авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«1 2 СТРЕСС И ТРЕВОГА В СПОРТЕ МЕЖДУНАРОДНЫЙ СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ...»

-- [ Страница 6 ] --

во-вторых, в изменении поведения: треморе, нарушении тонкой двигательной координации, уменьшении амплитуды или прекращении движений;

в-третьих, в изменении когнитивной сферы, выражающемся в различного рода негативных мыслях, например: «Я недостаточно готов, тренировался неправильно», «Что-то неверно в моем выступлении», «Судейство пристрастно» и т. д. Очевидно, что у разных людей преобладает та или другая система.

Прежде чем перейти непосредственно к проблеме управления стрессом, разрешите мне немного отклониться от темы и рассказать о своей профессиональной подготовке. Большинство моих мыслей есть следствие многолетнего опыта работы со спортсменами мирового класса в качестве психолога сборных олимпийских команд США по лыжам и биатлону (1976), психолога женской команды по легкой атлетике, которая планировала принять участие в летних Олимпийских играх 1980 г., консультанта отдельных спортсменов и команд по современному пятиборью, стрельбе, горным лыжам. Среди спортсменов такого класса стресс, как правило, не достигает уровня, требующего особого внимания;

это бывает чаще у спортсменов более низкой квалификации. Однако и здесь можно привести примеры, демонстрирующие рассмотренную концепцию.

То, что стресс может проявляться в изменении вегетативных функций, хорошо иллюстрирует пример моей работы с одной горнолыжницей (1976). Я провел с ней сеанс идеомоторной тренировки, заставил ее представить себя на слаломной трассе, В конце сеанса ее первые слова были:

[210] «Я и не осознавала, как неприятно действует на меня прохождение трассы».

После опроса стало ясно, что она была не только в состоянии представить себя на трассе, но и прочувствовала вегетативные и эмоциональные изменения. При работе с такой формой реакций на стресс (преобладание вегетативных реакций) я управлял стрессом с помощью метода условных рефлексов, который вытекает из учения Павлова. По этому методу ключевое условие (подкрепление) многократно связывается с результатом желаемой реакции, пока подкрепление не приобретет спо собности вызывать такую реакцию. Так, в работе с олимпийской командой США по биатлону такой желаемой и необходимой реакцией являлось формирование чувства спокойствия и уравновешенности непосредственно на стрельбище.

Биатлон — это уникальный вид спорта, который сочетает лыжные гонки с меткой стрельбой, победа достигается благодаря сочетанию скорости и выносливости в лыжных гонках и точности в стрельбе. Я обучал спортсменов связывать вид стрельбища с уравновешенным, спокойным состоянием (весьма интересно то, что мне тоже приходилось присутствовать на тренировках — один спортсмен заявил, что только мой вид предопределяет его спокойную реакцию).

Для формирования навыков самоконтроля над вегета тивными проявлениями применяется методика, которую я назвал «тренировкой в регуляции состояния тревоги (РСТ)» (1977). Она была специально адаптирована к стрессовым ситуациям, в которых основные условия, вызывающие стресс, постоянно меняются.

Так, в стрельбе из пистолета как в одном из видов современного пятиборья были выделены специально планируемые и случайные факторы, вызывающие психологическую напряженность. Планируемые стрессоры — это, например, необходимость произвести выстрел как можно быстрее, публичное объявление результата, необходимость ждать между сериями, так как судьям требуется время для определения результата, и т. д. Случайные стресс-факторы — это, например, порывы ветра или яркий солнечный свет. Наибольшего успеха добиваются спортсмены, которые могут бороться с этими факторами, даже если стрельба не их любимый вид пятиборья (победитель определяется по общему количеству очков в пяти видах).

При этом РСТ предполагает использование реакций на стресс-факторы как основных (ключевых) ориентиров, чтобы активно противодействовать стрессу.

Если реакции на стресс выражаются в изменении поведения, применяется другая процедура управления стрессом. Напомним, что изменение поведения выражается, например, [211] в двигательной дискоординации, в торможении или, наоборот, в излишней двигательной активности и т. д. В случае снижения двигательной активности у спортсмена нарушается автоматизм движений, теряется чувство легкости и плавности движений. Тем не менее, усталость может возникать вопреки явному двигательному торможению, так как энергия растрачивается в ответ на напряженное состояние.

Следовательно, чтобы снять напряженность, надо применить ту же поведенческую систему. Один борец потерял свободу движений, у него снизилась амплитуда движений.

Для преодоления стресса использовались мышечная релаксация и идеомоторная тренировка, в которой спортсмен представлял движения своих рук и тела широкими, смелыми и размашистыми, что формировало чувство раскованности и свободы движений.

При работе с барьеристками также применялись расслабление и идеомоторная тренировка с целью снять скованность во время бега и вызвать мышечное расслабление. В результате повторных сеансов некоторые спортсменки, кроме того, улучшили показатели потребления кислорода и увеличили усилия по преодолению рабочей нагрузки (Suinn, Morton, Brammel, 1980).

В некоторых случаях источником стресса, приводящего к неконтролируемым движениям, может быть определенный внешний стимул. Я знаю случай, когда неуравновешенное и взволнованное поведение тренера вызвало стресс у спортсмена.

Участие в соревнованиях спортсменов более высокого класса или соперников, которым в прошлом спортсмен многократно проигрывал, может также вызвать стресс. Эти стимулы необходимо нейтрализовать путем моделирования ситуаций, максимально приближенных к тем, которые вызывают стресс.

Наконец, у некоторых спортсменов могут преобладать изменения в когнитивной сфере, что выражается в негативных мыслях, мешающих переживаниях. Работа с гор нолыжниками (Suinn, Andews, 1980) подтвердила, что независимо от квалификации негативные мысли возникают практически у всех спортсменов. Однако существуют спо собы, позволяющие делать так, что эти мысли не влияют на деятельность. Например, можно переводить внимание спортсмена на другой объект. Работая с членом нацио нальной команды по лыжным гонкам, я выяснил, что наиболее трудным местом на трассе для нее является подъем. Приближаясь к подъему, она начинает сомневаться в удачном его преодолении и снижает скорость. Я посоветовал ей перевести внимание на другое — приближаясь к каждому подъему, стремиться отыскать самое высокое дерево.

[212] Это снимает негативные мысли, так как трудно одновременно думать о том, как найти самое высокое дерево, и о том, как преодолеть подъем. В следующей гонке эта спортсменка финишировала третьей, значительно улучшив свое личное достижение.

В рамках современных представлений о модификации поведения предлагается ряд подходов по управлению стрессом в когнитивной сфере (Ellis, 1962;

Goldfried, 1975;

Mechenbaun, 1977), в которых подчеркиваются роль установок на самоубеждение, самоприказ, анализ стресс-факторов, использование когнитивных утверждений, вызывающих адаптивные реакции. Я считаю, что необходимо соединить теории стресса и тревоги в соответствии с практическими мероприятиями по управлению стрессом.

Существует некоторая общая программа управления стрессом как основание для составления индивидуальных программ, которые изменяются с учетом особенностей каждого спортсмена. Некоторые из этих правил могут быть представлены в следующем виде:

1. Определение «индивидуального профиля стресса» — картины специфических реакций на стресс, которые свидетельствуют о начале влияния стресс-факторов. Я убежден, что одни спортсмены замечают начало влияния стресса по изменениям в вегетативных функциях, другие — по изменениям в поведении, третьи — по изменениям в когнитивной сфере. Более того, существуют разные признаки, по которым спортсмены узнают о начале влияния стресса да же в одной и той же сфере. Например, в вегетативной сфере один спортсмен может испытывать учащение сердцебиения, другой — легкую дрожь, третий может ощущать, как холодеют его ноги или руки. Способность знать себя до такой степени, чтобы быть в состоянии интерпретировать информацию об изменениях, может быть весьма полезной для ранней профилактики, а, следовательно, и для дальнейшего контроля стрессовых состояний.

2. Обучение навыкам релаксации полезно, поскольку расслабление — основа других способов управления стрессом. А поскольку релаксация в определенной степени влияет на двигательную координацию, в спорте важна быстро вызываемая релаксация, т. е. релаксация, возникающая при предъявлении определенного раздражителя. Например, один фигурист использует цветовой раздражитель для стимуляции релаксации, причем этот раздражитель непосредственно включен в процесс катания путем введения в слова песни, под музыку которой спортсмен выполняет свою программу, названия необходимых цветовых кодов. Есть множество различных методов релаксации: от трансцедентальной [213] медитации и йоги до гипноза. Я отдаю предпочтение упражнениям по глубокой мышечной релаксации.

3. Обучение другим методам активной борьбы со стрессом. Релаксация — это отключение от стресс-ситуации путем «изоляции» (подобно спортсмену, отключающему на определенный момент свое сознание от стадиона и хода соревнований). Однако вопрос о снятии стресса встает опять, когда спортсмен «возвращает» свое сознание в соревновательную ситуацию. И тогда будут эффективны иные методы.

Действительно, релаксация имеет определенные преимущества, но, тем не менее, должны применяться и другие методы. Один из них заключается в устранении факторов, вызывающих стресс. В этом случае в первую очередь необходимо определить эти факторы для каждого спортсмена.

