сознательно, поскольку как внутренняя, так и внешняя триады субъ ектов могут выступать как в роли субъектов безопасности, так и в роли субъектов опасностей и угроз национальной правовой и государственной системе.

Существенно, что один и тот же социальный или пра вовой институт, особенно в условиях не вполне развито го законодательства и права, может быть, подобно любо му другому оружию, использован двояко — и в качестве инструмента безопасности, и в качестве инструмента де струкции права, государства и человеческой личности.

Одним из таких наиболее мощных орудий является в на стоящее время институт прав и свобод человека и граж данина. Посредством него был диффамирован и расчле нен СССР, и можно предсказать, что будет разрушаемо и разрушено любое государство, которое не будет основано на этом институте и использовать именно этот институт для своей защиты, защиты своего права и законодатель ства, укрепления своей безопасности и безопасности сво их граждан, как проживающих на его территории, так и находящихся за границей. Блестящим примером этого является не только международная правовая практика наступательных действий США, но и недавнее начало подписания Конституции Европейского союза, которые продемонстрировали гениальность предсказанного еще в XIX в. немецким философом Шеллингом будущего ми рового господства цивилизованных правовых государств, которые посредством правового строя будут определять судьбы других, менее развитых народов и, конечно, оче редное банкротство ленинского амбициозного хитроумия с его работой «О лозунге Соединенных Штатов Европы»

пророчествующей о невозможности Европейского союза.

Обратимся к некоторым конкретным ситуациям обес печения безопасности. Когда милиция применяет неза Н.М. Казанцев. Правовые и управленческие источники… конное насилие в отношении гражданина, эту ситуацию должны расследовать в качестве собственного предмета ведения — защиты прав и свобод человека и гражданина, органы федеральной безопасности (здесь будет излишним точное название), которые таким образом распространя ют свой надзор на органы внутренних дел. Это нормаль но, чтобы они установили надлежащий контроль и над зор над этой милицейской юрисдикцией. Одновременно милиция должна контролировать этого своего контроле ра в части соблюдения общественного порядка, защиты прав и свобод человека и гражданина, что называется, на улице, его имущества. Задача прокуратуры — осущест влять надзор, как правило, третьего уровня по таким делам, надзирать за надзором и контролем и контроли ровать осуществляемые контроль и надзор первого и вто рого уровня.

Советская, да и недавняя российская борьба с дублиро ванием функций государственных органов влечет одну из наиболее порочных тенденций административной практи ки. Это компетенционный монополизм государственных органов, который есть не что иное, как наилучшая основа для установления непреодолимой коррупции. Обратное, определенное пересечение компетенций и дублирование полномочий государственных органов влечет их взаим ный контроль юрисдикции друг друга и препятствует коррупционной монополизации полномочий и предметов ведения в руках каждого из министров. Компетенцион ный монополизм государственных органов образует не посредственную угрозу государственной безопасности не только угрозой системной и всеобщей коррупции. Имеет ся также угроза систематически порочной неконституци онной политики государственного управления, осущест вляемого данным государственным органом в интересах какой-либо частной компании или другого государства.

Только взаимный контроль министерств и ведомств может обеспечить необходимую внутреннюю безопас Выпуск № 5 (10) Доклад ность в стране. Очень важно обеспечить контролирова ние политической власти министров и министерств со стороны административной власти служб и агентств.

Для этого необходимо избавиться от стереотипа дисцип линарного государства, продолжающегося со времен рухнувших властей самодержца и генерального секре таря. Вместо дисциплинарной вертикали власти долж но быть установлено исключительно административно правовое подчинение, по которому каждое должностное лицо государственного органа в отношениях в любым другим должностным лицом, в том числе и вышестоя щим, выступает представителем государственной власти по тем полномочиям, которые ему установлены долж ностным регламентом, подчиняется вышестоящему не по всем вопросам, а исключительно по тем, которые так же и закрытым списком урегулированы должностным регламентом на основе соответствующего федерального закона. Только в таком случае возникает возможность осуществлять государственному служащему знаменитое для англосаксонских стран «управление вверх» и выпол нять надзорные функции в отношении законности дейст вий своего министра.


