авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

«1 2 СТРЕСС И ТРЕВОГА В СПОРТЕ МЕЖДУНАРОДНЫЙ СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Корреляционный и факторный анализы подтвердили валидность обоих типов специфических методик, составляющих систему. Можно считать, что эта система — надежный и точный инструмент для оценки уровня предстартовой эмоциональной реактивности.

Множественный корреляционный и регрессивный анализ, подсчитанный относительно критериев спортивных способностей, спортивных результатов, а также суммарной средней из трех тренерских оценок, показывает предсказательную ценность системы по оценкам ПЭР и некоторым личностным чертам, включенным в структуру соревновательной деятельности. Поэтому система тестов может явиться полезным [125] инструментом для психологического отбора спортсменов на соревнования самого высокого ранга.

Сама процедура тестирования спортсменов непосредственно перед выходом на старт в ответственных соревнованиях не только не оказывает на них отрицательного влияния, но и во многих случаях способствует достижению высоких результатов, даже сверх ожиданий тренеров. Поэтому использование системы реальной предсоревновательной ситуации представляется целесообразным для психодиагностики в целях отбора. Кроме того, такая процедура может способствовать достижению спортсменом оптимального уровня предстартовой эмоциональной реактивности.

Методика измерения стресс-толерантности у спортсменов высокого класса Б. С. Рашелл, Лейкхедский университет, Сандер Бэй, Канада Реакция человека на стресс, идет ли речь о ее психологических или физиологических проявлениях, всегда очень индивидуальна (Лазарус, 1966). В течение последних двадцати лет с достаточной определенностью было установлено, что стрессоры в спорте могут быть самыми разнообразными и возникать как в процессе тренировочной и соревновательной деятельности, так и вне ее.

Реагирование спортсмена на совокупность стрессоров зависит от его способности оценивать каждый из источников стресса и справляться с ним. Понятно, что реак тивность спортсмена по отношению к повседневным стрессорам в связи с выполнением спортивной деятельности зависит от количества стрессоров, действующих в какое-то определенное время. Если принять положение о том, что стресс-толерантность (устойчивость по отношению к стрессорам) является конечной (Селье, 1950), то аккумулированные стрессы, присущие спорту, могут превысить предельные возможности спортсмена. Для тренера и спортсмена было бы полезно своевременно измерять источники чрезмерного стресса, возникающего в какой-то определенный момент. Такого рода информация позволила бы оперативно управлять подготовкой спортсмена, его поведением и способствовала бы быстрейшей адаптации к требованиям спортивной деятельности.

Симптомы стресс-реакций также очень индивидуальны (Лазарус, 1966). Очень немногие спортсмены одинаково реагируют на одни и те же стрессоры. При этом изо лированные физиологические показатели неадекватны [126] для прогнозирования или измерения тех стрессоров, которые действуют в условиях спортивной деятельности. Об этом, в частности, свидетельствуют и результаты специального исследования австралийских пловцов (Карлайл и Карлайл, 1961), в ходе которого не удалось вторично наблюдать явление инверсии Т-волны.

Поэтому более адекватными оказываются поведенческие проявления стресс-реакций (Эппли и Трамбулл, 1967;

Лазарус, 1966). Точное измерение симптомов стресса, испытываемого спортсменом, позволило бы тренеру оценить характер и интенсивность эмоциональных переживаний.

В свое время мы (1975а, 19756) предложили так называемый индекс с т р е с с а для пловцов. Последующая адаптация и использование этой методики подтвердили ее пригодность и для спортсменов других специализаций.

Опросник позволяет оценить, испытывает ли спортсмен стресс, и если да, то какие именно факторы ведут к возникновению стресс-реакций. Для этого спортсмену предла гают оценить набор описаний характерных для стресса состояний и определить, в какой мере его нынешнее состояние хуже или лучше обычного для него состояния.

Содержательная валидность индекса, известного под названием «Ежедневный анализ стресс-нагрузок у спортсменов», устанавливалась с помощью специальных процедур после того, как был составлен перечень из 13 стрессо ров и 44 симптомов.

Надежность (устойчивость) методики определялась многократным тестированием спортсменов в 5 различных ситуациях с интервалом между каждым замером по крайней мере в 14 дней. В общем наборе вопросов шкалы были оставлены лишь те, которые оказались устойчивыми (по крайней мере в 80% случаев) при повторном тестировании.

В ходе проверки на валидность и устойчивость число источников стресса сократилось до 9, а общее количество симптомов стресс-реакций — до 25. Таким образом была разработана надежная и валидная шкала самооценки в условиях спортивной деятельности.

Опросник состоит из двух частей. В первой части (А) перечисляются самые общие источники стресса в повседневной жизни спортсмена (питание, быт — семья, учеба — работа, друзья, тренировка, климатические условия, сон, досуг, состояние здоровья).

Спортсмен указывает те факторы, которые стрессорны для него в момент заполнения анкеты. На основании этого получают информацию о тех сферах обычной жизнедеятельности спортсмена, которые для него особенно психологически напряженны, стрессорны.

Значимость такого рода информации заключается в том, что с ее помощью локализуются любые общие стрессоры, [127] которые могут так или иначе снизить возможности адаптации спортсмена к стрессу. После выявления источников чрезмерного стресса могут быть предприняты меры для его снижения.

Результативность деятельности спортсмена может ухудшиться, когда кроме физических нагрузок на него действуют и другие стрессоры. Поэтому эта часть опросника может быть использована для выявления возможных причин низкой результативности тренировочной и соревновательной деятельности. Правда, различные стрессовые факторы могут и не вызывать ухудшения деятельности спортсмена. Однако тренер должен целенаправленно устранять нежелательные для конкретного спортсмена источники стресса, чтобы снизить вероятность наступления дезадаптации.

Во второй части опросника (Б) выявляются типичные для спортсмена признаки стресс-реакций. Здесь, следовательно, выясняется, в какой мере спортсмен подвержен или не подвержен неблагоприятному влиянию стрессоров, действующих на него в повседневной жизни. Вопросы, касающиеся симптомов дезадаптации, оцениваются с точки зрения того, хуже или лучше состояние обычного состояния спортсмена. Когда общее число ответов «хуже, чем обычно» заметно возрастает, это «обычно»

указывает на то, что спортсмен не в состоянии справиться с повседневным психическим стрессом. В этом случае тренер может изменить содержание, направленность или интенсивность тренировок, устранив и другие источники стресса, чтобы спортсмен начал получать сниженную «стрессовую нагрузку» и смог полноценно восстановиться.

А нализ стресс- нагр узо к у спортсменов с по мощью данного опросника может проводиться многократно: ежедневно или через каждые 2—3 дня в течение всего тренировочного цикла. Результаты опросов дают целостное и своевременное представление о характере стресс-реакций спортсмена. Опрос с помощью этой методики не мешает обычной работе тренера. Получаемые данные можно включить в дневник спортсмена в форме сводных протоколов его итоговых показателей. В протоколе спортсмен должен суммировать все ответы по каждой категории для обеих частей опросника. Затем эти данные представляются в графической форме. При этом выраженное увеличение ответов по категории «хуже, чем обычно» в любой части опросника служит для тренера сигналом о необходимости принятия соответствующих мер, внесения коррективов еще до того, как возникнут более серьезные (необратимые) или нежелательные состояния.

[128] Заполняет опросник и обрабатывает полученные результаты сам спортсмен. Он же фиксирует и динамику этих показателей в графической форме. Когда на графике появляются изменения, спортсмен может обратиться к тренеру за необходимой консультацией или советом. Сам тренер также может периодически просматривать графики, чтобы своевременно выявить устойчивые неблагоприятные сдвиги. Это позволяет тренеру лучше понимать специфику индивидуальных реакций спортсмена на различные стрессоры.

Обычно методику применяют для оценки источников стресса и стресс-реакций в течение достаточно длительного времени. Однако шкалу можно применять и для ежед невного контроля за восстановлением спортсмена после больших тренировочных нагрузок. Увеличение числа ответов по категории «лучше, чем обычно» свидетельствует о наступлении восстановления. Частые замеры в периоды утомления или спадов могут быть рекомендованы и для выявления наиболее благоприятного индивидуального ин тервала, необходимого для достижения состояния спортивной формы.

Опросник имеет ряд достоинств, которые свидетельствуют о целесообразности использования его в практической работе тренера. Прежде всего, он дает важную инфор мацию о состоянии и жизнедеятельности спортсмена, которую трудно получить в условиях обычной тренировочной работы. Шкала выявляет источники стресса и стресс реакции. Эта диагностическая методика пригодна для любого вида спорта. Важно отметить и потенциальные возможности опросника на этапе непосредственной предсоревновательной подготовки к ответственным международным соревнованиям (олимпийские игры, чемпионаты мира и др.). В этот период, как хорошо известно, у спортсменов резко повышается уровень психического и физиологического стресса.

Ниже приведены текст опросника и инструкция для его применения.

Шкала ежедневной оценки стрессоров у спортсменов. Настоящая процедура психологического тестирования пригодна для активно участвующих в соревнованиях спортсменов в возрасте старше 11 лет. Результаты тестирования позволяют тренеру оценивать эффект воздействия тренировочных нагрузок на конкретного спортсмена.

Как применять методику? Приводимый набор вопросов предназначен для оценки Вашего состояния в определенное время. Вам нужно сравнить свое теперешнее состояние со своим привычным состоянием и самочувствием.

[129] Очень важно, чтобы Ваши ответы были как можно точнее и откровеннее.