Другой способ состоит в проигрывании адаптивных форм поведения, предшествующих стрессовым событиям. Например, я применял идеомоторную тренировку, включающую представление неожиданных ситуаций, которые могут возникнуть во время лыжной гонки. Возможно, наиболее важным правилом является то, что спортсмена необходимо обучать борьбе со стрессом в тех же условиях, в которых проходит его деятельность. Просто думать, что решение придет во время соревнования само собой, — вздор. Спортсмен не верит, что хороших результатов можно достичь без тренировки, подобно этому никто не поверит, что стрессом можно управлять без предварительной подготовки.

4. Программированный подход к управлению стрессом должен быть частью общей подготовки к конкретному соревнованию. Так же как спортсмен разминается, подготав ливая себя к последующей деятельности, так же он должен проводить предварительную процедуру, относящуюся к управлению стрессом. Спортсмен и тренер должны понять, что такая подготовка к стрессу приводит к улучшению самоконтроля деятельности.

Было бы полезно привести некоторые примеры различных подходов к управлению стрессом. Так, один молодой футболист во время игры терял контроль над собой и в результате не забивал мячи. Во время опроса выяснилось, что условия, в которых спортсмен переставал управлять собой, были стрессовыми. Это происходило на последних секундах матча, публика неистовствовала и шумела, судья пронзительно свистел. Была применена идеомоторная тренировка с моделированием подобных условий:

в ситуации всевозможных помех и шума спортсмен проводил расслабление [214] и представлял удар по мячу. К концу сезона этот футболист забил наибольшее количество мячей в первенстве университетов (Titley, 1980).

Пловчиха высокого класса обратилась ко мне несколько лет назад с необычным вопросом: она проплывала дистанции 50 и 200 м без затруднений, но дистанцию 100 м значительно хуже. На этой дистанции ей казалось, что она может удариться о стенку бассейна, натолкнуться на дорожку и потерять координацию. Описывая ситуацию, она вспоминала, что на старте ее тело было, как бы отделено от головы и через несколько взмахов возникало стрессовое состояние. Она отметила, что боится применять обычный поворот «сальто» из-за прежней травмы шеи. Я провел с ней идеомоторную тренировку, одна из задач которой состояла в представлении движения поворота «сальто». Сейчас эта спортсменка применяет такой поворот. В течение последних лет она несколько раз улучшала свои результаты.

Идеомоторная тренировка для отработки движений особо значима в видах спорта, связанных с риском (прыжки в воду, гимнастика), где обучение новым движениям представляет определенную опасность. Вначале необходимо тренировать эти движения в представлении. Представление движения, кроме всего прочего, прямо влияет на физическую и мышечную активность тела. Это подтверждается нашими исследованиями.

Данная статья была бы неполной, если бы я не рассмотрел факторы, влияющие на деятельность спортсмена. В моей последней работе (1980) были проанализированы такого рода факторы.

Мы ясно должны представить, что деятельность — это функция взаимодействия способностей и приобретенных навыков. Способности, конечно, генетически обусловлены, приобретенные навыки обусловлены содержанием конкретного вида спорта*.

Формирование навыка, в свою очередь, может быть рассмотрено в трех аспектах;

формирование необходимых, способствующих улучшению деятельности реакций;

торможение ненужных, мешающих реакций;

перенос навыка с тренировочных условий в соревновательные.

Анализируя спортивные двигательные навыки, можно сказать, что к разряду способствующих деятельности реакций * Советские психологи придерживаются иной точки зрения. Способности и навыки следует рассматривать как отношение возможности и действительности, т. е. способности определяют уровень развития навыков, но и сами проявляются только в конкретной деятельности. (Прим. ред.) [215] относятся непосредственно двигательные реакции (например, разгибание мышц плеча при поднятии тяжести) или предварительно настраивающие реакции (ожидания предполагаемого успеха), адаптивные реакции в соревновательных условиях (приспособление к конкретному противнику), связывающие реакции, которые создают последовательность движений (последовательность реакций в гимнастическом упражнении), и, наконец, когнитивные реакции (такие, как сужение зоны внимания).

Формирование навыка, а отсюда и возможный конечный результат — не только итог формирования необходимых и точных реакций, но и результат снятия ненужных, мешающих реакций. К ним могут быть отнесены реакции, вызывающие негативные эмоциональные состояния (дистресс, тревогу) и отрицательные когнитивные реакции (негативные мысли, переживания и т. п.).

Даже если сформированы необходимые и сняты мешающие, ненужные реакции, необходимо обеспечить перенос навыка в постоянно изменяющиеся условия соревнований. Тренерам хорошо известны случаи, когда спортсмены показывали хорошие результаты на тренировках и значительно хуже выступали на соревнованиях или в менее значимых соревнованиях показывали лучшие результаты, чем в соревнованиях более высокого ранга. Конечно, успех переноса навыка обеспечивается степенью подобия условий тренировки условиям соревнований. Так, в баскетболе одно дело тренировать штрафные броски в минуты отдыха, другое — в игровых условиях, например, после бега и паузы отдыха, т. е. перенос будет успешным в случае, когда штрафные броски тренируются в условиях физической нагрузки и в фазе утомления.

Если стресс — это фактор, влияющий на эффективность деятельности, то становится ясно, что первостепенный вопрос состоит в определении общих факторов, влияющих на деятельность. С одной стороны, стресс может быть преградой в формировании навыка, помехой становлению необходимых реакций, с другой — стресс может быть отнесен к разряду ненужных, мешающих реакций.

Деструктивные стрессовые состояния могут включать изменения вегетативных, поведенческих и когнитивных функций. Деструктивные стрессовые состояния могут ме шать формированию необходимых реакций путем торможения двигательных реакций либо изменять последовательность связывающих реакций.

Что касается переноса, то его успех определяется моделированием в тренировочной деятельности соревновательных условий. Если спортсмен в тренировке не учитывает стресс [216] факторов, которые присутствуют в соревнованиях, то перенос навыка будет менее успешным.

Программа не будет полной без целостного подхода к управлению стрессом. Это означает, что ухудшение деятельности может быть связано с многими социальными и личностными факторами. Например, для спортсмена мирового класса вопрос о том, что будет с ним после олимпийских игр, может быть ярким примером стресс-фактора, и решение о четырех годах тяжелых тренировок и жертв, ведущих к олимпийскому титулу, может быть заменено решением о профессиональной и общеобразовательной карьере.

В этой статье я старался убедить читателей, что обучение управлению стрессом не только возможно, но и необходимо, что нужно разрабатывать процедуру такого обуче ния и что должно быть организовано систематическое обучение. Спортивная деятельность требует, чтобы спортсмен мог контролировать свои состояния. Слишком долго и много уделялось внимания только обучению двигательным действиям. Сейчас психологическая подготовка должна быть включена в процесс обучения как часть общей подготовки спортсмена.

Секундирование как управление состоянием и поведением спортсмена непосредственно перед стартом Г. Д. Горбунов, Ленинград, СССР В системе подготовки спортсмена к соревнованиям немаловажное значение имеет развитие самостоятельности, т. е. умения самостоятельно, без посторонней помощи ре шать все задачи, возникающие в период соревнований. Однако это не исключает необходимости управлять состоянием и поведением спортсмена извне. Общаясь с большим числом людей перед стартом, спортсмен не может не испытывать самых разнообразных воздействий, как случайных и неорганизованных, так и целенаправленных. Последние, несомненно, желательней, поскольку они не только сами положительно влияют на спортсмена, но и уменьшают вероятность отрицательного проявления неорганизованных воздействий. В принципе спортсменом может управлять любой человек, вступающий с ним в контакт, но центральными фигурами в этом процессе являются тренер и психолог.

Мероприятия по управлению предсоревновательными к соревновательными состояниями спортсмена издавна называются [217] секундированием. Правда, до сих пор этот термин употреблялся почти исключительно в единоборствах. Современная практика завершающей настройки спортсмена перед стартом в различных видах спорта позволяет более широко трактовать понятие «секундирование».

В настоящей статье описывается сеанс секундирования, представляющий собой итог многолетней опытной проверки различных вариантов управления состояниями пловцов в ответственных соревнованиях. Надо полагать, что провести такой сеанс с определенной коррекцией в любом другом циклическом виде спорта сможет любой специалист, хорошо знающий его специфику.

Чаще всего сеанс начинается после разминки, точнее после массажа, примерно за 15 мин до старта, и продолжается до выхода спортсмена к месту соревнований. Ко нечно, содержание секундирования определяется конкретными условиями соревнований, индивидуально-психологическими особенностями спортсмена и конкретными выражениями его предстартового состояния. Но при всем многообразии сеансов секундирования наиболее оправдали себя следующие методические приемы и мероприятия.

1. Показанием для проведения сеанса секундирования чаще всего служит чрезмерно высокий уровень предсоревновательного эмоционального возбуждения.

