авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Центр проблемного анализа и государственно управленческого проектирования ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ Материалы постоянно ...»

-- [ Страница 3 ] --

Я думаю, что вот эта традиция порочного правосозна ния сожителей, влекущая порочное государство, в кото ром человеку естественно владеть другим человеком как вещью, у нас, к сожалению, осталась, отчасти потому, что не созданы другие методы управления и отношений между управляющим и управляемым. Наши люди действитель но не связаны правом и правовым режимом безусловного законоисполнения — ни управляющий, ни управляемый.

И проблема в том, что обычная законопослушность и пра вопослушность, когда можно в порядке субъект-субъект ных отношений легко управлять подчиненными, вот она для нас странна. Поэтому трудно представить себе, когда у нас будет так же устроен государственный аппарат, как, скажем, в европейских странах цивилизации. Когда ни должность в министерстве, замещаемая чиновником, не может быть упразднена, ни он сам не может быть уволен приказом министра, когда министр не вправе провести реорганизацию государственного органа, когда министр не в праве платить чиновникам премии, устанавливать им суммы денежного содержания под должность. Это все делается законом, сумма годового содержания чиновника именно как чиновника по закону, лица, исполняющего публичную должность перед гражданами, устанавлива ется в бюджете. Суммы по всем должностям чиновников Выпуск № 5 (10) голосуются в парламенте в виде приложений к бюджету, представленным по каждому государственному органу.

И чиновников, вообще-то говоря, в правовых государс твах много больше, чем у нас госслужащих. Когда мне с немецкими чиновниками и учеными довелось работать в общей рабочей группе совместного проекта Администра ции Президента РФ и МВД ФРГ и они узнали, что у нас 1 млн 200 тыс. чиновников, они сказали: «Как вы можете таким малочисленным аппаратом управлять вашим госу дарством? У нас в Германии 2 млн 600 тыс. чиновников, а весь штат государственного аппарата превосходит коли чество чиновников в три раза.

Тем не менее в нынешней административной реформе продолжается традиция советского времени сокращать и перегружать российских госслужащих обязанностями не случайно и не в целях экономии государственных средств.

Она имеет под собой все ту же цель, что и сокращения в со ветское время, — установить личную зависимость госслу жащего от министра или иного руководителя госоргана, создав для служащего ситуацию физической невозмож ности сугубо законной правоприменительной практики по всем функциям и обязанностям его должности, и, сде лав его перманентно виновным перед начальником, ввес ти для него режим работы исключительно по личным по ручениям вышестоящего начальника, вместо того чтобы служить Конституции и закону.

В странах цивилизации — иначе. Чиновник, кото рый имеет пожизненный статус в своей службе и в сво ей должности, не может быть дисциплинарно, усмотри тельно наказан министром. Он вправе выступать против незаконных действий министра, быть контролером за конности действий министра. И он не является для ми нистра объектом управления, он является для министра подчиненным административно, но не дисциплинарно.

Это различие не рассматривается в российском праве, и его не просто объяснить вследствие отсутствия развитого Вопросы к докладчику и ответы института. Дисциплинарное право — это изначально мо нархическое право, оно универсально и всеобъемлюще.

Дисциплинарное подчинение осуществляется по всем тем вопросам, по которым вышестоящий посчитает нужным принять решение и отдать распоряжение нижестояще му. Административно подчиненный — это значит подчи ненный строго по тем и только по тем вопросам, которые установлены в статусе должности как вопросы вне ком петенции самостоятельных решений чиновника, а нахо дящиеся в компетенции его начальника. Такая западная традиция идет с Древнего Рима. Если мы почитаем древ неримские законы, там чиновникам государство точно и исчерпывающе устанавливало полномочия. Поэтому мы здесь сталкиваемся с ситуацией, когда действительно в России другого способа управления людьми, кроме как субъект-объектного, не было практически никогда. Более того, особенность и трагедия России в том, что, как только какой-нибудь либеральный руководитель допускал такое управление — субъект-субъектное, допускал дискуссии, страна начинала разваливаться, пример тому — Времен ное правительство.

Вопрос (В.А. Рубанов) :

О чем идет разговор? Вы нарисовали схему управле ния, причем с учетом возможностей кибернетики. Но не все так однозначно. Я управляю, и у меня два объекта уп равления. Хотя субъект-субъектные отношения сущес твуют, но мне кажется, что они очень часто выходят за рамки прямого управления подчиненными. Современная теория субъект-объектных отношений говорит о том, что объект является одновременно и субъектом управления.

Сам управляющий является объектом воздействия. Лю бое лицо, принимающее решения, одновременно являет ся субъектом управления, субъектом познания. Поэтому вопрос заключается в следующем: предложенная вами схема относится к реальности или к теории?

Выпуск № 5 (10) Ответ:

Скажу два слова о реальности. Председатель партии социал-демократов из земли Шлезвиг в свое время поста вила задачу. в случае прихода к власти, ликвидировать чиновников как институт, перевести их на наемные от ношения, сделать наемными работниками у министров и сократить аппарат на 20%. Партия пришла к власти, но ничего из заявленного не сделали. Знаете почему? Потому что это институционально невозможно, потому что обя зательные для исполнения процедуры государственного управления установлены законом. И они таковы, что ми нистр не властен над юридически значимым словом под чиненного ему чиновника. Чтобы внести проект закона, изменяющий государственную систему, он, законопро ект, в министерстве должен пройти правку чиновников министерства по всем уровням и каждым должен быть завизирован, и министр не может, именно потому, что он не может уволить чиновника, повысить ему или понизить зарплату, не может ему приказать, чтобы он подписал нужный министру политический проект.

Вначале проект закона готовится политическим шта бом министра, который приходит в госорган, а затем он пускается государственным статс-секретарем, высшим из немецких чиновников каждого министерства, по всем чиновникам с самого низа. И каждый правит этот проект, как он считает нужным, и подписывается за свою правку.

Дело по законопроекту собирает примерно до 200 подпи сей чиновников министерства, последнюю правку делает государственный статс-секретарь министерства, и после этого законопроект приходит к министру, и дальше он вправе его подписать или не подписать. Он не имеет права сам вносить исправления в проект закона, потому что не является представителем юридической власти государс тва. Он только политик и политический представитель государства. Понимаете? Он политический руководитель Вопросы к докладчику и ответы государственного органа, у него нет права юридической подписи, как у юриста, он не может его править, он может его подписать или выбросить. Такова основа западной цивилизации. Но и это еще не все. Даже если, например, все социал-демократы захватят Министерство юстиции и станут в нем чиновниками и, хотя чиновникам запрещено проводить точку зрения партии в своих решениях, тем не менее подготовят этот проект вместе с министром. Одна ко для того, чтобы он был внесен в правительство, нужно после подписи и приказа министра получить консенсусное одобрение проекта на совещании государственных статс секретарей, т. е. всех пожизненных главных чиновников всех министерств. И только тот проект, который получит консенсусное одобрение от государственных статс-сек ретарей, может быть включен в повестку заседания гер манского правительства. Консенсус обязателен для всех законопроектов, за исключением финансовых проектов и проектов, связанных с правоотношениями федеральных земель. По ним Федеральный канцлер имеет право даже в случае разногласий включить проект в повестку заседа ний правительства, предварительно изучив стенограмму и обсудив эти разногласия. Такая институциональная система препятствует произволу политиков в государс тве. Препятствует тому, чтобы они были безраздельно субъектами, а общество, чиновники, народ — объектами управления.

Следует добавить, что административная система ФРГ — это около трех десятков министерств, так же как и у нас, но к ним надо присовокупить еще пятьсот так на зываемых федеральных центральных административных ведомств. Неполитических ведомств, сугубо админис тративных, возглавляемых чиновниками в ранге госу дарственных статс-секретарей, не уходящими в отставку вследствие формирования нового состава правительства и имеющими подчиненные им ведомства во всех федераль ных землях. Каждое административное ведомство дейс Выпуск № 5 (10) твует не политически, его задача — исключительно зако ноисполнительная, поэтому оно и не реорганизуется при смене правительства.

Современное правовое государство — это сетевая ад министративная система, действующая через чиновни ков пожизненного статуса по закону, а не по найму, в механизм которого допускаются политические новации лишь в случае их узаконения парламентом. Это, надо сказать, знало русское дореволюционное право. Профес сор уголовного права и член Государственного совета при е.и.в. Н.С. Таганцев писал еще в самом начале ХХ в., что сущность государственной службы отличается от службы частной, и потому недопустимо государственную службу устанавливать отношениями договора (как это сделано в нынешней России!), что это будет влечь взятки и дру гие преступления на государственной службе. Так оно сейчас и есть. Вопрос лишь в том, был ли умысел созда ния институционно-коррумпированных государства и го сударственной службы, если нынешнее настоящее было точно предсказано знаменитым ученым, труд которого был переиздан в 1994 г.3, т. е. прежде проводимой с конца 1990-х гг. реформы государственной и гражданской служ бы Российской Федерации, курируемой известным поли тиком и одним из руководителей Правительства России Д. Медведевым.

Вопрос (В. Э. Багдасарян):

Два вопроса, если позволите. Вы говорите о традици ях субъект-субъектных отношений на Западе (экскурс предпринимаете аж в античные времена) и в России.

