авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

Р.Б. Пан

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ – ОСНОВА ФОРМИРОВАНИЯ

СИСТЕМЫ МОТИВАЦИИ РАБОТНИКОВ УМСТВЕННОГО ТРУДА

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ВЫСШАЯ ШКОЛА БИЗНЕСА

Р.Б. Пан

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ – ОСНОВА ФОРМИРОВАНИЯ

СИСТЕМЫ МОТИВАЦИИ РАБОТНИКОВ УМСТВЕННОГО ТРУДА

Под редакцией д-ра экон. наук В.А. Гаги Издательство ВШБ Томского Государственного Университета 2013 3 УДК 331 ББК 65.9(2)24 Под научным руководством канд. эконом. наук Е.В. Нехода Рецензенты:

д-р эконом. наук В.А. Гага канд. эконом. наук М.В. Герман Р.Б. Пан Человеческий капитал – основа формирования системы мотивации работников умственного труда / Под общей ред. В.А. Гаги. Томск: Изд-во Том.

ун-та, 2013. – 188с Монография посвящена исследованию системы мотивации работников умственного труда, ориентированной на их стремление увеличить размер своего человеческого капитала и отдачу от его использования. В работе проанализирована трансформация системы мотивации в современных условиях, прослежена качественная эволюция человека-работника;

показаны место и роль человеческого капитала в формировании мотивации работников умственного труда. В работе предложены конкретные инструменты мотивации работников, занятых умственным трудом.

Для научных сотрудников, преподавателей и аспирантов, всех тех, кто интересуется мотивацией труда и управлением персоналом.

УДК ББК 65.9(2) ©Р.Б. Пан, ОГЛАВЛЕНИЕ Предисловие Введение 1. Становление нового типа мотивации в современных условиях 1.1. Трансформация мотивации в современных условиях 1.2. Качественная эволюция персонала как фактор трансформации его мотивации 2. Место и роль человеческого капитала в процессе формирования мотивации работников, занятых умственным трудом 2.1. Интеллектуальная и творческая деятельность как качественные характеристики умственного труда 2.2. Сущность человеческого капитала 2.3. Оценка человеческого капитала и ее использование в системе мотивации работников умственного труда 3. Инструменты мотивации работников умственного труда 3.1. Внутрифирменный портфолио сотрудников как один из методов оценки человеческого капитала и инструмент мотивации 3.2. Оценка эффективности разработанных инструментов мотивации Заключение Литература ПРЕДИСЛОВИЕ Настоящая монография представляет собой результат диссертационного исследования аспиранта кафедры системного менеджмента и предпринимательства Томского госуниверситета Романа Брониславовича Пана.

Роман Пан – один из лучших выпускников Экономического факультета Томского университета по специальности «Менеджмент организации», был старостой группы. В 2003 году Роман окончил с красным дипломом Томский госуниверситет и в этом же году поступил в очную аспирантуру.

Диссертационное исследование было выполнено в рамках научных интересов кафедры системного менеджмента и предпринимательства по направлению «Экономика труда».

В течение обучения в аспирантуре Роман вёл семинары по кафедре системного менеджмента и предпринимательства, ездил с лекциями в Прокопьевский филиал;

неоднократно выступал на конференциях молодых учёных и аспирантов в Томском госуниверситете, в Томском политехническом университете, на Международной научно-практической конференции в Пензе.

Его статьи опубликованы в ведущих научных журналах, рекомендованных ВАК (Вестник Томского госуниверситета, Человек и труд). Практическая часть научной работы выполнена на примере томских компаний (Школьный университет и ООО Торговый дом «Карандаш»), в которых Роман непосредственно работал.

В декабре 2008 г. Роман прошёл обсуждение на кафедре, работа была рекомендована к представлению в Диссертационный совет. Трагическая гибель не позволила молодому учёному защитить работу. Роман был интеллигентным, образованным, скромным и, одновременно, целеустремлённым пытливым человеком. Он навсегда останется в памяти друзей и коллег светлой творческой личностью, стремящейся к постоянному развитию.

Коллектив кафедры системного менеджмента и предпринимательства надеется, что настоящая монография будет представлять большой научный и практический интерес для всех тех, кто стремится к интеллектуальной и творческой деятельности, кого интересуют вопросы мотивации труда и управления персоналом.

ВВЕДЕНИЕ В настоящее время экономика России встала на путь инновационного развития. Основной упор в дальнейшем планируется сделать на инновационное наполнение экономического роста. Это способствует тому, что одним из приоритетов государственной экономической политики становится человеческий капитал, а именно творческий и интеллектуальный потенциал работников. Поэтому особую значимость приобретает анализ эффективности использования человеческого капитала, а также дальнейшее совершенствование стимулирования творческого и интеллектуального потенциала работников с целью максимального его использования, которое невозможно без соответствующей мотивации. Между тем, сама мотивация работников в современном обществе претерпевает существенную эволюцию.

Традиционные методы стимулирования работников перестают быть действенными. При этом руководители организаций остро нуждаются в эффективных инструментах формирования систем мотивации нового типа.

С другой стороны, новые место и роль человека в современном обществе меняют прежние представления о мотивации и ставят перед наукой задачу осмысления происходящих изменений, развития методологии исследований и выработки соответствующих методических рекомендаций для применения на практике.

Следует отметить, что вопросом эффективного управления людьми, мотивации работников, стимулирования труда экономическая наука занимается уже достаточно давно. За это время появилось множество работ, как зарубежных, так и отечественных авторов, посвященных изучению мотивов поведения человека (в т.ч. трудового поведения). Наука сильно продвинулась в этом вопросе в XX веке с появлением научной организации труда и менеджмента, развитием психологии и социологии.

Разработке мотивационных концепций и теорий, раскрытию вопросов о сущности мотивации, ее механизме посвятили свои труды такие исследователи, как А. Маслоу, Ч. Барнард, Д. МакКлелланд, Ф. Герцберг, К. Алдерфер, К.

Левин, В. Врум, Б.Ф. Скиннер, Л. Портер, Э. Лоулер, Д. Аткинсон, С. Адамс, Д.

МакГрегор, В.А. Ядов, А.Г. Здравомыслов, В.П. Рожин, Ю.П. Кокин, Е.П.

Ильин, Е.Д. Катульский, А.Н. Леонтьев, Н.Ф. Наумова, В.А. Гага, М.С. Каз, И.Ф. Беляева, Ф.У. Тейлор, Г. Гант, Ф. Гилбрет, Л. Гилбрет, Г. Эмерсон, Г.

Форд, А.К. Гастев, А.Ф. Журавский, Г. Мюнстерберг, М.П. Фоллетт, Э. Мэйо и многие др.

Тема эффективности трудовой деятельности, мотивации и стимулирования труда исследована очень подробно. Однако происходящие в современном мире общественные трансформации постоянно ставят все новые и новые проблемы. Осмыслению происходящих в современном мире перемен, предсказанию контуров зарождающегося общественного устройства посвящены работы таких авторов, как Д. Белл, М. Кастельс, В.А. Медведев, Ф.

Фукуяма, Л. Туроу, Р. Инглегарт, Т. Сакайя, Т. Стюарт, О. Тоффлер, Р. Райх, В.

Мау, В. Иноземцев, В. Супян, И.В. Рощина, А.А. Муравьева, Г. Попов, С.

Валентей, С. Нестеров, Л. Гохберг, С. Егоров, Л.А. Мясникова, Т.И. Заславская, Д.С. Львов, Д.Е. Сорокин, Л. Абалкин, Е. Ясин, Г.Б. Клейнер и др.

Возрастающее значение знаний и информации в качестве факторов современного производства актуализировало изучение свойств и способностей человека, как важнейших источников дохода и главных факторов эффективности любой системы управления и экономического роста страны, и привело к появлению теории человеческого капитала.

Истоки зарождения концепции человеческого капитала можно найти еще в трудах В. Пети, А. Смита, Д. Рикардо, Ф. Листа, И. Фишера, Ж.Б. Сейя, Г.

Тюнена, Дж. МакКуллоха. В современном виде теория человеческого капитала была представлена в работах таких ученых как Г. Беккер, Т. Шульц, В.

Вейсборд, Л. Турроу, М. Блауг, У. Боуен, М. Фишер, Дж. Вейзи, Э. Денисона, Ф. Махлупа, С. Кузнеца, Дж. Кендрика и др.

Работы этих ученых породили множество исследований, в которых авторы пытаются рассмотреть с точки зрения капитала все, что неразрывно связано с живой человеческой личностью. Так, появились работы, посвященные различным видам капитала – интеллектуальному, социальному, политическому, эмоциональному и др. Среди исследователей, посвятивших свои труды определению человеческого и других видов капитала, воплощенных и неразрывно связанных с человеком, следует отметить работы таких авторов как А.Н. Кочетов, С.А. Курганский, С.А. Дятлов, А.И. Добрынин, В. Дулепова, М.М. Критский, К. Сабирьянова, Л. Сосновская, А. Сухов, Е.Д.