Поэтому наряду с воздействиями, направленными на снижение психического напряжения (главным образом путем снижения значимости соревнований), специальной задачей на первом этапе секундирования является снижение общей психической активности и уровня бодрствования. Для этого проводится сеанс релаксации, желательно в отдельном помещении. Однако в условиях соревнований сеанс нередко проводится в массажной, в углу зала, на бортике бассейна либо просто на земле. Чтобы сгладить неблагоприятное воздействие соревновательной обстановки, включается магнитофонная запись шума горного ручья, под которую до этого проводились сеансы гипноза.

Кроме того, что звук ручья заглушает соревновательные шумы, он условнорефлекторно способствует расслаблению и успокоению.

Спортсмен лежит на спине, руки вытянуты вдоль туловища. При ярком освещении он закрывает глаза капюшоном халата, полотенцем. Психолог или тренер начинает сеанс с разглаживания складок лба. От линии волос к бровям проводятся достаточно интенсивные поглаживания со словами: «Расслабляются мышцы лба, разглаживаются складки, мышцы лба расслаблены». Затем после поглаживания бровей пальцы легко прижимают глазные яблоки, следуют формулировки: «Мышцы глаз расслабленны.

[218] Взгляд устремлен далеко, далеко...» Пальцы удерживаются на глазах около 1 мин.

За это время произносятся слова: «Щеки расслаблены, зубы разжаты, губы мягкие, расслабленные, вялые губы». Движениями пальцев вниз производятся легкие поглаживания щек и подбородка. Следует фраза: «Лицо полностью расслаблено. Лицо неподвижно, как маска». После этого следуют формулировки расслабления мышц рук последовательно: пальцев, кистей, предплечий, плеч. Затем расслабляются ноги:

пальцы, стопы, голени, бедра. Последующие важные формулировки расслабления мышц шеи и затылка, плеч и спины завершаются словами: «Совершенно свободно, легко лежит голова». После обобщенных формулировок расслабления, чередующихся с фразами: «Расслабление приятно успокаивает», «Прижим глазных яблок снижает частоту сердечных сокращений», «Сбрасывается ненужное напряжение» — следует внушение тепла рук, ног, всего тела. При этом рука свободно кладется на солнечное сплетение со словами: «От руки мягкие, теплые, приятные лучи расходятся по всему телу, окутывают, обволакивают расслабленное тело мягким, теплым покрывалом».

2. Если после проведения сеанса релаксации до старта остается еще 10— 12 мин, спортсмену предлагается ранее избранный им вариант сюжетного представления. Напоминание идет примерно в следующей форме: «Представь себе ситуацию, в которой тебе всегда хорошо, уютно и спокойно. Привычное, приятное окружение: вокруг тебя люди, с которыми тебе всегда приятно общаться, которые относятся к тебе доброжелательно, участливо, ласково. Как можно больше отвлекись от всего окружающего тебя сейчас. Тебя здесь нет, ты там — в той приятной и спокойной для тебя атмосфере. Четко воссоздай всю обстановку, предметы, их расположение, цвет, спокойные голоса окружающих тебя людей. А главное – воспроизведи те же приятные чувства, которые ты обычно переживаешь в той ситуации. Обстановка умиротворения, благожелательное отношение окружающих тебя людей на фоне спокойных мыслей: «Все в порядке, все будет в полном порядке». Поставь себя в эту ситуацию, вживись в нее, не отвлекайся. Отвлечения будут, но ты тут же возвращай себя в эту обстановку. Побудь в этой обстановке минут пять. Периодически проверяй расслабление: лицо, зубы разжаты, шея, затылок, кисти, стопы».

3. На фоне сниженной психической активности примерно за 5—8 мин до старта внушаются спокойствие и уверенность в себе.

Примерное содержание этих внушений следующее:

[219] «Спокойная уверенность. Спокойная боевая уверенность. Ты знаешь о своей отличной подготовленности. Ты проделал огромную подготовительную работу.

Заложена новая мощная база для скачка твоих двигательных и функциональных возможностей. Все было выполнено качественно и своевременно. Снижение нагрузки выполнено предельно точно. Ты подошел к старту в прекрасной форме. Все, что было необходимо, ты сделал, и сделал в высшей степени качественно. Теперь остается только спокойно и уверенно реализовать то, что в тебе заложено.

Хорошая работа с полной отдачей сил. Надо хорошо отработать. Это будет хорошая работа. Собраться. Сосредоточиться. Думать о радости хорошей работы. Терпеть.

Красиво, хорошо работать и терпеть. Каждое движение будет вливать в мышцы новые силы. И даже боль в мышцах от предельных усилий будет доставлять тебе радость преодоления самого себя, радость хорошей работы. Все, что надо для хорошей работы, в тебе заложено. Ты готов к работе экстракласса. Все будет наилуч шим образом. Спокойная, гибкая воля делает тебя уверенным и твердым. Ты подготовлен блестяще. Работай до предела, до изнеможения, и ты испытаешь высокую радость достижения».

4. Вслед за внушениями спокойной уверенности следует напоминание о характере поведения при выходе на старт и на старте: «Выходи легкой, раскованной, свободной походкой, твердо ставь ногу, во время ходьбы при проносе ноги вперед расслабляй мышцы бедра, разверни плечи, расслабь руки.

Улыбайся. Реагируй на все приветствия зрителей, поднимай руки вверх, отвечай на приветствия. Твердый, уверенный взгляд, четкие движения при подходе к старту. Четко вспомни все, что тебе нужно сделать в последние минуты. На соперников смотри с легким сожалением: как бы они ни старались, ты все равно у них выиграешь. Выходи с ожиданием красивой работы. Выходи с переживанием счастья, что тебе дано вступить в эту интересную борьбу, которая доставит огромную радость как самим процессом, так и благоприятным итогом. Обменяйся с друзьями сигналами V (Victori) и «кольцом» сомкнутых пальцев — спокойная боевая уверенность».

5. Уже к этому моменту психическая активность спортсмена начинает повышаться. Последующие внушения имеют целью подъем боевого духа:

«На старте ты будешь чувствовать мощный прилив сил и энергии. Энергия бу дет переполнять тебя. Ты будешь чувствовать высшее проявление боевого духа, неудержимое стремление к борьбе, [220] к победе, к спортивному успеху и счастью. Ты будешь рваться в бой, желать хорошей, большой, красивой работы. Энергия будет переполнять тебя, но до старта ты будешь ее сдерживать и конденсировать. Всю эту энергию ты вложишь в мощную работу на дистанции и блестяще отработаешь ее».

6. Далее следует напоминание о содержании деятельности непосредственно на старте и в процессе исполнения упражнения: «Хорошая сосредоточенность на старте. Мгновенная реакция на стартовый сигнал. Мощный старт. Хорошее скольжение. Начало быстрое, но мягкое, рас слабленное. Первые — 4 гребка мягко и длинно. Наплыв, быстро зацепиться за воду. Быстро наращивать темп. Соперников нет, смотреть только вперед. После первого поворота темп поднять до оптимума. Гребки предельно мощные. Увеличивать усилия. На последнем отрезке супермощный финиш с броском рук на стенку. Не забудь: путь от места участников до стартовой тумбочки — это путь твоего воодушевления, торжества твоей силы и непоколебимой уверенности в себе».

Формула подъема спортсмена зависит от его состояния: «Встань спокойно, расслабленно иди на старт» либо: «А теперь — в бой, пора на старт». Может быть проведен и известный вариант мобилизации с внушением прохлады, озноба, но после разогревающих растирок это неоправданно.

7. В зависимости от состояния спортсмена и его пожеланий могут быть проведены специальные упражнения. Наиболее популярными из них являются следующие: «Поза орла» — ноги на ширине плеч, руки опущены, подбородок на грудь, выдох. На медленном вдохе спортсмен приподнимается на носках, поднимает руки вперед в стороны-вверх, пальцы растопыриваются, голова постепенно запрокидывается, лицо искажается. На завершающем легком прогибе мышцы всего тела предельно напрягаются. Затем следует резкий выдох с одновременным приседанием на корточки и максимальным расслаблением всех мышц. Упражнение повторяется 2 — 3 или более раз в зависимости от самочувствия спортсмена.

8. «Прыжок» — спортсмен садится, локти на колени, голова опущена.

Тренер или психолог говорит: «Сейчас я буду считать от одного до двадцати с нарастанием темпа и интонации. С каждым счетом представляй зрительно и мышечно-двигательно, что ты совершаешь разбег для мощного прыжка. С каждым счетом нагнетай энергию в мышцы, можешь слегка раскачиваться в ритм со счетом. К счету «15» ты должен предельно собраться для совершения [221] прыжка. При счете «20» реально мощно выпрыгиваешь вверх, одновременно представляя, что после прыжка ты совершаешь полет». Чаще всего упражнение выпол няется 2 раза.

9. Непосредственно перед выходом на старт проводится игра «защита боксера».

Спортсмен ставит ноги шире плеч, руки поднимает до уровня лица. Игра идет в три этапа.

1-й этап — «Разминка». «Я буду стараться легко ударять тебя по щекам и животу. Твоя задача — защищаться и не пропускать эти удары».