Массу примеров можно вспомнить, хотя бы суды Линча в США, известные с XVIII в. как системная мера вплоть до 60-х гг. XIX в. Причем и мэры там участвовали, и Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. В 2 т.

Т. 1. М.: Наука, 1994. С. 45–50.

Вопросы к докладчику и ответы присяжные, и судьи. Можно говорить и о наличии тра диции.

Ваш комментарий в этой связи? Не является ли здесь определенная идеализация западного опыта?

И второй вопрос: почему не сложилась нация в России и сложилась таковая в странах Европы? В Европе с XIX в.

сложилась нация французов, немцев и т. д., но это не по мешало массовым расстрелам во время революции XIX в.

во Франции, не помешало национал-социализму в Герма нии. Что они, перестали быть немцами как нация с прихо дом Гитлера? Прокомментируйте.

Ответ:

Очень интересный вопрос. Во-первых, суд Линча. Дело в том, что первая демократия была в Греции — рабовладель ческом государстве. 200 лет демократической конститу ции США, которая 100 лет из них была рабовладельческим государством. Рабы не являются людьми, они являются вещами, в отношении них может быть любое производное действие. Поэтому суд Линча — он нормален.

В. Э. Багдасарян: После отмены рабства в США?

Ответ: Продолжается традиция, естественно тради ция субъект-объектных отношений с бывшими рабами.

Она продолжалась долго, в действительности до примерно 60-х гг. ХХ в., когда была отменена сегрегация на белых и черных в транспорте. Субъектно-объектные отношения живучи, они значительно большие долгожители, чем из менение или запрет на них в законах.

Теперь более сложный вопрос, касающийся нации, формирования нации. Я же сказал, что нация — это об разование народа, это союз народа по закону и праву. То есть это не этнический союз, это союз народа как равных перед законом и судом граждан. А у нас пока что над за коном доминируют этнические отношения. Этническая Выпуск № 5 (10) общность доминирует над правовыми нормами, и это свя занно с особенностью России, ее развития. Особенность России очевидна, когда смотришь на карту фактических населенных пунктов СССР и фактических населенных пунктов сопредельных государств. Это огромная карта.

Если мы возьмем даже Западную Украину и Белоруссию, то они относятся на этой карте своей высокой плотностью городов к Западу, а не к СССР. Именно в силу очень высо кой плотности населенных пунктов. Мы просто-напросто страна недонаселенной не освоенной территории, не до стигшая той плотности и тесноты, когда без равного права граждан и равного их отношения перед законом и судом жить невозможно и когда практически право оказывает ся основным императивом, создающим общность. Вот и все. Конечно, это проблема длительная, стратегическая, и решать ее надо с формального отношения к Праву, За кону, Конституции.

Вопрос (С.С. Сулакшин):

У меня три компактных вопроса, необходимых для по нимания концепции. Первый вопрос: что, по-вашему, есть политика и государственная политика? Второй вопрос: в идеальной модели государства — не для идеального госу дарства, а в идеальной модели государства — тождествен но ли правовое управление (это из вашего доклада термин) и государственное управление? И третий вопрос: что такое источник и основание государственной политики?

Ответ:

В отношении первого вопроса. Российское законода тельство предусматривает негосударственные виды поли тики. Например, Налоговый кодекс РФ устанавливает, что налогоплательщик определяет учетную политику для целей налогообложения (п. 2 ст. 11).

Под государственной политикой следует, на мой взгляд, понимать ту политику, которая в соответствии с Вопросы к докладчику и ответы законом, как правило, Основным законом государства, вырабатывается, формулируется и осуществляется го сударственными органами власти, в отличие от полити ческих партий, общественных организаций, различных корпораций, частных лиц, которые в рамках закона так же вправе определять и осуществлять свою политику как универсальную форму борьбы за власть в государстве.

Институт государственной политики в Российской Фе дерации обоснован Конституцией Российской Федерации следующим образом:

1. Политика в Основах конституционного строя Рос сийской Федерации (гл. 1 Конституции РФ) — особой по порядку внесения изменений и значения для остальных конституционных норм части Конституции.

Здесь идет речь о политике государства как государс тва определенного качества. Это п. 1 ст. 7, определяю щей Российскую Федерацию как «социальное государс тво, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Однако признаки государственной политики здесь не настолько конкретны, чтобы на их основе можно было оспорить, что в стране с 2 миллионами безнадзор ных детей, не умеющих читать, и 700 тысячами сирот, при ежегодно убывающем населении (более, нежели чис ло убитых за каждый год Великой Отечественной вой ны) не проводится государственная политика достойной жизни и свободного развития человека. Это соответству ет тому, что основополагающее регулирование — всегда регулирование начальное, не вполне развитое, несовер шенное.

2. Как предмет ведения Российской Федерации по литика постулируется в ст. 71 (п. «е», «ж», «к»), но без указания субъекта ее разработки, принятия и осущест вления. Причем пунктом «е» определено, что в ведении Российской Федерации находится лишь «установление основ федеральной политики и федеральные програм Выпуск № 5 (10) мы в области государственного, экономического, эколо гического, социального, культурного и национального развития Российской Федерации»;

также и в пункте «ж» за Российской Федерацией предусмотрено право оп ределять основы ценовой политики, но снова, без того, чтобы регулировать ее детальное содержание. Это кон ституционное положение о том, что в ведении Российс кой Федерации находится лишь установление основ по литики, образует ограничение полномочий парламента Российской Федерации, и состоит оно в том, чтобы вос препятствовать парламенту регулировать детально фе деральную политику развития Российской Федерации и ценовую политику федеральными законами. Действи тельно, согласно ст. 15 Федерального конституционно го закона «О Правительстве Российской Федерации», меры в области политики цен составляют полномочия Правительства, как и, согласно ст. 13 названного Феде рального конституционного закона полномочий реали зации внутренней и внешней политики Российской Фе дерации.

3. Для Президента России также полагаются Конс титуцией лишь основоустанавливающие полномочия в части регулирования государственной политики. Пункт 3 ст. 80 предусматривает, что «Президент Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами определяет основ ные направления внутренней и внешней политики госу дарства». Форма этого действия Президента Российской Федерации установлена пунктом «е» ст. 84, согласно ко торой он «обращается к Федеральному Собранию с еже годными посланиями о положении в стране, об основных направлениях внутренней и внешней политики госу дарства». (Курс. — Н. К.). Существенно, что ни Конс титуция, ни иной федеральный конституционный или ординарный закон не определяют, что такое определять основы или основные направления политики государс Вопросы к докладчику и ответы тва и из чего должны состоять такие основы и основные направления. Не урегулированы критерии полноты и до статочной определенности таких основ и направлений.

Поэтому решение о том, что значит определить основные направления, образует, по Конституции РФ, прерогати вы Президента РФ.

4. С предустановленными Президентом РФ основными направлениями государственная политика для регулиро вания в соответствии с полномочиями п. 1 ст. 105 предо ставляется Государственное Думе РФ. Но здесь действу ет ранее названное нами ограничение. Государственная Дума РФ может федеральными законами устанавливать лишь основы федеральной политики и принимать феде ральные программы, которые не имеют силу закона и не влекут какой-либо юридической ответственности за их неисполнение.

5. Конституция различает институт руководства госу дарственной политикой и меры по обеспечению ее реализа ции. Так п. «а» ст. 86 Президенту Российской Федерации предоставляет право осуществлять руководство внешней политикой Российской Федерации, а осуществление мер по обеспечению реализации внешней политики Российс кой Федерации подпункт «д» п. 1 ст. 114 закрепляет уже за Правительством Российской Федерации.

6. Конституция Российской Федерации статьей Правительству Российской Федерации предоставляет полномочия быть субъектом конкретных мер по обеспе чению реализации как внутренней (см. ст. 114, п. 1), так и внешней политики. Причем названный п. «д» именно Правительству РФ предоставляет полномочия осущест влять меры по обеспечению обороны страны, государс твенной безопасности, реализации внешней политики Российской Федерации. Согласно ст. 13 Федерального конституционного закона от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации», Правительс тво в пределах своих полномочий организует реализацию Выпуск № 5 (10) внутренней и внешней политики Российской Федерации и тем самым своей деятельностью может обеспечивать реализацию прерогатив Президента, устанавливающе го лишь основные направления такой политики. Таким образом, внутренняя и внешняя политика Российской Федерации в полной мере исчерпывающе может быть разрабатываема Правительством. Именно может быть, поскольку императивной обязанности урегулировать по литику государства Правительству Российской Федера ции не установлено.

Этим самым созданы правовые условия для возложе ния юридической ответственности на Правительство РФ за проведение конкретных мер по реализации государствен ной политики, но непосредственно такая ответственность не установлена. Именно юридическая ответственность, т. е. ответственность, составы которой урегулированы Конституцией или законом исчерпывающим образом, не предусмотрена для Правительства Федеральным консти туционным законом о нем.