Цыренова, С. Валентей, И.Е. Дискин, Дж. Коулман, В.В. Радаев, П.Н. Шихирев, В. Гойло Р.И. Капелюшников и др.

После того, как были заложены теоретические и методологические основы теорий современного общественного устройства и теории человеческого капитала, стала актуальной проблема эффективного управления человеческими ресурсами с точки зрения теории человеческого капитала.

Вопросы эффективного использования человеческого капитала, управления человеческим капиталом организаций, современные тенденции менеджмента в области управления человеческими ресурсами, человеческим потенциалом, человеческим капиталом рассмотрены в работах таких авторов как М.

Бухалков, Н. Кузьмина, И.В. Бушмарин, О. Новаковская, С. Шимшилов, Р.

Капелюшников, В.Г. Зинов, Ю. Гарайбех, А. Ивлев, А. Ламанов, А.Н. Исаенко, Т. Озерникова, Н. Шеремет, С. Шекшня, С.А. Шапиро, М.И. Магура, М.Б.

Курбатова, И.А. Кокорев, Г.А. Березняк, А.Г. Глушко, Ю.М. Копылова, Е.А.

Косьмина, О. Нордхоуг, Э.Брукинг, П. Дракер, Р. Дафт, М.Х. Мескон, М.

Альберт, Ф. Хедоури, Б.З. Мильнер, З.П. Румянцева, А.И. Наумов, И.Н.

Герчикова, Э.Е. Старобинский, О.С. Виханский и др.

Несмотря на огромное количество исследований, пока еще существует мало работ, посвященных эффективному управлению человеческим капиталом организации, большинство работ посвящено управлению человеческим капиталом в национальном масштабе.

Кроме того, вопросы управления (накопления, развития и т.д.) человеческим капиталом организации рассматриваются в основном без учета мнения самих носителей или собственников этого капитала – работников организаций. А между тем именно мотивация работников в значительной мере определяет то, какой объем имеющегося капитала будет вовлечен в производственный процесс.

Стоит также отметить, что, несмотря на большой объем теоретических изысканий, по-прежнему существует дефицит конкретных методик, инструментов по управлению человеческим капиталом, рекомендованных к внедрению. Именно это обусловило выбор темы диссертации, постановку цели и задач исследования.

Настоящая работа посвящена исследованию системы мотивации работников умственного труда, ориентированной на их стремление увеличить размер своего человеческого капитала и отдачу от его использования.

1 СТАНОВЛЕНИЕ НОВОГО ТИПА МОТИВАЦИИ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ 1.1 Трансформация мотивации в современных условиях Динамичное развитие и быстрое обновление технологического базиса современного общества вызывают глубокие преобразования всех его сторон.

Складывается новый образ жизни людей. Мы являемся свидетелями формирования глобального общества, опирающегося на социально ориентированную экономику.

Основным критерием социально-экономического прогресса выступает мера развития человека, степень обогащения материальной и духовной жизни людей, «социальные предпочтения переходят от «количества» к «качеству»

жизни»1. Из «говорящего орудия труда»2, входящего в состав основного капитала рабовладельца, человек превратился наряду с землей и капиталом сначала в один из факторов производства – наемного работника, а затем и в хозяина собственной судьбы, владельца своего человеческого капитала.

Человек стал главным субъектом, творцом и целью экономической жизни.

Рабство сменилось сначала юридической, а теперь и экономической свободой.

Ускорение изменений, усиление конкуренции в глобальном масштабе повысили неопределенность и подстегнули интерес к новым бихевиористским методам управления. За последние двадцать лет количество новых концепций менеджмента увеличилось многократно (Рис. 1).

Кроме того, эволюция направлений менеджмента (Рис. 2) позволяет сделать вывод о том, что определяющей тенденцией в менеджменте является не просто его гуманизация, не просто все возрастающая роль человеческого Ансофф И. Новая корпоративная стратегия. – СПб: Питер Ком, 1999. С.43-44.

История экономических учений. В.С. Адвадзе, А.С. Квасов, А.Н. Маркова и др. Под ред. В.С. Адвадзе, А.С.

Квасова. 3-е изд. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. С.31.

фактора в управлении. В менеджменте появились такие концепции, как обучающаяся организация, самоуправляемые команды, менеджмент знаний, управление талантами и др. Таким образом, основной упор делается теперь на знания, информацию, информационные технологии, развитие человеческих способностей, особенно интеллектуальных и творческих.

Рис. 1. Появление новых концепций менеджмента1.

Все это нашло отражение в таких теориях и концепциях, как экономика знаний и общество знаний, информационная экономика и информационное общество, социальная экономика, экономика индивидуумов, концепция постмодернити (постмодернизма), постиндустриальное общество и др.

Источник: Richard Tanner Pascale, “Managing on the Edge”, New York: Touchstone/Simon & Schuster, 1990, 20.

(Цит. по кн.: Дафт Р. Менеджмент. 6-е изд. / Пер. с англ. – СПб: Питер, 2004. С.87.).

Подробный анализ всех этих концепций и теорий не входит в круг наших задач. Нам важно понять, в каком направлении происходит эволюция человека работника и как это влияет на изменение его ценностных ориентаций и мотивов деятельности. Эти изменения носят объективный характер и описаны в работах многих авторов1. Не сходятся авторы лишь в оценках происходящих изменений. При исследовании эволюции человека-работника мы будем опираться на теорию постиндустриального общества как на методологическое основание, тем более что она стала таковым для широкого спектра современных исследований.

Технологически ориентированное рабочее место Обучающаяся организация Комплексное управление качеством Концепции сопряженных обстоятельств Теория систем Менеджмент как наука Гуманистическое направление Классическое направле ние 1870 1880 1890 1900 1910 1920 1930 1940 1950 1960 1970 1980 1990 2000 Рис. 2. Эволюционное развитие принципов менеджмента2.

См.: Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования / Перевод с английского. – М.: Academia, 1999. – 956 с.;

Fukuyama F. The End of History and the Last Man. L.-N.Y., 1992.;

Fukuyama F. The Great Disruption. Human Nature and the Reconstitution of Social Order. N.Y., 1999.;

Fukuyama F.

Trust. Social Virtues and the Creation of prosperity. N.Y., 1995;

Wright Mills C. The Power Elite. Oxford-N.Y., 1956.;

Wright Mills C. White Collar. The American Middle Classes. L.-Oxford-N.Y., 1956;

Thurow L. Creating Wealth. The New Rules for Individuals, Companies, and Countries in a Knowledge-Based Economy. L., 1999;

Porat M.U. The Information Economy: Definition and Measurement // Cortada J.W. (Ed.) Rise of the Knowledge Worker. Boston (Ma.)-Oxford, 1998.;

Porat M., Rubin M. The Information Economy: Development and Measurement. Wash., 1978;

Drucker P.F. Post-Capitalist Society. N.Y., 1995;

Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / Пер. с англ. под науч. ред. О.И. Шкаратана. – М.: ГУ ВШЭ, 2000. – 608 с.;

Иноземцев В.Л.

Расколотая цивилизация. – Научное издание. – М.: «Academia» – «Наука», 1999. – 724 с.;

Иноземцев В.Л.

Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы: Учеб. пособие для студентов вузов. – М.: Логос, 2000. – 304 с.;

Иноземцев В.Л. Постиндустриальное хозяйство и «постиндустриальное» общество // Общественные науки и современность. – 2001. - №3;

Валентей С.Д., Нестеров Л.И. Развитие общества в теории социальных альтернатив. – М.: Наука, 2003. – 197 с.;

Медведев В.А.

Перед вызовами постиндустриализма: Взгляд на прошлое, настоящее и будущее экономики России. – М.:

Альпина Паблишер, 2003. – 440 с.

Источник: Дафт Р. Менеджмент. 6-е изд. / Пер. с англ. – СПб.: Питер, 2004. С.74.

Перед тем, как продолжить, нам представляется целесообразным пояснить термин трансформация, поскольку он нами не раз еще будет использоваться.

Итак, термин трансформация происходит от позднелатинского слова transformatio, которое переводится как превращение, и означает преобразование, изменение вида, формы, существенных свойств чего-либо1.

Применительно к мотивации мы используем термин трансформация, потому что говорим в основном о становлении нового типа мотивации, о смене экономической мотивации на постэкономическую.

Именно поэтому мы не используем, например, термин развитие или эволюция. Термины эволюция и развитие, на наш взгляд, все-таки больше применимы при рассмотрении постоянного процесса изменений в долгосрочной перспективе. Термин же трансформация обозначает разовый акт смены формы. В этом смысле можно сказать, что эволюция или развитие включают в себя множество трансформаций.

Следуя этим же соображениям, применительно к общественным изменениям мы тоже используем термин трансформация, поскольку предметом нашего внимания в большей степени является именно происходящий в настоящее время переход общества в качественно иное состояние.