Дополнительно для обеспечения надзора за органами исполнительной власти необходимо в каждом государс твенном органе внедрить опыт администрирования или управления делами государственного органа, который практикуется как в современных ФРГ, Франции, так и имел место во времена интенсивного развития советского государства и строя в аппарате ЦК КПСС. Это метод уп равления взаимодействиями всеми функциональными подразделениями, как между собой, так и взаимодействи ями их во вне, с гражданами, другими государственными органами, юридическими лицами, исключительно через посредство так называемого Департамента Z (в ФРГ), 1-го департамента (во Франции) или Общего отдела (ЦК КПСС) при запрете на непосредственные личные взаимодейс Н.М. Казанцев. Правовые и управленческие источники… твия госслужащих, не относящихся к Департаменту Z (1-му департаменту, Общему отделу), с обращающимися в государственный орган лицами либо служащими иных департаментов данного государственного органа. Дее способность этой системы обеспечивается при условии систематической ротации кадров Общего отдела данного государственного органа с общими же отделами другими государственных органов или ротацией кадров по всем Де партаментам Z (1-х департаментов) различных ведомств.

Понятно, что граждане, проходящие государственную службу в департаментах Z, относятся к специально-упол номоченному административному ведомству по вопросам безопасности государственных органов.

Внедрение такой системы в России позволило бы со здать существенное средство пресечения коррупции, контроля законности практики органов исполнительной власти, проведения мер по защите государственной безо пасности в системе исполнительной власти.

Полнота правового установления государственной политики С точки зрения категории и реалии целей полити ка — это провозглашение некоей цели, совершаемое для достижения другой цели, которая осуществляется, имея в виду реализацию некоей иной, необозначенной цели, тре тьей, а то и четвертой. При этом будет заблуждением счи тать, что политика состоит в преимущественном пресле довании какой-то одной из этих трех-четырех целей. Нет, вероятнее будет предположение, что она состоит в том, чтобы посредством декларирования одной цели преследо вать другую, что не означает непременно достижение ее.

Политика состоит в том, чтобы само такое преследование целей использовать для осуществления третьей, чем слу жить четвертой цели как преддверия к пятой. Создание и поддержание такого многоцелевого поля, в котором Выпуск № 5 (10) Доклад продекларированной является только одна цель, осталь ные — неявны, образует одну из непременных и повсед невных задач политики и политика. По этой причине ре ализуемая фактически политика всегда сопровождается рисками национальной безопасности, выражающимися в образовании внешних и внутренних угроз.

По критерию метода политика — это метод использова ния любой действительности, в том числе и мнимой, равно и виртуальной в качестве средства своего осуществления.

С точки зрения права политика — это будущее права и будущее право одновременно, политика есть осуществле ние права на будущее или права будущего. Политические ценности, догмы, сегодня являющиеся лишь деклараци ями, завтра воплощаются в законах и послезавтра стано вятся правом. Политика — это такое правопользование, что шире правоприменения, которое создает новое право.

Эти особенности политики влекут изначальную субъ ектность и субъективность политики, вопреки распро страненному с советского времени представлению о том, что политика обусловлена объективными обстоятельства ми и должна следовать экономической действительности как ее основанию. Догма превалирования экономического базиса пришла в Россию через переводы марксистской ли тературы, которые почему-то не учли распространенную в западном мире семантику базисного как низкого, низ менного, подлого, а также начального и недоразвитого, помимо фундамента и пьедестала24. Да и превознесение значения фундамента перед зданием столь же странно, как и пьедестала памятника — перед самой скульптурой изображенной знаменитости.

Политика, а вслед за ней и право тем более развиты и возвышенны к будущим достижениям, чем более выража См., например, перевод значения английского «base» The Oxford Russian Dictionary / Англо-русский словарь под ред. Пола Фаллы. М.:

Прогресс-Академия;

Смоленск: Полиграмма, 1995. С. 654.

Н.М. Казанцев. Правовые и управленческие источники… ют в себе перспективы активности тех субъектов страны, которые, будучи как публично-правовыми, так и частно правовыми, осуществили свое участие в подготовке, фор мировании, более того — формулировании, а вследствие этого участвуют и в реализации общей государственной политики и многообразных ее ветвлениях в виде конкрет ных политик.

Содержание политики образуют провозглашаемые и осуществляемые ценности, интересы и цели. Ценнос ти — это прежде всего те ценности, которые каждый фак тически и ежедневно осуществляет в своей жизни, семье и профессии. Такие ценности подразделяются на официаль ные, установленные правом и законом государства, и на неофициальные общественные ценности, образованные моралью и нравственностью, а также на неформальные ценности профессионального сообщества и его референт ных и контактных групп.