2-й этап — «Бью». «Если раньше я обозначал удары, то сейчас буду бить. Не маши хаотично руками, сосредоточься на моих руках, как можно быстрей реагируй на каждое мое движение, старайся не пропускать удары». (Удары проводятся по щекам. Движения к животу — отвлекающий маневр. Задачей этого этапа является актуализация ориентировочной реакции, поднятие уровня сосредоточенности.) 3-й этап — «Бью очень сильно». «Несмотря на то что ты хорошо защищаешься, я сейчас наверняка «достану» тебя и разок-другой очень сильно ударю тебя по щекам. Повторяю: очень сильно. Сосредоточься, защищайся. Если получишь удар, злись, но не отвечай. Направляй эту злость на своих соперников». (На этом этапе актуализируются оборонительный рефлекс, стремление ответить агрессивными действиями, что вскрывает возможности, сосредоточивает спортсмена, соединяя образы его восприятия, переживания и волевые усилия с максимально актив ными действиями.) Упражнение выполняется многократно, чередуясь с расслаблением мышц рук и плечевого пояса. Это упражнение наиболее эффективно перед короткими дистанциями. Оно популярно у спортсменов, однако использо вать его могут не все.

Когда спортсмен начинает самостоятельно «настраиваться» на старт, за 10—15 мин до старта это упражнение может помешать его внутреннему мыслительному ритуалу и рассредоточить.

Обученному этим приемам спортсмену (после проведения с ним секундирования в одном-двух соревнованиях) рекомендуется использовать их самостоятельно, дополняя по необходимости собственным, индивидуально-своеобразным содержанием.

Сеанс секундирования проводится исключительно на добровольных началах. Иногда спортсмен заранее предупреждает о сеансе. Но чаще всего он принимает решение проводить или не проводить сеанс непосредственно [222] перед стартом, ориентируясь на свое состояние. Опытные спортсмены вносят иногда довольно существенные коррективы в содержание сеанса. Некоторые предпочитают только релаксацию и успокоение, другие, наоборот, только мобилизацию, третьи просят заполнить почти все время сеанса внушениями уверенности в себя, в своей готовности и высоких возможностях и т. д. Бывает, что спортсмен перед стартом не может до конца понять и сформулировать, чего он хотел бы и что ему может быть полезно. Хорошо зная спортсменов и имея опыт работы с ними, психолог может помочь им в этом выборе либо откорректировать их пожелания. Как правило, проведение сеанса сочетается с привычными мероприятиями по регуляции предстартового состояния.

Таким образом, ритуал предсоревновательного поведения спортсмена включает:

саморегуляцию психических состояний;

регулирующие воздействия извне по желанию спортсмена;

мероприятия полезные и необходимые, по мнению психолога или тренера. Сочетание различных приемов этих трех групп делает сеанс секундирования, при всей его внешней искусственности, естественным актом общения двух хорошо знающих и понимающих друг друга людей, который помогает вскрывать резервные возможности спортсмена в наиболее ответственный момент спортивной деятельности.

Предстартовые стрессовые состояния и их регуляция Эрвин Хан, Гейдельберг, ФРГ 1. Деятельностная модель спорта высших достижений.

Достижения спортсмена на соревновании нельзя рассматривать как изолированный феномен. Они объясняются предшествующими действиями и влияют на будущие действия. По Рубинштейну (1962), эти действия базируются на психической деятельности человека: «Психическая деятельность есть деятельность мозга и одновременно отражение, познание мира». Это означает, что спортивные действия «не только периферически-моторный процесс, но и, что важно, психически регулирующая и психически регулируемая деятельность» (Ниш, 1975). Действия, таким образом, — это оптимизация всех определяющих достижение факторов в данной ситуации.

Следовательно, результативность спортивной деятельности обусловливается моторными спортивными способностями [223] и психосоциальной готовностью к достижению (Шиллинг, 1969, схема 1).

Из опыта мы знаем, что психологические факторы влияют на соревновательную борьбу не только положительно (поддерживают ее), но и отрицательно (блокируют).

[224] Подготавливают соревновательную деятельность тренировка и предстартовые состояния. После окончания соревнования они субъективно оцениваются.

Как и во всех видах деятельности, в спортивной деятельности проявляется триединая структура. Современная точка зрения позволяет рассматривать эту структуру как три фазы деятельности. Отдельные фазы обозначают следующим образом: 1) фаза антиципации действия;

2) фаза реализации действия;

3) фаза интерпретации действия (Ниш, 1975, схема 2).

Если мы будем рассматривать модель спортивной деятельности с точки зрения фазы антиципации действий, которая должна входить в общую модель, мы сможем пол ностью объяснить будущие механизмы действий. Антиципация — это как бы взгляд на регулируемое действие для подготовки возможностей, регуляция движений и оценка риска и шансов на победу в данной ситуации. Эта позиция ожидания основывается на опыте прежних соревновательных ситуаций и психофизических возможностях организма.

Антиципация проявляется как в субъективных интерпретациях прежних соревнований и отдельных способностей к достижению, так и в объективных оценках возможностей.

Ясно, что происходит управление действиями одновременно в когнитивной, аффективной и двигательной сферах.

В фазе реализации ожидание превращается в движения и достижения. В соревновании спортсмен пытается достичь [225] такого высокого уровня деятельности, чтобы победить или добиться наилучшего для себя результата.

В фазе интерпретации «происходит субъективная оценка развертывающегося действия и его результата по отношению к ожидаемому результату» (Ниш, 1975). Такая интерпретация — важная основа будущей соревновательной антиципации. Надо отметить следующие субъективные факторы интерпретации будущих соревнований, которые важны для выработки соревновательных установок:

— разрыв между ожидаемым и действительным результатом;

— удовлетворение отдельным результатом;

— выяснение причин достижения отдельных результатов;

— ведущие ощущения при интерпретации результата;

— возможность регуляции действий и их результатов на последующих тренировках;

— реакция социальной среды и отдельных значимых для спортсмена личностей на достигнутый результат.

Процессы антиципации, реализации и интерпретации в спортивной деятельности сильно переплетаются. Такая взаимосвязь необходима, так как «в высших центрах связывает освобожденную автоматизацию» (Ниш, 1975). Но не все элементы осознаются в равное время.

В фазе антиципации важно, преобладает ли в сознании когнитивно-моторная или аффективная текущая информация, т. е. что важнее — объективное или субъективное. Когда в сознании спортсмена преобладает «ожидание эффекта», это может быть решающим для будущих результатов. Но антиципация и интерпретация тесно связаны. Оценка спортивного результата ориентирована на отношение к соревнованию, которое реализуется в антиципации.

Большое значение в регуляции фаз интерпретации и антиципации спортивных достижений имеет тренер, который «наивной» техникой «победных ситуаций»

формирует у спортсмена оптимальные предстартовые состояния.

Предстартовое состояние может быть реализовано, только если оно подготовлено тренировкой. Контролировать предстартовое состояние можно, если этим действиям обучают на тренировке и применяют их.

Все это говорит о необходимости психологически гибкой тренировки.

Поведение перед стартом и в процессе соревнований нельзя рассматривать только как неизбежное сопутствующее явление. Правильно построенная тренировка в равной мере совершенствует важные для соревнований физические [226] и психические способности и качества (а также навыки и умения).

2. Предстартовое поведение как проблема. Пытаясь анализировать поведение человека, мы можем описать теоретически три сферы, которые, однако, проявляются в предстартовых состояниях как единство, как «психофизическая мобилизация»

(Штейнбах).

Среди когнитивных элементов надо выделить представление об объективных предпосылках задания, месте соревнования, его виде и характере, а также оценку от дельных умений и подготовленности личности к конкретному соревнованию.

Среди эмоциональных элементов — субъективные ситуации, частично неосознанно протекающие механизмы преодоления представлений об аналогичных событиях, которые положительно или отрицательно сказываются на переживании нагрузки.

Среди моторных элементов — психофизические сопутствующие явления, которые основаны на органической, гормональной, а также на реактивной базе. Многократное повторение попыток, создавая известные «модели» движений, способствует психическому освобождению.

Как известно, в сознании можно одновременно удерживать не более 7 элементов.

Содержание мыслей характеризуется возможным мыслительным разбором заданий. Этот произвольный выбор физиологической основой имеет так называемые механизмы возбуждения и торможения в головном мозге. Мысль «принуждает» сознание и память идти в желаемых направлении и последовательности. Эмоциональные факторы могут ускорить течение мыслей и таким образом стимулировать его в ситуациях, в которых человек отказывается от сознательного управления мыслями через свое «я», отключается механизм управления, сознание контролируется извне.

Аффективные факторы получают превосходство («это во мне думается»).

В таких случаях сознанием управляют позитивные и негативные механизмы преодоления или оценки прежних действий.

При психофизических процессах торможения и возбуждения с ситуативно важной информацией трудно справляться, В виде чувства познавательного диссонанса (Фестингер) эти процессы могут еще отрицательнее влиять на конкретную постановку задачи.