На сегодняшний день не выработано единого мнения о природе нового общественного устройства. Наиболее подходящим для обозначения контуров В.Иноземцевым2, будущего общества мы, вслед за считаем термин «постиндустриальное общество», поскольку он лишь отражает происходящие трансформации в общественной жизни и обозначает становление нового общества, приходящего на смену индустриальному, при этом подчеркивается Википедия, свободная энциклопедия [Электронный ресурс]: Трансформация, вариант 3731083, последняя правка 1 апрель 2007, 05:14 UTC / Авторы Википедии. — Электрон. дан. — Штат Флорида.: Фонд Викимедиа, 2007. — Режим доступа:

http://ru.wikipedia.org/w/index.php?title=%D0%A2%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%81%D1%84%D0%BE%D1% 80%D0%BC%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F&oldid=3731083.

Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество: природа противоречия перспективы: Учеб.

пособие для студентов вузов. – М.: Логос, 2000. С.14-15.

неопределенность контуров зарождающегося общества и не делаются однозначные выводы о его природе.

В современном понимании термин «постиндустриализм» был использован в 1959 г. Д.Беллом, и обозначал общество, в функционировании которого индустриальный сектор уступает первенство науке под влиянием научно-технического прогресса.

Теория постиндустриального общества сформировалась в результате всестороннего анализа качественно новой ситуации, сложившейся в 60-е и 70-е годы XX века в развитых индустриальных странах. Именно на обнаружение характерных черт рождающегося нового общества и были направлены усилия основоположников теории. Подавляющее большинство исследователей называли в качестве его главных признаков радикальное ускорение научно технического прогресса, снижение роли материального производства, выражавшееся, в частности, в уменьшении его доли в совокупном общественном продукте, развитие сектора услуг и информации, изменение мотивов и характера человеческой деятельности, появление нового типа вовлекаемых в производство ресурсов, существенную модификацию всей социальной структуры. Д.Белл дал одно из наиболее развернутых определений постиндустриального общества: «Постиндустриальное общество – это общество, в экономике которого приоритет перешел от преимущественного производства товаров к производству услуг, проведению исследований, организации системы образования и повышению качества жизни;

в котором класс технических специалистов стал основной профессиональной группой и, что самое важное, в котором внедрение нововведений… во все большей степени зависит от достижений теоретического знания… Постиндустриальное общество… предполагает возникновение интеллектуального класса, представители которого на политическом уровне выступают в качестве консультантов, экспертов или технократов»1.

Bell D. Notes on the Post-Industrial Society // The Public Interest. 1967. No 7. P. 102. (Цит. по кн.: Иноземцев В.Л.

Современное постиндустриальное общество: природа противоречия перспективы: Учеб. пособие для студентов вузов. – М.: Логос, 2000. С.16).

Следует отметить, что постиндустриалисты, в отличие от марксистов, не объединяют общественные отношения и производительные силы в способ производства, поскольку общественные отношения изначально были отношениями собственности, а производительные силы относятся к области технологии. Таким образом, если взять социально-экономический аспект общества, т.е. рассмотреть его с точки зрения общественных отношений, то можно выделить следующую схему социального развития: феодальное общество, капиталистическое общество и социалистическое общество.

Постиндустриалисты же используют социально-технологический аспект общества, т.е. рассматривают его с точки зрения производительных сил. Таким образом, они определяют другую схему социального развития:

доиндустриальное общество, индустриальное общество, постиндустриальное общество1. Целям нашего исследования больше соответствует вторая схема, поскольку именно она объясняет происходящие в жизни изменения, опираясь при этом на конкретный эмпирический материал, факты и тенденции, а не на теоретические постулаты и методологические конструкции, как это бывает у марксистов. Поэтому именно ее мы и взяли за основу. Постиндустриальное общество противопоставляется индустриальному и доиндустриальному по трем важнейшим параметрам:

- основному производственному ресурсу (в постиндустриальном обществе им является информация, в индустриальном – энергия, в доиндустриальном – первичные условия производства, сырье);

- типу производственной деятельности (он рассматривается в постиндустриальном обществе как последовательная обработка в противоположность изготовлению и добыче на более ранних ступенях развития);

- характеру базовых технологий (определяющихся в постиндустриальном обществе как наукоемкие, в эпоху индустриализма – как капиталоемкие и в доиндустриальный период – как трудоемкие).

Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. Перевод с английского. М.: Academia, 1999. С.CXLVI.

Согласно этой схеме доиндустриальное общество базируется на взаимодействии человека с природой, индустриальное – на взаимодействии с преобразованной им природой, а постиндустриальное общество – на взаимодействии между людьми.

Отмечая, что в пределах указанных трех эпох складываются и функционируют преимущественно естественные, технологические и социальные по форме сообщества людей, постиндустриалисты утверждают, что в доиндустриальных обществах важнейшим аспектом социальной связи была имитация действий других людей, в индустриальном – усвоение знаний и возможностей прошлых поколений, в постиндустриальном же обществе интерперсональные взаимодействия становятся подлинно комплексными, что и определяет новые свойства всех элементов социальной структуры.

Дальнейшие исследования постиндустриального общества позволили провести сравнение трех эпох социального развития и по другим параметрам и свести их воедино (Таблица 1).

Таблица Общая схема социальных изменений Доиндустриальное Индустриальное Постиндустриальное общество общество общество Экономический Первичный Вторичный Третичный Четвертичный сектор Добывающие Обрабатывающая Транспорт Торговля отрасли: сельское промышленность: Коммунальное Финансы хозяйство, горное производство, хозяйство Страхование дело, рыболовство переработка Недвижимость Пятеричный Здравоохранение Образование Исследования Государственное управление Отдых Основные Крестьянин Полуквалифици- Профессиональные и профессии Горняк рованный рабочий технические работники Рыбак Инженер Ученые Чернорабочий Таблица составлена автором на основании: Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. Перевод с английского. М.: Academia, 1999. С. CXVII, 158;

Рощина И.В.

Трансформация экономики в условиях постиндустриального общества. – Томск: Томский государственный университет, 2004. С.34.

Окончание таблицы Доиндустриальное Индустриальное Постиндустриальное общество общество общество Технология Сырьевая Энергетическая Информационная Природа Взаимодействие с Взаимодействие с Игра между людьми общества природой преобразованной природой Методология Жизненный опыт Эмпиризм Абстрактные теории: модели, Эксперимен- теория решений, системный таторство анализ Временные Ориентация на Приспособление к Ориентация на будущее горизонты прошлое конкретным Научное предвидение Ответы на ситуациям конкретные Прогнозирование ситуации Базовый Традицио- Экономический Центральное значение принцип нализм: рост: теоретических знаний и их ограниченность государственный кодификация земель и ресурсов или частный контроль над инвестиционными решениями Основная цель Власть Деньги Знания, информация Формы Церковь, армия, Корпорация как Виртуальные организации, социальной община специфическая неформальные сообщества организации форма организации Характеристика Несвободное, Классовое Профессиональное деление общества консервативное, общество вместо классового замкнутое, примитивное Политическая Власть у Власть у Власть у предпринимателей.

сила священников, предпринимателей Ведущую роль в бизнесе феодалов играют специалисты, менеджеры-консультанты, ученые Основной Природно- Уровень развития Кибернетика, всепроникающая фактор климатические и науки и техники. интеграция. Организационной общественного географические Глубокое системой, определяющей НТП, развития условия разделение труда, являются университеты.

специализация и Информация – основной кооперация, продукт и ценность в обществе массовое производство, механизация и автоматизация Основная Личная выгода Удовлетворение Удовлетворение высших мотивация первичных потребностей потребностей Представленные в таблице сведения не претендуют на полноту, и мы допускаем возможность ее дополнения иными параметрами.

Опираясь на данную конструкцию (схему), мы выделили несколько параметров, относящихся к человеку, которые претерпели существенную трансформацию в каждом из трех типов обществ и привели в итоге к становлению нового типа мотивации (которую Р.Инглегарт охарактеризовал как «постматериалистическую»1, а О.Тоффлер назвал «постэкономической»2).

Первый из таких параметров связан с характеристиками трудовой сферы.

В целом, труд изменился в сторону насыщения умственными операциями, он стал более интеллектуальным, требующим проявления творческой активности.

Первое, чем характеризуются изменения в трудовой сфере, – это появление новых профессий за счет увеличения занятости в сфере услуг, особенно в информационном секторе. Помимо того, что одним из внешних проявлений технологической революции стало вытеснение человека из сферы непосредственно материального производства и рост доли в ВНП третичного сектора, предоставляющего индивидуализированные услуги и информацию, трехсекторная модель общественного производства дополнилась еще двумя секторами: четвертичным, который включает торговлю, финансовые услуги, страхование, операции с недвижимостью, и пятеричным, который включает здравоохранение, образование, научные исследования, индустрию отдыха и сферу государственного управления.