Коммунистическая идеология деформировала идею ценностей, породила понимание ценностей как чего-то далекого, осуществимого не нынешними людьми, но лишь будущими поколениями. В результате каждый ока зался морально не обязан осуществлять в повседневной жизни какие либо ценности. В настоящее время задачей российской политики является задача формулирования целей по восстановлению в повседневном осуществлении обычных для России и Европы нравственных ценнос тей, содержащихся в каждой мировой религии, будь то христианство или мусульманство. Если ценности соб людаются большинством общества, то такое целевое со стояние будет достигнуто, и тогда ценности займут свое обычно место в связи с целями. Они станут определять нравственно допустимые методы и средства достижения целей.

В этом смысле профессиональное сообщество выпол няет исключительно важную ценностную функцию. Цен ности, практикуемые каждой профессией, дополняя Выпуск № 5 (10) Доклад базовые нравственные ценности, образуют весьма разви тый и специальный, свойственный и возможный к осу ществлению исключительно данной профессиональной деятельностью, состав методов и средств для достиже ния целей. Профессиональные ценности через посредство законодательных норм становятся фактором, обуславли вающим национальные интересы, политические цели, императивы и приоритеты. Но императивы политики и национальные интересы действуют также и в отношении профессионально-обусловленных и иных ценностей и це лей, предопределяют критерии властного выбора целей для осуществления.

Право и закон в большей или меньшей степени на ходятся в составе ценностей и в результате выступают в одних случаях ценностными, а в других — властным ре гулятором и ограничителем средств и методов осущест вления политических целей. Законодательство и право обуславливают выбор направлений политик государства по реализации его национальных интересов и суверенных прав, состоящих прежде всего в осуществлении консти туции, прав и свобод человека и гражданина, так и оп ределяют состав правомерных и неправомерных методов и средств их осуществления. Конечно, как говорилось, политика — это будущее право и будущность права, что получает реализацию через специфические императивы политики. Они отличаются от правовых норм и импера тивов большей простотой формы. Трехчастная структура правовой нормы — гипотеза, диспозиция, санкция — об разуют минимально необходимую структуру императива для того, чтобы он стал правовым императивом.

Для того чтобы нормы права регулировали человечес кие отношения и поведение, они, согласно кибернетичес кому закону управления, известному как закон необходи мого разнообразия управляющих воздействий, должны иметь форму не более простую, нежели та, отношения ко торые они предусмотрены регулировать.

Н.М. Казанцев. Правовые и управленческие источники… Правовые нормы своей структурой и логикой создают большинство из современных сколь-либо сложных право отношений. Без правовых норм многих из известных нам общественных или частных отношений вообще не сущес твовало бы. Не было бы ни государства, ни наследования имущества от умерших предков. Юридическая норма должна быть такова, чтобы для любых различных и сход ных ситуаций реальности существовали единственная гипотеза и единственная диспозиция, которые бы образо вывали состав правоотношения, осуществленного практи чески, и идентифицировали бы его как правомерный или неправомерный. Для неправомерных отношений норма должна устанавливать санкции, которые могут быть не единственны и однозначны, а зависеть от обстоятельств.

Для нормативно-структурного анализа представля ет интерес ст. 18 Основного закона ФРГ25: [ГИПОТЕЗА]:

«Каждый, кто использует свободу выражения мнений, в частности свободу печати (абзац I ст. 5), свободу препода вания (абзац 4 ст. 5), свободу собраний (ст. 8), свободу объ единений (ст. 9), тайну переписки, почтовой, телеграфной и иной электросвязи (ст. 10), право собственности (ст. 14) или право убежища (абзац 2 ст. 16) [ДИСПОЗИЦИЯ]: для борьбы против основ свободного демократического строя, [САНКЦИЯ] утрачивает эти основные права. [ПРОЦЕС СУАЛЬНАЯ ФОРМА]: Факт и пределы утраты указан ных прав определяются решением Федерального консти туционного суда». В этом нормоустановлении в составе гипотезы — несколько положений, которые содержат в себе ссылки на другие нормы, в которых эти составные части гипотезы являются диспозициями норм и поэтому заключают в себе характеристику составов деяния. Здесь проявляется важнейшее свойство права, благодаря ко Федеративная Республика Германия. Конституция и законодатель ные акты: Пер. с нем. / Редкол. В.А. Туманов и др. Сост. Т.Г. Морща кова. М.: Прогресс. 1991. С. 32.

