авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«Ю.Л. Говоров АЗИИ ИСТОРИЯ СТРАН И АФРИКИ В СРЕДНИЕ ВЕКА ОСНОВЫ ЛЕКЦИОННОГО КУ РСА ...»

-- [ Страница 3 ] --

Утверждение конфуцианства в качестве господствующей идеологии в эпоху Хань положило начало двухтысячелетнему существованию китайской империи как конфуцианской. Поскольку это важнейший структурообразующий фактор, некоторые специалисты, например Л. С. Васильев, пола гают именно эпоху Хань началом китайского средневековья, хотя чисто хронологически это не сов падает со всемирно-исторической периодизацией средних веков.

Выполнив на начальном этапе своего существования консолидирующую общество роль, на поздних этапах средневековья конфуцианство обожествило существоваший в Китае строй АСП, было канонизировано и сковало развитие общественной мысли и производительных сил. Если католиче ская церковь самостоятельна и оппозиционна светской власти, православная - поддерживает государ ство, то конфуцианство, выполнявшее роль религии порядка, слито с государством. Европеец христианин интересовался чужим и неизвестным в поисках религиозной истины, европеец-атеист - в поисках истины вообще и для разоблачения церковных догматов, японец рисковал жизнью за чтение иностранных книг - в результате европейцы создали новый мир, японцы смогли войти в него. Китае центристское конфуцианское общество не интересовалось чужим и в XIX в. при первой же встрече с буржуазной Европой растерялось и было отброшено на обочину мирового исторического процесса.

Однако в средние века опутанная конфуцианскими канонами (и во многом именно поэтому статич ная) китайская цивилизация по-прежнему считала себя избранной Небом, а остальные народы мира варварами.

3. ПРОБЛЕМА ЕДИНСТВА КИТАЯ Со времени создания первой централизованной империи и до Синьхайской революции 1911- гг. в Китае господствовала интегративно- централизующая тенденция развития общества и государ ства, обусловленная осознанием китайским народом своей этнопсихологической, религиозно- куль турной и хозяйственной общности, а также единства этико-политической идеологии, традиций и обычаев. Выдающуюся роль в утверждении этой тенденции сыграли легизм и конфуцианство. При завоеваниях Китая малочисленными кочевыми народами их верхушка была вынуждена считаться с монолитностью традиционной духовно-политической культуры этой страны и перенимать китайскую систему государственности как условие сохранения своей власти. В свою очередь, варварские завое вания способствовали обострению у широких масс чувства этнической общности и стремления к соз данию чисто китайского централизованного государства.

В результате резкого преобладания интегративно-централизующей тенденции китайский народ на протяжении тысячелетий был объединен в одно, либо в 2-3 крупных централизованных государст ва, причем такое раздробление было следствием временного завоевания части Китая северными вар варами.

Традиция политического унитаризма и единства Китая базировалась преимущественно на лин гво-культурной и общественно-политической общности. К началу нашей эры в качестве единого письменного языка в стране с дюжиной языковых диалектов появляется вэньян, а к VII веку утвер ждается и его единое чтение. На протяжении средневековья аналогично мощным фактором нацио нальной консолидации становится распространение менее сложного и доступного более широким массам населения языка байхуа (до 30% мужского и 10% женского населения городов к концу сред невековья обладали первоначальной грамотностью). Правящая чиновная элита и грамотное город ское население считали себя гражданами Китая и являлись носителями общегосударственного типа национального самосознания.

Наряду с господствующей интегративно-централизующей тенденцией в Китае всегда действо вала и дезинтегративно-центробежная, порожденная огромными размерами страны, натуральным и полунатуральным характером средневекового общественного производства, слабостью хозяйствен ных связей между различными районами страны, ярко выраженными хозяйственными и иными раз личиями и спецификой геополитического положения Юга и Севера страны. Большая часть населения страны, жители провинциальной глубинки, были носителями регионального типа этнического само сознания, подкрепляемого соответствующими языковыми диалектами. Тенденция к хозяйственно культурной местной самостоятельности от Центра неоднократно в средние века использовалось раз личными социально-политическими силами ("сильными домами", удельными князьями, провинци альной гражданско-бюрократической и военной верхушкой) для установления военно-политического контроля на местах в их эгоистических интересах, что вело к развалу централизованной империи и вторжениям кочевников: так было в III-VI вв. в царстве Вэй и Западная Цзинь;

на рубеже IХ-Х вв. в эпоху Тан;

после смерти основателя династии Мин Чжу Юаньчжана на рубеже ХIV-ХV вв.

Опасности, которые несла для общества и государства дезинтегративная тенденция, побудили китайцев к установлению в стране изощренной системы социально-политической организации, госу дарственного устройства и управления, четкой регламентации прав и обязанностей всех членов об щества с тем, чтобы "наставлением улучшать нравы народа, повелевать и управлять народом, обес печивать народ".

4. СОСЛОВНАЯ СТРУКТУРА КИТАЯ В СРЕДНИЕ ВЕКА Сословное деление в Китае возникло значительно раньше классового. В своей окончательной форме оно сложилось в IX-II вв. до н. э. просуществовало до Синьхайской революции 1911 г. :

1. Привилегированные высшие сословия:

- титулованная знать;

- шэньши-чиновники;

- шэньши без должности;

- имеющие ученые степени 2. Непривилигерованные средние сословия, налогоплательщики, простолюдины, "добрый на род" с правом сдачи госэкзаменов на ученую степень:

- земельные частновладельцы;

- надельное государственное крестьянство;

- арендаторы у "сильных домов";

- торговцы и ремесленники.

3. Низшее сословие, не платящее налоги, "подлый народ", занимающийся третьестепенным де лом, "дармоеды" (певцы, танцоры, монахи, рабы, слуги, тюремщики, палачи).

Власти Китая всегда исходили из того, что "зерно - жизненная артерия народа, а налоги - со кровище государства". Отсюда и расстановка приоритетов: земледелие как первостепенное занятие, ремесло и торговля - второстепенное ("земледелие - ствол, ремесло и торговля - ветви"). Оуян Сю писал: "Земледелие предшествует всему, оно начало и конец правления". Государство активно вме шивалось в аграрные отношения не только по причине обеспечения налоговых поступлений, но и опасаясь перехода бродяжничества обезземеленного крестьянства в политическую нестабильность из-за того, что "у бедного нет клочка земли, куда можно было бы воткнуть шило, в то время как поля богачей тянутся с Севера на Юг и с востока на запад..., а сами они разъезжают на крепких конных повозках и едят отборное зерно и мясо". Отсюда - традиционно враждебное отношение средневеко вого конфуцианского государства к "сильным домам" на селе.

Что касается ремесла и торговли, то они полезны, но второстепенны, поскольку не произво дят зерна. Они могут быть даже вредны в случае чрезмерного развития, так как:

- способствуют развитию горизонтальных общественных связей, не контролируемых госу дарством, в обществе с вертикальными социально-политическими структурами;

- увеличивают удельный вес населения не производящего, а только потребляющего дефи цитное продовольствие;

- торгово-ремесленные круги менее подвержены государственному контролю, чем кресть янство.

Для предотвращения роста числа ремесленников в Китае существовали многочисленные ограничения и запреты на "неположенные украшения" для разных сословий. В условиях Китая ре месленные цехи были призваны не столько способствовать росту производства ремесленных изде лий, сколько сдерживать рост их производства.

В эпоху смуты в сер. I тысячелетия, в условиях усобиц и вторжений извне, ослабевшая цен тральная власть не смогла пресечь утверждение в стране новой чужой буддийской религии. С пре кращением смуты китайское государство не могло примириться с тем, что буддийская церковь с ее миллионами верующих и земельной собственностью все больше превращалась в мощную политиче скую и экономическую силу. Отсюда целенаправленная государственная компрометация буддийско го монашества. Китайский мыслитель XI в. Ли Гоу указал на "10 пороков монашества, устранение которых дает 10 преимуществ", среди них:

1) когда мужчины не заняты земледелием, их кормят другие;

2) когда мужчины холосты, женщины ропщут и возобладает разврат;

3) монахи, не вписанные в реестры, не явяляются тяглыми и не пополняют казну;

10) монахи хитрые - уклоняются от контроля чиновников.

5. КЛАСС УПРАВЛЯЮЩИХ КИТАЕМ Правящий класс старого Китая отличается рядом особенностей:

1. Разделенностью на титулованную знать и бюрократическое чиновничество - шэньши ("уче ные люди, носящие пояс власти");

2. Принципиальной открытостью чиновничье-бюрократического аппарата для его пополнения из непривилегированных сословий простонародья двумя путями:

- сдачей экзаменов на получение ученой степени (система кэцзю), дающей право занимать должность в госаппарате;

- покупкой ученой степени;

-покупкой должности (она в три раза дороже степени) низового и среднего уровня.

3. Сословной стабильностью бюрократического аппарата, на 2/3 состоявшего из детей и внуков шеньши;

4. Делением шеньши на две категории - чиновников и неслужилых. Особенность Китая - боль шая часть правящего класса "не правит". Неслужилые шэньши, своего рода китайская интеллиген ция, использовали свой высокий социальный статус для занятия негосударственных, но высокоопла чиваемых должностей уездных судей и общинных учителей, руководителей ополчений и обществен ных работ. Фактически они превращались в общинных лидеров, без которых крестьянину невозмож но было решить ни одного вопроса в отношениях с местной властью. Не каждая деревня могла по хвалиться наличием в ней "собственного" шэньши - их роль преимущественно играли простолюди ны-неудачники государственных экзаменов, "носящие одежду из хлопка".