Полученная информация будет использована для оценки эффективности Ваших тренировочных нагрузок, поэтому важно, чтобы Вы очень серьезно отнеслись к ответу на каждый вопрос.

Ваш тренер скажет, как часто нужно заполнять специальные регистрационные бланки-протоколы. Если это не будет оговорено специально, то заполнять шкалу нужно каждый день. Сама методика включает набор специаль ных вопросов, комплект бланков для регистрации ответов и два графика. Сначала внимательно прочитайте каждый вопрос и уточните любые неясности с тренером. Пояснения и инструкция к каждому вопросу помогут Вам лучше разобраться в том, что от Вас требуется.

При первых попытках заполнения шкалы Вам придется довольно часто обращаться к вопросам. Однако со временем Вы их хорошо запомните, и Вам будет достаточно лишь ключевых слов, указанных прямо на регистрационном бланке.

Что отмечать на регистрационных бланках? Отвечать нужно на каждый вопрос.

Перед заполнением бланка убедитесь, что Вы правильно проставили дату тестирования.

После этого приступайте к самим вопросам. При этом помните, что ответ «а»

означает «хуже, чем обычно», ответ «в» — «как обычно, в пределах нормы», ответ «с»

— «лучше, чем обычно». После ответов на вопросы обеих частей опросника нужно подсчитать общее число ответов по каждой категории («а», «в», «с») и внести эти итоговые показатели в соответствующие клетки. Таким образом, Вы будете знать общее число вопросов, по которым Ваше состояние оказалось «хуже, чем обычно», «нормальное» и «лучше, чем обычно». Ниже приведен пример заполнения регистрационного бланка.

[130] Как применять сводные графики? Результаты тестирования могут быть представлены в динамике, количество ответов по категориям «а», «в» и «с» — по дням, неделям, месяцам. Для ежедневной регистрации общего количества ответов по каждой категории обеих частей опросника имеются два сводных протокола. После заполнения шкалы и подсчета общего количества ответов по каждой катего рии нужно:

1) взять протокол для графической регистрации ответов для части А;

2) внизу слева направо проставить дату заполнения опросника;

3) отметить по вертикальной линии (ординате) точкой или крестиком число ответов «а», «в», «с» на соответствующем графике;

4) проделать то же самое и на регистрационном бланке для части Б.

Текст шкалы — часть А. По мере того как Вы занимаетесь своими повседневными делами, происходят различные события или возникают ситуации, которые могут быть источником беспокойства, волнения, огорчения или затруднения и даже утомления в работе большего, чем обычно. Подобные ситуации или события обычно называют стрессовыми.

[131] Известно, что возникают и совершенно другие ситуации, события, которые делают жизнь приятной и легкой. Возникает ощущение, что никаких проблем, пере живаний или расстройств нет и, что бы Вы ни делали, все получается легко, как бы само собой. В таких случаях происходящее воспринимается «менее стрессорным, чем обычно».

Ниже приведены вопросы, касающиеся девяти сфер Вашей жизни, и Вам нужно указать, какая из них является: а) более стрессорной, чем обычно, в) обычной, в пре делах нормы, и с) менее стрессорной, чем обычно. Например, один из вопросов относится к тому, хорошо ли Вы спите. Если Вы спите плохо, то следует отвечать:

«Более стрессорно, чем обычно». На вопрос о друзьях, если Вас устраивают Ваши отношения с друзьями и у Вас нет с ними недоразумений, Вы, по-видимому, ответите:

«Менее стрессорны, чем обычно». Если же в целом все идет нормально, но иногда все-таки возникают недоразумения или ощущение, что некоторым из Ваших друзей не все в Вас нравится, то, наверное, Вы ответите на этот вопрос: «как обычно», «в пределах нормы». Таким образом, прежде чем ответить на какой-то вопрос, Вы должны четко представить себе, что именно для Вас является обычным, нормальным. Затем Вы оцениваете каждый вопрос с точки зрения своего реального состояния в д а н н ы й момент, сейчас. Отвечая на вопрос, нужно обязательно сопоставить свое п р и в ы ч н о е состояние (ситуацию) с тем, что происходит в н а с т о я щ и й момент. Все ответы заносятся на специальный регистрационный бланк.

Вопросы. 1) В а ш а д и е т а, питание. Регулярно ли Вы питаетесь и достаточна ли по количеству Ваша пища? Бывает ли, что Вы пропускаете завтрак, обед или ужин? Нравится ли Вам то, что Вы едите? Достаточно ли разнообразна Ваша пища?

а) более стрессорно, чем обычно в) в пределах нормы, как обычно с) менее стрессорно, чем обычно 2) С е м ь я — б ы т. Обстановка дома, семейная жизнь. Были ли у Вас какие-либо серьезные разногласия, ссоры с родителями, братьями или сестрами?

Не слишком ли много Вас просят делать по дому? Какие у Вас отношения с женой (мужем)? Происходили ли какие-либо еще события в семье или дома?

а) более стрессорно, чем обычно в) в пределах нормы, как обычно с) менее стрессорно, чем обычно [132] 3) У ч е б а (в школе — вузе) — р а б о т а. Объем выполняемой работы.

Приходится ли Вам делать больше или меньше дома или в свое свободное время?

Как оценивают Ваши успехи, достижения? Как у Вас складываются отношения с администрацией, учителями или начальством?

а) более стрессорно, чем обычно в) как обычно, в пределах нормы с) менее стрессорно, чем обычно 4) Д р у з ь я. Потеряли ли Вы или приобрели за последнее время друзей?

Возникали ли у Вас какие-либо разногласия или проблемы в отношениях с друзьями и знакомыми? Говорят ли они Вам комплименты, приятное чаще или реже, чем раньше? Проводите ли Вы с ними больше или меньше, чем раньше, времени?

а) более стрессорно, чем обычно в) как обычно, в пределах нормы с) менее стрессорно, чем обычно 5) Т р е н и р о в о ч н а я деятельность. Много и часто ли Вы тренируетесь? Насколько напряженными кажутся Вам требования, предъявляемые на тренировках? Не слишком ли короткие паузы для отдыха между упражнениями, подходами, отрезками, чтобы полностью восстановиться, или они продолжительнее, чем нужно? Много ли времени Вы тратите на тренировки?

а) более стрессорно, чем обычно в) как обычно, в пределах нормы с) менее стрессорно, чем обычно 6) Погодные и к л и м а т и ч е с к и е у с л о в и я. Не слишком ли жарко, холодно, влажно, сухо?

а) более стрессорно, чем обычно в) как обычно, в пределах нормы с) менее стрессорно, чем обычно 7) С о н. Достаточно ли Вы спите? Не слишком ли много? Можете ли Вы поспать, когда захотите?

а) более стрессорно, чем обычно в) как обычно, в пределах нормы с) менее стрессорно, чем обычно 8) Досуг, с в о б о д н о е в р е м я. Оцените, как Вы проводите свой досуг, свободное время. Занимают ли в нем другие виды деятельности слишком много времени? Влияет ли это как-то на Вашу тренировочную деятель ность и выступление в соревнованиях?

а) более стрессорно, чем обычно в) как обычно, в пределах нормы с) менее стрессорно, чем обычно 9) З д о р о в ь е. Бывают ли у Вас какие-либо воспаления, [133] простудные заболевании или другие временные недомогания?

а) более стрессорно (хуже), чем обычно в) как обычно, в пределах нормы с) менее стрессорно (лучше), чем обычно Текст шкалы — часть Б. В этом разделе приведены вопросы о поведении и состояниях, которые наблюдаются у спортсменов. Прочитайте каждое предложение и определите сначала свое привычное состояние, свою норму. Затем оцените свое состояние в данный момент: а) «хуже, чем обычно», в) «как обычно», «в пределах нормы» и с) «лучше, чем обычно», Таким образом, Вы сначала представляете себе, что для Вас является В а ш е й н о р м о й. Затем отвечаете на каждый вопрос, постоянно сравнивая свое текущее состояние с привычной для Вас нормой. Если какой-либо из вопросов не подходит для Вас, то отвечайте категорией «как обычно», «в пределах нормы» (в).

Все ответы заносятся на специальный регистрационный бланк (см. с. 130).

Вопросы 1) Чувствуете ли Вы боли в суставах и мышцах?

а) хуже, чем обычно в) как обычно, в пределах нормы с) лучше, чем обычно 2) Как Вы оцениваете свою техническую подготовленность?

а) хуже, чем обычно в) как обычно с) лучше, чем обычно 3) Ваше общее состояние усталости?

а) больше, чем обычно в) как обычно с) меньше, чем обычно 4) Нужен ли Вам ежедневный отдых между тренировками?

а) больше, чем обычно в) как обычно с) меньше, чем обычно 5) Как Вы чувствуете себя после дополнительных тренировок (работа в зале, со штангой)?

а) слабее, чем обычно в) как обычно, в пределах нормы с) сильнее, чем обычно 6) В какой мере тренировки наводят на Вас скуку?

а) больше, чем обычно [134] в) как обычно, в пределах нормы с) меньше, чем обычно 7) Нужно ли Вам, чтобы время отдыха, восстановления после каждой тренировки было больше?

а) больше, чем обычно в) как обычно, в пределах нормы с) меньше, чем обычно 8) Насколько Вы раздражительны? Действует ли окружающее Вам на нервы?

а) больше, чем обычно в) как обычно, в пределах нормы с) меньше, чем обычно 9) Какой у Вас вес?

а) очень быстро теряю вес в) в пределах нормы с) набираю вес 10) Вы замечаете у себя першение в горле или болезненные ощущения, раздражения в горле?