Выпуск № 5 (10) Доклад торому оно, в отличие от политики, образует единую не прерывную правовую материю — это установление норм, в которых гипостазируются и санкционируются диспо зиции других норм. Для материального единства права и обеспечения его связи с действительностью необходим трехчастный состав нормы, который при этом соотнесен с процессуальной формой, посредством которой устанавли вается юридический факт и квалифицируются деяния и отношения как регулируемые данной нормой.

Традиционная российская политика обычно не поль зуется трехчастной формой политического императива, тем более она не прибегает к установлению процессуаль ных форм для идентификации реальности и проверки осу ществления политических императивов и приоритетов.

Российская система политической исполнительной влас ти обладает по меньшей мере четырьмя соподчиненными уровнями — глава государства, правительство, главы и правительства субъектов Российской Федерации. В этих условиях, если политика формулируется в традиционных одно — и редко двупредикатных императивах, невозмож но ни обеспечивать ее внутреннее единство, ни контро лировать реализацию политики на каждом подлежащем уровне к данному.

Представленная норма германского конституцион ного права устанавливает правовые средства защиты различных конкретных прав и свобод граждан от зло употребления ими. Деяние злоупотребления идентифи цируется предикатом гипотезы нормы посредством слова «использует». Состав злоупотребления выражается пре дикатом диспозиции, который в данном случае не имеет глагольной формы, но, тем не менее, выражает действие посредством своего смысла — ведение борьбы против основ конституционного строя. Санкция выражается третьим предикатом, устанавливающим правовые пос ледствия этого правонарушения, — утрачиваются права, использованные для правонарушения. Процессуальная Н.М. Казанцев. Правовые и управленческие источники… форма идентифицируется в составе нормы через четвер тый предикат, «определяются решением», смысл кото рого в предоставлении полномочий конкретному органу государственной власти совершать правоприменение по данной норме, в данном случае Федеральный конститу ционный суд определяет факт и пределы утраты указан ных прав.

В отличие от трех — и более предикативного право вого императива, политический императив может быть и двусложным, и односложным. Но подчеркиваем, что достаточность формы любого императива, правового или политического, обеспечивается лишь четырехпредика тивным установлением. Если это условие не выполняет ся на уровнях российской власти, которые подлежат под уровнем главы государства, определяющим направления внутренней и внешней политики (п. 3 ст. 80 Конституции РФ) и осуществляет руководство последней (п. «а» ст. Конституции РФ), то выполнение названных конститу ционных функций будет крайне затруднено по причине неполноты и недостаточности для осуществления фор мулирования и установления политик. Если политика или право по критериям открытого У.Р. Эшби киберне тического закона достаточного разнообразия управля ющих воздействий недоформулированы, т. е. не обрели трех — или четырехпредикатную форму, посредством которой устанавливаются взаимосвязанные действия, необходимые для обеспечения практической реализации такой политики или права, то они останутся неосущест вленными. Установление политики или право окажется фиктивным.

Согласно п. 1 ст. 3 Конституции Российской Федерации, «носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонацио нальный народ». Когда политика понимается по-ленински узко, только как борьба за власть, политика властеосущест вления упущена из виду или не существенна, то, следуя Выпуск № 5 (10) Доклад Конституции Российской Федерации, становится понятно, что политика — это борьба за внимание и поддержку наро да как единственного источника власти. Соответственно, народ и является источником политики. Для Ленина прак тика властеосуществления также была борьбой за власть над страной, а вовсе не политикой ее развития. Ведь по де формированной им диалектике, под развитием он понимал борьбу противоположностей и всякое изменение и отрица ние существующего, а не только прогрессивное.

Более широкое и развитое, нежели ленинское, пони мание политики вытекает из определения государства Г.Ф. Гегелем: государство — это действительность нравс твенной идеи, нравственного духа народа. Здесь действи тельность — это, во-первых, дееспособность, а во-вторых, практическая осуществленность нравственных идеи и духа народа. Однако применительно к России проблема остает ся, нет оснований считать, что нынешняя практика власти с праздниками над вымирающим народом не соответству ет его разложившемуся нравственному духу и утраченной нравственной идее. Всетерпение, по никонианскому пра вославию, превращается в терпение национального прозя бания. Нравственные источники и основания для полити ки национального развития как бы отсутствуют.