5. Конкуренцией за государственные должности в связи с "перепроизводством" шэньши и уза конением протежирования, именуемого "родственной тенью". Такая "тень" за спиной соискателя должности давала определенные привилегии на ее получение при условии сдачи дополнительного экзамена "на профпригодность". Гарантийная рекомендация была основным методом продвижения чиновника по служебной лестнице, однако при смене власти такие "родственнотеневые" отношения могли повредить обеим сторонам: в подобных ситуациях бывшие клиенты разоблачали бывших га рантов и "высмеивали людей, с которыми только что вместе купались, за то, что они были голыми".

6. Сосредоточением у шеньши не только исполнительной политической власти и распоряжения ресурсами государства (составляя 2% населения, они получали 20-25% национального дохода), но и идеологической власти. Шэньши управляли Китаем как формально (чиновничество), так и нефор мально (неслужилые). Обе страты шэньши олицетворяли собой две подсистемы управления общест вом, причем обе они базировались на конфуцианских канонах. Таким образом, в Китае существовал особый тип "государственного человека" разных степеней учености, соответствующих администра тивной структуре империи - шэньши не просто чиновник: он соединяет в себе этику и власть, служит им добровольно и принципиально доктринально, выполняя свою конфуцианскую сверхзадачу.

7. Ученое сословие нестабильно и дифференцировано. Подавляющая часть шэньши имела низший ранг сюцая (около 80%). Противоречия между различными стратами шэньши (малооплачи ваемыми сюцаями и "продвинутыми мужами" цзиньши, чиновной и неслужилой частями сословия) носили чисто конкурентный характер - всех их при этом объединяла приверженность общей идеоло гической конфуцианской основе и стремление обустроить Китай по канонам древних. Каждый шэньши претендовал на единственно правильное толкование классиков и прошлого.

Государство строго регулировало численность ученого сословия, особенно его неслужилой части, используя экзаменационные квоты и продажу степеней и должностей в политических целях: в периоды политической напряженности эти квоты резко увеличивались для обеспечения поддержки династии со стороны грамотной и активной части китайского общества, желающей "остепениться" (замечено, что значительная часть лидеров мятежей и восстаний в Китае - неудачники госэкзаменов).

Поэтому численность шэньши существенно колебалась в зависимости от эпохи и социально политической конъюнктуры от 0,5 млн. до 1,5 млн. чел.

Китайский шэньши существенно отличается от европейского интеллигента-интеллектуала:

- интеллигент в той или иной степени оппозиционен по отношению к государству и церкви;

- шэньши - защитник и олицетворение государства: он может выступать только против кон кретных пороков в практике государственного управления, тем самым в конечном счете укрепляя государство. Шэньши предвосхитили "карамзинский" взгляд на мир, в соответствии с которым "для благоденствия империи нужны 25 хороших губернаторов".

6. ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО СРЕДНЕВЕКОВОГО КИТАЯ На протяжении средневековья в связи со сменой династий многие элементы государственного устройства Китая менялись, но его основные принципы оставались без изменений /см. схему китай ской бюрократии.

На вершине пирамиды государственной власти находился император, имеющий Мандат Неба на управление Поднебесной империей и именуемый Сыном Неба. Власть императора косвенным об разом была ограничена вышеуказанным Мандатом, предписывавшим осуществлять управление в со ответствии с конфуцианскими традициями, и определенной самостоятельностью функционирующего по этим традициям бюрократического аппарата. Как правило, императоры были приверженцами ле гистских, а аппарат - конфуцианских методов управления.

Стремясь держать чиновничество под контролем, императоры искусственно противопоставля ли друг другу различные ветви и звенья аппарата, разделив его на исполнительную и контрольную ветви, курируемые, как правило, двумя фаворитами правителя.

Контрольная власть была представлена императорскими Канцелярией, Секретариатом и Пала той инспекторов-цензоров. В служебные обязанности инспекторов-цензоров входил не только кон троль деятельности исполнительной власти, но и увещевать императора править по канонам, докла дывая ему "правду" не с узковедомственных, а с общегосударственных позиций. Учитывая уникаль ную роль инспекторов в системе государственного управления, аппарат стремился внедрить на эти должности или "своих", или людей мягких, слабохарактерных, не обладающих способностями и не самостоятельных, которые не могли бы представлять опасности для чиновничества. С другой сторо ны, в различные периоды китайской истории реформаторской части шэньши удавалось провести су щественные преобразования, опираясь именно на своих ставленников в Инспекторате, имевших пря мой доступ к императору с правдивой информацией об истинном состоянии дел в стране.

Существовал только один способ миновать контрольные органы - добиться такого влияния на императора, что последний давал своему фавориту "собственноручную императорскую записку" с надписью в правом верхнем углу: "Тот, кто воспрепятствует прохождению документа, будет осуж ден... согласно статье о великой непочтительности и сослан на 3 тысячи ли".

Исполнительная власть состояла из трех ведомств: Палаты изучения донесений, Палаты импе раторских указов и собственно правительства - Ведомственной Палаты, включавшей в себя Палаты финансов, наказаний, церемоний, общественных работ, военных дел и своего рода "отдел кадров" Палату чиновников.

В соответствии с китайской Табелью о рангах должности и титулы делились на 9 рангов, в ка ждом из которых было по 30 разрядов. Обычно сдавший госэкзамен на сюцая с отличной оценкой мог претендовать на восьмой высший разряд первого ранга, сдавший на удовлетворительно - на восьмой низший разряд. Долгом чиновника было иметь безупречный моральный облик, т. е. строго соответствовать своему месту в обществе и аппарате. В случае "потери лица" у чиновника тринадца того разряда отбиралось удостоверение шестого разряда и он мог в будущем снова дослужиться не выше двенадцатого разряда. Ученые степени не аннулировались. Кроме того, для чиновников суще ствовали правовые наказания пяти степеней: тонкими бамбуковыми палками (до 50), толстыми бам буковыми палками (до 100), каторгой до трех лет, ссылкой (до 1500 км) и две степени смертной казни (удавка и отрубание головы). Чиновник жил, сознавая, что за послушание его ждет награда, за ошиб ки наказание, за ослушание - смерть.

Центральному правительству подчинялись губернаторы 20-25 провинций со штатом чиновни ков провинциального управления, губернаторам провинций - начальники 300-360 областей-oкpугов, a последним - начальники 1500 уездных управ-ямэней, надзирающих за 150-250 тысячным населением уезда. Начальники ямэней составляли основание пирамиды государственной бюрократии Китая: если в функции высшего и среднего звена государственной администрации входила циркуляция докумен тов и контроль их исполнения, то полторы тысячи уездных начальников непосредственно управляли многомиллионным китайским народом.

Уездный начальник самостоятельно набирал штат ямэня (писарей, палачей, сборщиков нало гов, секретарей из числа местных шэньши и неудачников госэкзаменов) и обеспечивал сбор налогов и выполнение других повинностей в опоре на неформально существующее местное самоуправление (общинная верхушка, главы корпораций, старосты деревень и 10-дворок). Как правило, во избежание приезда работников ямэня (это уже беда), население стремилось все свои обязанности перед властями выполнить в срок.

Уездный начальник получал от государства чисто символическое жалованье, в десяток раз пре восходящее доход простолюдина, и был заинтересован в своевременном и полном сборе налогов с подведомственного ему населения для поддержания собственного благосостояния и оплаты нанятого им штата ямэня (с ХVIII в. для ослабления лихоимства чиновников на уездном уровне государство стало доплачивать им "серебро для поддержания честности", в 10-20 раз превосходящее их основной оклад. Поскольку чиновничество в Китае подвергалось принципиальной ротации каждые 3 года, у них не было заинтересованности глубоко вникать в дела и кропотливо ими заниматься (часто вместо уездного начальника фактически правил нанятый им секретарь-шэньши).

7. БАОЦЗЯ Неотъемлемой частью системы управления обществом в Китае была система "коллективной ответственности" членов общин и городских кварталов, возникшая еще в древности. Сыма Цянь со общает, что еще в IV в. до н. э. реформатор Шан Ян "приказал народу разделиться на группы по 5 и 10 семей для взаимного наблюдения и ответственности за преступления. Тот, кто не донесет о пре ступлении, будет разрублен пополам, а тот, кто донесет, будет награжден как воин, отрубивший го лову врага;

скрывший преступника наказывается как сдавшийся врагу". Сам термин "баоцзя" появил ся в 1070 г. в связи с реформами Ван Аньши. По китайским законам на дверях домов должны были висеть таблички с подушевой описью семей - об отъезде и приезде должен знать сотский староста для регулярного доклада в ямэнь о передвижениях населения.

Существуют разные оценки эффективности системы баоцзя - от очень эффективной до неэф фективной. Доказательства недостаточной эффективности:

- неудача поголовной регистрации из-за неграмотности большинства крестьян (это было воз можно только в уездных центрах);

- раздел "баоцзя" не включен отдельной графой в аттестацию чиновников, соответственно и от ношение к поддержанию баоцзя было поверхностным;

- местные шэньши саботировали систему баоцзя как унижающую их ученое достоинство, а сот ские и простолюдины не имели права входить в дом шэньши;

- главы 5-10-дворок, опасаясь вымогательства в ямэнях при переделках списков и разборе дел, не подавали туда требуемой информации;

- потенциальные доносчики боялись мести нарушителей и преступников;

- мало кто желал портить отношения с соседями, которые в ответ тоже могли на них донести;

- главное доказательство недостаточной эффективности системы баоцзя в существовании па раллельно ей многочисленных тайных обществ, которые смогла ликвидировать только КПК в 50 гг.