а) хуже, чем обычно в) как обычно, в пределах нормы с) меньше, чем обычно, никаких раздражений вообще 11) Как у Вас работают внутренние органы? Были ли расстройства желудка, запоры и др.?

а) хуже, чем обычно в) как обычно, в пределах нормы с) лучше (меньше), чем обычно 12) Ощущаете ли Вы какие-либо боли?

а) больше, чем обычно в) как обычно, в пределах нормы с) меньше, чем обычно 13) Насколько устойчива Ваша техника?

а) хуже, чем обычно в) как обычно, в пределах нормы с) лучше, чем обычно 14) Достаточный ли у Вас сон?

а) меньше, чем обычно в) как обычно, в пределах нормы с) больше, чем необходимо 15) Чувствуете ли Вы усталость еще до начала второй дневной тренировки?

а) больше, чем обычно в) как обычно, в пределах нормы с) меньше, чем обычно 16) Чувствуете ли Вы общую слабость?

а) больше, чем обычно в) как обычно, в пределах нормы [135] с) меньше, чем обычно 17) Сохраняется ли у Вас интерес к избранному виду спорта?

а) меньше, чем обычно в) как обычно с) больше, чем обычно 18) Вступаете ли Вы в пререкания, ссоритесь ли с окружающими?

а) больше (чаще), чем обычно в) как обычно с) меньше, чем обычно 19) Есть ли у Вас сыпь или внезапно появившееся раздражение кожи?

а) больше, чем обычно в) как обычно с) меньше, чем обычно 20) Ощущаете ли Вы заложенность носа и пазух?

а) хуже, чем обычно в) как обычно с) меньше, чем обычно 21) Чувствуете ли Вы, что можете как следует «вы ложиться» на тренировках?

а) меньше, чем обычно в) как обычно с) больше, чем обычно 22) Бывает ли, что Вы выходите из себя, проявляете несдержанность?

а) быстрее, чем обычно в) как обычно с) реже (медленнее), чем обычно 23) Увеличены ли у Вас лимфатические узлы в под мышечной или паховой области, в заушном пространстве?

а) больше, чем обычно в) как обычно с) меньше, чем обычно 24) Как Вам кажется, нравитесь ли Вы окружающим?

а) меньше, чем обычно в) как обычно с) больше, чем обычно 25) Есть ли у Вас насморк?

а) хуже, чем обычно в) как обычно с) лучше, чем обычно [136] Методика исследования стресса у спортсменов Кэри Л. Купер, Джон Крамп, Манчестер, Великобритания Введение. Одна из главных методологических труд ностей при исследованиях стресса в условиях спортивной деятельности — это использование заранее подготовленных опросников. Серьезным недостатком этих методик является то, что в них либо не включают важные для спортсмена субъективные стрессоры, либо искажают значимость уже включенных.

Мы надеемся показать, как эти проблемы могут быть решены при применении методики, которая уже успешно использовалась нами в исследовании профессионального стресса (Купер, 1980).

Главной задачей исследования профессионального стресса было выявить требования рабочей среды и характеристики индивидов, которые вызывают стресс реакции у людей в различных видах деятельности (Купер, Пейн, 1978). При исследовании стресса мы также стремимся выявить требования, которые предъявляет тот или иной вид спорта к человеку, и то влияние, которое оказывают особенности деятельности на ее результативность.

Требования, которые предъявляются спортсмену непосредственно во время соревнований, фиксируются лучше, чем требования, которые могут возникнуть во время подготовки к соревнованиям и во время тренировок. Даже простые организационно административные факторы, например задержки в поездках или плохие условия раз мещения, могут вызвать у спортсмена, который п с и х о логически настраивается на соревнования, значительный стресс. Знание возможных стрессоров является первым шагом к их устранению или уменьшению.

Методика репертуарной сетки (матричный тест), разработанная на основании теории личностных конструктов (Келли, 1955), позволяет выявлять субъективные стрессоры и исследует их взаимосвязь. Методика широко использовалась в области психологии труда и обучения (Истербай — Смит и Эштон, 1975), при профотборе (Стюарт, 1979) и профориентации (Смит, Хартли и Стюарт, 1978).

Мы хотим показать возможности репертуарной сетки (матрицы) как инструмента для измерения стресса в спорте.

Познавательная карта стресса. Келли (1955) считал, что при осмыслении своего окружения человек действует [137] как исследователь, прогнозируя будущие события на основании прошлого опыта.

Это постоянно уточняющийся процесс, поскольку прогноз все время подтверждается или не подтверждается приобретаемым опытом. Итоговый набор модифицированных предсказаний о серии событий создает пути, которые служат индивиду для реализации того или иного поведения.

Цель методики репертуарной сетки заключается в получении познавательного представления о системе предсказаний индивида. Можно сравнить это представление с обычной географической картой. Человек пользуется своей системой предсказания, как и географической картой, следуя определенными «маршрутами» или формами поведения, чтобы успешно справиться с возникающими проблемами.

В целом использование методики заключается в получении познавательного представления о стрессе, которое можно описать в виде четырех этапов.

Этап 1. Выявление элементов. Первый этап служит для выявления э л е м е н т о в или мысленных образов предмета исследования. Если исследуется стресс в спорте, элементами могут быть напряжение, связанное с необходимостью участвовать в соревнованиях, ответственность, которую чувствует спортсмен, представляя свои команду, город или страну, повседневные проблемы, возникающие в жизни и на работе одновременно с интенсивными тренировками. Практически это осуществлялось таким образом: спортсмена просят перечислить его стрессоры с помощью опросника или интервью. Список субъективных стрессоров дает точку отсчета, позволяющую построить его индивидуальную карту. Так как стрессоры не существуют изолированно, необходимо выявить их взаимодействие, определяемое сходством и различиями между ними.

Этап 2. Выявление конструктов. С точки зрения методики репертуарной сетки сходство и различия между элементами представляют собой конструкты, которые выступают как присущая индивиду система дифференциации. Так как различие стрессоров субъективно, то ясно, почему люди реагируют неодинаково на одинаковые объективно стрессоры. Аналогично объясняется и то, почему стрессор в одних условиях может быть интерпретирован как угрожающий, а в других как неугрожающий.

Другими словами, конструкты — это набор (ряд) субъективных значений, приписываемых индивидом своему опыту. На практике конструкты могут быть получены с помощью процедуры, которая выявляет, каким образом [138] индивид дифференцирует свои элементы. Наиболее широко используемая процедура — это метод рандомизированной триады: три элемента выбираются наугад из списка элементов индивида, и его просят указать два сходных и, следовательно, отличных от третьего элемента. И вот слова, с помощью которых он характеризует это сходство, и составляют его конструкты. Процедура продолжается до тех пор, пока новые конструкты уже не извлекаются.

Этап 3. Проведение опроса с помощью сетки. На этом этапе опрашиваемому предлагается оценить перечень его элементов с помощью набора выявленных ранее конструктов.

Это осуществляется путем распределения элементов и конструктов в форме сетки (табл.).

Испытуемого просят заполнить эту сетку, указывая с помощью оценочной шкалы, в какой степени каждый конструкт применим к каждому элементу (см. таблицу).

Этап 4. Анализ и интерпретация. Заключительный этап служит для анализа заполненной сетки и интерпретации результатов.

Сетка преодоления стресса. Другой вариант применения репертуарной сетки — анализ социальных отношений и приемов, которые помогают индивиду преодолевать стресс. Важность стратегий преодоления подчеркивается и в литературе (Лазарус, 1966), особенно выделяется роль социа л ь н о й п о д д е р ж к и.

Так же как индивид знает свои стрессоры, он знает, и к каким людям он может обратиться, находясь в стрессовом состоянии. Ясно, что зависимость от социальной поддержки связана с особенностями личности и поэтому для разных людей различна.

Результаты исследований показывают, однако, что в странах, для которых характерна групповая зависимость, например в Японии, уровень заболеваний, вызванных стрессом, более низок, чем в странах Запада (Мацумото, 1970). Это свидетельствует о том, что человек способен справляться со стрессом более эффективно, если он получает поддержку из ближайшей социальной среды и находится в благоприятных отношениях с другими.

Келли в 1955 г. разработал вариант сетки для исследования этого специфического явления для больных с нервно-психическими заболеваниями. В эту с е т к у с и т у а ц и о н ной з а в и с и м о с т и он включил перечень людей, которые выполняли определенные роли и могли бы оказать помощь в преодолении стрессовых ситуаций. Затем он предлагал испытуемому заполнить сетку, указав, кто из этих людей помог ему справиться с некоторыми стрессовыми ситуациями. Таким образом он получал представление [139] [140] о степени и характере зависимости испытуемых от других людей в стрессовых ситуациях.

Этот подход может быть использован и при исследовании стресса в спорте для выявления характера и величины «ресурсов» человека в преодолении стресса. Эти «ресурсы» можно выявить, используя методику, описанную раньше, т. е. предлагая испытуемому указать, в какой мере конкретные люди оказывают ему помощь при преодолении определенных стрессовых ситуаций. Таким образом, может быть определен характер «ресурсов» для преодоления стресса, установлена относительная величина поддержки со стороны тренера, членов команды и выявлены взаимоотношения спортсменов.

Пример применения репертуарной сетки. В качестве примера рассмотрим сетку медалиста олимпийских игр, который успешно выступал на важных соревнованиях как внутри страны, так и на международной арене.