По Моску физические вегетативные изменения при предстартовых состояниях заключаются в следующем:

— чувство неуверенности и сомнения в реализации отдельных спортивных умений;

[227] — недостаточное умение восстанавливаться, вплоть до расстройства сна и бессонницы;

— отсюда: чувства усталости и недостаточной готовности к усилию (отсутствие энергии);

— чувство расстройства, вплоть до отвращения и временной депрессии;

— повышенная возбудимость как тенденция к некритическому восприятию чужого мнения об отдельных действиях, явное нарушение некоторых спортивных умений;

— изменение физиологических параметров: легкое головокружение, недостаточное и неверное дыхание, усиленное потоотделение, нарушение периферического кровообращения, расстройство пищеварения, сердцебиение и мышечные спазмы;

— раздражение и обострение отношений с тренером и товарищами по команде, вплоть до замкнутости, эгоцентризма и интровертированности;

—низкая допустимая нагрузка и неумение сознательно концентрироваться;

— с этим соединяется сильная моторная тревога и желание отвлечься;

— мысли направлены больше на последствия действий, соревнования («как я выиграю, проиграю»), а не на выполнение движений.

Выявлены также важные аффективно управляемые предстартовые действия, обусловленные изменениями в познавательно-мыслительной сфере, которые мешают дос тижению оптимальных спортивных результатов.

Пилотажное исследование стрелков экстракласса, условия которого систематически не изменялись, должно было помочь выявить эти изменения. Это феноменологическое обследование основано на наблюдениях и опросах спортсменов в реальных соревновательных и послесоревновательных ситуациях. Результаты его таковы.

Спортивная работоспособность: концентрация на процессе движений больше не соответствует уровню действительного достижения. Многочисленные идеальные картины процесса движений (как он должен проходить) мало соответствует реальности. В конкретных соревновательных ситуациях мускульные сокращения не соответствуют идеомоторным представлениям, происходит, как правило, усиление или ослабление соответствующего действия, реакции.

Это расхождение между действительным и должным так велико, что его нельзя исправить, особенно иррациональными мыслями об уверенности («уже ладится» и т.д.). Целенаправленная концентрация и антиципация [228] скорее препятствуют деятельности, чем способствуют ей.

Вместе с тем выявляется некоторая закономерность: чем глубже изучается и осваивается процесс движений (от спуска до выстрела), тем глубже становится целостное неструктурированное представление о движении, которое мало способствует концентрации на соревновательной борьбе. Следовательно, целенаправленный контроль предстартовых состояний начинается с мысленного преодоления целостного представления о движении уже на тренировке.

Условия и место соревнований: при отсутствии точной информации (например, об особенностях стрельбища) представляют обычно известные характеристики (напри мер, условия знакомых стрельбищ). Эти представления редко точно соответствуют ранее полученной информации, что затрудняет восприятие конкретных специфических условий соревнований.

Предсоревновательная фаза: во многих случаях она начинается с недостаточного контроля. Спортсмен полагается на тренера, который непосредственно организует и контролирует технико-тактическую подготовку. Примечательно, что эта подготовка характеризуется гибкостью и жестко не структурирована. «Что мы должны теперь де лать?»— часто возникает при этом вопрос. Восстановление из-за напряженной ситуации невозможно. Наступает аффективное напряжение, проявляющееся в подавленности. Спортсмен едет на «скучную экскурсию по городу» или «болтается безрадостный по гостинице».

При этом возникают изнутри управляемые эмоциональные процессы, которые, однако, не уменьшают предстартового стресса.

Сравнение перед соревнованием: результаты конкурентов интересуют спортсмена больше, чем собственные спортивные достижения. Спортсмен наблюдает за другими и сравнивает их результаты со своими. Так часто возникает неуверенность в себе. Многие спортсмены даже рассчитывают с помощью специальных провокаций вызвать неуверенность у соперников.

Последовательность представлений: чем ближе соревнования, тем чаще и интенсивнее представления. Если сначала их содержание негативно (например, страх), то происходит накопление трудностей. Даже нейтральные представления в оцениваемых ситуациях приобретают угрожающий характер (негативная индукция).

Собственная работоспособность рассматривается как препятствующая (например, ветер, который мешает всем, расценивают как плохое предзнаменование и тем самым мешают своей [229] полной концентрации). Готовность к достижению быстро снижается.

Психические изменения: все эти негативные барьеры вызывают установку, которую можно определить как «неопределенное чувство угрожающей опасности» или «предчувствие возможного неуспеха». Из-за этого спортсмен не может полностью осознать свое состояние и, чтобы самому преодолеть его, проявляет недифференцированную готовность к соревнованию, которая ближе к успокоению собственной совести.

Чем больше осознаваемых помех, тем труднее предвидеть процесс собственных движений, тем чаще думают о последствиях (победа или поражение) выступления. В результате возникает сильная аффектная установка.

В ее основе — защитные реакции. Они приводят к появлению в познавательной сфере различного рода неадекватных (чрезмерных) реакций («я, безусловно, должен»), защитных установок в социальной и поведенческой (на вербальном уровне) сферах («сверх этого я не могу»), перенапряжениям в аффективной сфере (нервозность и не уверенность в себе) и отвлечениям в моторной среде (тремор, беспокойство).

Вегетативные изменения: все двигательные изменения имеют психофизиологические корреляты. Так, каждая фрустрация в предстартовом состоянии вызывает изменения в различных системах организма: сердечно-сосудистой (ЧСС, ритм дыхания), эндокринной (выделение норадреналина) и двигательном потенциале (мышечный тонус).

Все факторы — познавательные, эмоциональные, социальные и двигательные — формируют психическую установку на предстоящие соревнования, которая относительно легко изменяется под влиянием обстоятельств.

Кроме того, очень хорошая психическая установка на соревнования может в определенных случаях быстро превращаться в свою противоположность. К такому изменению может привести встреча с неприятным соперником, последний разговор с журналистами, нехватка привычных боеприпасов, отсутствие любимых вещей (талисманов).

Вместе с объективными предпосылками (состояние тренированности, кондиции и т. п.) из психической установки развивается так называемая «психофизическая мо билизация», которая на ответственных соревнованиях позволяет спортсмену реализовать все его ресурсы. Но при завышенных требованиях (а также после описанных выше случаев потери душевного равновесия) проявляются результаты напряжения, которые могут быть описаны как стресс, снижающий качество выступления в соревновании.

[230] Из приведенных данных следует, что необходима стабилизация психического уровня. Оказывается, что в условиях традиционной тренировки не многие овладевают сегодня психорегулирующей тренировкой.

Во многих случаях проводится не психологическая подготовка к соревнованию, а уверение себя в том, что психическая устойчивость возникает «сама собой» при целена правленной работе над техникой. То, что это не происходит автоматически, доказывают практический опыт многих известных тренеров и психические срывы спортсменов во многих соревнованиях.

3. Стресс как результат недостаточной психической готовности. Стресс «простирается» (по определению Селье) от необходимой активизации до перегрузки всех психофизических систем организма. Когда на соревновании мы нуждаемся в оптимальной нагрузке, т. е. в предстартовой лихорадке и предстартовой готовности, несовершенная подготовка часто приводит к перегрузке, к стрессу в момент, когда мы меньше всего хотим его. Удрис систематизировал на одной схеме (с. 234) факторы (стрессоры), которые приводят к подобным перегрузкам.

Поскольку эмоциональные переживания и их физиологические последствия были описаны выше, отметим здесь сдвиги в поведении и деятельности.

Число ошибок: из-за чрезмерного сосредоточения возможны более частые ошибочные выстрелы, из-за узкой (недостаточной) стабилизации невозможно возвращение к безошибочной стрельбе.

Координация: ритм движений нарушается, нормальная последовательность действий от заряжения до спуска курка изменяется. Стреляют быстрее или медленнее.

Резкие движения нарушают единообразие стрельбы. Оружие дрожит, и ошибки становятся явными. Если стрелок дальше отойдет от своей (статистически установленной) средней последовательности движений, то станет неточным его прицеливание.

Колебания в результатах: чрезмерно сосредоточиваясь, спортсмен старается напряженно сконцентрироваться. Он предъявляет завышенные требования к своим психофизическим возможностям, тем самым явно ухудшая концентрацию. Не происходит стабилизации на высоком уровне. Предъявление завышенных требований не ограничивается только соревнованием, они могут возникать уже на тренировке и приводить к негативным нагрузкам (стрессу). В детском спорте подобные феномены особенно часты, когда не учитываются закономерности развития детского ор ганизма»

[231] [232] При этом речь идет о не всегда объективно измеримых факторах, зависящих от продолжительности, объема и интенсивности тренировки, которые вызывают перегрузку.

Наиболее важные факторы, сведенные к простым причинно-следственным связям, представлены в таблице.

Из всего сказанного ясно, насколько ответствен тре нер за психологическую подготовку спортсмена. Во всех сферах необходимы правильное руководство и ответственность тренера в подборе главных задач.

4. Оптимальная нагрузка. Зону оптимальных нагрузок для спортсменов следует найти. В разнообразных исследованиях нагрузки и напряжения (Ниш, Вольперт, Аллмер, Удрис) указывается, что оптимальная нагрузка лежит между загруженностью и перегрузкой (схема 4).

Как известно из исследований обучения, особенно по развитию мотивации достижения (Макклелланд, Хекхаузен, Габлер), требуется известное преодоление достаточных трудностей, чтобы добиться устойчивого результата.

Привлекательность соревнования способствует своим целенаправленным напряжением включению всех сил в достижение успеха. Чем привлекательнее и важнее цель, тем сильнее могут быть генерированы усилия, направленные [233] на ее достижение. Если при этом не теряется самоконтроль, то можно ожидать высокого результата.