Во второй половине 70-х годов началось бурное развитие информационных технологий, а в 80-е годы информационный сектор обеспечил большую часть создаваемых в экономике развитых стран новых рабочих мест.

Резко возрос спрос на программистов, менеджеров, работников сферы образования. В это же время на рынке появились персональные компьютеры, сотовая, спутниковая связь. Информационная революция радикальным образом изменила технологический базис общественного производства. Бурное Inglehart R. Culture Shift in Advanced Industrial Society. Princeton (NJ), 1990. P.151.

Toffler A. The Adaptive Corporation. Aldershot, 1985. P.100.

развитие компьютерных технологий создало в западном мире не только новый технологический уклад, но, скорее, новую социальную реальность.

Бурный рост переживают отрасли, непосредственно связанные с производством и использованием знаний («knowledge-industries»1).

Бурная экспансия «знаниеёмких» отраслей, начавшаяся в середине 70-х годов, заставила многих исследователей заговорить о наступлении «информационной эры», изменяющей структуру общественного производства.

С другой стороны, помимо появления новых профессий произошло изменение содержания труда прежних профессий. Так, например, Мануэль Кастельс отмечает, что увеличение занятости в информационном секторе не является единственной тенденцией и характерно не для всех развитых стран.

Приводя в пример Японию, он пишет: «общество, которое, вероятно, делает наиболее сильный упор на информационные технологии, общество, в котором высокие технологии играют самую значительную роль в производительности и конкурентоспособности, имеет самый низкий уровень занятости в обработке информации и самый низкий темп прогресса такой занятости»2. Далее он пишет, что «Япония и Германия – две наиболее конкурентоспособные экономики среди крупных экономик в 1970 – 1980-х годах – являются странами с наиболее значительной занятостью в промышленности, самым низким соотношением между занятостью в сфере услуг и промышленности, самым низким соотношением занятости в обработке информации и в сфере товарных операций, а для Японии (которая продемонстрировала самый быстрый рост производительности) характерны самые низкие темпы роста информационной занятости в течение всего столетия»3.

Таким образом, увеличение занятости в информационном секторе не является прямым и единственным следствием того, что информация становится определяющим компонентом функционирования экономики и организации общества. Более того, М. Кастельс выдвигает идею, что обработка информации Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество … С.57.

Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура: Пер. с англ. под науч. ред.

О.И.Шкаратана. – М.: ГУ ВШЭ, 2000. С.207.

Там же.

является наиболее продуктивной тогда, когда она встроена в материальное производство или в сферу товарных операций, вместо того чтобы выделиться в отдельный вид деятельности в ускоряющемся разделении труда1.

Таким образом, при изменении профессиональной структуры более решающим фактором, чем обработка информации, явилась, по мнению Кастельса, информационализация2.

Еще одна характеристика изменений в трудовой сфере касается географии рынка труда. В прежние времена человек-работник был прикован к той земле, на которой работал и жил. В индустриальном обществе эта привязанность к месту сохраняется, хотя уже и не в той степени, рынок труда становится национальным. В современном обществе рынок труда, по крайней мере для небольшого количества профессионалов, уже становится глобальным3. Что касается остальной части рабочей силы, то налицо историческая тенденция к росту её взаимозависимости в глобальном масштабе через три механизма: глобальная занятость в мультинациональных корпорациях и связанных с ними пересекающих границы сетях;

влияние международной торговли на занятость и условия труда в различных регионах мира;

влияние глобальной конкуренции и нового гибкого менеджмента на рабочую силу каждой страны.

Чем более углубляется процесс экономической глобализации, чем больше взаимопроникновение сетей производства и менеджмента перешагивает через границы, тем теснее становятся связи между положением работников в Кастельс М. Указ. соч. С.208.

Для понимания социальной динамики Кастельс предлагает сохранять аналитическую дистанцию и эмпирическое соотношение между капитализмом и этатизмом как способами производства (под которыми понимаются правила присвоения, распределения и использования экономического излишка, определенные взаимодействием социальных структур с производственными процессами) и индустриализмом и информационализмом как способами развития (под которыми понимаются технологические схемы, через которые труд воздействует на материал, чтобы создать продукт, детерминируя, в конечном счете, величину и качество экономического излишка). Информациональными он называет те общества, которые «организуют свою производственную систему вокруг принципов максимизации основанной на знании производительности через развитие и распространение информационных технологий». Заметим, что, несмотря на разницу в терминах, Кастельс вслед за Беллом разводит понятия об индустриализме и капитализме в разные плоскости, однако основным фактором происходящих в современном обществе изменений считает развитие именно информационных технологий и поэтому вместо термина постиндустриализм использует термин информационализм.

Шекшня С. «KAK ETO SKAZAT’ PO-RUSSKI?» Глава 1. Современные представления об управлении персоналом // Управление персоналом. – 2004. – Январь. – С.75-76.

различных странах, находящихся на разных уровнях заработной платы и социальной защиты, но все меньше различимых по квалификации и используемым технологиям.

Таким образом, для компаний в развитых странах открывается широкий диапазон возможностей, касающихся их стратегии по отношению к труду – квалифицированному и неквалифицированному. В связи с этим компании могут1:

а) уменьшать размер фирмы, держа у себя только незаменимую высококвалифицированную рабочую силу и импортируя продукцию из областей с низкими затратами;

б) отдавать часть работы в субподряд своим транснациональным филиалам и вспомогательным сетям, производство которых может быть интернализовано в системе сетевого предприятия;

в) использовать временную рабочую силу, рабочих с неполным рабочим днем или неформальные фирмы в качестве поставщиков в родной стране;

г) автоматизировать или переместить трудовые задачи и функции, на которые стандартные цены рынка труда считаются слишком высокими vis-a-vis альтернативных вариантов;

д) получить от своих рабочих, включая кадровое ядро, согласие на более жесткие условия труда и оплаты в качестве условия сохранения рабочих мест, пересматривая социальные договоры в пользу рабочих при более благоприятных обстоятельствах.

В реальном мире этот диапазон возможностей выражается в фактическом использовании всех этих вариантов в зависимости от фирм, стран и периодов времени.

Одним из положительных социальных последствий глобализации рынка труда является возможность вовлечения в рабочий процесс инвалидов и людей из регионов с высокой безработицей2.

Кастельс М. Указ. соч. С.232.

Чернухин В. Дистанционная работа, или виртуализация рабочих мест // Человек и труд. – 2002. – №11. – С.42.

Еще одной характеристикой изменений в трудовой сфере является процесс индивидуализации труда. В демократических обществах вообще происходит процесс персонализации, который представляет собой по словам Жиля Липовецки «новый способ организации и ориентации общества, новый способ управления событиями … при минимуме принуждения и максимуме понимания, насколько это возможно»1.

Индивидуализация же труда с одной стороны отражается в появлении новых более гибких форм занятости. Гибкость трудовых процессов и рынков труда, вызванная возникновением сетевого предприятия и ставшая возможной благодаря информационным технологиям, глубоко затрагивает социальные отношения в производстве, унаследованные от индустриализма, вводя новую модель гибкой работы и новый тип работника – работника с гибким рабочим временем. Подстроиться под индивидуальные нужды людей позволяют, в частности, такие формы занятости, как дистанционная и надомная работа2. Уже сегодня надомная работа позволяет все большему количеству женщин участвовать в создании валового национального продукта (в США, например, 70% надомных предприятий принадлежат женщинам3), а также вовлечь в производство неработающих женщин в возрасте, как правило, 40-49 лет и пожилых людей в возрасте 55-64 лет4.

Перестройка фирм и организаций, провести которую позволяют информационные технологии и которая стимулируется глобальной конкуренцией, возвещает фундаментальную трансформацию работы:

индивидуализацию труда в трудовом процессе. Мы являемся свидетелями обращения вспять исторической тенденции к наемному труду и социализации производства, которые были господствующей чертой индустриальной эры.

Новые социальные и экономические организации, базирующиеся на Липовецки Ж. Эра пустоты: Эссе о современном индивидуализме / Жиль Липовецки;

Перевод с фр. В. В.

Кузнецова;

Вступ. ст. Г. Н. Ивашевской. – СПб.: Владимир Даль, 2001. С.17-32.

См.: Браччи Дж. Новые формы занятости и информационные технологии // Вопросы экономики. – 1998. – №2.

Разумнова И.И. Семейный и надомный бизнес: опыт США // США: экономика, политика, идеология. – 2001. – №1.

Костюнина Г.М. Гибкие формы занятости: мировой опыт и практика Сингапура // Труд за рубежом. – 2004. – №2.

информационной технологии, нацелены на децентрализацию менеджмента, индивидуализацию работы и формирование рынков продукции, сделанной на заказ, тем самым сегментируя работу и фрагментируя общества. Новые информационные технологии обеспечивают в одно и то же время децентрализацию рабочих задач и их координацию в интерактивной сети в реальном времени, будь то между континентами или между этажами одного и того же здания. Возникновение методов «подтянутого производства» идет рука об руку с широко распространенной деловой практикой субподрядов, внешних источников (outsourcing), оффшора, консалтинга, уменьшения размеров предприятий и работы на заказ1.