XX в.

Тем не менее, в лице баоцзя государство имело мощный рычаг воздействия на нежелательные процессы в обществе, своеобразную систему социального контроля. Впоследствии она будет охарак теризована в словах народной песенки:

Баоцзя, баоцзя Жить нельзя, дышать нельзя...

Все в цепях и кандалах У начальников в руках Кнут и страшная печать Заставляют нас молчать...

8. ТАЙНЫЕ ОБЩЕСТВА В СРЕДНЕВЕКОВОМ КИТАЕ Тайные общества и секты играли заметную роль в истории Китая в качестве организаторов на родного сопротивления налоговому гнету и произволу деспотического государства со времени созда ния во II в. н. э. секты "Тай-пиндао" (Учение о пути великого равенства), возглавившей восстание "Желтых повязок".

В средние века наиболее известным тайным обществом стала "Секта Белого Лотоса" (СБЛ), возникшая в XI в. на основе буддийской секты, созданной в IV в. монахом Хуй Юанем. В свою оче редь, СБЛ стала базой для для образования в XVII-XVIII вв. других тайных обществ (Общество Неба и Земли, Общество трех точек и др.).

Рассмотрим смысл учения СБЛ, столетиями привлекавшего миллионы приверженцев и после дователей. Проповедники СБЛ утверждали, что у истоков мироздания - нерожденные родители, сле довательно, все люди изначально - братья и сестры. Однако "родители" в гневе на людские пороки решили уничтожить мир. В ответ на мольбы людей о пощаде "родители" смягчились и вместе со страданиями послали на землю и добро, к которому можно приобщиться, лишь приняв учение Белого Лотоса - члены секты после смерти попадают в Рай. Таким образом, во-первых, само наличие учения СЕЛ является отрицанием официального конфуцианства и, во-вторых, тезис об изначальном равенст ве людей опровергал конфуцианский постулат об их изначальном неравенстве и мог превратиться в материальную силу, так как крестьянство верило в наступление "золотого века" (в средние века идея равенства всегда имела религиозную форму - повстанцы Уота Тайлера очень интересовались: "Кагда Адам пахал, а Ева пряла - кто же был дворянином?"). СБЛ решила эту проблему просто - каждому своему члену обещала чиновничью должность после победы или после смерти.

Проповедники СБЛ постоянно предупреждали о неизбежности "бедствий", преувеличивая при этом их ожидаемые масштабы и подавая наглядный пример действием (грабили богатых, сжигали их усадьбы), не останавливались перед принуждением крестьянства вступать в тайные общества для преодоления их локальности, "брали в долг" у населения продукты, так как искренне верили в ско рую победу... Крестьяне массами вступали в ряды сектантов, чтобы пережить "бедствия" и попасть в Рай. Популизм сектантской пропаганды (вера в возможность осуществления всех чаяний сразу) об легчал задачу мобилизации масс. Коллективные моления по особо торжественному ритуалу помогали преодолению психологического барьера боязни неповиновения властями Руководители тайных об ществ на местах обычно были выходцами из грамотных крестьян, которых почитала толпа. В перио ды социально-политической стабильности секты занимались кропотливой идеологической работой, а подлинные вожди выявлялись уже в ходе восстаний с учетом их организаторских способностей.

Внешне крестьянские восстания выглядели стихийными, хотя на деле благодаря деятельности сект у них уже имелась идейная подкладка и готовые кадры руководителей (при этом следует отметить полное несоответствие их идей содержанию их сознания). На практике крестьянские движения, за кончившиеся победой, проходили два этапа:

-- этап общего котла и примитивного дележа награбленного;

-- этап повторения того, против чего боролись - чиновничество, титулы, "свой" император...

Неотъемлемая черта социально-политической жизни средневекового китайского общества бандитизм, разбой и пиратство, питательной средой которых были процессы обезземеливания кре стьянства и жестокая эксплуатация. Особого размаха указанные явления достигли на стыке природ ных, социальных и политических факторов - отсюда и легендарные бандиты Шаньдунских болот, пираты Фуцзяньского побережья и разбойники из Шэньси. Китайский бандитизм пользовался опре деленным престижем в народе вследствие понимания всеми истоков и причин этого явления и соеди нения в нем зачатков классового самосознания и стремления к личной выгоде (а выгода могла быть достигнута только за счет грабежа состоятельных элементов).

9. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ВНУТРЕННЕЙ ПОЛИТИКИ КИТАЙСКОГО ГОСУДАРСТВА Все усилия государства в конечном счете сводились к нейтрализации главной опасности - угро зы голода, постоянного явления китайской истории. Кризисы недопроизводства продовольствия из-за усиления демографического давления на землю в определенной степени могут смягчаться приспо соблением самого общества к меняющимся условиям существования (подъем целины, повышение урожайности посредством совершенствования технологии земледелия и увеличением внесения орга нических удобрений, экономия площадей по принципу "видишь шов, втыкай иглу", сокращение площадей под деревнями методом "два дома-одна крыша"). Однако главной причиной было не столько реальное недопроизводство продовольствия, сколько искусственное неравенство в его рас пределении по социальным причинам. Поэтому государство всегда стремилось к предотвращению социального расслоения деревни посредством поддержания "двух равновесий":

1) Между сельской общиной и "сильными домами" (административным воздействием и про порциональным налогом). В конечном счете "сильные дома" ужесточали рентный пресс на крестьян арендаторов втайне от государства и его попытки противодействовать обезземеливанию крестьянства приводили только к замедлению этого процесса.

2) Между "сильными домами" и государством, т. е. к сохранению независимости местной низо вой государственной администрации от "сильных домов". При этом в чисто конфуцианском духе ста рались "искоренить зло без применения насилия".

Парадокс Китая: победа частнособственнической тенденции "сильных домов" над государст венным аппаратом в экономическом и политическом отношении не ведет к образованию нового по рядка, но только к смене династии, после чего новая династия в своих основных чертах повторяет предыдущую, т. к. победившая местная частновладельческая элита имеет своим идеалом государст венную чиновничью карьеру. Однако при новой династии, созданной усилиями "сильных домов", существует опасность соединения их реальной власти на местах с государственными постами, что ведет к торжеству местничества и групповщины. Именно поэтому китайское государство диссоциа лизировало отбор на государственную службу через систему кэцзю в ущерб влиятельным состоя тельным элементам и разделило общество на чиновников и простолюдинов. Такая система препятст вует концентрации экономической и политической власти на местах и способствует ее дроблению при сохранении верховенства государства:

- шэньши-чиновники имеют политико-идеологическую власть и право распоряжения нало говыми ресурсами;

- шэньши без должностей обладают идеологическим влиянием и, надеясь на получение должностей, выступают за укрепление государственной власти;

- "сильные дома" имеют экономическое влияние на местах, трансформации которого в по литическое влияние препятствует коалиция госаппарата, неслужилых шэньши и крестьянства (китай ское крестьянство боролось не за землю, а против "злых" помещиков и чиновников, коррумпирован ных ими, за укрепление центральной государственной власти против их "бесчинств", даже арендато ры требовали только уменьшения размеров ренты, выплачиваемой ими "сильным домам").

Исключением из этого правила "регенерации" верховенства шэньши в государстве является династия Сун, е самого начала примирившаяся с преобладанием частновладельческой тенденции.

10. ПЕРИОДИЗАЦИЯ КИТАЙСКОГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ В отличие от средневековой истории Европы, которая может быть периодизирована этапами становления, утверждения, расцвета и разложения феодального способа производства, Китай указан ной эпохи переживал неоднократные взлеты и падения, что внешне выражалось в смене династий в рамках все того же АСП. Поэтому династическая периодизация китайской истории имеет под собой не только внешние, но и внутренние основания.

От "Исторических записок" Сыма Цяня до 1911 г. Китай знает 25 династических историй. Ди настическая периодизация средневекового Китая выглядит следующим образом:

III-VI вв. - эпоха смуты (гунны, Троецарствие, эпоха Северных и Южных династий) по сле падения династии Хань;

589-618 гг. - династия Суй;

618-907 гг. - династия Тан;

907-960 гг. - эпоха смуты, пяти династий и десяти царств;

960-1279 гг. - династия Сун;

1279-1368 гг. - династия Юань (монгольская);

1368-1644 гг. - династия Мин.

Династическая история Китая завершается маньчжурской династией Цин (1644- гг.).

Благодаря развитой традиции историописания династии оставили после себя огромное количе ство документов и трактатов (в одном только архиве Гугун 9 млн. единиц хранения по эпохам Мин Цин). Если трактаты в той или иной степени фальсифицируют историю, то документация позволяет восстановить истину в значительной степени. Дополнительным основанием для изучения истории Китая по династическому принципу является наличие общих для всех династий закономерностей развития в рамках династического цикла.

11. СОДЕРЖАНИЕ ДИНАСТИЧЕСКОГО ЦИКЛА I этап - внутреннего мира и внешнеполитической активности.

Верховная государственная собственность на землю обеспечивает нормальное функциониро вание общественно-политического организма и правление в соответствии с конфуцианскими канона ми. Тайные общества активной деятельности не ведут, ограничиваясь предсказаниями грядущих бед ствий.

