авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«Третья книга. Искусство XVIII столтія. I. Французское искусство ХIII столтія. 1. Предварительныя замчанія. — Французское зодчество XVIII ...»

-- [ Страница 4 ] --

532). Эта боле молодая французская художественная колонія насадила въ Стокгольм декорацію рококо въ дух Оппенора, Боффрана и Мейссонье (стр. - 9). На мсто колонныхъ или пилястровыхъ орденовъ во внутренности Стокгольмскаго дворца появляются обрамленія все боле граціозныя, изъ раковинъ, листьевъ и линій наподобіе буквы S;

декоративное примненіе находитъ себ также пятиконечная полярная звзда — символъ Швеціи. Самое красивое внутреннее помщеніе этого дворца — его капелла, украшенная Тессиномъ и Бушардономъ (табл. 47, рис. 2).

Изъ прочихъ работъ Никодима Тессина младшаго (стр. 513) слдуетъ назвать, какъ примеры церковныхъ центральныхъ построекъ, возобладавшихъ также и въ Швеціи, церкви въ Еунгсёр и Карльскрон, жилыхъ построекъ — загородный замокъ Стениге и особнякъ Тессина въ Стокгольм.

Жилыя постройки во второй половин XVIII столтія, когда посл смерти Горлемана главными архитекторами были графъ Карлъ Іоганнъ Кронстедтъ ( — 1779) и Іоганнъ Фридрихъ Ренъ (1717 — 1793), отличаются наружной простотой.

Орнаментика рококо находитъ примненіе самое большое въ отдлъныхъ мотивахъ раковинъ и гирляндъ и въ боле богатой рзьб деревянныхъ входныхъ дверей. Китайской мод стиль времени принесъ въ Стокгольм обычную жертву въ граціозномъ небольшомъ замк Кина въ Дротнингольмскомъ парке.

Архитекторомъ, принесшимъ эту жертву, былъ не кто иной, какъ Карлъ Фредерикъ Аделькранцъ (1716 — 1796), въ другихъ сооруженіяхъ, напримеръ въ оперномъ театр (1775 — 1782), замненномъ въ 1892 г. новой постройкой, и въ изящной церкви Адольфа Фридриха (1768 — 1774), куполъ которой былъ окончнъ въ 1783 г., проводившій нео-классическое, правда еще римское, но не греко-античное направленіе, извстное въ Швеціи подъ именемъ стиля Густава III.

Для успховъ изобразительныхъ искусствъ въ Швеціи большое значеніе пріобрло основанное въ 1735 г. училище рисованія, преобразованное въ 1768 г.

Аделькранцомъ въ „настоящую академію живописи и ваянія". Правда, скульпторы, преобладавшіе во второй половин XVIII столтія въ Швеціи, были попрежнему французами. Наряду съ упомянутымъ Жакомъ Филиппомъ Бушардономъ, директоромъ академіи, особеннымъ успхомъ въ Стокгольм пользовался Пьеръ Гюберъ Ларшевекъ. Бушардонъ работалъ главнымъ образомъ въ королевскомъ дворц. Его лучшее произведенiе здсь, Христосъ на Масличной гор, выполненное съ большимъ чувствомъ въ живописномъ рельефномъ стил, украшаетъ алтарь дворцовой капеллы.

Ларшевекъ, какъ полагаютъ, ученикъ Эдмона Бушардона (стр. 532), изваялъ две королевскія статуи для стокгольмскихъ площадей. Передъ „рыцарскимъ домомъ" стоитъ его тяжеловесная бронзовая статуя Густава Эриксона Вазы (1773), передъ театромъ — колоссальная, удачная по пропорціямъ конная статуя Густава Адольфа II. Но затмь выдвинулся шведскій скульпторъ, принадлежавшій одновременно къ обновителямъ европейскаго искусства въ дух природы и антика и къ величайшимъ мастерамъ скандинавскаго свера. Этотъ мастеръ, Іоганнъ Тобіасъ Сергель (1740 — 1814), сначала ученикъ Ларшевека въ Стокгольм, получилъ дальнйшее художественное образованіе въ Париж и Рим, но въ конц концовъ, въ противоположность, какъ онъ самъ выражался, „отвратительной французской манер", выработалъ свой собственный стиль, еще боле схематичный и сухой, чмъ стиль Кановы или Торвальдсена, стремившійся воспроизвести духъ антика. Сергель былъ значительно старше этихъ двухъ мастеровъ, и именно это обезпечиваетъ за нимъ выдающееся мсто въ исторіи искусствъ. Изъ его произведеній наиболе славится сухой по стилю, но внутренне оживленный спящій фавнъ въ стокгольмскомъ Національномъ музе;

въ томъ же род его мраморныя группы Діомеда и Венеры, Марса и Венеры, Амура и Психеи, Акселя Оксенштирны и Музы. На просторной площади въ Стокгольм стоитъ его исполненная силы бронзовая статуя Густава III, 1808 г. Благодаря Сергелю, Швеція вдругъ вступила въ рядъ художественныхъ странъ самостоятельнаго творчества.

Въ то время, какъ въ шведской живописи въ переходное время отъ XVII къ XVIII столтію господствовалъ ставшій шведомъ уроженецъ Гамбурга (стр. 515) Давидъ фонъ Крафтъ (1655 — 1724), въ теченіе XVIII столтія изъ его учениковъ выдвинулся Густавъ Лундбергъ (1699 — 1786), развившійся въ Венеціи и въ Париж въ портретиста пастелью. Его портретъ королевы Луизы Ульрики въ стокгольмекомъ музе еще очень слабъ и жидко написанъ. Наиболе даровитые изъ прирожденныхъ шведскихъ живописцевъ работали за границею. Уроженецъ Стокгольма Михаель Даль (1656 — 1743), ученикъ Эренштраля (стр. 515), принадлежалъ къ числу наиболе цнимыхъ лондонскихъ живописцевъ своего времени. Онъ всего полне представленъ въ портретной галлере въ Лондон;

въ Стокгольм находится его сухо написанный портретъ Карла XII. Уроженецъ Мальмё Александръ Рослинъ (1718 — 1793), которому посвящена работа Фидьра, сталъ виднымъ портретистомъ Парижа, куда онъ снова вернулся посл своихъ путешествій въ Стокгольмъ (1773 — 1775) и Петербурга (1775 — 1777). Портреты его кисти можно видть въ Версал и въ Лувр, портретъ герцога Орлеанскаго на кон въ Шато д'Э, близъ Дьеппа. Стокгольмскій музей обладаетъ, кром автопортрета художника съ женою, между прочимъ, его групповымъ портретомъ Густава III съ братьями. Рослинъ принадлежитъ къ лучшимъ изъ числа дюжинныхъ живописцевъ своего времени. Своей славой онъ былъ обязанъ пріятному сходству и натуральному исполненію матерій.

Посл смерти Крафта главную роль въ Стокгольм, въ качеств придворнаго живописца, игралъ снова иностранецъ голландецъ Мартиаъ ванъ Мейтенсъ изъ Гааги (1648 — 1735). Его сынъ Мартинъ ванъ Мейтенсъ младщіи (1695 — 1770), родившійся въ Стокгольм, учился затмъ въ Голландіи и въ Париж и переселился впослдствіи вь Вну (стр. 632), гд онъ пріобрлъ большое имя и достигъ высшихъ художественныхъ почестей.

Истинно оригинальнымъ шведскимъ живописцемъ въ рубеж XIX вка былъ Перъ Гёрбергъ (1746 — 1816), крестьянскій сынъ и самоучка, лишь 37 лтъ отъ роду поступившій въ стокгольмскую академію. Но и посл того онъ остался самимъ собой. Онъ писалъ большіе алтарные образа, на которыхъ являются шведскіе типы въ національной одежд, и меньшія по размрамъ религіозныя картины, внушенныя исключительно его фантазіей. Луч шимъ его произведеніемъ считается Христосъ, исцляющій больныхъ, въ приходской церкви въ Верингстад. Въ стокгольмскомъ музе находятся, напримръ, его большое „Помазані Саула" и двнадцать своеобразныхъ небольшихъ изображеній изъ жизни Спасителя. Картины Гёрберга сухи по техник, иногда просто прямо неуклюжи, но это нимало не вредить ихъ богатству изобртенія. Во всякомъ случа онъ былъ въ шведской живописи первымъ представителемъ поворота къ самостоятельному творчеству.

2. Датское искусство ХVIII вка.