С другой стороны еще одним воплощением процесса индивидуализации кастомизированное2 рабочее труда является место. Наряду с учетом индивидуальных требований клиентов, компании будут учитывать индивидуальные требования работников. В этом и заключается суть кастомизации. Например, для того, чтобы работающие могли успешно сочетать работу и выполнение семейных обязанностей, странам – членам ЕС рекомендовано предпринять соответствующие меры в четырех областях3:

организация ухода за детьми в то время, когда родители либо работают, либо занимаются поисками работы, проходят обучение или переподготовку, предоставление права на дополнительные отпуска для работающих родителей, организация рабочего процесса и рабочего места, содействие равному разделению ответственности между мужчинами и женщинами в области ухода за детьми и их воспитания.

Кастельс М. Указ. соч. С.255.

Менеджмент XXI века / Под ред. С. Чоудхари: Пер. с англ. – М.: ИНФРА_М, 2002. – XIV. С.342-343.

Чубарова Т.В. Совмещение работы и семейных обязанностей: опыт развитых стран // Труд за рубежом. – 2004.

– №2. – С.57.

Помимо соблюдения государственных требований в области поддержки семей многие организации в развитых странах даже вводят дополнительные меры, чтобы позволить занятым сочетать семейные обязанности с работой1:

предоставление отпуска по семейным обстоятельствам, оказание финансовой помощи (выплаты по случаю рождения ребенка), практическая помощь по уходу за детьми, инвалидами и престарелыми членами семьи, оказание информационной и юридической поддержки и обучение.

Индивидуализация труда проявляется и в новом подходе к подбору персонала. Современные авторы предлагают использовать принципы маркетинга в отношении персонала. Так, например, Станислав Шекшня предлагает фирмам создавать по аналогии с рыночными брэндами устойчивый имидж работодателя, а также специфические предложения, представляющие рыночную ценность для сотрудников. Термин «ценностное предложение сотруднику», введенный в оборот консультантами «МакКинзи», представляет собой «сочетание всех эмоциональных и материальных благ, полученных работником от организации, всех, начиная от внутреннего удовлетворения работой до окружающей среды, руководства, коллег, вознаграждения и многое другое». Ценностное предложение сотруднику аналогично ценностному предложению, создаваемому производителем потребителю, оно должно учитывать реальные особенности человека и возникающие на их основе потребности. Так же, как производители предлагают разным группам потребителей различные продукты и их маркетинговую поддержку, работодатели не могут эффективно привлекать одним и тем же предложением опытных менеджеров на должности руководителей иностранных филиалов и творчески настроенных маркетологов для создания нового продукта. В рамках общего брэнда они должны создавать ценностные предложения, отвечающие потребностям различных групп и даже отдельных сотрудников2.

Чубарова Т.В. Указ. соч. С.60.

Шекшня С. «KAK ETO SKAZAT’ PO-RUSSKI?» … С.77-78.

В целом, традиционная форма работы, основанная на занятости в течение полного рабочего дня, четко очерченных профессиональных позиций и модели продвижения по ступеням карьеры на протяжении жизненного цикла медленно, но верно размывается.

Итак, в целом, налицо действительно фундаментальная трансформация работы, работников и организации работы в наших обществах, но ее нельзя оценивать в традиционных категориях устарелых дебатов вокруг «конца труда»

или «деквалификации труда». Превалирующая модель труда в новой, основанной на информации экономике – это модель кадрового ядра (сформированного опирающимися на информацию менеджерами и теми, кого Роберт Райх называет «symbolic analysts» или «аналитиками символов»1) и располагаемой рабочей силы, которую можно заменить автоматизацией и/или нанятыми/уволенными/оффшорными рабочими в зависимости от рыночного спроса и трудовых затрат2. Более того, сетевая форма организации бизнеса позволяет получать требуемую рабочую силу извне и отдавать работу в субподряд в качестве форм экстернализации труда в процессе гибкой адаптации к рыночным условиям.

Другой параметр, который мы включили в анализ, – материальное благосостояние. В аграрном обществе, особенно в рабовладельческом строе, о материальном благосостоянии работников говорить не приходится.

Рабовладельцы кормили рабов так, чтобы последние не погибли от голода.

Феодалы забирали у крестьянина такую долю урожая, что он никогда не мог повысить свой уровень жизни. И такое положение дел оставалось практически неизменным из года в год. Хотя и среди представителей древней мысли встречаются довольно прогрессивные для своего времени взгляды. Например, Катон старший (Древний Рим, 234-149 гг. до н.э.) отмечал, что условия жизни рабов не должны быть плохими, всегда нужно учитывать умонастроение рабов, т.к. это сказывается на производительности труда, прибыльности хозяйства.

Райх Р. Труд наций. Готовясь к капитализму XXI века. // Новая постиндустриальная волна на Западе.

Антология. / Под редакцией В.Л. Иноземцева. М.: Academia, 1999. С.522.

Кастельс М. Указ. соч. С.262.

Марк Терренций Варрон (116-27 гг. до н.э.) предлагал использовать принцип материальной заинтересованности рабов, а Цицерон предлагал относиться к рабам как к наемным работникам, предоставляя им за труд все необходимое1.

Однако в корне изменить ситуацию позволила промышленная революция, которая обеспечила базу для промышленного подъема и становления индустриального общества. Комфорт и стабильность потребностей большей части населения обеспечил период, начавшийся примерно в 1900 г. и продолжавшийся вплоть до 1930-х годов. Этот период получил в США название Эры массового производства2. С приходом Эры массового маркетинга комфорт и стабильность стали сменяться благосостоянием, а постпроизводственная3 эра закрепила его.

Таким образом, к середине XX века в развитых странах Запада были обеспечены высокие стандарты потребления, и это создало потенциальные предпосылки для становления в постиндустриальную эпоху новой мотивационной системы.

Иной стороной формирования новой мотивационной системы и в определенной степени ее основой становится возрастающий уровень образованности современного человека4.

В аграрном обществе, где жизнь человека подчинена ритмам природы, человек ограничивался на протяжении многих столетий примитивным набором знаний. Индустриализация породила новое явление – полуквалифицированного рабочего, который за несколько недель мог быть подготовлен для выполнения простых операций, применявшихся в машинном производстве. В индустриальных обществах полуквалифицированный рабочий превратился в крупнейшую категорию рабочей силы. Развитие «экономики услуг» с ее акцентом на офисную работу, образование и управление, естественным образом вызвало сдвиг к тем видам труда, в которых были заняты «белые История экономических учений. В.С. Адвадзе, А.С. Квасов, А.Н. Маркова и др. Под ред. В.С. Адвадзе, А.С.

Квасова. 3-е изд. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. С.30-33.

Ансофф И. Указ. соч. С.37-43.

В данном случае термин постпроизводственный означает то же самое, что мы понимаем под термином постиндустриальный. Видимо, это просто иной перевод одного и того же слова postindustrial.

Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество … С.94.

воротнички». В Соединенных Штатах в 1956 году их число впервые в истории индустриальной цивилизации превысило количество «синих воротничков». С тех пор разрыв постепенно рос;

к 1970 году «белые воротнички» превосходили «синие» в пропорции более чем пять к четырем.

Но самое разительное изменение связано с экспансией профессиональной и технической занятости, которая растет вдвое быстрее среднего показателя и требует образования уже на уровне колледжа. В 1940 году в США людей с профессиональной и технической подготовкой насчитывалось 3,9 млн.;

к году это число возросло до 8,4 млн., и, согласно подсчетам, к 1975 году их будет около 13,2 млн.;

тем самым они станут второй по численности (после полуквалифицированных рабочих) среди восьми самых крупных групп населения страны. Дополнит картину еще один статистический показатель, связанный с ролью ученых и инженеров, составляющих ключевую группу в постиндустриальном обществе. Увеличение численности ученых и инженеров идет втрое быстрее, чем общий рост трудящегося населения1.

Итак, коротко перечислим основные, на наш взгляд, факторы трансформации системы общественных ценностей и становления нового типа мотивации.

Во-первых, это изменение характеристик трудовой сферы:

1. Меняется структура занятости, появляются новые профессии, быстро растет занятость в сфере услуг, особенно в информационном секторе.

2. Происходит информационное насыщение содержания труда (в связи с чем, по мнению Кастельса, возникает новое разделение труда, новая организация работы, для обозначения которой он даже вводит понятие информациональной трудовой парадигмы2).

3. Меняется география рынка труда. Если в доиндустриальном обществе он был локальным, а в индустриальном национальным, то в постиндустриальном обществе рынок труда становится глобальным.

Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. Перевод с английского. М.: Academia, 1999. С.21-22.