Также в определении Г.Ф. Гегеля право сочленено с государством, само по себе это правильно, ибо прежде государства не было ни общества, ни права. Но в наших целях их можно разделить. Соответственно, политика государства, или государственная политика, имеет свои ми основаниям, во-первых, право как действительность нравственной идеи, во-вторых, государство как действи тельность нравственного духа, и в-третьих, националь ный интерес как интерес будущности народа. Каждый народ имеет право на свое будущее, и вот это понимание права как права на будущее и может быть положено в основу будущей политики национального развития Рос сии.

Вопросы к докладчику и ответы Вопрос (В.А. Гамза) :

Докладчик предложил довольно оригинальную схе му, касающуюся управляющего субъекта и управляемого субъекта. Изложен ряд универсальных подходов, позво ляющих вывести закономерности во взаимоотношениях субъекта и объекта управления, но без учета имеющих ся особенностей. Ведь совершенно очевидно, что если сфера управления социальная — это одно;

если сфера управления экономическая — это другое, если админис тративная — это третье, если внутри производственного процесса — это уже четвертое и т. д. Таких особенностей, влияющих на взаимоотношения субъекта и объекта уп равления, много, и они сказываются на существе вопро са. Я не хочу вдаваться в подробности. Но мне кажется, что это спорный момент — управляющий субъект и уп равляемый субъект. Мне кажется, что не может быть единой схемы взаимоотношений управляемого и управ ляющего?

Ответ:

Вы обозначили действительно серьезную проблему. Если мы говорим о правовом управлении, правовом государстве, то мы должны исходить из того, что все правовые отноше ния всегда существуют исключительно между субъектами этих правоотношений. Между субъектом и объектом пра воотношений быть не может. Возникает инструментальное отношение. Я пишу об этом в докладе. Инструментальное отношение — это когда человек является вещью для дру гого человека. Кстати, я сошлюсь здесь на Дитриха Иоган новича Мейера, выходца из обрусевшей немецкой семьи музыканта при русском дворе, родоначальника русского гражданского права и всей научной школы российской цивилистики. После двухлетней командировки в начале 1842 г. в Берлинский университет он стал первым россий Выпуск № 5 (10) ским профессором, который разработал и впервые стал чи тать студентам абсолютно новый тогда в России курс рус ского гражданского права. Умерший в 1856 г., он за свою короткую 37-летнюю жизнь построил к тому же научный метод несправедливости крепостного права, его критики.

Он различал общество и сожительство. Писал, что «воля отдельного лица в обществе обусловливается совместным существованием воли других лиц»1. И далее Д.И. Мейер продолжает: «И, таким образом, в обществе принадлежит человеку лишь известная сфера свободы в распоряжении вещами, но, с другой стороны, при сожительстве людей предметом господства может сделать и сам человек, или в таком виде, что другой будет господствовать над ним, как над вещью, или отдельные действия человека будут подлежать господству другого, так что при сожительстве людей понятие о вещи расширяется: оно обнимает не толь ко вещи физические (к которым приравниваются и рабы), но и действия других лиц, служащие заменой физических вещей или орудием к достижению господства над ними.

В этом обширном смысле вещь — то же, что имущество» (курс. — Д.И. М., выдел.— Н.М. К).

Дело не в том, что право собственности одного пра вославного на другого, на крепостного крестьянина, это право собственности на вещь. А в том, что такое право идентифицирует уровень общественного развития стра ны как сожительство, но еще никак не общество. Пра вославное христианство никак не воспрепятствовало не христианскому отношению единоверцев, а подстроилось под него. Поэтому в XIX в. бытовало понятие не общества вообще, а порядочного общества, к которому относили друг друга представители городской элиты, но никак не Мейер Д.И. Русское гражданское право. В 2-х ч. Ч. 1. По испр. и доп.

изд., 1902. М., Статут (в серии «Классика российской цивилистики»), 1997. С. 31.

Там же. С. 32.

Вопросы к докладчику и ответы народ с крестьянами и презираемыми крепостными, не имевших даже фамилий, только имена, произносивши еся уменьшительно, как клички. И нынешняя российс кая субъект-объектная доктрина управления, по которой действия одного человека — объект управления другого, подпадает под эту же квалификацию Д.И. Мейера, так же указывает на то, что в России до сих пор общество не сложилось, а имеет место лишь сожительство людей.

Пресловутое советское общество также было всего лишь сожительством, поэтому уже Ленин создал концлагеря и внесудебную расправу над гражданами городских про фессий и сословий.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.