Чтобы добиться оптимального напряжения, необходимо выполнить следующие условия: в познавательно-мыслительной сфере: целенаправленная концентрация на задаче и сознательное управление поведением и действиями (антиципация и регуляция);

в эмоционально-волевой сфере: готовность к участию в соревновании, уверенность в себе;

в психофизической сфере: нагрузка на организм и активация на среднем уровне (десенсибилизация);

взаимодействие всех трех сфер.


Габлер ставит среднюю степень активации в связь с достижением высокого спортивного результата. Это обусловливает образование результирующей описанных выше компонентов и приводит к напряжению, которое способствует эффективным проявлению и реализации сторон подготовленности спортсмена (рис.).

5. Психорегулирующая тренировка. Планирование тренировки старого типа исходит из положения о том, что стабилизация — это логическое следствие систематической тренировки. Однако забывают, что психическая стабилизация имеет иные закономерности, чем техническая и двигательная.

Ебершпрехер предлагает пятиступенчатый план построения психорегулирующей тренировки, в котором предусматривается компенсация ошибочного руководства и воз можность целенаправленного управления.

Овладение теоретическими знаниями. Вначале сознание надо подготовить для психических процессов и связей. Спортсмен должен быть к ним более чувствителен.

Цель — «развитие высокой [234] степени осознания спортсменом и тренером условий и воздействий психологических факторов в тренировке и соревновании». Только так спортсмен в состоянии понять достижение не только как совместную «игру» физиологических и технико-тактических параметров. Он должен научиться видеть себя выполняющим эталон движений и правильно их объяснять. Только так он будет в состоянии разобраться в себе и своих движениях и правильно корректировать их.

Анализ условий деятельности. «Анализ предпосылок цели в личностной, ситуативной и собственно двигательной сферах спортсмена» (Ебершпрехер). Этот психодиагностический момент понемногу включается в поведение спортсмена. Только тщательное наблюдение и оценка его поведения в предстартовой и соревновательной ситуациях могут помочь здесь.

Имеются и большие трудности. Тренеры до сих пор еще не в состоянии систематически анализировать отдельные действия и считают, что их главная задача, естественно,— внимание к технической стороне подготовки.

Сначала только через этого посредника мы можем «подтолкнуть» спортсмена к оценке своего поведения.

Фаза информации. «Информация об объективно данных организационных, материальных и личностных условиях ожидаемых нагрузок должна обрабатываться с целью оптимизировать и уточнить первую оценку» (Ебершпрехер).

Информация должна помогать ликвидировать неизвестность в отдельных действиях тем, что охватывает конкретные детализированные условия, которые способствуют лучшему пониманию определенных действий.

Выработка объективных приемов преодоления. «Важный компонент этой фазы тренировки — выработка умений эффективной релаксации и мобилизации, помогающей преодолевать негативные эмоциональные сопутствующие явления процесса психологической нагрузки» (Ебершпрехер).

Здесь необходима система, которая бы на базе наибо лее глубокой релаксации нервнопсихического аппарата делала возможной целенаправленную мобилизацию на борьбу в смысле концентрации — антиципации на решение двигательной задачи. В результате этого достигается средний уровень активации, который формирует основу для достижения высоких результатов.

Выработка субъективных приемов преодоления. «Это убеждение собственного сознания и эффективности выработанных объективных приемов преодоления, чтобы можно было реализовать изученное» (Ебершпрехер).

[235] Это в решающей мере зависит от того, с какой «уверенностью в успехе»

спортсмен может и хочет применять приобретенную уверенность в себе в конкретной ситуации.

До сих пор описанная последовательность, которую Ебершпрехер назвал «психорегулирующей тренировкой», не имеет точно определенных границ. Фазы пересекаются.

6. Объективные и субъективные приемы преодоления. Чем чаще изменяются результаты в том или ином виде спорта, тем более дифференцированной должна быть тренировка, тем больше элементов она должна включать.

В психологических тренировочных мероприятиях мы должны различать субъективные и объективные приемы.

За этим стоит система терапии поведения, которая в противоположность психоанализу исходит из модификации поведения. Классический психоанализ Фрейда предполагает ликвидацию ошибок в поведении вследствие того, что находят корень ошибок (пропричина невроза) и обнаруживают отдаленные перспективы поведения.

Ошибки в поведении изначально вытекают из других ошибочных действий, что делает возможными многие преобразования и компенсации и удлиняет путь к регуляции поведения. Страх перед противником здесь, в конце концов, объясняется сложившейся структурой страха у спортсмена.

Терапия поведения исходит прежде всего из приемов преодоления. Состояние страха может исходить из робости, а может быть подготовлено конкретной ситуацией, быть вызвано страхом перед известным противником.

Объективные приемы преодоления составляют процесс десенсибилизации — сенсибилизации. При этом исходят из того, что психические ошибки в поведении и стресс имеют нейрофизические корреляты. Изменения в сердечно-сосудистой системе, в кровообращении и частоте дыхания, перенапряжения в мышцах и связках и изменения в эндокринной системе — следствие этого. Кроме того, от того, насколько сильно влияние на психосоциальную сторону, зависит понижение активности.

Десенсибилизацией можно добиться снижения гиперактивности.

Суггестивными методами концентрации на отдельных органах можно ликвидировать блокирующее действие факторов, создающих субъективную нагрузку, и вернуться к норме.

Кроме аутогенной тренировки по Шультцу, которая применяется наиболее часто (Черникова, Дашкевич, Ковачев, Генова и др.), возможны и другие методы (вплоть до «трансцедентальной медитации»). Они должны, однако, учитывать возможности спортсмена к саморегуляции.

[236] Такие приемы десенсибилизации надо изучать заранее, чтобы на тренировках их можно было использовать и контролировать. Спортсмен должен прочувствовать их эффективность, чтобы на соревнованиях превратить в субъективные приемы преодоления.

Сенсибилизация представляет собой способы концентрации, ориентированные на специфическое для конкретного вида спорта состояние спортсмена и условия его возникновения на соревновании. Она — логическое следствие десенсибилизации. Вслед за напряжением разрядка через психорегуляцию без специфической концентрации вновь создает напряжение в нейропсихической системе.

Самый важный метод сенсибилизации — идеомоторная тренировка. В ней можно мысленно связать двигательные ощущения с сознательно представленными движениями (особенно в форме точного описания их последовательности) и реализовать их в процессе действий. Отсюда, идеомоторная тренировка не только мысленное представление последовательности действий, но и их систематическое мысленное изучение.

Последовательность должна быть различима и в усложненных условиях соревнований. Что в антиципации непосредственно перед соревнованием должно быть преодолено, не может быть отдано на волю случая.

Субъективные механизмы и приемы преодоления исходят из объективной способности к влиянию. Это — адаптация к индивидуальным и ситуативным проблемам спортсмена.

Лучше всего пояснить это на примере. У спортсменки в стрельбе из лука результаты в соревнованиях были не стабильны. После того как тренер и психолог проанализировали ее тренировочные и соревновательные действия, спортсменка прошла курс аутогенной тренировки. Одновременно тренер начал целенаправленную идеомоторную тренировку. Спортсменка должна была анализировать процессы движений, словесно их описывать и по мере совершенствования психических процессов контролировать их на стрельбе. Так она получала в ходе автоматизации важнейших действий дифференцированное знание о всех процессах стрельбы. Через некоторое время она могла, не видя результатов стрельбы, правильно оценивать свои попытки.

Через саморегуляцию психовегетативных функций спортсменка научилась систематически настраиваться на стрельбу. В процессе такого рода психорегулирующей тренировки она так много узнала о психологии как науке, что в дальнейшем со спортсменкой можно было обсуждать ее поведение и ошибки ив соревновательных ситуациях.

[237] Это позволило не только выявить ошибочное поведение, которое надо ликвидировать, но и выработать действенные методы борьбы с ошибками.

Субъективные механизмы преодоления — это приспособление объективных методов к специфическим проблемам спортсмена и к условиям соревнований.

В области десенсибилизации для каждого отдельного соревнования определяют глубину напряжения и обсуждают возможности применения релаксации между отдельными кругами.

Сенсибилизация базируется на анализе поведения в предшествующих соревнованиях, на значимости соревнований для спортсменки и на тактических условиях ведения стрельбы.

Надо упомянуть, что предпринимались попытки сделать так, чтобы психологическую подготовку спортсменка проводила самостоятельно. Тренер должен был все больше и больше брать на себя роль советчика и консультанта.

7. Заключение. Стрельбу часто называют психологическим видом спорта.

Минимальное приложение скорости и силы, но значительное — выносливости и точности движений требует в стрельбе спокойной руки. Каждое нарушение психологического равновесия вызывает чрезмерное дрожание рук (тремор).

Поэтому решающее значение имеет то, насколько успешно удается преодолеть волнение в предстартовой фазе. Комбинируя тренировку в сенсибилизации и десенсибили зации, можно получить хорошие результаты.

В начальной фазе, прежде всего для тренеров необходима совершенно новая ориентация. Они должны сначала убедиться в действенности предлагаемых мероприятий, чтобы затем их могли успешно применять спортсмены.