Одной из центральных задач в спорте является такая синхронизация программ тренировок, чтобы физический и психический «пик» деятельности спортсмена совпал с моментом выступления в соревнованиях. Это требует от тренера строгого расчета времени и особой чувствительности: он должен знать о тех напряжениях, которые испытывает спортсмен в любой момент тренировок.

Хотя на первый взгляд некоторые стрессоры могут показаться незначительными или даже пустяковыми, их психологическое влияние может быть исключительно велико, особенно при подготовке к соревнованиям.

Опрос с помощью репертуарной сетки является одним из способов определения психологической реакции спортсмена на требования, предъявляемые к себе им самим и другими людьми.

В нашем случае мы составили сетку для спортсмена-олимпийца, используя процедуры, описанные выше. Предмет исследования был ограничен стрессом, возникающим у спортсмена в связи с участием в международных соревнованиях. Эта задача была решена в ходе первичного интервью, когда спортсмену было предложено перечислить только факторы, вызывавшие у него стресс (т. е. элементы, обозначаемые как стрессоры) во время тренировок и соревнований. Отбор конструктов также был осуществлен во время этого интервью.

Итоговая сетка стрессоров и конструктов, полученная в результате опроса, приведена на стр. 141.

Спортсмену было предложено заполнить сетку с помощью 7-балльной шкалы ликертовского типа, указывая, в какой мере каждый конструкт приложим к каждому элементу.

[141] Заполненная сетка была затем проанализирована на ЭВМ по программе, которая является частью пакета программ для анализа сетки (Слейтер, 1977). Данные, получаемые с помощью этой программы, очень обширны и включают таблицы дисперсии конструктов и элементов, таблицы расстояний между конструктами и элементами и факторный анализ по методу главных компонент.

Интерпретация результатов начинается с анализа дисперсий конструктов и стрессоров.

Перечень конструктов связан главным образом с разграничениями, которые относятся к механизмам преодоления стресса, характерным для данного спортсмена, например «я должен забыть об этом», «я должен доминировать или подчиняться» и т.

д. Именно эти конструкты, а также [142] конструкт «случается каждый день» имеют самую высокую дисперсию.

Таким образом, конструкты имеют самую высокую дисперсию особенно в познавательной системе спортсмена, поскольку именно ее он использует чаще всего для различения стрессоров. Это наблюдается довольно часто, за исключением тех случаев, когда выбирают много крайних оценок (например, 1 балл или 7 баллов). В этом случае при выявлении относительной значимости выбора нужно учитывать, что были сделаны очень грубые оценки. Хорошим примером могут служить конструкты «все зависит от этого», «я должен расслабиться», где не зарегистрирова на выраженная дисперсия, потому что высшая оценка (7 баллов) была дана каждому стрессору.

Такой же вывод может быть сделан и относительно перечня элементов, где «плохая погода во время тренировки» и «помехи во время подготовки к бегу» являются наиболее выраженными стрессорами спортсмена.

Следующим шагом является выявление взаимозависимостей между стрессорами и конструктами с помощью факторного анализа по методу главных компонент. Эта про цедура позволяет определить главные тенденции взаимосвязей и представить их графически.

Обычно на первые два или три основные фактора приходится большая часть дисперсии. В случае с нашим спортсменом на первые три фактора приходится 65% общей дисперсии. Связь стрессоров с этими факторами можно графически представить, используя факторные веса, подобно ориентирам на карте. Значение факторов интерпретируется путем идентификации тех конструктов, которые имеют самые высокие факторные веса. Значение, извлекаемое из этих конструктов и отражающее их сущность, составляет семантический «ярлык», обозначение фактора. Следует подчеркнуть, что графическое представление факторов трехмерно, поэтому действительное расстояние между стрессорами представлено соединительными линиями.

Эти линии указывают на то, что взаимосвязь между какими-то двумя стрессорами сильнее, чем можно было бы ожидать при случайном совпадении событий. Более жирная линия указывает на более выраженную зависимость. Это своеобразная форма кластерного анализа, предполагающего, что взаимосвязанные стрессоры имеют некоторую основу для подобия, в отличие от стрессоров, которые не связаны между собой. Причина этого подобия может быть выявлена при исследовании природы стрессоров, образующих кластер.

Для большей ясности на рисунке одновременно изображаются обычно только два фактора, поэтому мы рассмотрим [143] первый и второй факторы вместе (рис. 1). Стрессоры изображаются на диаграмме в соответствии с величиной вызываемого ими стресса и с учетом возможности или не возможности их предсказания. Внутри диаграммы находится центральный кластер, соединяющий три типа соревнований и некоторые стрессоры, наиболее тесно связанные с ними. Другие стрессоры размещаются отдельно, хотя интересно отметить, что именно «непредсказуемые стрессоры», располагающиеся в центральной части правой половины рисунка, являются теми факторами, которые вероятнее всего влияют на выступление спортсмена во время соревнований.

Анализ может быть еще более углублен при введении третьего фактора (рис. 2).

Когда его сопоставляют с первым, это добавляет еще один параметр, который отграничи вает повседневные стрессоры от необычных, редко встречающихся, т. е. хотя основная структура кластера остается той же, изменяется ее форма. Соревнования, и особенно «важное выступление», являются более исключительными, в то время как «принятие решения», «поездки», «мысль о соревновании» отражают повседневную жизнь спортсмена. Последнее представляет интерес и в том смысле, что показывает, как спорт становится неотъемлемой частью жизни человека.

Способность спортсмена успешно бороться со стрессом является решающим фактором в тренировочной и соревно [144] нательной деятельности. Кроме того, он получает существенную поддержку от других членов команды и из вне спортивной среды.

Поэтому мы предложили нашему спортсмену заполнить вторую сетку для исследования характера его возможностей справиться со стрессом. Сетка включала в себя стрессовые ситуации, содержащиеся в предыдущей сетке, а также перечень приемов преодоления стресса и людей, кото рые поддерживают спортсмена в этих ситуациях. Присущие спортсмену «резервы» рассматривались с включением двух дополнительных элементов: «Я сам, как преодолеваю стресс сейчас» и «Я сам, как бы мне хотелось преодолевать стресс».

Спортсмену было предложено заполнить сетку, пользуясь оценочной шкалой от до 3 баллов, указывая, в какой степени каждый из перечисленных факторов помогает ему справиться со стрессом в каждой из перечисленных ситуаций. Заполненная таким образом сетка была подвергнута анализу по программе INGRID на ЭВМ.

Факторный анализ по методу главных компонент, при котором первые два фактора объясняют более 84% общей дисперсии, может служить самой яркой иллюстрацией взаимозависимостей между источниками поддержки в преодолении стресса (рис.3).

Понятно, что различные «резервы» преодоления стресса «ответственны» за обеспечение поддержки в преодолении [145] стресса в различных сферах. Например, жена спортсмена, члены команды и тренер играют важную роль в преодолении стресса на тренировках и соревнованиях.

Напротив, родители и коллеги по работе могут помочь спортсмену в его повседневных, обычных делах. Приемы «мысленного воспроизведения выступления в соревновании» и «знание соперников» являются важными факторами в психологи ческой подготовке к забегу. Однако более всего в преодолении стресса данный спортсмен полагается на себя. Кроме того, он уверен в своих возможностях, так как нет существенного расхождения между реально применяемыми им и идеальными способами преодоления стресса.

Заключение. Как показал рассмотренный нами пример, репертуарная сетка может дать полезную информацию об условиях и ситуациях, вызывающих стресс у конкретных спортсменов. В нашем случае при обследовании призера олимпийских игр было установлено, что его беспокоили некоторые проблемы, которые он не мог предвидеть («плохая погода во время тренировки», «недостаток сна»), и «предстартовые помехи и отвлечения», которые можно было бы как-то урегулировать.

В сетке также представлены особенности предпочитаемых спортсменом «резервов» и способов преодоления некоторых источников стресса. Когда в будущем возникнут определенный стресс или напряженные ситуации, он будет [146] знать, к кому и куда обратиться за необходимой поддерж кой и советом.

Поскольку каждое соревнование, в рамках даже одного вида спорта, и каждый спортсмен различны, постольку проблемы, возникающие при этом, и система поддержки должны быть очень индивидуальны, стрессовая сетка позволяет получить картину этой индивидуальности.

Русский вариант шкалы соревновательной личностной тревожности Ю. Л. Ханин, Ленинград, СССР Особую роль в детерминации эмоциональных реакций человека, включенного в значимую деятельность, играют его личностные характеристики: эмоциональная устойчивость (неустойчивость), тревожность, уровень самооценки, агрессивность и др.

Однако в условиях спортивной деятельности общие черты или качества человека оказываются не всегда информативными для прогноза выраженности и интенсивности его эмоциональных реакций в конкретных предсоревновательных и соревновательных ситуациях (Г. Шиллинг, Р. Мартенс, К. С. Боверс). Необходимость разработки специальных тестов и шкал, которые были бы пригодны для определенного класса ситуаций или видов деятельности, вытекает из активно обсуждаемой в последнее время концепции ситуативной обусловленности поведения человека и характера взаимодействия ситуации и его личностных особенностей (Н. С. Эндлер, Д. Магнуссон, Р. Мартенс).

В рамках исследования проблем стресса и тревоги были сделаны достаточно продуктивные попытки разработки специфических (ситуативных) личностных шкал для измерения склонности эмоционально реагировать и воспринимать определенные ситуации как угрожающие, например перед экзаменом (Сарасон, Олперт, Хейбер),перед публичным выступлением (Мак-Кроски), при обучении плаванию (Карбе) и, наконец, перед соревнованиями (Карольчак-Биернацка, Мартенс).