Кастельс М. Указ. соч. С.238.

4. Происходит индивидуализация труда. С одной стороны это проявляется в появлении новых, более гибких форм занятости, с другой стороны – в кастомизации рабочих мест.

Во-вторых, трансформация мотивации стала возможной благодаря изменению материального благосостояния. С развитием общества, уровень материального благосостояния большинства населения неуклонно растет. Если в доиндустриальном обществе человек был нищим, то в индустриальном обществе он удовлетворил свои базовые потребности, а в постиндустриальном обществе люди уже стараются добиться не более высокого уровня жизни, а более высокого качества жизни, удовлетворяя свои высшие нематериальные потребности.

В-третьих, основой трансформации системы ценностей и становления нового типа мотивации стал рост уровня образованности. В доиндустриальном обществе человеку достаточно было владеть самым примитивным набором знаний. Индустриализация породила полуквалифицированного рабочего.

Современный же работник представляет собой высокообразованного специалиста и даже ученого.

Таким образом, к концу XX века в западных странах были созданы объективные предпосылки для трансформации системы общественных ценностей, расширения хозяйственной и личной свободы. Современный образованный человек стремится войти в новый господствующий класс не столько ради повышения благосостояния, сколько с целью приобщения к более интересной и насыщенной жизни. Развивающиеся в постиндустриальном обществе процессы объективно ведут к вытеснению материальных стимулов производства мотивами самореализации личности, наращивания интеллектуального потенциала и максимального его раскрытия в общественно значимой деятельности1.

В 1946 году П. Дракер одним из первых начал исследование неэкономических элементов в системе ценностных ориентиров человека. Он Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество … С.100.

отметил, что «потребность [в чем-либо] в равной степени выражает как экономические, так и неэкономические потребности и желания»1.

Основанное на более глубинных причинах, изменение шкалы жизненных ценностей человека началось в развитых странах с конца 60-х годов XX века.


К этому времени возможность самореализации в профессиональной деятельности стала занимать первые позиции в шкале ценностей представителей американского среднего класса, а значение величины заработной платы оказалось лишь на пятом месте. Исследования, проведенные несколько позже, выявили усиление этой тенденции. В середине 70-х годов социологи зафиксировали, что чувство удовлетворения от проделанной работы и контактов с людьми расценивалось в качестве главного достоинства того или иного вида деятельности 68 процентами японцев, 64 процентами американцев, 41 процентом англичан и 40 процентами французов. Высокая заработная плата и безопасность условий труда оказались на первом месте у 30 процентов японских, 35 – американских, 57 процентов английских и французских респондентов2.

Одним из наиболее популярных на рубеже 70-х и 80-х годов стало определение Р.Инглегарта, охарактеризовавшего формирующуюся мотивационную систему как «постматериалистическую» (post-materialist).

Широкое признание получила также идея выделения трех видов деятельности – непосредственно порождаемой материальными потребностями (sustenance driven);

заданной внешними, но не обязательно лишь материальными, обстоятельствами (outer driven);

и вызываемой внутренними стремлениями и предпочтениями (inner directed)3.

В настоящее время все чаще используется понятие «постэкономической (post-economic) системы ценностей», предложенное О. Тоффлером4. Именно он впервые рассмотрел современные нематериальные мотивы деятельности индивида не как неэкономическую составляющую его активности, а как Drucker P.F. Concept of the Corporation. New Brunswick (USA)-L.(UK).1996. P.248.

Inglehart R. Culture Shift in Advanced Industrial Society. Princeton (NJ), 1990. P.151.

Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество … С.102-103.

Toffler A. The Adaptive Corporation. Aldershot, 1985. P.100.

элемент преодоления прежней экономической системы мотивации, как проявление не неэкономических, а постэкономических потребностей. С этой точки зрения, новая мотивационная система преодолевает стандарты экономической эпохи, а не видоизменяет их.

Деятельность, обусловленная внутренними мотивами, имеет своим результатом развитие и совершенствование самой личности. Оказывается, что на хозяйственный прогресс влияют не только и не столько вовлеченные в оборот информация и знания, сколько характер восприятия человеком окружающего мира, его отношение к самому себе и себе подобным. В этом эпохальном изменении, по словам В. Иноземцева, скрыта квинтэссенция постэкономической трансформации. Если до последнего времени прогресс производства, всегда оставаясь фоном, на котором происходит становление нового человека, был в большей степени причиной социальных трансформаций, нежели их следствием, то сегодня положение начинает радикально меняться. Потенциал индустриальной хозяйственной системы определялся техническими возможностями производства и экономическими возможностями потребителя. Конец XX столетия ознаменовался рождением и укреплением качественно новой тенденции: и прогресс информационного производства, и характер постиндустриальной хозяйственной системы как таковой оказываются зависимы от потребностей человека в самореализации – как в производстве, так и в потреблении. В современных условиях социальное развитие определяется качествами человека именно как творческой личности – качествами, не имевшими ранее прямого отношения к хозяйственным закономерностям. Люди начинают изменять общество, изменяя самих себя: не отказываясь от развития своих способностей ради успехов конвейерного производства, а максимально совершенствуя их;

не ограничивая себя ради дополнительных инвестиций, а потребляя все больше информационных благ и услуг ради увеличения интеллектуального капитала, и т.д. Значение этой трансформации трудно переоценить1.

Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество … С.103.

В 60-е годы досуг и самореализация вне рамок производства приобретают все большую ценность в сознании людей. В США к середине 90-х годов насчитывалось более 1,4 млн. некоммерческих организаций, в Великобритании их число достигло 350 тыс., а в Германии превысило 300 тыс. еще в конце 80-х1.

Однако самореализация за пределами производственного процесса всегда страдает известной ограниченностью, так как профессиональная деятельность любого человека остается основным содержанием его жизни, и если неудовлетворенность ею вызывает необходимость искать более привлекательное дело в свободное время, человек вряд ли способен достичь подлинного душевного равновесия. Поэтому усовершенствование активности людей на их рабочих местах с учетом изменившихся ценностей должно было стать следующим неизбежным шагом на пути формирования новой мотивационной системы. Проявления нематериалистически обусловленной деятельности в рамках производства стали обращать на себя внимание в 60-е и 70-е годы, в эпоху перехода от индустриального общества к постиндустриальному. В то время мотив самореализации не мог еще доминировать в самом производственном процессе – индустриальная система хозяйства, способная ответить на любые запросы человека-потребителя, была не в состоянии адекватно удовлетворить потребности творческой личности. В этот период первое место на шкале ценностей заняли элементы социального и коллективного признания тех или иных достижений работника. Они не обязательно должны были сопровождаться повышением его заработной платы или продвижением по служебной лестнице;

возрастающий авторитет человека и его влияние на происходящие в организации процессы, как правило, совпадали по времени с упрощением организационной структуры компаний и уменьшением количества должностных градаций.

Заметное проявление поистине неэкономических мотивов в масштабах всего общественного производства началось в 80-е годы, когда в результате Rifkin J. The End of Work. N.Y., 1995. P.241.

информационной революции стали сокращаться рутинные операции и расширилось поле приложения творческих способностей каждого работника.

В современных условиях грань между свободным и рабочим временем, между рабочим местом и рекреационным пространством в известной степени стирается. К началу 80-х годов около 30 процентов производственной деятельности менеджеров, конструкторского персонала и информационных работников осуществлялось за пределами нормированного рабочего дня.

Таким образом, с одной стороны, человек все глубже втягивается в производственные процессы, с другой – деятельность на рабочем месте во все большей степени предполагает потребление информации и усвоение знаний, полученных другими людьми. В результате происходит размывание границ между производительным и непроизводительным трудом, между производственной деятельностью и досугом, и в конечном счете – между производством и потреблением. Возникает переход от «чистого» производства к процессу, в котором важную роль играет потребление, от «чистого»

потребления – к производительной деятельности, воспринимаемой в качестве своеобразного досуга.

Происходит становление прозьюмера (production+consumer), не разделяющего производственную деятельность и активное потребление благ и услуг1.

Речь идет не только о стирании границ между свободным и рабочим временем;

имеется ввиду гораздо более системная трансформация, проявляющаяся в частности, в возникновении и постоянном расширении хозяйственной деятельности такого типа, который изначально предполагает, что производство благ не отделимо от потребления некоторых субъективированных факторов производства (информационных продуктов), невозможно без активной и деятельной позиции потребителя.

Прозьюмеризм возникает прежде всего в отраслях информационного сектора, в науке, образовании, конструкторских и опытных разработках, а Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество … С.107.

также в сфере культуры, искусства, отчасти здравоохранения. Говоря иными словами, здесь преобладают субъект - субъектные взаимодействия, в которых и производитель, и потребитель блага в сопоставимой степени определяют процесс его использования. Именно специалисты, занятые в этих отраслях, составляют социальную группу, которая наиболее восприимчива к новым мотивационным факторам.

