авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«ИСТОРИЯ ПЕТЕРБУРГА № 6 (46). 2008 Содержание ПЕТЕРБУРГСКОЕ ИНТЕРВЬЮ ДУША ...»

-- [ Страница 5 ] --

… (неразборчиво. – Авт.) ствием? Откуда ты и куда?» В ко- сначала протянула ко мне голову, Тогда они стали делиться между ротких словах я рассказал ему мою как будто с дружелюбными чувства собой впечатлениями. Мои милые историю и затем осведомился об его ми (преехидная!), а когда я порав и чумазые земляки в широчайших здоровье, потому что он был болен, нялся с ней, то она заложила назад шароварах и огромных чоботах вы- похудел и постарел, с тех пор как я уши и укусила меня за руку выше зывали их дружные взрывы хохота;

его видел. К удивлению, он передал локтя, и, знаете, пребольно. 14-го в а после ветряные мельницы и табач- мне довольно подробно anamnesis и 6 час. утра мы выехали из Киева. На ные плантации заслужили наиболь- status praesens9 и, когда кончил, по- Одесской жел[езной] дороге наш шее внимание и изумление моих смотрел на часы, встал и сказал: 1-й эшелон столкнулся с другим просвещенных сослуживцев. Когда «Теперь прощай;

я должен ехать. поездом, шедшим ему навстречу.

же мы проезжали Днепр, то все еди- Милости просим к обеду: ровно в 5 Когда мы подъехали через пять ча ногласно решили, что Днепр река часов садимся за стол». Мы вышли сов на место происшествия, я нашел широкая, и глубокая, и очень хоро- вместе;

я пошел к другим моим род- двух солдат убитыми, вследствие шая;

и я с удовольствием указываю ственникам и знакомым, но к со- ушибов головы с мозговым крово на эту черту, потому что вижу в ней жалению весьма многих не застал в излиянием, а трех тяжелораненых с зародыш эстетического чувства. В городе, п. ч. жили еще в деревне. явлениями сотрясения мозга. В Киеве мы пробыли 12-е и 13-е. Мой Предводительский обед прошел в Кишиневе сдал их в госпиталь. Зре дядя (самых строгих правил)6 55-ти довольно сухой и неоживленной лище этих убитых и раненых с лет, губернский предводитель дво- беседе, больше насчет войны. Кузи- окровавленными лицами произвело рянства и гофмейстер, – англоман с на моя, дева 28-ми лет, высочайшего довольно тяжелое впечатление на удивительно расчесанными и на- роста с расположением к чахотке, солдат;

они как-то притихли, приу душенными бакенбардами и с нео- добрейшее существо, не принимала молкли, и только некоторые с горе быкновенно прекрасными руками и участия в разговоре, потому что чью замечали: «еще и турку не ви ногтями, тщательная культура кото- любит кое о чем помолчать. Вечером дели, а уже раненые да убитые есть».

рых обходится ему ежедневно в я пошел в театр и с огромным удо- Вследствие огромного наплыва во несколько часов времени. Впрочем, вольствием прослушал «Аиду», инских и санитарных поездов, а быть можно дельным человеком и которая, представьте, прошла от- также вследствие железнодорожных думать о красе ногтей7. Взойдя к лично, с очень хорошим ансамблем, беспорядков мы опоздали в Унгены нему в кабинет без доклада, я нашел с большим одушевлением, и при более, чем на сутки;

на всякой стан его сидящим в обшитом и комфорт- отличной, почти роскошной поста- ции и полустанции стояли по два и ном кресле за письменным столом новке. Хор немногочисленный, но по три часа, иногда больше;

а то про и подписывающим бумаги с важно- все с хорошими чистыми и свежими сто среди поля остановимся и ждем.

стью, достойной Императорского голосами;

прехорошенькие хорист- Нас встретили с приказом немед Канцлера. Мы с ним не виделись ки … (неразборчиво. – Авт.) и не ленно двинуться в Яссы;

спрашива История Петербурга. № 6 (46)/ С лужилый Петербург ем, надолго ли? Говорят: неизвестно, снул, потому что от самого Киева не пообедать, мы потом сели на поезд вероятно, дня на 4, а может быть, на спал как следует. Во время моего сна и поехали, Бок в Бухарест, а я об неделю, может, на месяц. В Унгенах небо заволоклось тучами, пошел ратно во Фратешти, и эту ночь пере я ждал писем из разных мест Рос- дождь и стал хлестать меня в лицо. ночевал на столе у знакомого инже сии;

нечего было делать;

пошел в Я проснулся и подумал про себя нера, которого встретил на станции.

почтовое управление с просьбою «вот положение!», а дождь не пере- Вечером получена телеграмма, что переслать все мои письма в Яссы. стает лить, как из ведра. Тогда я стал бы батальон шел через Зимницу в Через 4 часа тронулись дальше;

придумывать какой-нибудь исход. Систово, где ему назначена зимняя только унгенский комендант взду- Офицеры, расположившиеся возле стоянка. На следующий день заигра мал отправить наш поезд без всяко- меня, куда-то исчезли;

вдруг в не- ли генерал-марш, и мы выступили в го звонка свистка, вследствие чего скольких шагах вижу повозку… поход. Отсюда начинаются поход дежурный офицер, несколько сол- Светлая мысль озарила мою про- ные неприятности и неудобства.

дат и командир батальона остались мокшую голову! Я надел на себя Зная, что врачу полагается лошадь, в Унгенах;

их потом привез пасса- пальто, взял с собою мокрехонькую я требовал в Бобруйске узаконен жирский поезд, вышедший спустя подушку, подлез под спасительную ные 125 р. на покупку этого полез три часа после нас. Яссы производят телегу (изобретательность, достой- ного четвероногого. Мне их выдали, приятное впечатление на путеше- ная Робинзона Крузо), и под ее но в Киеве отняли назад на том ственника;

он красиво расположен прикрытием опять погрузился в сон. основании, что я должен был купить на отлогой горе, и главные улицы Проснулся я утром с ощущением лошадь из числа тех 300 р. подъем вымощены асфальтом. Тип румын- мокроты, сырости и ломоты во всем ных, которые я получил в Петербур ских женщин отличается удиви- теле, и когда захотел исследовать ге. Приходится обязательно идти тельной красотой. Извозчики пре- причину такого явления, то вскоре пешком, п. ч. у нас нет даже лазарет восходны, и фрукты дешевы. Но увидел, что лежу в небольшой лу- ной фуры, на которую можно было молдаване – мошенники ужасные, жице, образовавшейся вокруг моего бы присесть для отдыха. Но беда не хуже … (неразборчиво. – Авт.), так бренного тела, а кругом прыгают и в этом, потому что я даже люблю и норовят, чтобы надуть, провести, квакают лягушки и ползают про- пешие экскурсии, а в том, что от обсчитать и содрать втридорога;

тивные сороконожки. Глупейшая самого Фратешти и до сих пор не ругаются самым пошлым образом и ситуация! Выкарабкавшись из-под прерывно, день и ночь, идет дождь;

безжалостно терзают собак на ули- повозки, я пошел греться и сушить- никак не можем ни просушиться, ни цах. Вот все, что я успел заметить: ся возле огня, разведенного несчаст- переодеться, ни выбраться из невы на следующее утро пришла теле- ными, до костей промокшими сол- лазной грязи, в которой вот уже грамма, чтобы безотлагательно датами. А потом взошло ясное сол- шесть дней топчемся, как свиньи следовать в Зимницу. Я в третий раз нышко, и подогрело нас, и ободрило. (извините за сравнение). 80 верст до повторил одну и ту же глупость и Здесь у нас была дневка. Я поехал в Зимницы были еще сносны, потому велел все адресованные мне письма Журжево и там на вокзале встретил что дорога довольно ровная (по пересылать в Зимницу. В Бухаресте знакомого Вам Владимира Бока, вспаханному полю), и в корчмах пробыли только 1,5 часа и поехали который ехал из Горного Студеня в можно было получить борщ, курицу, дальше, не успевши даже бегло Бухарест в качестве уполномочен- чай, кофе и вино. Но от Зимницы осмотреть город. Конечная станция ного от Красного Креста. До отхода сюда 30 верст с горы на гору просто румынской жел[езной] дороги – поезда оставалось 4 часа, и мы вме- убийственны;

и за исключением Журжево;

но все пребывающие во- сте с ним пошли осматривать город. кислого вина и сыра нельзя полу йска высаживаются, не доезжая 8 Жалкий вид представился нам: пу- чить ничего другого. В Зимницу мы верст, на станции Фратешти, потому стые и покинутые жилища, выбитые пришли 26-го на ночь;

грязь, бук что Журжево постоянно бомбарди- стекла, разрушенные стены, про- вально, непроходимая, выше колен;

руется турками с противоположно- ломленные крыши, мертвая тишина и ни за какие деньги невозможно го берега Дуная, и даже пассажир- и ни следа человеческого на улицах. получить комнату, чтобы переноче ские поезда, приближающиеся к Только на центральной площади вать. Деревня очень невелика, а городу, подвергаются опасности от кое-где сидели группы мужчин и проходящих войск – множество.