Еще самостоятельне, чмъ шведское, развилось въ XVIII вк датское искусство, главной ареной котораго былъ попрежнему красивый, осненный буками, островъ Зеландія. Еще въ большей мр, чмъ Стокгольмъ, Копенгагенъ выросъ въ эту эпоху въ новый, современный городъ. Потребность въ архитекторахъ Копенгагенъ могъ уже удовлетворять собственными силами. Связь съ нмецкимъ искусствомъ, въ свою очередь стоявшимъ подъ вліяніемъ французовъ и итальянцевъ, проявляется въ большинств датскихъ художественныхъ сооруженій этого вка. Наиболее значительными датскими архитекторами ХIIІ вка были Нильсъ или Николай Матисенъ Эйгтведъ (1701 — 1754), бывшій въ Варшав и Дрезден помощникомъ Пёппельмана (стр. 611), постившій Вену, Мюнхень и Римъ, но отдавшій съ 1736 г. свои силы родин, затмъ его зять и ученикъ Георгъ Давидъ Антонъ (1714 — 1781) и его другъ, авторъ „Датскаго Витрувія", Лауридсъ Лауридсенъ де Турахъ (1706 — 1759), ставшій уже въ 1733 г. старшимъ архитекторомъ въ Копенгаген. Но даже и въ архитектур здесь не могли вполн обойтись безъ приглашенія французовъ. Для пластической декораціи обширнаго замка Христіансборгъ въ Копенгаген, новое зданіе котораго было лучшимъ строительнымъ предпріятіемъ Даніи въ первой половин столетія, былъ призванъ французскій скульпторъ Луи Огюстъ Леклеркъ, родившійся въ 1688 г., ученикъ Куазево (стр. 326);

для окончательной разработки плана большой мраморной Фридриховской церкви, которая, какъ копенгагенская купольная постройка, должна была соперничать съ лондонскимъ соборомъ и съ парижскимъ Пантеономъ, былъ приглашенъ Никола Анри Жарденъ (1720 — 1799), вопреки немецкому полубарокко, рококо Эйгтведа, Тураха и Антона, использовавшаго французскій неоклассицизмъ Габріеля (стр. 530).

Въ правленіе Фридриха IV (1699 — 1730) въ 1725 — 27 гг. былъ отстроенъ старый королевскій дворецъ, а въ 1705 г. церковь Спасителя, которой лишь впослдствіи Тура придалъ своеобразную, окруженную снаружи винтовой лстницей башню;

въ то же царствованіе возникъ простой замокъ Фредериксбергъ, убранство котораго, не считая его портала наподобіе тріумфальной арки, состоятъ лишь изъ раздланныхъ простыхъ съ раскосомъ наружу оконныхъ обрамленій, и нсколько богаче расчлененный замокъ Фреденсборгъ, надъ двумя главными этажами котораго возвышается еще восьмиугольный купольный этажъ.

Въ царствованіе Христіана VI (1730 — 1746) возникъ въ Копенгаген новый королевскій дворецъ Христіансборгъ, первые планы котораго принадле жать королю и его немецкому военному архитектору Эліасу Давиду Гейзеру (ум.

въ 1745 г.). Постройка была начата въ 1732 г.;

въ 1736 г. Эйгтведу и Тураху были поручены работы по внутренней архитектур и отдлк верхнихъ этажей, Леклерку, выполнившему также порталъ, — пластическая декорація;

въ 1740 г.

дворецъ былъ вполн законченъ. Это была нсколько тяжеловсная постройка въ стил сухого барокко: нижній этажъ и мезонинъ облицованы плитами, оба верхніе этажа связаны пилястрами и полуколоннами, плоскіе арочные фронтоны лежатъ надъ боковыми ризалитами, плоскій треугольный фронтонъ надъ среднимъ ризалитомъ. Красивйшее изъ его внутреннихъ помщеній, величественный „рыцарскій залъ", съ нижней половиной, расчлененной коринфскими парными колоннами, былъ законченъ поздне Жарденомъ. Этотъ дворецъ сгорлъ въ 1794 г. Новое зданіе, воздвигнутое на его мст Христіаномъ Фридрихомъ Ганзеномъ, также стало въ 1884 г. добычей пламени. Изъ осталъныхъ дворцовъ и замковъ, возникшихъ во время правленія Христіана VI, долженъ быть названъ, прежде всего, скромно украшенный одними лишь іоническими пилястрами замокъ Шарлотенлундъ близъ Клампенборга, затмъ удачно распланированный дворецъ королевскихъ принцевъ въ Копенгаген (1743) — простая, но хорошо расчлененная постройка Эйгтведа, наконецъ, единоличная постройка Тураха — красивый „Эрмитажъ" въ Зоологическомъ саду, съ его выступающимъ іоническимъ среднимъ порталомъ въ нижнемъ этаж, облицованнымъ плитами, и съ украшеннымъ коринфскими пилястрами и колоннами верхнимъ этажемъ. Замчательны вынутые углы этого верхняго этажа, въ которыхъ стоятъ свободныя колонны. Замокъ въ Рёскильде съ его пышными оконными обрамленіями и замокъ Гиршгольмъ съ коринфскими двойными пилястрами и орнаментаціей изъ раковинъ и плодовыхъ гирляндъ также построены Турахомъ.

Фридрихъ V (1746 — 1766) избгалъ мрачнаго замка Христіансборгъ. Въ его царствованіе возникъ Фридрихсстадтъ или Амаліенборгскій кварталъ.

Восьмиугольная Амаліенборгская площадь, центръ этого аристократическаго квартала, украшена четырьмя сооруженными въ одинаковому стил дворцами, лучшими сооруженiями Эйгтведа. Два изъ нихъ образуютъ теперешній королевскій дворецъ, одинъ — домъ наследника престола, одинъ занять министерствомъ иностранныхъ длъ. Главныя четыре постройки съ проездами, какъ главные корпуса дворца, образуютъ остальныя четыре стороны восьмиугольника. Верхніе этажи надъ облицованнымъ плитами нижнимъ расчленены іоническими пилястрами, а въ среднемъ выступ, подъ тяжелымъ барочнымъ фронтономъ, іоническими парными колоннами. Въ разработк пластическихъ деталей принималъ участіе Леклеркъ.

Въ царствованіе Фридриха V была также спланирована Эйгтведомъ небольшая, украшенная по среднему ризалиту входной стороны іоническими пилястрами Фридриховская церковь въ Копенгаген, оконченная уже его затмъ Антономъ. Лучшимъ зданіемъ самого Антона былъ Фридриховскій госпиталь, отличавшійся хорошей внутренней распланировкой и художественными пропорціями.

Внцомъ Амаліенборгскаго квартала и славой Копенгагена должна была стать большая мраморная, покрытая куполомъ Фридриховская церковь. Первые планы ея принадлежатъ Эйгтведу. Въ дальнйшей разработк ихъ принимали участіе Турахъ и Антонъ. Въ 1754 г. былъ призванъ въ Парижъ французъ Жарденъ, удержавшій лишь основной планъ и измнившій архитектуру нмецкаго барокко на французскій классицизмъ. Явилась центральная купольная постройка съ колоннымъ, увнчаннымъ фронтономъ портикомъ! Боковыя башни фасада отдлены перекрытымъ арками пространствомъ отъ главнаго зданія! Барабанъ купола окруженъ, по образцу лондонскаго собора св. Павла или парижскаго Пантеона, колоннами! Вс колонны коринфскаго стиля! Эта постройка оказалась слишкомъ обширной и дорогой для маленькой страны. Она была оставлена въ 1770 г., Жарденъ отпущенъ. Лишь въ XIX столтіи на средства одного богатаго частнаго лица она была благополучно доведена до конца, въ нсколько измененномъ вид, безъ боковыхъ башенъ, Фердинандомъ Мельдалемъ, которому мы обязаны также наиболе наджными свдніями о датской архитектур ХІII вка.

Изъ остальныхъ построекъ Жардена въ Данiи, кром уже упомянутаго „рыцарскаго зала" въ замке Христіансборгъ, слдуетъ назвать еще скромный и простой, въ дух французскаго классицизма небольшой замокъ Маріенлюстъ близъ Гельсингёра. Въ 1762 г. Жарденъ издалъ атласъ, посвященный церкви и сохранившiй намъ, по крайней мр, въ гравюрахъ его лучшее сооруженіе.

Наконецъ ученикъ Жардена, Каспаръ Фредерикъ Гарсдорфъ (1735 — 1799), учившійся затмъ въ Париж у Суффло, стремился привить датскому зодчеству чистый эллинизмъ, какъ его тогда понимали, въ дух построекъ Стюарта и Реветта. Его главной заслугой считается то, что онъ впервые поставилъ на берегахъ Зунда чисто-іоническія колонны;

его лучшей постройкой былъ іоническій соединительный портикъ между амаліенборгскими дворцами въ Копенгаген.