II этап - усиление внутриполитической напряженности и ослабление внешнеполитической ак тивности.

Экспансия помещичьего землевладения на все новые площади с/х угодий, переход местного чиновничества под контроль "сильных домов" и ослабление центральной власти, уменьшение дохо дов казны, усиление социальных противоречий. Последствия:

- раскол правящего класса на коррумпированных консерваторов - ставленников "сильных домов" и ре форматоров, требующих ликвидации накопившихся пороков, т. е., роли "сильных домов" в экономике и поли тике. Борьба двух фракций шэньши идет с переменным успехом, иногда многие десятилетия, на фоне падения авторитета власти в массах;

- активизация тайных обществ внутри страны в связи с ростом количества "горючего материала" из чис ла обезземеленных и подвергающихся усиленной эксплуатации арендаторов и надельных крестьян;

- активизация кочевников вне страны, т. к. именно в эпохи социально- политической нестабильности в Китае можно его как максимум покорить и как минимум удачно пограбить.

III этап - упадок и гибель династии под воздействием ряда факторов:

- сочетание крестьянских восстаний под руководством тайных обществ и вторжений кочевников ком прометируют династию в военном отношении;

- патриотически настроенные шэньши-реформаторы примыкают к руководству крестьянским движением и дают им политическую доктрину:

а) Император потерял Мандат Неба, который перешел к лидеру повстанцев из числа одного из руководи телей;

б) шэньши навязывают повстанцам традиционно-конфуцианские представления о будущем государст венном устройстве.

- другая часть бюрократии и "сильные дома" вступают в альянс с кочевниками против восставшего кре стьянства.

Последствия гибели старой династии могут быть двоякими:

- или новый император из числа победивших крестьян положит начало новой китайской династии на конфуцианских принципах;

- или новый император из числа кочевников даст начало иноземной династии, которая вынуждена будет учитывать конфуцианские традиции китайского общества.

Новая династия, как правило, начинает свою деятельность с восстановления верховной госу дарственной собственности на землю, что становится основой для повторения аналогичного дина стического цикла. Революционных изменений в классическом смысле этого слова смена династий не несет, так как конфуцианство возвращает социально-политические отношения к прежнему состоя нию. Любопытно, что в период упадка и гибели, когда местное самоуправление держит круговую оборону от всех в отсутствие единственно признанной власти, крестьянство может десятилетиями не платить положенных налогов. Пришедшая к власти национальная китайская династия на первом эта пе своего становления и утверждения также начинает с упорядочения и уменьшения налогового пресса.

12. СПЕЦИФИКА ИНОСТРАННОЙ ДИНАСТИИ Иностранная династия гораздо более уязвима и непрочна в сравнении с национально китайской, так как:

- может осуществлять полный контроль только высшего звена государственного управления;

- подвергается постоянному давлению со стороны тайных обществ, для которых варварское происхождение династии - дополнительный повод и аргумент рекрутирования сторонников и после дователей и мобилизации масс;

- неизбежная для малочисленных кочевников китаизация и ассимиляция в китайском этниче ском море способствует различного рода влияниям на варварскую династию со стороны китайской части имущего класса;

- бунтарскую роль по отношению к иностранным династиям всегда играет Юг Китая:

а) он слабее, чем Север, контролируется властями;

б) имея лучшие природные условия и социально-экономический динамизм, Юг в экономиче ском плане не зависит от жестко контролируемого кочевниками Севера;

в) "сильные дома" на Юге всегда оспаривают верховенство государства в аграрной сфере, тем более верховенство "варваров";

г) в тайных обществах на Юге состоит до 50% взрослого мужского населения.

Комплекс вышеуказанных факторов вынуждает иностранную династию подвергать повы шенной налоговой эксплуатации менее развитой Север, что подрывает и там ее позиции.

13. ОСОБЕННОСТИ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СРЕДНЕВЕКОВОГО КИТАЯ Тысячелетиями огромный культурный Китай существовал в окружении варварских кочевых племен на Севере и относительно малых и слабых государственных образований на Юге и Востоке, Такое положение, сохранившееся и в средние века, отразилось на внешнеполитических воззрениях как элиты, так и всего китайского народа, считавшего свою страну центром земли и остального чело вечества, у которого нечему учиться культурным китайцам. Комплекс этноцивилизационного пре восходства отразился даже на такой прагматической сфере деятельности, как дипломатия.

Официальная китайская дипломатия исходила из концепции "предопределенного вассалитета" остального мира от Китая, поскольку "Небо над миром одно, Мандат Неба выдан китайскому импе ратору, следовательно, весь остальной мир - вассал Китая... Император получил ясный приказ Hеба править китайцами и иностранцами... С тех пор как существуют Небо и Земля, существует и деление на подданных и государей, низших и высших. Поэтому существует определенный порядок в отноше ниях Китая с иностранцами... " О сути такого "определенного порядка" говорит иероглиф "фань", обозначающий одновремен но иностранца, чужеземца, подчиненного, дикаря. По представлениям китайцев их страна - круг, вписанный в квадрат мира, а в уголках квадрата существуют вышеупомянутые фань, относиться к которым гуманно нельзя, поскольку "принцип морали - для управления Китаем, принцип нападения для управления варварами". Завоеванным Китаем уголкам мирового квадрата давались соответст вующие названия: Аньдун (Замиренный Восток), Аннам (Замиренный Юг)...

Знание мира у китайской верхушки было, но оно принципиально игнорировалось: весь неки тайский мир рассматривался как нечто периферийное и однообразное, многообразие мира и реаль ность заслонялись шовинистической китаецентристской догмой.

На практике апологеты "предопределенного вассалитета" удовлетворялись номинальным вас салитетом: главными обязаностями "вассала" были посещение Пекина (официально трактуемое как проявление верноподданничества) с подарками китайскому императору (трактуемыми как дань) и получение "вассалом" еще более ценных подарков от императора, именуемых "милостью и жало ваньем".

Объясняется указанный феномен китайской дипломатии тем, что концепция "предопределен ного вассалитета" была рассчитана не столько на иностранцев, сколько на самих китайцев: видимость вассалитета - дополнительное доказательство святости власти династии, которая таким образом убе ждала народ, что перед ней "все иностранцы в трепете подчинились", " бесчисленные государства спешат стать вассалами... принести дань и узреть Сына Неба". Таким образом, в Китае внешняя поли тика находится на службе внутренней политики прямо, а не опосредованно, как на Западе. Парал лельно убеждению масс в стремлении большинства стран "приобщиться к цивилизации" нагнеталось также ощущение внешней опасности от закоренелых варваров с Севера для сплочения общества и оправдания жесткой налоговой эксплуатации: "Отсутствие внешних врагов ведет к распаду государ ства".

С целью усиления психолого-идеологического воздействия дипломатии в нужном направлении на иностранцев и собственный народ была абсолютизирована церемониальная сторона дипломатиче ских контактов. В соответствии с дипломатическим ритуалом коу-тоу, просуществовавшим до г., иностранные представители должны были выполнить ряд унижающих их личное и государствен ное достоинство их стран условий аудиенции с китайским императором, в том числе 3 коленопре клонения и 9 падений ниц.

В 1660 г. цинский император так прокомментировал прибытие в Пекин российской миссии Н.

Спафария: "Русский царь назвал себя Великим Ханом и вообще в грамоте его много нескромного.

Белый царь всего лишь глава племен, а самонадеян и грамота его кичливая. Россия находится далеко на западной окраине и недостаточно цивилизована, но в присылке посла видно стремление к выпол нению долга. Поэтому велено Белого царя и его посла наградить милостиво". Отказ Н. Спафария стать на колени при получении даров императора был расценен как "недостаточное обращение рус ских к цивилизации". Китайский сановник откровенно заявил русскому послу, что "Русь не вассал, но обычай переменить нельзя". На что Спафарий ответил: "Ваш обычай от нашего разнится: у нас идет к чести, а у вас к бесчестью". Посол уезжал из Китая с убеждением, что "они легче потеряют царство свое, чем покинут обычай свой".

В то время как официальная дипломатия выполняла роль атрибута имперского величия Китая, конкретные задачи внешней политики решались методами тайной неофициальной дипломатии, т. е.

китайская дипломатия - с двойным дном (тайная дипломатия в других странах решает только немно гие деликатные конкретные задачи). Тайная дипломатия старого Китая проникнута духом легизма с его приоритетом государственных интересов любой ценой (цель оправдывает средства) и исходит из реального положения вещей, а не из догм официальной политики.

Поскольку война для огромного земледельческого Китая всегда была бременем, он всегда ис ходил из того, что "дипломатия - альтернатива войне": "сначала разбей замыслы врага, потом его союзы, затем его самого". Дипломатию - игру без правил - Китай довольно успешно превратил в игру по своим правилам, используя стратагемный подход в качестве дипломатического каратэ, фатального для противников Поднебесной. Стратагема - стратегический план, в котором для противника заложе на ловушка или хитрость. Дипломатическая стратагема - сумма целенаправленных дипломатических и иных мероприятий, рассчитанных на реализацию долговременного стратегического плана решения кардинальных задач внешней политики;

философия интриги, искусство введения в заблуждение, ак тивная дальновидность: умение не только просчитать, но и запрограммировать ходы в политической игре (см. монографию Харро фон Зенгера).