турецких бомб. Мы приехали в женщин. Вдаль дунайского берега Две несчастных, грязных гостиницы Фратешти в 8 час. вечера, когда уже расположены наши караулы;

мы постоянно переполнены постояль совсем стемнело;

маленький гряз- стояли как раз напротив той турец- цами, по 5-ти и 6-ти человек в ма ный вокзал был битком набит пья- кой батареи, которая теперь еже- леньком номере;

частные дома тоже ными солдатами, румынами, цыга- дневно посылает пять-шесть бомб битком набиты офицерами: где нами и всяким проезжим и прохо- на несчастный город;

видели отряд только был свободный угол, – все дящим людом. Мы все были голод- турецкой кавалерии, который про- заняты. Недавно проезжавший Ве ны, но не могли добиться даже куска изводил какие-то маневры;

видели ликий Князь11 должен был поме хлеба: все было съедено. Батальон их госпиталь (прежде бывший вок- ститься у коменданта в одной ком расположился бивуаком неподалеку зал) с красной луной на флаге, нате с ним. Уж мы обращались от станции;

офицеры также, п. ч. до вправо Рущук с высокими минаре- сначала в полицейское и комендант деревни 4 версты. Ночь была теплая тами, а позади него на высокой горе ское управления, потом лично к и звездная. Я подостлал под себя сильный тур[ецкий] форт Левант полицмейстеру и коменданту с кожаное пальто, под голову взял Табия. Наших батарей нигде не просьбой об отводе хоть одной ком подушку и почти немедленно за- было видно. Успевши еще наскоро наты для всех офицеров батальона, История Петербурга. № 6 (46)/ С лужилый Петербург и везде получили один ответ: нет ни подписью к хозяину гостиницы. Я ревматизмы и всякие простудные единого свободного места. «Но что обрадовался и пошел, шлепая бот- болезни. Вот уже целая неделя, как же нам делать? – спрашивали мы в фортами по грязи и распевая чуть они и днем и ночью находятся под отчаянии, – ведь на дворе дождь и ли не во все горло «а сердце жажда- дождем, пьют воду из луж, спят на грязь;

не ночевать же на улице!» ло признанья, рука – пожатия мокрой земле, по два дня не получа «Переночуйте в ресторане», – от- руки!». Каково же было мое разо- ют горячей пищи и приходят на вечали нам довольно равнодушно. чарование, когда хозяин объявил ночлег всегда ночью. А ночные по А ресторан помещается в одной из мне, что номер, занят одним интен- ходы оказывают вредное влияние на двух битком набитых гостиниц и дантским генералом и каким-то здоровье;

движения ночью неверны представляет две довольно больших поручиком, и что на это есть реше- и требуют больших усилий, чем комнаты прямо с улицы, устланные ние полицмейстера. Однако я пошел днем;

к тому же нет живительного и таким же толстым слоем жидкой к ним в номер, показал комендант- ободряющего влияния дня с его грязи, как и улица. Войдя в него, вас скую бумагу, объяснил, что полиц- светом и попеременными видами.

прежде всего поражает смесь одежд мейстер не имеет никаких прав на Ну вот, хоть вчера: после длинной и лиц, племен, наречий, поколений, этот номер и просил их не прогне- и тяжелой дороги переходили наполняющих это убежище;

жиды, ваться, если я велю припасти себе вброд небольшую, но быструю цыгане, молдаване, болгары, офице- сена и переночую, таким образом, на реченку и, набравши воды выше ры, факторы12, торговцы, все пере- полу. Они, понятно, согласились, и ботфортов, пришли наконец в де мешались и галдят, как на базаре. В [я. – Авт.] проспал сном сорока ревню ночью под жесточайшим первой комнате по середине би- праведников. Утром тронулись в ливнем. Офицеры укрылись в кор льярд, на котором играют только путь. Дунай у Зимницы превосхо- чме, а усталые, измученные, голод днем, а вечером он отдается под ден, широк и катит свои мутные ные, два дня не евшие солдаты рулетку. В одном углу буфет, а в волны с такой быстротой, точно были размещены у склона высокой другом … (неразборчиво. – Авт.) течет по наклонной плоскости. Бе- горы, с которой всю ночь текли продает часы, бинокли, очки и раз- рега его очень живописны. Болгар- ручьи и потоки воды: ни лечь, ни ную рухлядь за безбожные цены. ский берег надвинулся высокою сесть. А в темноте, да в незнакомой Вдоль по стенам скамьи, на которых отвесною скалою. Я решительно не местности, не найти ни соломы для за 4 франка, сидя, проводят ночь все постигаю, каким образом наши во- подстилки, ни дров, чтобы разве неимеющие (так в тексте. – Авт.) йска могли здесь переправиться и сти огонь;

так и простояли всю ночного приюта, больше всего офи- вскарабкаться наверх под градом ночь напролет. Не один солдат по церы. Во второй комнате расставле- турецких пуль. До Царевича дорога платится спинной сухоткой13 за эту ны столы;

за столам сидят крайне идет постоянно в гору, террасами, по кромешную ночь;

будет она ему подозрительные фигуры неизвестно чрезвычайно живописной, но в выс- памятна. В этиологии этой ужасной какой национальности и мечут банк;

шей степени пересеченной, изрезан- болезни на первом плане стоит ле кругом их сидят бледные расстро- ной, трудной и утомительной мест- жание, а еще хуже стояние на сырой, енные лица, тоже больше офицеры, ности. Обоз двигался с величайши- холодной земле после сильного с нервной дрожью в пальцах и с ми трудностями, тем более что ло- утомления мышц вследствие изну лихорадочным блеском в глазах, шади были не подкованы;

можно рительной ходьбы! 3-го октября понемногу спускают русское золото сказать, что везли не лошади, а сол- приходим в Тырнов;

там докончу в карманы шулеров, шарлатанов, даты, которые, подпирая плечами, мое нескончаемое послание. Боюсь, мошенников, бродяг и шпионов. цепляясь за колеса и впрягаясь в что это невежливо писать так много Настоящий разбойничий притон! дышло, вытаскивали таким образом и отвлекать Вас от более интерес Заметивши несколько пустых мест, телеги из глубокой, густой и глини- ных занятий. Ах, Боже мой! Сегод мы их поспешно заняли и просидели стой грязи. Царевич – маленькое ня Четверг! Теперь у Вас ярко и так до утра, напрасно старясь уснуть село, дотла разоренное турками. празднично горят свечи, собрались хоть на четверть часа. Но нас под- Солдаты разместились бивуаком, а добрые и хорошие люди;

им тепло держивала утешительная мысль, что офицеры растянулись вповалку в и уютно, они наслаждаются музы завтра придем в Систово и просу- каком-то полуразрушенном сарае, и кой, пением и дружеской беседой.

шимся, отогреемся, отдохнем и вы- вскоре захрапели (из 9-ти человек Десять лет жизни отдал бы без со спимся за всю дорогу. Утром полу- только один не храпел). Находясь в жаления, чтобы только очутиться чается приказ следовать не в Систо- легком лихорадочном состоянии, теперь среди вас!!

во, а в Тырнов, на зимние квартиры. мне мерещились безобразные чудо- Тырнов. 5 Октября.Уф! Насилу Еще 70 верст, еще 6 дней муки! В вища, изрыгающие во мраке стоны пришли! Но мысли еще не улеглись Зимнице дневка;

предвидя еще одну ярости. Вчера ночью пришли в Пав- и не пришли в порядок. За всю доро бессонную ночь, я опять отправился лово, откуда я пишу, пользуясь гу выделилось одно преобладающее к коменданту просить ночлега. На случаем, что здесь у нас дневка. чувство;

это чувство уважения к ле этот раз он ответил, что имеет в Признаюсь, Елена Валерьяновна, тописцу Нестору, который вложил своем распоряжении один номер, устал я ужасно, чувствую какое-то в уста наших славянских депутатов приготовленный для какого-то ге- общее недомогание, ломоту во всем бессмертное изречение: «Земля нерала, и что я могу его занять с теле и сильную, сверлящую голов- наша велика и обильна;

но порядку в условием освободить его немедлен- ную боль. Несчастные солдаты еже- ней нет». Наш батальонный коман но в случае приезда генерала. С этим дневно заболевают десятками;

поя- дир подает рапорт на имя Велико вместе он дал мне бумагу за своею вились дизентерии, лихорадка, го Князя14 обо всех беспорядках, История Петербурга. № 6 (46)/ С лужилый Петербург лишениях и злоупотреблениях, пех[отного] батальона Л. Е. Бразоль Свирском 15? Где он? Если в Пе которым мы подвергались на всем по месту нахождения. Пожалуйста, тербурге, то прошу Вас передать пути. – Мне хочется поскорее от- напишите, многоуважаемая Елена ему мой поклон и просьбу, чтобы править Вам это письмо, поэтому Валерьяновна;

я не имею никаких написал мне о своих планах, мыс не буду теперь распространяться. известий из России и решительно лях, деяниях, а также и о здоровье.

Говорят, останемся здесь целую не знаю, что творится теперь в по- Милейшему Павлу Павловичу по зиму. Но мне что-то не верится: того литическом мире. В последний раз целуй и крепкое рукопожатие. Дому и гляди, потребуют куда-нибудь. я читал газеты на Царскосельской Панаевых и Марье Павловне16 мое Поэтому прошу Вас очень писать жел[езной] дороге 19-го Августа, глубочайшее уважение и душевный по следу[ющему] адресу: В Главный возвращаясь из Павловска в Петер- привет. Всему Петербургу поклон.

Штаб действ[ующей] Дунайской бург;

да еще в Киеве просматривал С истинным почтением и глубокой армии 1-ой резервной пехотной «Московские Ведомости». Имеете преданностью остаюсь Ваш верный ли Вы какие-нибудь известия о дивизии врачу 11-го резервного и неизменный Л. Бразоль.

Кучинский О. А. См. примечание 2 к вступительной статье;

Самусь Василий Максимович (1848–1903) – камерный певец, дра матический актер, вокальный педагог.

См. примечание 2 к вступительной статье.

Сильное сердцебиение (мед.) П. И. Чайковский очень надеялся, что партию Татьяны в его будущей опере «Евгений Онегин» будет исполнять А. В. Панаева.

Об этом Л. Е. Бразолю, по-видимому сообщила Е. В. Дягилева. Однако А. В. Панаева не стала первой исполнительницей этой партии на театральной сцене. Но на любительском вечере в салоне Ю. Ф. Абаза 2 марта 1879 г. Опера прозвучала в концертном исполнении.

Татьяну пела А. В. Панаева.

В этот период Дягилевы не устраивали своих «музыкальных четвергов». Вместо них на квартире П. П. Дягилева устраивались военные чтения. (См.: Дягилева Е. В. Семейная запись о Дягилевых. С. 182.) Пушкин А. С. Евгений Онегин.

Там же.

Селецкий Петр Дмитриевич (1821–1879). Закончил Киевский университет. Несколько лет находился на преподавательской работе. Затем – Киевский губернский предводитель дворянства. Автор «Записок», опубликованных посмертно в «Киевской старине»

(1884 г.).

История и сегодняшнее состояние (лат.).

Возможно, Борисов Павел Борисович (1851–1854) – обучался пению в Петербургской консерватории у Д. Корси. Пел в Киевской опере. В 1885–1886 гг. – солист Мариинского театра. Дебютировал в партии Амонасро (Аида);

Корсов Богомир Богомирович (наст.