Въ центр развитія изобразительныхъ искусствъ также и въ Даніи стояла вновь основанная академія художествъ, которой, какъ повсюду, предшествовали частныя академіи. Въ 1753 г. она получила новыя, просторныя помщенiя, а въ 1754 г. статуты. Ея первымъ директоромъ быль Эйгтведъ. Но когда министръ Бернсторфъ призвалъ изъ Франціи въ 1754 г. вмст съ Жарденомъ также и скульптора Сали, этотъ послдній занялъ сейчасъ же мсто Эйгтведа. Какъ скульпторъ, извстную роль до того времени при датскомъ двор игралъ Карлъ Станлй (1703 — 1766), учившійся въ Амстердам и Лондон. Имъ были выполнены рельефы въ замк Христіансборгъ, имъ же — памятникъ королевы Луизы въ королевскомъ склеп въ Рёскильд. Но уже въ 1751 г. его обогналъ вышеупомянутый французъ Леклеркъ, исполнившій, кроме своихъ декоративныхъ работъ въ различныхъ датскихъ королевскихъ замкахъ, памятникъ, Фридриха IV и королевы. Софіи въ Рёскидьде. Когда впослдствіи возникла мысль воздвигнуть Фридриху V конный памятникъ посреди Амаліенборгской площади, былъ снова приглашенъ французъ, на этотъ разъ, по рекомендаціи Бушардона, ученикъ Гильома Кусту (стр. 328) Жакъ Франсуа Салн изъ Валансьена (1717 — 1776), составившiй себ уже имя римскимъ мраморнымъ фавномъ, во французской академіи, и (позже разрушенной) статуей Людовика XV, въ его родномъ город. Монографія о немъ написана Жуэномъ. Его конная статуя Фридриха V, отлитая въ 1768 г. и поставленная въ 1772 г., показываетъ, по сравненію съ созданной Ламурё годами ране грубоватой, но не лишенной творческаго полета конной статуей Христіана V на Новой Королевской площади, обусловленный временемъ переходъ отъ боле напыщенныхъ формъ барокко къ боле простымъ формамъ французскаго классицизма. Царственный всадникъ изображенъ, какъ и на памятникахъ Людовика XIV работы Куазево и Жирардона, въ древне-римской одежд. По своей сосредоточенной, сдержанной сил это — высоко мастерское произведенiе.

Когда Сали въ 1774 г. возвратился во Францію, его преемникомъ въ званіи директора академіи сталъ копенгагенскій скульпторъ Іоганнъ Видевельтъ (1731 — 1802). Видевельтъ былъ провозвстникомъ перехода къ греческому классицизму въ дух Винкельмана. Правда, и онъ учился еще своему искусству въ Париж у Кусту. Но четыре года, проведенные затмъ въ Рим съ великимъ нмецкимъ археологомъ Винкельманомъ, покорили его вполн ученію о „благородной простот" древнихъ грековъ. Однако его силъ хватило лишь на то, чтобы стать предшественникомъ Торвальдсена, хотя Эленшлегеръ1 и называлъ его датскимъ Фидіемъ. Для новой большой Фридриховской церкви онъ долженъ былъ исполнить 64 статуи и 46 рельефовъ. Его работы для Христіансборга погибли въ 1794 г. Въ саду Фреденсборгскаго замка стоятъ многочисленныя скульптуры, вышедшія изъ его мастерской. Его намренно простая манера наглядно обнаруживается, напримръ, въ украшенномъ рельефами саркофаг поэта Гольберга въ церкви Соре. Характерна для этой манеры также аллегорическая фигура „Врности" у „колонны Свободы" (1792 — 93) въ Копенгаген. Наилучшее впечатлніе производятъ его надгробные монументы Христіана VI и Фридриха V въ Рёскильде. На памятник Фридриха V славятся выразительныя сидящія фигуры горюющихъ странъ, Даніи и Норвегіи. Если въ одеждахъ здесь кое-что еще напоминаетъ граціозное искусство ХIIІ вка, то общій характеръ этихъ скульптуръ показываетъ уже спокойное величіе, къ которому стремилось новое время.

Въ области изображеній на плоскости къ столпамъ преобразованной въ 1754 г. академіи художествъ принадлежали нюрнбергскiй граверъ на мди Іоганнъ Мартинъ Прейслеръ (1715 — 1797), лучшимъ произведеніемъ котораго является большая, изъ двухъ досокъ гравюра, изображающая конный памятникъ Фридриха V работы Сали, и его соученикъ, нюрнбргскій живописецъ и архитекторъ Карлъ Маркусъ Тушеръ (1705 — 1751), картина котораго „Амуръ и Психея" (1748) въ копенгагенской галлере занимаетъ переход 1 Датскій поэтъ-романтикъ (1779 — 1850). Прим. перев.

ную ступень къ подражанію антику. Обстоятельное изслдованіе объ этихъ двухъ художникахъ сдлано Лейтшугомъ. Затмъ на первый планъ выступилъ уже прирожденный копенгагенецъ, въ свое время переоцененный, позже скоре недооцниваемый, Николай Абрагамъ Абильдгаардъ (1743 — 1809). Онъ былъ ученикъ копенгагенской академіи, но закончилъ свое образованіе въ 1772 — гг. въ Рим, гд попалъ въ эклектически-ложно-классическое русло. Директоромъ академіи въ Копенгаген онъ сталъ въ 1789 г. Абильдгаардъ стремился еще сочетать микель-анджеловскія формы и свойства венеціанскаго колорита съ изученiемъ антика. Это стремленіе показываетъ уже его первая картина, „Филоктетъ" копенгагенской галлереи. Лучшія его произведенія для Христіанборгскаго дворца, въ которыхъ прославлялся датскій королевскій домъ, сгорли въ 1794 г. Изъ боле позднихъ картинъ Абильдгаарда, съ которыми всего лучше можно познакомиться въ копенгагенской галлере, слдуетъ отмтить „Оссіана" и сцены изъ комедіи Гольберга. Самимъ собой онъ является больше всего въ картинахъ изъ міра античныхъ представленій, намренный „галлерейный тонъ" которыхъ соединяется съ намренными формами.

За Абильдгаардомъ слдуетъ Iенсъ Юэль (1745 — 1809), ставшiй въ 1759 г. директоромъ академіи.

Первоначальное художественное образованіе онъ получилъ въ Гамбург, музей котораго обладаетъ свжо написанными портретами и ландшафтами его кисти, но въ мастера развился онъ лишь въ копенгагенской академіи и въ Рим.

Боле удачные портреты копенгагенской галлереи и академіи художествъ (рис. выше) принадлежатъ вообще къ числу лучшихъ своего времени. Фамильныя группы съ небольшими фигурками, по существу настоящіе жанры и ландшафты, Юэль писалъ такъ же правдиво, съ простой наблюдательностью и той же, нсколько жесткой, но свжей кистью, какъ и большіе портреты. Утонченность, съ которой онъ держался въ границахъ вкуса своего народа и своего времени, возбуждаетъ еще и теперь удивленіе.

Подробности объ этихъ художникахъ и ихъ мене значительныхъ современникахъ можно найти въ сочиненіяхъ Мюллера, Мадсена и фонъ Беена. Во всехъ областяхъ искусства Данія подготовила въ XVIII вк почву для самостоятельной дальнйшей работы, зрлые плоды которой пожалъ XIX вкъ.

_ IX. Искусство XVIII вка въ Польш и Россіи.

1. Предварительныя замчанія. — Искусство этого времени въ Польш.

Надъ обширнымъ, медленно подымавшимся на степень міровой державы русскимъ государствомъ, уже въ самомъ начал ХIII вка, который здсь особенно отличается отъ прошлаго, взошла новая заря западно-европейской цивилизаціи. То, что началъ въ первой четверти этого вка Петръ Великій, довершила въ его последней трети Екатерина II, нмецкая принцесса, ставшая самою русскою изо всхъ русскихъ императрицъ. Наиболе внушительнымъ памятникомъ стремленій русскихъ государей XVIII вка сталъ самъ Петербургъ, основанный въ 1703 г. и возведенный въ 1712 г. на степень императорской резиденцiи. За московскимъ періодомъ послдовалъ петербургскiй періодъ Россіи.