Инструментарий китайской дипломатии состоял не только из хитроумных ловушек, но и из разработанных на все случаи опасной международной жизни конкретных внешнеполитических док трин:

- горизонтальная стратегия - в самом начале и в упадке династии. Слабый Китай вступает в союзы с соседями против дальнего для Китая, но близкого соседям противника. Таким образом сосе ди отвлекаются в противоположном от Китая направлении;

- вертикальная стратегия - в апогее династии сильный Китай наступает на соседей "в союзе с далекими против близких";

- комбинационная стратегия смены союзников как перчаток;

- сочетание военных и дипломатических методов: "пером и мечом надо действовать одновре менно";

- "использование яда в качестве противоядия" (варваров против варваров);

- симуляция слабости: "прикинувшись девицей, броситься как тигр в открытые двери".

Постоянной темой дискуссий в китайском руководстве был вопрос о размерах империи. Китай в экологическом отношении представлял собой вполне определенную природную зону, что ставило под вопрос целесообразность присоединения новых территорий, непригодных для ведения с/х при вычными для китайцев способами. С другой стороны, присоединение этих новых территорий созда вало буферную зону между линией передовой обороны и земледельческой метрополией, в которой концентрировалось подавляющее большинство населения страны. Здесь свое слово говорили эконо мические расчеты содержания передовой линии обороны и армия, "крылья, когти и зубы государст ва".

14. КИТАЙ В ОБОРОНЕ И НАСТУПЛЕНИИ Перед активными конными массами воинов-кочевников 5-6 тысячекилометровая граница зем ледельческого Китая пассивно-оборонительная. Учитывая, что Пекин находится всего в 400 кило метрах от Великой китайской стены, Китай создал особую глубокоэшелонированную систему погра ничной обороны:

- роль первой линии этой системы играла Великая китайская стена (длина 4-5 тыс. км, высота 6, 6 м, ширина 6 м, более 8 тыс. башен). Стена не только отгораживала страну от кочевников, но и при крывала Великий шелковый путь;

- военные округа с отборными войсками подпирали Стену изнутри;

- проводилась целенаправленная хозяйственная колонизация пристенных районов для превра щения пограничной зоны во "враждебное человеческое море, в котором утонет вторгшийся враг", прорвавший Стену. Частью такой колонизации было создание пояса военных поселений посредством оргнабора крестьянства из перенаселенного Центрально-Южного Китая. Система эта оказалась не эффективной: занятие поселенцев сельским хозяйством подрывало их боеспособность, отвлечение их на военные сборы и учения пагубно отражалось на их хозяйстве вплоть до невозможности самообес печения поселенцев продовольствием. Кроме того, офицеры военных поселений и власти провинций, поставлявших им пополнение, вступали в сговор с целью наживы на обоюдовыгодной основе - по тенциальные поселенцы заносились в списки личного состава, но оставались в родных местах скры тыми от налогообложения, офицеры же получали за это денежные взятки.

Иметь систему обороны хорошо, но дорого. Поэтому китайская военная мысль всегда полагала, что "непобедимость - в обороне, победа - в наступлении, обороняющийся прячется в глубине преис подней, нападающий действует с высоты небес". Однако и здесь свое слово говорил экономический фактор. Для создания ударной 100-тысячной армии необходимо: из 800 тысяч дворов какой-либо провинции 100 тысяч поставляют по одному рекруту и продолжают заниматься своим хозяйством, а остальные 700 тысяч дворов должны содержать сформированную сыновьями их соседей армию на всем протяжении военных действий (содержание 100-тысячной армии, находящейся на расстоянии тыс. км от баз снабжения, обходилось в 1 тыс. золотых в день). Такие материальные затраты способ ны дезорганизовать хозяйственную жизнь целой провинции - поэтому, по Сунь Цзы, война - послед нее средство убеждения врага: она должна быть подготовленной, короткой, дешевой и победоносной.

Залог хорошей подготовки и победы - шпионаж. Китайцы использовали шпионов трех катего рий (шпионы жизни - информаторы, шпионы смерти - дезинформаторы, обратные шпионы - дезин формированные шпионы врага).

Осада крепостей считалась путем к самоистощению (время губит плоды победы, т. к. внутри страны начинаются голодные бунты, а вне страны появляются новые враги). Поэтому мудрый воена чальник должен быть подобен хищнику, который, желая поразить птичку, внимательно следит за ней, рассчитывает расстояние и только потом ударяет. Надо сражаться только с более слабым врагом, а если он сильнее тебя, его следует разъединить. В безвыходное положение следует ставить не чужих, а своих солдат. Симулируя слабость, следует высматривать щель у беспечного врага. В борьбе с вра гом более развитый в научно-техническом плане Китай использовал 44 вида огневого нападения.

Военная профессия в элите средневекового Китая не пользовалась уважением: "Из хорошего металла не делают гвоздей, хороший человек не пойдет в солдаты". Рядовые военнослужащие, как правило, действительно рекрутировались из деклассированных элементов. Полководцы, неоднократ но спасавшие страну от порабощения варварами силой своей воли и военно-стратегическими талан тами, считались необразованными в конфуцианском смысле этого слова и, следовательно, неуважае мыми "узкими специалистами".

В апогее династического цикла военно-бюрократическая верхушка Китая была, как правило, оттеснена на периферию политической жизни. С вступлением династии в фазу упадка теряющая кон троль над обществом и государством гражданская бюрократия использует военных для стабилизации ситуации, назначая их генерал-губернаторами крупных регионов страны (цзедуши). Таким образом армия входила в политику. Цзедуши неоднократно меняли ход китайской истории и становились "положительными отрицательными примерами" для китайского народа (символ сепаратизма намест ник Аньлушань, символ предательства У Саньгуй). В то же время в народном сознании средневеко вья замечается идеализация военачальников, часто становившихся жертвами политической бесприн ципности гражданской бюрократии и "сильных домов" (Юэ Фэй, Хай Жуй).

15. ОСОБЕННОСТИ СРЕДНЕВЕКОВОЙ КИТАЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ Сколько ни говори о китайской культуре, это такой монолит, что все не охватишь. Однако можно попытаться, в дополнение к общим для всего Востока, выделить некоторые ее особенности, прежде всего в области литературы:

1. Многогранность и глубина.

2. Каноничность - господство этики в обществе отражается и на литературе. Глубокое убежде ние, что корень всех бед, в том числе первейшая причина падения династий - в несоблюдении мо рально-этических норм, особенно высшими должностными лицами.

3. Идеологизированность и назидательность - даже детское стихотворение носит утилитарно воспитательный характер. Воспитание чувства долга, которое должно быть присущим всем слоям населения, посредством пропаганды исторически дестоверных фактов воспитательного характера типа истории о казни писца, просившего предоставить ему отпуск по ложной мотивировке о болезни матери: "Ложь высшему - отсутствие верности, ложь о болезни матери - отсутствие сыновнего долга, нарушение верности и долга - преступление".

4. Идея самосовершенствования и служения коллективу, корпорации, обществу.

5. Отсутствие светской литературы господствующего класса, так как его представители изуча ли в основном канонические тексты, необходимые для схоластических диспутов и сдачи экзаменов кэцзю.

6. Точность и четкость в определении места и времени событий, описываемых в литературном произведении (у них не может быть Бабы Яги и тридевятого царства, но конкретная ведьма из реаль но существующего уезда или дракон с горы, которую можно найти на карте).

7. Склонность к символике, образности, магии числа или цифры, что также обусловлено осо бенностями китайской психологии и мышления, использование устойчивых фраз со строго опреде ленным смыслом (три за, два против;

борьба против трех и пяти зол...). Поэтому европеец может уви деть только внешнюю сухость и информативность китайской прозы, не зная подтекста этих устойчи вых выражений. Такие устойчивые словесно-смысловые клише распространяются и на профессио нальную принадлежность героя литературного произведения (кандидат в шэньши или студент обяза тельно тощий из-за чересчур усердных занятий науками и по той же причине перспективный в буду щей карьере и борьбе со злом, главный герой китайской истории - гидротехник способен сдвигать горы и поворачивать реки...).

8. Культ гуманитарного знания, необходимого условия успешной карьеры: "Посидел три года у холодного окна и на многие годы стал знаменит", "если познал истину утром, можешь спокойно уме реть вечером". Однако ценилась только та часть гуманитарного знания, которая позволяла преуспеть и войти во власть (естественно, с целью совершенствования общества) - другие "истины" были неин тересны и невостребованы.

9. Китайская литература отразила и сформулировала китайское представление о жизни и сча стье. Нормы морали не порождали в китайском обществе стремления взять от жизни все во что бы то ни стало. Отсутствие майората делало положение родителей не гарантией, а только стартовой воз можностью карьеры - отсюда: каждый сам кузнец своего счастья, рассчитывающий на 90% на себя и только на 10% на вес своей семьи. Следовательно, счастье - шанс, доступный каждому, но не всем.

Поэтому китайская концепция счастья рассчитана на большинство, т. е. на неудачников: "надо уметь радоваться тому, что есть... хорошо быть богатым, но счастье не в деньгах, а в следовании заветам древних и мудрых... довольствуйся малым, так как внутренние моральные ценности выше внешних атрибутов благополучия". Таким образом, не личный рай, а целесообразность минимума, примиряю щего с действительностью и гасящего индивидуальную инициативу, что вполне соответствует кон фуцианскому представлению о необходимости соответствия человека его месту в обществе.