Здесь мы видим в обучении тренеров важную предпосылку для внедрения в практику «психорегулирующей тренировки».

Целенаправленное формирование актуального психофизиологического состояния спортсмена с использованием методов саморегуляции Милош Махач, Елена Махачова, Прага, ЧССР «Крупное» соревнование — всегда сложный экзамен, в котором психика играет роль высшего и наиболее комплексного фактора, влияющего на результат спортсмена.


Как правило, считают, что психическое состояние перед крупным [238] состязанием не поддается сознательному регулированию. Исключение актуального психического состояния из совокупности случайных воздействий, определяющих эффективность подготовки спортсмена к крупному соревнованию, могло бы значительно уменьшить число случайностей в спорте, а по возможности и в других ответственных областях деятельности человека.

Вполне естественно, что спортсмены, стремящиеся к наивысшим результатам и тесно включенные в систему общественных связей, воспринимают возможные неблаго приятные случайности с тревогой, опасаются срыва, чувствуют подавленность, страх, нервозность и тому подобные астенические состояния. Вместе с тем нарушаются способ ность к концентрации, гибкость и координация, возвращаются давно преодоленные технико-тактические недостатки, нарушения сна и пищеварения перед состязанием.

Такой эмоционально-вегетативный кризис становится тяжелопреодолимым барьером при реализации потенциала спортсмена во время соревнования. Результатом является так называемый психический срыв, осечка *.

Крупное соревнование практически всегда вызывает определенное негативное эмоциональное напряжение. Если спортсмену удается удержать это напряжение в определенных границах (по интенсивности и продолжительности), оно может оказать стимулирующее воздействие на результативность**. Актуальное психическое состояние (психическая форма, кондиция) является источником интраиндивидуальных колебаний результативности при прочих неизменных факторах, определяющих результат.

В традиционном понимании актуальное психическое состояние является результатом взаимодействия человека со средой: успешное практическое взаимодействие психическое состояние «настраивает», неудачное — «расстраивает».

Неудача своим астеническим воздействием подготавливает почву для дальнейших неудач, успех, наоборот, действует * Термин «психическая осечка» довольно проблематичен, так как результат на крупном соревновании не есть лишь репродукция ранее достигнутых показателей. Крупное состязание с присущим ему риском, социальными взаимосвязями и последствиями, с ответственностью, которая из этого вытекает, с новыми ситуациями, незнакомой обстановкой и т. п. качественно психологически отличается от соревнований рядового.

** Наступлению эмоционально-вегетативного кризиса легче противятся личности с большей врожденной стабильностью позитивной эмоциональной сферы или личности с ослабленными социальными связями. Такие спортсмены, однако, проблематичны во время подготовки (неподатливость, спонтанность, недисциплинированность, небрежность в работе и т. п.).

[239] стимулирующе. Речь идет о самой естественной и самой старой форме непрямой саморегуляции актуального психофизиологического состояния.

Классификация концепций целенаправленного формирования актуального психофизиологического состояния спортсмена. Решающим фактором целенаправленного формирования актуального психофизиологического состояния (АПС) спортсмена может быть: 1) его собственная активность или 2) правильно организованные внешние воздейст вия. В первом случае мы говорим о с а м о р е г у л я ц и и, во втором — о гетерорегуляции.

Как при гетерорегуляции, так и при саморегуляции желаемый эффект может быть достигнут при воздействии практики или с помощью второй сигнальной системы. Фор мирование оптимального психофизиологического состояния в условиях практической деятельности гораздо сложнее и часто неосуществимо. К тому же этот метод относится к компетенции организаторов, тренеров и хозяйственников, а не психологов. Психолог приступает к работе главным образом, когда все организационные, педагогические и хо зяйственные вопросы решены и надо обнаружить и использовать так называемые психические резервы дальнейшего роста результативности.

Г е т е р о р е г у л я ц и я с помощью второй сигнальной системы — это гипносуггестивное или чисто суггестивное воздействие на АПС. Гипносуггестивное воздействие достаточно проблематично.

С принципиальных позиций следовало бы гипносуггестивное, а в отдельных случаях и суггестивное воздействие на спортсмена считать нежелательным и по возможности использовать иные, более приемлемые с воспитательной точки зрения, средства. Гипносуггестивные вмешательства в АПС спортсменов можно использовать исключительно для выхода из кризисных, или «аварийных», ситуаций, грозящих серьезными осложнениями, особенно в области здоровья или психогигиены.

Экспериментам по суггестивному воздействию на спортсменов в состоянии бодрствования никто не уделяет внимания, хотя гипносуггестия является лишь усовершенствованным вариантом суггестии в состоянии бодрствования. Между рациональным убеждением путем суггестии в состоянии бодрствования и гипносуггестией часто нелегко обнаружить существенные различия. Так, тренер перед со ревнованием пытается ободрить своего подопечного, искажая и замалчивая неблагоприятные обстоятельства. Он хочет, чтобы подопечный поверил его словам, чтобы, несмотря на искажение информации, улучшилось настроение [240] спортсмена. Здесь поверить — значит поддаться суггестии. В более широком воспитательном контексте против такого подхода можно возражать, но в данной ситуации он целесообразен.

С а м о р е г у л я ц и я практическим воздействием требует от спортсмена повышения результативности. Если спортсмен талантлив, прилежен в подготовке, использует качественные методы тренировки и т. д. и в итоге его результат далеко превышает результаты остальных претендентов на награды, вполне естественно, что у него появляется чувство уверенности и превосходства, проблемы АПС ему чужды, а проблема предстартовой психологической подготовки перестает быть актуальной.

Поэтому мы будем уделять внимание группе спортсменов, имеющих примерно равные высокие результаты.

В этом случае психолога интересует вопрос саморегуляции с помощью второй сигнальной системы.

Ее практический интерес состоит именно в том, что она воздействует на АПС в желаемом направлении, когда в области практического взаимодействия со средой условий для возникновения оптимального АПС не существует. Здесь мы имеем дело с искусственным вмешательством в естественно складывающийся круг астенических реакций спортсмена, антиципирующего риск предстоящего крупного соревнования.

Негативное эмоциональное напряжение здесь играет роль катализатора, действие которого резко нарастает с приближением соревнования.

Саморегуляция с помощью второй сигнальной системы может проходить преимущественно на 1) рациональной (квазирациональной) основе или как 2) неопосредованное по содержанию, т. е. прямое, вмешательство в динамику эмоционально-вегетативных процессов.

Основа «рационального» (несущего содержание, непрямого) вмешательства заключается в прагматически соответствующей (т. е. логической, отвечающей действительности, или даже субъективистской, эмоционально обусловленной) интерпретации действительности и отношения спортсмена к ней. Необходимая интерпретация может носить характер общей системы (идеологии) или может быть создана на конкретном уровне.

Например, есть спортсмены, ищущие перед тяжелым жизненным экзаменом, каким является крупное состязание, снижения негативного эмоционального напряжения в религиозной идеологии. Внутренняя идентификация со «всемогущим» и переживание чувства покорности ему и «соединения» с ним ослабляют связь с действительностью и облегчают возвращение к эмоциональному равновесию.

[241] Усилия по укреплению социалистического сознания спортсменов направлены в основном на повышение спортивной морали и трудовой мотивации.

К компетентности психологии относятся несущие содержание («рациональные») методы (рациональный анализ ситуации), которые не представляют собой «универсального» идеологического средства разрешения трудных состояний, так как бывают созданы часто для конкретных нужд различных спортсменов в разных ситуациях (ситуационное вмешательство).

Для возвращения покоя и душевного равновесия иногда достаточно рационального, трезвого разбора предстартовой ситуации, минуты покоя, чтобы спортсмен в нервозной атмосфере состязания мог привести в порядок впечатления, отделить главное от несущественного, отключиться от собственных эмоций, посмотреть на вещи с иной точки зрения, сосредоточить внимание на другом и т. д.

Напротив, выделением эмоционального подхода в ущерб рациональным регулятивным элементам отличаются аутосуггестивные направления, которые основаны на суггестивных и аутосуггестивных методах П. Е. Леви (1898), Э. Куэ (1926) и др. В простейшем понимании речь идет об аутосуггестивном (для начала суггестивном) внушении лозунгов и призывов, включающих цели и средства к их достижению, примеры достойные подражания, желательные психические состояния и достижения.

Приведем, например, своеобразные «правила», или девизы, кандидатов олимпийской сборной США по плаванию: «...Я сильный, здоровье и энергия во мне бьют ключом...

Моя жизнь изобилует всем, что относится к благополучию... Я силен и результативен в плавании, учебе и в остальных областях моей жизни. Негативные мысли и внушения не имеют на меня никакого влияния... Я плаваю с радостью, без напряжения, красиво... Я получаю удовольствие от быстрого плавания... Мы — команда победителей, мы спортсмены высшего класса, мы лучшая сборная нации...» и т. д.