Искусство новой столицы должно было стать европейскимъ искусствомъ, это было ясно съ самаго начала;

само собой, понятно, что лишь западно-европейскіе художники могли взять въ свои руки возведенiе построекъ и памятниковъ новаго города. Львиная доля досталась французамъ и итальянцамъ.

Нмцы и скандинавы привлекались лишь въ отдльныхъ случаяхъ. Хотя уже Петръ Великій посылалъ. даровитыхъ людей для образованія заграницу, русскіе художники въ первой половин столтія еще не играли сколько-нибудь замтной роли. Но уже въ 1757 г. была основана въ Петербург императрицей Елизаветой академія художествъ;

въ царствованiе Екатерины II (1762 — 1790) русскіе архитекторы, скульпторы и живописцы могли уже съ успхомъ соперничать съ иностранными художниками. Если значеніе первыхъ выдвинувшихся русскихъ художниковъ оцнивается русскими историками искусства нсколько выше, чмъ представляется справедливымъ, глядя со стороны, то это не должно насъ удивлять. Какъ первые академически-образованные художники въ Россіи, они на самомъ дл имли особое значеніе для исторіи искусства своего народа, о дальнйшемъ развитіи котораго, кром трудовъ на западно-европейскихъ языкахъ, всего лучше знакомять работы Грабаря и Роша.

На пути въ Россію напрашивается вопросъ, что же сталось въ эту эпоху съ искусствомъ въ Польш? Несчастная избирательная монархія неудержимо стремилась въ XVIII столтіи къ паденію. Ея древнійі художественный городъ Краковъ отошелъ въ 1795 г. къ Австріи, а новый Художественный городъ Варшава мнялъ своихъ правителей, пока, посл Внскаго конгресса, онъ не достался окончательно Россіи. О краковскомъ искусств въ XVIII столтіи едва ли еще можетъ быть рчь, варшавскіе же художники этого времени были еще чаще иностранцы, чмъ петербургскіе. Тотъ фактъ, что нмецкіе курфюрсты Августъ Сильный и Августъ II были въ продолженіе большей части ХІII столтія польскими королями, почти не отразилось на сохранившихся архитектурныхъ памятникахъ Варщавы. „Саксонскій дворецъ", лучшее зданіе Пёппельмана (стр.

611), разрушенъ. „Брюльскiй дворецъ" съ нижнимъ этажемъ, облицованнымъ плитами и украшеннымъ нишами, высокимъ, съ арка дами главнымъ этажемъ, перестроенъ въ зданіе телеграфа. Лазенковскій „купальный дворецъ", служащій теперь императорской резиденціей, получилъ свой ныншній видъ лишь въ 1767 — 1788 гг., при корол Станислав Понятовскомъ. То, что было выстроено сильнымъ нмецкимъ зодчимъ Андреасомъ Шлютеромъ (стр. 613), призваннымъ изъ Варшавы въ Берлинъ, и саксонскимъ французомъ Закаріасомъ Лонгедюномъ (1669 — 1748), съ 1714 г.

старшимъ архитекторомъ въ Варшав, едва ли можно теперь распознать. Изъ варшавскихъ церквей XVIII столтія церковь св. Іосифа (1782) иметъ фасадъ въ стил поздняго барокко, съ дугообразно выступающими простнками между толстыхъ колоннъ;

лютеранская церковь, строившаяся въ теченіе всего XVIII вка, представляетъ собою большое, простое, круглое зданіе съ высокимъ куполомъ и своеобразнымъ фонаремъ.

Изъ картинъ, возникшихъ въ XVIII столтіи въ столиц Польши, варшавскіе виды Каналетто младшаго (стр. 567), скончавшагося въ Варшав въ 1780 г., и изображенuя изъ польской исторіи римлянина Марчелло Баччарелли (1731 — 1818), также умершаго въ Варшав, висятъ еще въ королевскомъ замк.

Баччаредли принадлежатъ также потолочныя фрески на сюжеты изъ исторіи Соломона въ Соломоновомъ зал въ Лазенкахъ. Он принадлежать къ приличнымъ итальянскимъ дюжиннымъ работамъ того времени.

Фурнье-Сарлорезъ написалъ цлую книгу о польскихъ придворныхъ живописцахъ.

2. Русское зодчество XVIII вка.

Русская архитектура въ провинціальныхъ городахъ все еще сохраняла старый обликъ. Такъ, въ особенности на свер Россіи возникъ въ теченіе XVIII столтiя еще цлый рядъ деревянныхъ церквей, которыя можно причислить къ лучшимъ созданіямъ древне-русскаго искусства. „Это настоящія еказки", говоритъ Грабарь, „застывшія посреди чудесныхъ темныхъ, заколдованныхъ лесовъ".

Изданiе Суслова знакомитъ насъ съ дивными постройками этого рода въ Вологодской и Архангельской губерніяхъ (рис. на стр. 647). Крыши громоздятся надъ крышами;

крутыя шатровыя башни чередуются со стройными купольными маковицами, килевидныя закомары придаютъ фасадамъ необычный для глаза западно-европейца характеръ.

Церкви, возникавшія на берегахъ Невы, однако, даже въ тхъ случаяхъ, когда он были построены иностранцами, сохраняли наряду съ центральнымъ планомъ, пятью многоцвтными куполами или богато-раздланнымъ среднимъ шатромъ, также отдельныя древне-русскія формы, напримръ килевидную арку, которыя иногда неожиданно являются среди основныхъ формъ итальянскаго барокко или французскаго ложнаго классицизма.

Первымъ знаменитымъ иностраннымь архитекторомъ, прибывшимъ въ царствованіе Петра Великаго въ Петербургъ, былъ Андреасъ Шлютеръ (стр. 613).

Онъ пріхалъ сюда въ 1713 г. и умеръ уже въ слдующемъ году. Отъ его петербургской дятельности, согласно изслдованіямъ Валле, распространявшейся на первые царскіе дворцы, не сохранилось никакихъ ясныхъ слдовъ. "Вторымъ извстнымъ иностранцемъ былъ французъ Жанъ Батистъ Леблонъ (1679 — 1719), составившій себ до того имя въ Париж новой комфортабельной, уютной планировкой нкоторыхъ особняковъ. Его главнымъ сооруженіемъ для Петра Великаго былъ Петергофскій дворецъ съ извстнымъ своими фонтанами паркомъ. Большой іоническій орденъ охватываетъ оба этажа фасада, т. е. блый и красный съ позолотой.

Въ сочетаніи красокъ иностранные архитекторы приспособлялись къ рускому вкусу. Леблонъ не дожилъ до выполненія своего плана.

Французскимъ архитекторомъ, принесшимъ во второй половин XVIII вка въ Петербургъ боле легкій ложно-классическій вкусъ Габріеля (стр. 530), былъ Вальтенъ де ла Мотъ, строитель малаго Эрмитажа и католической церкви св. Екатерины (1763). Въ числ первыхъ итальянцевъ въ Петербург называютъ Андреа Доменико Треццини, которому одни приписываютъ внушительный Петропавловскій соборъ, другіе Преображенскій со"боръ. Къ числу первыхъ итальянскихъ мастеровъ на берегахъ Невы принадлежитъ также скульпторъ графъ Карло Бартоломео Растрелли старшій, приглашенный Петромъ Великимъ въ Россію въ 1716 г. Этотъ старшій Растрелли умеръ въ 1744г. Его сынъ графъ Карло Растрелли (ум. въ 1771 г.), ставшій императорскимъ оберъ-гофъ-архитекторомъ, былъ создателемъ большого числа сооруженій, на которыхъ зиждился блескъ молодой столицы. Къ лучшимъ постройкамъ Растрелли, ярко-выраженнаго барочнаго художника, принадлежитъ, прежде всего, мощный, богато-расчлененный выступами и углубленіями новый Зимній дворецъ (рис. на стр. 648), углы и среднія части котораго оживлены богатыми, выступающими на три четверти колоннами. Въ нижнемъ этаже царитъ іоническій, въ обоихъ верхнихъ этажахъ — во всю длину — ихъ коринфскій орденъ. Красная желзная крыша, видимая позади внчающей зданіе балюстрады, образуетъ мягкій переходъ къ основному коричневато-красному тону стнъ. Въ сходномъ стил выстроенъ Растрелли Строгановскій дворецъ, на углу Невскаго и Мойки, нижній этажъ котораго, раздланный подъ рустику, служитъ какъ бы цоколемъ для верхнихъ этажей, объединенныхъ коринфскимъ орденомъ;

сходныя формы иметъ также его двухъэтажный, въ стил барокко, Воскресенскій соборъ въ Смольномъ монастыр (начатъ въ г.), пять издали светящихся голубыхъ куполовъ котораго были окончены лишь въ XIX столтіи. Напротивъ, петергофская дворцовая церковь Растрелли (1751), съ ея богатыми формами кровли, увнчанной пятью золочеными маковками надъ корпусомъ въ вид жилой постройки, показываетъ намренное смшеніе итальянскаго барокко съ русскими формами.