Неэкономический характер ценностей, разделяемых в интеллектуальной среде, приводит к тому, что корпорации в современных условиях не могут требовать от своих работников лояльности;

напротив, они должны заслужить их лояльность по отношению к себе.

«Работники интеллектуального труда не меняют своего экономического или социального положения. Они лишь меняют место работы»1.

В 80-е – 90-е годы постматериалистические ценности получили такой «общественный вес», что в высокотехнологичных компаниях традиционные стимулы к труду стали резко терять былое значение. Все большая часть людей предпочитает теперь сотрудничать с компанией, а не работать на неё в качестве служащих или наемных работников.

Итак, труд и мотивация работников на разных стадиях общественного развития имеют различный характер (Таблица 2).

Таблица Взаимосвязь стадий общественного развития, характера и содержания труда и мотивации Агарное Индустриальное Постиндустриальное (доиндустриальное) общество общество общество Содержание Физический труд Физический, полу- Умственный, и характер квалифицированный творческий, труда труд интеллектуальный, высоко квалифицированный труд Окончание таблицы Drucker P.F. The New Realities. P.22-23. (Цит. по кн.: Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы: Учеб. пособие для студентов вузов. – М.: Логос, 2000. С.108).

Агарное Индустриальное Постиндустриальное (доиндустриальное) общество общество общество Основной Мотив выживания Мотив заработка Мотив мотив самовыражения Тип Доэкономическая Экономическая Постэкономическая мотивации мотивация мотивация мотивация В аграрном обществе, когда существовало рабство, труд был преимущественно физическим, при этом существовало силовое принуждение рабов к труду, поэтому преобладающим мотивом труда был мотив выживания.


Такой тип мотивации мы назовем доэкономическим (по аналогии с термином «доиндустриальное общество»). В индустриальном обществе работника заставляет работать экономическая необходимость и экономическая зависимость от работодателя, владельца средств производства. Основным мотивом работника является получение заработка, а тип мотивации при этом обозначим как экономический. В постиндустриальном обществе, когда труд становится умственным и насыщенным творческими элементами, основным мотивом труда является самовыражение работника в процессе трудовой деятельности, при этом им движет постэкономическая мотивация.

1.2. Качественная эволюция персонала как фактор трансформации его мотивации Происходящие в обществе перемены кардинально изменили место и роль человека в хозяйственной системе. Основным фактором, оказавшим столь колоссальное влияние, исследователи считают то, что на смену частной собственности пришла личная собственность.

Личная собственность характеризуется двумя основными признаками: во первых, соединённостью работника со средствами производства и, во-вторых, отсутствием экономических отношений в рамках самого производственного процесса. Личная собственность представляет собой ту часть богатства людей, которая не определяет их социального положения как хозяйствующих субъектов;

можно даже утверждать, что личная собственность обусловливает свободу человека от общества, в отличие от частной собственности, которая отражает зависимость человека от экономической системы, так как существует только как элемент рыночного хозяйства1.

Исторически первой была личная собственность, она зафиксировала выделение индивидом самого себя из общинной массы. В древности общины не имели устойчивых хозяйственных отношений с другими сообществами;

основные виды доэкономической деятельности – охота, пастушество и земледелие – предполагали ее коллективный характер, но не формировали общинной собственности на орудия труда и землю: средства труда применялись индивидуально, леса, пастбища и водоемы вообще не могли быть кем-то присвоены, а древний человек не воспринимал себя в качестве чего-то, отличного от общины. Появление личной собственности знаменовало не только осознание человеком того, что определенный предмет принадлежит именно ему, что «он мой, то есть собственный»;

оно означало также, что другой предмет «не мой, то есть чужой». Личная собственность появилась в противовес коллективной, однако не выступала ее отрицанием;

эти формы Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество … С.137-138.

появились одновременно, ибо они обусловливают друг друга как «нечто» и «его иное». Когда один из субъектов воспринимает часть орудий труда или производимых благ в качестве своих, он противопоставляет им все прочие как принадлежащие не ему, то есть остальным членам коллектива. В этом отношении собственность возникает как личная, а коллективное владение становится средой ее развития1.

Личная собственность выступает важным атрибутом всего периода становления экономической эпохи. Такая собственность могла не только определять относительную независимость человека от общества, его нетождественность социуму, но и, напротив, подчеркивать полное отсутствие личной свободы большинства населения;

достаточно вспомнить о собственности восточных деспотов на все богатства и всех живущих в границах их государств, о собственности рабовладельцев на рабов, феодалов на землю;

в то же время личной представляется и собственность ветерана-легионера на его земельный надел, ремесленника на мастерскую и так далее.

Таким образом, постепенно личная собственность вытеснила коллективную и превратилась в доминирующую форму собственности.

В условиях феодального общества, когда товарные отношения глубоко проникли во все слои общества, стал происходить своеобразный синтез личной и частной собственности. С одной стороны, по мере распространения денежной ренты и оживления ремесленного производства личная собственность земледельцев и ремесленников начала превращаться в частную, применявшуюся для создания продукта, поставлявшегося на рынок и обменивавшегося на всеобщий эквивалент. С другой стороны, личная собственность аристократии (и в первую очередь – на землю и другие невоспроизводимые средства производства) также стала коммерциализироваться и превращаться в частную.

В дальнейшем эти два вида собственности тесно переплелись:

представители третьего сословия начали приобретать землю, а дворяне – не Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество … С.135-136.

менее активно вкладывать средства в торговлю и промышленность. Завершение этого процесса совпало с обретением товарными отношениями всеобщей формы и формированием рыночного хозяйства как целостной системы.

Частная собственность характеризуется отделенностью работника от условий его труда;

она делает участие в общественном хозяйстве основным средством удовлетворения материальных интересов субъекта производства.

Частная собственность выступает атрибутом этапа зрелости экономического общества;

именно она отражает проникновение экономического типа отношений не только в сферу обмена, но и в сферу производства. Частная собственность выступает спутником не только рыночного хозяйства, но и экономической деятельности как таковой. Впоследствии роль частной собственности, по логике вещей, снизится, а затем эта форма окончательно утратит былую общественную значимость.

Фундаментом институциональной структуры постиндустриального общества служит новая форма личной собственности, дающая человеку возможность быть самостоятельным участником общественного производства, зависящим исключительно от того, в какой степени создаваемая им продукция или услуги обладают индивидуальной полезностью для иных членов социума.

На протяжении многих столетий эта форма собственности не занимала в хозяйственной практике заметного места, и только сегодня возникли предпосылки для усиления ее роли. Среди них следует прежде всего отметить (и мы уже об этом говорили в предыдущем параграфе) возрастающее значение знания как непосредственного производственного ресурса и доступность средств накопления, передачи и обработки информации любому специалисту, занятому в сфере интеллектуального производства. Информационная революция, которая резко удешевляет современные компьютерные системы и услуги связи, в значительной мере лишает господствующий класс индустриального общества монополии на средства производства, на которой базировалось его экономическое могущество. Весьма характерно, что монополия эта разрушается прежде всего в информационной отрасли, решительно преобразующей все общественное производство. Сегодня личная собственность на средства производства используется в первую очередь не для расширения выпуска примитивных благ, а для создания информационных продуктов, технологий, программного обеспечения и нового теоретического знания1.

В доиндустриальном обществе работник представлял собой говорящее орудие труда, он не был свободен, он сам был чьей-то личной собственностью.

В капиталистическом обществе наемный трудящийся обладал собственностью лишь на свою рабочую силу;

однако в условиях отсутствия дефицита на рынке труда он не мог использовать ее как монопольную собственность. До начала информационной революции работники интеллектуальной сферы производства также продавали предпринимателю свою способность к труду, что ставило их в один ряд с другими представителями рабочего класса;

владение уникальными знаниями выступало фактором, ограничивающим предложение соответствующих услуг и повышающим цену их рабочей силы. Сегодня же, получая доступ к средствам производства как к своим собственным, специалист покидает пределы пролетариата;

он освобождается от той зависимости от владельца средств производства, которая определяла характер общественных отношений в условиях индустриальной эпохи. При этом товаром, с которым работник высокотехнологичных и информационных отраслей производства выходит на рынок, становится не его рабочая сила, а готовый продукт, создаваемый с использованием собственных средств производства, информационная технология, изобретение и так далее. Такой работник выступает в роли товаропроизводителя, стоящего вне традиционных отношений капитала и труда.

Представители класса интеллектуалов отличаются от остальных занятых прежде всего иными принципами организации своей деятельности, ее отчасти нематериалистическими мотивами, новым отношением, которого они требуют к себе со стороны работодателя и более высокой оплатой труда. Основным Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество … С.137-139.

качеством современного интеллектуала представляется его уникальность, ибо информация адекватно воспринимается далеко не всеми, и круг людей, способных преобразовывать получаемые сведения в готовые информационные продукты и новые знания, весьма ограничен.