Шкала соревновательной личностной тревожности (СЛТ), разработанная Р.

Мартенсом (1974, 1977), представляет собой именно такого рода опросную методику, предназначенную для количественного измерения склонности спортсмена эмоционально реагировать состоянием тревоги различной интенсивности в предсоревновательных и соревновательных (игровых) ситуациях. Понятно, что такого рода методика, предназначенная специально для [147] спортивной деятельности, может быть использована как в исследованиях спортивных психологов, так и в научно-практической работе с командами при углубленных психологических обследованиях спортсменов. Интересные перспективы могут открыться и для сравнительных кросс-культурных исследований личностных детерминант стресс-реакций у спортсменов. Для этого необходимо располагать эквивалентными и валидными шкалами СЛТ на разных языках. Именно поэтому и была предпринята попытка экспериментальной разработки и валидизации русского вари анта шкалы СЛТ.

Краткая характеристика оригинальной шкалы СЛТ.

Назначение. Шкала СЛТ Р. Мартенса предназначена для выявления индивидуальных различий в реагировании на соревновательный стресс. Эта характеристика дает пред ставление об относительно устойчивой диспозиции человека в восприятии различных сторон объективной с о р е в н о в а т е л ь н о й ситуации и реагировании на них. Это мето дика суженного диагностического диапазона и направленности— только на ситуации соревновательной борьбы — и потому представляет собой важное дополнение к шкалам, измеряющим общую (генерализованную) личностную тревожность.

При разработке своей методики Р. Мартенс исходил из:

— концепции Ч. Д. Спилбергера (дифференциация состояния тревоги и личностной тревожности);

— необходимости учета особенностей ситуации и специфики стрессоров, которые при этом действуют;

— стандартных требований, предъявляемых к корректной разработке и использованию современных педагогических и психологических методик и тестов.

Проведение опроса. Самооценочная шкала СЛТ пригодна для работы как с детьми в возрасте с 10 лет, так и со взрослыми. Она состоит из десяти суждений, с каждым из которых опрашиваемый соглашается или не соглашается, указывая, насколько часто он испытывает такое состояние непосредственно перед соревнованиями.

Опрос может проводиться индивидуально и в группе. Хотя никаких ограничений во времени не устанавливается, вся процедура заполнения бланка занимает примерно 3— 5 мин. Если в программу тестирования включена и оценка состояния тревоги, то этот показатель лучше получать до заполнения шкалы СЛТ.

Обработка протоколов. Ниже приведен образец протокола с текстом шкалы СЛТ.

[148] Шкала СЛТ Инструкция. Ниже приведены суждения о том, как обычно люди чувствуют себя, соревнуясь между собой в играх или спортивных состязаниях. Прочитайте внимательно каждое из предложений и подумайте, насколько часто или редко у Вас возникают подобные чувства и мысли, когда Вам приходится участвовать в соревнованиях.

Если такого с Вами не случалось почти никогда, то обведите в кружочек букву А справа от этого предложения. Если такое бывало с Вами иногда,— то букву Б, а если это случалось часто,— то букву В. Слишком долго не задумывайтесь, поскольку здесь нет правильных или неправильных ответов. Главное — выбрать такой ответ, который точнее всего соответствует Вашему обычному состоянию до и во время соревнований.

На каждое суждение возможны три ответа: А — почти никогда, Б — иногда и В — часто. Десять вопросов шкалы (2, 3, 5, 6, 8, 9, 11, 12, 14, 15), как уже отмечалось, — «работающие», другие пять (1, 4, 7, 10 и 13) — «буферные», которые не учитываются при обработке протокола и подсчете [149] итогового показателя. Каждый ответ оценивается в баллах: для вопросов 2, 3, 5, 8, 9, 12, 14, 15 — А — 1 балл, Б — 2 балла, В — 3 балла. Ответы на вопросы 6 и оцениваются в обратном порядке: А — 3 балла, Б — 2 балла, В — 1 балл. Итоговый показатель СЛТ находится в диапазоне от 10 (очень низкая соревновательная тревожность) до 30 баллов (очень высокая тревожность).

Приведем процедуры, использованные Р. Мартенсом при разработке оригинальной шкалы СЛТ:

— составление набора из 75 суждений из имеющихся шкал личностной тревожности;

— экспертная оценка каждого из 75 суждений с помощью б компонентных судей;

— выбраковка и переформулировка отдельных суждений;

— экспериментальный анализ предварительного варианта шкалы с оставшимся 21 суждением (9 буферных) после предъявления выборке из старшеклассников;

— повторное предъявление второго варианта шкалы другой выборке школьников (175 человек);

— отработка окончательного варианта шкалы на еще двух дополнительных выборках испытуемых.

Психометрические характеристики полученной шкалы соответствовали всем критериям, по которым обычно оценивается адекватность любой новой методики:

1) средняя величина коэффициентов корреляции для каждого из десяти «работающих» вопросов была 0,63 (для трехсериальных корреляций 0,68);

однородность отдельных суждений шкалы отражена также в величине коэффициентов корреляции между отдельными вопросами шкалы, достигавшей 0,26;

2) устойчивость шкалы для четырех возрастных групп при повторном тестировании с интервалами между замерами в 1 час, 1 день, 1 неделю и 1 месяц была также достаточно велика: средний коэффициент корреляции был равен 0,77;

3) конкурентная валидность шкалы оценивалась сопоставлением показателей по шкале СЛТ с общей генерализованной тревожностью и личностной тревожностью (по Спилбергеру). Умеренные коэффициенты корреляции (соответственно 0,30, 0,44 и 0,46) свидетельствуют, как справедливо полагает Р.

Мартенс, о том, что соревновательная личностная тревожность хотя и связана с общей тревожностью, но все-таки не тождественна ей.

Разработка русского варианта шкалы СЛТ. При разработке русского варианта шкалы СЛТ был использован стандартный алгоритм, применяемый в практике международных [150] исследований для адаптации опросных методик, а также опыт разработки русского варианта шкалы реактивной и личностной тревожности Ч. Д. Спилбергера.

Согласно этому алгоритму, адаптация шкалы СЛТ осуществлялась с применением следующих процедур:

— подготовки предварительного русского перевода шкалы СЛТ;

— редактирования этого варианта шкалы и экспертной оценки его эквивалентности пятью психологами, знающими английский язык и имеющими опыт практической работы с личностными опросниками;

— обратного перевода на английский язык шкалы СЛТ и предъявления этих двух вариантов шкалы (английского [151] и русского) автору оригинальной методики для эксперт ной оценки их эквивалентности;

— оценки исправленного варианта шкалы и вторичной, уже экспериментальной, проверки его эквивалентности оригиналу;

— проверки устойчивости итоговых показателей шкалы СЛТ и выявления их конкурентной валидности;

— сбора предварительных норм для разработанного русского варианта шкалы.

Приведем основные результаты адаптации и валидизации русского варианта шкалы СЛТ*.

Средние балльные оценки и среднеквадратичные отклонения для каждого из десяти «работающих» пунктов шкалы представлены в табл. 1. Там же приведены средние величины итоговых показателей для мужской и женской выборок.

Как видно из таблицы, отдельные пункты шкалы содержательно достаточно однородны, о чем свидетельствуют и высокие -коэффициенты — 0,83 и 0,75, соответственно для мужской (n = 75) и женской (n = 3) выборок. Это же подтверждается и результатами корреляционного анализа каждого работающего пункта шкалы с итоговым показателем: коэффициенты корреляции находятся в диапазоне от 0,20 до 0,69 (табл.

2).

* Автор пользуется случаем, чтобы выразить свою благодарность Г. В. Булановой, которая участвовала в сборе и обработке материала на всех этапах исследования, а также А, И. Жилкину.

[152] Сходные результаты получены и в ходе последующего факторного анализа по методу главных компонент корреляционных матриц обеих обследованных выборок (табл. 3). На три выделенных фактора приходится 65,59 и 68,4% общей дисперсии, соответственно для мужской и женской выборок. Примечательно, что наибольшая дисперсия, как и можно было предположить, приходится на первый фактор, в который со значимыми весами вошли все пункты шкалы*.

Важным показателем любой личностной опросной методики является у с т о й ч и в о с т ь итоговых показателей и * Специальный интерес, выходящий за рамки обсуждаемой в статье проблемы, представляет анализ половых различий в структуре второго и третьего факторов. По-видимому, именно здесь половой диморфизм в эмоциональном реагировании зафиксирован достаточно четко.

[153] ответов на отдельные вопросы. Устойчивость русского варианта шкалы СЛТ определялась двукратным тестированием двух групп студентов (31 мужчина и женщин) с интервалом между первым и вторым обследованием 19 дней (табл. 4).

Видно, что средний уровень итоговых показателей СЛТ в мужской и женской выборках практически не изменился к моменту второго исследования. Это подтверждается и достаточно высокими коэффициентами корреляции — 0,79 и 0,60, соответственно у мужчин и женщин. Сопоставление ответов на отдельные вопросы шкалы также свидетельствует об их устойчивости: у женщин зафиксировано от 47,5 до 72,5% (Ме-65) полного совпадения ответов при втором обследовании (X2 — от 0,07 до 1,78;

Ме-0,21), у мужчин — от 54,8 до 83,9% (Ме-64,5) и величина X2 находится в диапазоне 0,08+1,9 (Мe-0,2).