Средневековая китайская история дает также многочисленные примеры борьбы с засильем конфуцианства, душившего китайское обществом формы этой борьбы достаточно многообразны:

- намеки, иносказания, сомнения в "отдельных" канонах, обыгрывание противоречивых толко ваний конфуцианских текстов (необходимо помнить о своего рода конфуцианской инквизиции, де лавшей подобные "сомнения" в отдельные эпохи дестаточно опасными);

- утверждение примата естественных наук, уводящее из замкнутого круга конфуцианской схо ластики, изучение окружающего Китай мира и природы;

- демонстративный отказ от государственной службы и традиция отшельничества как форма протеста против нестыковки конфуцианской теории и практики;

- попытки деидеологизации системы кэцзю с целью ликвидации идеологической, а следова тельно и политической монополии конфуцианства. Такая попытка была предпринята сунским ре форматором Ван Аньши, при котором "даже императора окружили лица, незнакомые с этикетом".

Ученое конфуцианское сословие в борьбе за сохранение своих политико-идеологических позиций прибегало к жестким методам, преследуя не только смутьянов, но и нежелательные тенден ции в культурной жизни. Так, в императорском Эдикте 1389 г. предписывалось "отрезать языки пев цам, арестовать актеров, смешивающих с грязью правителей и мудрецов, книги сжечь, издателей со слать, цензоров понизить до второго ранга".

16. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОЦЕССА В КИТАЕ В СРЕДНИЕ ВЕКА Эпоха Хань обеспечила предпосылки не только экономического, но и культурного подъема средневекового Китая (изобретение бумаги, кисти, реформа письменности). Это способствовало по явлению произведений, в которых наиболее полно выражены самобытный гений китайского народа, его национальные черты, конкретный специфический колорит его жизни в определенную историче скую эпоху.

Танская династия вошла в историю мировой культуры благодаря деятельности таких мастеров, как Ду Фу, Ли Бо, Бо Цзюйи - "Антология танской поэзии" насчитывает 900 томов с работами авторов Сy Дунпо - выдающийся поэт, художник, каллиграф, эссеист и конфуцианский мыслитель эпо хи Сун. Он также известен своими историческими изысканиями. Он видел разрыв между конфуциан скими постулатами и реальностью и выход из него указывал в разграничении силы и права не по мес ту (трону), а по личности, на троне сидящей: "Династ есть факт, с которым надо считаться, но, обя зываясь его признать как такового, я отнюдь не обязан считать злодея, на троне сидящего, порядоч ным человеком".

В эпоху монгольской династии Юань развивается жанр драмы с живым разговорным языком (более 600 пьес) с демократической направленностью против гнетущей действительности, в защиту прав личности от ярма закостеневшей обрядности, уродовавшей жизнь людей и общества (среди них "Западный флигель" Ван Шифу).

Обстановка консерватизма и загнивания минского общества обусловила определенный застой в культуре и литературе. Господствующие классы для укрепления своих позиций усложняют систему кэцзю введением схоластического стиля багу, что вело к окостенению формы и омертвлению содер жания и мысли, втискиваемой в обязательные восьмичленные предложения этого стиля. Однако уси ливается развитие литературы на основе народной жизни и ориентированной на народ (рассказы, по вести, романы), чему способствовало расширение книгоиздательского дела и связанное с этим уде шевление книг. Появляются такие "визитные карточки" средневековой китайской литературы, как "Троецарствие" Ло Гуаньчжуна, "Речные заводи" Ши Найаня, В фантастическом романе У Чэньэня "Путешествие на Запад" в лице небесных божеств в завуалированной форме высмеивается минская династия и выражается недовольство ее режимом. В "Цзин, Пин, Мэй" вскрываются явления соци ального вырождения, распутство и моральная беспринципность в среде тиранствующих помещиков и торгашей.

1. ЭПОХА СМУТЫ (III-VI ВВ.) Подавление восстания "желтых повязок" (184-188 гг.) оказалось пирровой победой империи Хань, так как оно привело к усилению роли военачальников, связанных с "сильными домами". В г. империя прекратила свое существование. Наступившее смутное для китайского народа время ха рактеризуется появлением и утверждением новых процессов:

- вторжение гуннов на Север Китая привело к массовым миграциям населения (особенно со стоятельного) на Юг, что способствовало его превращению в хозяйственно-культурный центр страны и усилению там феномена клановости-корпоративности;

- воспользовавшись смутой, резко усилила свои позиции буддийская церковь (до 50 тыс. мона стырей с двумя миллионами монахов);

- в условиях чередования раздробленности и кратковременных объединений мелкие государст венные образования имели больше шансов на выживание при условии централизации власти, что объективно способствовало укреплению тенденции к установлению верховной государственной соб ственности на землю: начало этому процессу было положено Указом Сыма Яня 280 г. (династия Цзинь) о введении надельной системы (семьи закреплялись за участками, участки за семьями). Бла годаря этому служилое чиновничество постепенно взяло верх над "сильными домами".

2. ИМПЕРИЯ СУЙ (589-618 ГГ.) В результате взаимодействия двух тенденций (объединительной и к установлению верховной государственной собственности на землю) была создана империя Суй. За короткий период ее суще ствования были достигнуты существенные успехи в хозяйственно-экономической сфере: площадь обрабатываемых земель выросла в 2, 5 раза;

построен Великий канал, соединивший Янцзы и Хуанхэ;

отремонтирована и реконструирована Великая китайская стена;

велось широкое дорожное строитель ство. Возможно, именно перенапряжение общества от обилия "великих строек" способствовало паде нию династии Суй после свержения императора Янди военачальником Ли Юанем.

3. ИМПЕРИЯ ТАН (618-907 ГГ.) На первом столетии эпохи Тан положительно сказались последствия введения надельной сис темы и суйского экономического подъема. Параллельно продолжению расширения пахотных угодий внедряются двухрядные посадки различных культур, расширяется производство сахарного тростни ка, индийского хлопка, чая. Широкое применение водяного колеса способствовало развитию иррига ции, население выросло с 44 до 55 млн. чел.

Наибольших успехов империя Тан достигла при Тай-цзуне (626-49 гг.) и Сюань-цзуне (713- гг.) с его вошедшей в легенды красавицей фавориткой Ян Гуйфэй. Однако с начала VIII в. происхо дит ослабление надельной системы из-за "поглощения земель" сильными домами. Для противодейст вия этому процессу в 733 г. была произведена децентрализация государственной власти с предостав лением военным наместникам цзедуши права распоряжения местной казной. Когда же двор попытал ся ограничить влияние цзедуши, один из них, Аньлушань, тюрок по происхождению, поднял мятеж и с помощью киданей занял обе столицы - Лоян и Чанань. Другие наместники и призванные двором на помощь уйгуры подавили мятеж (предварительно добившись выдачи Ян Гуйфэй как "первопричины" всех бед).

Мятеж Аньлушаня 755 г. стал рубежом в эпохе Тан - дезорганизацией и разрухой воспользова лись "сильные дома". Продолжение противоборства государства с "поглощением земель" могло усу губить ситуацию. Поэтому в начале IX в. по реформам Ян Яня государство отказалось от противо действия частновладельческой тенденции: "Не все ли государству равно, с кого брать налоги?". При этом государство несколько смягчило удар nо своему верховенству в области земельной собственно сти наступлением на экономические позиции буддийской церкви.

Вышеуказанные маневры продлили существование Тан еще на столетие, в течение которого нарастали социальные противоречия в деревне, отданной государством на откуп "сильным домам".

Крестьянская война под руководством Хуан Чао и Хуан Хао (860-901 гг.) нанесла династии смер тельный удар (император был вынужден использовать против восставших конницу ваваров). В 907 г.

могущественный цзедуши, имевший титул "Полностью верный", сверг последнего танского импера тора, а вся его фамилия была вырезана под корень. Вся история Тан от ее воцарения до свержения прошла под знаком военных переворотов и мятежей.

4. ИМПЕРИЯ СУН (960-1279 ГГ.) Особенность сунской эпохи заключается в том, что с самого начала ведущую роль в экономике играл частнопомещичий сектор. Поэтому государство компенсировало слабость своих позиций в экономике целым комплексом мер:

1) превращением буддийских монахов в государственных податных;

2) увеличением налогообложения деревни в 3, 6 раза;

З) введением государственней монополии на производство ряда товаров, прежде всего на до бычу соли и руд. Численность работников на некоторых казенных мануфактурах достигала 700 чело век. Госмонополия на внешнюю торговлю давала казне солидный доход (13% импортная пошлина, закупка у цехов их продукции по заниженным ценам и продажа ее на экспорт по завышенным);

4) высокое налогообложение торгово-ремесленной деятельности;

5) увеличение добычи железной руды в 12 раз и медной в 30 раз;

6) политика "укрепления ствола и ослабления ветвей", что означало:

- строгое разделение военных и гражданских функций (во избежание самовольства цзедуши по примеру прошлых эпох);

- ограничение самостоятельности местных властей;

- усиление роли контрольной власти;

- усиление роли системы кэцзю;

- увеличение армии в 6 раз до 1, 2 млн. чел. (на нее тратилось 5/6 госбюджета). Однако, опаса ясь роста роли военных, предпочитали не столько воевать, сколько по возможности откупаться от кочевников.


Последствия политики Сунов 1) дублирование функций и разрастание госаппарата (не менее 200 тыс. чиновников лишние), некомпетентность, небоеспособность армии;

2) усиление противоречий в правящем классе:

- между бюрократической и частновладельческой частями;

- между верхами и низами чиновничества;

- между Северной и Южной группировками (северяне-суны не допускали в госаппарат "людей с другой стороны реки" Янцзы;

- между гражданской и военной бюрократией.