имя – Геринг Готфрид Готфридович. 1843–1920), артист оперы, камерный певец и педагог. Учился в Италии;

Орлов (Калгин) Дмитрий Александрович (1842–1919) – артист оперы, камерный певец. В начале творческого пути критика писала об отсутствии у него драма тического дарования. Позднее благодаря постоянной работе над сценическим воплощением роли добился успеха;

Никольский Федор Калинович (1826–1898) – артист оперы. Обладал красивым голосом, но чрезмерное жестикулирование и суетливость на сцене мешали ему создавать художественно цельные образы;

возможно, Павловская Эмилия Карловна (1853–1935) – оперная певица, педагог, Герой Труда, в 1876–1879 гг. пела в Киевской опере;

возможно, Васильев Михаил Дмитриевич (1850–1897) – артист оперы, в 1875–1880 гг.

выступал в Киевской опере, затем – пел в Мариинском театре.

Николай Николаевич Старший – Командующий Дунайской армией Снабженцы.

Заболевание оболочек спинного мозга.

Николай Николаевич Старший.

Н. Ф. Свирский. См. вступительную статью.

Мария Павловна – сестра П. П. Дягилева.

Письмо № 4 дела и занятий. Но зато временами накатывает жгучая тоска по родине Тырнов. 1878, (употребляю слово «родина» в об 9-го Марта ширном значении…), и тогда являет Многоуважаемая ся непреодолимое желание бросить Александра Валерьяновна! все и бежать, – бежать вон из Бол гарии, потому что просто сил нет, Со времени моего последнего надоела эта казарменная, армейская, письма к Марье Павловне1 от 25 сивушным маслом пропитанная Ноября произошло столько важных атмосфера. Хуже всего, что не пред событий, столько «чрезвычайных видишь даже конца этому мучению.

случаев и случайных чрезвычай- Вот теперь и мир подписан2, война ностей», что даже жутко назад кончилась, а я все-таки не знаю, оглянуться. Зима прошла страшно когда придется вернуться в милую скоро, почти незаметно, несмотря на Россию? Говорят, что резервные все однообразие тырновской жизни: дивизии останутся для трехлетней скуки в буквальном смысле я не оккупации в Болгарии. Скажите, испытывал, потому что было много неужели и меня закрепостят на История Петербурга. № 6 (46)/ С лужилый Петербург 3 года батальонным врачом? Неуже- какая-то пустая и глупая, трудно так что две повозки, если имеют ли нам не дадут отставки, или, по сосредоточить мысли и уложить несчастье встретиться, никак не крайней мере, отпуска, временного их на бумаге. Например, хотелось могут разъехаться. Впрочем, езда отдохновения от действительно бы от души выразить Вам горячую в повозках и экипажах здесь вовсе усиленных и тяжелых трудов? По благодарность за Ваше письмо, ока- не в употреблении;

а ездят верхом случаю сильнейшего распростра- завшее положительно благотворное и возят вьюки на ослах. Это пре нения тифозной эпидемии мы с влияние на ход моей болезни, но милое животное, украшенное се половины декабря почти не имеем не нахожу слов и выражения для мейной добродетелью, совершенно отпуска. По просьбе Главного врача этого;

значит, поневоле нужно от- незаслуженно пользуется дурной 62-го военно-временного госпиталя ложить все благодарственные знаки славою у нас в России. В гористых и ординаторов я в начале января до личного свидания: может быть, местностях осел просто незамени принял на себя отделение мечети на словах это удастся легче, чем мое животное;

выносливость его и этого госпиталя, в котором лежало на бумаге. А я уже думал, что Вы непритязательность к пище просто 125 больных, из которых большая меня совсем забыли, потому что не изумительны: каждый хозяин счита половина были тифозные. Кроме отвечаете. 20-го Ноября я послал ет своим долгом ничем не кормить того, я имел около сотни больных в длинное на 3-х таких листах посла- своего осла;

и чем только это бедное батальонном околотке и множество ние Елене Валерьяновне;

а 25-го не животное не поддерживает в себе страждущих и недугующих, рас- менее пространное описание Марье силы, терпение и философский сеянных по всему городу. Это было Павловне о неудачном для нас деле взгляд на жизнь – я решительно почти выше моих сил;

я каждый под … (неразборчиво. – Авт.), о не понимаю. Глупость и упрямство вечер возвращался домой усталый перевязочном пункте, санитарной осла вошли в поговорку, кажется и разбитый, как … (неразборчиво. деятельности и проч. К Новому без строгой проверки и довольно – Авт.), и неспособный ни на какое году послал две телеграммы, одну неосновательно. Напротив, мне дело;

и запустил всю корреспонден- на имя Марьи Павловны, другую кажется, что осел животное умное цию. А эпидемия, особливо пятни- на имя Павла Павловича Дягилева. и самобытное, по крайней мере, в стого тифа, все усиливалась;

не было И на все это, увы, никакого отзыва! молодости, и поэтому неохотно под почти ни одного дома, свободного Спасибо Вам, Александра Валерья- дается воспитательному влиянию от этой болезни. Во многих домах новна, что откликнулись;

а то я уже глупого болгарина, которое заклю целые семьи, вместе с работниками начинал впадать в меланхолию. чается в том, что он по нескольку и работницами, лежали вповалку и в В феврале погода стояла превос- дней оставляет осла без корма и под самом беспомощном состоянии, по- ходная;

казалось, совсем уже насту- вергает его беспощадным побоям.

тому что медицинский персонал на- пила весна, и деревья стали распу- Немудрено, что при такой системе половину был поражен эпидемией. скаться. Но 4 дня тому назад подул воспитания осел к старости глупеет, И теперь, когда эпидемия несколько сильнейший ветер, пошел дождь и притупляется к побоям и делается уменьшилась, – врачи, фельдшера, снег, и наступила отвратительная, ленив, т. е. исполняет только то, чего сестры и служители ежедневно, друг сырая и гнилая погода. Вообще кли- от него можно добиться ударами за другом сваливаются с ног, точно мат здесь неровен, непостоянен и не палки. Словом, при ближайшем отбывают какую-то повинность. Я имеет тех благодательных свойств, знакомстве это тихое, скромное, по спокойно и терпеливо ждал своей которые можно было бы ждать, судя лезное животное заслужило все мои очереди;

и вот в начале февраля по южному положению Тырнова. симпатии и уважение к себе. В обще незваный, хоть и давно ожидаемый Из ущелий часто срываются ветры стве он много теряет вследствие гость нагрянул, как снег на голову, и дуют в течение нескольких часов того, что когда кричит, то издает и окончательно разобщил меня с с такой силою, что внушают мысль самые резкие, немузыкальные, душу внешним миром. Было плохо. В о бренности болгарских построек и разрывающие звуки. Но я не реша самом разгаре болезни получаю от о возможности вдруг очутиться не юсь этот недостаток поставить ему Вас письмо;

и оно заставило мое под крышей, а под открытым небом. в вину, тем более зная, что и между сердце так сильно и продолжи- Лихорадки свирепствуют почти по- людьми бывает то же самое. Даже тельно кувыркаться от радости, что всеместно. Наружный вид Тырнова между нашими общими знакомыми после этого вскоре наступил пере- очень оригинален;

он расположен есть личности заведомо прекрасные лом болезни. Доктор застал меня на нескольких холмах, и с каждого и почтенные во всех отношениях, но сияющим и с улыбкой во весь рот: холма открывается новая, в высшей безнадежно лишенные всякого му «Что с Вами? Вы сегодня совсем степени живописная панорама. зыкального чувства. Что прикажете другой человек!» И он одобрительно Окрестности его также бесподобны, делать? Недостаток в организации, и с самодовольствием посмотрел на в особенности по дороге в Елену, так сказать, органический порок.

прописанную накануне микстуру, откуда начинаются Балканы. Но 10 Марта. От ослов перехожу как будто бы в ней лежал источник самое великолепное зрелище пред- к людям. Этот скачок часто бывает улучшения. О, медицина! Как ча- ставляет Самовадское ущелье (при очень не резок, а иногда даже мало сто ты попадаешь впросак! Теперь выезде из Тырнова на Систовскую отличается от простого шага, и я уже почти совсем поправился, дорогу), равного которому по кра- поэтому может быть допущен даже ощущаю еще некоторую слабость, соте я ничего, нигде не видел. Сам в сжатом и последовательном из но уже третий день выхожу на воз- же по себе Тырнов – городишко ложении, а тем более в письме, где дух, и с каждым днем чувствую весьма жалкий, в чисто восточном последовательность изложения не себя крепче и здоровее. Голова еще вкусе;

улицы его кривые и узкие, играет никакого значения. Обще История Петербурга. № 6 (46)/ С лужилый Петербург ство здесь, конечно, исключительно произвели в подполковники дали сказать, что он служит делу, а не офицерское;

есть субъекты доволь- ему отдельный батальон. Прибывши лицам, и оттого готов пойти на ножи но интересные для наблюдения. в Тырнов, он сразу стал хлопотать о со всяким взбалмошным генералом, Но главный интерес сосредотачи- помещении и всяких нуждах бата- рискуя, конечно, потерять через вают на себя два лица: прокурор льона и сразу вошел в крупные не- это по службе. В общежитии это – военно-полевого суда Болычевцев, приятности с бывшим губернатором, милейший человек и незаменимый и командир 11-го резервного пе- генералом Домонтовичем3. Который собеседник. Он очень начитан, хо хотного батальона Воронкевич. был человек резкий, вспыльчивый рошо знает военную историю, имеет Болычевцев, прокурор, человек и часто выходивший из границы в памяти громадное количество 30-ти лет, хорошо образованный и приличия. Значит, нашла коса на исторических фактов, примеров и очень развитой, хорошо знающий камень. В один прекрасный день анекдотов, которые он рассказывает английский язык, хотя говорящий между Домонтовичем и Воронке- с необыкновенным мастерством с убийственным акцентом (видно, вичем разразилась гроза. Оба были и, наконец, обладает даром рас учился у англичанки), отлично не в духе, – губернатор, потому что смешить и вызвать гомерический знакомый с нашей отечественной встал с левой ноги, а отец-командир хохот даже у человека серьезного и литературой, обладающий хорошим по более уважительной причине, погруженного в самого себя. Когда даром слова и способностью легко – вследствие плачевного положе- он войдет в роль и начнет смешить и точно передавать свои мысли, и ния батальона, происходившего рассказами и анекдотами, тогда не чуждый эстетической жилки: от апатии, беспечности и бездея- время незаметно уходит далеко за он способен восхищаться поэзией, тельности губернатора. Завязался полночь;

наконец, кто-нибудь схва живописью и музыкой. Но он имеет крупный разговор, перешедший тится за часы, – три часа, четвертый!