Конкурентная валидность шкалы СЛТ определялась путем сопоставления итогового показателя с величиной общей и коммуникативной тревожности. В исследовании Г. В. Булановой, выполненном под нашим руководством, были получены умеренные и статистически достоверные коэффициенты корреляции между показателями соревновательной, общей и коммуникативной тревожности (табл.


5).

Примечательно, что в женской выборке была обнаружена достоверная корреляция показателей СЛТ с коммуникативной личностной тревожностью, тогда как у мужчин коэффициент корреляции между этими показателями статистически не значим. Можно предположить, что для женщин ситуации соревновательной и коммуникативной деятельности в большей мере, чем [154] для мужчин, представляются потенциально угрожающими, поскольку включают ожидание оценки со стороны окружающих.

В другом исследовании с участием 15 — 16-летних спортсменов (56 юношей и девушек)* были также получены умеренные коэффициенты корреляции в обеих выборках (между ЛТ и СЛТ) — 0,32 и 0,39 (0,05), соответственно у юношей и девушек. Это, кроме всего прочего, свидетельствует и об относительной независимости двух показателей. Полученные данные хорошо согласуются с результатами ранее упоминавшихся исследований Р. Мартенса.

К о н ц е п т у а л ь н а я в а л и д н о с т ь шкалы СЛТ устанавливается с помощью экспертных оценок и коррелирования итоговых показателей СЛТ с состоянием тревоги в спокойной и предсоревновательной ситуациях. В десяти специальных исследованиях (Р. Мартене, 1977) коэффициенты корреляции между этими показателями в предсоревновательных ситуациях были выше.

В наших исследованиях при сопоставлении итоговых показателей личностной и соревновательной тревожности с уровнем ситуативной тревоги в нейтральных ситуациях тестирования это положение было экспериментально подтверждено. В частности, были получены более высокие значимые коэффициенты корреляции между общей личностной тревожностью и состоянием тревоги в обеих выборках (табл. 6).

* Дипломная работа студентов ЛГУ им. А. А. Жданова А. И. Весел-кайте, Э. Ф. Омельченко и Л. Б Третьяковой (1978—1980).

[155] Таким образом, в ситуациях, не связанных с соревновательной деятельностью, личностная тревожность в большей мере, чем СЛТ, может быть использована для предсказания уровня ситуативной тревоги. Напротив, СЛТ коррелирует больше с состоянием тревоги, которое испытывают спортсмены в предсоревновательных и соревновательных ситуациях. Этот факт позволил Р. Мартенсу считать, что шкала СЛТ более адекватна для прогноза уровня ситуативной тревоги в спорте, чем известная методика Спилбергера (подшкала личностной тревожности).

В ходе предварительной стандартизации русского варианта шкалы СЛТ были получены средние показатели для мужчин (n=110): М=18,64;

= 4,61 — и для женщин (n = 66): М = 20,18;

= 3,72. При этом различия между мужской и женской выборками оказались достоверными (t = 2,57 р0,01). Эти показатели сопоставимы с имеющимися нормами для соответствующих американских выборок (Р. Мартенс, 1977), что также свидетельствует об эквивалентности и валидности разработанного варианта шкалы СЛТ.

В заключение подведем итоги проведенных исследований.

Как мы убедились, русский вариант шкалы СЛТ эквивалентен оригинальной методике Р. Мартенса. Шкала достаточно устойчива, валидна и представляет несомненную практическую ценность как дополнительный инструмент оперативной диагностики при углубленных и личностных обследованиях спортсменов разного возраста, пола и подготовленности. Опыт практической работы с методикой показывает, что она может быть включена в психодиагностический комплекс исследователей и психологов-практиков, работающих со спортсменами различных специализаций, в качестве информативного дополнения к шкале Ч. Д. Спилбергера.

Что касается возможности использования шкалы СЛТ для прогноза уровня ситуативной тревоги у спортсменов накануне ответственных стартов или непосредственно в ходе соревнования (Р. Мартенс, 1977), то здесь следует, на наш взгляд, учитывать следующее принципиальное обстоятельство. Соревновательная личностная тревожность, как уже отмечалось, дает представление о с к л о н н о с т и эмоционально реагировать в условиях соревнования с другими людьми, о ч а с т о т е возникновения у спортсмена выраженных сдвигов в состоянии тревоги. В последнее время показатель СЛТ интерпретируется и как характеристика стремления избегать неудачи (Т. Скэнлен, М. Пассер, 1978). Речь, следовательно, идет о межиндивидуальных различиях [156] в восприятии и реагировании на потенциально угрожающие ситуации оценки, сооценки. Понятно, что чем выше СЛТ у спортсмена, тем больше вероятность того, что у него в условиях соревнований будет наблюдаться состояние повышенной тревоги.

Однако это не означает, что в каждом конкретном соревновании уровень СТ будет высоким. Для точного прогноза уровня СТ в о п р е д е л е н н о й соревновательной (или предсоревновательной) ситуации необходимо, кроме всего прочего, знать, как именно воспринимает спортсмен данную ситуацию (как он оценивает соперников, свои возможности и подготовленность к данному соревнованию, значимость успешного выступления и ожидания значимых для него других людей). И даже располагая достаточно полными данными о том, как воспринимает предсоревнователь-ную ситуацию спортсмен, необходимо убедиться, что на него не действуют в этот момент существенные внедеятельностные стрессоры (семейно-бытовые факторы, учеба, работа и т. п.). В нашей практике работы со спортсменами высокого класса (гребцы, волейболисты, футболисты, прыгуны в воду) встречались случаи резко выраженных стресс-реакций накануне, казалось бы, незначимых соревнований именно из-за действия такого рода стрессоров.

Таким образом, шкала СЛТ, как, впрочем, и любая другая личностная методика, имеет известные ограничения. С ее помощью можно предсказать лишь самые общие особенности эмоционального реагирования и с к л о н н о с т ь к нему в ситуациях соревновательной деятельности, но никак не уровень ситуативной тревоги (состояния) в каждом конкретном соревновании.

И все же шкала СЛТ открывает, на наш взгляд, интересные перспективы дальнейших сравнительных и онтогенетических исследований формирования личностных детерминант тревоги и их роли в напряженных условиях современного спорта.

Оценка пред- и послесоревновательного поведения гимнастов и гимнасток высокого класса Джон Г. Салмела, Монреаль, Канада Грация движений гимнаста зачаровывает даже искушенного зрителя;

для исследователя к тому же особый интерес представляет мир внутренних переживаний спортсмена.

[157] Развитие прикладных приемов анализа поведения создает хорошие возможности для описания и оценки поведения перед выполнением сложных гимнастических упражнений и после выступления на снаряде. При этом нужно учитывать эмоциональные компоненты поведения, компоненты, связанные с социальными взаимодействиями, в том числе ответные реакции на поведение окружающих.

Ранее мы показали, что эти поведенческие категории обнаруживают значительные различия в зависимости от социального контекста (Сэлмела, 1977). Различия в поведе нии гимнастов разных стран связаны с характером социального подкрепления и содержанием конкретной системы ценностей. Учитывая большие социальные и культурные влияния на типы поведения, можно предположить, что выраженные различия могут встречаться и внутри одной команды, если считать, что процессы социализации в спорте различны для мужчин и женщин.

Результаты сопоставления личностных особенностей представителей мужского и женского спорта неоднозначны. Кейн (1972) сообщает, что женщины более эмоцио нальны, чем мужчины. Однако он добавляет, что этот повышенный уровень эмоциональности не является результатом слабого «Я», а объясняется повышенным уровнем чувствительности к своей среде. Огилви (1967) выражает несколько иное мнение, когда заявляет, что черты личности женщин «высоко согласуются с чертами мужчин».

Цель настоящей статьи — описать послесоревнователь-ные эмоциональные состояния и типы обратной связи, а также подготовительное инструментальное, эмоциональное и социальное поведение, которое проявляют мужчины и женщины гимнасты во время ответственных соревнований.

Методика. Испытуемые. Наблюдалось 159 гимнастов высокого класса — мужчины и 86 женщин. Наблюдение проводилось в течение шести дней соревнований на Олимпийских играх в Монреале в 1976 г. Каждая из участвовавших в Играх гимнасток и 81,1% гимнастов наблюдались по крайней мере во время одного выступления, а в некоторых случаях во время каждого исполнения, так что в общей сложности обследовалось 90,3% спортсменов.

Из 2153 выполненных упражнений 714 (33,2%) исполнений было включено в наблюдения.

Спортсмены представляли 18 национальных команд (отдельные гимнасты из Дании и Израиля не оказались в наблюдаемой выборке). В предварительной обязательной программе и вольных упражнениях (соревнование 1) для наблюдения был выбран широкий круг гимнастов разного класса, представлявших все команды. На финальных соревнованиях [158] по многоборью (соревнование 2) гимнасты предварительно отбирались так, чтобы была сохранена широкая основа наблюдений и в то же время учитывались предпо лагаемые победители индивидуальных соревнований. На заключительной фазе наблюдались все участники (соревнование 3).

Методы наблюдения. Наблюдения проводились в течение 4 мин, непосредственно предшествующих выступлению, а также сразу после его окончания в течение примерно 30 — 45 с, которые требовались для показа оценки.

В предварительной фазе учитывались индивидуальный и социальный компоненты поведения. Индивидуальный [159] компонент включал личное поведение при подготовке к выходу на снаряд;

социальный компонент относится к взаимодействиям гимнастов с товарищами по команде и тренерами. В послесоревновательной фазе также учитывался индивидуальный компонент, связанный с эмоциональной реакцией на выступление и его оценку, и социальный компонент, относящийся к той обратной связи, которую спортсмен получал от товарищей по команде (см. табл.). Все параметры компонентов операционально определялись в поведенческих категориях и записывались на индивидуальной стандартизированной карточке (Сэлмела, Петайот, Холл и Ренье, 1977).