Статья 3 названного закона определяет ответствен ность Правительства в качестве принципа его деятель ности, что не предусматривает применения к нему каких-либо юридических санкций в связи с неиспол нением или необеспечением исполнения Конституции Российской Федерации или того же Федерального конс титуционного закона о нем, но предполагает, что Прави тельство вправе само определять и применять для себя какие-либо формы ответственности. Ответственность как принцип деятельности Правительства РФ не пред полагает установления ни предмета такой ответствен ности, ни тем более юридического состава и мер ответс твенности. Действует политическое усмотрение в отношении ответственности Правительства перед собой, Государственной Думой РФ и Президентом РФ за орга низацию исполнения законов и иных правовых актов, как это определено статьей 4: «Правительство Россий Вопросы к докладчику и ответы ской Федерации в пределах своих полномочий органи зует исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, указов Президента Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, осу ществляет систематический контроль за их исполнени ем федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, принимает меры по устранению нарушений законодательства Российской Федерации».

Строго говоря, Конституция России предусматривает в стране только одну политику — ту, направления кото рой определяет Президент РФ. Не предусмотрено, чтобы в определении политики участвовал парламент Российской Федерации как самостоятельный ее субъект или как Фе деральное Собрание — представительный и законодатель ный орган Российской Федерации, согласно ст. 94 Консти туции РФ.

В России, по ее Конституции, политика государства — это внутреннее дело Президента как главы государства.

Строго говоря, в российской истории еще не было ситу ации, когда народ бы выбирал главу государства в зави симости от того, насколько понятную и приемлемую для народа политику предлагает какой-либо из кандидатов.

Ни Б.Н. Ельцин, ни тем более В.В. Путин, не провозг лашали сколь-либо систематически свою политику на прошедших выборах. Не было такого и в предшествую щие эпохи прежних правителей России. Напротив, даже в ситуации, когда все кандидаты, кроме единственного, свою политику как-то формулировали, народ выбирал того единственного, кто никак не обозначал свою поли тику.

Российский народ пока что не проявил и не имеет потребности выбора государственной политики. Это существенное ограничение возможностей демократии в России, проистекающее из самого суверена этой де Выпуск № 5 (10) мократии, ее многонационального народа. Этот нацио нальный пробел аполитичности народа не нов в истории человечества. Его обычно компенсируют ступенчатыми выборами или институтом выборщиков (как в США), институтом чиновников юрисдикционного (пожизнен ного) статуса по закону, которые не находятся в отно шениях найма с руководителями государственных орга нов, должности в которых они замещают (используется в странах как континентального, так и англосаксонско го права, но этого также нет в нынешней России), нако нец, императивными административными процедурами обязательного согласования проекта каждого норматив ного правового акта любого органа гражданской испол нительной власти с представителями заинтересованной общественности в течение определенного срока (начало положено Федеральным законом США № 237 от 1946 г., с изменениями 1984 г. «Об административной проце дуре») — этот институт также отсутствует в нынешней России.

Эта критика Конституции никоим образом не противо речит тому, что лишь Конституция может и должна быть национальной идеей. Другое дело, что нынешняя Консти туция — это недодуманная и недоформулированная на циональная идея, содержащая в себе множество пробелов ума и ценностей. Но эти пробелы были проголосованы, а следовательно, они выражают состояние национального мышления, самосознания и правосознания.

Политика как искусство возможного — это известное определение. К нему можно добавить: политика — это превращение любого субъекта и объекта действитель ности в средство для достижения цели политика. Но это не означает непременное превращение субъекта в объект политики и власти. Последнее — метод политики лишь определенного, средневекового, крепостнического, или, иначе, более благозвучно, державного государьства как свободовластия государя.

Вопросы к докладчику и ответы Второй вопрос. Есть различие между Jus и Lex, тра диционное античное римское различие между Правом и Законом. Не всякое право узаконено, есть очень много прав, которые традиционно действуют или не действуют, но законом не защищены. И не всякий закон имеет право вой характер. Есть законы, устанавливающие неправовое в качестве правомерного. Неправовые законы и неправо вая политика рано или поздно распознаются народом, и он выходит на улицу с протестом или, в конце концов, с восстанием. Да, право народа на восстание против непра вовой власти было впервые провозглашено Французской революцией и содержится в конституциях современных демократий в той или иной форме. Однако всякая револю ция не создает развитие, а лишь образует для него пред посылки.

Развитие как таковое, развитие нации происходит тогда, когда совершается юридическое узаконение пра ва, особенно нового права, того, которое было создано по литикой государственной власти или, что еще труднее, развитием правосознания народа. Это задача непростая.

Так, весьма трудно узаконить то российское право наше го многонационального народа на достижение тех целей, которых никогда прежде наш народ не достигал как еди ная правовая гражданская нация. Вот здесь как раз начи нается политика. Но лишь та политика становится состо ятельной, которая осуществляется как будущее, будущее права, и которая создает новое право, будущее право и право на будущее. Управление по закону и через посредс тво закона — о таком государственном управлении весь ма выразительно написал книгу проф. Ю.А. Тихомиров, оно, конечно, уже правового управления, поскольку пос леднее выходит за границы действующих законов и осу ществляет практически еще не узаконенное право. Здесь совершает свое политическое и правовое творчество госу дарственное управление, если совершает акт практичес кого осуществления неузаконенного права — права наро Выпуск № 5 (10) да, т. е. публичного права или права гражданина — его частного права. А что можно сказать о государственном управлении, осуществляемом за границами не только закона, но и права, — это уже преступление. Политика государства, если она осуществляет неузаконенное право народа, его ценности, интересы общего блага нации, — это правомерная политика. Но когда государственные органы действуют в неузаконенных интересах частных лиц, то практически всегда допускается ущерб общему благу и публичному интересу. Другое дело, что в одних, правовых, государствах такие деяния расследуются и раскрываются чаще, чем в неправовых, в которых, как правило, преступления не раскрываются и виновные не привлекаются к суду.

В тесной связи здесь стоит вопрос о праве националь ной безопасности как о праве действовать в интересах общего блага нации и при этом за границами юридизи рованного права. Такое право чаще именуют политикой, потому что так проще его обосновать, ибо любое госу дарство и нация изначально имеют право на политику.

Всегда для любого института в государстве, если следо вать опять треклятой Западной доктрине, то все, что есть в государстве, должно быть урегулировано и организо вано. Это французская доктрина. Она означает, что в государстве не должно быть таких институтов, которые функционировали бы сами по себе, по своему произво лу и своему мышлению. То же самое и здесь: если у нас есть право, которое не узаконено, если у нас есть законы, которые не имеют правового характера, то у нас долж ны быть органы и службы, которые обеспечивают право национальной безопасности, включающее в себя пра во государственной безопасности и право гражданской безопасности, иначе — право безопасности человека и гражданина. И они, эти службы, в правовом государс тве гармонизируют противоречия между неузаконен ным правом, неправовыми законами, национальными Вопросы к докладчику и ответы и частными интересами. Использование прав человека и гражданина каждым из людей ограничивает примене ние неправовых законов и злоупотребление правом че ловека и гражданина против общего интереса и блага, против государства, и одновременно они контролируют использование государственных полномочий против прав и свобод человека и гражданина и также ограничи вает такие действия.

Поэтому политика является, с одной стороны, формой свободы и является, наверное, одной из самых высших форм свободы нации, свободы гражданина, а с другой сто роны, это та форма свободы, которая как раз вызывает самые большие столкновения, конфликты и борьбу за ог раничение свободы другого, так чтобы эта политическая свобода доставалась однажды ее захватившему.

С.С. Сулакшин: В дополнение ко второму вопросу:

тождественны ли модели — правовое управление и госу дарственное управление?

Н.М. Казанцев:

Правовое управление и государственное управле ние — это вещи не тождественные. Политика и состоит в том, чтобы определять и воссоединять расстояния между ними. Здесь можно даже посмотреть на западный мир с его доктриной национальных интересов. Впервые словосоче тание «интересы национальной безопасности» прозвучало в начале прошлого века в выступлении президента США Теодора Рузвельта.

Им он обосновывал американские претензии на Панамский канал. То есть государственное управление, и в данном случае политическое управление, содержит в своем составе такие императивы, которые по казывают, что это институт международной конкуренции и противоборства государств. Поэтому в определении пра вовых предпосылок государственной политики я и напи сал, что задача создания правовых предпосылок состоит в Выпуск № 5 (10) достижении конкурентоспособности — во-первых, конку рентоспособности Российской Федерации как государства с другими странами и, во-вторых, конкурентоспособнос ти права российских лиц публичным, физическим, юри дическим, должностным. И здесь как раз эту конкурен тоспособность государства, его нации, призвано создать и реализовать государственное управление. Конечно, чтобы создать нацию, надо верить в то, что она у нас есть. Даже если ее фактически еще нет. И вот это состояние веры и воли — это есть, конечно, политика, это есть политичес кие выборы и политическая воля. И, конечно, она должна исходить из того, что она есть, и добиваться того, чтобы она была фактически, значит, чтобы было юридическое равенство граждан между собой, а субъектов Россий ской Федерации — между собой. Поэтому расстояние между государственным управлением и правовым уп равлением — это расстояние не такое, как между государ ственным управлением и управлением подзаконным. Мы привыкли мыслить в рамках советской позитивистской школы права, что закон — это право, а право — это закон.