несчастие страдать хроническим скоро в спор;

слово за слово, нако- Тогда все вскакивают, хватаются за катаром желудка и вследствие нец, губернатор вскрикивает: «да шапки, прощаются и расходятся.

этого лишен юношеского светлого что Вы ко мне с пустяками лезете! А вообще жизнь в Тырнове течет миросозерцания: он пессимист, Отправляйтесь в мою канцелярию крайне однообразно;

день за день, смотрит на людские поступки с про- за справками!» – «Ваше превосхо- нынче как вчера, и положенный час фессиональной точки зрения и бес- дительство, отвечает Воронкевич, приливам и отливам. Не говорю уже пощадно относится к человеческим едва сдерживаясь от волнения, о полном отсутствии каких бы то ни слабостям;

он самолюбив, и притом – мне уже надоело «шляться» по было удовольствий и развлечений, самолюбив больше, чем обыкновен- Вашим канцеляриям». «Как Вы но даже газеты, и то составляют но бывают прокуроры, вследствие смеете так выражаться! – кричит радость. В течение целого января чего иногда наскакивает на непри- позеленевший генерал, – отправ- и половины февраля мы совсем не ятности. Со всем этим это милый и ляйтесь сейчас под арест!» – «Да имели русских газет;

и только не умный человек и радушный хозяин. Вы не имеете права меня сажать давно стали приходить январские После дневных занятий, вечером с под арест, – возвышая голос, воз- номера, конечно, лишенные всякого удовольствием заходишь к прокуро- ражает Воронкевич, – я командир интереса. Письма тоже доходят ру выпить стакан чая, потолковать отдельной части!». – «Отправляй- крайне неисправно, а посылки вовсе о литературе, о военных событиях, тесь под арест! Я отвечаю за свои не доходят.

поспорить кое о чем и иногда посме- распоряжения!» – «Да мне-то какое 11-го марта. С сожалением яться под неистощимую болтовню дело, что Вы отвечаете! – отвечает вижу, что пора кончать и дать Вам Воронкевича, который частенько Воронкевич, – а отдуваться мне при- отдых. Но именно в эту самую ми забегает к прокурору. Воронкевич ходится! Не пойду под арест, Ваше нуту меня со всех сторон осаждает личность крайне интересная. Чело- Превосходительство». – «Идите целая масса вопросов, и все просят век честных убеждений, с сильным сейчас!» – кричит Домонтович. – ответа и разрешения: толпятся, характером, неуступчивый и не- «Иду, Ваше Превосходительство, теснятся, друг друга перебивают преклонного нрава, вспыльчивый, только не под арест, а прямо до- и поднимают в моей голове такой горячий, неумеющий владеть со- мой». Повернулся и пошел. После хаос, что просто не знаешь, как с бой, но вместе с этим добрый и с этого Домонтович послал жалобу ними справиться. Прежде всего, хорошим, мягким сердцем человек. в Главную Квартиру. Воронкевич как живете-можете? Живы ли вы Будучи в лейб-гренадерском полку, со своей стороны немедленно по- все, здоровы ли, счастливы, весе он по какому-то поводу вступил в слал туда же длинное объяснение, лы? Продолжаются ли Четверги у непримиримую вражду с коман- великолепно изложенное (пишет он Дягилевых и не утратили ли они диром полка генераломххххх (забыл превосходно). Правда опять была на прошлогоднего характера? Про фамилию) и имел с ним постоянные его стороне;

и жалоба Домонтовича изведен ли Полинька в полковни стычки. Правда была на стороне осталась решительно без всяких ки? Что Марья Павловна, Юлия Воронкевича;

но оставить его в гре- последствий. Теперь он находится Павловна?4 Часто ли вы видитесь надерском полку было невозможно;

в контрах с начальником дивизии, и собираетесь, и господствует ли его переслали в Петровский полк генералом Мацневым;

и чем это между вами по-прежнему этот «для поправления хозяйственной кончится, неизвестно. Об Ворон- искренний, бесконечный смех и части полка»;

затем очень скоро кевиче с полным правом можно хохот, обыкновенно вызываемый * Он малоросс по происхождению и поэтому немного упрям (примечание Л. Е. Бразоля. – Авт.).

История Петербурга. № 6 (46)/ С лужилый Петербург Полинькой и Сашей Гирс? Что узнать кое-что обо всех Ваши де- писью? Продолжает ли Геккель поделывает Свирский? Было бы бютах в нынешний сезон. Скажите, давать Вам уроки пения? Ну, вот очень приятно получить от него пожалуйста, в каком концерте Вы помянул Геккель, – сейчас вспо самого ответ на этот вопрос и на изволили петь мой романс: «Где минается Павловск, дача Иванов многие другие, касающиеся его ты»? Мне чрезвычайно приятно ского, приготовления к спектаклю, лично. Крайне интересны были и даже самолюбию моему лестно, тревога, волнение и все прочее!

бы для меня подробности о Ваших что Вы иногда исполняете мои ро- Вот было золотое времечко!

музыкальных дебютах и удалось мансы. Я думаю, авторам не может Всем, всем, всем дорогим зна ли Вам петь в симфоническом быть большего наслаждения, как комым мой искренний, сердечный концерте? Вы пишете, Александра слышать свои произведения в ис- привет. Многоуважаемым Валерья Валерьяновна, что пели в двух кон- полнении хороших артистов, или, ну Александровичу и Софье Михай цертах в пользу раненых, но какие если они лишены счастия слышать, ловне мое глубочайшее почтение.

вещи Вы исполняли, и какой имели то хоть знать, что они исполняются Вам, многоуважаемая Александра успех, этого не пишете, а это самая талантливыми артистами. Вот и я Валерьяновна, желаю всего хороше животрепещущая сторона дела. В испытал это чувство. Видите ли го и особенно успеха в музыкальном газетах несколько раз случалось Вы когда-нибудь Кучинского, Ла- мире;

будьте здоровы и веселы и читать, что Вы поете то тут, то там;

роша, Чайковского? Как Вы сама примите уверение глубочайшего и душа моя ликовала и радовалась поживаете? Много ли занимаетесь уважения душевно преданного Вам за Вас. Ужасно интересно было бы музыкой и пением, ах, да: и живо- Л. Бразоля.

Мария Павловна Корибут-Кубитович (урожд. Дягилева).

Сан-Стефанский мирный договор был заключен в 1878 г.

Домонтович Михаил Алексеевич (1830–1902) – генерал, участник русско-турецкой войны 1877–1879 гг. Отец А. М. Коллонтай.

Похоронен в Петербурге на Новодевичьем кладбище. Могила не сохранилась.

Полинька – домашнее имя П. П. Дягилева;

Юлия Павловна – Ю. П. Паренсова (урожд. Дягилева. 1855 – после 1929) – сестра П. П. Дягилева. После 1917 г. выехала в Болгарию, а оттуда – во Францию.

Биографических сведений о Геккель найти не удалось.

Письмо № 5 Марьи Павловны и ужаснулся всем живу здесь, имея при себе только С. Павловка. бедствиям, перенесенным Вашим эвакуационное свидетельство от 1878, 7 июля семейством, я ничего раньше не медицинского инспектора в тылу знал2. Вот ужасный год! Сколько армии, и не заявляя никому о Вы не поверите, добрейшая горя и слез, сколько невозвратимых своем существовании. Вчера меня многоуважаемая Елена Валерьевна, потерь за какие-нибудь двенадцать напугали тем, что будто бы это сви как сильно я обрадовался получе- месяцев! Одни эпидемии тифа и детельство недействительно и что я нию письма от Вас и от Полиньки. дифтерии сколько похитили жертв! не имею права проживать так долго От всей души благодарю Вас за до- В одном Зенькове3 в течение зимы в России. Поэтому я поспешил по брую обо мне память, за сердечное погибло от дифтерии более 400 дать рапорт уездному воинскому участие и истинное расположение детей. А за Дунаем! И теперь еще начальнику о том, что избрал себе ко мне. Зная всю Вашу искренность иногда вспоминаются все ужасы местом лечения город Зеньков и и прямодушие, я всегда принимаю госпитальной картины, представ- прошу назначить комиссию для все слова Ваши не за «фразы», а ляются лица, искаженные страда- освидетельствования меня, так за чистое выражение душевного нием, раздаются в ушах раздираю- как здоровье мое еще не настолько чувства, и потому поистине гор- щие душу стоны, и невольно мороз поправилось, чтобы опять ехать в жусь Вашим ласковым и теплым дерет по коже и волосы становятся Болгарию. Теперь жду, что будет отзывом на мое письмо к Полиньке. дыбом. Слава Богу, кажется, теперь дальше. Возвращаться в Тырново Утешаюсь мыслью, что Вы обо мне кончено;

только надолго ли? – вот мне не хочется;

я питаю другую вспомнили, и что я Вами не забыт. вопрос. С нетерпением ожидаю те- мысль: приехать в Петер[бург] и Это мне награда за то, что дня не перь каждый день газеты с почты;

похлопотать, чтобы меня прико проходило без того, чтобы я о Вас с разъяснениями политического мандировали к какому-нибудь из не думал с любовью и глубоким горизонта выяснится и мое по- военных госпиталей. Это было бы уважением. Мне ужасно досадно, ложение, которое теперь довольно очень приятно, потому что тогда что наши письма не доходят до неопределенно. Из Тырнова я можно было бы совместить отбы назначения;

через Петра Дмитрие- был эвакуирован как больной в вание медицинской повинности вича1 я не имел от Вас известий, Бухарест, где я лежал в госпитале с приготовлением к докторскому а получил только одно письмо по Красного Креста;

потом из Буха- экзамену, который, конечно, по почте, на которое отвечаю сейчас;

реста меня эвакуировали, по про- требует моего присутствия в Пе по-видимому, Вы моего ответа не шению моему, на место родины, тербурге.

получили. А из писем, адресован- «где мне предоставляются более Теперь я читаю по внутренней ных мне в Унгены, ни одно не до- выгодные жизненные условия». медицине бесподобное издание шло. Недавно получил письмо от И вот больше двух месяцев, как я Цимсена частной патологии и те История Петербурга. № 6 (46)/ С лужилый Петербург рапии;

чтение это так интересно и усаживаются в гостиной кружком, и, кажется, нисколько не переме поучительно и идет так успешно, и разговор сразу наскакивает на из- нился;

разве только поважнее стал?