З) народные восстания - на материале одного из них в романе ХIV в. "Речные заводи" будут описаны события в плавнях Хэнани, где паролем восставших был "Все люди - братья";

4) движение реформаторов, сторонников усиления государственной власти и ослабления нало гового пресса на крестьянство.

Наибольшего размаха реформаторское движение достигло после назначения императором Шэнь Цзуном на должность первого министра скромного чиновника уездного управления, писателя и патриота Ван Аньши. Находясь у власти в 1069-85 гг., Ван ставил перед собой две главные задачи:

укрепление финансов и обороны. Для достижения этих целей он:

- ввел всеобщую трудовую повинность (или откуп от нее) для укрепления границ и ирригации;

- провел обмер полей и упорядочил налогообложение;

- стимулировал крестьянские хозяйства под контрактацию 20% урожая через Государственный банк;

- добился четкого государственного регулирования торговли, денежного обращения и цен;

- ввел кредитование крестьянства продуктами в государственных магазинах в трудное время накануне сбора урожая, а для этого увеличил государственные запасы зерна;

- не остановился перед налогообложением знати.

Реформы были прекращены со смертью императора, покровителя преобразований, поскольку они встречали противодействие в самых различных кругах общества, не желавших укрепления госу дарства за их счет. Кроме того, по мере проведения реформ произошел раскол в стане реформаторов по неодинаковой степени их радикализма, вследствие соперничества за власть и влияние и отхода части из них от продолжения преобразований по мере обеспечения личного благополучия. Посяга тельства Ван Аньши на идеологическую монополию конфуцианства встретили ожесточенный отпор со стороны большинства шэньши всех уровней и положения.

Деятельности Ван Аньши даются самые разнообразные оценки. В трактовке идеологов КПК он "великий политический деятель, чьи интересы были интересами народа". Го Можо утверждал, что КПК взяла у Ван Аньши лозунг "учиться у народа" и приравнял аграрную политику КПК к его поли тике. Западная историография обращает внимание на стремление Вана к проведению "либеральной" политики создания "банков капиталистического типа", другие считают его "предтечей коммунизма" (В. И. Ленин так не считал, назвав Вам Аньши "преобразователем XI века"). На наш взгляд, нельзя давать оценку этому деятелю на основании выпячивания отдельных аспектов его правления - он был наиболее дальновидным представителем китайского общества, требовавшим от всех его слоев посту питься частью своих интересов во имя общего блага (чистоты принципов АСП и конфуцианства).

Прекращение реформ привело к деградации и политическому вырождению правящего и иму щего класса, который забросил не только ратное дело, но и хозяйственное управление, погрязнув в стихах, рисовании, каллиграфии. Следующие 200 лет династии Сун прошли в борьбе за выживание перед лицом нарастающей внешней опасности.

Распад Сунской империи С 1126 г. империя подвергается все возрастающему натиску чжурчженей. Главком Ли Ган раз бил их, но для завершения борьбы потребовал всеобщего вооружения народа, за что был отправлен в ссылку. В результате повторного вторжения чжурчженей в следующем году император был вынуж ден пойти на переговоры с ними о заключении мира, но самобытный полководец Юэ Фэй нанес по ражение кочевникам, готовым пойти на мир, завоевав тем самым уважение в народе. Это ставило двор перед перспективой продолжения опасной войны, в том числе на территориях, где находились земли первого министра Цин Гуя, богатейшего помещика своего времени (по другой версии этот са новник был "агентом влияния" чжурчженей и поэтому проводником капитулянтской линии Сунов перед ними). Цин Гуй обвинил Юэ Фэя в срыве переговоров и вызвал его в столицу для "расследова ния" его деятельности - по сфабрикованному обвинению в подготовке мятежа полководец был казнен (впоследствии на могиле Юэ Фэя была установлена скульптурная композиция виновной в его смерти "банды четырех" - Цин Гуя с супругой и двух клеветников, оговоривших народного героя).

В результате отказа Сунов от борьбы с чжурчженями в 1142 г. был заключен позорный мир, в соответствии с которым граница между чжурчженьским государством Цзинь и Сунской империей проходила по р. Хуанхэ. С этого времени на территории ранее единого Китая существовали четыре государства: Южное Сун, Цзинь, Си Ся и Наньчжао. Именно с таким раздробленным Китаем столк нется через 60 лет монгольская орда.

Завоевание Китая монголами. 1211-76 гг.

Монголы завоевывали Китай по частям. 20 лет ушло у них на покорение государства Цзинь на Севере. Враждебно настроенные к чжурчженям китайцы сначала помогали менголам, научив их (на свою голову) брать города с применением осадной техники. Другая часть северокитайского населе ния эти города от монголов обороняла. Южносунское государство, воспользовавшись монголо чжурчженьским конфликтом, перестало платить дань Цзиням с 1215 г., что ослабило их сопротивле ние монголам. Захваченный монголами Пекин горел целый месяц, отданный на разграбление.

Покончив с Цзинь, монголы с 1225 г. совершали фланговый обход Южносунского государства и в 1264 г. завершили его, дойдя до Вьетнама (по пути им удалось утопить сунскую армию, разрушив ирригационные системы). На последнем этапе борьбы с монголами (1264-76 гг.) Супы смогли отмо билизоваться, но их сопротивление было сопротивлением изолированной от остального мира мень шей части Китая. Даже после потери четырехлетним императором Гун Ди престола, сопротивление безуспешно продолжалось еще 15 лет с островов гуандунского побережья.

Поскольку монгольское завоевание Китая происходило поэтапно и растянулось на 65 лет, оно не отразилось на экономике страны столь катастрофически, как на Средней Азии и Руси. Гораздо бо лее тяжелые последствия имело установление над Китаем монгольского ига династии Юань.

5. ЭПОХА ЮАНЬ (1279 - 1368 ГГ.) Первоначально планы монголов по отношению к упорно сопротивлявшемуся Китаю отлича лись крайней кровожадностью и угрожали самому существованию народа (план 1230 г. превращения Северного Китая в пастбище, план поголовного уничтожения пяти наиболее распространенных ки тайских фамилий, т. е. половины населения страны). Китаю повезло, что в монгольской верхушке нашлись люди, воспрепятствовавшие осуществлению подобных намерений. Так, советник Великого Хана киданин Елюй Чуцяй убедил его цифрами потенциальной дани с покоренной страны в ежегод ном размере 170 тыс. кусков золота, 80 тыс. кусков шелка. 25 тыс. тонн зерна и т. д. Воспитанный китайцами самый хитрый из чингизидов Хубилай столицу своей империи расположил не в Монго лии, а в Китае, что явно облегчило судьбу Поднебесной. Хубилай полагал, что "можно получить Поднебесную, сидя на коне, но нельзя ею управлять, сидя на коне".

Особенности эпохи Юань 1) общее ужесточение режима - телесным наказаниям подвергались даже министры. Китайцы считались людьми третьего сорта после монголов и иностранцев. Как сообщают китайские хроники, монголы - главы двадцатидворок "ели, пили, мальчиками и девочками распоряжались как хотели... ";

2) небывалое в китайской истории распространение получил рабовладельческий уклад;

З) резко усилились позиции буддийской церкви, пользовавшейся покровительством династии;

4) небывалый даже для Китая масштаб приобрела коррупция ("воры стали чиновниками, чи новники - ворами", "крупные чиновники кормятся за счет мелких, мелкие - за счет народа";

5) резко усилилось неравенство социально-экономического развития Юга и Севера страны:

- на Севере, опоре Юань, при завоевании погибло около половины населения, а 25% выживших обращены в рабство (всего население Китая сократилось с 75 до 60 млн. чел). Однако северокитай ская верхушка имела доступ в госаппарат и превратилась в союзника династии. В целом произошла деградация Севера, колыбели китайской цивилизации;

- на Юге, дававшем 75% доходов империи, состоятельная помещичья верхушка в госаппарат не допускалась и была в политическом отношении бесправной. Возможно, именно этим объясняются определенные успехи китайской культуры в этот тяжелый для страны период (не имея доступа к вла сти и политике, состоятельная китайская верхушка нашла отдушину в искусстве, перед лицом мон гольского ига нация в целом напрягла свои духовные силы).

6) династией Юань были допущены грубые политико-идеологические и экономические просче ты. Процесс китаизации и ассимиляции правящего варварского меньшинства шел, но слишком мед ленно и неглубоко. Система кэцзю не работала до 1317 г. Не только простой народ, но и большинство состоятельных китайцев оставались оппозиционно настроенными по отношению к династии. По скольку Юань запустила ирригационные системы, в 1334 г. р. Хуанхэ впервые за полторы тысячи лет поменяла русло, сметая все на своем пути. Запоздалая мучительная попытка вернуть реку на место в 1351 г. только усилила озлобление против режима;

7) династия Юань столкнулась с активизацией деятельности тайных обществ на антимонголь ской основе. Сначала в 50 гг. ХIV в. произошло восстание "красных войск" Белого Лотоса под на циональными лозунгами и руководством самозванцев-"Сунов" - оно было подавлено совместными усилиями монгольской и северокитайской верхушки. Затем в Центрально-Южном Китае начались восстания под социальными лозунгами, однако местные шэньши и помещики сумели трансформиро вать эти лозунги в национальные, примкнув к восставшим.

15 апреля 1352 г. в один из отрядов восставших случайно попал умный, храбрый и симпатич ный молодой монах Чжу Юаньчжан, вскоре понравившийся дочери руководителя тайного общества.