Процедура. Пять опытных специалистов по гимнастике (трое мужчин и две женщины) разработали стратегию наблюдения и анализа, основанную на предварительном пилотажном исследовании с участием американских гимнастов.

Методика прошла проверку во время предолимпийской генеральной репетиции, за неделю до соревнований, чтобы установить согласованность мнений при оценке одного и того же гимнаста. Это единое мнение наблюдателей корректировалось с помощью сравнения наблюдения и отработки операциональных определений.

Во время соревнований 1 и 2 один наблюдатель был приставлен к каждому выбранному гимнасту, чтобы обеспечить наибольшее количество наблюдений. Во время соревнования 3 каждого гимнаста наблюдали два экспериментатора, так что мог быть подсчитан процент согласованности между двумя наблюдениями (Холл, 1974). Исполне ния, которые наблюдались двумя регистраторами, составляли примерно 11% от общего числа наблюдений. Каждый наблюдатель контролировал в общей сложности от 6 до 12 гимнастов в каждой серии выступлений.

Статистический анализ результатов проводился на ЭВМ. В переменные анализа были включены, в частности, характеристики, относящиеся к социокультурным факторам, специфике и значимости соревнований, подготовленности спортсменов (Сэлмела, Петайот, Холл и Ренье, 1977). Динамические изменения в предсоревновательном подготовительном и социальном поведении анализировались с помощью автоматизированной процедуры выборки времени, включающей кросс секционный срез всего поведения каждые 2 с.

Результаты. Процент согласованности. Согласованность мнений между наблюдателями для предсоревновательных фаз подсчитывалась с помощью процедуры, разработанной Холлом (1974). Показатель согласованности составил 75% для общего подготовительного поведения и 98,6% для со [160] циальных взаимодействий. Процент согласованности для послесоревновательных эмоциональных реакций на исполнение и оценку, а также для послесоревновательной обратной связи составил соответственно 80,5, 78,6 и 85,7%.

Предсоревновательное поведение. Динамические характеристики для пяти типов поведения, имевших место в течение 4 мин, предшествующих выступлению, даны для женщин и мужчин гимнастов на рис. 1. Наибольшая нагрузка без существенных различий между полами падает на инструментальное поведение (67%). Идентичные для мужчин и женщин уровни были выявлены для моторного поведения (6%), а также концентрации ( 1 1 % ). Удельный вес предсоревновательного эмоционального поведения у женщин значительно выше, чем у мужчин: 13,9% по сравнению с [161] 6,6% (Х2[9] = 39,8 = р 00,1). Идеомоторное поведение также в большей степени наблюдалось у женщин (6,9%), чем у гимнастов-мужчин (2,1%, Х 2[5] = 34,7, р0,01).

Предсоревновательные состояния по социальным взаимодействиям. Как можно видеть на рис. 2, состояние, которое преобладает в течение четырехминутного периода, предшествующего исполнению, — одиночество (79,5%), идентично для мужчин и женщин. Различия были обнаружены в характере взаимодействия с тренером и товарищами по команде. Для мужчин более характерным было состояние соприсутствия стренером (10,4%), а также (3,7%) с товарищами по команде (для женщин 5,9% и 2,0% соответственно), Х2[9] = 34,4 и Х 2[6] = 21,2, p0, соответственно.

[162] Не было обнаружено различий между полами относительно совместных действий с тренером. Независимо от типа взаимодействия мужчины проводили больше времени со своими товарищами по команде, чем женщины (Х2[9] = 28,3, р0,01), в то время как и те, и другие проводили одинаковое время с тренером.

Эмоциональные реакции на выступление. В целом наиболее выраженным типом поведения после выступления было отсутствие явной реакции как на само выступление (63%), так и на оценку (85,5%). Однако положительные реакции проявлялись в 4,5 раза чаще, чем негативные, непосредственно после выступления и в 5,2 раза после оценки, причем в большей степени у женщин, чем у мужчин. Для мужчин в большей степени характерно «отсутствие реакции», чем для женщин, как на исполнение (Х 2[5] = 8,60, р0,05), так и на оценку (Х 2 [3]=19,9, р0,01).

Обратная связь после выступления. Наиболее часто отмечалась положительная обратная связь от тренера (33,1%), а также «отсутствие обратной связи» (32,6%).

Женщины получали значительно больше реакций обратной связи от тренера, чем мужчины (Х2 [3]=17,61, р0,01), в то время как мужчины получали больше поощрительных реакций со стороны товарищей по команде, чем женщины (Х2[3] = 32,07, р0,01). Мужчины получали большую обратную связь от слов товарищей и тренера в целом, чем женщины (Х2[3]= 105,6, р0,01). Женщины завершали свое выступление без знаков внимания значительно чаще, чем мужчины (Х 2[3]= 13,19, р0,01). Как для женщин, так и для мужчин характерен одинаково низкий уровень информационной обратной связи (5,4%), т.е. замечаний по технике исполнения.

Обсуждение. Как у мужчин, так и у женщин наблюдаются устойчивые типы индивидуального и социального поведения в пред- и послесоревновательной фазах. Для женщин в значительно большей степени характерно эмоциональное поведение перед выступлением, такое, как хождение, нервные подергивания и самоактивация. У них также больше выражены положительные эмоциональные реакции на исполнение и на оценку. У мужчин предсоревновательное эмоциональное поведение меньше выражено (6,6%). Таким же образом они стремятся демонстрировать внешнее безразличие к своему выступлению и последующей оценке.

В то же время мужчины проводят значительно больше времени вместе со своими товарищами по команде, чем женщины, в подготовительном периоде и получают больше реакций обратной связи от товарищей, чем женщины, при возвращении со снаряда или помоста. Женщины, в свою [163] очередь, проводят больше времени рядом со своим тренером в предсоревновательной фазе, а также получают значительно больше реакций обратной связи, чем мужчины, от своих тренеров. Последовательность этих явлений в пред- и послесоревновательиый периоды подчеркивает стабильность этих явлений.

Всякая интерпретация этих результатов должна учитывать биологические и социокультурные факторы, определяющие различия в поведении мужчин и женщин.

Большая выраженность эмоционального поведения у гимнасток по сравнению с гимнастами в пред- и послесоревновательном периодах, несомненно, подтверждается результатами личностного тестирования, которые показывают, что женщины более эмоциональны, тревожны и чувствительны по натуре, чем мужчины (Ванек и Крэтти, 1970;

Кейн, 1972). Однако следует учитывать и другие точки зрения, опирающиеся в большей степени на ситуационные и культурные факторы. Как указывают Нил и Таткоу (1975), конфликт между традиционными женскими ролями и ролью сорев нующегося спортсмена может сам по себе вызывать ситуацию, провоцирующую тревогу. Эта точка зрения, однако, в настоящее время быстро меняется (Харрис, 1972).

Кроме того, более отчетливому проявлению эмоционального поведения у женщин могут способствовать различия в артистической и экспрессивной природе мужской и женской гимнастики. Так, в упражнениях на ковре и на бревне женщины в большей степени оцениваются по артистичности их манеры общаться с аудиторией и с судьями. Мужчин же оценивают по системе, которая в большей степени опирается на технику исполнения. Зафиксированная в тренировках установка гимнасток на передачу эмоционального компонента в исполнении может являться причиной их чувствительности к драматическим моментам соревнований. Гимнасты могут принимать маску отсутствия эмоциональности, которая на самом деле, видимо, только фасад очевидного контроля над напряженностью ситуации. Но это вряд ли действительное равнодушие к перспективам олимпийских достижений, на подготовку к которым спортсмен затрачивает годы.

Конфликт очевиден. Поэтому интерпретация эмоциональности как большей чувствительности, как указывает Кейн (1972), может быть верной.

Последнее и, возможно, наиболее важное объяснение эмоциональных различий между мужчинами и женщинами гимнастами — в возрастном аспекте. Средний возраст спортсменок в Монреале был 18 лет, в то время как для спортсменов он составлял 23, года. Сравнительное отсутствие опыта в сочетании с веселой жизнерадостностью молодых [164] девушек, несомненно, способствует тому, что эмоциональный рисунок их пред- и послесоревновательного поведения более экспрессивен, чем у гимнастов.

Более частое идеомоторное поведение у женщин можно объяснить тем, что две из четырех женских программ можно репетировать из положения стоя, в то время как только одну из шести мужских программ можно подготавливать таким образом.

Типы социального поведения также стабильны в пред-и послесоревновательных периодах;

стабильны в том числе и в различиях для мужчин и женщин. Обнаружено, что гимнастки значительно меньше времени проводят в присут ствии своих товарищей по команде, чем гимнасты, во время подготовительного периода. Женщины проводят больше пассивного времени с тренером, чем мужчины.

Тот же тип социального поведения наблюдается после выступле ния: к гимнасткам адресуется больше реакций положительной обратной связи со стороны тренера, чем к гимнастам. В свою очередь, гимнасты получают больше поздравительных, поощрительных замечаний после выступления от их товарищей по команде, чем гимнастки.