что к осени я был бы в состоянии с любленные темы, которые, впрочем, Кроме густых эполет, я замечаю еще апломбом и уверенностью выдер- не всегда одни и те же. Две недели новый крестик, если не ошибаюсь, жать экзамен у Монасеина4, требо- тому назад господствовал вопрос о Анна 3-й степени? Это обстоятель вательность которого всегда пугает жучках, поедающих хлеб в поле;

в ство заслуживает поздравления, докторантов. Но во всяком случае последние дни исключительно гово- что я охотно исполняю. Неужели я не приступлю к экзамену раньше рят о чудесном исцелении (мною) … он получит армейский полк и Вы весны будущего года;

так как хочу (название болезни написано нераз- тогда уедете из Петербурга?8 Это еще пройти в Вене практический борчиво. – Авт.) у одной дамы, кото- предположение не вмещается, курс акушерства и ларингоскопии рая в течение трех лет пользовалась как следует, в моей голове;

даже (если бы только дали отпуск меся- советами киевских и харьковских при сильном напряжении мысли ца на два). В свободное время мы знаменитостей. Вообще, я вхожу не могу себе представить Вас вне читаем вслух «Анну Каренину»;

я здесь в моду;

пациентов довольно, Петербурга и Петербург вне Вас.

читаю, а мама, сестра и молчаливая и все мною довольны. Оба зеньков- Хорошо ли Вам и спокойно в киевская кузина вышивают шел- ские эскулапы, уже старые врачи, Красном Селе? Имеются ли в нем ками чудную работу для церкви. часто приглашают меня на операции те жизненные удобства, которые Кроме того, я сам прочитываю и консилиумы. В последнем случае Вам теперь необходимы? Надеюсь, романы Zola5 и нахожу в них много придерживаются традиционного что Вы и Ваш новорожденный замечательного. Так и проходят дни. правила непременно говорить по сын совершенно здоровы 9. А по Нашел уезд довольно скучный;

со- латыни. В это воскресение в уездном окончании лагерей неужели Вы седство небольшое и незаниматель- дворянском собрании устраивается переедете в Питер? Я думаю, Вам ное;

веселиться не умеют. Уездные бал (!) в пользу семейств воинов, было бы полезно еще дольше под барышни все бледны, за обедом находящихся в действующей армии. ышать чистым воздухом, которого мало едят и пьют;

больше любят Воображаю! Впрочем, если будет в Петербурге недостаточно в это военных, чем штатских;

в мазурках что-нибудь интересное, я Вам на- время года.

часто вздыхают, а когда их спросишь пишу. Свидание со Свирским еще Милого Сережу10 от всего серд о причине вздоха, то они, стыдливо не состоялось;

он ждет к себе Алешу ца целую и прошу и впредь меня не потупя взоры, отвечают: «Вы долж- Евреинова6;

об Маковских7 он ниче- забывать. Павлу Павловичу друже ны это лучше знать». Интересных го не пишет. Очень Вам благодарен, ски жму руку и, в ожидании недале личностей нет вовсе. Когда собира- добрейшая Елена Валерьяновна, за кого свидания, остаюсь глубоко Вас ются где-нибудь, то, прежде всего, портрет Полиньки;

он очень похож уважающий Л. Бразоль.

Петр Дмитриевич Паренсов (1843–1914) – генерал, участник русско-турецкой войны, военный министр Болгарии, муж сестры Дягилева – Юлии Павловны.

В 1877 г. умер от тифа брат П. П. Дягилева – Михаил, тяжело заболела трехлетняя дочь Паренсовых.

Уездный город в Полтавской губернии. Имение Павловка принадлежало к Зеньковскому уезду.

Монасеин Вячеслав Авксентьевич (1841–1901) – терапевт, доктор медицины, профессор. В 1876–1892 гг. – профессор Медико хирургической академии.

Э. Золя.

Евреинов Алексей Владимирович – близкий знакомый сестер Панаевых, участник дягилевских «четвергов».

Художник К. Е. Маковский и его жена.

П. П. Дягилев в 1879 г. ушел из Кавалергардского полка.

В 1878 г. у Дягилевых родился сын Юрий.

С. П. Дягилев. Ему в то время было 6 лет.

История Петербурга. № 6 (46)/ М емуары Воспоминания комиссара Парголово-Шувалово-Озерковского района М. А. Ратова (28 февраля – 14 апреля 1917 г.) М 1-го созыва9. Принимал участие в деятельности комис Михаил Александрович Ратов родился 2 января 1878 года в Твери. В 1894 году окончил Тверское городское сии по улучшению работы железнодорожного транспор училище. Поступил в пожарную команду Тверского до- та и почтово-телеграфного ведомства. Избран от ЦК бровольного пожарного общества, где был в 1895–1897 почтово-телеграфного союза членом Государственного годах топорником и ствольщиком. С 1897 года служил совещания (Москва, 12 – 15.8.1917), принимал участие в работе заседания эсеровской фракции10. 29 августа в Петербурге. М. А. Ратов писал в 1928 году, что в августе–сентябре 1905 года «примкнул» к партии года на основании разрешения министра-председателя социалистов-революционеров1. За участие в I Всероссий- А. Ф. Керенского по согласованию с ВЦИК Советов назна ском съезде почтово-телеграфных служащих (Москва, чен от имени ЦК Всероссийского почтово-телеграфного 15.11–6.12.1905) и руководство Всероссийской стачкой союза комиссаром Центрального телеграфа и Междуго роднего телефона в Петрограде11. 15 октября 1917 года почтово-телеграфных служащих М. А. Ратов был уволен и выслан в Тверь. Занимался в Твери партийной работой. командирован ЦК почтово-телеграфного союза в Самару В декабре 1908 года за организацию сельскохозяйствен- на конференцию Союза служащих и рабочих перевозки ной коммуны в Тверском уезде Ратов был подвергнут почт по железным дорогам. Октябрьский переворот за 4-месячному заключению и выслан из Твери2. стал Ратова в Самаре. От имени почтово-телеграфного В январе 1909 года Михаил Александрович вернулся союза он был избран членом ВЦИК Советов 2-го созыва.

в Петербург, поступил конторщиком в один из отделов С ноября 1917 года Ратов снова занялся общественно Петроградской городской управы3. Проживал в Шувалове политической работой в Шувалово-Озерковском районе:

на Сегалевой ул., д. 12. После начала Первой мировой сотрудник финансового отдела, заведующий топливным войны в Шувалово был создан 12-й отдел Петербургского подотделом исполкома местного Совета, комиссар по жарной охраны района12.

комитета попечительства о семьях солдат, призванных на войну, членом которого и был избран Ратов. Он орга- 10 апреля 1918 года М. А. Ратов выехал в Тверь, где низовал швейную мастерскую «для жен запасных солдат, III губернским съездом Советов избран от фракции левых в которой работало до 500 человек». Ратов вспоминал, эсеров в члены Тверского губисполкома. Входил в состав губисполкома до 1922 года13. В июле 1918 года вышел из что в Попечительстве «занимался и революционной пропагандой»4. В 1916 году Ратов выступил в качестве партии левых эсеров. С января 1919 и по 1922 год – член одного из учредителей и членов Правления Шувалово- РКП(б), при партчистке «исключен из партии на один год с правом восстановления»14. Правда, в партии так Озерковского общества «Взаимная помощь».

М. А. Ратов принимал участие в Февральской и не восстановился.

революции. Он писал по этому поводу: «с 23 февраля Занимал в Твери (Калинине) различные должности:

1917 г. я вместе с рабочими Выборгской стороны вышел заведующий Бурашевской колонией для душевнобольных на улицу»5, «с этого дня я с утра и до ночи был с рабочи- (с декабря 1918);

заместитель председателя Тверского ми на улицах»6. 28 февраля Ратов прибыл в Таврический гублескома (с марта 1919);

заведующий Тверским горком дворец, где, как писал позднее, «Исполнительным коми- мунотделом (с октября 1920);

управляющий Тверской тетом Петросовета я был назначен комиссаром Охраны губернской конторой госстраха (январь 1922 – сентябрь района по Финл[яндской] ж[елезной] д[ороге] Озерки, 1923);

начальник управления Тверской губернской по Шувалово, Парголово и участка Финляндской границы жарной охраны и брандмейстер Твери (с июля 1925);

от Белоострова до Вартемяги»7. Пробыл комиссаром брандмейстер пожарной команды склада и мастерских полтора месяца. № 138 ВОХИМЗ (с декабря 1926);

начальник пожарной 15 апреля 1917 года Ратов благодаря товарищам, охраны Вышневолоцких текстильных фабрик (с июля знавшим его по деятельности в период Первой русской 1927);

брандмейстер склада № 143 ВМС РККА (с марта революции, поступил на Главный телеграф. Избран 1930);

пожарный инспектор Тверского райторфоуправ членом Исполкома Главного телеграфа, занимался про- ления (с сентября 1930);

начальник пожарной охраны фсоюзной работой. В мае или июне 1917 года избран Центрального аптекарского склада Калинина (май – от работников Главного телеграфа в Петроградский сентябрь 1937). Арестован УНКВД по Калининской обл.

Совет рабочих и солдатских депутатов8. С июля 1917 в ноябре 1937 года по обвинению в участии в эсеровском г. – член ЦК почтово-телеграфного союза, от которого подполье. Находясь под следствием, умер 30 декабря 1938 года в Калинине15.

вошел с совещательным голосом в состав ВЦИК Советов История Петербурга. № 6 (46)/ М емуары М. А. Ратов является автором воспоминаний, на- опубликованы воспоминания только одного районного комиссара Петрограда – А. В. Пешехонова18. Теперь же писанных им в 1936 году для редакции истории Ленин градского Совета рабочих, крестьянских и красноар- специалисты и все интересующиеся историей революции мейских депутатов. Они хранятся в ЦГА СПб16. В этом 1917 года, смогут познакомиться и с воспоминаниями номере журнала публикуется отрывок из воспоминаний, комиссара, осуществлявшего свою деятельность в посвященный его деятельности на посту комиссара ближайшем пригороде столицы – Парголово-Шувалово Парголово-Шувалово-Озерковского района17. Ценность Озерковском районе.