Къ позднимъ постройкамъ Растрелли принадлежитъ большой Царскосельскій дворецъ, формы наружной архитектуры котораго все еще напоминаютъ Зимній дворецъ, а во внутренности, съ ея фарфоровой и янтарной комнатами, лаписъ-лазуревымъ и серебрянымъ залами, а затмъ чернымъ съ золотомъ китайскимъ заломъ, проникнута уже духомъ рококо. Изъ остальныхъ итальянскихъ архитекторовъ, помогавшихъ строить Петербургъ, особенно заслуживаетъ упоминанія боле строгій и холодный римлянинъ Антоніо Ринальди около 1780 г.), которому принадлежатъ проектъ Мраморнаго дворца въ Петербург и Гатчинскій дворецъ, и вылощенный бергамецъ Джакомо Кваренги или Гваренги (1744 — 1814), къ постройкамъ котораго принадлежитъ Эрмитажный театръ въ Петербург и небольшой Александровскій дворецъ въ Царскомъ Сел.

Современники этихъ мастеровъ были уже русскіе архитекторы, работавшіе въ Петербург и въ Москв. Старейшимъ изъ русскихъ архитекторовъ былъ будущій директоръ академіи Александръ Филипповичъ Кокориновъ ( — 1772), который, воспитавшись на барокко Растрелли, стремился затмъ перейти къ боле элегантнымъ формамъ вка Помпадуры Его главное сооруженіе, спроектированное, однако, какъ можно думать, де ла Мотомъ, есть благородное зданіе Петербургской академіи художествъ (рис. на стр. 649). Надъ облицованнымъ подъ плиты нижнимъ этажемъ съ покруглыми арочными окнами возвышаются два связанныхъ между собою главныхъ этажа, оживленныхъ по боковымъ и среднему ризалитамъ высокими дорическими колоннами съ настоящимъ триглифнымъ фризомъ. Позади средняго фронтона помщенъ еще плоскій куполъ.

Затмъ следуетъ Матвей Федоровичъ Казаковъ (1737 — 1812);

его зданіе Судебной палаты въ Москв представляетъ собою почти буквальную копію съ кокориновскаго зданія петербургской академіи.

Самостоятельне былъ Василій Ивановичъ Баженовъ (1737 — 1799), лучшимъ зданіемъ котораго въ Петербург, согласно Новицкому, является южный фасадъ Инженернаго замка, съ его широкой фронтонной серединой между іоническими колоннами, а въ Москв богато-расчлененный домъ Пашкова, теперешній Румянцевскій музей, главный корпусъ котораго украшенъ по середин коринфскимъ портикомъ безъ фронтона, тогда какъ оба боковые флигеля имеютъ іоническіе храмовые фронтоны.

За Баженовымъ слдуетъ Иванъ Егоровичъ Старовъ (1743 — 1808), строитель Таврическаго дворца Екатерины II и классическаго купольнаго зданія церкви св. Александра Невскаго (1776 — 1790) въ Александро-Невской лавр въ Петербург, высокій куполъ которой спереди какъ бы обрамленъ двумя башнями.

Барабанъ, купола и башни украшены коринфскими, одноэтажный фасадъ, снабженный по середин шестиколоннымъ тосканскимъ портикомъ — тосканскими пилястрами.

Этотъ рядъ архитекторовъ замыкаетъ Андрей Никифоровичъ Воронихинъ (1760 — 1814), строитель Гордой академіи съ ея обращеннымъ къ Нев двнадцатиколоннымъ дорическимъ портикомъ, а также знаменитаго Казанскаго собора въ Петербург (1801 — 1811), коринфской центральной постройки, съ шестиколоннымъ фронтоннымъ фасадомъ, высокимъ куполомъ надъ обставленнымъ колоннами барабаномъ и полукруглыми колоннадами, подражающими портикамъ Бернини передъ соборомъ св. Петра.

3. Русское ваяніе XVIII вка.

Первымъ профессоромъ ваянія при петербургской академіи былъ посредственный французъ Никола Жилле (1708 — 1791). Первая конная статуя Петра Великаго исполнена вышеупомянутымъ итальянцемъ Растрелли. Отлитая при императриц Елизавет, она стоитъ на южной сторон Инженернаго замка.

Петръ въ лавровомъ внк сидитъ въ довольно натянутой поз на своемъ выступающемъ впередъ кон. Зато въ царствованіе Екатерины II былъ созданъ Этьеномъ Морисомъ Фальконетомъ (стр. 534), жившимъ въ Петербург съ 1766 по 1771 г., уже знакомый намъ великолпный памятникъ великаго императора, принадлежащій къ самымъ мощнымъ скульптурнымъ созданіямъ XVIII вка. Уже огромная гранитная глыба, служащая подножіемъ для царственнаго всадника, придаетъ смлой архитектур памятника совершенно самобытный характеръ.

Голова Петра исполнена, впрочемъ, ученицей и невсткой Фальконета, Маріей Анной Калло (1748 — 1821).

Работы первыхъ скульпторовъ, вышедшихъ изъ петербургской академіи, Федора Шубина (1740 — 1805), Михаила Козловскаго (1753 — 1802), Фодосія Щедрина (1751 — 1825) и др., блднютъ передъ блескомъ созданій Фальконета.

Гудона и Кановы, выставленныхъ во входномъ зал петербургскаго Эрмитажа.

Изъ этихъ работъ выдается бюстъ Павла. I, о которомъ Грабарь пишетъ, что онъ обнаруживаетъ необычайно жестокій для XVIII вка реализмъ и безпощадное психологическое проникновенiе.

4. Русская живопись XVIII вка.

Русская живопись также могла подняться на высоту европейскаго искусства, лишь примыкая первоначально къ западно-европейской живописи.

Нмецкимъ живописцемъ Петра Великаго называютъ некоего Тангауэра;

его слабый конный портретъ императора находится въ музе Александра III въ Петербург. Французомъ, привлеченнымъ Петромъ Великимъ въ 1716 г., былъ баталистъ и портретистъ Луи Каравакъ (ум. въ 1754 г.), кисти котораго принадлежитъ находящійся въ Романовской галлере Зимняго дворца граціозный двойной портретъ юныхъ дочерей императора въ разввающихся одеждахъ и оживленныхъ позахъ. Основавши академію, императрица Елизавета вызвала, кром другихъ французовъ, портретиста Луи Токе (1696 — 1772), пробывшаго въ Петербург съ 1757 по 1759 г., и Луи Жана Франсуа Лагрене ( — 1803)f съ 1760 по 1762 г. директора петербургской академіи, а изъ итальянцевъ графа Пьетро Ротари (1707 — 1763), прибывшаго въ 1757 г., и Стефано Торелли (1712 — 1780;

въ Петербург съ 1758 г.), кром того, датчанина Вигилія Эриксенa, пріехавшаго въ 1757 г. и умершаго въ Петербург, какъ и названные итальянскіе художники. Славится „галлерея красавицъ" графа Ротари въ Петергофскомъ дворц. Солидными достоинствами обладаетъ написанный Эриксеномъ портретъ Екатерины II (1762) въ Кремлевскомъ Дворц въ Москв. Изъ иностранныхъ художниковъ времени Екатерины II и Павла I Должны быть названы на первомъ мст искусный, офранцузившійся въ Париже шведъ Александръ Рослинъ ( — 1793;

стр. 639), работавшій въ Петербург съ 1775 по 1777 г., разностороннiй и ловкій итальянецъ Джованни Баттиста Лампи старшій (1751 — 1830), работавшій въ Россіи съ 1791 по 1798 г., a затмъ преселившійся въ Вну, и извстная французская художница Луиза Виже-Лебренъ (стр. 549), писавшая въ Петербург между 1795 — 1801 гг.

Наряду со всми этими иностранными звздами вскор засіяли собственнымъ, все боле увеличивавшимся свтомъ русскіе живописцы XVIII вка. Къ числу первыхъ русскихъ художниковъ, которыхъ Петръ Великій послалъ учиться на Западъ, принадлежитъ Иванъ Никитинъ (1688 — 1741), бывшій въ Петербург ученикомъ Тангауера, а въ Париж учившійся у Ларжильера (стр. 344);

его иногда смшиваютъ съ его младшимъ братомъ Романомъ. Произведеніями его кисти считаются характерный погрудный портретъ малороссійскаго гетмана въ петербургской академіи и портретъ Петра Великаго на смертномъ одр (1725), воспроизведенный у Новицкаго.