Эти факты можно интерпретировать различным образом. Так, Боровик (1971) ссылается на специфику процессов социализации в женском и мужском спорте. Эта специфика может стимулировать некоторое снижение общения среди спортсменок, проявление некоторых форм агрессивного поведения. При этом компенсацией может служить потребность в повышенном внимании со стороны тренера. Спортсмены чувствуют себя свободнее в общении с партнерами по команде и ведут себя более автономно по отношению к тренеру. Средние различия в возрасте гимнастов и гимнасток могут влиять на эти особенности соревновательного общения.

Некоторые из описанных нами явлений находят подтверждение в спортивно психологической литературе, разбирающей специфику женского спорта (Харрис, 1972). Но многие вопросы остаются открытыми. Какова относительная роль биологических и социокультурных факторов как детерминант типов поведения у мужчин и женщин? Как эти типы поведения изменяются с возрастом? И, самое важное, как спортсмены и тренеры воспринимают и оценивают свое поведение в отношении к главным целям соревновательных выступлений?

[165] Применение зрительно-аналоговой шкалы для оценки тревоги Эндрю Р. Хорнблоу, Кристчерч, Новая Зеландия Тревога — явление, вплетенное в ткань повседнев ной жизни. В наш век, который называют веком тревоги (Мэй, 1950), она все больше становится объектом внимания медиков, психологов, педагогов, философов и многих других ученых. Тревога и тревожность представляют особый интерес для спортивных психологов, преподавателей физической культуры, тренеров и всех тех, кто изучает влияние психологических факторов на достижения спортсменов и процессы восстановления. Мы рассмотрим понятие и природу тревоги, некоторые процедуры измерения тревоги, применяемые в условиях спортивной деятельности, данные исследований, иллюстрирующие возможности этих шкал, и некоторые перспективы для исследований в области оценки тревоги.

Концепция и природа тревоги. Несмотря на то, что тревога — часто переживаемая эмоция, ее трудно концептуализировать, а биосоциальная система, в которой она возникает, очень сложна. Тревога имеет несколько особенностей, которые, правда, не принадлежат исключительно ей (Лейдер, 1976). Хотя она обычно переживается как неприятная эмоция, некоторые люди могут искать таких пере живаний, соревнуясь, например, в опасных видах спорта или косвенно переживая трудности, которые испытывают.

Наряду с тем, что тревога обычно негативно окрашена, она направлена в будущее, в противоположность таким эмоциям, как сожаление и вина. В большинстве языков имеются термины для описания субъективных аспектов состояний тревоги. Во многих языках имеются две группы слов, обозначающих тревогу. Первая группа происходит от латинского anxietas и передает значение беспокойства, в то время как вторая, которая произошла от angar, относится к чувству сжатия. В обыденной речи понятие тревоги имеет тенденцию охватывать оба значения.

Помимо субъективных компонентов в тревоге выделяются ситуативные элементы.

В этой связи необходимо различать тревогу и страх, хотя это скорее вопрос степени, чем четкой дихотомии. Как тревога, так и страх подразумевают субъективное чувство опасения и надвигающейся опасности;

однако только у страха можно выявить источник некоторой объективной опасности. Тем не менее ситуационные факторы являются важными детерминантами во многих [166] состояниях тревоги, включая патологические условия, такие, как фобии и реакции на стрессовые ситуации, а также условия спортивных соревнований или экзаменов, где необходима максимальная отдача.

Соматические аспекты тревоги переплетаются с субъективными или ситуативными. В состояниях тревоги могут происходить такие объективные физические нарушения, как рвота, потение, тремор и внезапная потеря контроля над выделительными функциями, помимо таких субъективных симптомов, как затруднения в дыхании, чувство стесненности в горле и груди, сильное сердцебиение, головокружение и сухость во рту. В основе этих изменений лежат определенные физиологические механизмы:

повышение кровотока в мышцах, уменьшение кожного кровотока, повышение ЧСС и кровяного давления, увеличение мышечной активности и уменьшение слюноотделения.

Эти изменения отражают высокий уровень активации, присутствуют во многих интенсивных эмоциональных состояниях и в принципе неспецифичны для тревоги.

Прежде чем перейти от рассмотрения природы тревоги к вопросам ее измерения, следует упомянуть об отношениях между состоянием тревоги и поведением.

Эти отношения сложны. Обычно они выражаются зависимостью в форме инвертированной U-образной кривой (Левитт, 1967). Деятельность может ухудшаться как в результате слишком сильной, так и в результате очень слабой тревоги. Таким образом, тревога может оказывать или облегчающий, или ослабляющий эффект, она может или помогать, или мешать деятельности.

Оптимальное исполнение зависит от того, сможет ли личность достигнуть уровня тревоги или сохранить уровень, который достаточно высок, чтобы стимулировать достижения, но не настолько высок, чтобы повредить концентрации, вызвать ненужное эмоциональное переживание, дискомфорт и поддерживать этот уровень.

Измерение тревоги. Из обширной литературы по тревоге ясно, что, по крайней мере, при измерении тревогу не следует считать однозначной по структуре. Мак Рейнолдс (1968) дал обзор 88 процедур измерения тревоги и заключил, что большинство из них отражают одну или более трех попарно различаемых групп переменных тревоги: состояние тревоги и тревожность как черта;

склонность к тревожности и существующая тревога;

общая и специфическая тревожность.

Тревога как состояние относится к аспекту «здесь и сейчас», а тревожность как черта — к абстракции, характерному, привычному или обычному уровню тревоги личности.

[167] Под склонностью к тревоге понимается качество уязвимости, потенциальная готовность реагировать или отвечать тревожным образом, по контрасту с «существующей» тревогой, тревогой как таковой. «Общая», или свободноразлитая, тревога отличается от «специфической» тревоги, примерами которой являются агорафобия (страх открытого пространства) и гидрофобия (страх воды).

Мак-Рейнолдс заметил, что различные методики наилучшим образом подходят для конкретных потребностей измерения. Популярные инструменты измерения тревоги, такие, как шкала выраженной тревожности Тейлор (1953) и шкала тревоги IPAT Кэттелла (Краг, Шейер и Кэттелл, 1976), являются преимущественно мерами тревожности как черты. Мы остановимся на аспектах тревоги как черты и состояния, а также на двух конкретных инструментах измерения — шкале реактивной и личностной тревожности (ШРЛТ) и зрительно-аналоговой шкале тревоги (VASA).

ШРЛТ (Спилбергер, Горсач и Люшин, 1970) частично включает вопросы тейлоровской MAS, шкалы тревоги IPAT и шкалы тревоги Уэлша. Она состоит из высказываний с двумя подшкалами из 20 пунктов, измеряющими соответственно тревогу как состояние и как черту. Ответы по каждому пункту (1, 2, 3 и 4) соответствуют степени ощущаемого состояния, суммарный показатель варьирует от 20 до 80 для каждой из двух шкал. Подшкала состояния может использоваться для повторных оценок тревоги. СЛТ, имеющая высокую надежность и валидность, используется в форме для взрослых и для детей. Шкала была переведена на несколько языков*.

Исследования, в которых используется СЛТ (Смит и Лей, 1974), показывают ценность концепции тревоги, а также самой шкалы.

VASA (Хорнблоу и Кидсон, 1976) — это просто линия длиной 100 мм, на которой испытуемый отмечает уровень тревоги. Ниже мы приводим текст шкалы.

Зрительно-аналоговая шкала тревоги Пожалуйста, поставьте крест на линии, показанной ниже, чтобы обозначить, как Вы себя чувствуете сейчас. Отметка в крайнем левом конце будет означать, что Вы совсем не чувствуете тревоги. Отметка в крайнем правом конце будет означать, что Вы чувствуете себя наиболее тревожно, как только можете себе представить. Отметка ближе к центру будет означать, что Вы чувствуете умеренную тревогу.

Пожалуйста, укажите на линии Ваш уровень тревоги в данный момент.

совсем не оч ень тревожен тревожен * В настоящее время известны варианты шкалы, переведенные и стандартизированные на языках мира. (Прим. ред.) [168] Показатель тревоги подсчитывается в мм расстояния от отметки, сделанной испытуемым до левого конца шкалы. Зрительный аналог или графическая оценочная шкала впервые была описана Фрейдом в 1923 г., однако только в последнее десятилетие она стала широко использоваться в клинической практике. Зрительно-аналоговые шкалы идеально подходят для частых повторных измерений и используются для контроля депрессии, боли, страха, намерения самоубийства и других субъективных состояний помимо тревоги.

При регулярном использовании VASA, например в исследованиях, полезно просить испытуемых проделать ряд оценок в воображаемых условиях низкой, умеренной и высокой тревоги. Иногда бывает полезным добиться заполнения шкалы состояния ШРЛТ, прежде чем впервые использовать VASA, так как ШРЛТ требует оценивать свою собственную тревогу с помощью знакомых вербальных описаний чувства тревоги.

Для эффективного использования зрительно-аналоговых шкал важно, чтобы оцениваемое понятие было максимально четко и точно определено. Поэтому добавление группы терминов к тому или другому концу шкалы едва ли полезно, это может скорее затуманить, чем прояснить, понятие. Термины, используемые у обоих концов шкалы, должны быть точны. Так, следует писать: «Совсем не тревожен», «Очень встревожен», а не «Совсем не напряжен», «Очень напряжен».

При обсуждении свойств зрительно-аналоговых шкал нельзя обойти вопрос распределения показателей. Распределение сырых показателей по зрительно-аналоговым шкалам часто бывает асимметричным, в зависимости от контекста, в котором получены оценки. Например, распределение показателей VASA для группы атлетов, ожидающих крупных соревнований, вероятно, будет скошено к правому концу шкалы, а после соревнований — к левому.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.