их состоит в том, что вплоть до сегодняшнего дня были А. Б. Николаев *** Рано утром 28 февраля года ко мне на квартиру пришла тов[арищ] Фалькнер-Смитт Мария Натановна19 и предложила мне ехать с ней в город.

Из Озерков по Приморской ж. д. мы приехали в Новую Деревню.

Трамваи не ходили, и мы пешком пришли до угла Каменноостровского пр. и Большого пр. Петр[оградской] стор[оны] в кинотеатр «Элит»20, где был организован штаб или комитет по руководству восставшими на Петроградской стороне21. Во главе этого штаба был энесовец писатель [А. В.] Пешехонов22.

Было 2 часа дня. В это время часть Каменноостровского пр. от Станция Новая Деревня Приморской ж. д. Дореволюционная открытка Большого пр. и до Троицкого моста В комнате рядом с Полуцир- Шувалово-Озерковского района и еще была в руках полиции. Так, с кульным залом заседал Исполни- через несколько минут вынес мне чердаков училища Правоведения тельный Комитет. В зале находи- следующий мандат[,] напечатанный и из углового дома по Б[ольшой] лись т[оварищ] Максим Горький и на машинке без штампа и печати:


Дворянской ул. иногда треща ряд писателей и журналистов. «Исполнительный Комитет Со ли пулеметы. Мне и тов[арищу] Мы передали записку Пешехо- вета Рабочих Депутатов»

Фалькнер надо было добраться нова в президиум Совета. К нам вы- «Поручается Михаилу Алексан до Таврического дворца, где на шел зам[еститель] председателя Со- дровичу Ратову организовать граждан ходился Исполнит[ельный] Коми вета меньшевик [К. А.] Гвоздев27. скую милицию в местности Шувалово тет. Пешехонов дал нам записку Тов[арищ] М. Н. Фалькнер ре- Озерки и Первое Парголово»

в Исполнит[ельный] Комитет и комендовала меня «как надежного и За председателя Совета Рабо легковой автомобиль. В автомобиль смелого товарища». Гвоздев мне ска- чих Депутатов – К. Гвоздев с нами сел профессор [С. О.] Загор зал, что меня назначат комиссаром «28 февраля 1917 года».

ский – эсер24. На подножках стали с винтовками солдат[ы] и кадет[ы] Морского корпуса.

Мы поехали по Каменноо стровскому пр. На этом участке до Троицкого моста Каменноостров ский пр. был совершенно пуст. С чердака училища Правоведения и на Троицкой площади наш автомобиль был обстрелян из пулеметов, но мы проехали благополучно. Проехали мимо горевших зданий Охранного отделения25 и Окружного суда26.

В Таврическом дворце увидели незабываемую картину. Залы [и] комнаты дворца были заняты сол датами и рабочими. Часть из них тут же на полу спали. В некоторых комнатах были сложены мешки с мукой, крупой и проч[ими] про дуктами. Беспрерывно приводили Станция Озерки Финляндской ж. д. Открытка 1914 г.

арестованных.

История Петербурга. № 6 (46)/ М емуары Гвоздев попросил меня пройти в соседнюю комнату в Продоволь ственную комиссию. Там я лично от В. Г. Громана28 получил следую щий мандат: «Продовольственная Комиссия Исполнительного Ко митета Государственной Думы и Совета Рабочих Депутатов поручает Михаилу Александровичу Ратову организовать продовольственное дело в местности Шувалово-Озерки и Первое Парголово, учредить охрану запасов с правом реквизиции и орга низовать равномерное распределение продовольствия на основании кар точной системы и принимать другие необходимые меры. 28 февраля 1917 г.

Председатель Комиссии – Громан. За уполномоченного Комитета Государ Вокзал в Шувалово. Дореволюционная открытка ственной Думы – С. Востротин29».

Приехав вечером в Шувало во я пошел в здание гимназии 30, где застал начальницу женской гимназии старую большевичку Екатерину Павловну Херсонскую (в 1925 г. т[оварищ] Херсонская в Наркомпросе). В гимназии было много учеников и учениц старших классов. Я попросил т[оварища] Херсонскую и учеников от руки написать плакаты о созыве в 9 ча сов утра 1 марта в Летнем театре собрания граждан. Одновременно я продиктовал приказ[,] гласящий:

«1-е: в 24 часа населению сдать мне все имеющееся оружие и 2-е о борьбе с ворами и грабителями, ко торым в случае их поимки на месте преступления грозил расстрелом.

Этот приказ и аншлаги о собрании были расклеены у вокзалов в Шу Озерки, Летний театр. Дореволюционная открытка валове, Озерках, Парголове и на улицах. Под свой штаб я занял часть комнат второго этажа Озерковской пожарной команды33. В 9 час[ов] утра 1 марта Озерковский театр был переполнен гражданами[,] в большинстве рабочими. Я прочитал свои мандаты от Исполнительного К[омите]та и сказал, что нужно из рабочих организовать милицию для охраны революционного порядка и борьбы с могущей еще быть контр революцией. Прежде всего[,] я при звал дезертиров царской армии, как умеющих владеть оружием. Сразу же явилось человек пятнадцать сол дат и записалось в милицию около ста человек в большинстве рабочей молодежи и учащихся. Человек пять я направил в свой штаб для приема Озерки, Летний театр. Дореволюционная открытка оружия от граждан, а с остальными История Петербурга. № 6 (46)/ М емуары пошел на станцию Озерки и Шу валово. Во время царской войны охрану Финляндской железн[ой] дор[оги] несли воинские части из ополченцев (крестовики), воору женных старыми берданками. Об ратившись к комиссару роты опол ченцев старому штабс-капитану[,] я предложил ему сдать мне часть берданок. Он беспрекословно со гласился и выдал 25 штук берданок и по 20 патронов на каждую. Этому капитану я приказал нести службу по охране железной дороги еще бдительнее[,] чем при царе, что он в дальнейшем и исполнял.

Приступил к аресту полиции и жандармов. Характерно, что пер вые добровольно явились и сдали Здание Таврического дворца. Дореволюционная открытка оружие четверо железнодорожных Первые дни Февральской рево люции мне пришлось делать много обысков и арестов.

Так как царская пограничная охрана с Финляндской сухопутной границы разбежалась, то фактически граница была открыта и началась контрабанда и спекуляция на грани це. Я попросил Исполнит[ельный] Комитет о помощи. Числа 2-го или 3 марта из города в мое распоряже ние были присланы полурота л.-гв.

Московского полка под командой прапорщика и полусотня Амурских казаков под командой хорунжего.

Солдат я разместил в Шувалове [для] усиления патрульной службы, а казаков направил в Вартемяги не сти охрану Финской границы.

Озерки, ул. Большая Озерная, д. 65, здание бывшей пожарной части.

Занятый в первые дни револю В 1917 г. на этом месте, предположительно, располагалось Озерковское ции оперативной боевой работой, я пожарное депо, где разместился комиссариат не мог приступить к организации Парголово-Шувалово-Озерковского района жандармов. Часть урядников 34 и стражников были арестованы 35, а часть скрылась за Парголовым в лесах, но через несколько дней частью явились сами, частью были арестованы.

Всех арестованных я отправлял комитету Финляндского вокзала в городе прапорщику-большевику тов[арищу] Тарасову36, а последний их направлял по тюрьмам.

Из Петрограда в сторону Фин ляндии бросились спасаться чины полиции и разные контрреволюци онные элементы. На Выборгском шоссе я поставил заставы и без моего пропуска с печатью[,] сделан ной наспех из картофелины в виде Петроград 1 марта 1917 г. Школа прапорщиков у Таврического дворца.

звезды, как из города, так и в город По фотографии Я. Штейнберга (Нива. 1917. № 12) не пропускали.

История Петербурга. № 6 (46)/ М емуары населения в форму районного Со- изъятие скрытых запасов продо- Гос[ударственной] думы[,] не пом вета рабочих депутатов, хотя это вольствия у торговцев и обывате- ню за чьей подписью, я получил было вполне возможно, т. к. в районе лей. Например: у одного торговца в предписание произвести следствие проживало много рабочих и членов дровяном сарае обнаружили около и выявить виновников расстрела.

разных социалистических партий, вагона сахара, в кооперативе, во Никакого следствия я произво но последние в это время находи- главе которого стояли меньшеви- дить не стал, да и времени не было лись больше в городе. Между тем ки, в подвале нашли спрятанными этим заниматься и считал, что в мо местная буржуазия не дремала. До- девять бочонков сибирского масла, мент революции это ни к чему, тем мовладельцы, дачевладельцы, тор- у одного гражданина дачевладельца более расстрелянные [–] царские говцы, лица высокооплачиваемой и «зелиуссера» – два мешка муки[,] полицейские. Обывательский ко интеллигенции и примкнувшие к три мешка гречневых круп и т. д. митет тоже стал возмущаться этим этой публике местные кооператоры- Все эти реквизиции[,] конечно, расстрелом, обысками, арестами и меньшевики: Кочергин, Аксенов, не нравились обывательск[ому] реквизициями. Ему вторили мест Романов и др. на своем собрании комитету. ные меньшевики, говоря, что я не выбрали так называемый «обыва- Числа 3 или 4 марта утром я принимаю мер к «охране» граждан и тельский комитет». уехал в город. Часов в 11 утра какие- занимаюсь самочинными обысками С этим обыват[ельским] коми- то вооруженные товарищи привезли и реквизициями.

тетом у меня сразу начались стол- из города на грузовом автомобиле К 10 марта продовольственное кновения на почве власти. Я[,] как троих арестованных: Шуваловско- дело в районе мною было более уполномоченный Петроградского го урядника[и] Япенина37, агента или менее упорядочено и карточная Совета, считал себя подчиненным Охранного отделения и третьего система введена.