В том-то все и дело, что это не так. Есть ведь действия, которые совершают в том числе и различные спецслуж бы разных стран в одних случаях, — правовые, но неза конные. А есть такое, когда государственными органами власти совершаются действия законные, но неправовые.

Общеизвестный пример — пресловутый Федеральный за кон № 122 от 22 августа 2004 г., введший монетизацию тех социальных льгот, которые выражали публично правовой статус военных пенсионеров, действующий во всех развитых странах. Закон совершил очередную циви листскую деформацию публичного права в России. Было правомерное противодействие этому закону гражданами, которое характеризовалось политиками как незаконное, тем же Б. В. Громовым — губернатором Московской об ласти. Был некоторый откат в практике нарушения прав граждан применением этого закона, было и продолжается Вопросы к докладчику и ответы внесение изменений в него — от 29 ноября, 21, 29, 30 де кабря 2004 г., 1 апреля, 9 мая, 30 июня, 18 июля, 27 сен тября, 31 декабря 2005 г., 10 января, 6, 13 марта, 3 июня, 16, 25 октября, 3, 4 ноября, 18, 29 декабря 2006 г., 20 ап реля 2007 г.

Это естественно, так есть и будет, потому что через преодоление дистанции, пробела между правом и зако ном и происходит развитие государства, нации политики и гражданина.

И, наконец, третий вопрос — что такое источник и ос нование государственной политики?

Согласно п. 1 ст. 3 Конституции Российской Феде рации, «носителем суверенитета и единственным ис точником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Когда политика понимается по-ленински узко, как борьба за власть, то, сообразно Кон ституции Российской Федерации, становится понятно, что политика — это борьба за внимание и поддержку наро да как единственного источника власти. Соответственно, народ и является источником политики.

Более широкое и развитое, нежели ленинское, пони мание политики вытекает из определения государства Г.Ф. Гегелем: государство — это действительность нрав ственной идеи, нравственного духа народа. Здесь действи тельность — это, во-первых, дееспособность, а во-вторых, практическая осуществленность нравственных идеи и духа народа.

Также в определении Г.Ф. Гегеля право сочленено с го сударством, само по себе это правильно, ибо прежде госу дарства не было ни общества, ни права. Но в наших целях их можно разделить. Соответственно, политика государс тва или государственная политика имеют своими основа ниям, во-первых, право как действительность нравствен ной идеи, во-вторых, государство как действительность нравственного духа и, в-третьих, национальный интерес как интерес будущности народа.

Выпуск № 5 (10) Вопрос (Л.Н. Тимофеева):

У меня простой вопрос. Вот Г. Греф председателю Пра вительства М. Фрадкову на одном из заседаний сказал о том, что социология дает такие данные: наши школьни ки отдают приоритет не бизнесу, а государственной служ бе. Лучше идти, считают они, на госслужбу, чем в бизнес.

Хорошо это или плохо, с вашей точки зрения? И не го ворит ли это нам о том, что изменилась государственная политика? И второй вопрос: если бы Президентом Рос сийской Федерации были Вы, что бы Вы сделали в пер вую очередь при организации правовых управленческих источников?

Ответ:

Истолковать ситуацию, когда школьники хотят идти на госслужбу, можно по-разному. Во-первых, я подозре ваю, что они знают о выгодах коррупции и о ее безнака занности в России. Наши школьники, увы, хотят легко зарабатывать деньги через вошедшие в правовые обычаи власти мздоимство и лихоимство. Зарабатывать деньги с помощью теневых методов. Но это лучше, нежели стать бандитом или проституткой.

С другой стороны, если говорить о нормальном режиме нормального государства, можно сослаться на государс твенную службу в России в XIX в. До реформ Николая II она была установлена такими же правовыми формами, как и в современных и, конечно, тогдашних европейских странах. В XIX в. российская государственная служба чи новников имела публично-правовой характер. Но Нико лай II ее упразднил. Он дал право главам департаментов увольнять чиновников без права обжаловать в суде такое увольнение, увольнять по своему усмотрению. Он считал, что так он борется против революции.

А хорошо это или плохо в целом? Вы знаете, здесь не важна такая оценка. Это такая сегодняшняя наша ре альность. Бизнес не лучше государства, государство не Вопросы к докладчику и ответы лучше бизнеса с точки зрения занятости человека и реа лизации его талантов. Все зависит от того, какие у него таланты.

Насчет президентства, вы знаете, это достаточно ам бициозно — отвечать на такой вопрос. Но я бы попытал ся институционализировать Россию, как это попытался сделать Столыпин. То есть создавать в ней институты или даже следовать рекомендациям Карла Поппера, которые он дал в своей работе «Открытое общество: его друзья и враги». Вначале он говорит от себя, что не знает прави тельства, которое было бы вполне компетентно, и далее продолжает, что должности правительства нужно регули ровать законом таким образом, чтобы они функциониро вали независимо от воли исполняющих их лиц.

Институционализация власти — самое трудное, что можно в России ввести, но почему она нужна? Без нее невозможно дальнейшее развитие общества, права, госу дарства, личностей людей власти и бизнеса.

Когда институты государства — это всего лишь раз ные степени произвола властного усмотрения и средс тво для распределения сообразно рангам бизнес-дани, то послушание высшему и строгость низшему — доста точные добродетели для процветания. Но установленные правовые институты заставляют думать, изобретать но вые, уже менее очевидные своей коррупционностью схе мы, как, скажем, частно-государственное партнерство.

При таких схемах публичному благу и интересу остает ся больше денежных средств, нежели ранее в условиях сплошной личной унии бизнеса во власти и приватиза ции бюджетных средств через невозвращаемые креди ты и некапитализируемые инвестиции. В условиях ин ститутов, установивших обязанности должностных лиц обеспечивать исполнение законов, законы этим лицам приходится соблюдать и превосходить законные уста новления своим умом так, чтобы частный интерес обес печивать все-таки законным образом. Корыстные инте Выпуск № 5 (10) ресы становятся фактором развития только тогда, когда невозможно получить выгоду, нарушая букву закона.

Российский столоначальник развивается и становится все более пригоден для обеспечения национальной и го сударственной конкурентоспособности с другими наро дами и государствами.

В Германии за коррупцию арестовывают чиновников больше, чем в России. Там ежегодно 8–10 тыс. человек садится в тюрьму. Хотя у немецких чиновников разре шено брать взятки. Чиновник спокойно реагирует, когда фирмач приносит ему чемодан с деньгами, он берет его.

Фирмач уходит, немецкий чиновник открывает учетное уголовное дело на фирму, сдает деньги большей частью в казну, кладет себе в карман законные от 5 до 20% от суммы и знает, что завтра тот, который дал ему взятку сегодня, пойдет в Комиссию государственной службы и напишет на него донос. Вот вчера такой-то чиновник по лучил от меня взятку, такую-то сумму, для того чтобы фирма была отмыта от ситуации. Здесь применяется ме тод, противоположный нашей борьбе со взятками. Ког да, по усмотрению судьи наказание взяткополучателю и взяткодателю, согласно статьям 290, 291 УК РФ, на казание от штрафа в сто тысяч рублей до 5 лет тюрьмы для каждого, по всей видимости, для того, чтобы каж дый хранил в тайне сделанное дело, а попались, так де лились.

Если устанавливается ассиметричная система, когда каждый имеет право взятку дать и взятку взять, но потом он дальше обязан, если он чиновник, доложить вышесто ящему начальнику, оформить это дело, положить взятку в казну, получить от нее определенный процент, то это очень сильный антикоррупционный механизм. Конечно, еще коррупционным механизмом является пожизненное право состоять чиновником на государственной службе.

Почему? Потому что такой чиновник знает, как знал, на пример, знаменитый русский чиновник и поэт Пушкин, Вопросы к докладчику и ответы который после карточного проигрыша обратился к царю, чтобы ему выплатили все причитающееся ему до пенсии жалованье вперед. Пушкину помогли. Потому что тогда у русского чиновника был юрисдикционный статус. Было недопустимо, чтобы чиновник был в долгу у частных лиц.

Уволить его можно было только за преступление по служ бе. А он как чиновник не был вправе находиться в дол говой зависимости от того, кому он проиграл в карты, и поэтому он должен был вернуть карточный долг. Пусть ему выплатят все жалованье вперед, он возвращает кар точный долг, и дальше служит до пенсии на госслужбе за оставшиеся деньги.

Вот то же самое и западный чиновник: он знает, что получит столько-то миллионную зарплату, точнее — со держание или жалованье до конца своих дней и вместе с пенсией, а если служба его будет безупречна, то и его дети пойдут учиться в университет бесплатно, как и в школу тоже, и потом опять займут должности на госу дарственной службе, где будут блюсти государственный интерес.

Я показывал структуру гражданского общества, оно состоит из граждан, которые не находятся в зависимом от других положении ни долгом, ни наймом, оно сба лансировано, одна часть — люди денег, предпринима тели с собственным капиталом, другая часть — люди правового статуса, гражданские чиновник, офицеры и профессоры университетов. И каждый контролирует другого и уравновешивает. Если у нас нет людей статуса независимого и пожизненного — ни профессоров, кото рые не могут быть уволены из университетов, ни чинов ников, которые не зависят от усмотрения министров, то у нас предприниматели перекашивают все государство в одну сторону и ведут его туда, куда им кажется более выгодным, а приводят к революции. И, в конце концов, оказывается, что эта выгода оборачивается против них самих.