Сегодня частная собственность на основные фонды и другие вещественные элементы общественного богатства не обеспечивает ее хозяину такой же экономической власти, как в индустриальном обществе. Власть переходит к интеллектуальным работникам, объектом личной собственности которых считают либо готовый продукт творческой деятельности – знания или информацию, либо процесс производства, либо труд, обладающий уникальными характеристиками1. Встречаются и более экзотические понятия, которые, однако, в той или иной степени констатируют приоритет личных качеств человека над иными факторами в определении собственности.

Новые собственники предлагают крупным компаниям и корпорациям не свой труд, а его результат, не рабочую силу, а потребительную стоимость, воплощенную в том или ином информационном продукте или новой производственной технологии.

В то же время и руководители производства, в исключительно редких случаях являющиеся формальными владельцами соответствующего предприятия или компании, становятся собственниками производственного процесса – в той его части, в которой они могут его контролировать, а также собственниками технологий и способов выживания компании в жесткой рыночной борьбе со своими конкурентами. Наиболее серьезной собственностью менеджеров оказывается созданная и взращенная ими организация, причем под этим термином скрывается исключительно многообразное и сложное явление, включающее в себя не только внутренние производственные технологии, но также управление персоналом и концепцию поведения компании во внешней конкурентной среде. Противостояние между капиталистом и наемным работником как владельцами средств производства и рабочей силы, характерное для индустриального общества, заменяется Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество … С.147.

взаимодействием между работниками, способными самостоятельно развивать собственное производство, и менеджерами крупных промышленных и сервисных компаний как владельцами разных, но одинаково необходимых для осуществления и совершенствования хозяйственного процесса условий. Как отмечает П.Дракер, сегодня «ни одна из сторон не является ни «зависимой», ни «независимой»;

они взаимозависимы»1.

В связи с этим меняются производственные отношения, меняется место и роль человека в хозяйственной системе. Если в индустриальном обществе с его типом частной собственности на средства производства производственные отношения имеют характер подчинения, то по мере перехода от индустриального общества к постиндустриальному посредством трансформации отношений собственности производственные отношения становятся в большей степени отношениями сотрудничества, партнерства, основанными на принципе самоактуализации каждого, причем не в ущерб самоактуализации общества в целом2.

Переход от деятельности, обусловленной экономической необходимостью, к активности, свободной от подобной системы стимулов, Иноземцев обозначает как переход от труда к творчеству, от labour к creativity;

субъект труда при этом превращается в личность, чья деятельность мотивирована по канонам постиндустриальной эпохи.

Труд из обязанности постепенно превращается в право. Есть даже мнение, что необходимо провозгласить право не работать. Многие авторы говорят о будущем без труда, и тенденции сокращения рабочего времени подтверждают эту точку зрения. Во-первых, сокращается трудовая биография.

Во-вторых, сокращается непосредственное трудовое время. На заре индустриального общества рабочая неделя составляла около 72 часов. Важное достижение второй половины ХХ в. – пятидневная сорокачасовая рабочая неделя. В-третьих, сокращается доля людей, вовлеченных в трудовую Drucker P.F. Post-Capitalist Society. N.Y., 1995. P.66.

Рощина И.В. Трансформация экономики в условиях постиндустриального общества. – Томск: Томский государственный университет, 2004. С.95.

деятельность. Иными словами, «все меньшая доля людей в обществе занята трудом в течение все меньшего отрезка своей жизни, в рамках которого время»1.

непосредственно на труд тратится все меньшее Прогнозы исследователей предвещают, что «все большее количество свободного времени людей начнет обретать творческий характер и приносить удовлетворение, что позволит информационному обществу превратиться в общество профессионалов»2.

Трансформация системы ценностей и отношений собственности на средства производства имеют своим следствием также и то, что современные работники интеллектуального труда «не ощущают, что их эксплуатируют как класс»3. Преодоление эксплуатации становится уже теперь фактически тождественным расширению возможностей самореализации личности в условиях снижения остроты материальных потребностей и выраженного стремления к самосовершенствованию.

Итак, ускоряющийся научно-технический прогресс, характер которого в постиндустриальном обществе кардинально отличается от того, что был в индустриальном (в индустриальном обществе новые продукты создавались «талантливыми механиками»4, мало знакомыми с законами науки, в постиндустриальном же обществе изобретения являются следствием развития теоретического знания), имел несколько важных последствий (Рис. 3). Во первых, непосредственным фактором, определяющим конкурентоспособность и выживание современных компаний в быстроменяющемся мире, стали люди, а точнее их знания, интеллектуальный и творческий потенциал. Во-вторых, одним из основных средств производства стали средства хранения, обработки и передачи информации, которые значительно подешевели в результате информационной революции, благодаря чему стало возможным их Шевчук А.В. О будущем труда и будущем без труда // Общественные науки и современность. – 2007. - №3. – С.48-49.

Сидорина Т.Ю. Человек и его работа: из прошлого в информационную эпоху // Общественные науки и современность. – 2007. - №3. – С.41.

Drucker P.F. The New Realities. Oxford, 1996. P.23.

Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. Перевод с английского. М.: Academia, 1999. С.CXXXIV.

приобретение в личную собственность. В-третьих, в результате повышения требований производства повысился уровень образованности работников.

НТП Повышение Бурное развитие знаниеёмких отраслей. Повышение требований Информационная уровня к работнику. Требуется все более квалифицированный революция жизни работник, способный к творчеству и переобучению.

Возрастание роли знаний, Удешевление средств Повышение уровня интеллекта и творчества в хранения, обработки образованности (как возможности и передачи повысить свой уровень производственном информации материального благосостояния) процессе Становление личной собственности на средства производства Новое место и роль работника в хозяйственной Становление нового типа мотивации системе.

Повышение образованности (как возможность Труд становится Преодоление приобщиться к новому классу интеллектуалов творчеством эксплуатации для более интересной и насыщенной жизни) Рис. 3. Трансформация мотивации в постиндустриальном обществе и становление новой роли и места человека в хозяйственной системе.

Все это в совокупности с возросшим уровнем материального благосостояния и достижением высоких стандартов потребления привело, во первых, к тому, что средства производства (средства хранения, обработки и передачи информации и интеллектуальные и творческие способности человека) стали личной собственностью человека-работника, а во-вторых, к трансформации системы общественных ценностей и становлению нового типа мотивации.

Таким образом, мы видим, что в результате прогресса общества произошла трансформация человека-работника, а отсюда и его мотивации, а также места и роли в хозяйственной системе. Наглядно эта эволюция, а также эволюция других характеристик социально-трудовой сферы, имеющих к этой трансформации отношение, представлена нами в таблице (Таблица 3).

Таблица Трансформация человека-работника, его мотивации, места и роли в хозяйственной системе Доиндустриальное Индустриальное Постиндустриальное общество общество общество Характеристики, касающиеся изменений в трудовой сфере Основной сектор Аграрный сектор Промышленный Сфера услуг экономики, сектор обеспечивающий занятость Доля творчества Рутинные операции. Рутинные Инновации каждый день.

в труде Подчиненность операции. «Сделайте ваш годовым ритмам Подчиненность сегодняшний продукт природы. ритмам машин. устаревшим».

Подчиненность ускоряющемуся темпу НТП.

Доля Физический труд. Сочетание Преимущественно умственных Умственные операции физических умственные операции.

операций в труде практически усилий и Умственный труд.

отсутствуют. умственных операций.

География рынка Местный Национальный Глобальный труда Формы Рабство Наемный труд Гибкие формы занятости.

занятости Самозанятость.

Отношения собственности Собственность Личная собственность, Человеческий Физический капитал в работника которая не входит в капитал в виде виде средств хранения, состав средств рабочей силы, обработки, передачи производства труда (является информации (является личной личной собственностью Сам работник является собственностью работника и входит в рабом, т.е. чьей-то работника и состав его средств собственностью. одним из производства).

факторов Человеческий капитал в производства). виде интеллектуальных, творческих способностей (является личной собственностью работника и входит в состав его средств производства).

Продолжение таблицы Доиндустриальное Индустриальное Постиндустриальное общество общество общество Собственность Земля и человеческий Физический Физический капитал работодателя капитал в видекапитал (является (является частной человека-раба, которыечастной собственностью являются личнойсобственностью работодателя и входит в собственностью работодателя и состав средств работодателя и входят входит в состав производства).

в состав его средств средств производства. производства).

Принадлежность Важнейший факторВажнейший Важнейший фактор важнейшего производства (земля) фактор производства средства принадлежит производства (человеческий капитал в производства рабовладельцу (физический виде интеллектуальных, (работодателю) накапитал) творческих способностей) правах личнойпринадлежит принадлежит работнику на собственности и не капиталисту правах личной принадлежит (работодателю) собственности.

работнику. на правах частной собственности и не принадлежит работнику.

Доминирующая Личная. Начало Частная. Снижение значения форма становления частной. частной собственности.

собственности Новая форма личной собственности.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.