только Совету. какого-то конторщика с одного Совершенно другое отношение Обывательский комитет Пе- завода (фамилии их не помню). я видел со стороны местных товари троградского Совета рабоч[их] де- На Софийской ул. в Шувалове, по- щей большевиков: И. К. Михайлова, путатов не признавал, а признавал ставили арестованных у стены дома М. Т. Ивановой, Королева, Буруева Комитет Государственной думы и и расстреляли[,] и уехали обратно и др. Эти товарищи, что называется Врем[енное] правительство. И по- в город 38. Трупы расстрелянных целиком и полностью все мои дей лучилось то, что впоследствии стало товарищи из моего отряда свезли в ствия одобряли. С первого же дня называться «двоевластием». пожарное депо. Вечером ко мне яви- моего назначения нач[альником] Воспользовавшись мандатом лись жены расстрелянных урядника охраны района, мною была органи Продовольственной комиссии Госу- и агента Охранки с просьбой выдать зована разведка вроде угол[овного] дарственной думы и Петросовета, я трупы, я трупы выдал и приказал розыска, организацию которой я сразу же с 1-го марта приступил к ор- хоронить рано утром. Причем жена поручил арестованному старому ганизации продовольственного дела урядника Япенина и его сын – уче- агенту Петербургского уголов и стал вводить карточную систему ник 7 класса реального училища ного розыска, хорошо знавшему на все продукты, причем первое [–] мне сказали: «Собаке собачья и уголовный преступный элемент время карточки писались от руки смерть», т. к. Япенин и в домашнем Питера. Это было необходимо, учениками гимназии. Во-вторых, я быту был жестокий человек. Дня т. к. [из] тюрем были освобождены со своим отрядом… производил через два после этого расстрела из все уголовные и могли начаться грабежи и кражи. Должен сказать, что этот старик агент бесплатно и добросовестно исполнял свои обя занности. Вот один из примеров: В первых числах марта днем ко мне в штаб явилась в слезах гражданка и заявила, что сейчас было по кушение на грабеж ее квартиры в д. № 42 по Б[ольшой] Озерной ул. и стала говорить, что теперь «полиции нет» и будут грабить. Я гражданку успокоил и сказал, что никаких гра бежей допущено не будет. Вечером я со своим агентом покушавшихся на грабеж нашли. Они оказались бандитами-каторжниками[,] осво божденными из Шлиссельбургской каторжной тюрьмы. Арестовывать мы их не стали, но сказали им, что если в районе будут грабежи, то виновных будем расстреливать[,] и нужно сказать, что весь март месяц Озерки, ул. Большая Озерная, д. 50, частный дом современной постройки.


никаких грабежей и краж не было.

В 1917 г. здесь располагалось здание Шувалово-Озерковская мужской и женской гимназии. Фотография А. Б. Николаева Вот другой случай уже из области История Петербурга. № 6 (46)/ М емуары военного шпионажа. В первых чис- товарищи рабочие из отряда[,] да и лах марта наша разведка донесла, я сам круглые несколько суток под что в Озерках на берегу второго ряд не бывши дома, а потому почти озера в двухэтажном особняке, не ели и не на чем было в штабе принадлежащем немцу-профессору по очереди спать, то я предъявил Юрьевского университета[,] тво- буржуазному комитету снабжать рится что-то подозрительное. По мой отряд простыми постельными вечерам поздно из города в дом принадлежностями и выдавать в приезжают какие-то лица и вскоре отряд за счет комитета хлеб, сахар и уезжают. чай. Если у комитета нет средств, то Взяв человек 10 из своего отря- ввести срочный налог на торговцев да[,] я в час ночи явился с обыском. и домовладельцев.

В доме находились мать и жена Числа 5 или 6 марта меня вы профессора и горничная. Несмотря звали на заседание обывательского на протесты я приступил к обыску. комитета, где мне было заявлено Петроград, Марсово поле, 23 марта В обоих этажах было комнат десять – первое: что я и мой отряд граждан 1917 г. Похороны жертв борьбы за богато обставленных мебелью. ской милиции должны быть подчине свободу: братская могила Сам профессор, по словам жены, ны только комитету, а не Петроград (Нива. 1917. № 14) в начале февраля уехал в Юрьев. скому Совету. Второе: – что никаких окраски морей. При рассмотрении Осмотрев поверхностно комнаты обысков, реквизиций и арестов без этих крапинок в лупу оказалось, что я особое внимание обратил на ка- санкции комитета я производить не на них имеются какие-то цифры.

бинет и библиотеку профессора. В имею права. Третье: – что комитет без Полковник Александров сказал, что письменном столе найдена большая этих условий никакой материальной эти цифры обозначают размер глу переписка с заграницей, на что в помощи отряду не окажет.

бин моря. Александров мне сказал, начале я не обратил внимание, т. к. Я категорически заявил, что что все сотрудники разбежались, профессору надо иметь переписку комитету подчиняться не буду, а Финляндская граница почти от с заграницей. подчиняюсь только Петроградскому крыта и он один не знает[,] что ему В большой библиотеке[,] при Совету раб[очих] депутатов[,] и если далее делать. Переписку и карты он осмотре шкафов с книгами[,] в комитет будет мне противиться и ве оставил у себя.

одном шкафу за книгами мы нашли сти среди населения агитацию против Мои отношения к обыватель сверток бумаги в трубку. Развернув Петроградск[ого] Совета, то я разго скому комитету все обострялись.

этот сверток[,] увидел карты Бело- ню комитет и некоторых его членов Так, мой вооруженный отряд в го моря, Финского и Ботнического арестую, как контрреволюционеров.

таком большом районе нес па заливов Балт[ийского] моря. На Вероятно, буржуазный комитет по трульную службу, охранял по ночам оборотной стороне эти карты имели нял, что заменить меня и мой отряд, склады и магазины и проч[ее] и печать Секретного отделения Глав- несущий охрану населения, в данное ного Морского штаба. Я понял, что имею дело с шпионажем.

Арестовывать мать и жену про фессора я не стал, а только взял подписку о невыезде. В большую корзину забрал всю переписку и карты, а утром по Приморск[ой] ж.

д. привез в Новую Деревню. Трам ваи не ходили. Остановив случайно проезжавшую придворную парную коляску с дворцовыми ливрейными кучерами, поставил в нее корзину и велел везти в Главный штаб.

В Главном штабе за исключени ем нескольких писарей было пусто и только в отделе контрразведки на ходился полковник Александров, к которому в третий этаж писаря под няли сравнительно тяжелую корзи ну. Я изложил полковнику дело. Он стал в лупу рассматривать карты и потом сказал, что эти карты шпи онские, выкраденные из Главн[ого] Морского штаба[,] и предложил «Дом с башнями», угол Большого (д. 75) и Каменноостровского (д. 35) пр-та мне через лупу посмотреть на едва и ул. Льва Толстого (д. 2, ранее Архиерейская ул.), где в 1917 г. размещался комиссариат Петроградской стороны, современный вид.

видимые невооруженным глазом Фотография В. В. Носкова какие-то крапинки на синем фоне История Петербурга. № 6 (46)/ М емуары бурное время некем[,] и пошел на Получив эту важную телеграм- 23 марта на Марсовом поле уступки, сказав мне, что в смысле под- му и принимая во внимание, что были назначены похороны жертв чинения меня комитету не претендует бывший царь мог бежать заграницу Февральской революции. Я полу и что моему отряду ежедневно будет через Финляндию, мною были при- чил именной билет присутствовать выдаваться хлеб и сахар, для чего ко- няты следующие меры: у могил. Из своего отряда 50 че митет по очереди назначает для этого Выстроив полуроту л.-гв. Мо- ловек вооруженных винтовками я булочные и пекарни. С этого времени сковского полка[,] я спросил солдат вывел на грандиозную демонстра дежурные товарищи из отряда стали – знают ли они в лицо б[ывшего] цию в день похорон и до Марсова получать хлеб и сахар. царя. Солдаты старые кадровики поля мы дошли только в 2 часа Еще в то время, т. е. сразу после гвардейцы дружно ответили, что дня. В могилы было опущено Февральской революции, рабочие хорошо знают Николая второго. гробов44.

из моего отряда получили нагляд- Хотя еще с Первого марта на В конце марта, состоящий около ный урок[,] как буржуазия относит- Выборгском шоссе были заставы из ста человек вооруженный отряд я ся к рабочему классу и его органу моего отряда и в город[,] и из города сократил, оставив для несения ми власти Совету рабочих депутатов. без пропуска не пропускали, но для лицейской службы 10–15 человек, 10 марта в 2 часа дня мною была усиления застав в окрестностях а остальных распустил[,] оставив у получена следующая телеграмма: Выборгского шоссе я туда направил них на руках оружие. Впоследствии «Военная, срочная. Всем взвод Московцев, а с другим взво- большинство из этих товарищей Нач[альникам] станций Финлянд- дом останавливал каждый идущий вошли в Красную гвардию.

ской жел[езной] дор[оги]. в Финляндию поезд и проверял В начале апреля товарищи по По всем железным дорогам и пассажиров и их документы. 1905 году из Главной телеграфной другим путям сообщения. Комисса- Эти меры проводились 10 и 11 конторы стали просить меня по рам местных комитетов, воинским марта, пока в Исполнит[ельном] ступить к ним и помочь в органи частям сообщается: что предпо- комитете не узнали, что побег зации профсоюза. Я обратился в лагается отъезд Николая II-го за б[ывшего] царя, который под- президиум Петроградского Совета границу. готавливали [П. Н.] Милюков 41, с просьбой освободить меня от Дайте знать по всем дорогам [А. Ф.] Керенский42 с английским работы в Шувалове и дать на мое вашим агентам и комитетам, что Ис- послом [Дж.] Бьюкененом43 не удал- место другого товарища. Президи полнительный Комитет Петроград- ся и б[ывший] царь в Царском Селе ум другого товарища назначить не ского Совета Рабочих и Солдатских надежно охраняется. мог, т. к. на бесплатную должность Депутатов приказывает задержать Жизнь постепенно начала вхо- желающих не найдется[,] и мне по бывшего царя и немедленно сооб- дить в колею. В половине марта советовали обратиться в местный щить: Исполнительный Комитет[,] полурота Московского полка и обывательский комитет.

Петроград[,] Таврический Дворец полусотня Амурских казаков были Обывательский комитет на для дальнейшего распоряжения. обратно отправлены в Петроград. мое место выделил присяжного Подписали: Председатель Ис- Наступила весна[,] озаботился под- поверенного В.А. Федорова[,] и с полнительного Комитета [Н.С.] держанием внешнего благоустрой- 15 апреля я поступил на Главный те Чхеидзе39 и товарищ председателя ства района по части сколки льда, леграф, где на общем собрании был [М. И.] Скобелев40, 9 марта 1917 г. очистки дворов и проч[ее]. Должен избран членом Исполнит[ельного] № 3052. Заведывающий передвиже- сказать, что все мои распоряжения к[омите]та Телеграфа в числе нием войск – полковник Евстифеев, домовладельцами выполнялись бес- 9 челов[ек] и занялся исключитель Гельсингфорс». прекословно. но профсоюзной работой. … Ратов М. А. Автобиография, 28.11.1928 // ЦГА СПб. Ф. 9618. Оп. 1. Д. 116. Л. 9.