Выпуск № 5 (10) Вопрос (Сокорро Дельгадо):

Николай Михайлович, скажите, пожалуйста, пожиз ненный статус госслужащих — это не то же ли самое, что наша практика назначения пожизненных руководителей регионов, таких как Шаймиев, Лужков (только вчера был утвержден на пятый срок), Россель и т. д. Мне кажется, что это порочная практика и она создает авторитаризм и предпосылки для коррупции, поскольку они имеют ог ромные полномочия?

Ответ:

Я бы сказал, здесь сработала ловушка, в которую власть себя поставила принципом выборов, точнее — на значением глав субъектов Федерации законодательными органами власти этих субъектов по представлению Пре зидента РФ. Сейчас возникает конфликтная ситуация в Бурятии, когда там некого назначать таким образом, а предполагают назначить не бурята. Бывший бурят со здал фактически националистическую систему. И здесь как раз произошло отступление от буквы Конституции Российской Федерации, хотя Конституционный Суд за щитил практику назначения губернатора выборами зако нодательным органом. Демократия львиной своей частью состоит в выборах политиков и смене их в порядке выбор ности. С одной стороны, демократия — это вечность влас ти народа через временность у власти любого политика, исполняющего его политическую волю, и, как это ни па радоксально, пожизненность чиновника, блюдущего бук ву закона и профессионально, и с накопленным правовым опытом и дальновидностью, обеспечивающих его право применение. Я поддерживаю эту позицию. Действитель но, когда у нас в России у политика, министра находится в усмотрительной власти чиновник, нанятый им, и именно этот наниматель является представителем государства в отношениях с ним как с к государственным служащим, то наши государственные органы являют собой форму даже Вопросы к докладчику и ответы в большей степени в частноправовом усмотрении, нежели были приказы во власти бояр при Алексее Михайловиче, по Соборному Уложению 1649 г. Потому что Уложением боярам было запрещено без согласия государя-импера тора увольнять из приказов служилых людей по своему усмотрению и даже с согласия и по заявлению этих слу жилых людей под страхом жесткого наказания — бато гами. Знаете, даже то российское государство было более централизованное и публично-правовое в отношении инс титута государственной службы и в отношениях с его слу жилыми людьми, нежели нынешнее. Если же говорить о нынешних государствах цивилизации, то там чиновни кам категорически запрещено предпринимательство, т. е.

прибыльное управление своим имуществом, запрещена дополнительная работа по найму, параллельная государс твенной должности, запрещена работа в отпуске, который предоставляется за счет государства, чтобы чиновник от дохнул, а не работал.

Выступления Государственная политика, ее источники и основания — вещи вполне конкретные С.С. Сулакшин, доктор физико-математических наук, доктор политических наук Как всегда, доклады профессора Н.М. Казанцева отли чаются очень обширным бэкграундом, энциклопедичнос тью подхода, и в этом смысле есть чувство удовлетворе ния. Но у меня есть и противоположное чувство, связанное с тем, что заявлялась тема в несколько ином звучании.

С этим были связаны и мои вопросы. Посмотрим, к чему мы сейчас подходим в обсуждении. Доклад посвящен «ис точникам и основаниям государственной политики». Но, как выясняется, для самого понятия политики докладчик дает целых три определения. Они таковы: это «искусст во возможного», это «будущее право» и это «определение дистанции между правовым управлением и государствен ным управлением». Хочется задать вопрос: и какие же у этих трех столь различных категорий могут быть источ ники и основания и о чем же все-таки идет разговор, когда упоминаемая «политика» становится совсем непонятной дефиницией?

Следующий вопрос возникает в связи с тем, что в до кладе звучит термин «предпосылки», а не «источники и основания». И вновь вопрос: о чем мы говорим, что мы ищем? Источники, основания или предпосылки? Это же совсем не одно и то же. Предпосылки, это, как мне пред ставляется, — некоторые условия, обстоятельства, как то влияющие на будущую политику. Префикс «пред» и предполагает такое временное соотнесение. Итак, усло вия и обстоятельства. Докладчик в основном сосредото чился на правовых условиях и обстоятельствах, которые как-то вторгаются в сферу формирования госполитики, С.С. Сулакшин. Геополитика, ее источники и основания — вещи вполне конкретные хотя что такое госполитика, из контекста доклада так и не вытекает. Это осталось не очень понятным. Соответс твенно, что же такое «источники», и что же такое «ос нования», и что же мы ищем в итоге, остается вовсе в тени.

В этой связи хотелось бы обозначить наше представ ление. Вытекает оно из следующей посылки. Представь те, что вы завтра становитесь министром и вам говорят:

с 9:30 начинай осуществлять, предположим, демографи ческую политику, или финансовую политику, или соци альную политику. Я, как министр, задаю себе вопрос: что от меня требуют? Что я такое должен делать, что будет называться демографической политикой? Если я пойму, что должен делать, тогда пойму, где я об этом могу про читать, какой взять источник, в котором есть содержание этого неведомого действа. Если я пойму первое и второе, то попытаюсь систематически себе представить содержа ние этого действа с точки зрения некоторых интересант ных, теоретических, правовых, идейных, ценностных по зиций, основываясь на которых формируется содержание этого действа.

Поэтому представляется, что политика в обсуждае мом контексте — это, конечно же, управленческая прак тика, которая должна содержать в себе следующее: цели и ценности, субъекты и объекты управления, меры, ре шения и действия, такие как управленческие акты, пла нирование, ресурсное обеспечение, время и т. д. вся атри бутика управления. Это ее содержание, но что же тогда источник? Источник — это очевидно некое документар ное собрание, где указываются все эти обстоятельства, т. е. это может быть программа такой-то политики. Это может быть доктрина, это может быть какой-то пакет из неких документов. Поэтому кажется, что задание источ ников государственной политики — это ее документар ное воплощение, неким образом легитимизированное на разных уровнях. Очевидно, что в российской практике в Выпуск № 5 (10) Выступления указанном пространстве полный хаос. Отсутствие и вер тикальной субординации, и горизонтальной координи рованности, завершенности, комплексированности этого пространства.

И, наконец, «основания», как идейные, теоретические и правовые, ценностные, исходные позиции, — это тоже весьма дефицитное поле для российской практики. Ведь до сих пор невозможно понять, с чем, скажем, связана, с какими ценностными установлениями экономическая по литика в Российской Федерации. То ли она связана с вы ращиванием олигархического слоя и заботой об его инте ресах, то ли она связана с подкачкой западных экономик.

Чего стоит последняя, совершенно блестящая дискуссия о том, что Стабфонд нужно инвестировать в американс кую экономику и т. д. Поэтому имея многие примеры этой дефицитности, говорить о том, что неким образом опреде лена государственная политика в России, в разных своих преломлениях и воплощениях, тоже не представляется возможным.

И в итоге вопрос, который уже был поставлен до кладчику, но остается открытым. Где она, российская государственная политика, изложена, как она легитими зирована, на каких ценностных идейных правовых, эти ческих основаниях зиждется? Мой ответ заключается в том, что ответа нет. А есть предмет для упорядочивания, развития, системного построения источников и основа ний, как мы их понимаем, государственной политики, как мы ее понимаем. И это чрезвычайно актуальная за дача, не только для текущей политической команды и ре жима, для которых она оказалась не решенной. А скорее всего, и для последующих поколений и политических ре жимов в России.

Субъект-субъектные отношения и историко цивилизационный контекст В.Э. Багдасарян, доктор исторических наук В своем выступлении я хотел бы отреагировать на компонент исторического экскурса, присутствующего в докладе, и одновременно попытаться ответить на вопрос, почему обозначенные докладчиком субъект-субъектные отношения не только не сложились, но и не могли сло житься в России в принципе. Еще в XIX в. в интелли гентской среде сложился пасквиль на русскую историю.

Имманентными качествами России провозглашались возводимые на уровень ментальности представления о русском деспотизме, русском природном рабстве, рус ской обезличенности.


Однако при смене контекстного поля рассмотрения проблемы оценка может быть пря мо противоположной. Когда и с каких пор на войне гос подство и дисциплину определяют понятием «рабство», рассматривают их как отношения субъекта и объекта? О какой субъект-субъектной системе может идти речь в во енном походе?! А именно в таком — если рассматривать в общем, мегавременном ракурсе — формате и раскрывал ся отечественный исторический процесс. По сути говоря, вся русская история — это борьба за выживание. Кто ска зал, что в этой борьбе не укрепляется дух?! Кто сказал, что в ней не обретаются новые, более высокие ипостаси свободы?! Другое дело, вопрос о дисциплине и соподчи нении для решения общих стоящих перед государством задач.

Природно-климатические условия, высокая степень пространственной распыленности, удаленность от куль турных центров — все, казалось бы, обрекало Россию на отсталость. Объективно по своим стартовым условиям она проигрывала. И только железной волей государства страна могла каким-то образом продвинуться вперед и Выпуск № 5 (10) Выступления составить конкуренцию своим геополитическим против никам.