Къ старйшимъ русскимъ живописцамъ второго поколнія принадлежитъ Алексей Антроповъ (1716 — 1795), писавшій съ 1752 г.


религіозныя фрески для построенной по проекту Растрелли Андреевской церкви въ Кіев, работавшій съ 1756 г. въ Москв и открывшій въ 1761 г. въ Петербург школу живописи, гд процветала слабая манера Ротари. Настоящимъ ученикомъ Ротари былъ Федоръ Рокотовъ (1730 — 1812), одинъ изъ первыхъ русскихъ профессоровъ академіи. Изъ его нжно написанныхъ и пріятныхъ по колориту портретовъ слдуетъ отмтить нжный юношескій портретъ Павла I въ Романовской галлере и дамскій портретъ въ музе Александра III. Ученикомъ Антропова былъ Дмитрій Левицкій (1735 — 1822), самый замчательный русскій живописецъ своего времени. О немъ писалъ, въ числ другихъ, Рошъ. Несмотря на вліяніе на него Токе, Левицкій сохранилъ свою самостоятельную, свжую и натуральную, и поэтому національно русскую способность наблюденія. Къ лучшимъ работамъ его принадлежать портреты Прокопія Демидова (1772) въ Коммерческомъ училищ въ Петербург, портретъ Дидро (постившаго въ 1773 г. Петер бургъ) въ Женевской библіотек, картина, изображающая Екатерину II въ императорскихъ регаліяхъ, въ Романовской галлере (реплики этого портрета въ академіи художествъ и въ Императорской Публичной библіотек) и изображеніе Александра Ланского у бюста императрицы въ музе Александра III, обладающемъ семью картинами его кисти. Съ полнымъ правомъ славится также портретъ поэта Дмитріева въ Третьяковской галлере въ Москв, а еще боле прелестные, изображенныя, большей частью, въ движеніи фигуры воспитанницъ Смольнаго института, теперь въ Петергофскомъ дворц. Трудно представить себ что-либо боле простое, натуральное и вмст съ тмъ боле полное чисто-живописной прелести, чмъ портретъ танцующей m-lle Борщовой. Лишь, въ конц своей художественной карьеры, подъ вліяніемъ вошедшаго въ моду боле поверхностнаго искусства Лампи, Левицкій сталъ делаться боле вялымъ и манернымъ.

Лучшимъ ученикомъ его былъ Владиміръ Боровиковскій (1758 до 1820), самостоятельность котораго не пострадала отъ того, что онъ впослдствiи перешелъ къ Лампи. Кром портретовъ, онъ писалъ также образа для иконостасовъ, которые, будучи исполнены мистическаго огня, сочетаютъ старо русскую, византійскую композицію съ новыми, боле свободными, хотя все еще строгими формами. Юношескія произведенія этого рода онъ выполнилъ въ Миргород и его окрестностяхъ, а въ 1790 г, расписалъ иконостасъ;

могилевской церкви, въ 1795 г. церкви въ Торжк. Лучшія его религіозныя произведенія, въ которыхъ славится перуджиновское настроеніе, Благовщеніе, медальоны съ евангелистами и фигуры святыхъ на иконостас Казанскаго собора въ Петербург (1804 — 1811). Какъ портретистъ, онъ предпочиталъ первоначально миніатюрныя изображенія, и лишь впослдствiи, подъ вліяніемъ Лампи, перешелъ къ портретамъ въ натуральную величину. „Превосходно удавались ему большіе парадные портреты одетыхъ въ бархатъ и шелкъ, украшенныхъ орденами сановниковъ", но еще лучше, быть можетъ, „нжные портреты мечтательныхъ дамъ, въ которыхъ онъ, однако, по временамъ "впадалъ въ нсколько слащавую сантиментальность". Славятся его томный портретъ г-жи Лопухиной въ Третьяковской галлере, нсколько елейный поколнный портретъ митрополита Амвросія въ Румянцевскомъ музе и плутовская полуфигура г-жи Арсеньевой въ музе Александра III, гд находятся 14 его картинъ.

Изъ раннихъ русскихъ пейзажистовъ, писавшихъ большей частью городскiе виды, слдуетъ упомянуть еще Семена-Щедрина (1745 — 1804), учившагося въ Париж у Казановы, и Федора Алексеева (1753 — 1824), ученика петербургской академіи, получившаго дальнйшее образованіе въ Венеціи.

Эти излученія западно-европейскаго искусства свтятъ собственнымъ блескомъ, въ общемъ, лишь въ лучшимъ портретахъ Левицкаго и Боровиковскаго.

Въ художественно-историческомъ отношеніи, однако, указанныя произведенія представляютъ значительный интересъ, какъ основы, на которыхъ зиждется русское искусство XIX вка.

X. Искусство XVIII вка въ Америк.

1, Предварительныя замчанія. — Испанское искусство въ Мексик.

Вмст съ испанскими завоевателями, первыми колонизаторами Америки, туда стали направляться за океанъ и испанскіе художники, прежде всего, конечно, архитекторы, и хотя въ основаніи и отстраиваніи главныхъ, быстро расцвтавшихъ городовъ Мексики и Южной Америки принимали участіе не самые первоклассные испанскіе архитекторы, все же вскоре во всхъ городахъ на этомъ огромномъ пространств высились уже внушительные соборы, приходскія церкви, монастыри и правительственныя зданія, стиль которыхъ представляетъ отблескъ великаго испанскаго искусства тхъ вковъ. Стиль герреровской школы (стр. 244) принесъ въ Новый Свтъ уже въ 1573 г. архитекторъ Франсиско Бесерра изъ Трухильо. Ему обязаны своимъ первоначальнымъ видомъ, въ числ другихъ, соборы въ Лосъ-Анжелосъ, въ Лим, въ Кузко и доминиканская церковь въ г.

Мексико. Почти вс они имютъ широкіе фасады съ монументальными боковыми башнями, увнчанными колоколообразными, полукруглыми или пирамидальными куполами, все. они соперничаютъ въ свободномъ примененiи античныхъ колонныхъ и пилястровыхъ ордевовъ, вь исполненіи которыхъ отразились послдовательно вс стилистическія измненія искусства метрополіи. Главнымъ стилемъ былъ, конечно, барокко. Соборъ Бесерры въ Лим былъ вновь отстроенъ посл землетрясенія въ 1746 г. Средній выступъ фасада, оживленный мотивомъ мелкихъ нишъ, покрытъ плоскимъ арочнымъ фронтономъ. Четырегранныя башни, выведенныя надъ крышей въ одинъ этажъ и украшенныя высокими треугольными фронтонами надъ коринфскими пилястрами, покрыты колоколообразными куполами. Фасадъ собора въ Мексико (рис. ниже), сооруженный между 1573 и 1667 гг., заключаетъ между мощными, но неуклюжими, выступающими впередъ контрфорсами вдавшіеся внутрь порталы со строгими дорическими и іоническими колоннами, но увнчанные въ дух барокко. Двухъэтажныя четыреугольныя башни, оконченныя лишь въ 1791 г., имютъ въ нижнемъ этаж тосканскіе, въ верхнемъ — іоническіе пилястры. Ясно выражена колоколообразная форма ихъ куполовъ. Плоскій куполъ надъ средокрестьемъ увнчанъ высокимъ фонаремъ. Къ собору съ южной стороны примыкаетъ „Саграріо Метрополитано", богатйшая приходская церковь Мексико, сооруженная въ фантастически-пышныхъ формахъ хурригверизма.