Через 15 лет, проявив недюжинные организаторские способности, Чжу стал одним из авторитетней ших крестьянских вождей и в 1367 г. издал Декларацию, в которой прокламировал цель "возродить величие Китая" (этот документ готовился служившими ему шэньши, которые окончательно сменили социальную направленность движения на национальную). Одолев других крестьянских лидеров, имевших в своем распоряжении более миллиона повстанцев, в 1368 г. Чжу Юаньчжан основал дина стию Мин.

Любопытно, что современная китайская историография всячески преуменьшает национально антимонгольский характер указанных восстаний и видит в них "обычную классовую борьбу кресть янства с феодалами и никаких национальных противоречий". Объясняется это концепцией Китая как "семьи народов", позволяющей считать монголов членами этой семьи, которые могут снова туда вер нуться, т. е. войти в состав КНР (древнее на службе современного?).

6. ЭПОХА МИН (1368 - 1644 ГГ.) Экономика минской эпохи В первые десятилетия династии принимались меры по улучшению положения крестьянства, которое помогло ей прийти к власти. На Севере была возрождена надельная система, ликвидировав шая экономическое могущество ранее союзной Юаням северокитайской землевладельческой вер хушки. На Юге, наоборот, было сохранено помещичье землевладение. Модернизация учетно налоговой системы и повышенное внимание властей к ирригации способствовали ускоренному эко номическому росту.

Наблюдается рост городской экономики на базе областной специализации (в Гуандуне железо делательное производство, в Цзянси - фарфоровое...) и появление новых направлений, среди которых стоит отметить строительство четырехпалубных кораблей. Развиваются товарно-денежные отноше ния, на базе купеческого капитала возникают частные мануфактуры, в Центрально-Южном Китае появились ремесленные посады. Складываются предпосылки к образованию общекитайского рынка (только официальных ярмарок насчитывалось 38). Однако параллельно этим прогрессивным процес сам действовали типичные для всего Востока сдерживающие развитие предпринимательства факторы и препоны (государственные монополии, казенные мануфактуры с 300 тысячами ремесленников, го сударственные поборы с торгово-ремесленной деятельности), которые не позволяли экономике вый ти на качественно иной способ производства.

Внутриполитическая борьба в начале эпохи Мин Основные усилия Чжу Юаньчжана в 70-80 гг. ХIV в. были направлены на завершение изгнания монголов из Китая, пресечение тенденции к социальному протесту в китайском крестьянстве посред ством оздоровления экономики, и усиление личной власти. Эти задачи решались через увеличение армии, усиление централизации и применение самых жестких методов, вызвавших недовольство всех слоев населения.

Параллельно ограничению полномочий местных властей основатель династии сделал ставку на своих многочисленных родственников, ставших правителями-ванами удельных княжеств, так как, по мнению Чжу, "нет никого надежнее детей и внуков". Ванства были разбросаны по всему Китаю: рас положенные по периферии имели оборонительное значение против внешней угрозы, расположенные в центральных районах - как противовес сепаратизму и мятежам.

Когда в 1398 г. Чжу Юаньчжан умер, придворная камарилья в обход его сыновей возвела на трон одного из его внуков Чжу Юнвэня, который первым делом замахнулся на созданную его дедом систему уделов. Это привело к войне Цзиннань (1398-1402 гг.), в результате которой правитель Пе кина старший сын Чжу Юаньчжана Чжу Ди захватил столицу империи Нанкин, в пожаре которой сгорел и его противник (Чжу Ди объявил траур по неопознанному трупу императора: "Я хотел быть идеалом друга императора, но он, не разобравшись в моих намерениях, сжег себя").

Взяв девиз правления Юн-лэ "Вечная радость", Чжу Ди продолжил политику централизации государства, отказавшись при этом от системы ванств (ответный мятеж ванов был подавлен в г.), поставил на место титулованную знать, усилил роль дворцовых и секретных служб в управлении страной.

При Чжу Ди был окончательно решен вопрос о столице Китая, от чего зависел политический вес Севера и Юга. Север - колыбель китайской цивилизации, с III-V вв. теряет свой вес в пользу Юга из-за постоянной угрозы со стороны кочевников: эти части страны были носителями разных тради ций и даже менталитетов (южане более благодушны и беспечны, северяне - более решительные и же сткие, имели более высокий социальный статус "хань-жень" против южан "наньжень"), все это под креплялось существенными языково-диалектологическими различиями между "картавыми" северя нами и якобы нормальными южанами. Суны и Юани в качестве своей политической базы опирались на Север, династия Мин победила в опоре на Юг, который теперь оказывал на нее сковывающее влияние, поскольку столица находилась в Нанкине. В 1403 г. Чжу Ди переименовал Бейпин (Усми ренный Север) в Бейцзин (Северная столица) и до 1421 г. в стране было две столицы - северная им ператорская в Бейцзине и южная правительственно-бюрократическая в Нанкине. Таким образом Чжу Ди убил двух зайцев: избавился от опеки и влияния южан и заодно лишил южную нанкинскую бюро кратию излишней самостоятельности, так как все важные документы должны были утверждаться в Бейцзине. В 1421 г. столица окончательно была перенесена на Север, что обеспечило династии под держку северокитайского населения и способствовало укреплению обороноспособности страны.

Проводилась целенаправленная политика укрепления экономики Севера за счет создания ему специ альных привилегий (переселенческой политикой, подкормкой за счет Юга, периодическим освобож дением его населения от повинностей).

Внешняя политика Мин в к. ХIV-ХV вв.

В этот период экономического подъема и укрепления государственной власти проводится на ступательная политика (до 1450 г. - "лицом к морю", после этого - "лицом к варварам"). Наибольших успехов по всем азимутам Китай достиг в первой пол. ХV в. (успехи против Кореи, Японии, превра щение Вьетнама в китайскую провинцию). Однако наиболее примечательным явлением этого перио да стала экспансия Китая в страны Южных морей.

Потребности покончить с пиратством (китайским, корейским, японским) вынудили Минов соз дать флот из 3500 кораблей. Продолжавшийся экономический подъем позволил совершить 7 экспе диций автономного флота под руководством главного евнуха Чжен Хэ вплоть до побережья Восточ ной Африки. У Чжен Хэ было 60 больших четырехпалубных кораблей длиной до 47 метров с претен циозными названиями типа "Чистая гармония" и "Благоденствие и процветание" по 600 чел. экипажа и десанта на каждом, а также группа дипломатов. Как сообщали бортовые журналы, по пути к Вос точной Африке Чжен Хэ "водворил на морях спокойствие и смирение", хотя иногда "мелкие и ни чтожные иноземцы противились благодетельному воздействию императора".

Результаты экспедиций Чжен Хэ 1) прежде всего было достигнуто главное, что руководство Китая может ожидать от внеш неполитической акции - повысился авторитет Мин в самом Китае, так как была расширена зона но минального вассалитета стран Южных морей от Поднебесной и Мины не успевали справляться с приемом многочисленных посольств с дарами, жаждавших получить ответные дары, как правило еще более щедрые, и формальное подтверждение "прав" заморских правителей на престол, повышающее авторитет этих правителей в своих странах (пришлось открыть в Пекине специальную гостиницу для членов прибывающих посольств, естественно, на казенном содержании);

2) резко расширился торгово-экономический обмен со странами Южных морей. В Китай пото ком пошел черный перец, павлиньи перья, сандал, лаковое дерево, слоновая кость, жемчуг. Из Китая вывозились преимущественно фарфор и шелковые ткани (запрещено было вывозить книги по китай ской истории и порох).

Однако колониальная политика минского Китая, начавшаяся на столетие раньше европейских ВГО, остановилась "на полпути":

- экономика, основанная на АСП, не требовала создания колониальной империи как системы взаимосвязанных между собой колоний и метрополии. Поэтому Чжен Хэ не создавал военные базы даже на постоянных местах стоянок своего флота, не оказывал протекции проживавшим в ЮВА хуа цяо, не устанавливал посреднической монополии Китая в международной торговле в Южных морях;

- с самого начала активности Чжен Хэ на морях существовала сильная оппозиция ей со сторо ны частновладельческих элементов, носителей натуральных тенденций в экономике и изоляционист ских во внешней политике: они не желали увеличения государственных расходов на внешнюю экс пансию, опасаясь развития чуждых АСП товарнo-денежных отношений и выступали за пересмотр отношений с иностранцами вообще, против "ущемления Китая поддержкой иностранцев" и "вред ных" экспедиций;

- с окончанием экономического подъема конца ХIV - начала ХV вв., усилением помещичьего землевладения и влияния и переносом столицы с Юга на Север влияние торгово-ремесленного Цен трально-Южного Китая на формирование внешней политики резко падает. На первый план выходит задача обеспечения безопасности Севера.

В 1436 г. экспедиции были прекращены, а посольства высланы из Пекина. После Тумусской катастрофы (разгром китайской армии монголами-ойратами) флот в 1452 г. оставил все свои замор ские стоянки и вернулся в Китай. В 1477 г. "изоляционисты" добились даже уничтожения всей доку ментации о походах Чжен Хэ на том основании, что в ней содержится "множество хитроизмышлений и небылиц о дальних краях" (на самом деле они опасались использования документации для возоб новления морской экспансии). Таким образом, параллельно развертыванию европейской экспансии на морях, Китай принципиально стал уходить в самоизоляцию от остального мира.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.