По сути дела вся история России есть история вели ких нашествий. Это не войны маркграфа саксонского и курфюрста бранденбургского. Порядок их, измеряемый человеческими жертвами и геополитическим содержа нием, совершенно иной. Что ни Батый, что ни Наполе он — гекатомбы жертв и десятилетия восстановления, залечивание ран. Насколько уместен — при таких кон текстных условиях — сам, облекаемый в форму претен зии вопрос о неразвитости в России субъект-субъектных отношений? Ход российской истории попросту не пре доставлял возможности для имплементации традиций прав субъекта.

Но насколько прочна традиция таких отношений на Западе? Инфернализированному образу России в интел лигентской семиосфере противопоставлялся столь же искусственно сконструированный образ западного право вого государства. В действительности, наличие на Западе субъект-субъектной традиции выглядит — при комплек сном рассмотрении его истории — не столь убедительно.

Не существовало государств без коррупции, без злоупот ребления властью, без жандармерии, без несправедли вости.

Достаточно посмотреть на рисунки и эстампы Домье, чтобы наш Шемякин суд утратил бы роль русского жупе ла. История России не знала феномена европейской ин квизиции. Были русские самодержцы, не отличавшиеся особой гуманностью;

на тронах Европы восседала целая череда злодеев. Европейскую галерею тиранов могли бы представить и Христиан Датский (северный Нерон), и Це зарь Борджиа, и Филипп II испанский, и Мария «крова вая» английская. В России не было рабства, посредством которого длительное время процветали США. Упоминае мый же в докладе расстрел 9 января 1905 года не идет ни в какое сравнение по масштабам с расстрелами Кавенья В.Э. Багдасарян. Субъект-субъектные отношения… ка и Галифе в Париже. Да и русская колонизация мало сопоставима с европейской колониальной экспансией, раскрывшей «традицию субъект-субъектных отношений Запада» через массовые зверства против автохтонного на селения. Так что субъект-субъектность западной модели взаимодействия государства и общества весьма сомни тельна.

В тексте доклада присутствовала критика теории го сударства как семьи. Но в рамках данного подхода сама дефиниция субъкт-субъектности не применима. При мером имплементации концепта государства-семьи мо жет служить уваровская идеологема — «православие, самодержавие, народность». Вряд ли ее целесообразно оценивать с позиций и критериев иной концептуальной платформы, каковой, в частности, является теория об щественного договора. В семье нет разделения по субъ ект-объектному или субъект-субъектному принципу.

Имплементация данных дефиниций выглядит в таком преломлении неуместной.

Более того, развивая мысль о соотнесении традиций государственности с семейными ценностями, можно об наружить, что и по отношению к западной системе об наруживается преломление идеи семьи как праобраза государства. Другое дело, что типы семейных организа ций имеют весьма широкую цивилизационную вариа тивность. Интерес в этой связи может представлять идея этнопсихологов о трех цивилизационных, преломляю щихся через семейно-брачную сферу, комплексах: комп лекс Эдипа, комплекс Ореста и комплекс Рустама. Комп лекс Эдипа — это грех отцеубийства, идентифицируемый с Западной Европой. Следствием убиения отца явилось формирование европейского освобожденного человека.

Комплекс Ореста — это комплекс матереубийства, харак теризующий путь исторического развития американско го общества. Разрыв с родиной, разрыв с традицией суб лимировались через комплекс убиения матери. Здесь же Выпуск № 5 (10) Выступления можно вспомнить и отношения к индейцам как носите лям традиционной культуры, связи с матерью-природой.

Вместо гонии (рождения) американская цивилизация развивалась по пути ургии (производства). И, наконец, для ряда цивилизаций восточного типа, включая Россию, присущ комплекс Рустама — комплекс сыноубийства. От сюда — патриархальная традиция, система организации государства, идущая не снизу (от сына), а сверху (от отца).

Символические фигуры русской истории — и Иван Гроз ный, и Петр Первый — воспринимались через прецедент убийства сыновей-отступников. Литературный персонаж Тарас Бульба также находился в данном семиотическом поле.

Естественно, любые комплексы нуждаются в излече нии. Но только при этом чужие психические болезни и недуги не стоит прививать к своим собственным.

Нематериальные источники повышения эффективности государственной политики Л.Н. Тимофеева, доктор политических наук Хочу обратить внимание на нематериальные источни ки повышения эффективности государственной полити ки, которые столь наглядно продемонстрировал в своем докладе уважаемый Н. М. Казанцев. Прежде всего, это, конечно, личная заинтересованность политической, воен ной, экономической, научной элиты в процветании своей страны, своего государства.

Эту мысль по-своему выразили и С.С. Сулакшин, и другие коллеги, так убежденно говорившие о достоинс твах нашей великой истории, которая отнюдь не уступа ет истории других государств, предпочитающих сегодня диктовать России ее путь. Действительно, более чем тыся Л.Н. Тимофеева. Источники повышения эффективности госполитики челетняя история российского государства, за которую не стыдно, — тоже нематериальный источник повышения эффективности государственной политики (вопрос только в том, как ее подавать молодежи).

Патриотизм как любовь к родине — один из таких источников. Ведь что такое государственная политика?

Разве это только «деятельность по регулированию эконо мического, социального, этнополитического, экологичес кого развития страны»? Нет, это еще и деятельность по регулированию ее духовного развития. Эффективно уп равлять страной могут люди, не только имеющие на это право, обладающие определенными профессиональные навыками, волей, желанием, но и идейно, духовно воору женные. Простите за милитаристский термин, но он более экспрессивно выражает суть того, о чем я хочу сказать.

Только личная заинтересованность государственных управленцев в процветании России, только духовная, идеологическая составляющая ее граждан вкупе с ин формационно-коммуникативной составляющей наряду с теми, что уже перечислил докладчик, могут поднять уро вень государственного управления в стране. И когда я за дала вопрос относительно того, как бы вы прокомменти ровали, почему школьники сегодня, по соцопросам, хотят идти на госслужбу, и услышала в комментариях к ответу слова по поводу их ранней развращенности коррупцион ными настроениями, расстроилась. Неужели и мы уже настолько отравлены клеветой на самих себя и зомбиро ваны, что не можем думать ни о чем хорошем по отноше нию к своей стране и ее молодежи. Я не думаю, что они настолько испорчены, что со школьной скамьи, с младых ногтей хотели бы заниматься коррупцией как професси ей, т. е. мечтают совершить преступление. Очень часто при ответах на вопрос о своих мотивах они говорят о же лании служить своей стране.

Мне на глаза попались международные данные опро сов двенадцатилетней давности, когда Россия сорвалась Выпуск № 5 (10) Выступления в штопор гайдаровских реформ, когда ее советская и до советская история подвергались жесточайшей критике, когда у народа появилось чувство исторической обречен ности и катастрофизма, а страх за свое будущее и даже за свою жизнь стал постоянным атрибутом жизни населе ния. Даже тогда желание молодых россиян пожертвовать своими интересами во имя Родины было достаточно высо ко. Приведу эту таблицу целиком (см. таблицу).

Отношение к своей собственной стране Хотели бы служить Xотели бы пожертвовать Страны своей стране личными интересами (%) (%) Филиппины 97,3 82, Таиланд 96,4 90, Бразилия 84,8 41, Южная корея 83,2 44, Сша 72,2 36, Швеция 66,6 19, Россия 62,8 29, Великобритания 58,1 11, Япония 47,3 21, Германия 43,3 20, Франция 29,3 10, («Япония о себе и о мире», июнь 1994) Из таблицы видно, что в принципе хотели бы служить своей стране многие, но принести в жертву свои интересы во имя Родины готовы далеко не все. Россия в этом опросе заняла место посередине между Таиландом (90,5%), Фи липпинами (82,6%), которые опередили со значительным отрывом другие страны, и Германией и Японией, которые оказались по этим показ ателям ниже нас. Можно много дискутировать относительно того, насколько присуща жертвенность гражданам, проживающим в условиях ли Л.Н. Тимофеева. Источники повышения эффективности госполитики берально-демократических режимов, пеняя автократи ческим и тоталитарным режимам за их нежелание думать о жизни и безопасности каждого человека. Но посмотри те — США оказались на строчку выше нас.

И слава богу, что сегодня молодежь, которая родилась уже после 1991 г. и после 1993 г., когда государство на шими либералами было объявлено чуть ли не исчадием ада, хочет идти на госслужбу. Понимает, что такое инсти тут государства и что именно зависит от его благополуч ного функционирования. А в Интернете вы можете про читать признания молодых, что именно мотив «служить бы рад — прислуживаться тошно» является важным для них. Кроме того, они хотят стабильности и развития Рос сии и с этим связывают также свой приход на госслужбу.


И что плохого в том, что вместе с этой задачей они реша ют и задачу своей вертикальной мобильности, своей ка рьеры?

И вот в этом разрезе можно было бы уделить внимание еще одному источнику формирования государственной политики — средствам массовой информации. Тому, что они говорят о российском государстве, его истории, его сегодняшнем дне. К сожалению, современные социссле дования указывают на низкую патриотическую ориента цию СМИ. В одной из диссертаций, недавно защищенных в РАГСе по проблемам патриотического воспитания мо лодежи, кстати, 25-летней соискательницей Анастасией Герасимовой по теме «Формирование патриотизма совре менной молодежи как условие политической стабилиза ции российского общества», приводятся данные всерос сийского исследования 2004 г.1 (см. диаграмму).