У насъ нтъ свдній относительно декоративныхъ скульптурныхъ работъ этихъ церквей. Но все же, благодаря книг Ламборна, мы въ состоянiи прослдить дальше (стр. 382), на протяженіи XVIII вка, исторію испанской живописи въ Мексик. Слабыя произведенія послдователей школы Мурильо, характеризующiя здсь, какъ и въ метрополіи, вкусъ времени, ста новятся, особенно въ новой испанской школ Мексики, боле и боле свтлыми и вмст богатыми по колориту, боле жидкими по краскамъ, все бдне моделировкой формъ. Въ начал XVIII столтія преобладающее значеніе имлъ „мексиканскій Карраччи", Хуанъ Родригецъ Хуарецъ, на картинахъ котораго имются даты 1702 и 1720 гг. Извстны его „Поклоненіе волхвовъ" и „Вознесеніе Господне" въ собор Мексико. Его братъ Николасъ Родригецъ Хуарецъ, колоссальное изображеніе Христофора котораго въ галлере клуатра церкви Нуэстра Сеньора де Гваделупе близъ Закатехаса датировано 1722 г., цнился также какъ портретистъ. Особенно хвалятъ его портретъ четырехлтняго дона Жоакина Мунецъ де Санта Круцъ въ Національномъ музе въ Мексико, гд „Поклоненіе волхвовъ" есть одна изъ его наиболе жизненныхъ религіозныхъ картинъ. Изъ длиннаго ряда прочихъ мексиканскихъ живописцевъ XVIII столтія здсь могутъ быть отмчены Ибарра и Кабрера, оба ученики Хуана Koppeа, лучшее произведенiе котораго „Непорочное Зачатіе" находится въ собор.


Къ важнйшимъ произведеніямъ Хозе Ибарра съ датами 1740, 1747 и гг., въ Національномъ музе въ Мексико, относятся „Самаритянка" и „Прелюбодйная жена";

въ собор Пуэблы, среди одиннадцати картинъ — „Умовеніе ногъ", „Тайная Вечеря" и „Благодатная Матерь". Мигуэль Кабрера, картины котораго помчены 1750 по 1763 г., былъ, какъ утверждаютъ, индецъ изъ Запотекаса. Онъ покрывалъ масляными красками огромныя полотна, выполненныя въ легкомъ, слабомъ стил и разсянныя по всмъ церквамъ страны. Въ Національномъ музе находятся, кром автопортрета, еще „Апокалиптическая жена" и святые Бернгардъ и Ансельмъ. Его цнятъ не только какъ живописца, но и какъ скульптора и архитектора.

Изъ работъ ученика Ибарры Хозе Альсибара, писавшаго между 1762 и гг., можно видть въ собор Мексико недурную „Тайную Вечерю";

изъ произведеній ученика Кабреры, Хозе Антоніо Вальехо, церковь Санъ Діего въ Мексико обладаетъ 15 большими изображеніями Страстей Господнихъ.

Эдуардо Тресгверрасъ (1765 — 1833), архитекторъ, скульпторъ и живописецъ, прозванный Микель-Анджело Мексики, привилъ мексиканскому искусству боле холодныя, ложно-классическія формы наступавшаго XIX вка. Его лучшее произведенiе — кармелитская церковь въ Селай, не только имъ выстроенная, но и украшенная скульптурами и картинами. Намъ недостаетъ вспомогательныхъ матеріаловъ, чтобы ближе опредлить его стиль.

2. Искусство Сверной Америки.

Испанской культур, господствовавшей въ Средней и Южной Америк, въ Сверной Америк противостала сначала голландская, a вскор затмъ англійская цивилизація. Сверо-американско искусство XVIII столтія есть въ сущности англійское колоніальное искусство, центръ тяжести котораго находился въ самой Англiи. Основанные здсь „Соединенные Штаты" пробуютъ въ конц столтія пріобрсти самостоятельность по отношенію къ метрополіи и въ вопросахъ искусства. Всего подробне исторія американскаго искусства изобра жена въ пятитомномъ изданіи ванъ Дайка, въ которомъ Тафтомъ написана исторія скульптуры, Ишемомъ исторія живописи, Блекаль долженъ обработать исторію архитектуры и Пеннель исторію графическихъ искусствъ.

Изъ атлантическихъ городовъ Сверной Америки Нью-Іоркъ, уступленный Голдандіей Англіи въ. 1667 г., и Альбани, дольше остававшiйся голландскимъ городомъ, были первоначально выстроены въ стиле нидерландскаго ренессанса.

Лишь въ отдльныхъ церквахъ и фермахъ Лонгъ-Айланда и Нью-Джерси сохранились остатки этого голландскаго зодчества XVII столтія. Въ Іонкерс на Гудзон помщичій домъ Филлипсе 1682 г. былъ перестроенъ въ ратушу. Въ Кортландтскомъ парк близъ Нью-Іорка стоитъ еще приспособленный теперь подъ Колоніальный музей жилой домъ фамиліи ванъ Кортландтъ (1748).

Отъ того времени, когда Штаты были еще англійской колоніей, изъ общественныхъ зданій сохранились лишь одн церкви, стиль которыхъ является отраженіемъ палладіанскаго стиля лондонскихъ церквей сэра Кристофера Рена (стр. 502). Церковь св. Михаила въ Чарльстон (1752) напоминаетъ общимъ расположенімъ и колоннымъ портикомъ съ фронтономъ „церковь св. Мартина въ поляхъ" въ Лондон, Джиббса (стр. 582). Схожа съ нею церковь св. Павла въ Нью-Іорк (1756). Древнйшія постройки колледжа короля Вильгельма и королевы Маріи, въ Вильямсбёри, приписываются даже, хотя ошибочно, самому Рену. Въ имніяхъ богатыхъ англійскихъ плантаторовъ того времени сохранились во многихъ мстностяхъ, напримеръ въ Брандон, Ширли и Уэстовер въ штат Виргинія, въ Гомвуд и Уайтгал въ штат Мерилендъ, прекрасные образцы жилыхъ домовъ XVIII столтія, часто украшенныхъ фронтоннымъ портикомъ на колоннахъ. Колоніальныя постройки Южной Каролины и Георгін изданы Креномъ и Зодергольцемъ. Древнйшія жилыя городскія постройки встрчаются въ Аннаполис въ штат Мерилендъ.

Изъ первыхъ пятилтій существованія „Соединенныхъ Штатовъ" насъ могъ особенно интересовать первый вашингтонскій „Капитолій", если бы онъ сохранился до нашего времени. Онъ сгорлъ въ 1814 г., и лишь, 6 его колоннъ, показывающія попытку создать „американскій орденъ" включеніемъ кукурузы въ орнаментъ капителей) поставлены, какъ достопримчательность, въ вестибюл подземнаго этажа новаго Капитолія. Но зато сохранился, хотя и съ пристройками, сооруженный въ 1785 г., по образцу древне-римскаго "Четыреугольнаго Дома" въ Ним (т. I, стр. 559), Капитолій или Правительственное зданіе въ Ричмонд, следовавшій ложно-классическому направленію..

Объ американской скульптур ХІІI вка едва ли еще можно говорить.

Талантливой художницей, умевшей создавать жизненныя произведенія даже изъ малоценнаго матеріала, считается Петенсъ Райтъ, урожденная Ловель, изъ Бордентоуна (1725 — 1785). Небольшіе восковые бюсты ея возбуждали восхищеніе и въ Лондон, куда она переселилась. Какъ рзчикъ по дереву, доведшiй до извстнаго совершенства искусство украшать фигурами носы кораблей, извстенъ Вильямъ Рёшъ изъ Филадедьфіи (1756 — 1833), первый директоръ основанной въ этомъ город въ 1803 г. академіи художествъ его мастерство и чувство прекрасно видны въ бронзовой копіи съ рзанной въ дерев нимфы рки Скулькилля въ Фермонтскомъ парк въ Филадельфіи.

Когда дло шло о выполненіи дйствительно художественныхъ задачъ, американцы сознавали, что он были имъ еще не подъ силу. Штатъ Виргинія постановилъ въ 1785 г. воздвигнуть статую Георгу Вашингтону и обратился поэтому къ великому французскому скульптору Гудону (стр. 535). Гудонъ прибыль въ томъ же 1785 г., вылпилъ Вашингтона и возвратился въ 1786 г. въ Европу. Его знаменитая мраморная статуя великаго государственнаго человка, поставленная въ 1788 г., стоитъ еще и теперь подл бюста Лафайета того же мастера подъ среднимъ куполомъ Капитолія въ Ричмонд, для котораго она была предназначена.

Сверо-американская живопись XVIII столтія развивалась, все время обмнйваясь силами съ британскимъ искусствомъ. Шотландцы были первыми художниками, работавшими, какъ портретисты, за океаномъ. Джонъ Уатсонъ, прибывшій въ 1715 г., не былъ еще, какъ кажется, настоящимъ художникомъ. Во всякомъ случа значительне его былъ уроженецъ Эдинбурга Джонъ Смайбертъ (1684 — 1751), соученикъ Гогарта у сэра Джемса Торнгилля (стр. 508). Онъ работалъ и умеръ въ Бостон. Портреты Смайберта — лучшіе изъ написанныхъ до того времени въ Америк. Его большой, нсколько натянутый по композиціи, изъ восьми фигуръ, сухо написанный портретъ семьи епископа Беркли, теперь въ Уэльскомъ университет въ Нью-Гевен, интересуетъ насъ, но лишь какъ одинъ изъ первыхъ плодовъ, созрвшихъ по ту сторону океана. Англичаниномъ, повидимому, былъ Джонатанъ Б. Блекбёрнъ, поселившійся около 1750 г. въ Бостон. Портретъ Джошуа Уарнера въ Бостонскомъ музе достаточно типиченъ для его сухого, но честнаго искусства.