На повышение эффективности подобных аутосуггестивных подходов направлен, в частности, метод «кибернетического тренинга» (Donald M. Ronan, 1979). Этот метод складывается из релаксации, концентрации и формирования представлений (mental picturing). Релаксация создает благоприятную почву для последующего сосредоточения внимания. Затем упражнениями на сосредоточение внимания спортсмен готовится к максимально жизненному переживанию оптимального хода соревнований. Тем самым антиципируется действительный результат.

Методы, основанные на прямой (т. е. неопосредованной по содержанию) [242] саморегуляции динамики эмоционально-вегетативных процессов, не используют материала представлений, исходящих из отношения «субъект — окружающий мир».

Саморегуляция направлена здесь на замену этих отражений переживаниями, вытекающими из проприоцепции или интероцепции. Эти методы можно подразделить на методы саморелаксационные и самоактивационные (или же релаксационно активационные). Преобладание соматических компонентов сознания над компонентами экзогенными (так называемая соматизация поля переживаний) представляет собой определенный способ «закрытия» психофизиологической системы, которой является человек. «Закрытие» становится затем условием «перестройки» АПС. Его можно осуществить с помощью как мышечной релаксации, так и мышечного напряжения.

К гигиеническому эффекту «закрытия системы» на базе мышечного напряжения (индукционное торможение субдоминантных «шумовых» активностей) приводит в определенной мере каждое соответствующим образом выбранное физическое упражнение. Достижение «закрытия» и тем самым успокоение экзогенного эмоционального возбуждения возможно, например, при сосредоточенном осмысливании отдельных частей собственного тела и его движений по методу Е. Гиндлер (Meyer, 1961).

Соматизация поля переживаний на принципе тонизирования, естественно, невозможна без мышечной релаксации. Исключительно релаксация используется для соматизации и тем самым для «закрытия системы» и воздействия на АПС в «прогрессивно релаксационном методе» Якобсона (1938) и в аутогенной тренировке Шульца (1979) *.

Якобсон исходит из того, что полная релаксация мышц сопровождается растворением эмоционального напряжения. Эффект воздействия на центральную нервную систему достигается «через моторную периферию».

Аутогенная тренировка Шульца применяется для приглушения психического напряжения, для снижения чувства усталости, для ускорения физического и психического восстановления и для других аутосуггестивных воздействий на функциональное состояние организма. Аутогенная тренировка * «Закрытие» психосоматической системы на базе мышечной релаксации и тонизирования имеет здесь общий знаменатель — сосредоточение внимания. Сосредоточением внимания на изменениях мышечного напряжения или на глубине расслабления отдельных групп мышц достигается один результат:

окружающий мир, его образы и связи человека с ними утрачивают свою актуальность, а в сфере переживаний дело доходит до изменения отношений между экстероцепцией и интероцепцией (проприоцепцией).

[243] предусматривает полное сосредоточение внимания в соответствии с предписанной последовательностью формулировок, которые касаются расслабления отдельных групп мышц и внутренних органов.

Ряд авторов, использовавших аутогенную тренировку в клинической, а затем и в спортивной практике, предлагали различные ее модификации. Особенно насущной была необходимость приспособить аутогенную тренировку для психологии спорта так, чтобы ее саморелаксационный эффект не противоречил требованиям предстартовой акти вации, т. е. состоянию мобилизации физических и душев ных сил для достижения оптимального результата.

Приведенную классификацию существующих концепций целенаправленной регуляции актуальных психофизиологических состояний наглядно иллюстрирует схема на стр. 244.

В рамки целенаправленных регулятивных вмеша тельств может быть включено введение психотроп ных веществ (исключая запрещенные допинги), применение методов социально-психологического воздействия или настройка АПС с помощью соответственно выбранного режима жизни. Мы не ставили своей задачей перечислить все факторы, воздействующие на АПС. Мы старались создать обобщенную картину тех типичных направлений и методов, которые показали определенную эффективность при целенаправленном воздействии на АПС.

В систему психологической саморегуляции АПС в узком смысле слова мы включаем методы, которые:

а) подчинены сфере сознательной регуляции спортсмена;

б) представляют прямое (т. е. неопосредованное по содержанию) вмешательство в эмоционально-вегетативную жизнедеятельность;

в) выделены из контекста практического взаимодействия субъекта со средой;

г) носят характер искусственных психологических операций на себе.

Специфической чертой психологической саморегуляции и ее выгодным преимуществом является как раз ее относительная самостоятельность и замкнутость по отношению к совокупности остальных процессов жизнедеятельности, которые хотя и могут воздействовать на психическое состояние, но все же зависят от случайных и не контролируемых субъектом обстоятельств.

Релаксационно-активационный метод (РАМ). Саморелаксацией спортсмен может выправить чрезмерную или преждевременную негативную эмоциональную активацию. Результатом саморелаксации бывает успокоение, которое, [244] [245] однако не всегда является оптимальным состоянием для достижения высокого результата.

Если мобилизационная подготовка к действию остается делом естественных, саморегулятивно не контролируемых механизмов, то лишь от характера внешней стимуляции зависит, будет ли последующая естественная активация носить положительный или отрицательный эмоциональный отпечаток. С этим связана короткая продолжительность перенастраивающего эффекта аутогенной тренировки, требующая повторения упражнений несколько раз в течение дня.

Релаксационно - активационный метод (РАМ) делает возможным превращение негативного эмоционального напряжения в напряжение позитивное, облегчает положительные эмоциональные реакции и стабилизирует положительную эмоциональную сферу.

Метод зарекомендовал себя как средство подготовки к овладению сложными (стрессовыми) ситуациями и как инструмент быстрого восстановления рабочего потенциала и обновления эмоционально-вегетативного гомеостаза.

Саморелаксация есть лишь половина саморегуляции к достижению результата в сложной ситуации. Другую половину составляет самоактивация.

Снижение активационного уровня является предпосылкой саморегулятивной перестройки с помощью психической релаксации, а активационным маневром возникшее позитивное эмоциональное состояние фиксируется и стабилизируется (рис. 1).

После хорошо проведенного упражнения перестраивающий эффект продержится 20 — 30 ч, иногда и дольше. Эффектом РАМ является чувство свежести и снятия уста лости, устранение негативного эмоционального напряжения, тревоги и ощущения неуюта, страха, тоски;

возникает чувство энергии, решимости и хорошая способность к сосредоточению, желанию преодолевать препятствия, хорошее настроение и т. п.

Активационный эффект РАМ не проявляется в возбуждении, в позыве к деятельности:

конечное состояние носит скорее характер покоя, содержащего в себе возможность резкого активационного взрыва.

При отдельном применении релаксационного компонента РАМ достигается такой эффект, как и при аутогенной [246] тренировке. В отличие от метода Шульца в РАМ не применяются аутосуггестивные формулы самовнушения и сосредоточения. Кроме того, ход РАМ (его качественные характеристики) можно объективно контролировать. Тем самым отпадает проблема стимулирования успеха некоторыми тренирующимися и проблема плацебо эффекта. Инструментальный контроль за ходом упражнения бывает важен перед тяжелыми соревнованиями, когда спортсмены, как правило, проявляют склонности к диссимуляции трудностей, к оптимизму «любой ценой» и не обладают достаточным терпением для повторения саморегуляционного упражнения.

Лабораторные проверки разучивания РАМ являются неотъемлемой составной частью подготовки спортсмена. Графическая регистрация дает добавочную информацию о ходе саморегуляции, которую спортсмен сравнивает с только что полученным субъективным эмоционально-динамическим опытом.

Проблематику объективного контроля хода РАМ необходимо объяснить подробнее *.

Релаксационно-активационное упражнение складывается из 3 или (у более подготовленных) 2 циклов. Каждый цикл начинается релаксационной фазой (Рф) и заканчивается фазой активационной (Аф). Упражнение проходит в положении лежа;

продолжительность приблизительно 20 — 30 мин. Из этого времени каждая Рф длится 5—10 мин и каждая Аф от 10 до 20 с. Рф являются подготовкой для Аф.

Решающим является последний цикл.

Рф начинается мышечной релаксацией (представления тяжести без словесных формул, направленные на ноги, тело, плечи, руки, голову) и заканчивается релаксацией психической (операции, направленные на очистку поля переживаний от всех остатков напряжения и, в конце концов, на снятие всех представлений, мыслей и внешних связей хотя бы на несколько секунд). Психическая релаксация довершает «закрывающий» эффект соматизации. «Закрытие» в РАМ исключает также сосредоточение внимания даже на отдельных частях собственного тела, хотя эти переживания тоже относятся к категории отношений «субъект — объект».

* Первые экспериментальные работы, посвященные этой теме, были опубликованы нами в 60-х годах (см., например, Махач, 1964), первая публикация о возможностях использования РАМ в спорте вышла раньше (см.: Махач, 1962). Общая работа об экспериментальных сведениях по РАМ вышла в 1976 г. Саморегулятивной подготовкой некоторых ведущих спортсменов ЧССР мы занимаемся с 1977 г.

[247] В момент достижения цели психической релаксации спортсмен проводит (при продолжающейся мышечно-скелетной релаксации) резкое повышение активационного уровня (Аф). Речь идет об искусственной активации, которая предполагает положительный эмоциональный настрой (приятное возбуждение и напряжение), но не должна нести никакого содержания, вытекающего из отношения к окружающему миру.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.