См.: Вестник Российской академии наук. Т. 75, № 2, 2005. С. 100.

Исследование проводилось в июне 2004 г. в 12 регионах РФ: Москве, Санкт-Петербурге, в Республике Татарстан, Краснодарском крае, Воро нежской. Курской, Костромской, Саратовской, Томской, Тюменской, Челябинской, Ярославской областях. Использовалась квотно-пропор циональная всероссийская выборка с взаимозависимыми характерис Выпуск № 5 (10) Выступления, ? ( %) 0 5 10 15 20 25 30 35 40 Из диаграммы становится ясно, что почти 70% респон дентов полагают, что СМИ патриотизм не воспитывают.

Это действительно так. В своем собственном исследова нии СМИ, которые мы предприняли с преподавателями, аспирантами и слушателями кафедры политологии и по литического управления РАГС за 8 месяцев 2006 года, мы также пришли к неутешительным выводам. Общий ивент — и контент-анализ наиболее популярных и массо вых СМИ в России, включая телевидение и прессу, пока зывают, что определенная информационная политика по удержанию достойного лица государства имеется. Однако в этой стратегии есть и немало упущений.

Во-первых, в СМИ ощущается явный недостаток хоро ших новостей о внутренней и внешней политике страны;

создается впечатление, что телевизионные журналисты, как и отечественная элита в целом, не избавились от ком плекса неполноценности. Отсюда желание к самобичева тиками генеральной совокупности: пола, возраста, образования, мес тожительства, национального и социально-пофессионального состава.

Опрошены 1627 респондентов и 438 экспертов. В состав экспертной группы вошли ученые, преподаватели вузов, активисты политических партий и движений, предприниматели.

Л.Н. Тимофеева. Источники повышения эффективности госполитики нию, сосредоточению внимания на событиях и явлениях негативного характера, будь то история страны, ее куль тура, наука или спорт. Это характерно даже для Первого канала и канала «Россия».

Во-вторых, нередко в недельной повестке дня хорошая новость перекрывается плохой.

В-третьих, соотношение тем о внутренней политике России и количество тревожных, проблемных материа лов практически паритетно, в результате возникает образ страны с перманентными, нерешаемыми проблемами;

на этом фоне часто мелькающие, правильно говорящие и поучающие головы двух-трех политиков — потенциаль ных претендентов на президентское место — не вызывают чувства оптимизма. Создается впечатление, что ситуацию не удается взять под контроль. Она постоянно ускользает, оборачиваясь новыми катаклизмами.

В-четвертых, практически все критические информа ционные кампании в СМИ (конкретные случаи дедовщи ны в армии, Бесланская трагедия и т. д.) годами не име ют завершения. А поскольку ни правовая, ни моральная точка не поставлены, то в общественном мнении эти темы и другие «звучат» как обвинение власти в ее беспомощ ности.

В-пятых, анализ тематики новостей позволяет сделать вывод, что основной субъект внимания телевидения — это фигуранты власти. Такая фокусировка внимания говорит о том, что телевидение формирует не имидж стра ны, а больше имидж отдельных политиков, благодаря ко торым, как и во времена КПСС, в стране что-то делается.

Такие основания имиджирования государства недоста точны, ибо, как показывает практика, с удалением того или иного лица с политической сцены с ним уходит и его паблисити. При имиджировании государства необходимо прежде всего сосредоточиться на его общих историчес ких, культурных, научно-технических, спортивных и, конечно, человеческих ресурсах как положительных кон Выпуск № 5 (10) Выступления стантах, присоединяя к ним новые черты современного российского государства.

В-шестых, подача телевизионных новостей свидетель ствует о том, что власть в основном продолжает занимать ся неотложными текущими проблемами или «штопаньем дыр». Выходит, телевидение работает не на перспективу, связанную с формированием стратегического имиджа страны, а решает локальную задачу, сопряженную с пред стоящими выборами, — удержанием власти. Такой под ход телевидения способствует консервации патронажных отношений между властью и обществом, гражданами:

если главный фактор в стране власть, значит и отвечает за все в стране именно власть. В свою очередь, у гражданина появляется мысль, что ему плохо не потому, что он пло хо работает или недостаточно инициативен, а потому, что власть плохая. Неслучайно главный вектор обществен ного недовольства начал разворачиваться от олигархов в сторону власти.

Вот, если коротко, мои соображения относительно не материальных источников повышения эффективности государственной политики.

В какую цивилизацию нас зовут?

А.Н. Чирва, кандидат педагогических наук Соглашаясь с высокопрофессиональным уровнем до клада в его юридической (правовой) части, хотел бы возра зить автору по поводу концепции, отчетливо проводимой им через всю ткань научного сообщения. Суть авторской позиции такова: Россия — недоцивилизованная страна.

А поскольку цивилизованность не падает с неба одномо ментно в качестве подарка, а обретается духовным тру дом многих поколений, то нам, по мнению профессора, еще долго пребывать в состоянии отсталости, а то и вар варства.

А.Н. Чирва. В какую цивилизацию нас зовут?

Согласитесь, малоприятная характеристика и безот радная перспектива. Как-то не очень хочется жить в недо цивилизованной стране и чувствовать свою ущербность в сравнении с гражданами возносимых чудо-цивилизаций.

Не хочется не только в силу субъективных причин. Но и потому, что объективности и правды в таких оценках мало. Блеск Запада, пленение его порядками восприни малось и воспринимается российским человеком по-раз ному. Созерцающий наблюдатель не идет дальше внешне го восхищения и подражательности. Для более пытливых натур за внешним блеском западной жизни открывается иная, более существенная и более захватывающая сторо на — та самая, о которой так скорбно в свое время сказал Иван Карамазов: «Дорогое кладбище…».

В связи с этим хочу сразу обозначить свою позицию: я не сторонник «квасного патриотизма». Мне близка мысль Вадима Кожинова, сказавшего как-то на одной из науч ных дискуссий: «Я соглашусь с мыслью, что Россия была “тюрьмой народов” при условии согласия моих оппонен тов с тем, что Европа была “кладбищем народов”. Не пе рестаю удивляться и идеализации прошлого: и хлебом Россия полмира кормила, и развивалась семимильными шагами, и т. п. Больше верю горестным словам С.-Щедри на: «Кто поверит, что было время, когда вся эта смесь алч ности, лжи, произвола и бессмысленной жестокости, с од ной стороны, и придавленности, доведенной до поругания человеческого образа, с другой, называлось… жизнью».

Но возвратимся к докладу. Точнее, к авторской мыс ли о недоцивилизованности России. Автор выводит нас за рамки цивилизации по многим причинам.

Нам отказано в наличии нации. Наше общество — лишь «общность сожителей». «Пресловутое советское об щество также было всего лишь сожительством». При этом даются весьма оригинальное понимание нации и не менее оригинальная мотивировка: «Россия — недонаселенная страна». А без определенной «плотности населения и тес Выпуск № 5 (10) Выступления ноты, когда без равного права граждан и равного их отно шения перед законом и судом, жить невозможно». В ка кой взаимосвязи находится сопоставление территории и закона? В такой же, какую высказывает старшина своим солдатам «копайте от этого забора и до вечера»?

Нам отказано в наличии общества. «Наше правовое за конодательство идентифицирует уровень общественного развития страны как сожительство, но еще никак не об щество».

Нам отказано в вере, т. к. «даже православное хрис тианство никак не воспрепятствовало нехристианскому отношению единоверцев». Оно, оказывается, всего лишь «подстраивалось под эти нехристианские отношения».

Подстраивались и те священнослужители, которые во время разгула атеизма были расстреляны или погибли в лагерях?

Нам отказано в наличии разумной Конституции (за мечу, той самой, которая списана в основном с конститу ций цивилизованных государств, хваленных автором).

«Нынешняя Конституция (России — А.Ч.) — это недоду манная и недоформулированная национальная идея, со держащая в себе множество пробелов ума и ценностей».

А сами «пробелы выражают состояние национального мышления». И никак не меньше!

Вся российская система общественного устройства и жизни — это, согласно авторской версии, система обще ственного и социального недоразвития, а если принять во внимание не только букву, но и дух научного сообщения, то следует признать: Россия — страна, в которой все чуж до и враждебно человеку. Да и сам человек получает невы сокую гражданскую оценку: российский народ « не имеет потребности выбора государственной политики». Даже в ситуации, «когда все кандидаты (в Президенты — А.Ч.), кроме единственного, свою политику как-то формулиро вали, народ выбирал того единственного, кто никак не обозначал свою политику».

А.Н. Чирва. В какую цивилизацию нас зовут?