Ратов Михаил Александрович // Энциклопедический справочник «Тверская область» [Элекронный ресурс] – Электрон. тек стовые дан. – Режим доступа: http://region.library.tver.ru/cgi-bin/fulltext_opac.cgi?show_article=3591.

Ратов М. А. Письмо в редакцию по истории Петроградского Совета в 1917–1918 гг., июль 1936 г. // ЦГА СПб. Ф. 9618. Оп. 1.

Д. 116. Л. 22.

Ратов М. А. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Воспоминания // Там же. Л. 24–25.

Ратов М. А. Автобиография // Там же. Л. 11, 13.

Ратов М. А. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Воспоминания // Там же. Л. 26.

Ратов М. А. Автобиография // Там же. Л. 13.

Ратов М. А. Письмо в редакцию по истории Петроградского Совета в 1917–1918 гг., июль 1936 г. // Там же. Л. 22.

Укажем, что исследователи не упоминали М. А. Ратова в числе членов ВЦИК Советов 1-го созыва (См., напр.: Поливанов О. А.

Список членов ВЦИК, избранных на 1-м Всероссийском съезде Советов РСД // Политические деятели России 1917: Биографический словарь. М., 1993. С. 375–377;

Злоказов Г. И. Меньшевистско-эсеровский ВЦИК Советов в 1917 году. М., 1997. С. 302–306). О. А. По ливанов отметил, что члены ВЦИК Советов от Всероссийского почтово-телеграфного союза не установлены (Поливанов О. А. Указ.

соч. С. 376 п.).

Ратов М. А. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Воспоминания // ЦГА СПб. Ф. 9618. Оп. 1. Д. 116. Л. 47.

См. также: Государственное совещание. Стенографический отчет. М., 1930. С. 317.

Удостоверение // ЦГА СПб. Ф. 9618. Оп. 1. Д. 116. Л. 4;

Ратов М. А. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов.

Воспоминания // Там же. Л. 54.

Ратов М. А. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Воспоминания // Там же. Л. 41, 42.

Там же. Л. 43.

История Петербурга. № 6 (46)/ М емуары Ратов М. А. Письмо в редакцию по истории Петроградского Совета в 1917–1918 гг., июль 1936 г. // Там же. Л. 22.

Ратов Михаил Александрович // Энциклопедический справочник «Тверская область» [Элекронный ресурс] – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http://region.library.tver.ru/cgi-bin/fulltext_opac.cgi?show_article=3591;

Люди Тверского края. Ч. 2. Управление [Элекронный ресурс] – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http://tver-people.narod.ru/chapter/2/.

Ратов М. А. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Воспоминания. Машинопись, июль 1936 // ЦГА СПб.

Ф. 9618. Оп. 1. Д. 116. Л. 24–62.

Там же. Л. 25–38.

См.: Пешехонов А. В. Первые недели (Из воспоминаний о революции) // На чужой стороне. Историко-литературный сборник.

Берлин, 1923. Кн. 1. С. 255–319;

Его же. Первые недели (Из воспоминаний о революции) // Февральская революция. М.;

Л., 1925.

С. 430–465;

Его же. Первые недели // Страна гибнет сегодня. Воспоминания о Февральской революции 1917 г. М., 1991. С. 260–295.

Фалькнер-Смитт (Смит-Фалькнер) Мария Натановна (1878–1968) – экономист и статистик. В революционном движении с 1897 г., анархо-синдикалистка. Училась на факультете экономических наук Лондонского университета (1901–1905). В 1917 г. сотруд ничала в «Новой жизни». Входила в группу межрайонцев. Член РКП(б) (с 1918). Зав. отделом экономических исследований ВСНХ (1918–1919). Профессор факультета общественных наук Московского государственного университета (1921–1924). Доктор экономи ческих наук (1925). Профессор Московского института народного хозяйства им. Г. В. Плеханова (1924–1930). Действительный член, научный работник Коммунистической академии (Москва, 1925–1934). Член коллегии ЦСУ СССР (1926–1930). Профессор Между народной Ленинской школы (1930–1934), Института экономических исследований при Госплане СССР (1934–1936), Московского планового института (1938–1941). Член-корреспондент РАН (с 1939). Научный сотрудник (1941–1944), старший научный сотрудник, руководитель группы (1948–1955) Института экономики АН СССР. Профессор Института внешней торговли (1944–1946). Имела государственные награды СССР.

Кинотеатр «Элит» располагался на Петроградской стороне в здании на углу Большого (д. 75) и Каменноостровского (д. 35) проспектов и Архиерейской ул. (д. 2., ныне ул. Льва Толстого), которое вошло в историю С.-Петербурга, как «Дом с башнями». В ли тературе ошибочно указывается, что кинотеатр «Элит» размещался в этом здании в 1921 г. (См., напр.: Пирютко Ю. М. Льва Толстого площадь // Санкт-Петербург: Энциклопедия. СПб., 2004. С. 479;

Привалов В. Каменноостровский проспект. М., 2005. С. 364). Сейчас в «Доме с башнями» находится Санкт-Петербургский театр «Русская антреприза» им. А. Миронова.

В кинотеатре «Элит» А. В. Пешехонов организовал комиссариат Петроградской стороны.

Пешехонов Алексей Васильевич (1867–1933) – из семьи священника. Один из основателей партии народных социалистов. После Февральской революции вошел в состав Исполкома Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. Комиссар Петроград ской стороны с 28.2.1917. Министр продовольствия во втором и третьем составах Временного правительства (5.5–31.8.1917). После Октябрьской революции боролся против советской власти. В 1922 г. выслан за границу.

Императорское училище правоведения располагалось на наб. р. Фонтанки, д. 6/1.

Загорский Семен Осипович (1882–1930) – из семьи военного врача. Во время учебы на юридическом факультете С.-Петербургского университета участвовал в работе марксистских кружков, подвергался арестам. После окончания университета оставлен на кафедре политической экономии для подготовки к профессорскому званию. Присяжный поверенный, приват-доцент Петроградского универ ситета, преподавал также на Высших курсах Лесгафта, в Петроградском частном университете и на Высших коммерческих курсах Побединского. Возглавлял один из департаментов Министерства труда Временного правительства. В 1917 г. проживал в Петрограде на Каменноостровском пр., д. 65. После Октябрьской революции переехал в Одессу, а в 1919 г. эмигрировал во Францию. Работал в Русском экономическом бюро. Встал во главе Русского отдела Международного бюро труда при Лиге Наций. Читал лекции на юриди ческом факультете Русского отделения Парижского университета (Русский институт права и экономики) (с 1923) и во Франко-русском институте социальных и политических наук.

Петроградское охранное отделение в 1917 г. располагалось на Александровском пр. (ныне пр. Добролюбова), д. 2. Отделение было подожжено восставшими вечером 27.2.1917 (Подробн. см.: Николаев А. Б. Временный комитет Государственной думы, Временное правительство и вопросы контрразведки в феврале-марте 1917 года // Из глубины времен. СПб., 2000. № 12. С. 26–27).

Окружной суд располагался в здании Судебных установлений (Литейный пр., д. 4). Днем 27.2.1917 здание было подожжено восставшими. Сообщение о пожаре было получено пожарными частями в 4 часа 26 мин. дня. Исследователи пишут: «Прибывшие к месту происшествия пожарные части были остановлены вооруженными войсками, заявлявшими, что тушить не дадут, т. к. это казен ное здание. После того, как огонь охватил все здание, «толпа заявила пожарным, что теперь они могут приступить к тушению, чтобы огонь не перешел на соседние дома». О спасении здания речи уже быть не могло, и пожар в нем продолжался два с половиной дня (См.: Щаблов Н. Н., Виноградов В. Н. Рыцари огня. СПб., 1997. С. 399–400).

Гвоздев Кузьма Антонович (1882 – не ранее 1956) – из крестьян. Работал в Тихорецких ж.-д. мастерских. Неоднократно аресто вывался за революционную деятельность. Примыкал к эсерам (1903–1909). Работал на заводах С.-Петербурга (с 1909), председатель Союза металлистов. Меньшевик-оборонец (с 1914). Председатель Рабочей группы ЦВПК (с 1915). Участник Февральской революции.

Член Временного Исполкома Петроградского Совета рабочих депутатов (27.2.1917), Исполкома Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, вошел в бюро Исполкома Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов (13.4.1917). Товарищ министра труда (11.5–25.9.1917), министр труда Временного правительства (25.9–25.10.1917). Арестован вместе с другими членами Временного правительства и доставлен в Петропавловскую крепость, вскоре освобожден. Участвовал в создании антибольшевистского Собра ния уполномоченных от фабрик и заводов (1918). Отошел от политической деятельности. Работал в кооперации, а затем – в ВСНХ (с 1920). Коллегией ОГПУ приговорен к 10 годам лишения свободы (25.4.1931). Особым совещанием НКВД СССР приговорен к 8 годам (1.7.1941). Освобожден 20.4.1956, дальнейшая судьба неизвестна. Реабилитирован в 1989 г.

Громан Владимир Густавович (1874–1940) – в РСДРП с 1898 г., меньшевик. Окончил Московский университет. Экономист, статистик. В 1905 г. выступил как автор программы РСДРП по аграрному вопросу. Возглавлял Пензенское статистическое бюро (1909–1914). Во время Февральской революции председатель советско-думской Продовольственной комиссии. Председатель Централь ной продовольственной управы. Делегат первого Всероссийского съезда Советов, председатель экономической секции ВЦИК. Член Государственного совещания (Москва, 12 – 15.8.1917), Демократического совещания (Петроград, 14 – 22.9.1917) и Предпарламента (Петроград, 2 – 25.10.1917). В 1922-м вышел из РСДРП. Один из руководителей советской статистики. Член президиума Госплана СССР. Осужден по т.н. делу «Союзного бюро ЦК РСДРП (меньшевиков)» (в 1931) на 10 лет лишения свободы. Находился сначала в Верхнеуральском политизоляторе, а затем – в Суздальском ИТЛ, где и умер 11.3.1940. Реабилитирован 13.3.1991.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.