Первые рожденные въ Америк живописцы, которыми гордятся Соединенные Штаты, несмотря на то, что они остались англичанами, были Джонъ Сингльтонъ Коплей (стр. 596) изъ Бостона и Бенджаменъ Уэстъ стр. 597) изъ Пенсильваніи. Коплей дожилъ до 1774 г. въ Бостон, гд онъ работалъ, примыкая къ манер Блекбёрна. Въ 1760 г. онъ возбудилъ къ себ вниманіе въ Лондон, гд выставилъ „Мальчика съ блкой". Какъ портретистъ онъ пользовался большимъ успхомъ въ Бостон. Портреты его американскаго періода, въ которыхъ еще не замтно англійскаго пошиба его позднйшихъ произведенiй, отличаются простымъ и честнымъ наблюденіемъ натуры и такимъ же простымъ и честнымъ, нсколько сухимъ, жесткимъ, скоре бднымъ красками письмомъ. Слдуетъ упомянуть его свжо написанный портрета глядящей поверхъ рукодлья миссисъ Фордъ въ Атенеум въ Гартфорд (въ штат Коннектикутъ) и вдумчивый портретъ Джона Генькока съ отточеннымъ перомъ передъ раскрытымъ фоліантомъ въ бостонскомъ музе. Напротивъ, Бенджеменъ Уэстъ, двадцати двухъ лтъ отроду ухавшій въ Европу, сначала въ Римъ, потомъ въ Лондонъ, гд посл смерти Рейнольдса сталъ президентомъ академіи художествъ, не оставилъ въ Америк ни одного сколько нибудь значительнаго юношескаго произведенія;

зато его лондонская мастерская стала главнымъ мстомъ образованія молодыхъ американскихъ художниковъ, и изъ его позднихъ произведеній „Смерть на желтомъ кон", теперь въ академіи художествъ въ Филадельфіи, произвела большое впечатлніе на его соотечественниковъ. Изъ перваго поколнія этихъ учениковъ Уэста заслуживаетъ упоминанія, самое большее, Чарльзъ Уальтонъ Нилъ (1741 — 1827), раннія картины котораго напоминаютъ манеру Коплея. Къ его лучшимъ картинамъ принадлежитъ юношескій портретъ Вашингтона въ Метрополитанскомъ музе въ Нью-Іорк. Поздній автопортретъ Пиля у входа въ его собственный „музей", теперь въ академіи художествъ въ Филадельфіи, обнаруживаетъ ослабвшій стиль набившаго себ руку подражателя Уэста.

Лучшій американскій ученикъ поздняго періода Уэста, Джильбертъ Чарльзъ Стюартъ (1775 — 1828), усвоилъ себ, въ противоположность Пилю, боле сочную манеру Рейнольдса и Генсборо. Избалованный и заваленный заказами уже въ Лондон, онъ быстро сдлался въ Америк, куда онъ вернулся въ 1793 г., первымъ дйствительно знаменитымъ портретистомъ Соединенныхъ Штатовъ. Въ Метрополитанскомъ музе въ Нью-Іорк можно видть его характерные портреты капитана Генри Райса, Джона Джея, дона и доньи Хауденесъ, судьи Антони, главнымъ же образомъ самого Георга Вашингтона. Въ академіи художествъ въ Филадельфіи находятся среди многихъ другихъ его работъ прекрасные портреты президентовъ Вашингтона, Мадисона и Монроэ, прелестные женскіе портреты миссисъ Блоджетъ и миссъ Бордлей. Бостонскій музей обладаетъ выразительнымъ поколннымъ портретомъ генерала Кнокса, изображеннаго опершимся лвой рукой на дуло пушки.

Джонъ Трёмбуль (1756 — 1843) писалъ вначал въ дух батальныхъ картинъ Уэста и задавался цлью стать живописцемъ американскихъ войнъ за освобожденіе. Четыре большія полотна въ Ротонд вашингтонскаго Капитолія, меньшія по размрамъ картины того же рода въ Уэльскомъ университет въ Нью-Гевен являются лишь заурядными произведеніями, несмотря на любовно выполненныя портретныя штудіи, лежащія въ ихъ основ. Лучше его портреты въ натуральную величину, напримръ портрет губернатора Клинтона въ Ситти-Голл въ Нью-Іорк.

Вильямъ Дёнлапъ (род. въ 1766, ум. около 1834 г.), послдній изъ названныхъ позднихъ американскихъ. учениковъ Уэста, не обнаруживаетъ особенно силънаго дарованія въ своихъ картинахъ, изъ которыхъ можно назвать портретъ-группу Историческаго общества въ Нью-Іорк, гд онъ изобразилъ себя самого, показывающимъ своимъ родителямъ картину, но зато онъ стремился стать американскимъ Вазари. Дйствительно, его исторія искусства въ Соединенныхъ Штатахъ даетъ намъ наглядный обзоръ развитія и роста стараго искусства на молодой почв, на которую оно было пересажено.

Заключеніе.

Въ то время какъ XVIII вкъ создалъ во всхъ областяхъ поэзіи, музыки, философiи и государственной жизни непреходящiя цнности, въ области изобра зительныхъ искусствъ онъ, какъ мы видли, былъ, съ одной стороны, вкомъ фривольнаго, легкаго, но все еще блестящаго увяданія пріобртеній трехъ предшествовавшихъ столтій, а съ другой стороны, тотъ же XVIII вкъ далъ свжіе ростки новой, еще полной противорчій жизни, которая должна была наполнить своимъ содержаніемъ XIX столтіе.

Еще никогда изобразительныя искусства не были боле международными, чмъ въ XVIII столтіи. Съ итальянско-французскимъ школьнымъ вкусомъ, утвердившимся во всхъ странахъ, едва могли соперничать національныя теченія;

всего живе и своеобразне проявлялись эти теченія все же въ самой Франціи, а въ Испаніи и въ Нидерландахъ они сказывались лишь въ нкоторыхъ опредленныхъ направленіяхъ, въ Англіи нашли свое выраженіе въ безсознательно-оригинальныхъ формахъ, принятыхъ тамъ живописнымъ эклектизмомъ, а въ Германіи обнаруживались лишь въ отдльныхъ переживаніяхъ прошлаго и предчувствіемъ новаго. Область этого интернаціональнаго искусства, шедшаго подъ главенствомъ Франціи въ этихъ обоихъ направленіяхъ — увяданія стараго и зарожденія новаго — почти повсюду параллельными стезями, необычайно расширилась въ теченіе разсмотрннаго періода. Англія, Скандинавія и обновленная Россія лишь теперь вполн примкнули къ общему движенію. Въ Америк на путь той же художественной эволюціи вступили не только испанскія, но и англо-саксонскія области. Обмнъ мастерами и художественными произведенiями принялъ небывалые до того времени размры. Искусство XVIII вка было повсюду скоре международнымъ искусствомъ эпохи, чмъ національнымъ искусствомъ того или другого народа.

Въ области архитектуры перемны вкуса въ теченіе XVIII столтія сказывались мене явственно въ план и въ архитектур, чмъ въ отдлк внутреннихъ помщеній и въ формахъ ихъ обстановки, предметовъ домашняго обихода и роскоши. Поэтому именно произведенія прикладного искусства, особенно ювелирныя работы и произведенія вновь возникшаго, какъ нельзя лучше отвчавшаго духу рококо фарфороваго производства, ближайшее разсмотрніе которыхъ мы должны предоставить исторіи художественной промышленности, отражаютъ всего ближе самыя существенныя и самыя интимныя стороны XVIII вка. Изъ свободныхъ изобразительныхъ искусствъ, какъ это было обусловлено самимъ характеромъ вышеозначенныхъ художественныхъ измненій, живопись особенно придерживалась формъ отцвтавшаго ренессанса, которыя мы называемъ рококо, тогда какъ скульптура боле ршительнымъ образомъ приняла участіе въ развитіи нео-классицизма, съ любовью обратившаго взоры на древнихъ грековъ и придавшаго свой отпечатокъ искусству на рубеж наступавшаго XIX вка.

_

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.