Набор негативных политических оценок в докладе представлен в традиционно-классическом варианте: «под линное величие ничтожества марксистской философии», «утилизованный СССР», «создавший концлагеря Ленин», «перестройка, начатая в 1929 г. Сталиным», «перестройка Горбачева» и т. д. и т. п. Подобный взгляд не вызывал бы никакого удивления, если бы автор смотрел сквозь одни и те же очки на весь мир. Пишет же, например, другой уче ный — Н.Н. Трубников — следующее: «Мы сейчас оказа лись свидетелями, участниками и жертвами, но одновре менно и палачами (это ли называется не самоубийством?) величайшего из известных нам чуть ли не со времен па дения Римской империи духовного кризиса, охватившего сейчас все современные развитые общества.

Все. Все без исключения идеалы, несшие в себе идею единства между личным и общим, с которыми Европа шла в ХХ век своей культуры, на которые возлагала столько надежд, потерпели полный крах».

Но у проф. Казанцева другое мировидение. Для него Америка и европейские страны — образец мирострои тельства. Больше того, не только образец, но и высший судия. В современном мире, утверждает ученый, «мало политиков, еще меньше государств, которые бы добро совестно выполняли свою миссию в интересах народа».

Оно, это большинство нерадивых политиков и государств, должно знать, что «суд все-таки есть. Это суд глобального лидера, США, а также суд возглавляемого им сообщест ва элитных государств цивилизации — стран ЕС». Обра тим внимание — не суд истории, а суд отдельных стран, конечно же, стран «золотого миллиарда». Суд сильных и сытых. Не будут ли результаты такого суда всегда совпа дать с известной нам с детства фразой дедушки Крылова:

«Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать»?

Итак, Америка — государство высшей цивилизацион ной стадии: образцовые законы, справедливые чиновни ки, приемлемая для всех логика развития страны.

Выпуск № 5 (10) Выступления Но вот другое мнение. Совершенно противоположное.

В семидесятые годы прошлого века в Америке побывал наш соотечественник писатель Федор Абрамов, которого за честность и справедливость называли совестью русской литературы. Поездив по стране, познакомившись с амери канскими нравами и обычаями, писатель заносит в свою записную книжку знаковую фразу-вопрос: «Неужели мир пойдет по пути Америки?». После смерти писателя уже в девяностые годы вышла его книга с таким же заголовком вопросом. В книге писатель развивает свою мысль, давая ей мотивировку.

Таким образом, ученый зовет нас обустраивать свою цивилизацию по американскому образцу, а писатель предупреждает человечество об опасности выбора такого пути развития. Кто прав? Ученый, выстраивающий логи ку своих доказательств на основе науки? Или писатель, подаривший нам неподражаемый мир литературных ге роев — мир высокой духовности и человеческой доброде тели?

Обширность и фундаментальность юридических зна ний автора доклада вызывают уважение. Но к этому чувс тву примыкает и другое — понимание некоего лукавства, базирующегося то ли на фатальной любви к своей науч ной отрасли, то ли на политическом пристрастии. Иначе как понимать то, что даже суд Линча, существовавший в Америке до середины XIX века, ученый не осуждает. Оп равдывает он и американские действия в Косове. А как, например, с точки зрения цивилизованности оценить действия американского государства по отношению к Боб би Фишеру?! Известно, что знаменитый шахматист весьма нелестно высказался о правящей элите, и этого оказалось достаточно, чтобы лишиться права жить в Америке.

«Величайшая наша задача, — писал в свое время Н. Бердяев, переход от фикции к реальности, преодоле ние гипноза слов». В том числе и гипноза слов, обличен ных в закон.

А.Н. Чирва. В какую цивилизацию нас зовут?

Но обратимся к Европе, с которой Россия связана мно говековыми узами, а европейский элемент органично при сущ русской религиозности. Вспомним слова поэта:

Передо всем Пред Старым светом Торжественно клянусь:

Душа моя чиста.

Именно перед Старым светом российская душа держа ла слова своей внутренней исповедальности. Часто они были очень и очень нелестными.

Ф.М. Достоевский в письме к Майкову: «Если бы зна ли, какое кровное отвращение, до ненависти, возбудила во мне к себе Европа за эти четыре года (Достоевский не раз бывал на Западе, а однажды прожил там четыре года — А.Ч.). Господи, какие у нас предрассудки на счет Евро пы…» Достоевский как никто другой проникал в глубину человеческой души — и здесь он увидел бесповоротный, безграничный эгоизм и эгоцентризм, погруженность в са мого себя, угасание братского отношения к другим людям.

Оттого Достоевский так упорно обличал невозможность и неправду социализма, построенного всецело на предпосыл ке иной человеческой природы — не той, какую фактически находил в Европе, а той, для которой братское отношение к людям диктуется внутренним влечением сердца.

Константин Леонтьев: «Цивилизация Европы все быстрее идет к торжеству мещанского духа, который проникает в самые лучшие и благородные завоевания ев ропейской истории. В современном мире царствуют жад ный к наживе, беззастенчивый, аморальный “приобрета тель”, для которого давно нет ничего святого, который давно привык все покупать, всем торговать. Недаром ощущает вся Европа приближение грозы — слишком душно стало в ней жить».

Н.Н. Страхов: «Блистательные формы западной жизни, все без исключения, таят в себе зародыш гибе Выпуск № 5 (10) Выступления ли, все горят разрушением… нет таких начал, которые можно было бы считать незыблемыми. Всякий, кто ис кренно и серьезно обращался или обращается к Европе за нравственным руководством, знает, что Запад тяжко болен, что он… потрясен внутренним страхом, ищет и не находит выхода из противоречий, зародившихся в его жизни…»

Л.Н. Толстой: «Мы, русские, не имеем никаких основа ний предполагать ни того, что мы должны необходимо подлежать тому же закону цивилизации, которому под лежат европейские народы, ни того, что движение циви лизации есть благо». Значительно позже Толстой снова возвращается к той же мысли, что «нам, русским, нет не обходимости повторять европейскую цивилизацию».

Н.К. Михайловский: «Процесс цивилизации, разумее мой в виде общих и отвлеченных категорий, подает наро ду камень вместо куска хлеба». «Европейская цивилиза ция развернула все содержащие в ней противоречия… Не так уже утешительно зрелище современной Европы… и русскому человеку естественно задать себе вопрос: “нет ли в нашей жизни условий, опираясь на которые можно избежать явных, самой Европой признанных изъянов ев ропейской цивилизации?”».

В.В. Розанов: «Европа ссыхается, высыхается;

в ней не внешние разрушения, а внутренние — из центра и души — превращение в “святые мощи”. … Чудовищный эгоизм, неслыханный холод отношений…». В «Опавших листьях», с присущей Розанову свободой выражений, он пишет: «Вся цивилизация XIX века есть медленное, неодолимое и, наконец, восторжествовавшее просачива ние всюду кабака». «Цивилизация европейская не сейчас только, но и всегда, вечно была и есть неплодущая циви лизация». Постепенно Розанов направляет свои обвине ния не только на католицизм, но и на всю цивилизацию, включая сюда отчасти и Россию. «Брак свелся, — пишет он, — к номинализму, и семья к фикции;

без света религии А.Н. Чирва. В какую цивилизацию нас зовут?

в таинственных “завязях” бытия своего человек неудер жимо стал загнивать в них, и европейская цивилизация, и именно только европейская, неудержимо расплывает ся в проституцию. Нет огня, нет таинственно жгучего огня, стягивающего человека в “брак”, — это так очевид но и именно в Европе, с ее начинающимся вырождением!

Мы извнутри похолодели…»

Вл. С. Соловьев: «Отдельно личный интерес, случайный факт, мелкая подробность — атомизм в жизни, атомизм в науке, атомизм в искусстве — последнее слово западной цивилизации». «Историческое назначение России — до ставить вселенской церкви политическое могущество, которое ей необходимо, чтобы спасти и возродить Евро пу». «Дух цивилизации — мещанский дух;

цивилизация Европы и Америки создала индустриально-капиталисти ческую систему — которая является истребителем духа вечности, духа святынь;

капиталистическая цивилиза ция новейших времен убивала Бога, она была самой без божной цивилизацией… В цивилизации начинают обнару живаться процессы варваризации, огрубления».

В этом ряду можно было бы привести еще множество известных имен, чье восприятие западной цивилизации было явно критичным. Сошлюсь лишь на Герцена — яв ного западника в споре со славянофилами. Но вот Герцен эмигрировал на Запад, ближе познакомился с жизнью об щества и пришел в такое духовное смятение, из которого не мог оправиться уже до конца жизни.

Означает ли это, что русские писатели и мыслители, критикуя европейскую цивилизацию, возносили и обо собляли русскую? Отнюдь нет. Тот же Достоевский писал:

«У русских две родины — Россия и Европа». А известный философ-богослов и яростный критик западной цивили зации В.В. Зеньковский высказывает весьма смелое суж дение: «Европа уже не вне нас, а внутри нас».

Зачем же нас сегодня отрывают от Европы? Что она, Европа, в течение XX века совершила стремительный ска Выпуск № 5 (10) Выступления чок? Ушла далеко вперед от своего прошлого? А мы в ходе коммунистического эксперимента отбросили сами себя назад? Добились «утилизации СССР», превратившись в утиль?!

Не думаю, что ответы на эти вопросы лежат где-то в глубинах общественной и философской мысли. Достаточ но очевидные факты и аргументы находятся на поверх ности современной европейской жизни. За примерами да леко ходить не надо.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.